Тени Войны. Глава 13.


История, происходящая в 2190 году, уже после того, как побеждены были Жнецы. Но тени этой войны все еще напоминают о себе.



ГЛАВА 13

Капитан Гюнтер Дарвиш оторвался от созерцания карты звездного неба — занятия, которому он предавался больше от скуки, потому что каких-либо важных дел у капитана корабля пока не ожидалось. От Фрейзера и группы высадки все еще не было никаких известий. «Королев» наматывал виток за витком по орбите этой безымянной планеты. Экипаж дежурил на постах, согласно расписанию. Все системы функционировали безупречно. Дарвиш не мог знать, что происходит на планете, в загадочно замолчавшем подземном комплексе. Но здесь, на его корабле, царил идеальный порядок. Все, что оставалось капитану — это сидеть в своем вращающемся кресле, любоваться узором созвездий на экранах и ждать, пока Роберт Фрейзер выйдет на связь. 
Именно от этого занятия и отвлек его голос навигатора Анжело. 
— Сэр. В пределах действия наших детекторов неопознанный корабль. 
Только что откровенно скучавший, Дарвиш стряхнул с себя равнодушие и нахмурился. Появление здесь другого корабля — это было нечто совершенно неожиданное. Предполагалось, что о самом существовании этой планетной системы никому не известно. 
— Это кто-то из наших? — спросил капитан. Появление в системе второго корабля FSR было самым правдоподобным объяснением. И к тому же, самым удобным. 
— Они передают опознавательный код? 
— Нет, сэр. 
Удобную версию пришлось отбросить. Дарвиш встревожился еще сильнее. Происходящее становилось, по меньшей мере, подозрительным. Случайные гости? Исследователи? Разведчики? Пираты? Все это, конечно, было возможно, но с ничтожной степенью вероятности. 
— Что за корабль? — спросил он. 
— Он не передает позывные, но приближается быстро. Скоро мы сможем его увидеть. Его масса приблизительно соответствует тяжелому крейсеру. 
Капитан сжал кулак. Это отметало разведчиков и пиратов. Как и любого другого случайного «залетного» чужака. Корабли таких размеров всегда направляют только к конкретной цели. 
— Полная боевая готовность, — приказал капитан, — Активировать систему «Страж». Торпедные аппараты к бою. Поднять щиты. Связаться с группой Фрейзера и информировать их о происходящем. 
Прошло несколько минут, и неизвестный корабль приблизился достаточно, чтобы возможно опознать его визуально. Гюнтер Дарвиш недоверчиво уставился на обзорные экраны — он узнал этот огромный звездолет, устаревший крейсер турианской постройки. Корабль Гартнака Тарра, крогана, одного из главарей наемников на службе «Far Space Research». 
— «Файрис»? Не может быть... Какого чёрта он тут... 
— Сэр, — перебил Дарвиша его старший помощник Светлов, — Что-то происходит. Наши системы отказывают одна за другой! Лазеры «Стража» отключаются. Торпедные отсеки не отвечают! Не удается поднять щиты. Связь с планетой прервалась. Двигатели... 
Он продолжал говорить, но все это казалось совершенно невозможным. Нереальным. Тревожные сигналы пришли и с других постов — все основные системы «Королева» отказывались отвечать на команды. Гюнтер Дарвиш в оцепенении слушал рапорты о том, как умирает его корабль. Он все еще не мог поверить в происходящее. Это, наверное, просто дурной сон. Его корабль в прекрасном состоянии. Все это просто не может происходить на самом деле! 
Словно в насмешку, системы внешнего обзора продолжали функционировать, и капитан «Королева» мог видеть, как выходит на траекторию атаки «Файрис». Турианский крейсер развернулся носом, так что стали отчетливо видны две главные курсовые кинетические пушки. Он приближался спокойно и уверенно, сокращая дистанцию до ничтожных по космическим меркам сотен километров. 
У «Королева» кинетических орудий не было, но прочные щиты, высокая маневренность и мощное торпедное вооружение вполне позволили бы расправиться с этим устаревшим кораблем. Если бы только все это функционировало! 
«Файрис» был уже совсем близко, поворачиваясь с издевательской неспешностью. Дарвиш сглотнул. Как?! Как такое могло произойти?!
Гартнак Тарр позволил себе несколько секунд помедлить, наслаждаясь этим восхитительным ощущением — видом беспомощного врага, который был всецело в его власти. Самое сладкое чувство — прервать жизнь того, кто отдает себе отчет в том, что обречен. 
— Огонь, — негромко приказал Лорд Войны. 
Послышался приглушенный гул, и «Файрис» дернулся всем корпусом, когда обе пушки одновременно метнули вперед тяжелые металлические снаряды. Расстояние в несколько сотен километров, разделяющее два звездолета, они преодолели меньше, чем за две секунды, и врезались в корпус «Королева». 
Снаряды прошли навылет, сметая и буквально выворачивая наизнанку все на своем пути. Их энергия вызвала эффект, сравнимый с мощным взрывом, который оставил чудовищную пробоину в корпусе корабля «Цербера». «Королев» содрогнулся в агонии, раскалываясь пополам. Потоки бело-голубого пламени вырвались в вакуум. 
«Файрис» выстрелил еще раз, но в этом уже не было необходимости. Там, где только что находился «Королев», расползалось облако раскаленной плазмы, горячей, как новорожденная звезда. 
Гартнак Тарр наблюдал за тем, как постепенно угасает беззвучный взрыв. Многочисленные осколки желтыми искрами чертили свои траектории на голографической проекции системы внешнего наблюдения. Не исключено, что через несколько сотен тысяч лет какой-то из них упадет где-нибудь на другой планете звездного скопления Разлом Калестон. 
— Поздравляю, — ухмыльнулся Лорд Войны, — Леан, ты, как всегда, на высоте. 
Худой кварианец развел руками с обычной самоуверенностью. 
— Я всегда отрабатываю свои деньги, Тарр, — он удрученно вздохнул, — Хотя мне жаль «Королева». Это был отличный корабль. 
Тарр пренебрежительно отмахнулся. 
— Корабль мне не нужен. Мне нужна эта база. 
Кварианец благоразумно промолчал. 
— Итак, сэр, что дальше? — спросил капитан Саррас. 
— Готовимся к высадке, — чуть подумав, сказал Тарр, — Я, Альвис, Леан, и еще восемь надежных бойцов. 
— Вы уверены, что этого достаточно, сэр? — усомнился турианец, — Все-таки, там полсотни противников, да еще эти хаски... 
— Уверен, — отрезал кроган, — Я не собираюсь задерживаться там дольше, чем это необходимо.
* * * 
Роберт Фрейзер смотрел на своих пленников. Прежде, он никогда не встречал Тайлера лично, но после недавних событий хорошо изучил его личное дело. Он знал, что в прошлом этот человек работал на «Цербер» и имел на своем счету несколько успешных операций, но, вскоре после того, как окончилось вторжение Жнецов, оказался в числе предателей. Тем не менее, он был достаточно ловок, чтобы с фальшивым ИД вновь просочиться в организацию и найти доступ к секретным архивам «Far Space Research». Как много ему удалось узнать? Глупый вопрос. Раз он здесь — все. 
И кто такая эта азари? Почему она с Тайлером? На кого он теперь работает? Возможно, она — агент Совета, или даже полноправный Спектр? Сомнительно, но не исключено. Такая возможность не могла не тревожить. Кому Тайлер передал похищенную информацию? И, проклятье, как диск с данными мог оказаться у подонка Тарра, если этот человек жив? Неужели они с кроганом в сговоре? Быть может, новые хозяева Тайлера предложили наемнику больше, чем платила FSR? 
Узнать ответы на эти вопросы было чрезвычайно важно, поэтому пристрелить мерзавцев на месте Фрейзер не мог. Хотя противиться искушению было трудно. 
— Следить за ними в оба, — приказал он своим людям, — Если дернутся — стреляйте по ногам. 
Двое перед ним были безоружны, но Фрейзер не собирался их недооценивать. Эта ошибка уже стоила «Церберу» очень дорого и поставила под угрозу разоблачения чрезвычайно важные и тщательно скрываемые планы. Он не мог позволить себе второй раз быть небрежен. Более того, такую ошибку ему просто не простят. Кто бы ни стоял теперь во главе организации, кое в чем ее принципы не изменились ни на йоту. 
— Сколько у нас погибших? — спросил он у сержанта Келлена. Теперь тот стал вторым в отряде, поскольку Мари Кайен оказалась в числе убитых. 
— Лейтенант и еще трое... четверо, — поправился Келен, посмотрев на труп Донована. Элиот и Торн ранены, причем Торн серьезно. Он выживет, но сражаться не может. Итого, у нас осталось в строю четырнадцать бойцов. 
— И одиннадцать работоспособных дронов, — добавил Морисита. 
Фрейзер кивнул. Он снова посмотрел на пленных. Да, охотнее всего, он просто прикончил бы их, но именно этого он не мог себе позволить до тех пор, пока не узнает от них всю правду. Но сейчас было неподходящее время для допроса. 
— Доставим их на корабль, — решил он, — Но сначала займемся главным. 
Он посмотрел на полного ученого. 
— Профессор Оливер. Есть еще выжившие? 
— Да, мистер Фрейзер, — сухим тоном ответил тот, — Еще восемь человек заперты в бункере <nobr>6-А.</nobr> Должен заметить, — мрачно добавил он, — вы не очень торопились. 
Фрейзер проигнорировал колкое замечание. 
— Среди этих людей есть те, чьи знания необходимы для проекта? 
Профессор заколебался, потом покачал головой. 
— Нет. Вся информация была у меня и у Мириам... у профессора Фурье. Она теперь мертва. 
Фрейзер кивнул. Один из его людей стоял на коленях перед застреленной женщиной, водя над ее телом уни-инструментом, но глава службы безопасности и так видел, что никакая медицинская помощь там уже не потребуется. Меди-гель — великое изобретение, но покойников не воскрешает. 
— В таком случае, эвакуацию выживших будем проводить в последнюю очередь. Главная задача — вывезти оборудование и документацию по проекту «Подчинение». 
Он снова перевел взгляд на пленников. 
— Что можете рассказать про них? 
— Немного, — признался ученый, — Я даже не знаю их настоящие имена. Этот человек называл себя Маркус Тайлер. Они появились несколько часов назад, и поначалу я принял их за отряд «Цербера», но потом понял свою ошибку. Но у нас не было возможности сопротивляться им. Мы пытались, поверьте, но... 
— Достаточно, — оборвал его Фрейзер. Он подошел ближе к Тайлеру. Тот молча смотрел на него. 
Фрейзер сжал кулаки, но не ударил. 
— Поверь, Тайлер, тебе же будет лучше, если ты сам все расскажешь, — прошипел он. 
Человек молчал. 
— Возможно, я смог бы вам помочь, — неожиданно встрял Оливер, с ненавистью глядя на пленника, — У меня есть идея, как его можно убедить. 
Ученый сделал шаг ближе к Тайлеру, но Фрейзер преградил ему путь. 
— У нас еще есть запас... инъекций, — процедил сквозь зубы профессор, — Мистеру Тайлеру можно предоставить выбор между... откровенностью и трансформацией. Из него получился бы замечательный гибрид. 
Роберт Фрейзер искоса посмотрел на профессора. 
— Мне нравится ход ваших мыслей, но это подождет своей очереди. Допросом пленных мы займемся после того, как окажемся в безопасном месте. А сейчас, профессор Оливер, я хочу, чтобы вы отправились на десятый уровень. Мои люди готовы начать эвакуацию оборудования, и им может понадобиться ваша помощь. Вы должны будете определить наиболее ценные образцы, которые нужно забрать в первую очередь. 
— Да, конечно, — Оливер совладал с собой. 
— Вас проводят, — Фрейзер сделал жест рукой, — Йорк, возьми с собой еще троих, и охраняйте профессора Оливера. Я... 
Неожиданно просигналил уни-инструмент. Поступил вызов с поверхности, от Дина Джонсона — сержанта, оставшегося во главе охранной группы. 
— В чем дело? 
К удивлению Фрейзера, ответ сержанта был едва слышан за треском помех и грохотом стрельбы. 
— Сэр! Тут что-то немыслимое! Все наши боевые машины внезапно обезумели! Сэр, они убивают нас! 
Снова затрещали очереди. Приглушенно ухнул взрыв. 
— Джонсон! Доложите обстановку! Мне нужна подробная информация! 
— Я уже все доложил, сэр! — в голосе сержанта слышалась растерянность, — Наши «Имиры» и дроны внезапно напали на нас! Мы оказались захвачены врасплох. У меня уже пятеро убитых! Связь с «Королевым» потеряна. Мы... 
Еще один взрыв. Сигнал прервался. 
— Джонсон! Джонсон! Ответьте! 
Уни-инструмент молчал. На голографическом дисплее шлема один за другим вспыхивали красным имена бойцов из охранного отделения — они погибали. Фрейзер в ярости повернулся к Морисите. 
— Какого черта? 
Сухощавый японец растерянно затряс головой. 
— Я не могу установить связь с роботами боевой группы, сэр. Сеть ВИ не реагирует на команды. Я... я не понимаю, что могло произойти, сэр. 
— Так выясни! — рявкнул Фрейзер, — По крайней мере, наши дроны в порядке? 
— Да, сэр. Они полностью подчиняются командам управления. 
Фрейзер стиснул зубы и быстро вызвал Рамиреса. 
— Габриэль! 
— Да, сэр? — незамедлительно откликнулся лейтенант. Фрейзер ощутил некоторое облегчение. 
— Габриэль, будьте предельно осторожны. Что-то случилось наверху — судя по всему, их «Имиры» внезапно обезумели и напали на людей. 
— Что, сэр? — недоуменно переспросил Рамирес. 
— Я же ясно сказал. Вся группа Джонсона перебита. Ваши роботы в порядке? 
— Да, сэр, все хорошо, — откликнулся потрясенный Рамирес, — Кажется. У нас... 
Его голос заглушил треск очереди. На экране внутри шлема Роберта Фрейзера вспыхнуло красными буквами очередное имя — «Рамирес Габриэль, первый лейтенант». Стрельба и взрывы продолжались. «Льюис Нолан, рядовой». «Хавьер Ламьель, рядовой». «Николай Краснов, капрал»... 
Роберт Фрейзер закусил губу. 
— Вся группа! Идем им на помощь! Быстро, вперед! Только сначала... 
Он поднял кверху тяжелый пистолет. «Фаланга» басовито грянула, и бронебойная пуля разнесла на куски одного из дронов. 
— Что уставились? Уничтожить всех!
Гартнак Тарр смотрел на поле боя. Перестрелка была скоротечной, но жестокой. У десяти человек не было шанса против восьми «Имиров», но люди «Цербера» показали себя хорошими бойцами и, даже будучи захвачены врасплох, дорого продали свои жизни. Два робота из восьми было уничтожено, еще один лишился руки, и неровная дыра зияла в его нагрудной пластине. 
Тарр удовлетворенно улыбнулся. Не считая Леана и Альвис, с ним было еще восемь наемников. Это были неплохие воины, хотя Альвис и кварианец вдвоем справились бы с ними всеми за несколько минут. Кроган глубоко втянул воздух в легкие. Перенасыщенная кислородом атмосфера обожгла ноздри. Тарр ощущал возбуждение. Ему уже почти исполнилась тысяча лет, он был Лордом Войны, но он оставался кроганом, а значит — воином. Его тело и душа жаждали боя. Жаждали врага, которого можно убить. 
На боку у Тарра висело тяжелое штурмовое орудие «Фантом», у пояса был сложенный полуавтоматический дробовик. Альвис вооружилась легкой штурмовой винтовкой и пистолетом-пулеметом азарийского производства, Леан в дополнение к пистолету-пулемету прихватил армейский дробовик «Ятаган», модернизированный им же. Тарр не сомневался, что дело кончится схваткой. Он понимал нежелательность этого, и все же ничего не мог поделать с тем, что его сердца оживленно колотились, и кровь быстрее струилась по жилам. Он был рожден кроганом. Кроганы такие, какие они есть, и ничто этого не изменит. 
Но, если нельзя изменить кроганов, быть может, можно изменить других? 
— Леан, бери свои железяки и четверых техников и отправляйся по грузовой шахте, — приказал он, — Мы пройдем за Фрейзером. 
— Как прикажешь, — кварианец махнул рукой, подзывая к себе техников. Помимо восьмерых наемников, их сопровождала шестерка инженеров — двое остались на шаттле, четверо последовали за кварианцем. 
Группа техников, ведомая кварианцем, направилась к грузовому лифту. Вместе с ними тяжело топали пять неповрежденных «Имиров». Однорукий робот остался на поверхности в качестве сторожа. Помимо «Имиров», кварианец забрал и дронов — разведчиков — они скользили над землей рядом с Леаном, как прирученные варены. Несколько таких же летучих зондов присоединились к отряду Гартнака Тарра. 
Лорд Войны жестом приказал остальным двигаться за ним. Небольшой отряд направился к лифту, ведущему внутрь подземной базы.
* * * 
Инженеру Морисите так и не удалось восстановить основное освещение. Отряд продвигался в неровном красноватом свете аварийных фонарей. Возглавлял его сам Фрейзер, рядом с ним и еще тремя бойцами шел профессор Ян Оливер. Тут же, впереди, вели Маркуса Тайлера с Наленой, и несколько человек постоянно держали их под прицелом. 
По крайней мере, их не связали — то ли не сочли нужным, то ли просто ничего подходящего не оказалось под рукой. Это была хорошая новость. Плохо было то, что даже со свободными руками, они, безоружные, ничего не могли сделать против четырнадцати противников. Правда, у Налены оставалась ее биотика, но и этого было недостаточно. К тому же, биотики далеко не всесильны. На то, чтобы собрать темную энергию для удара, ей требовалось какое-то время. Пусть небольшое, считанные секунды, но было очевидно, что противники не дадут ей даже этого. Куда бы они ни сворачивали, и как бы ни вились коридоры, позади азари всегда оставался хотя бы один стрелок с дробовиком, ствол которого смотрел ей в спину. 
Отряд шел в мрачном молчании. Было очевидно, что мысли всех заняты одним — столь стремительной и загадочной гибелью их товарищей. О том же думал и Маркус. Из разговоров Фрейзера с Оливером и своими помощниками, он понял, что другие отряды «Цербера» были истреблены в результате нападения их собственных боевых роботов поддержки. Это казалось невероятным. Если в ранних модификациях «Локи» или «Имиров» случались сбои, приводившие порой к несчастным случаям, то в современных, улучшенных версиях надежный ВИ практически исключал такую возможность. Единственной версией, которая могла объяснить случившееся, был саботаж. Кто-то умышленно натравил боевые машины на собственных хозяев. Но кто? Для этого надо было обладать незаурядными способностями. 
Маркус догадывался, что о том же думает сейчас и Роберт Фрейзер. Хотя шеф безопасности «FSR» и старался выглядеть уверенно перед своими подчиненными, его нервозность была заметна невооруженным глазом. Он уничтожил собственных дронов, и это, вероятно, было оправданное решение в сложившейся ситуации, но теперь его группе приходилось пробираться вглубь огромного подземного комплекса вслепую, полагаясь лишь на информацию от Хелен. А насколько можно было доверять виртуальному интеллекту колонии? Не могло ли то же безумие, что поразило «Имиры», затронуть и ее? И, если это еще не случилось, то не могло ли случиться теперь, в любой момент, вот прямо сейчас? Да, в этот момент Маркус почти пожалел Фрейзера. Тот вляпался в нечто такое, чего никак не мог ожидать. 
Впрочем, они с Наленой были в той же лодке. 
Большая часть лифтов внутри оказалась обесточена, так что группе «Цербера» приходилось пользоваться узкими служебными лестницами, которые соединялись между собой узкими и извилистыми переходами. Некоторые автоматические двери также не функционировали, вынуждая идти обходным путем. Из-за этого, относительно короткий путь занял примерно три четверти часа. Маркус прикинул, что они приближаются к заблокированным уровням, где оставались заперты не меньше трех сотен хасков. Вряд ли Фрейзер с его дюжиной солдат решится идти напролом — скорее, он опять будет искать обходной путь. 
Так и оказалось — Фрейзер повел свой отряд через широкий коридор к служебным помещениям. Судя по плану подземного комплекса, там можно было спуститься, минуя запертые секторы. 
Они прошли внутрь складского помещения, заставленного металлическими ящиками. У Маркуса почему-то вдруг возникло нехорошее чувство, они идут прямиком в западню. Он сам не понимал, на чем основано это подозрение, но предпочел довериться интуиции. Он незаметно от других кивнул Налене — будь наготове. Та искоса стрельнула в него глазами и тоже слегка кивнула. 
Фрейзер, очевидно, тоже что-то заподозрил, потому что быстрым жестом приказал своим людям рассредоточиться. Маркуса и Налену грубо толкнули за какой-то ящик, заставив встать на колени. Тем не менее, рядом с ними остались всего двое охранников, и Маркус почувствовал возбуждение. Сейчас или никогда! 
Неподалеку, за другим ящиком спрятался профессор Оливер, его тоже сторожили двое солдат. Остальные рассыпались по укрытиям, медленно продвигаясь вперед. Тяжело, угнетающе медленно тянулись секунды, сливаясь в минуты. Ничего не происходило, и, кажется, Фрейзер расслабился. Он первым выглянул из укрытия и шагнул к большим грузовым воротам в противоположной стене. Коснувшись рукой шлема, он раскрыл защитное забрало из броневого стекла, вглядываясь перед собой. 
И тут же на его переносице вспыхнула яркая рубиновая точка. Глава отряда «Цербера» вздрогнул и медленно завалился на бок. Его глаза были открыты и уже начали стекленеть. Там, где ударил лазерный импульс, осталось крошечное темное пятнышко. Бесшумной тенью наверху скользнул дрон — разведчик, уходя из-под обстрела. 
В следующий момент тишина взорвалась хлопками разрывов. Полумрак уступил место ослепительному зареву. Маркус узнал шоковые гранаты. Он зажмурился, радуясь тому, что стенка металлического ящика защищает его от ослепительного света. Вокруг потрясенно кричали люди. 
А затем отовсюду загремели выстрелы.

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
1   
Ну это уже ни в какие ворота!
Форменное безарбузие, Карабль кничтожили, роботов натравили. В общем злой кроган свел шансы Цербере к нулю.
0
SVS
2   
Это потому, что Фрейзер считал его тупым. Вот он отмстил!
0
Батон
3   
Тарр сам себя выставлял таким - тупым и недалеким. Чего злить-сято?
А вот то что он жестокий и вероломный - ну точно как Скарр smile
0