Тени Войны. 12


История, происходящая в 2190 году, уже после того, как побеждены были Жнецы. Но тени этой войны все еще напоминают о себе.



— Хаски, — Фрейзер с отвращением сплюнул, глядя на растерзанные разрывными пулями тела, — Дьявол! Я так и знал! 
— Кажется, эксперименты здесь прошли не так, как ожидалось, — сухо заметил Морисита, инженер, — Судя по показаниям ВИ, по территории подземного комплекса осталось приблизительно четыреста хасков. Похоже на то, что весь, или большая часть персонала, были инфицированы... 
— Что я хотела бы понять, — проговорила лейтенант Мари Кайен, глядя на мертвого монстра, — Так это, кто их перестрелял? Тут довольно много убитых хасков. Похоже, был серьезный бой. 
— Возможно, уцелевшие пытались сопротивляться? — предположил Морисита. 
— Возможно... — медленно произнес Фрейзер, — Хелен! 
— Слушаю вас? — над терминалом мгновенно появилась голограмма ВИ с выжидающей улыбкой на полудетском личике. 
— Кто уничтожил этих хасков? 
— Хасков? — синтетическая девушка непонимающе нахмурилась, — Прошу прощения, этот термин мне незнаком... 
— Эти... существа, — Роберт Фрейзер ткнул стволом «Защитника» расстрелянное тело. 
— Это — младший научный сотрудник Лю Кин. 
— Да плевать! — раздраженно огрызнулся Фрейзер, — Кто его убил? 
— Его убили представители организации, прошедшие здесь примерно 2 стандартных часа назад. 
— Что?.. — Фрейзер нахмурился, — Какие представители организации? 
— Двое вооруженных бойцов. Их личные дела отстутсвуют в моем архиве, но они обладали правами допуска второго уровня. 
— Кто они были? 
— Их имена мне неизвестны, — ответила ВИ, — Один из них человек. Мужчина. Рост 182 сантиметра, вес приблизительно... 
— Покажи их! — приказал Фрейзер. 
— Да, сэр. 
Появилась картинка. Голографическое изображение, очевидно — запись с видеокамер. Двое в скафандрах стреляли по группе хасков. Мужчина и женщина. 
— Это тот момент, когда был убит... сотрудник Кин? 
— Да. 
Фрейзер всматривался в проекцию. Неожиданно, его глаза расширились — женщина взмахнула рукой, и несколько хасков взлетели в воздух, как подброшенные катапультой. Женщина была биотиком! Или, возможно, это даже была азари. 
— Кто же вы такие? — пробормотал он, — Хелен, где сейчас находятся эти двое? 
— Их настоящее местоположение — лаборатория "11-F." 
— Покажи! 
— Да, сэр. 
Новая картинка. Двое уже знакомых бойцов. Теперь Фрейзер уже не сомневался, что женщина — азари. Ее голову скрывал шлем с закрытым забралом, но в движениях угадывалась некая сверхъестественная грация, несвойственная человеческим женщинам. Ту же текучую, кошачью манеру двигаться он видел и у Альвис. Но сейчас его больше заинтересовали еще двое людей, которые сопровождали эту пару. Фрейзер узнал их — профессор Оливер и профессор Фурье. Двое руководителей проекта. Именно они представляли наибольшую важность. Весь остальной персонал был отнесен к категории «второстепенного». Иными словами — расходного. 
Фрейзер ощутил одновременно облегчение и злость. Ученые были живы — хорошо — но кое-кто уже успел их перехватить. Кто-то бросил вызов «Церберу». Правда, их здесь только двое. Очень странно. 
— Кто мог появиться здесь до нас? — удивилась Кайен, — Блейд отправил другую группу?.. 
— Блейд их не присылал, — отрезал Фрейзер, — К тому же, он не отправил бы всего двух бойцов. Это какие-то другие... охотники за секретами. Но, кто бы они ни были, мы должны перехватить их прежде, чем они ускользнут с учеными. 
Это представлялось маловероятным — чужаки направлялись к лифту, то есть двигались прямиком навстречу оряду «Цербера». Но даже если бы им удалось каким-то образом избежать столкновения, наверху их ждала бы сильная заградительная группа сержанта Джонсона. Тем не менее, Фрейзер не собирался оставлять им ни единого проклятого шанса. 
Мари задумчиво кивнула. 
— Это не так трудно. Мы сейчас находимся здесь, — она вывела проекцию лабораторий, — Они здесь и движутся прямиком к выходу. Они спешат и идут быстро, но... Вот, — она указала на один из залов, — Можно встретить их в этом техническом отсеке и устроить засаду. У нас двадцать человек, так что справиться с ними не составит труда. 
— Только помните все — ученые не должны пострадать. Этих двоих тоже желательно взять живыми, но, если не будет иного выбора, разрешаю стрелять на поражение. Но ученых нужно сохранить живыми вне зависимости от обстоятельств! Вы должны любой ценой обеспечить их безопасность. Лично пристрелю каждого, кто хотя бы оцарапает любого из них, ясно? 
— Один момент, сэр! — встрял Морисита, — А что насчет хасков? 
— Проклятье... Хотя, насколько я вижу, поблизости их уже не осталось, — он изучал голограмму, — Эта парочка исполнила нашу работу за нас. Хоть что-то хорошее. Хелен! 
— Да, сэр? 
— Заблокируй все уровни от пятого до девятого. Не выпускай наружу ни одного из, хм... сотрудников лабораторного комплекса, которые в данный момент находятся в пределах этих уровней. 
— Как пожелаете, мистер Фрейзер. 
— И еще, — добавил он, — Не отслеживай наши перемещения: меня, а также сопровождающих меня людей и механизмов. Не отображай наше присутствие, где бы то ни было. Не ставь в известность о нашем появлении персонал лаборатории, включая профессора Оливера. Ты поняла? 
— Да, сэр. Ваш приказ будет исполнен. 
Глава отряда удовлетворенно кивнул. На перекрытых уровнях находилась большая часть хасков. На свободе оставались не более трех-четырех десятков тварей, рассеянных по нескольким секторам, и они не могли представлять угрозы для многочисленного и хорошо вооруженного отряда. Еще около полусотни преграждали путь группе Рамиреса, которая продвигалась вглубь технического отсека. Но, при поддержке восьми боевых роботов, они тем более способны расправиться с любым количеством хасков на пути. 
На всякий случай Фрейзер вызвал Рамиреса. 
— Да, сэр? — незамедлительно откликнулся лейтенант. 
— Габриэль? Будьте начеку. Весь персонал лаборатории инфицирован и превратился в хасков. 
— Проклятье! 
— Мы заблокировали большую их часть, но некоторые все равно остались у вас на пути. Уничтожайте всех, которых встретите, но не старайтесь специально зачищать территории, кроме десятого уровня. Ваша первоочередная задача остается прежней — эвакуация оборудования. Это ясно? 
— Так точно, сэр. 
— Хорошо. Конец связи. 
Фрейзер повернулся к своим людям. 
— А мы тем временем займемся нашими гостями. С хасками успеем покончить и потом. Пока они заперты, они меня не тревожат. 
— Сэр, я могу заблокировать и другие проходы, — предложил Морисита, — Вот здесь и здесь. Тогда эти двое не смогут уклониться от встречи с нашим отрядом. 
Фрейзер на несколько секунд задумался. 
— Нет, — решил он, — Если мы начнем блокировать двери у них на пути, они сразу догадаются, что они здесь уже не одни. 
— Но тогда мы рискуем, что они могут пойти другой дорогой. 
— Это не проблема, — ответил Фрейзер, — Мы можем отслеживать все их перемещения, а они не знают о нашем присутствии. Если они попытаются свернуть с прямого пути, мы перехватим их, куда бы они ни направились. Выдвигаемся на позиции. 
Группа двинулась вперед.

* * * 
— Вы за это ответите! — огрызнулся Ян Оливер. 
Маркус пожал плечами. 
— Возможно. Но ты не проживешь достаточно долго, чтобы это увидеть. Уж это я тебе обещаю. Так что шевелись, и не раскрывай рот, пока к тебе не обращаются. 
Обратный путь проходил спокойно. Как-то даже слишком спокойно, и это начало тревожить его. Они миновали уже не меньше половины дороги к лифту наверх. Останки хасков, которых они перебили по пути вглубь лабораторий, лежали на прежних местах. Некоторые из них в обманчивом оранжевом свете аварийных ламп казались человеческими телами. 
Они миновали очередной длинный коридор и прошли в техническую лабораторию. Это было большое помещение, заставленное какими-то приборами непонятного предназначения. С потолка безжизненно свисали пучки гибких металлизированных щупалец. 
— Что здесь было? — спросила Налена, — Чем вы тут занимались? 
В ее голосе отчетливо слышалось отвращение. 
Оливер промолчал, но Фурье по-прежнему демонстрировала свое желание сотрудничать. Возможно, она приняла их за правительственных агентов, или даже за Спектров Цитадели. 
— Тут происходили вполне безобидные вещи. Исследование материалов... ммм, неорганического происхождения. Электронное и лазерное сканирование. Спектроскопический анализ. Внедрение нанозондов в молекулярную структуру. Синтез. Проще говоря, в этой лаборатории мы пытались научиться воссоздавать материалы Жнецов, которые попали к нам в руки. Их сверхпрочные сплавы и композиты, которые выдерживали обстрел из тяжелых орудий. Кристаллическую структуру оболочки их корпуса, полностью отражающую лазерный луч вне зависимости от его длины волны. Все то, что делало Жнецов такими, хм, трудноуязвимыми. Честно говоря, по большому счету мы ничего не добились. Этим работам уделялся минимум внимания по сравнению с индоктринацией. 
— А с чем вообще вы работали? — спросил Маркус, — Откуда вы взяли изначальные... образцы? 
Женщина пожала плечами. 
— Об этом нам не рассказывали, и дали понять, что лучше не задавать вопросы. Но, в общем-то, ничего удивительного, что после войны со Жнецами осталось достаточно много образцов их технологий. Некоторые вполне могли оказаться в руках наших нанимателей... 
— То есть «Цербера»? — резко сказала Налена. 
— Вы можете называть их так, если хотите, — ответила Мириам, — Но я предпочитаю называть их просто нанимателями. Не хочу углубляться дальше. Меньше знаешь — крепче спишь, как говорится. 
— Да, док, вы меня просто восхищаете, — произнес Маркус, — Ладно, довольно разговоров. Вперед. Оливер, ты первый! 
Ворча под нос, полный мужчина шагнул в зал и свернув в широкий прямой проход между рядами машин, оставленный в середине. Неожиданно Маркус замер и прищурился. Ему показалось, что в темноте что-то шевельнулось. Хаски? 
— Оливер, стой! — сказал он и, держа оружие наготове, шагнул вперед, — Налена, прикрой меня. 
Азари молча кивнула и скользнула в тень, держа винтовку наготове. Мириам Фурье, не дожидаясь приказа, спряталась за какой-то агрегат с массивным металлическим кожухом, и замерла там. 
Маркус всматривался в темноту. Движение не повторялось. Внутришлемный дисплей также не показывал присутствие посторонних. 
Человек сделал еще шаг вперед, держась в тени нескольких высоких, громоздких устройств, закрытых цилиндрическими броневыми кожухами. Он уже почти уверился в том, что ему померещилось, когда движение повторилось. Прямо над ним. 
Маркус поднял глаза... и увидел гладкий металлический объект, беззвучно висящий в воздухе метрах в двух у него над головой. Прямо на человека уставились окуляры голографических камер, похожие на фасеточные глаза насекомого. Дрон-разведчик! 
«Проклятье, мы крепко влипли! Наверняка это дрон «Цербера»! 
Дрон быстро и бесшумно скользнул в сторону, но очередь из штурмовой винтовки настигла его. Бронебойные иглы пронзили тонкий корпус насквозь, и дрон, искря, рухнул. 
— Засада! — крикнул Маркус и нырнул в укрытие. 
Мгновенно оранжевый полумрак разорвали вспышки выстрелов. Искры посыпались от металлической оболочки агрегата, за которым он укрывался. Не целясь, он выпустил короткую очередь в ответ. Застрекотала винтовка Налены. Кто-то из них двоих попал в цель — с верхнего яруса, перевалившись через перила, тяжело рухнуло тело. К сожалению, вспышек выстрелов не стало меньше. У противников явно было значительное превосходство в численности. 
Тайлер не сомневался, что нападавшие — это тот самый отряд «Цербера», на появление которого рассчитывали выжившие ученые. Очевидно, та же мысль пришла в голову и профессору Оливеру, потому что тот дернулся было вперед, к стрелявшим. Маркус выстрелил. Пули ударили в металлический пол перед ногами Оливера, выбив сноп искр, и профессор застыл. 
— Стоять, док! Сюда! — Маркус красноречиво шевельнул стволом штурмовой винтовки. 
Оливер вынужден был подчиниться. Маркус понимал, что люди «Цербера» не захотят стрелять в главу их бесценного проекта. Его знания слишком важны, чтобы тот мог пострадать. Пока эта парочка — Оливер и Фурье — в их руках, противники хотя бы отчасти будут скованы в своих действиях. По крайней мере, не рискнут прибегнуть к тяжелому вооружению или взрывчатке. 
Из темноты прозвучал резкий мужской голос. Маркус узнал Роберта Фрейзера. 
— Нарушители! Бросайте оружие! У вас нет шансов! 
Тайлер не ответил. Краем глаза он заметил Налену, занявшую надежное укрытие, и жестом велел следить и за воздухом. Там наверняка могли быть и другие дроны. 
— Мы знаем, что вас только двое! — продолжал Фрейзер, — Со мной двадцать бойцов! 
«Ну, спасибо за информацию, — подумал Маркус, — Хотя не представляю, как она нам пригодится...» 
— Я не хочу, чтобы пострадали профессор Оливер или профессор Фурье. Поэтому предлагаю решить дело миром. Если вы сдадитесь добровольно, я гарантирую вам жизнь и милосердное отношение. 
— И почему я ему не верю? — пробормотал Маркус. 
— Может, потому, что мы видели, чем они занимались в этой лаборатории? — откликнулась по внутришлемной связи Налена. Голос азари был преувеличенно бодрым — она пыталась скрыть свой страх. 
— Но знайте — я не позволю вам покинуть этот комплекс, — продолжал свою речь начальник СБ FSR, — Или вы сдадитесь добровольно, вернув нам ученых, или не рассчитывайте на нашу снисходительность! 
Налена быстро мотнула головой вверх. Маркус вскинул винтовку. Как он и предполагал, пока Фрейзер отвлекал внимание, над ними появились дроны. Не меньше десятка. 
Он вдавил спусковой крючок, и «Ковалев» загрохотал. Пули насквозь пробили одну летающую машину, сбили на пол другую. На скафандре самого Маркуса вспыхнул белый огонек, и внутри шлема запищал тревожный сигнал — лазерный импульс, выпущенный одним из дронов, ударил в броню на плече. К счастью, доспех, снабженный специальным отражающим микрослоем, мог противостоять этим сравнительно слабым лазерам. 
Снова загремели выстрелы. На этот раз противники были настроены решительнее, атакуя одновременно сверху и с фронта. 
— Займись ими! — крикнул Маркус напарнице, указывая на дронов. Сам он сдернул с плеча снайперскую винтовку. 
— Да, — азари выбросила вперед руку. Вихрь темной энергии подхватил несколько дронов и с силой ударил их о потолок. Искры и куски роботов брызнули во все стороны. 
Уперев приклад в плечо, Маркус всматривался перед собой. Судя по вспышкам выстрелов, шесть или семь человек. Еще не меньше четырех наверху. Наверняка есть и другие, которые до поры не выдают свое местонахождение стрельбой. 
Удачно пушенная кем-то пуля задела его скафандр и была отброшена кинетическим барьером. Прицел, снабженный функцией ночного зрения, позволил увидеть стрелка. Тот, скрывшись за каким-то громоздким аппаратом, увлеченно палил из штурмовой винтовки, не столько для того, чтобы в кого-то попасть, сколько для того, чтобы наделать побольше шума. Так же, почти наугад, стреляли и другие. Отвлекая внимание от нескольких человек, пробиравшихся в обход между рядами массивных устройств. 
Вероятно, агенты «Цебрера» рассчитывали на свои боевые доспехи, снабженные надежными кинетическими щитами. Они вполне могли выдержать несколько прямых попаданий из винтовки или залп дробовика — достаточно, чтобы человек успел сменить укрытие и восстановить энергию защиты. Так, сменяясь и прикрывая друг друга, они рассчитывали подобраться вплотную к противнику. Криво улыбнувшись, Маркус подождал, пока один из нападавших снова покажется на виду. Перекрестие прицела замерло на его шлеме, и Маркус мягко коснулся сенсора, заменяющего обычный спусковой крючок. 
Вопреки тому, что показывал суперпопулярный долгоиграющий экстранет-сериал про Непобедимого Бласто, выстрелы лазерного оружия не сопровождались яркими спецэффектами. Не было никакого ослепительного, зловеще шипящего огненного луча, рассекающего надвое все на своем пути. Винтовка даже не вздрогнула в руках человека, и не было никакого звука, кроме легкого щелчка, когда автоматика выбросила раскаленную термоячейку — саларианское лучевое оружие использовало стандартную систему охлаждения. Могло показаться, что оружие просто не сработало. Тем не менее, агент «Цербера» замер на мгновение, а потом безвольно повалился на пол, как марионетка, которой внезапно обрезали все ниточки. Это было мощное оружие, и энергии лазерного луча оказалось достаточно, чтобы прожечь боевой скафандр. К сожалению, из-за значительного времени накачки лазера, скорострельность импульсной винтовки отавляла желать лучшего. 
Остальных боевиков «Цербера» это не обескуражило — скорее всего, они просто не поняли, что произошло, списав гибель своего товарища на несчастливое попадание обычной пули. Они продолжали сокращать дистанцию, используя ту же тактику. Маркус дождался, пока лазер восстановит энергию, и выстрелил снова. Еще один противник упал. 
Это возымело эффект — люди «Цербера» осознали, что их кинетические барьеры не защищают от этого оружия, и приостановили свое наступление. В довершение, Налена снова воспользовалась биотикой, и самого упорного из них подняло вверх, а потом с силой впечатало в пол. Человек остался неподвижен — убитый или оглушенный. 
Стрельба с верхнего яруса продолжалась, и Маркус взял на прицел одного из людей, засевших там. Он плавно вдавил спусковой крючок, лазерная винтовка выплюнула очередную термоячейку. Высокая женщина дернулась, выронила оружие и упала с простреленной головой. После этого люди Фрейзера окончательно скрылись, лишь эпизодически напоминая о себе короткими очередями. Будь у них гранаты, они легко расправились бы с Тайлером и Наленой. И, скорее всего, гранаты у них были, но бойцы «Цербера» не могли их применять, пока у их противников оставались в заложниках ученые. 
Маркус быстро проверил тех. Оба оставались на местах, не смея высунуться из укрытий. Оливер казался достаточно спокойным, тогда как Мариам Фурье скорчилась, обхватив голову руками, и что-то шептала. Кажется, она была близка к панике. Маркус скрипнул зубами. Этого еще не хватало! 
Складывалась патовая ситуация. Ни люди Фрейзера не могли подобраться вплотную, не рискуя нарваться на лазерный импульс или удар биотическим полем, ни Маркус с Наленой не в состоянии были прорваться сквозь огонь численно превосходящего противника. Но сам этот пат играл на руку «Церберу». У них было достаточно времени, чтобы подумать и что-нибудь предпринять. 
Маркус прикинул, чего можно от них ждать. Самым логичным казалось оставить часть отряда впереди, перекрывая путь и отвлекая внимание, тогда как другая группа пойдет в обход этой лаборатории смежными коридорами, чтобы зайти с тыла. Простое, очевидное и эффективное решение. Это означало бы смертный приговор, и способов помешать этому Маркус не видел. 
Он уже начал думать о том, что придется все-таки прорываться — используя ученых в качестве заложников и, пожалуй, под прикрытием зоны сингулярности — когда внезапно снова заметил движение над головой. Они опять решили попробовать дронов? 
Он резко развернул ствол оружия вверх... и неожиданно сильный удар сбил его с ног. Над ним промелькнуло что-то гибкое, отсвечивающее металлом. Робот-погрузчик! 
Тайлер выругался. Враги оказались хитрее, чем он предполагал. Вместо того, чтобы продолжать атаки, они предпочли воспользоваться роботами. Металлические щупальца под потолком зашевелились, словно грохот перестрелки разбудил дремлющих спрутов. Вытянувшись почти вдвое, они потянулись к человеку и азари. 
Отбросив бесполезный лазер, Маркус схватился за «Ковалев». Он успел поднять оружие. он даже успел сделать очередь. Бронебойные вольфрамовые стрелки прошили насквозь один манипулятор, и тот бессильно повис, но второй снова ударил человека, выбив оружие у него из рук. Затем еще одно щупальце захлестнуло его, подняв над землей. 
Послышался женский крик. Маркус повернулся к Налене, но кричала не она. Мириам Фурье в панике выскочила из укрытия. В ту же секунду кто-то выстрелил в нее из дробовика. Плотный заряд зажигательной картечи попал ей в грудь, и она опрокинулась навзничь. 
Налена сопротивлялась еще несколько секунд. Ее биотика позволила азари вывести из строя два манипулятора, но затем и она, обездвиженная, повисла над землей. 
Из укрытий появились люди. Их было много, больше десятка, и все держали оружие нацеленным на Маркуса и азари. Но пока что они не стреляли. 
Высокий мужчина выступил вперед. Коснулся рукой шлема, и бронированное стекло забрала сдвинулось вверх. Тайлер узнал Роберта Фрейзера. Тот подошел к телу Мириам. Женщина уже не двигалась, над ее обожженным телом поднимался серый дымок. Фрейзер зашипел сквозь зубы и повернулся к одному из своих людей. 
— Донован. Ты не расслышал мой приказ? 
Агент, вооруженный дробовиком, отступил на шаг. 
— Но, сэр, я... 
Договорить он не успел. Фрейзер поднял руку с крупнокалиберным пистолетом и выстрелил. Раскатистый, басовитый грохот «Фаланги» не узнать было невозможно. Тяжелая пуля разнесла проштрафифшемуся агенту полчерепа. Фрейзер сделал быстрый жест одному из своих людей — технику, который держался за спинами солдат. Тот набрал какую-то команду на уни-инструменте, и хватка металлических манипуляторов ослабла. Маркус тяжело упал на пол, рядом свалилась Налена. Они обменялись взглядами, но не шевелились. На них было наставлено не меньше десятка дробовиков или штурмовых винтовок, что у любого отбило бы охоту делать резкие движения. 
— Заберите у них оружие, — приказал Фрейзер, — И шлемы. 
Двое агентов подошли к пленникам, забрали пистолеты у них с пояса и сняли шлемы. Фрейзер, чуть склонив голову, изучал свою добычу. На Налену он смотрел равнодушно, разве что с намеком на удивление. Вполне естественно, что он не ожидал увидеть азари на секретной базе «Цербера». Но при виде Тайлера его глаза расширились от гнева и недоумения. Он подошел на шаг ближе и всмотрелся пристальнее, как будто отказывался верить самому себе. 
— Маркус Тайлер! — его лицо исказила ярость, — Но ведь ты же... 
Несмотря на то, что ситуация, мягко говоря, не располагала к шуткам, Маркус закатил глаза. 
— И вы туда же... 
Фрейзер не обратил внимания на его колкость. Он заскрежетал зубами и ударил кулаком себя по бедру. 
— Этот проклятый кроганский ублюдок!

Комментарии (9)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
6   
Ход с манипуляторами очень разрядил патовую ситуацию.
У меня в новом рассказе тоже была подобная ситуация, пришлось выкручиваться smile
1
SVS
7   
Ну, должна же и у врага голова немного соображать. smile
0
Батон
8   
Интересно ,Когда ты в предыдущих главах описывал манипуляторы, это уже было ружьем висящим на стене или по ходу воспользовался?
0
SVS
9   
Ружьем, висящим на стене. Я заранее придумал эту сценку.
1
Батон
2   
А Нормандия СР-2?
Тоже деяние "Цербера"
0
SVS
3   
"Нормандия-2" - это, по сути, часть проекта "Лазарь", ведь ее и построили специально для Шепарда. Без командора, смысла в ней никакого не было бы.
0
Батон
4   
Вспомни, что "Цербер" работал в разных ячейках и они не знали о существовании друг друга.
Это же не Универсам, где восстанавливают героя и строят корабль, и что-нибудь еще пакостное делают : )
0
SVS
5   
И все же, проходя игры и читая книги, я, помимо воскрешения Шепарда (ну, и возвращения ему новой "Нормандии") замечал именно что одни лишь пакостные проявления деятельности Цербера. А в "Возмездии" Призрак, на мой взгляд, выставлен еще и довольно мелочной личностью.
Разумеется, это лишь мое мнение. Его я и выражаю в собственном фанфике. Если по событиям МЕ3 окажется, что спасение Галактики будет заслугой "Цербера", ну... значит, я ошибался, только и всего.
0
SVS
1   
Кто знает. Увидим с выходом МЕ3. Пока что, увы, единственная стоящая вещь, которую сделал "Цербер" - это проект "Лазарь". От прочих их деяний, по сути, всем, включая землян, были одни только неприятности. Хуже того - "Церберы" никаких выводов из этого не делают. Раз за разом нарываясь (один проект "Повелитель" чего стоит), они снова лезут в очередные сомнительные дела.
Поэтому лично я к "Церберу" отношусь крайне отрицательно, и считаю, что, если их вовремя не остановить, однажды они все-таки добьются своего и устроят какую-нибудь катастрофу. И рядом не окажется ни Шепарда, ни Маркуса Тайлера smile , чтобы вовремя расхлебать кашу, которую они заварили.
1