Второй шанс. 30.4


Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, команда, доктор Аманда Кенсон;
Аннотация: Аратот, Бахак;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.


— Гаррус, — я вызвал своего друга. — Мы на крыше. Объект у нас.
— Хорошо. Патруль через семь минут.
— Принято, ждём.
Я отвернулся к своим спутницам.
— Семиминутная готовность. Доктор, давайте я помогу вам разобраться с этой системой. Заранее предупреждаю — это оборудование спецсил Альянса, и мне не надо объяснять о нераспространении?
— Я вас прекрасно поняла, не стоит объяснять очевидные вещи. Хотя наличие в вашей группе инопланетянки несколько нивелирует ваше заявление, не так ли?
Судя по всему, с возвращением физических сил у доктора Кенсон одновременно вернулась возможность довольно колко отвечать.
— Кстати, я бы не отказалась узнать, кому обязана своим спасением. Я так понимаю, что, раз вы упомянули адмирала Хакета, то являетесь специалистом высокого уровня, с другими Стивен не стал бы связываться. Но всё же штурмовать батарианскую тюрьму в самом сердце их колонии и так глубоко на территории Гегемонии…
— Я мог бы, конечно, отговориться стандартной фразой о необходимом знании, доктор. Но, поскольку в мои задачи входит не только вытащить вас из застенков и вернуть в Альянс, но и разобраться в том, что вы обнаружили, то вряд ли будет разумно заставлять вас быть подозрительной. Унклар Шепард, бывший капитан Альянса.
— ОГО! — Она даже замерла на некоторое время, уставившись на меня. — Вы… тот самый Шепард? Который победил Жнеца у Цитадели? Н7? Спектр?
— А она хорошо осведомлена о тебе, кэп, — Касуми откровенно веселило удивление Аманды.
— Ха, — Кенсон облегчённо выдохнула. — Тогда понятно, как вы так легко проникли сюда.
Но довольная улыбка быстро сменилась сосредоточенным взглядом.
— Тогда вы лучше меня знаете, кто нам противостоит. Шепард, нам надо срочно попасть на мой астероид. Там вы всё увидите сами и поймёте, насколько важна наша находка. Время нашего Цикла на исходе.
Она словно совершенно забыла пытки и допросы батарианцев, превратившись в очень целеустремлённого человека. Это выглядело так странно и необычно, что я окинул внимательным взглядом Кенсон, но никаких иных изменений не произошло. Пальцы всё также плохо слушались её, да и зубы не переставали стучать, но от сломленной издевательствами женщины не осталось и следа. Такой силой воли можно было только восторгаться.
— Вы сильная женщина, Аманда.
— Нет, Шепард, просто если вы не увидите то, что увидела я — станет слишком поздно.
Коротко свистнул болт и крюк воткнулся в бетон, раскрывая боковые зубья. Почти невидимый трос снова протянулся между стеной и зданием. Я защёлкнул карабин Кенсон на кабеле сразу после Тали.
— Смотрите внимательно, доктор, вы идёте следующей. Первый, пошёл.
Кварианка исчезла за парапетом, стремительной мутной тенью растворяясь в ночном дожде и мраке.
— На месте.
— Кенсон, вперёд.
Доктор с видимым страхом посмотрела вниз, но смогла кое-как перевалиться через край и сдержать крик. Небольшой ускоритель автоматически сработал, унося наш объект на ту сторону.
— Доктор у нас, — Гаррус тотчас вышел на связь. — У вас три минуты.
— Касуми.
Японка попросту растворилась в темноте, и только вибрация троса подсказывала, что она не исчезла вовсе.
— Шепард, ждём только тебя.
— Принято.
Я прикрепил плазменную гранату к крюку. Не будем оставлять слишком явных следов присутствия Альянса здесь. Мгновения полёта, и я одним движением перемахнул через стену, вцепившись в страховочный конец на внешней стороне.
— Почти выбрались, — я глубоко выдохнул. — Отходим. Дело ещё не закончено.

Сбежать из тюрьмы, не подняв тревоги, было задачей крайне непростой даже со всем нашим снаряжением. Силы Аманды, так чудесно вернувшиеся на крыше изолятора, стремительно таяли.
— Доктор, ещё один рывок.
— Погоди…те…, капи… тан, — она с трудом держалась на ногах, прижимая правую руку к печени. — Я… уже не… двадцати…летняя… девочка.
Облизав губы, она со страдальческим выражением на лице кое-как разогнулась и попыталась вздохнуть. Судя по гримасе боли и судорожному движению, это удалось не вполне. Я не стал раздумывать и ввёл ей ещё одну дозу панацелина. Дрянь эта была ещё та, но польза от него перевешивала вред. Кенсон поморщилась от укола, но возражать не стала: она и сама понимала, что всё наше преимущество было в скорости.
— Я готова.
До внешней стены оставалось ещё как минимум с полкилометра, но доктор не могла двигаться достаточно быстро и мы теряли время с каждым метром. Мы успели перебраться через два корпуса, когда Гаррус поднял сжатый кулак.
— Движение.
Я и сам уже видел как на соседней крыше, что-то происходило. Несколько фигур, еле различимых в ночи, что-то делали. Ладар шлема в условиях максимальной маскировки не позволял рассмотреть точные детали, но, кажется, это были не охранники.
— Кто-то готовит побег, не иначе.
Гаррус уже держал на мушке всю группу.
— Чёрт. Как они не вовремя. Меняем маршрут.
Чтобы обойти внезапное препятствие, пришлось вернуться назад, рискуя на каждом переходе. Патрули охраны задерживали всё больше.
— До рассвета три часа, — Тали коснулась сенсора инструметрона, показывая мне локальное время.
— …! Принято. Надо успеть добраться до стены.
Когда мы наконец добрались до последнего здания, Аманда была уже в полубессознательном состоянии. Она висела на тросе, вцепившись в него мёртвой хваткой и не делая ни малейшего движения, чтобы перебраться через парапет. Касуми с трудом разжала ей пальцы, пока мы с Гаррусом перетаскивали ей через бетонный бортик. Женщина попыталась встать, но лишь рухнула на колени, еле успев упереться дрожащими руками в крышу. Её вырвало, и характерный кислый запах подсказывал не хуже диагноста, насколько дорого обходились доктору такие усилия.
С трудом утерев рот тыльной стороной ладони, Аманда попробовала встать и выпрямиться, но не смогла. Уцепившись за мою руку, Кенсон тяжело дышала, даже не пытаясь что-то сказать или сделать.
— Светает. Надеюсь челнок не обнаружили.
— Пока нам везло.
Закрепив укорители на поясе, мы с Вакарианом с двух сторон подхватили нашу спасённую, приготовившись к последнему этапу. Касуми и Тали уже стояли в полной экипировке, ожидая только команды.
— Все вдруг. Старт на счёт три.
Нас резким рывком подбросило высоко в воздух, перенося через охранный периметр. Небольшие двигатели сработали синхронно, унося нас подальше от этого негостеприимного места. Запаса топлива хватит на половину расстояния, но мы уже окажемся вне зоны первичных поисков, чем выиграем массу времени. Если же обнаружат тех беглецов, копавшихся на крыше тюремного комплекса, вполне возможно, мы получим дополнительный шанс убраться с планеты незаметно.
— Капитан, — СУЗИ вышла на связь, когда мы были уже почти в полусотне километров от тюрьмы. — На объекте поднята тревога. Группа заключённых устроила побег, все силы мобилизованы на поиск.
— Пропажу Кенсон обнаружили?
— Сообщений по доктору в настоящее время нет.
— Уже хорошо, значит мы всё ещё впереди на шаг. До челнока дорога свободна? Аманде требуется медицинская помощь.
— Провожу сканирование, — ИИ замолчал на несколько секунд. — Никаких видимых препятствий.
— Принято. Шепард, конец связи.
Индикатор в шлеме настойчиво горел красным, показывая, что топливо заканчивается и нам надо приземляться. Указав на небольшую прогалину в густом лесу, я отдал приказ снижаться.
— Дальше ножками. Доктор, вы в состоянии идти?
— Если я скажу «нет», что-то изменится?
— Только то, что я выдам вам дозу стимулятора и панацелина.
— Тогда давайте считать, что я сказала «да».
Закопав отработавшее снаряжение и установив таймеры взрывателей, мы двинулись кратчайшим путём к «Кадьяку». Пять километров прогулки по лесу в ожидании погони не самое увлекательное дело, но сейчас не приходилось выбирать. Когда хватятся следователя и выяснят, что столь охраняемый пленник сбежал, вот тогда начнётся полный хаос. И всё, что отделяло нас от всепланетной тревоги — как долго протянется этот промежуток времени. Вряд ли батарианцы смешают два побега, чтобы дать нам желанную передышку.
— До точки эвакуации километр, доктор Кенсон. Потерпите ещё немного.
— Это не так… просто, — Аманда шла с трудом. — За годы… кабинетной работы… и… изыскательских… партий,… я отвыкла… от таких… пробежек по лесам.
СУЗИ вновь вышла на связь.
— Шепард, ваш побег обнаружен. Режим тревоги красный.
— Проклятье. Мы почти на точке.
— «Кадьяк» готов к старту, — Массани и Тейлор вышли на общую связь. — У нас всё тихо.
— СУЗИ, сможешь выдать загонщикам картинку со спутников куда-нибудь подальше от нас?
— Да, Шепард. Но наземные радарные комплексы обнаружат старт. Я не контролирую армейские сети батарианцев.
— Перехвати связь с орбитальными станциями и спутниковой сетью, пусть не знают куда отправлять истребители.
— Сделано, капитан.
Мы выскочили из-под густой кроны леса на почти круглую лужайку, где под маскировочной сетью ждал нас спасительный челнок. Кенсон из последних сил, спотыкаясь через шаг, бежала вперёд, низко опустив голову, вряд ли даже видя «Кадьяк». Джейкоб и Заид подхватили её и мигом забросили в десантный отсек, не дав рухнуть. Сам еле переводя дыхание, я запрыгнул следом.
— Все на борту, капитан. Можем уходить.
— Валим отсюда, и как можно быстрее!

Баллистический старт для челнока не был нормальным делом, но мы торопились как могли. Тейлор не жалел ресурсы двигателей, выжимая из них всё, что они могли выдать. «Нормандия» подхватит нас, как только вы выйдем за точку Лагранж-два, хоть немного маскируясь в тени планеты.
— Капитан, — Кенсон сидела скорчившись в десантном кресле и снова попробовала настоять на своём. — Нам нельзя тратить время.
Двойная доза стимуляторов и панацелина снова вернула Кенсон во вменяемое состояние. Я внимательно смотрел на женщину, опасаясь реакции на такую дозу. В памяти были слишком свежи последствия, которые совсем недавно я прочувствовал на самом себе. Смесь Мордина, конечно же, нельзя было сравнивать с теми препаратами, что входили в комплект наших медицинских наборов, но и Аманда не носила в себе столько имплантатов.
— Расслабьтесь, Аманда, «Нормандия» нас скоро подхватит. На борту корабля вы всё спокойно расскажете. Но только после того, как наш медик приведёт вас в более-менее нормальное состояние. Сейчас вы на грани потери сознания от пыток и истощения. Адмирал мне голову снимет, если мы вас потеряем после того, как вытащили из батарианских застенков и не оказали медицинскую помощь.
— Ничего, я продержусь. И на моей базе здесь есть достаточно хорошо оборудованный госпиталь.
Я удивлённо поднял брови, переваривая сказанное Кенсон.
— Госпиталь?
— Может я несколько приукрасила, но мы развернули здесь действительно крупную станцию.
— Под носом у батарианцев? Как вас вообще не засекли?
— Шепард, я вас умоляю. Всегда есть пути внутрь и наружу, как бы официальные власти не отрицали.
Касуми звонко расхохоталась.
— А мне нравится её подход, капитан! Я была бы рада обменяться мнениями по этому поводу.
— Если это не было связано с работорговлей, мне и самому было бы интересно послушать, — я прекрасно понимал Гото.
— Нет, пользоваться такими средствами никогда не буду. Но всегда можно подкупить или предложить свои услуги в некоторых областях нужным людям. У меня нет доступа к военным технологиям незаметности, так что приходится импровизировать и маскироваться под всякий сброд типа контрабандистов и прочего отребья. Поскольку батарианцы ведут, — она сделала характерный жест, согнув пальцы в виде кавычек, — «неофициальные» дела с бандами всех систем Терминуса и Предела, то прикинуться кем-то подобным труда не составило.
— Если у тебя есть выход на правильных парней, конечно же, — Заид стоял привалившись к переборке. — Четырёхглазые тщательно проверяют всех, и если нет гарантированной истории — просто расстреляют или отправят в одну из своих тюрем.
— Разумеется. Поэтому у многих исследователей есть такие контакты.
— И у вас тоже, доктор?
— А как ещё, по вашему, я смогла бы работать по всей галактике? Или вы думаете, что мне на каждый проект выделялся флот?
Кенсон сухо усмехнулась.
— Тем более, уж кому как не вам знать все эти уловки. Подробностей про Н7 говорят не так много, но вполне достаточно, чтобы понимать, насколько ваша работа погружена в грязь и дерьмо.
— Справедливо, Аманда. Приходилось не единожды работать с разными ублюдками, по которым пуля плачет. Просто не ожидал, что исследования и научные изыскания так схожи с моей работой.
— Это не всегда так, как в этот раз, но контактировать с разного рода сомнительными личностями приходится постоянно. Один чёрный рынок чего стоит, — Кенсон отмахнулась словно от мухи. — Однако это всё подождёт. Нам надо срочно оказаться на астероиде. Поверьте, Шепард, по сравнению с пришествием Жнецов моя жизнь не столь существенна. Я не смогу достаточно точно описать то, что мы нашли. Вам просто это надо увидеть и понять то, что успели осознать я и мои люди. Даже кратковременная задержка отнимает у нас те крохи времени, что ещё остались. Если они ещё остались.
В её мрачном голосе не было ни тени какой-то бравады, только суровая констатация фактов. Разве что какой-то полунамёк или небольшая недосказанность, словно она что-то недоговаривала. Это продолжало вызывать странное ощущение, но прямой угрозы не несло. Может быть я просто накручиваю себя? Герметизированные шлемы позволяли приватно общаться, так что небольшая пауза вряд ли вызовет вопросы. Пусть доктор думает, что я раздумываю над её словами.
— Гаррус, Тали, — я вызвал на нашему общему каналу своих напарников. — Есть мысли?
— Что ты имеешь ввиду? — Тали чуть повернула ко мне голову. — Она хочет не допустить возвращения Жнецов, как и мы. Разве не за этим носимся по всей Галактике?
— Ты опасаешься, что она под внушением Жнецов? — Гаррус быстрее понял мои сомнения. —
Я не большой знаток психологии людей, Унклар. Тут нам помогла бы Келли, но есть ли у нас на это время? Что, если она права?
В этих словах был резон, и, проверив жизненные показатели женщины медицинским сканером, я нехотя согласился на изменение маршрута. Кенсон быстро задиктовала Джейкобу координаты астероидного поля и вектор прохода внутрь этого каменного крошева.
— «Нормандия», мы меняем маршрут. Точка рандеву — астероидный пояс, внешняя сторона. Координаты следующие, — я ретранслировал сказанное Амандой Миранде. — Запас тихого хода?
— Можем находится в режиме маскировки ещё двадцать часов.
— Надеюсь, нам хватит этого времени. Пусть Джокер будет готов убираться отсюда на максимальной скорости. Мы идём на базу доктора Кенсон, медицинскую помощь ей окажут там. Доктор, у вас есть на чём эвакуировать персонал станции в случае проблем?
— Да, я возвращалась с Омеги на грузовике, но он был зафрахтован. На базе есть несколько челноков и небольшое судно.
— Отлично. Помощник Лоусон, на всякий случай, будьте готовы принять на борт персонал базы.
— Так точно, капитан.
— Шепард, конец связи.

Астероидное кольцо, издали казавшееся таким монолитным, что и иголку не просунуть, при приближении распадалось на отдельные каменные глыбы, всё дальше и дальше расходящиеся друг от друга. Как и в кольцах вокруг планет, здесь можно было свободно пролетать, опасаясь только лишь метеорных потоков. Но, по словам Кенсон, в этой области их не было, и мы могли не опасаться смертельно опасных сюрпризов.
— Капитан, разрешите, — Аманда коснулась сенсора связи. — Кенсон базе Ро. Код Альфа Ро Зеро.
— Чёрт, доктор, мы уже потеряли надежду! Что случилось?
— Всё после. Снимайте маскировку, мы заходим на посадку. Со мной капитан Шепард с командой, он вытащил меня от батарианцев.
— Шепард?! Сам Шепард? Но как… Понял, снимаю поле.
— Здесь вы хорошо известны, капитан, — Аманда насмешливо покосилась на меня. — Не удивляйтесь, на базе нет никого равнодушного к тому, что Жнецы готовы прийти за нашими задницами. С вашей помощью мы должны завершить этот проект. Почти три года назад вы показали, кто такие люди, и заставили обратить внимание на себя.
Ничем не примечательный астероид медленно рос на обзорном экране, неторопливо поворачиваясь перед нами, словно красуясь. Изломанные скалы сменялись цирками, обрывавшимися в бездонные непроглядно чёрные провалы. Никаких визуальных ориентиров для посадки так и не было, но Аманда уверенно дала команду снижаться и сбрасывать скорость.
— Мои люди прекрасно отдавали себе отчёт, что маскировка базы должны быть на высшем уровне. Батарианцы будут готовы прочесать вдоль и поперёк каждый камень здесь, так что меры безопасности беспрецедентные. Нужно точно знать, куда лететь и где искать. В противном случае задачка с иголкой в стоге сена будет детской игрой.
Под нависающей скалой, ничем не выделяющейся на фоне остальных, чернело огромное пятно, на которое указывал вектор, выданный Кенсон.
— Если там скала, то мы уже не успеем затормозить, — Тейлор заметно нервничал, глядя на приближающуюся гору. — Только если…
Мы нырнули в эту черноту, внезапно оказавшуюся огромной естественной пещерой, в глубине которой была тускло подсвечена посадочная площадка. Система освещения была какой-то странной, совершенно ничего не освещавший вокруг, еле-еле давая хоть какие-то ориентиры для приземления. Тейлор посадил челнок и шумно выдохнул, когда машина замерла на пластобетоне.
— Это было круто. У вас хорошие пилоты, доктор Кенсон, раз летают сюда постоянно.
— Мы редко показываемся, большей частью грузовые суда сбрасывают нам поставки на орбите и мы затаскиваем контейнеры вручную. Слишком частые полёты здесь привлекут ненужное внимание, и нам не поможет никакая маскировка. Сами видите: подсветка химическая, чтобы было как можно меньше энергетического излучения. Основная часть базы расположена глубоко под скальным массивом, который экранирует всё.
— Атмосфера на площадке отсутствует?
— Конечно, воздух только на территории помещений.
Аманда, успевшая надеть систему жизнеобеспечения из аварийного комплекта челнока, выглядела немного смешно.
— Герметизируем шлемы. Ведите, доктор.
— Да, поторопимся. Времени мало.
Почти полное отсутствие силы тяжести привносило определённую сложность в передвижение, лишь армированное покрытие помогало хоть как-то цепляться магнитным подошвам скафандра. Снаружи наш Кадьяк выглядел обгоревшим, словно его пропустили через жерло печи.
— Тали, Тейлор — проверить челнок, Заид…
— Не беспокойтесь, капитан, — Кенсон довольно резко перебила меня. — Мои инженеры проверят вашу машину. Идёмте.
Её настойчивость становилась больше похожей на какую-то одержимость. И это вызывало странные мысли. Могли ли случиться так, что этот её объект «Ро», так удачно найденный здесь, попросту свёл с ума учёную и она теперь является лишь пешкой в руках Жнецов? Хотя её желание остановить их казалось искренним, но у меня появилось нехорошее чувство тревоги.
— В вопросах собственной техники я привык доверять своей команде, доктор. Не примите на свой счёт, но это не раз спасало жизнь. Заид, Гаррус, Касуми — со мной.
Кенсон не стала возражать, видимо поняв, что я не изменю своего решения, и, указав на гермодверь, предложила следовать за собой. Я активировал защищённый канал связи группы.
— Что-то мне не нравится здесь, — Заид успел высказаться первым. — Задницей чую — нас ждут проблемы.
— Мне тоже так кажется, как-то странно ведёт себя наша доктор. Тейлор, на тебе охрана челнока. Тали, проверь всё что можно у нашей птички, как бы не пришлось нам отсюда срочно удирать.
— Ты думаешь…, — Гаррус чуть коснулся шлема.
— Не уверен. Но если это действительно артефакт Жнецов, как бы не оказались мы посреди базы безмозглых сумасшедших.
— Может стоит оставить кого-то у входа?
Мысль Гарруса выглядела вполне себе здравой.
— Ты прав, лучше будет, если путь к отступлению будет в наших руках. Гаррус, Заид, оставайтесь у этого шлюза. Дальше мы пройдём вдвоём.
Пока мы разговаривали, до входа во внутреннюю часть базы Аманды осталось буквально несколько шагов.
— Всем полное внимание, будьте готовы ко всему. При любых признаках угрозы — огонь на поражение. Я не забыл Вермайр.
— Сомневаюсь, что кто-то из нас его когда-нибудь забудет, — Тали откликнулась эхом на мои слова. — Будь осторожнее там.
За гермодверью перед нами предстал неширокий коридор, собранный из типовых модулей, столь привычных по многим помещениям в десятках или сотнях иных мест. Конечно, были некоторые различия между саларианскими или человеческими конструкциями, к примеру, но всеобщая стандартизация в пространстве Цитадели давала определённые удобства. В Терминусе этому следовали редко, но с удовольствием использовали комплекты развития, купленные или украденные, более цивилизованных мест. Несмотря на то, что база была временной, сделано всё было на совесть, словно тут собирались жить и работать очень долго. В этом было некоторое несоответствие целям, но потом я вспомнил слова Хакета о том, что Кенсон собиралась изначально исследовать ретранслятор системы, а объект был найден уже после.
— Жалко будет бросать всё это, — я кивнул на большую столовую, мимо которой мы проходили. — Столько сил вложено, а сворачивать эту красоту будет некогда.
Аманда кинула взгляд на людей и инопланетников, отдыхавший или принимавших пищу, словно видела их первый раз.
— Всё это не значит ничего в свете той задачи, которая у нас здесь есть. Что будут стоить все затраты, если мы не сможем вовремя покончить с угрозой?
— Ваша правда, доктор, — меня всё больше и больше настораживала ситуация, в которой мы оказались. — Касуми…
В мозг словно ударил таран, заставив меня забыть, что хотел сказать мигом ранее. Перед глазами всё поплыло, и, чтобы не упасть, я схватился за стену. Ощущение было премерзейшее.
— Шепард, — голос Аманды пробивался словно через толстенный слой ваты. — Вы это почувствовали.
Она не спрашивала — она утверждала. И в её голосе явно чувствовалось превосходство и уверенность.
— Какого чёрта, Кенсон?!
— Это объект испустил очередной импульс. Его излучение пульсирует, и период постоянно уменьшается. Согласно всем расчётам, скоро оно перейдёт на постоянный сигнал.
— Находиться здесь сумасшествие! Вы…
— Нас взяли на прицел, Унклар!
Голос Вакариана прервал меня, но я уже смотрел на потолочную турель, внезапно активизировавшуюся и направленную на нас с Касуми. Кенсон умудрилась успеть отступить к стене, выйдя из зоны поражения. Мы же с Гото стояли посреди коридора, без каких-либо шансов ускользнуть.
— Бросайте оружие, Шепард. Это лишь меры безопасности с моей стороны. «Цербер» использовал в вашем восстановлении технологии Жнецов, так что вы прекрасно чувствуете объект. И он вас тоже, можете быть уверены. Поймите, капитан, вы можете быть под внушением. Мне нужно удостовериться, что вы не помешаете нашему делу. Остальные могут уйти на челнок; вы же не станете рисковать жизнями команды, только ради того, чтобы бессмысленно погибнуть? После проверки на нашем оборудовании мы всё обсудим в нормальной обстановке.
Ситуация и впрямь была безвыходной. Стоит мне или Касуми дёрнуться, как пулемётная установка превратит нас в решето и никакие щиты и броня тут не спасут.
— Меняете правила игры, доктор Кенсон?
— Просто проявляю разумную предосторожность. Это дело важнее моей или вашей жизни, капитан. Вы были на Вермайре, были на Цитадели, когда пал Жнец, вас восстанавливали с помощью технологий Коллекционеров и Жнецов — кто рискнёт утверждать, что вы не находитесь под их влиянием? Неет, Шепард, я не могу рисковать. Не сейчас и не здесь. Пройдите проверку, докажите, что не являетесь пешкой — и я принесу вам извинения. Но сейчас, — она пожала плечами. — Ваше сопротивление будет расценено лишь как подтверждение моим опасениям. Ваши люди могут остаться в челноке и с оружием, я не имею ничего против. Даже если они так же, как и вы, управляются Жнецами, их слишком мало, чтобы пробиться вам на помощь.
— И вы готовы их отпустить даже в таком случае? — Её слова, вроде бы разумные и логичные, не вязались с угрозой, исходившей от людей под внушением.
— Капитан, давайте не будем тратить время. Они не имеют вашего влияния и ваших способностей. Внушение необратимо и губительно. Я не собираюсь в одиночку спасать Галактику от всех одурманенных. Пусть этим занимается Земля или Совет. Моя задача здесь и сейчас — устранить потенциальную угрозу пришествия Жнецов. Бросайте оружие, больше предупреждений не будет!
Никакого иного выбора больше не было. Я медленно отстегнул магнитные кобуры и опустил на металлический пол пистолет и пистолет-пулемёт. Гранаты и клинок присоединились к ним.
— Я снял оружие. Касуми может уйти к челноку?
Доктор кивнула, никак не собираясь вмешиваться.
— Капитан, я просто проявляю меры предосторожности, — она словно извинялась. — В других обстоятельствах я, возможно, поступила бы иначе. Идите вперёд, оружие здесь вам не понадобится, ваша спутница может его забрать. Мне оно не нужно.
Гибкая японка мигом подобрала снятое и, бросив на меня внимательный взгляд, без слов отступила назад по коридору, медленно и осторожно. Но никаких последствий не было, защитная дверь скользнула в сторону, пропуская её в другой сегмент. Секундой позже серый металл спрятал её от моего взгляда.
— Шепард, Гаррус и Массани вернулись, я…
— Тали, сейчас подойдёт Касуми с моим оружием. Она всё объяснит. Дай мне знать, как она появится. Не беспокойся, я в порядке.
— Унклар…, — она словно задохнулась, прервавшись на первом слове. — Я… но ты…
Кварианка явно пыталась найти слова, но оказалась совершенно выбитой из колеи. Надеюсь, Вакариан сможет удержать её от необдуманных действий.
— Касуми у нас, Шепард, — Тейлор вышел на связь. — Мне не нравится это дело, «Нормандия» оповещена. Миранда готова разнести эту … каменюку в пыль.
— Держите позицию, пока не выйду на связь. Если через сутки от меня не поступит никакой информации — разрешаю любую операцию. Шепард, конец связи.
Я отключился от канала.
— Ведите, доктор.
Аманда молча указала мне на дверь впереди.
— Только после вас, Шепард.

Коридоры базы были длинными и запутанными, словно всё это строилось на века, совсем не как временная исследовательская станция. И чем больше я видел, тем всё больше становилось непонятно, что здесь происходит. Количество персонала было огромным: люди, азари, саларианцы. Даже попалась парочка батарианцев, державшихся несколько отдельно, но всё же не выглядевшими пленниками или кем-то ещё. Пока мы шли, на нас с Амандой обращали внимание многие, но нельзя сказать, что я тут был звездой дня.
— Вот мы и пришли, — удовлетворённая доктор подтолкнула меня к прозрачному боксу, знакомому по военному госпиталю. — Входите, Шепард.
Пожав плечами, я шагнул вперёд. Выбора у меня всё равно не было. Дверь автоматически захлопнулась за мной, щёлкнув механизмом замка.
— Надеюсь, вы понимаете что делаете, доктор Кенсон.
— Более чем, Шепард. Более чем.
По приказу доктора я снял броню, оставшись в обычном обмундировании. Стоило мне положить нагрудник, как в мозг ударила ещё одна волна, сильнее предыдущей. Каким-то чудом я удержался от крика и смог устоять на ногах, едва видя что-либо. Глаза никак не хотели фокусироваться на предметах, бесцельно выхватывая отдельные мутные образы. Боль ошеломляла, подавляла все мысли и чувства, оставляя лишь одно желание — сжаться в комочек и молить о прощении. Сердце то заходилось в диком ритме, то почти останавливалось. Животный ужас заставлял холодеть всё тело. Стиснув зубы до скрежета, я держался из последних сил, не пытаясь даже надеяться на что-то.
— Вы зря сопротивляетесь, Шепард, — голос Аманды бил по мозгам как молот. — Вы же прекрасно знаете, что от ИХ воли нет спасения.
— Жнецы никого…. не пощадят! — Собрать разрозненные слова в одно предложение было почти неимоверным усилием. — Ты же… сама знаешь… их надо… уничтожить! Сарен…
— Сарен был глупцом, я — нет. Я знаю, что произойдёт в конце, Шепард. Жнецы приходят и спасают всех от неизбежного, давая высшее благо — себя. Только так человечество достигнет пика своего развития. И они делятся с нами этим, ничего не требуя взамен. Приняв их, мы станем равными в их обществе, в гармонии, в развитии и сохранению нашей Галактики. А вы…, — в её голосе прозвучало презрение. — Вы лишь всё усложняете и саботируете. Почти три года назад Цикл должен был завершиться, но именно вы всё испортили! Вы уничтожили Повелителя в жалкой попытке спасти свою «уникальность», свою индивидуальность! Что же, если вы так хотели обратить внимание на себя — вы его получите!
Боль всё не спадала и я уже не мог держаться на ногах, привалившись к переборке отсека. Из последних сил, попытался выпрямиться, в отчаянной попытке держаться до последнего — и секундой позже мир померк.

Сквозь толстый прозрачный пластик хорошо было видно распростёртое тело мужчины, безвольно раскинувшего руки. Из ноздрей и ушей медленно вытекала кровь, собираясь в небольшие лужицы. Кенсон непроизвольно вздрогнула, бросив короткий взгляд на информационную панель. Шепард продержался гораздо дольше, чем мог бы любой, даже специально подготовленный человек. Впрочем, это ничего не значило.
— Отнесите капитана Шепарда к объекту Ро.

Что-то теплое осторожно коснулось лица, нежно проводя по щеке. Казалось, что я куда-то плыву по волнам, медленно покачиваясь на них, умиротворенный со всем. Попытавшись открыть глаза, я не увидел ничего, лишь какие-то смутные тени пробивались сквозь темноту. Что случилось со мной? Где я? Наконец, словно прорвав некую завесу, в тёмный и безмолвный мир ворвались звуки.
— Доктор сказала отнести его к объекту.
— Это безопасно?
— После воздействия аппаратуры он ещё долго ничего не сможет. Мы едва не сожгли генераторы.
— Никто не может продержаться против полной мощности. Человек ли он?
— Он победил Жнеца, смог выстоять против его воли и если бы продержался ещё пару минут — мы бы не смогли его обезвредить без стрельбы. Так что я не знаю и не хочу об этом думать. Пусть доктор Кенсон решает сама.
Кто такая Кенсон? Меня взяли в плен и подвергли воздействию какой-то аппаратуры — это единственное, что понятно. Он сказал: «Победил Жнеца». Это важно, кажется, это какой-то ключ к пониманию, что здесь произошло.
Плотная повязка с лица исчезла, и я рефлекторно зажмурил глаза, едва не ослепшие от яркого синего света, заливавшего всё помещение. Чьи-то руки осторожно подняли меня и усадили в кресло. Попытался открыть глаза, но свет был столь ярким, что хотелось вернуть повязку на место, но мои носильщики наверное забрали её, оставив меня наедине с самим собой. Впрочем, если я правильно понял, некая доктор Кенсон должна решить мою судьбу. Кто она такая, кто такие Жнецы?
Секундой меня словно со всех сторон сжала неизмеримо мощная сила, против которой я был не более чем песчинка, подхваченная ураганом. Такая же беспомощная и незаметная. Странное ощущение, словно это когда-то уже было, когда-то… надо вспомнить. Это связано со…
«Я не забыл Вермайр».
Память как будто прорвала плотину, обрушив на меня всё и сразу. Жнецы, Кенсон, Аратот, Повелитель, Цитадель. Кое-как, прикрываясь слабой рукой, которую едва смог поднять, я приоткрыл глаза, через узкую щёлочку рассматривая окружающее меня пространство.
Огромная зала, заполненная ярким синим светом, пульсировавшем в каком-то своём ритме, завораживающем и отталкивающем одновременно. Постепенно привыкая к этой яркости, я спокойнее осматривался, где оказался. Кресло, в котором сидел, было обычным человеческим креслом, ничем не отличавшемся от миллионов своих собратьев по всей галактике. Стены, собранные из стандартных панелей, тоже не вызывали какой-либо тревоги, но в голове бил набат, что я в опасности и шансов маловато. Торопливо осмотрев самого себя, я убедился, что меня оставили почти в исподнем, сняв даже инструметрон. Всё что на мне сейчас было — лишь термобельё, поддеваемое под скафандр. Сейчас я был мало чем опасен любому охраннику на этой базе. Я не мог даже связаться с Тали и командой на челноке. Чёрт, кажется на этот раз я влип, как муха в смолу. Сбоку донёсся звук открывающейся двери, и ко мне вошла немолодая женщина. Аманда Кенсон. Та, спасти которую меня отправил адмирал Хакет. И та, которая оказалась под внушением Жнецов. И, если я не ошибаюсь, то в её планы входит превратить меня в такое же существо, как и она сама. Или вообще уничтожить при помощи обработки. Я содрогнулся, вспомнив пустые глаза саларианцев из отряда Киррахе, бессмысленно и бессвязно что-то бормотавших, пускавших слюни — они уже не были даже животными.
— Уже пришли в себя? Что ж, этого следовало ожидать, ваше упорство впечатлило некоторых моих людей. Да я и сама удивлена, не буду скрывать, — женщина совершенно безбоязненно подошла ко мне на расстояние вытянутой руки. — Не то чтобы вы были хоть сколько-нибудь опасны, но для человека достаточно сильны.
Она обошла меня, встав за спинкой, и внезапно тёплые пальцы стиснули мои виски. Мне стоило большого труда не дёрнуться и не попытаться схватить её руки. Тело всё ещё плохо слушалось, и пока я не был готов к схватке.
— Шепард, поймите, наш мир на исходе. Время утекает как песок сквозь пальцы, и вместо того, чтобы принять их дар, мы будем бессмысленно тратить свои жизни. И вы, вы возглавляете это бесполезное упорство.
Её руки были мягкими, она медленно массировала мне голову, словно пытаясь помочь расслабиться.
— Но вы всё поймёте, когда увидите то, что увидела я. Увидела и смогла постепенно принять. Для этого просто нужно время. Если бы вы меньше сопротивлялись…, — она печально вздохнула. — Мы бы все не имели столько сложностей. Мне очень жаль, что пришлось использовать аппаратуру против вас. Но это меньшее зло.
Она убрала руки и замолчала.
— Время следующего импульса приближается. Надеюсь, вы…
Аманда оборвала фразу, словно не была до конца в чём-то уверена, и повернула моё кресло, направив меня лицом к центру комнаты. Стоя передо мной, женщина сосредоточенно всматривалась в лицо, но я не мог отвести глаза от чужеродной, странной конструкции в центре залы. Всё в ней просто кричало, что её создали те, кто отличались от нас настолько сильно, что даже вообразить себе это не представлялось возможным. Плавные линии, сменявшиеся резкими изломами, непропорциональные узлы, несимметричные части — всё вместе внушало какой-то необъяснимый страх.
Я почувствовал приступ тошноты и головокружение и поспешно отвёл глаза от этого объекта. Именно он и был источником этого синего пульсирующего освещения. И что-то в его ритме подсказывало, что Кенсон права, и скоро произойдёт новый всплеск излучения. Я слабо дёрнулся, понимая, что в этот момент находиться в комнате не самое лучшее решение, но доктор словно ждала этого и, с пугающей улыбкой, сильно прижала меня к спинке.
— Нет, Шепард. Вы должны увидеть всё до конца. Только так вы поймёте.
Руки женщины чуть заметно дрожали, всё же предел её человеческих сил был на исходе, сколь сильно не было внушение. Вопрос был в том, хватит ли у меня самого сил справиться с ней в текущем состоянии. Но Аманда, словно читая мои мысли, поспешно отступила на шаг. А в следующий миг извилистые колонны, поднимавшиеся к потолку залы, вспыхнули пронзительным светом, растворившем в себе всё окружающее.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

хакер
3    Материал
Надеюсь, что это всё так не оборвется на "Шепарда одурманили, The end". Очень увлекательно и волнительно
0
2    Материал
о, прошло таки проверочку
0
ArtSnur_vas_Liveron
1    Материал
Я в восторге..опять)) Впрочем, ничего удивительного. Отличная захватываюшая глава.. Одно только растраивает-обрыв на самом интересном месте! Требуем проду!))
0