Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Тени Войны. 11



История, происходящая в 2190 году, уже после того, как побеждены были Жнецы. Но тени этой войны еще дают о себе знать. 





Залп мощного дробовика гулко раскатился в замкнутом пространстве. Кинетические щиты блеснули, приняв удар на себя, и внутри шлема с неприятным писком зажегся красный огонь, предупреждающий, что мощность защиты снизилась до тридцати процентов. Маркус бросился вперед прежде, чем противник успел выстрелить снова. Крепкий мужчина в темно-сером боевом комбинезоне опять повернул дробовик ему навстречу, но Маркус успел перехватить оружие и дернул ствол вверх. Снова сверкнула голубовато-белая вспышка, и заряд картечи ударил в потолок. Следующим движением Маркус обезоружил противника и схватил его за горло. Охранник замер, когда тяжелый пистолет в руке бывшего агента Цербера уткнулся ему под подбородок. В левой руке Маркус удерживал дробовик, направив его на товарищей стрелка; двух других мужчин в такой же униформе. Они держали собственное оружие наготове, но не могли стрелять, не рискуя задеть своего. 
Справа от Маркуса замерла Налена. Она сделала быстрое движение рукой; какой-то человек в рабочем бело-черном комбинезоне, какие носят лаборанты или техники, опрокинулся на спину, как будто получил удар от боксера-тяжеловеса. Пистолет выпал у него из руки и с металлическим звуком упал на пол. 
— Ну, довольно, — приказал Маркус, — Бросайте оружие, у кого оно есть, или вы все покойники. Считать не стану... 
Считать и не пришлось. Сперва охранники неохотно опустили дробовики и бросили их себе под ноги, затем выбросили пистолеты еще двое людей в гражданском. Маркус подтолкнул обезоруженного пленника вперед, и тот сделал несколько шагов к своим товарищам. 
Все пленные под прицелом выстроились вдоль стены, хмуро глядя на человека и азари. 
— Руки держите на виду, — Маркус Тайлер быстро пересчитал их. Десятеро, как и говорил Оливер. Сам глава проекта был среди них. 
— Не слишком-то вежливо — встречать тех, кто пришел вам на помощь, пулями, — заметил Маркус. 
Ян Оливер презрительно скривился. 
— Только не говорите, что вы из «Цербера». Азари туда не вербуют. 
— И все равно, это не только невежливо, но и неумно, когда вокруг кишат хаски. 
— Помощь скоро прибудет, — огрызнулся ученый, — Я не сомневаюсь, что они приняли наш сигнал и уже летят. Мы можем продержаться здесь, пока они не появятся. Кто вы такие? 
-Здесь не вы задаете вопросы, профессор, — Маркус быстро осмотрелся, — Вы садитесь здесь. Остальные туда. 
Профессор Оливер подчинился и уселся на жесткий стул. Под прицелом двух стволов, девять человек медленно отступили в угол. Это было просторное помещение с цельнометаллическими стенами, фактически, бронированная коробка, наглухо изолированная от окружающей среды. Своего рода крепость, в которой можно отсидеться в случае каких-либо непредвиденных обстоятельств. Несомненно, здесь имелась независимая система жизнеобеспечения с собственным генератором и склад с припасами. Вдоль стен разместились какие-то запертые металлические сейфы и шкафы. Посреди комнаты стоял единственный стол с терминалом, и под ним было сложено несколько запертых кейсов из блестящего серебристого металла. Отдельная дверь вела, очевидно, в жилую секцию. 
— Не будем тратить время зря, — сказал Маркус, — Начнем с главного. Мне известно, что здесь проводились эксперименты с технологиями Жнецов. Хаски сами по себе это доказывают. Я хочу знать подробности. 
Оливер молчал. 
— Вижу, по-хорошему говорить не хочешь, — произнес Маркус, — Ну что ж, тогда перейдем к плану «Б». Я никогда не был мастером переговоров, поэтому просто объясню, какой у тебя выбор, Оливер. Или ты рассказываешь мне все, что знаешь, или сейчас отправляешься наружу этого бункера договариваться с хасками. Если у тебя вдруг не получится, за дверь пойдет один из твоих дружков. И так до тех пор, пока кто-то из вас не заговорит. 
Профессор привстал со стула. 
— Вы не посмеете! 
— А ты проверь. У тебя одна минута на размышления. 
Оливер стиснул зубы. 
— Я понимаю, что ты боишься своих хозяев из «Цербера», — жестко сказал Маркус, — Но хаски разорвут тебя здесь и сейчас. Ты ведь хорошо знаешь, на что они способны, не так ли? 
Профессор вздрогнул, но промолчал. 
— Твоя минута истекла, — сообщил Маркус, — Твое решение? 
— Иди ты к дьяволу! — огрызнулся ученый. 
— Ошибаешься. Туда сейчас отправишься ты сам. 
— Постойте! — это был не Оливер. Из общей группы выступила вперед женщина лет сорока, с рыжеватыми волосами, стянутыми в тугой узел на затылке, — Давайте не будем... доходить до крайностей. Меня зовут Мириам Фурье, я младший руководитель проекта «Подчинение». Я отвечу на все ваши вопросы. 
— Молчи, Мириам! — прикрикнул Олевер, — Не смей... 
Женщина презрительно скривила губы. 
— Не будь дураком, Ян. Этот человек не шутит. Он сделал бы с тобой то, что собирался. А я стала бы следующей. 
— Хорошо, — Маркус стволом указал на группу ученых, — Оливер, к стене. Мисс Фурье, прошу вас. 
— Миссис Фурье, вообще-то, — хладнокровно поправила она, садясь на освободившийся стул. 
— Как вам угодно. Итак, чем вы здесь занимались? 
Женщина вздохнула. 
— Суть вы уже знаете. Мы пытались выяснить принцип работы трофейных технологий Жнецов. Лабораторный комплекс был построен специально для этого, как и все поселение. Мы ведем работы уже около двух лет. 
— Какие именно технологии вы изучали? 
— Разные, — Мириам Фурье прикусила губу, — Но основное внимание с самого начала уделялось феномену так называемой «индоктринации», или «подчинения». То, что некоторые называют «промыванием мозгов». В этом плане, Жнецы обладали какими-то совершенно невероятными способностями. За два года, мы успели только сделать первые робкие шаги в постижении того, как все это работает. 
— Стерва! — Оливер с ненавистью смотрел на свою помощницу. Та отмахнулась. 
— Бога ради, Ян, будь разумен. Я не знаю, кто эти люди, но предпочту иметь дело хоть с Советом, хоть с Альянсом, нежели с хасками. 
— Ты знаешь, что делают в «Цербере» с изменниками, Мириам? — прошипел тот. 
— Я знаю, что ждем меня прямо сейчас, если я буду молчать. В общем, «индоктринация», судя по всему, имеет некоторое сходство с биотическими или эмпатическими способностями. Правда, очень отдаленное. Существует некая... волна. Мы еще не поняли ее природу, или как от нее защититься — а это тоже входит в задачи проекта. Ее практически невозможно зафиксировать каким-либо существующим на данный момент оборудованием, но она странным образом воздействует на сознание любого разумного существа. Изменяет его образ мыслей в зависимости от твоего желания. Интенсивность воздействия может варьироваться. Проще говоря, при желании можно мгновенно превратить человека в бездумного раба, который выполнит любой приказ, а можно подчинять себе его волю постепенно и незаметно. Причем, чем более жестким будет воздействие, тем меньше разума остается у... субъекта. Хаски — это результат обработки на предельной мощности. 
— Вот каким образом вы их наплодили? 
— Не совсем, — женщина покачала головой, — Все-таки, для подобной трансформации человека в... гибрид, одного лишь ментального воздействия недостаточно. Нужен еще и внешний фактор в виде инъекции наноботов. Это можно проделать разными способами. Например, геты использовали для этого так называемые «зубы дракона» — колья, на которые насаживали пленников. Но может быть достаточно и простой инъекции геля с нанидами при помощи обычного медицинского шприца. Правда, процесс при этом протекает несколько медленнее. Тем не менее, однажды запущенный, он уже необратим. Сопротивляться трансформации бесполезно. Наноботы представляют собой гибрид органической и синтетической технологии, они способны к самовоспроизводству и постепенно полностью преобразуют пораженное существо. После этого, гибрид... хаск, как принято говорить, хотя этот термин неточен — превращается в то, что вы видели. Собственного разума у него нет, он способен лишь нападать на все, что увидит. Но если взять его под контроль при помощи сигнала подчинения, он будет так же эффективен, как любой другой механизм. 
— Но откуда здесь появилось столько хасков? Как получилось, что трансформации подвергся почти весь ваш персонал? 
Видно было, что отвечать она не хотела. Но и молчать уже не могла. 
— Мы... проводили эксперименты... со способами инфицирования. У нас было несколько десятков... подопытных субъектов. На них испытывалась управляющая волна. Но недавно мы рискнули ускорить эксперименты. Как и следовало ожидать, это привело к... прискорбным последствиям. 
— А что я мог сделать? — неожиданно взорвался Ян Оливер, — Мне поступил приказ от руководства! Сначала они ставят почти невыполнимую задачу, потом называют нелепые сроки, и, наконец, начинают угрожать! Они говорили, что, если я не добьюсь результатов, то сам присоединюсь к «экспериментальному материалу»! Боже праведный, они именно так и сказали, и они бы исполнили угрозу! Мне пришлось пойти на риск! 
— И все опять пошло наперекосяк, что характерно, — Маркус подавил вздох, — Некоторые вещи просто никогда не меняются... 
— Точнее не скажешь, — Мириам Фурье лучше владела собой, чем Оливер, — Мы научились воссоздавать этот управляющий сигнал, но при этом, мы почти не понимаем природу его воздействия на сознание. Естественно, что результаты ускорения работ могли быть непредсказуемыми. Они и оказались. Часть нашего персонала... они просто обезумели. Это выглядело именно так — как мгновенное помешательство. Как будто им самим промыли мозги. Сначала, они освободили хасков, а затем... они начали вводить инъекции наноботов друг другу и всем, кого они сумели захватить живыми. Я не знаю, почему сигнал повлиял не на всех людей в комплексе, но, пока мы не отключили установку, большая часть персонала уже была поражена. Даже те люди, которые оставались в поселении на поверхности, спустились вниз. Они продолжали ловить уцелевших, и всем, кого удавалось поймать, вводили в кровь наниды. Большая часть, э... инфицированных, ушла на нижние уровни, где находится наша основная рабочая установка. Такое впечатление, что их... влекло к ней. Мы попытались запереть хасков в лабораториях, но не успели. Те, чья трансформация уже завершилась, набросились на нас, началась стрельба, — женщину затрясло, — В общем, мы успели собрать всех уцелевших и заперлись здесь. Из пятисот человек, нас осталось всего десятеро. Все, что мы могли, это ждать помощи. А затем появились вы. Поначалу Оливер поверил, что вы из «Цербера», но потом, когда мы увидели, что вас только двое, и одна — азари... — она не пыталась спрашивать «кто вы такие», но этот вопрос ясно читался у нее в глазах. 
— И вас это не волновало? — неожиданно спросила Налена, — Вы превращали своих же соплеменников в эти чудовища, и теперь спасти собственную жизнь — единственное, что для вас важно? 
Мириам Фурье пожала плечами. К ней уже вернулось прежнее хладнокровие. 
— Когда я попала на эту планету, я не знала, чем здесь занимаются. Потом... покинуть проект оказалось не так просто, как хотелось бы. Я предпочла быть экспериментатором, нежели подопытной. Если это преступление — что ж, пусть меня судят и вынесут приговор. Я не стану отрицать то, что сделала. 
— Потому что это уже бессмысленно, — криво усмехнулся Тайлер, — Но еще бессмысленнее о чем-то с вами спорить. Данные по проекту. Где они? 
— Здесь, — она нагнулась, чтобы поднять и поставить на стол один из нескольких кейсов, — Тут все, что мы спасли. 
Она набрала код на сенсорной панели, и крышка подскочила вверх. Женщина открыла кейс. Внутри оказалась дюжина прозрачных цилиндров с голубоватой фосфоресцирующей жидкостью и пневматический инъектор. 
Маркус сузил глаза. 
— Это то, о чем я думаю? 
— Да. Это наноботы. 
— Материалы по... «подчинению»? 
— Зашифрованы. К сожалению, доступ есть только у профессора Оливера. 
— Очень хорошо. Вы можете вернуться на свое место. Профессор? 
— От меня вы ничего не получите, — повторил Оливер, неохотно подойдя ближе. 
— Зря вы так думаете, — Маркус не спеша вытащил из кейса одну ампулу и зарядил ее в инъектор, — Вы, кажется, не хотели разделись судьбу своих подопытных? Так можете не сомневаться — если вы не отдадите мне то, что мне нужно, именно это с вами и случится. 
Ян Оливер сглотнул. 
— Итак? — Маркус крепко схватил его за плечо и приставил устройство к шее. 
Тот еще несколько секунд колебался, потом, стиснув зубы, кивнул. 
— Хорошо, проклятье! Вы выиграли! Уберите это. 
— Данные, профессор. 
— Вот, — Оливер набрал несколько команд на уни-инструменте, — Здесь все. 
— Благодарю, — Маркус быстро скопировал информацию. 
— Итак, вы получили, что хотели, — заметила Мириам Фурье, — Что вы собираетесь с нами делать? 
Маркус оценивающе посмотрел на пленников. 
— Вы все — туда, — он кивнул на дверь в жилые помещения, — Здесь хаски до вас не доберутся, если сами не будете высовываться. Посидите в бункере, пока не явятся ваши дружки. А вы, профессор, и вы, миссис Фурье, отправитесь с нами.

* * * 
— Никакого ответа с поверхности, — доложила женщина-связист, — Полное молчание. 
Роберт Фрейзер подавил ругательство. Похоже, дела на объекте обстоят даже хуже, чем он опасался. Поспешность Блейда могла погубить два года тяжелой работы. Неудивительно, что тот так нервничает. Кто бы ни стоял теперь во главе «Цербера», за такое он с Блейда шкуру снимет. 
— Начинаем высадку, — решил Фрейзер, — Всем отрядом. И берем с собой всех роботов. Шевелитесь! 
Вскоре два десантных шаттла из шестнадцати покинули свои стыковочные шахты в бортах «Королева» и устремились на сближение с планетой. Это были большие челночные корабли армейского образца, снабженные надежными защитными экранами и вооруженные скорострельными пушками и ракетами. Они предназначались для быстрой высадки десантных войск в условиях ожесточенного сопротивления. При максимальной загрузке, каждый мог вместить по восемь боевых роботов «Имир» и по сотне бойцов в полной экипировке, а так же до двухсот тонн груза или несколько боевых машин, вплоть до тяжелых осадных танков. Сейчас, впрочем, на двух кораблях было всего лишь пятьдесят человек. Зато отсеки для размещения роботов были заняты полностью. 
Быстро пронзив атмосферу планеты, опаленные огнем, шаттлы с ревом промчались над космопортом и приземлились прямо у границ колонии. Раскаленный вихрь, порождаемый посадочными двигателями, сотрясал легкие жилые конструкции, кое-где вылетели окна. 
Двигатели еще не смолкли, когда в недрах кораблей раскрылись большие грузовые люки, и десантники начали высадку. Каждое из четырех отделений сопровождала четверка боевых роботов и дюжина дронов-разведчиков, а также техник, который управлял машинами. 
— Рамирес! — приказал Фрейзер своему лейтенанту, — Бери двадцать человек и... восемь «Имиров», и спускайтесь в грузовую шахту. Ваша задача — пройти в главный технический сектор и подготовить оборудование к эвакуации. Уничтожайте без предупреждения всех, кто попытается преградить путь, кем бы они ни были. Джонсон, ты с десятью парнями и остальными роботами останешься здесь. Я с остальными войду через лифт и пройду через лаборатории. 
Провести через лифт массивных «Имиров» было невозможно, да и внутри они не пройдут через большинство коридоров. К счастью, технические помещения, к которым вела собственная большая грузовая шахта, достаточно просторны как для роботов, так и для транспортировки громоздкого оборудования. Вместе с «Имирами», взвод Рамиреса сопровождало несколько левитационных платформ. Дориан Блейд отдал приказ вне зависимости от результатов рейда отключить экспериментальное оборудование и доставить его в безопасное место на станции в Туманности Армстронга. Насчет того, что делать с этой тайной базой, руководство FSR еще не определилось, приказ гласил лишь «по возможности свести разрушения к минимуму». 
Подземный комплекс был весьма обширен и состоял из десяти уровней. При необходимости, любой из них можно было герметично изолировать от остальных. Лаборатории, где проводились исследования, занимали четыре верхних уровня, но собственно опытная установка, созданная на основе трофейных технологий, размещалась на нижнем, десятом уровне, наиболее защищенном. Именно туда направился Рамирес со своим отрядом. Сам Фрейзер решил сначала обследовать верхние лабораторные уровни, а дальше действовать смотря по обстоятельствам. 
— Вперед! — приказал Фрейзер, и его группа из двадцати человек с собственными дронами направилась к ангару. В ее состав входили как штурмовики, вооруженные скорострельными винтовками и автоматическими дробовиками, так и огнеметчики. Снайперов Фрейзер не взял, поскольку от них было бы мало пользы в тесных лабораториях, зато с ним было двое опытных техников, в задачу которых входило управление роботами-разведчиками. 
Общая группа оказалась настолько велика, что лифту пришлось делать две поездки. Наконец, все были внутри. Фрейзера насторожило, что вход в лаборатории разблокирован. Он попытался выйти на связь с кем-нибудь через уни-инструмент — бесполезно. 
— Кажется, все вымерли, — холодно произнес он, — Ну что ж... Движемся вперед. Сперва роботы, затем стрелки, потом инженеры. Оружие наготове, но без приказа не стрелять. Пошли.

— Высаживаются, — прокомментировал Леан, безмятежно откинувшись в своем кресле и заложив руки за голову. 
— Я вижу, — сухо ответил Тарр. 
Они втроем — кварианец, Тарр и Альвис — наблюдали за происходящим через главный экран в кают-компании крейсера. «Файрис» оставался на удалении, невидимый для систем раннего оповещения или детекторов «Королева», что не мешало им самим получать всю информацию с корабля и от десантного отряда. Леан-Селл на этот раз превзошел сам себя. Тарр глухо заворчал. Кварианец умен. Жалко, что среди кроганов таких нет. Кроган ударит топором даже там, где больший эффект принес бы укол иголкой. 
— Мы не станем вмешиваться? — Альвис с интересом посмотрела на Лорда Войны. 
Тот мотнул головой. 
— Нет. Не сейчас. Пусть сделают за нас всю работу. Мне нужно оборудование и документация с этой базы, а также выжившие ученые, если они есть — все, что относится к этому их проекту «Подчинение». Пусть они сами доставят все на поверхность. На блюдечке с голубой каемочкой. А уж тогда мы все подберем. 
— Как скажешь, — Леан равнодушно пожал плечами. 
Азари, однако, была заметно разочарована. Она уже успела настроиться на драку. Воистину у нее сердце крогана. Тарр и сам не отказался бы свернуть парочку человеческих шей, и особенно — шею Фрейзера — но его планы были слишком важны, чтобы рисковать просто ради забавы. Он понимал, что второго шанса не будет, и собирался действовать только наверняка. А стрельба — это всегда непредсказуемость. Чем меньше сегодня будет сделано выстрелов, тем лучше. Как это ни досадно. 
Тарр намеревался дождаться, пока группа «Цербера» не закончит свою работу. После того, как все оборудование, документация и выжившие ученые окажутся на поверхности, можно будет нанести внезапный удар. Бедолаги, наверное, будут очень удивлены, когда их собственные «Имиры» и разведчики обратятся против них самих. Затем останется только покончить с «Королевым» на орбите и погрузить все на борт крейсера. А потом... что ж, если грамотно использовать все это, то потом можно будет добиться многого, очень многого. Гартнак Тарр был стар и понимал, что жить ему остается уже не так долго, но собирался, прежде чем смерть заберет его, увидеть, как вновь начинается эра славы его народа. 
Лорд Войны рассматривал картины, транслируемые с поверхности планеты через видеокамеры роботов-разведчиков. Фактически, вся информация, которая передавалась с планеты в командный пункт «Королева», немедленно поступала и на «Файрис». Неожиданно, его глаза прищурились. 
— Леан, перемотай чуть назад, — он указал рукой на один из экранов, — Да, здесь. 
Кварианец исполнил приказ. Тарр всматривался в застывшую картинку. 
— Увеличь и переведи на главный экран. 
На большом экране появилось изображение космопорта. Кроган глухо зарычал. 
— Знакомый кораблик, не правда ли? Что ж, мистер Тайлер... и мисс Дайлис, добро пожаловать. 
— Так они здесь? — глаза Альвис сузились. Она тоже узнала угнанный космолет. 
— Надо думать, если только наш корабль сам не вернулся к нам, — Тарр задумчиво хмыкнул и сжал кулак, — Пожалуй, это меняет мои планы. Нам придется выступить раньше, чем я хотел. 
— Ты думаешь, они могут быть опасны? — Альвис скептически поморщилась. 
— Они уже дважды ушли от нас живыми и невредимыми, — серьезно ответил Тарр, — К тому же, в прошлый раз им почти удалось тебя прикончить, — напомнил он. 
Азари недовольно скривила губы — это было явно не то, о чем ей хотелось вспоминать. Но Гартнак Тарр очень не любил, когда на события начинал влиять фактор случайности, а в данном случае, уже произошло нечто, чего он не в силах оказался предвидеть. И эту случайность нужно было взять под контроль прежде, чем она начнет подтачивать столь тщательно проработанный, казалось бы, план операции. 
— Покидаем укрытие, — решил Лорд Войны, — Идем к планете на предельной скорости. И, Леан, — он в упор посмотрел на кварианца, — Я очень на тебя рассчитываю. 
— Не беспокойся, Тарр, — отозвался тот, впервые показав признаки волнения, — Я тебя не подведу. 
— Твое же благо, если это так.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 19.01.2011 | 1944 | 9 | Тени Войны, Налена, маркус, протеане, SVS | SVS
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2

Hounfor, Rob_zombie
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт