Фантазии о концовке трилогии Mass Effect. Часть 4


Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Тали, Гаррус, Джокер, СУЗИ, Вега, Хакет и т.д;
Аннотация: Земля, Цитадель, Союзный Флот;
Статус: завершен;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании.

 


Эмиттер Горна испустил конус излучения, видимого даже невооруженным взглядом с поверхности Земли. Ближние Жнецы, попавшие в зону поражения, просто испарились, от них не осталось даже космической пыли. Остальные или взорвались, или превратились в оплавленные куски шлака, безжизненно дрейфующие в пустоте.
Палубы кораблей Флота и силы на поверхности Земли и Цитадели взорвались бурей ликования. Никто не ожидал, что Горн будет обладать такой мощью. Видя, как горят Жнецы, Балак ощутил, как боль от потери Кхар’Шана чуть смягчилась радостью от возмездия. Азари, турианцы, люди, все, чьи миры пылали по вине Жнецов, не могли сдержать своих чувств.
Однако радость была недолгой. Почти сразу же Жнецы полным ходом устремились к Цитадели, безжалостно и методично расстреливая все суда, пытавшиеся преградить им дорогу. Отметки уцелевших фрегатов начали стремительно пропадать с тактических экранов флагманских судов. Поняв, что обман не удался, Жнецы взялись за дело всерьез.

Джокер вытер пот, обильно льющийся по лицу. Интенсивная стрельба главным калибром, пуски торпед, работа системы ПОИСК и маневры на уровне высшего пилотажа вносили свою немалую лепту в среднюю температуру по «Нормандии», внешние радиаторы уже не справлялись с отводом тепла.
— Мы больше не можем оставаться здесь, Джефф. Еще немного, и экипаж во мне испечется заживо. Почти все другие фрегаты или погибли, или отступают под прикрытие крейсеров, — с тревогой произнесла СУЗИ.
— Еще только один выстрел…, — сквозь зубы пробормотал пилот.
Выстрел «Таникса» пришелся в уже поврежденное сочленение Жнеца и начисто оторвал тому конечность. После чего «Нормандия» заложила вираж, почти доконавший компенсаторы перегрузок, и взяла курс к крейсерам.

В небесах между Цитаделью и Землей кипела жаркая битва. Обе стороны стремились перебросить на Цитадель как можно больше подкреплений, одновременно сбив максимум транспортников врага. Звенья «Трезубцев» ввязались в жесткую «собачью свалку» с беспилотными машинами Жнецов. Подкрепления союзников, прибывающие на Цитадель, едва успевали возмещать огромные потери. Казалось, потокам чудовищ, порожденных извращенным разумом Жнецов, не будет никакого конца. И везде, где бой был самым тяжелым, где надежда, казалось, была потеряна, дрались Шепард и его команда. Не знающие промаха пули Вакариана разили врага словно стрелы мстящего бога, инферно-гранаты Эшли и Заида отправляли нечисть в пекло, где им было самое место, Джеймс и Явик, прикрывая спины друг друга, соревновались в количестве убитых, биотическая мощь Джек, Лиары и Самары обрушивала барьеры, крошила броню и разрывала на части даже самых крупных тварей. Юстицар шла по полю боя величественная, словно богиня, глаза ее пылали праведным гневом. Кодекс однозначно определял меру наказания Жнецам — смерть. Тали прикрывала своего командира и любимого метким огнем дробовика, ее дрон парил в вышине, бичуя нечисть ракетами как Зевс перунами — мятежных титанов. Сам Шепард дрался там, где было горячее всего, чередуя стрельбу из автомата разрядами инструментрона и всплесками биотики.
Но бои не стихали. Шепард поблагодарил небеса за то, что генераторы располагались в основаниях лепестков, недалеко от кольца доков. Это позволяло Кортезу не гонять «Кодьяк» по всей станции. Периодически стрелял Горн, озаряя все вокруг нестерпимо ярким, пробивающим даже затемнение визора, светом. Но вот в наушниках коммандера прозвучал тревожный голос Хакета:
— Шепард, необходимо увеличить скорость перезарядки Горна! Мы несем огромные потери! Повторяю: несем огромные потери, любой ценой заставьте «Горн» стрелять быстрее!
— Вас понял, сэр, — прошептал Шепард пересохшими губами, привалившись к переборке челнока.
— Генераторы станции работают на полную мощность, но есть один способ, — раздался голос Тали, изучающей данные с планшета. Даже под непрозрачным стеклом шлема Шепард видел, как неприятно кварианке излагать пришедшую ей в голову мысль.
— Можно высвободить дополнительную мощность, отключив системы обеспечения дальних жилых секторов. Последние доклады о сопротивлении в тех районах поступали уже давно, боюсь, кроме Жнецов, в живых там нет никого.
— Там могут быть гражданские… Но ты права, Тали. Выбора нет. Если Горн не будет стрелять чаще, погибнут все, — помертвевшим голосом ответил Шепард.
«История повторяется. Три года назад я уже распоряжался жизнью и смертью тысяч людей. Я пожертвовал своими соотечественниками ради мира и стабильности в Галактике, я спас Совет Цитадели ценой жизни тысяч моряков Пятого флота. А сейчас я должен принести в жертву десятки, возможно, сотни тысяч жизней во имя надежды на выживание триллионов». Коммандер собрался с силами:
— Центр управления Цитаделью, говорит коммандер Шепард. Приказываю отключить системы жизнеобеспечения жилых секторов. Всю энергию — к Горну.

Адмирал Хан’Геррел в очередной раз порадовался, что костюмы кварианцев оснащены системами удаления пота. Однако это переставало помогать, ведь после нескольких часов непрерывной стрельбы температура на борту его корабля неуклонно ползла вверх. Адмирал смотрел на тактический дисплей и не верил своим глазам. Там, где Жнецы являли собой воплощение одержимости выжить, геты жертвовали своими кораблями и платформами снова и снова, прикрывая Горн, подставляясь под выстрелы, чтобы тот успел выстрелить еще разок. И еще разок. И еще один. Но даже их силы не были бесконечны. Адмирал взглянул на расчетные траектории движения судов на тактическом экране и явственно увидел опасность. Жнецы вот-вот выйдут на позицию чистого выстрела по Горну.
— Адмирал Геррел — всем судам Союзного Флота. Уничтожьте Жнецов с метками каппа-7, мю-20 и омикрон-8. Они могут поразить Горн!
— Главный калибр перегрет! Мы не можем стрелять!
— Мы не успеем выйти на курс перехвата!…
Адмирал поджал губы. Затем, поразмыслив, отдал приказ:
— Всю энергию в двигатели. Самый полный вперед.
Вахта на мостике оглянулась на командира. За их масками Хан отчетливо представлял страх.
— Вы хотите, чтобы наши дети жили на Раннохе, свободно вдыхая воздух, наполненный ароматом пустынных цветов? Тогда полный вперед, бош’тет!
Маршевые двигатели «Гнева Ранноха» вспыхнули с яростью сверхновой, и тяжелый крейсер с неожиданной прытью ринулся наперерез Жнецам. Его канониры даже успели дать залп по врагу, прежде чем струи перегретых металлов превратили крейсер в кучу обломков и раскаленного газа, отправив души его экипажа к предкам.
Жнецы не успели насладиться этим убийством. Выстрел Горна обратил их в прах вместе с группой товарищей.

*****

После этого исход боя был предрешен. Жнецы, потеряв большинство своих судов, стали отступать. Адмирал Хакет припомнил слова Шепарда перед прыжком в систему Сол: «Что, если за рассуждениями о высшей цели, недоступной для понимания примитивных органиков, прячется банальное желание выжить?». Поведение врагов подтверждало проницательность коммандера. Утратив уверенность в победе с приемлемым уровнем потерь, Жнецы бежали, поджав щупальца. Однако были и те, кто решил драться до конца. Среди них был и Предвестник. Жутко обожженный, лишившийся половины конечностей, он продолжал неистово полосовать суда Союзного Флота уцелевшей пушкой, пока сконцентрированный залп линкоров не разворотил его на части.
Как только последний Жнец погиб или сбежал из системы Сол на сверхсвете, их наземные силы утратили всякую волю к жизни, рухнув на землю безжизненными марионетками, которым обрезали нити. Их беспилотные транспортники продолжили двигаться по инерции, разбиваясь об обшивку Цитадели.
— Шепард! Мы победили! Остатки Жнецов бегут прочь из системы, — раздался голос адмирала Хакета в наушниках коммандера. Тяжело опираясь на Гарруса, подволакивая раненую ногу, тот нашел в себе силы хмыкнуть что-то в стиле «Очень вовремя». Биотики его команды лежали без чувств, полностью истощив все силы. Все были ранены, легко или тяжело, термоклипсы и аккумуляторы щитов были почти на нуле, как вдруг брут, уже приготовившийся раздавить Джеймса, вдруг взял и рухнул ничком, более не подавая признаков жизни.
— Адмирал, как «Нормандия»? — задал Шепард вопрос, волнующий его больше всего.
— Жива и относительно цела. Джокер хвастается, что они с СУЗИ сбили целых трех Жнецов.
— Значит, точно в порядке, — через силу улыбнулся Шепард, морщась от боли в сломанных ребрах.
— Им бы в жизни это не удалось, не откалибруй я «Таникс» нашей красавицы! — Гаррус, даже получив ранение в плечо, оставался собой.
— Ну, хоть не зря мы слышали от тебя слово «калибровка» куда чаще, чем это пристало турианцу, — прокомментировала Тали, затем подошла к Шепарду, сняла маску, наплевав на риск, и прильнула к его губам долгим поцелуем.
— Вот теперь мы можем обсудить, куда будет смотреть веранда нашего дома, — ответил коммандер, когда кварианка, наконец, оторвалась от его губ.

Эпилог

Война шла еще несколько лет. Но, имея Горн, Союзный Флот быстро освобождал систему за системой от тех Жнецов, что не сбежали во тьму между галактиками. И во многих из этих сражений еще не раз отличилась «Нормандия» и ее храбрый экипаж.
Жертвы этой войны были чудовищны. Почти половина кораблей и солдат Союзного Флота были потеряны безвозвратно. Погиб адмирал Хан’Геррел, отважно принесший себя, свой корабль и экипаж в жертву во имя спасения Горна. Пропал без вести Совет Цитадели. Миллиарды разумных существ погибли, в десятки раз больше потеряли свои дома. Инфраструктура многих прежде богатых и густонаселенных миров лежала в руинах. И лишь время покажет, справится ли Галактика с этим испытанием.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

2   
Я был бы рад критике. Прошу вас, дорогие читатели, не стесняйтесь)
system_nick1
3   
Неплохо. Реально не плохо, даже хорошо. Жаль, что так коротко и всё опять кончилось)

Может попробуешь продолжить? Что было через час, день, неделю, месяц. Взаимоотношения персонажей(вот прям вспоминается сцена из мстителей, где он уставшие сидят и едят шаурму в каком-то разрушенном ресторанчике), что стало с галактикой, кто куда двинул после победы.
4   
Спасибо, рад, что вам понравилось. Именно над этим я сейчас и размышляю, периодически консультируясь с нашим уважаемым редактором Архимедовной).
system_nick1
5   
О, это радует. Твори, "глаголом жги сердца людей". Как минимум один поклонник у тебя есть (:
6   
Спасибо, буду стараться smile
1   
С игротехнической точки зрения мой рассказ подразумевает максимальную степень готовности галактики. Скажем, будь у Горна меньше очков, сигнал Жнецам что все норм сымитировать бы не смогли, те не играли бы в поддавки, и потери были бы выше.
Меньше очков готовности ополчения Цитадели - помер бы Бейли/Ария.
Меньше очков готовности.
наземных сил - не удалось бы удержать все генераторы, Горн стрелял бы реже => еще потери.
Поскольку игровая механика не позволяет брать с собой больше двух товарищей, это ограничение можно было бы обыграть следующим образом: на тактической карте Шепард видит ситуацию, и отправляется туда, куда сочтет нужным, с двумя товарищами и отрядом неписей по выбору из доступных вариантов. При этом можно было бы применить кольцо выбора подкреплений из Dragon Age, и каждый из вариантов обладает своими сильными и слабыми сторонами. Остальных компаньонов Шепард может рассылать по другим точкам, где идут бои, также придавая им подкрепления из неписей. Их общее количество, а также скорость восстановления зависит от того, как много истребителей Шепард добыл для финальной битвы. В зачет идут истребители "Цербера", друзья Стива из Rogue Fighters, и т.д. От этого же зависит количество и скорость восстановления неприятелей - ведь их транспортники подвергаются атакам этих самых истребителей.