Сын своего отца. Задание 1. "Посвящение"


Жанр: драма, экшн, приключения;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Рэнель'Зора и начало его истории о том, как он объединил Терминус.


Виды, открывавшиеся с больницы Гуэрта на Президиуме, уже начали действовать мне на нервы своим однообразием. Не задень меня взрывом на последнем задании и не застрянь в моем теле четырнадцать осколков, то отделался бы днем-другим в полевом госпитале, но за плечами уже три недели тоскливого ожидания и скучнейшей медитации в больнице Гуэрта. Впереди еще столько же... Но, несмотря на все вытекающие, я был доволен. Задание главы КНВС я выполнил, координаты глав бандитских формирований в системах Терминуса переданы на главную базу, и тех ,скорее всего, уже нет в живых. Итак, четвертое задание КНВС завершено успешно и с минимальными потерями. Свое звание лейтенанта я заслужил по праву.
Двери моей палаты открылись, и, как я и ожидал, пришла моя врач. Сжимая в руках планшет, она взглянула на меня, стоящего облокотившись на широкое окно и глядящего в никуда...
— Рэнель Зора, как я вижу, вы чувствуете себя превосходно? — сказала она, делая свои заметки.
— Сколько мне еще тут... лечиться? — в лоб спросил я, не удостоив своего лечащего врача даже поворота головы.
— С учетом вашей... необычной физиологии, для вашего же блага, если мы будем осторожнее, лейтенант.
Оп-па. Так. Любопытно. А откуда врач, пусть даже из больницы Гуэрта, может знать о моем воинском звании, при том, что группировка КНВС действует ТОЛЬКО в системах Терминуса и является секретной?
Я развернулся и удостоил ее взглядом полным негодования.
— Погодите-ка... — начал было я, но меня прервали.
— Спокойно, лейтенант, — с дружелюбной улыбкой сказала она. — Мое имя Алиса Рей, я капрал разведки Кангломерата. Шпион, если желаете.
Я только сейчас заметил, что затаил дыхание. Выдохнул только тогда, когда она закончила говорить. Капрал разведки? Ну, пусть будет так. Отлично сработала, девочка. Три недели я ее ни в чем и не заподозрил. Хотя... Тут ясно все. Голова не тем занята, вот и не обратил внимания.
— Что ж, к делу... Ваше самочувствие, — Алиса подошла ко мне и поверхностно осмотрела многочисленные швы, перемотанные бинтами, и кровоподтеки на них.
— Так вы мне не ответили, капрал. Долго мне еще тут пылиться? Отчеты себя сами не напишут. — я решил давить на свои должности, однако не прокатило.
— Все уже готово. А в больнице вам еще дней пять-шесть лежать, — прямым и спокойным тоном ответила Алиса, не понимая, что для меня это последнее, что мне хочется слышать.
— Прекрасно. — с досадой сказал в ответ я, падая на свою койку и откинув голову.
— Вы бы не беспокоились так, лейтенант, — сказала она, садясь рядом и положив руку на мое запястье. — Считайте, что вы во внеплановом отпуске.
— Я предпочел бы провести свой отпуск на Раннохе, с родителями, — честно заявил я, вспоминая своих родителей... Своего отца, ныне отставного капитана ВСК Альянса, и мать, Адмирала ныне несуществующего Мигрирующего Флота. Они после вторжения Жнецов осели на родной планете кварианцев, построили там дом, где я и родился. Каково же было удивление моей матери, когда она только увидела меня. Отец тоже был в шоке... Если вкратце, то представьте себе кварианца с человеческим скелетом. Пять пальцев, ровные ноги и стальной иммунитет — дар от отца, а все остальное, как: кожный покров, глаза, волосы и прочие внешние отличительные черты кварианца — от матери. Моя гибридность стала моим проклятием на Раннохе. Другие кварианские дети из-за зависти моему иммунитету и отличию от них простым строением скелета обращались со мной, мягко говоря, не как со всеми. Были и оскорбления, и драки, за что доставалось в основном мне. Но родители меня любили так же сильно, как и друг друга, и всегда были утешением.
Благодаря отцу я поступил в престижную школу на Земле, закончив ее не с самыми высокими оценками, но достаточно неплохими для поступления в заново отстроенную Гриссомскую Академию. Где из-за моего «специфичного» происхождения мне доставалось сильнее всего. Но и в ответ насмешникам прилетало не совсем по «детски». После окончания академии отец хотел отдать меня в ВСК Альянса. С чем я не был согласен. У меня были планы поступить в частный найм и самому выбирать свое начало военной карьеры. Но настойчивость отца и его красноречие убедили меня, что служба в ВСК — это лучший вариант.
Приняли меня не без скрипа. Хоть я и проходил по классификации рас не иначе как «гибрид», только ходатайство моего отца, как представителя Специального Корпуса Тактической Разведки, помогло мне наконец вписать свое имя в состав ВСК.
Поступив на службу, я заработал репутацию крайне необщительного и угрюмого типа, сказывалось напряжение и то, что я был на сто процентов уверен, что на службе меня ждет тот же прием, что и в школе, и в академии. Как я и ожидал, оказалось все в точности так, как я и представлял... Однажды произошло то, что по сей день гложет меня. Один задира, на службе, перешел черту словесных оскорблений, которые я мог выдержать, оскорбив мою мать. Я не выдержал и в пылу драки, охваченный праведным гневом, ударом в грудину раздробил ему грудную клетку, с последующей остановкой сердца. До суда не дошло, ибо я сбежал со службы и улетел в Терминус, где и нашел себя. С той минуты я больше не видел ни отца, ни мать и был уверен, что вряд ли увижу их вновь...
К моему двадцать четвертому году пираты Терминуса охамели настолько, что начали проводить свои опустошительные рейды за пределами Терминуса. Поползли слухи, что организованная преступность готовит переворот в галактике, собрав в один кулак все свои силы. Мое собственное расследование, как состоявшегося наемника, едва не закончилось моей гибелью. Но меня спасли. Спасли те, против кого я работал, зарабатывая себе на хлеб. Недавно организованная группировка, так называемый Кангломерат Независимых Вооруженных Сил.
Они были группой людей, которые пострадали от окрепшей после войны преступности в Терминусе и вообще, по всей галактике. Они, взяв в руки оружие, не единожды показали своим обидчикам, что могут за себя постоять. Но таковыми они казались на первый взгляд...
Когда я оказался официально принятым в состав КНВС, они предстали передо мной как совершенно серьезная военизированная группировка, со своей системой финансового оборота, заводами по производству техники и вооружения и системой командования, схожей с системой ВСК. Назвать их иначе, как «Добрый Цербер», не повернулся бы язык...

Я согласился вступить в их ряды поначалу из-за интереса, решив, что надолго не задержусь, но после трех первых боевых заданий я решил остаться навсегда. Идеи их предводителя, а именно: объединить ВЕСЬ Терминус под эгидой КНВС, избавив его от преступности, работорговли и прочего «мусора» — пришлись мне по душе, и я понял, что мое место здесь. Четвертое свое задание я помню урывками. Под командованием своего командира мы прибыли на Омегу, но не успели даже пристыковаться, как наше судно было обстреляно и полностью уничтожено. Кто успел, скрылся в спасательных капсулах, но большая часть экипажа погибла. Но я и еще двое, а именно капитан моего отряда и медик, оказались выброшенными в космос, добраться до ближайшего шлюза удалось только двоим: мне и кварианке по имени Эйла’Талл. Оттого, что капитан погиб, весь уцелевший экипаж впал в апатию, я же просто кипел от гнева. Приняв волевое решение, я отправился выполнять поставленную задачу.
— С ума сошел??? Миссия провалена! Капитан мертв! Корабль уничтожен! Нужно ждать эвакуации! Ты нас всех погубишь!!! — кричали мне вслед, но я не слушал. Кровь кипела в висках, и звон в ушах от взрыва корабля мешали слышать не только голоса товарищей, но и голос разума.
Если вкратце, требовалось раздобыть носитель данных с именами и кратким досье на пятерых бандитов, являющихся главами самых крупных пиратских банд и рабовладельческих объединений. Вся требуемая информация была у нашего связиста в клубе «Загробная жизнь», к которому я сейчас и направлялся. Но последние часы ясно дали понять: о нашей встрече знали — это раз, меня будут ждать — это два, нашего связного, скорее всего, уже нет в живых — это три. Но бросать задание я не был намерен. Мои новые друзья, которые за то короткое время стали мне семьей, мой капитан, за которым я был готов идти во врата ада и пройти все девять его кругов, были мертвы... Задание должно быть выполнено, а их жизни отомщены.
Добравшись до «Загробной жизни» на.... реквизированном транспорте и попытавшись пробраться в клуб, я был остановлен элкором, заявившим, что меня нет в списке и меня никто не ждет. Пропускать по хорошему он явно не собирался.
— Подумай еще раз, — как можно более мягко попросил я. Гнев внутри меня нарастал, и сдерживать его я не собирался больше ни секунды. Элкор повернул свою морду немного вбок и уже собирался дать последний в своей жизни отрицательный ответ, но тут его в плечо толкнул рядом стоящий батарианец, и что-то едва слышно шепнул ему на ухо или что там у элкоров.
— Внезапное осознание. Прошу прощения, сэр. Оправдываясь. Вас перепутали с другим человеком. Добро пожаловать в «Загробную жизнь».
«Так то лучше». Разжав кулаки и твердым шагом прошагав мимо мясного гиганта, я проник в клуб знаменитой азари. Коридор встретил вырвиглазным алым сиянием, по его краям стояли посетители, а в дальнем его конце — четверо вооруженных личностей. Один турианец и три не то человека, не то батарианца. Знаки отличия я узнал сразу. Бойцы так называемого «Синдиката» тоже увидели меня и без лишних слов и телодвижений открыли огонь. Голый коридор, укрыться негде. В любом ином случае я сто процентный труп, но не в этом. За секунду до того, как первый заряд покинул стволы бандитов, я вытянул левую руку перед собой, высвобождая поток биотической энергии, образовавшей стазисное поле, правая рука уже твердо сжимала пистолет. Плотный обстрел по стазисному полю приводил лишь к тому, что заряды замедлялись и, проходя сквозь него, уже не могли причинить мне вред. Пройдя еще на пять шагов вперед, я сжал ладонь в кулак и с силой ударил им об пол. Ударная волна направленной силы просто снесла бандитов с ног. От удара о стену погиб один из них, трое же получили переломы. В пистолете оставалось еще шесть зарядов, но этого мне хватило бы. Раз. Два. Еще один труп. Раз. Два. Третий.
— Стой! Стой... Погоди, — застонал турианец, но не успел даже сделать вдох для следующего предложения.
Раз. Два.

Прошагав мимо раненых посетителей клуба, я, выщелкнув раскаленный термозаряд и заменив его новым, открыл дверь в главный зал, где из-за громкой музыки и приличных басов никто не услышал стрельбы буквально за дверью. На мой инструментрон тут же пришло сообщение от неизвестного адресата. Состояло оно всего из одного слова: «Опоздал». Прочтя его, я резко отскочил в сторону, сшибая с ног одну азари. Грохот выстрела долетел до моего сознания уже в следующую секунду. Затем следующий, затем еще два. К тому моменту я уже был на другой стороне танцпола. Разразилась паника. Посетители с криками стали толпой сбегаться к выходу. Беда была в другом — я не знал, откуда в меня стреляли. Но в одном я был уверен — стрелков два. Крупнокалиберные винтовки класса «Вдова», как минимум. Спланировав нехитрую комбинацию, при переходе на другую сторону танцпола, с последующим выбиванием мозгов у противников, я уже собрался сделать небольшую перебежку к ближайшей барной стойке, но с досадой обнаружил, что моего пистолета при мне больше нет... Омега, мать ее!
Обшарив карманы, я обнаружил лишь антикварную зажигалку и одну гранату. Негусто, скажу прямо, но выбираться из ситуации было нужно.
В главном зале, тем временем, стало пусто. Лишь я, парочка бандитов и осточертевшая музыка. А еще — никаких шансов... Хотя.
Глубоко вздохнув, я вскочил на ноги и в три прыжка оказался за небольшой барной стойкой. Ба! Да тут перепуганный бармен затесался. Турианец уставился на меня с неопределенностью, убью я его или нет, но неожиданно для себя он услышал от меня один вопрос:
— Есть что нибудь со спиртом?
Бедный турианец опешил.
— Что? — Видать подумал, что ослышался.
— Со спиртом, говорю! — проорал я ему в ухо, но сквозь гермошлем и музыку он все-таки расслышал: — Есть пойло со спиртом?!
— Э... Да... Да есть... — турианец лихорадочно раздвинул дверцы под стойкой и вынул небольшую, в поллитра, стеклянную бутылку с синей прозрачной жидкостью. Вот это я понимаю, парень — фанат своей работы.
Кем бы ни были бандиты, рисковать и напролом побежать к выходу они не решались, неясно почему. Я безоружен, высунутся, чтобы атаковать биотикой не могу. Чего они ждут?... И где сама мисс Т'Лоак?!
Я украдкой выглянул из за стойки и увидел две фигуры, держащие стойку под прицелом. Только я засунул качан обратно, край стойки разлетелся от крупного заряда, угодившего в то место, где только что была моя голова.
— Ты чего задумал, парень, а? — спросил турианец, глядя, как я разрываю его салфетки для протирки стойки, засовываю один конец в бутылку, которую он мне дал, и поджигаю зажигалкой другой.
— Зажжем, — только и сказал я, как в следующие минуты в «Загробной жизни» начался лютый ад...
Я еще тогда подумал: «Интересно, что мне сделает Ария, за то, что я спалил ее любимый клуб?»

Спустя примерно час, клуб был охвачен огнем. Запах горелой батарианской плоти смешался с ароматом вкусовых добавок, которые подмешивали в местное пойло. От вида того, как вспыхнула первая брошенная мной бутылка, я для себя четко решил: «Такое крепкое я пить не буду». Горели столики, горели стулья и вообще все, что могло гореть. Вид был внушающий, но дабы избавить себя от крайне нежелательной встречи с хозяйкой клуба, пришлось ускорить процесс аннигиляции.
Один из напавших на меня стрелков, принял третью бутылку прямо в затылок своего шлема. Разбившись, бутылка высвободила «огненную воду», и та поглотила бандита с головы до пояса. Растерянный второй бандит, будучи зажат в собственном укрытии, не мог помочь товарищу, и я принял одно поспешное решение, возможно не самое удачное, но все же...
Выскочив из укрытия, сопровождаемый ошарашенным взглядом бармена, я подбежал к орущему от боли бандиту и его собственной винтовкой прервал его мучения выстрелом в упор. Последний бандит, увидев меня с винтовкой его друга в одной руке и бутылкой в другой, на его незащищенном лице всплыла буря эмоций. Он отбросил винтовку и поднял руки вверх, оставаясь в сидячем положении.
— Пощади! — вскрикнул батарианец и вынул из кармана голо-диск. — Вот! Вот, возьми, только не убивай!
Перекрикивая музыку кричал он. Рядом с ним лежала еще пара тел, один из которых был мужчина-человек. Судя по внешнему виду, его успели помучать, прежде чем убить. Ублюдки...
Решив, что победа за мной, я отшвырнул последнюю бутылку в центр танц-пола и прицелился из винтовки в батарианца.
— Нет! — выдавил он, но тут же упал на спину с прошитым насквозь плечом. Датчики показывали, что в винтовке был еще один патрон, и дабы окончательно подавить приступ гнева, я подошел к нему и прислонил дуло к его промежности. Прежде чем забрать то, зачем пришел и со спокойной душой уйти, оставалось еще одно дело.

Очистить совесть.

— Говори, это вы сбили наш корабль?
Задыхаясь от боли, батарианец загомонил:
— Нет... Нет. Это не наша группа! Это все Радан! Он сбил!
— Где этот Радан.
— Не знаю... Не знаю...
— Говори, иначе спущу курок, мразь! — вдавив ствол со всей силы в причинное место бандита, прокричал я. Не знаю, либо я переборщил с силой давки, или просто сработала психологическая давка, но тот, зарыдав сказал:
— Сорок вторая орудийная станция... На шестом уровне охранного комплекса...
Тут раздался такой силы грохот, что у меня заложило уши. Кто-то вынес главную дверь, и десяток тяжеловооруженных бойцов тут же показался в проходе. Схватив с пола голо-диск, ни секунды не медля, уворачиваясь от десятков выстрелов, я ломанулся к дальней стене, где только и разглядел решетку вентиляционного воздуховода. Простенькие сервомоторы в коленях и руках успешно справились с препятствием, и вот я уже в позе оловянного, или как там его, солдатика, только вниз головой, летел куда-то вниз.
Не то ангелы, не то духи, не то сама азарийская богиня, не то все сразу благословили меня удачей, и воздуховод не заканчивался поворотом более чем на 20-35 градусов, иначе не спасла бы даже броня. По моим прикидкам, я пролетел почти километр вниз, прежде чем воздуховод изогнулся, и вот я уже скольжу на спине, примерно под наклоном в сорок пять градусов, подхватываемый потоками ледяного воздуха. Так я и катился, пока не ощутил дичайший удар головой о решетку очередной вентиляционной отдушины. Сперва показалось, что у меня сломана шея и, как минимум, перелом черепа, но все оказалось не настолько страшно.
Я прилетел к обыкновенной квартирке Омеги, в которой жили, к счастью не злобные, но вполне миролюбивые, и до крайности пугливые сестры люди.
Вежливо попросив их о помощи, я уже через пять минут был освобожден из тесных объятий вентиляционных шахт.
— Где я нахожусь? — отдышавшись и поблагодарив за помощь, спросил я у обитательниц квартиры.
— Это сорок пятый жилой блок. Рядом с торговым кварталом «Зета», — пояснила одна из сестер, хотя я и не знал, где все это находится. В схематическом смысле. Ладно, придется по другому.
— Как попасть отсюда в охранный комплекс?
Сестры переглянулись, но ответ дали:
— Это очень далеко... Точно не скажу, но это где-то на самой вершине станции, прямо под шахтерским блоком.
Поблагодарив сестричек еще раз, я покинул их квартиру и вышел в более-менее приличный район Омеги. Если таковые вообще есть... Неожиданно, мой передатчик заявил о себе. Меня вызывали на связь. Приняв вызов, я услышал голос Игана, уцелевшего члена моего отряда.
— Рэнель? Ренель, как слышно? Ты на связи, мэн? — сквозь шумы пролетающих аэрокаров расслышать его было трудновато, но все же возможно.
— Рэнель на связи. Слышно хорошо.
— Чувак, ты куда свалил? Нас всех уже забрали, где ты есть? Скажи, хотя бы приблизительно, мы тебя найдем!
— Не сейчас. Я еще не закончил дело, — сказал в ответ я, перекрикивая внешний шум.
— Какое дело? Ты видел, что с «Загробной жизнью» стало? Пожар так и полыхает! Сам видел! Задание провалено, инфа утрачена! Так что говори, где ты, и летим домой.
Я непроизвольно ухмыльнулся сам себе, нащупав в своем наручном кармане предмет знакомой формы. Информация была у меня, но уходить с ней я еще не намерен.
— Информация у меня. Повторяю: связной мертв, но информация у меня, не беспокойтесь. Направляюсь в охранный комплекс Омеги, на сорок вторую орудийную станцию. Можете подождать меня там или улетайте СЕЙЧАС.
— Повтори, не понял! — с некоторым шоком в голосе спросил Иган. — Информация у тебя?!
Я отключил передатчик. Потом поболтаем, сейчас время дорого. Взяв голо-диск в руку и перекинув с него данные на свой инструментрон, вывел на консоль его содержимое. Убедившись, что это именно то, зачем нас и направили на Омегу, а не какой-нибудь список батарианских эротических сайтов, я с облегчением выдохнул, после чего перекинул все содержимое диска на инструментрон и переправил Игану.
Итак, какова ситуация? С одной гранатой в кармане я собрался идти в лапы вооруженных до зубов бойцов Синдиката. Есть ли у них шансы?... Я глубоко вздохнул и, отсчитав десять секунд, выдохнул.

Ни единого.

До пункта назначения я добрался с трудом. Пару раз «поругался» с местными властями, реквизировал несколько аэрокаров, побил одного ворюгу, но вот я на месте. К завершению очередного витка я успел осмотреть местность, и ситуация складывалась неприглядная. Синдикат развернул здесь самую настоящую базу. Внизу патрули, вверху штурмовики, все серьезно.
Держались бандиты плотно, видели друг друга, не отходили далеко от входа в комнату управления орудиями и прочих важных объектов, вроде склада и самодельной радиовышки. Последняя, судя по всему, являлась причиной того, что мой передатчик и прослушивающий «жук» дали дуба.
Прокрасться было возможно, но очень сложно. Нечто подобное было в тренировочном симуляторе, на тренировочном полигоне Альянса, разница была только в одном — противников было «чутка» больше.
Выбрав маршрут, по которому я предположительно пробрался бы к пульту управления орудиями, упав на живот и затаив дыхание, я пополз мимо ящиков.
Патрульные смотрели во все глаза, только не туда, куда надо. Особенности диверсионной школы на лицо — и вот я уже за спинами основной массы бандитов. Оставалось пройти считанные метры до заветной двери, которую охраняли трое бандитов. Двое по бокам от двери, один посередине. Прекрасно... Не долго размышляя, подгоняемый жаждой мести, я принял решение. Опять же, возможно, не единственное, но думать было некогда. Точнее, не хотелось.
Заметив небольшой контейнер рядом с погрузочным краном, я приподнял его на пять метров вверх биотикой, а затем отпустил. Грохот от удара вышел что надо. Патрульные напряглись, вскинули оружие и едва не подняли общую тревогу.
Но свою задачу грохот исполнил. Трое охранников у двери отвлеклись на источник звука, и у меня показался шанс проникнуть внутрь.
Благо, обувь была сделана из «мягкого» металла, и звук шагов, при грамотном использовании, можно было скрыть.
Короткая перебежка. Кувырок!

Получилось! Слава высшим силам, получилось!
Дверь за мной закрылась так же бесшумно, как и открылась. Дабы преградить бандитам путь, я вскрыл проводку рядом с дверью и рукой выдрал провода. Экранированные перчатки — это польза!
Порадовался я конечно рано... Как минимум десяток бандитов охраняли пульт, но прятаться мне дико не хотелось. Да и негде было, честно говоря, чему я в глубине души был рад. Думаю, пора.
Активировал усилители и имплантаиы на полную — и началась дискотека.
Обстановка такова: трое бандитов караулили у самого пульта, четверо у зарядного механизма и еще пятеро шныряли вокруг — итого двенадцать. Проще простого.
Эмоциональный всплеск — и мое тело окутала пелена темной энергии. Зарядив и сконцентрировав энергию в одной руке, сохранив необходимое пространство внутри образовавшейся сферы, я выпустил получившийся сгусток в скопление бандитов — и вот они уже болтаются в воздухе. Сингулярность разрасталась, затягивая в зону действия еще двоих. Но бандиты не растерялись. Те из них, кто не попал в сингулярность, быстро заняли укрытия и щедро поливали мою позицию огнем. Те же, кто висел в воздухе, вместо того, чтобы запаниковать, взяли меня на мушки и вжали спусковые крючки.
Но для них уже все было кончено. Новый заряд к тому моменту уже был подготовлен, и новый сгусток энергии, врезавшись в одного висевшего в воздухе бандита, разорвался с мощностью зажигательно-осколочной бомбы. Пятеро сгорели мгновенно, еще один получил сильные ожоги несовместимые с жизнью.
Пока оставшиеся в живых приходили в себя, я уже добрался ползком к другому краю помещения и, прихватив трофей в виде штурмовой винтовки, приготовился к финальной стадии боя. Высунувшись и бегло осмотрев пространство, я прицельным одиночным выстрелом попал в одного из бандитов, решившего сменить позицию. В голову не попал, но тот уже лежал на полу, зажимая рану на шее.
— Урод! — заорал кто-то из оставшихся, и тут же на меня ринулись трое бандитов, давя меня длинными очередями. Вылетевшие синие шары темной энергии они явно не ожидали и, сбитые с ног, летели на пол уже в следующую секунду. Воспользовавшись заминкой, я взял их на прицел, и пока те лежали на полу, пытаясь встать, я без сожаления нажал на спуск.
Еще минус три.
Двоих я снял, когда те пытались затащить в укрытие раненого в горло товарища, Оставшиеся двое хотели сбежать, но дверь-то была сломана, так что они сами себя загнали в тупик, в котором им и пришел конец.
Бросив ставшую бесполезной винтовку на пол, я стал думать: «Как тут все взорвать?». Так... Система прицеливания. Охлаждающий контур. Прицельная сетка. Предохранители. Энергоснабжение. Стоп. Вот оно. Зарядный механизм!
Ай да Ария! Вот умница! Заменить орудия «Цербера» на генераторы частиц, использующие боезаряды с добавлением нулевого элемента! Умно.
Поместив свою единственную гранату под защитный кожух, где хранились боеприпасы, я установил детонацию по команде и уже собрался уходить, но как обычно, все пошло не так...

Дверь, через которую я проник сюда, внезапно разнесло на куски, и на пороге уже оказались штурмовики Синдиката. До укрытия пять метров. Оружия, кроме биотики, нет. На руках только детонатор от гранаты. Досадно...
Тут кто то из штурмовиков заорал:
— Не стрелять!
Этим кем-то оказался человек. Он вышел из дыма, сквозь ряды своих бойцов, держащих меня на прицеле, и деловито снял шлем. Он был облачен в броню спецназа Альянса с нанесенным опознавательным знаком Синдиката в виде двуглавого змея. Но самое удивительное было то, что на броне была эмблема N7.
— Впечатляет, парень! — сказал мне он, повесив шлем на пояс, — Очень впечатляет. Давай просто поговорим. Предлагаю сразу спокойно договорится и разойтись миром. Даже с учетом всего этого бардака.
Бандит говорил ровно и уверенно. По его приказу остальные опустили оружие и отрезали меня от всех выходов. Позади лишь окно в космос, впереди стена бандитов. Да только с чего это главарь решил со мной договариваться «мирно»? Тогда мне было плевать, но сейчас уже кажется странно.
Я решил первым прервать молчание,
— Радан. Верно? — первое что пришло в голову, выдал я.
Бандит удивленно вскинул бровь и тут же ответил:
— Верно. Радан МакГрегор, — представился полностью бандит и сделал шаг вперед. — А ты?
Этикет значит? Обойдется.
— Неважно, — сказал я. Будучи тогда на эмоциях и не соображая о последствиях, я вывел детонатор на свой наручный передатчик и продемонстрировал его, — Ты убил моих друзей и моего капитана. Ты работаешь на людей, которые убивают и воруют ради денег. И ты еще надеешься вести переговоры?
Я давил не специально. Сдержаться и не нажать на кнопку в тот момент было действительно тяжело.
— Таковы законы, друг мой, — с раздражающим спокойствием отвечал Радан. — Законы выживания. Кто им не следует, не живет.
Он был абсолютно уверен в своей правоте и говорил твердо.
— Ты же умный парень. Давай так. Отдай нам диск, отключи детонатор и можешь быть свободен. Слово чести.
Бурю эмоций, которую я тогда испытывал, передать трудно. Думал я тогда не знаю чем, но не головой точно. Предо мной представали образы погибших. Их последние слова и беззлобные насмешки. Их смех и предсмертные крики. И слова. Последние слова, которые мне сказал капитан: «Не смей сдаваться, боец», — словно каленым железом впились в голову и единственное, что я сказал бандиту, прежде чем нас поглотила огненная гиенна:
— Да пошел ты!

В тот момент я уже распрощался с жизнью. Все померкло, а тело обхватила жгучая боль. Мне казалось, что я горю, но в то же время холод вакуума обволакивал и кожу и сознание.
Пришел в себя я уже на Цитадели, в больнице Гуэрта. Теперь же жду, когда получится поскорее отсюда убраться. Ну хоть жив остался. И на том спасибо...

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Архимедовна
1   
"Рэмбо. Первая кровь"
0