Тени Войны. Глава 10.


История, происходящая в 2190 году, уже после того, как побеждены были Жнецы. Но тени этой войны еще дают о себе знать.


ГЛАВА 10

Лифт скользил вниз, казалось, целую вечность. Налена даже начала думать, что скоро они нырнут прямо в мантию планеты, в кипящую магму. От этих землян из «Цербера» чего угодно можно ожидать.
Конечно, она сама никогда прежде не сталкивалась с «Цербером», но слышала множество мрачных историй. Официально, организацию считали террористической группировкой, но при этом во всем Пространстве Цитадели популярно было мнение, что на самом деле создал ее сам Земной Альянс, чтобы прикрывать собственные грязные делишки, и Альянс же втайне ее финансирует. Даже тот мощный удар, который Альянс нанес по «Церберу» несколько лет назад, не смог поколебать этой уверенности. Говорили, что у правительства землян просто не оставалось выбора, и что, пожертвовав несколькими пешками, они намеренно прикрывали главные фигуры, включая пресловутого Призрака.
— Маркус... а ты знал Призрака? — спросила она у Тайлера.
Бывший агент «Цербера» явно не горел желанием рассказывать о своем прошлом. Вообще-то она его понимала.
— Я наслышан о нем, — ответил Маркус, подбирая слова, — Но знаю не больше достоверных подробностей, чем любой сплетник на Цитадели. Сам я никогда не встречался с ним. Не получал от него приказов. Ни разу не видел его даже мельком. Со временем, у меня сложилось такое впечатление, что в действительности «Призрак» — это кодовое имя некой группы людей, которые осуществляют руководство «Цербером». А тот, о ком все говорят — лишь часть ее.
Он помолчал.
— Но я не настолько много знаю об устройстве организации, чтобы судить. Я был только оперативником. Не из худших, и пользовался определенным доверием, но к командной цепи такого, как я, и на парсек не подпустили бы. Кем бы ни был Призрак на самом деле, он не зря получил такое прозвище. Он скрытен настолько, насколько это вообще возможно.
— Но чем все закончилось? — спросила она, — Как получилось, что ты покинул организацию?
— Наши дороги разошлись, когда я узнал о кое-каких вещах, которыми занималась организация, — ответил Маркус, — В общем, во время вторжения Жнецов я работал на «Цербер». Выполнял их задания. Вскоре после того, как Жнецы исчезли, меня послали на очередную миссию. Мне было поручено проникнуть на исследовательскую лабораторию Альянса и похитить одного человека. Ученого-биолога. Я выполнил задание, — поморщившись, добавил он, — И только позднее узнал, что этого ученого собирались использовать для работы над технологиями Жнецов. Именно над теми, с помощью которых человека превращают в хаска. Ну, и тогда... в общем, я понял, что должен это остановить. У меня были единомышленники, и мы начали действовать против организации. Собирали все сведения, какие только могли. Нам удалось узнать, что сегодня основным источником денег и ресурсов для «Цербера» является «Far Space Research». Мы начали копать под эту корпорацию. А остальное я тебе уже рассказывал.
Налена помолчала немного.
— Знаешь, — наконец, сказала она, — Мне почему-то кажется, что такими исследованиями теперь занимается не один лишь «Цербер».
Он невесело усмехнулся.
— Кто бы в этом сомневался. Не в моих силах остановить их всех. Не знаю, возможно ли это вообще. Это тень войны, Налена. Война может закончиться быстро, но ее последствия будут ощущаться еще долгие годы. А последствия такой войны, которую мы пережили... они могут преследовать Галактику еще века. Даже если Жнецы действительно разбиты окончательно. Но если я остановлю хотя бы «Цербер»... наверное, это позволит исправить то, что я сделал прежде, работая на них. Я не герой и не замахиваюсь на большее. С остальными, кто хочет играть в те же игры, придется разбираться Шепарду или кому-то еще.
Наконец-то лифт замедлился и остановился. Двери разошлись. За ними оказались массивные внешние двери, из прозрачной брони толщиной сантиметров десять. Третий уровень защиты представлял собой голубоватый кинетический барьер. Сначала исчез барьер, затем с негромким гудением поднялись вверх прозрачные ворота.
За воротами тянулся вперед практически темный коридор. Освещение создавали только тусклые оранжевые аварийные лампы на потолке. В небольшой нише сбоку располагался интерфейс ВИ.
— Хелен! — негромко позвал Маркус.
— Чем могу вам помочь? — голографическая брюнетка тут же появилась над терминалом, очаровательно улыбаясь.
— Скажи, ты можешь отслеживать расположение всех живых или синтетических объектов в пределах лаборатории?
— Конечно, сэр.
— Очень хорошо. Ты можешь транслировать эту информацию на наши внутришлемные дисплеи?
Налена выжидающе посмотрела на ВИ. Это было бы огромной помощью для них. Но достаточно ли для этого полномочий, которыми наделил их профессор Оливер?
Голограмма улыбнулась еще шире.
— Да, сэр.
Налена вздохнула с облегчением. Тут же, перед ее глазами возникло схематическое изображение близлежащих помещений — встроенный в шлем визор проецировал картинку прямо на обзорное стекло.
— Спасибо, Хелен, — поблагодарил Маркус Тайлер, — И еще. Отметь направление к лаборатории 6-А.
— Да, сэр.
— Спасибо, — снова сказал Тайлер, — У меня больше нет к тебе вопросов.
— Как вам угодно, сэр, — голографическая девушка слегка кивнула, как будто вежливость собеседника на самом деле была ей приятна, — Вы можете обращаться ко мне в любой момент, когда вам потребуется моя помощь.
Она исчезла.
— Сектор 6-А не так уж далеко, — произнес Маркус, — Нужно спуститься на три уровня по лестницам и пройти несколько технических и исследовательских лабораторий. Поблизости противника нет, но по пути мы наверняка встретим хасков.
— Да, — Налена посмотрела на показания, выводимые на дисплей ее собственного шлема, — Фиксируется в общей сложности 458 объектов. Сколько там людей оставалось с Оливером? Десятеро, кажется? Значит, 448 хасков?
— Очевидно.
— Но как все ученые могли превратиться в хасков?
— Если бы я знал... — протянул Маркус, — Там, где я с ними сталкивался прежде, пленников для этого насаживали на колья, которые называли «зубы дракона». Но не станут же ученые сами прыгать на металлические пики в пять метров высотой! Должно быть, это можно сделать и по-другому. Может быть, вирус в воздухе?
— Хм... — Налена нахмурилась, — А как ты думаешь, Маркус — с нами не может случиться то же самое? Я не знаю, как это происходит. Какая-нибудь силовая волна и... раз! И тут уже ровно четыре с половиной сотни хасков.
Землянина передернуло.
— Надеюсь, что нет. Если бы это было так, Оливер и остальные тоже не выжили бы. Одно из двух: или процесс не настолько прост, или ученые все же смогли его остановить.
Он вытянул из-за плеча свой «Ковалев». Винтовка с тихим шипением перешла в боевое положение.
— Стоя здесь, мы ничего не узнаем. Пойдем. Увидишь хасков — стреляй разрывными зарядами по ногам. Голова — это не самый жизненно важный их орган.
Бок о бок они шагнули вперед. Двери в конце коридора раскрылись. Они тоже были сделаны из толстой прозрачной брони. За ними оказался еще один короткий пустой коридор, который вывел в большой зал, бывший чем-то вроде регистратуры или офиса. В несколько рядов выстроились вращающиеся кресла и пластиковые столики с компьютерными терминалами. Зал также был погружен в оранжевый полумрак.
Здесь они увидели первые признаки беспорядков. Несколько столов было опрокинуто. В одном зияло несколько больших неровных дыр там, куда ударила очередь разрывных пуль. А дальше, чуть в стороне, неподвижно лежало что-то бесформенное.
— Это оно, да? — Налена неохотно сделала несколько шагов вперед.
— Угу, — Тайлер склонился над телом, — Хаск. Самый настоящий.
Налена с отвращением всмотрелась в гуманоидное существо. Когда-то оно было человеком, но теперь... Полупрозрачная серая кожа, тускло мерцающие синие нити оптических каналов, пустые глазницы, светящаяся серо-голубая жижа вместо крови. Азари передернуло от страха и отвращения.
Хаск был убит залпом из дробовика. Разрывной заряд почти полностью оторвал ему обе ноги, а еще один разворотил грудную клетку.
— Ну, по крайней мере, пули их убивают, — прокомментировала Налена, — Интересно, а мы не могли бы попросить эту Хелен задействовать какую-нибудь внутреннюю систему безопасности? Турели под потолком или боевых дронов? Должно же в этой лаборатории быть нечто подобное. Чтобы раз — и все. Нет больше никаких хасков.
— Хорошая мысль, — кивнул Маркус, — Но если бы это было возможно, я уверен, профессор Оливер уже сделал бы это сам.
Азари неохотно признала его правоту. Оставив зал, они прошли дальше. Счетчик равнодушно отмечал дистанцию до цели, стрелка указывала направление. Хоть это радовало — им не придется блуждать по лабиринту коридоров и комнат в поисках верного пути.
Налена нервно посматривала по сторонам. Обстановка была мрачной. Полумрак, угрожающие оранжевые огни, голые металлические стены, следы разгрома и бойни вокруг. Как в старомодном фильме ужасов, мода на которые пришла с той же Земли. У землян такие зрелища уже лет двести были популярным развлечением, и с их подачи мода на ужастики быстро распространилась на всю Галактику. Не миновала она даже саму Цитадель. «Космическая мертвечина-28: месть волусов-некроморфов». Так и ожидаешь, что с потолка на тебя прыгнет какая-нибудь жуткая полуразложившаяся тварь, воскрешенная загадочным инопланетным вирусом. Бррр!
Налена так внимательно всматривалась в прозрачный экран перед глазами, ожидая увидеть метки, обозначающие присутствие противника, что чуть не пропустила момент их появления. Неожиданно, в ухе тревожно пискнуло.
— Есть! — сказала она. Голос прозвучал почти как шепот, хотя в этом и не было смысла — шлем не выпустил бы звук наружу, они переговаривались по радиосвязи.
— Я вижу, — откликнулся Маркус, — Шестеро или семеро...
Они находились в каком-то техническом помещении. Тут света не было вовсе, и приходилось пользоваться приборами ночного видения. В красноватом свете Налена видела ряды стеллажей с инструментами и деталями. С потолка, как щупальца осьминога, свисали гибкие манипуляторы робота-грузчика. Хасков пока не было видно, но внутришлемный дисплей четко показывал их местоположение.
— Осторожнее, — предупредил ее напарник, — Они не опасны, пока не подберутся к тебе вплотную.
— Да, спасибо за совет! — ядовито откликнулась азари. Довольно трудно было не подпустить их вплотную среди всех этих стеллажей, когда видимость была ограничена несколькими метрами.
Неожиданно, краем глаза она заметила какое-то движение сбоку, но прежде, чем успела развернуться, Маркус уже начал стрелять. Голубоватые вспышки разорвали темноту. Очередь разрывных пуль подсекла ноги бегущего хаска, и тот тяжело упал на пол, разбрызгивая вокруг себя вязкую мерцающую жидкость. Несмотря на раны, он продолжал ползти, цепляясь руками. Еще одна очередь успокоила жуткое существо окончательно.
Пока Тайлер расправлялся с первым, Налена выстрелила в другого хаска, показавшегося на виду. Их разделяло не более трех метров. Четыре пули оставили рваные раны у него в груди, но не остановили, и тогда азари ударила биотикой. Хаска отбросило назад, он с силой врезался в стену и больше уже не шевелился. Маркус почти одновременно с ней подстрелил третьего.
Оставались еще четверо. Экран отмечал их местоположение, но увидеть их в темноте было почти невозможно. Зато они собрались в плотную группу.
— Отойди! — велела азари своему спутнику и выступила вперед. Свет биотического поля охватил ее тело, когда Налена создала в нужной точке поле притяжения. Хаски, все четверо, воспарили в воздух, окруженные всевозможными приборами, инструментами и пластиковыми коробками. Выглядело это так, будто твари попали в зону нулевой гравитации, и, беспомощно дергаясь, повисли под потолком.
Пока Налена удерживала хасков, Маркус быстро прикончил их несколькими очередями. Действие притяжения иссякло, и тела тяжело рухнули на пол. Сверху их накрыл попутно подхваченный биотическим полем хлам.
— А это было не так уж и сложно, — прокомментировала успех Налена.
Маркус пожал плечами.
— Никто и не говорил, что хаски — самые опасные враги на свете. По крайней мере, пока их семь, а не семьдесят, а у тебя в руках ружье и достаточно зарядов. Так что предлагаю двигаться быстрее, пока они нас не учуяли и не собрались вместе.

* * *
Прошло больше часа. Налена и Маркус продолжали углубляться внутрь базы. Еще несколько раз им пришлось вступать в бой с хасками, причем последняя группа оказалась уже довольно большой — восемнадцать тварей. К счастью, они столкнулись в просторном и хорошо простреливаемом помещении с отличным обзором, так что двух штурмовых винтовок и биотических способностей Налены оказалось достаточно, чтобы покончить с ними, не подпуская близко.
Последнего хаска Маркус подстрелил, когда между ними оставалось немногим больше трех метров. Разрывные пули пробили хаску плечо, шею и грудную клетку. Тварь последний раз конвульсивно дернулась и замерла. Маркус сменил обойму с термоячейками, мысленно порадовавшись, что позаботился прихватить побольше боеприпасов. Хотя на все четыре сотни хасков сменных обойм, которые он нес в кармашках на поясе, все равно не хватит, а мощный, но медлительный пистолет и лазерное ружье, оставляющее аккуратные раны, не слишком помогут против толпы этих тварей.
Несколько раз они ненадолго задержались, осматривая лабораторное оборудование. Тут были генераторы стазис-полей и кинетических барьеров, рентгеновские аппараты, электронные микроскопы, сканеры и какие-то приборы, явно имеющие отношение к биологии или медицине.
— Хотел бы я еще разбираться во всем этом, — проворчал Маркус. Увы, он был солдатом, а не ученым. Предназначение всего этого оборудования оставалось для него загадкой. На всякий случай, он сделал несколько голографических снимков.
— Что же они здесь делали?..
— Хасков? — иронически хмыкнула Налена.
— Но зачем «Церберу» хаски? Это же совершенно безмозглые твари. От них не может быть никакой пользы. Разве что они просто изучали влияние технологии Жнецов на органиков? Это было бы в духе «Цербера». Гадать можно долго. Но нам нужна определенная информация.
— Она должна быть у ученых, — напомнила Налена, — Этот профессор Ян Оливер — глава проекта. Значит, он точно в курсе дел.
— Тогда пойдем и найдем его, — Маркус отвернулся от массивного белого устройства, похожего на хирургического робота, и направился к выходу из лаборатории. Согласно плану подземного комплекса, им оставалась еще одна лестница, два коридора и большой лабораторный комплекс, прежде чем они доберутся до сектора 6-А.
На лестнице они наткнулись на следы боя. Двое мертвых хасков и человек. Его руки все еще сжимали дробовик, а головы просто не было.
Налена сглотнула и отвела взгляд. Маркус был не так брезглив и бесцеремонно наклонился над трупом, забрав с пояса две запасные обоймы с термоячейками.
— Ему они уже не нужны, а вот нам еще как пригодятся, — сказал он.
— Ха-ха-ха, — сухо откликнулась напарница, — Прости, Маркус, но что-то не тянет меня шутить в подобном месте.
В коридорах тел не оказалось, хотя на стенах были следы от пуль, а на полу — пятна свернувшейся крови. Тут явно разгорелся серьезный бой.
Дальше размещалась большая лаборатория. Это был двухъярусный зал с высоким потолком. На нижнем уровне располагалось научное оборудование, на верхнем — консоли управления и прозрачные герметичные кабинки для техников и исследователей. Сигналы на экране сообщали о присутствии в помещении примерно тридцати хасков.
— Зараза, — процедил сквозь зубы Маркус, — выбора нет, придется пробиваться.
Они вместе вошли в зал. Большая часть хасков собралась внизу. Они присели, приняв позу эмбриона, уткнувшись лицами в согнутые колени, словно медитировали или молились. Около десятка хасков в таких же позах сидели на верхнем ярусе. Почувствовав приближение органических существ, они зашевелились и подняли головы. На месте глаз блестели голубые огни.
— Прикрой меня! — попросила Налена.
Поняв, что азари намерена прибегнуть к биотике, Маркус встал в стороне от нее. Ближайший хаск поднялся на ноги. Его движения казались слегка заторможенными, словно он только что пробудился ото сна. Не дожидаясь, пока он полностью придет в себя, человек выпустил в него длинную очередь. Хаск с развороченной грудной клеткой опрокинулся через перила и полетел вниз, на первый ярус.
Другие твари наверху уже полностью очнулись от своего оцепенения. Маркус начал стрелять по одному за другим. Винтовка гремела и дергалась у него в руках. Разрывные пули вырывали куски фосфоресцирующей плоти из тел, которые еще недавно были человеческими. Налена стояла неподвижно, синеватое свечение окутывало все ее тело и постепенно набирало силу.
Еще один хаск рухнул под ноги своим собратьям, которые перескочили через него, не обратив внимания. И тут азари резко опустила обе руки. Внизу, там, где собралось наибольшее число хасков, сформировалась зона сингулярности. Небольшая, бешено вращающаяся сфера черноты, окутанная голубым ореолом — словно открылась миниатюрная черная дыра. Хасков внизу начало затягивать в нее, их тела взлетели в воздух и закружились в хороводе, вперемешку с какими-то обломками, стульями, компьютерными терминалами, деталями оборудования. Твари глухо выли и умирали, когда гравитационное поле стискивало их железной хваткой.
Но оставались еще те, кто были наверху. Пока Налена поддерживала сингулярность, Маркус отстреливал их одного за другим. Обоймы «Ковалева» хватило на восьмерых, и менять ее времени не было. Девятый хаск подобрался уже вплотную.
Маркус с силой ударил его прикладом тяжелого оружия, сбив на пол. Отбросив разряженную винтовку, он схватил крупнокалиберный пистолет и всадил две разрывные пули в упавшего хаска, пока тот не поднялся. Тварь дернулась несколько раз и замерла.
За спиной у него коротко вскрикнула Налена. Маркус резко развернулся и увидел, как последний живой хаск прыгнул на нее. Она парировала его удар своим оружием, но сила удара оказалась такова, что винтовка вылетела у нее из рук, а сама азари опрокинулась на пол, чуть не соскользнув вниз под перилами. Хаск прыгнул к ней.
Маркус выстрелил, почти не целясь, но тяжелая пуля попала удачно — в бедро хаску, остановив его рывок. Человекообразная тварь споткнулась, и Тайлер выстрелил второй раз — в другую ногу, пробив коленную чашечку. Хаск упал на колени, и еще двумя выстрелами Маркус прикончил его. Наклонился к Налене и помог ей подняться. Азари кивнула, переводя дух.
— Спасибо...
Маркус подобрал свое оружие и загнал новую обойму термоячеек взамен опустошенной. Считая те, которые он снял с тела убитого охранника, в запасе оставалось еще три. По пятьдесят выстрелов в каждой. Хасков оставалось еще немногим менее четырех сотен.
«Счастье, что они не охотятся за нами осознанно», — подумал он. Было похоже на то, что твари впали в подобие спячки. Нападали только те, которые оказывались в непосредственной близости к людям. Это вселяло надежду — если зачистить путь до бункера, где скрывались ученые, то вернуться к лифту можно будет без затруднений.
«Но нельзя забывать про Цербер , — мысленно напомнил Маркус сам себе, — Фрейзер, должно быть, уже в пути. В лучшем случае, у нас осталось всего несколько часов до его появления. Хватит ли этого?»
— Мы уже рядом, — сказал он.
Они быстро прошли вниз, на первый ярус, спустившись по узкой лесенке. После удара сингулярности, лаборатория выглядела так, словно там взорвался фугас. Пол устилали обломки раздавленного оборудования.
После этой лаборатории, осталось пройти только короткий промежуточный коридор, перекрытый с обеих сторон тяжелыми броневыми дверями. Маркировка на дверях обозначала защищенный бункер 6-А.
— Будь наготове, — сказал Маркус Налене, — В тот раз мне удалось обмануть Оливера, но теперь такой номер не пройдет. Стоит ему увидеть, что никакого отряда бойцов «Цербера» с нами нет, и он сразу поймет, что мы его дурачили.
— Каков твой план? — спросила она.
— Главное — разоружить тех, у кого будут стволы, — сказал он, — Попробуем захватить их врасплох. А потом потолкуем с ученой братией, — Маркус жестко усмехнулся под шлемом, — Думаю, оказавшись перед выбором — отдать нам информацию о проекте или отправиться на корм хаскам — они примут разумное решение.
— Жестоко, — заметила Налена.
— Гораздо менее жестоко, чем то, что сами они тут натворили, — сухо ответил он и коснулся сенсорной панели интеркома.
— Профессор Оливер, Вы меня слышите?
— Тайлер, это Вы?
— Проклятье, а Вы кого ждали? Послушайте, нам удалось зачистить от противника путь к лифту, но надо спешить. Я хочу вывести вас всех наружу и снова запечатать вход в лабораторный комплекс, пока сюда не сбежалось еще больше этих тварей.
— Да, — запинаясь, сказал ученый, — Хорошо, я понял вас. Я разблокирую двери.
Тяжелая металлическая плита с жужжанием сдвинулась в сторону, открыв узкий, неосвещенный коридор длиной метров пять. Следом открылась вторая такая же дверь в противоположном конце.
Маркус первым шагнул внутрь. Он двигался быстро, на тот случай, если ученые уже догадались, что их обманывали, и решили попробовать запереть незваных гостей в шлюзе. К счастью, коридор был небольшим, а двери закрывались не так уж быстро. Даже возникни у Оливера такое желание, он просто не успел бы это сделать. И все равно, Маркус почувствовал облегчение, когда беспрепятственно миновал шлюз.
И тут же прямо в лицо ему ударила ослепительная вспышка выстрела.

Комментарии (8)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
2   
Ужастик smile
Мурашки по спине!
Очень живо описано smile
А Хаски разве приседали так же как ползуны Торианина?
0
SVS
3   
По-моему, да, видел я такое где-то в игре. А даже если в игре не было - почему бы нет? Ушли, так сказать, в режим ожидания. Ожидания того, кого можно порвать.
1
Батон
4   
А мне кажется, что все-таки с ползунами ты перепутал их.
В певой Массе они точно не замирали.
Во второй - на Горизонте они был, на Жнеце, на корабле Коллекционеров, на Базе Коллекционеров, ну и была допмиссия, где раскопали артефакт и ученые в хасков превратились.
Ну еще Локи сидят так, пока не видят угрозу.
0
SVS
5   
Ну, и хаскам никто не мешает так делать, в принципе-то.
0
Батон
6   
Ну да smile
Это они типа "по-большому" пристроились smile
1
SVS
7   
Ну, зачем сразу так-то? Может, они размышляют о вечных ценностях?..
0
Батон
8   
им в общем-то нечем уже размышлять smile
0
Olivia
1   
Прочитала на одном дыхании! Очень интересно написано, с нетерпением жду продолжения!
0