Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 26



Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 

 




НЕОПРАВДАННЫЕ ОЖИДАНИЯ

ВИ громко оповестил о том, что шаттл прибыл в место назначения: Местное скопление, Солнечная система, недалеко — по меркам космоса, конечно — от Марса.

Вербовщик отвлёкся от просмотра имеющихся данных на своём инструментроне и занял кресло пилота, чувствуя внезапно нахлынувшую на него усталость. Ему так и не удалось поспать после беседы с лидером Организации — сон как рукой сняло. Внутренняя тревога грызла всё сильнее, но Хэнк намеренно топтал её семена. И всё же, несмотря на все его усилия, кое-где семена проросли и теперь только крепли.

Просканировав окружающее пространство с помощью компьютера, мужчина нахмурился. Никакой активности. Если специальная группа где-то здесь и уже ожидает его, то они явно не хотят быть обнаруженными. Или здесь никого нет.

Чтобы не делать поспешных выводов, Хэнк решил подождать. Но через полчаса всё-таки не выдержал, связался с агентом Проайс и получил на свой вопрос однозначный ответ, и так очевидный: «Ждите».

Он прождал три часа. Всё это время он пытался занять себя совершенно посторонними делами, чтобы постоянно не возвращаться мыслями к тому, что его волновало — Объекту-12. Он перечитал все характеристики своего шаттла, запомнил имеющееся снаряжение, потом — в который раз — прочитал все свои отчёты по текущей вербовке. И снова задался вопросом, как сделать так, чтобы Объект выбрал новую для себя сторону. Пока Вербовщик, к сожалению, при всём своём профессионализме, не мог дать точного ответа. Ответ был непредсказуем: невозможно изучить человека, его мысли, эмоции, мотивы и побуждения даже за три месяца, даже под лупой. Всё равно останется место неизвестным факторам.

Наконец, терпение Хэнка подошло к концу. Он снова хотел связаться с Проайс, как вдруг ВИ шаттла запеленговал входящий сигнал, выраженный не уместным для космоса развязным голосом:

— Эй, приятель, как тебя там... Вербовщик 112-08, ты здесь?

Мужчина тут же вскочил со своего сиденья и ответил на сообщение:

— Вербовщик 112-08 на связи. Кто говорит?
— Мамаша твоя говорит, — огрызнулся голос. — Вот, нашли тебя. Стыкуемся через двадцать минут. Будь наготове. И так много времени потеряли.

Связь отключилась. Нахмурившись, Хэнк снова задал ВИ команду просканировать пространство, и на этот раз тот выдал вполне конкретное расположение незнакомого объекта, быстро приближающегося к шаттлу. Вцепившись взглядом в обзорное стекло, мужчина долго вглядывался в чёрную пустоту, пока наконец не увидел маленькую точку, постепенно увеличивающуюся в размере. Вскоре точка приобрела очертания грузового звездолёта с опознавательными знаками Альянса Систем.

Вербовщик по инерции схватился за штурвал, увидев знак вражеской организации, но тут же передумал. Это было вполне логично: на судне с отметками ещё никому неизвестной организации «Цербер» вряд ли можно будет спуститься на планету. Словно в ответ на его мысли, в передатчике снова раздалось:

— Эй, балласт, только не смойся, — всё тот же непрофессионально развязный мужской голос. — Это мы, «Цербер». Приготовь стыковочный шлюз.
— Принято, — в противовес этой развязности по-военному чётко отчеканил Хэнк и задал соответствующие настройки.

Стыковка заняла минут десять. Наконец, убедившись, что он взял с собой всё необходимое — хотя вещей, собственно, у него и не было, только броня и пистолет — Вербовщик 112-08 перевёл свой небольшой шаттл в режим минимального потребления энергии и прошёл к стыковочному люку.

Когда датчик давления загорелся зелёным и был получен доступ, мужчина нажал кнопку и люк с громким шипением открылся.

Сразу же в нос ударили посторонние запахи: металла, холода и пота. Пройдя стыковочный коридор, Вербовщик уткнулся носом в закрытый люк грузового звездолёта.

Не очень гостеприимно. Даже мелькнула на миг мысль, не начнётся ли сейчас отстыковка — и тогда всё, пиши пропало. Кто знает, вдруг обладатель развязного голоса решил так зло пошутить? Странным был вообще тот факт, что в Организацию принимали людей, так непрофессионально ведущих себя в прямом эфире.

Но вот раздался звук открываемого люка — и показались три незнакомые и не очень дружелюбные физиономии.

— Давай быстрее, — обладатель голоса оказался высоким здоровяком с мускулами и огромными ручищами.

Вербовщик молча прошёл внутрь, оценивая своих коллег.

Здоровяк, как и двое других мужчин, выглядели довольно внушительно: крепкие, матёрые, опытные. В их движениях сквозили профессионализм и мастерство. Было вполне очевидным, что они знали толк в том, кому и как надрать задницу. Обладатель неприятного тона имел квадратное, заросшее трёхдневной щетиной лицо, главной особенностью которого являлось не столько то, что оно было сплошь усыпано шрамами, сколько его самодовольное, резкое выражение, как раз под стать его развязности. У Хэнка создалось неприятное впечатление, что этот человек не любил думать, и это сразу же настораживало, вызывая обоснованные сомнения, сможет ли командир группы объективно оценить потенциал Объекта-12.

Два других члена экипажа представляли собой вполне обычную гору мускулов, не отягощённых интеллектом. На всех красовалась военная форма Организации, чьи образцы не так давно были приняты на поток, с жёлто-чёрными нашивками.

— Теперь можем приступать, — заявил главный, когда дверь стыковочного шлюза была снова герметизирована. — Не люблю терять время на ожидание.

С этими словами здоровяк развернулся и зашагал по коридору, даже не удостоив своего гостя на борту хоть какими-то словами приветствия. Остальные поспешили за ним, включая Хэнка, вдруг почувствовавшего, как на плечи взвалилось нехорошее предчувствие.

Ему явно были здесь не рады. Возможно, командир группы считал, что «балласт», как он уже успел окрестить Мастерса, им не нужен для операции. Возможно, нервы у него были на пределе из-за ожидания, хотя кто кого ожидал, можно ещё и поспорить. А, возможно, он просто был редкостным засранцем, которому Призрак почему-то поручил эту миссию.

Впрочем, вопросом «почему» гость грузового звездолёта долго не задавался. Достаточно было посмотреть, с какой самоуверенностью шагает вышеупомянутый засранец, и на ширину его покачивающихся в такт ходьбы плеч. Предстоящая операция классифицировалась как силовая и не предполагала никаких интеллектуальных хитросплетений. Высадиться на Марс, насильно отобрать Цель и свалить.

Вот только у Восьмого Вербовщика была своя цель в этом рандеву. Лидер Организации ясно дал понять, что решение насчёт Объекта-12 будет принимать командир группы.

Вот этот неотёсанный, наглый, самовлюблённый хрен?..

Хэнк заставил себя проглотить все нарастающие возражения. Тем более, что сейчас они не имели никакого смысла. Операция была на носу. Нужно сосредоточиться, определить те шаги, которые необходимы для изъятия Объекта-12 в ходе задания, а потом уже, когда операция будет закончена, доступными словами объяснить этому здоровяку, в чём потенциальная полезность Хестром Криз...

Стоп. Неужели Вербовщик 112-08 только что назвал своего Объекта по имени? От этого просто разило настолько острой необъективностью, что тихий шаг Хэнка даже на мгновение сбился, но только на мгновение.

Зафиксировав в себе неприятные оттенки необъективности, ставящей под сомнение его профессионализм, и почему-то поразительно легко с этим фактом смирившись — всё-таки он здесь именно из-за своей необъективности — Хэнк постарался отодвинуть все посторонние мысли в сторону. Он заставил себя внимательно оглядеться и пришёл к выводу, что этот космический грузовик совсем старый: потёртые, поцарапанные стены коридоров, скрипучие металлические плиты под ногами, мигающее через хаотичные промежутки времени освещение.

— Сколько лет этому кораблю? — нарушил тишину Мастерс, задавая вопрос ни к кому определённо, чтобы прощупать почву и установить контакт.

Сначала ему показалось, что его вопрос так и повиснет в воздухе, так как ни командир, ни его сопровождающие даже не повели ухом, но потом первый всё же соизволил ответить:

— Пришлось угнать эту кучу дерьма в процессе. Не с эмблемой же «Цербера» туда соваться.

Да уж, исчерпывающий ответ. Кажется, почва для контакта совсем зыбкая.

Но вот подключился один из команды:

— Пусть и старенький, кэп, зато живенький. В миг доставит нас туда-обратно.
— Ну так это и есть твоя работа, кретин, — оскалился тот, остановившись и смерив всех за спиной злым взглядом. — А если не справишься — хребет переломаю.
— Понял, — быстро отозвался тот и замолчал, вжав голову в плечи. И это несмотря на то, что по комплекции он пусть и уступал своему командиру, но превосходил очень многих обычных людей, включая и самого Хэнка.

Грубая сила. На языке вертелось только это словосочетание.

Наконец, они вышли в какой-то просторный отсек. Не так давно здесь, очевидно, хранился груз: повсюду виднелись присохшие к полу и стенам остатки герметизирующего ящики геля, обычно продлевающего хранение провианта на борту в течение долгих перевозок. Однако на это сейчас здесь не было и намёка. Вместо провианта в центре располагались кофры с оружием и боеприпасами, какой-то техникой, в отдалении — завис на магнитных зажимах челнок, а рядом находился «стол», возведённый из пустых ящиков и окружённый складными стульями. Голофишки и карты ясно давали понять, чем тут занимаются в перерывах между боями.

В помещении находилось ещё пятеро мужчин, все почти одного типажа: мощные бойцы с не очень приятными физиономиями. Чёрт побери, какой дурак вербовал этих громил? По ротации они наверняка стояли на первой ступени, и Хэнк бы в жизни не стал заниматься ими. Возможно, для вербовки вот такой грубой силы у Призрака имелся отдельный агент, который выбирал кандидатов в Организацию, оценивая их исключительно по наросту мышечной массы?

Но вот в помещение вошла молодая женщина, которая явно не обладала необходимым критерием: она была стройной и худой, с вполне симпатичной внешностью. Темноволосая и голубоглазая.

— Сэр, — обратилась она к здоровяку по-военному и даже, как показалось Хэнку, чуть вытянулась. — До Марса приблизительно два часа пути. Каков приказ?
— Летим туда, Сара, — почему-то с раздражением распорядился тот. — Зависнем где-нибудь незаметно, потом ждём сигнала нашего человека. Тебе что, всё по указке нужно делать?

Сглотнув, женщина кивнула, хотя по её лицу было видно, что эти слова её задели. Она быстро удалилась.

— Чёртовы вояки, — выругался командир. — Выдрессированы, как обезьяны. Готов спорить об заклад, что и ты из числа обезьян, балласт. Да?

Хэнк не сразу сообразил, что обращаются к нему.

— Бывший космопех, — ответил он сухо, глядя, как физиономии присутствующих повернулись в его сторону. — А вы — нет?
— Конечно, нет, — вдруг расхохотался капитан судна. — Альянс не единственное место, откуда «Цербер» набирает людей.
— Наёмники? — выдал предположение Хэнк и понял, что попал в точку.
— Но работаем в сто раз лучше, чем вы, мартышки, — последовал ответ. — Вы только «сэркать» и умеете. Вон даже Сара, вроде умная баба, а всё делает по указке, как будто своих мозгов не хватает. Не понимаю, зачем «Церберу» набирать вояк, когда можно набрать дельных людей.
— Вербовать, — осторожно поправил Хэнк, ощутив непривычное жжение в руках, как когда-то в далёком прошлом, когда ему, космопеху, обуреваемому чувством мести, хотелось взять в руки дробовик помощнее и расквасить какому-нибудь инопланетянину рожу. Давно забытое чувство, которое, как полагал Вербовщик 112-08, уже давно растоптано холодной рассудительностью и практичностью, без эмоциональных тонов. Но, очевидно, бывший солдат, проснувшийся благодаря настойчивости Призрака, почуяв лазейку, решил снова заявить о себе.

Восьмой беспощадно задавил его внутри.

Его словесная поправка вызвала на лицах присутствующих осторожные ухмылки. А командир, развернувшись прямо к новенькому, выпятил грудь вперёд. Потом сложил свои мощные руки в восьмёрку, аккурат перед носом последнего.

— Вербовать, — пробасил он, явно ожидая повода, чтобы набить ему морду.
— Профессиональный термин, — Мастерс решил, что сейчас не время улучшать лексикон этих людей, которые по какой-то нелепой случайности оказались его коллегами.

После непродолжительного молчания капитан покачал головой.

— Иди за мной, балласт, — и пошёл куда-то в сторону.

Под ехидные ухмылки мужчина последовал за ним, на ходу вспоминая приёмы уклонения от внезапных атак и продумывая, что может он противопоставить грубой силе. Но вот, в коридоре, капитан остановился и, обернувшись, снова сложил руки на массивной груди.

— Слушай, умник, — начал он нагло. — Дважды повторять не буду. Я тут — закон. Моё слово — закон. Мои приказы — закон. Если не будешь подчиняться — я тебе хребет переломаю. У меня не было приказа от Организации сохранять твою шкуру. Так что ты тут на правах лишнего веса, балласта.
— Я всё это понимаю, капитан, — спокойно сказал Вербовщик, осознавая, что никаких атак не предвидится. Очевидно, эта горилла всё-таки имела зачатки мозговой деятельности. — Я здесь не для того, чтобы мешать вам.
— А для чего ты здесь?
— Разве вам не дали соответствующих инструкций? — в голосе Хэнка промелькнули нотки удивления. — Я здесь для того, чтобы проследить за своим Объектом вербовки, который охраняет Цель. И за тем, чтобы этой женщине не причинили вреда.
— Ах да, что-то такое я читал, — хмыкнул капитан. — Но, как я понял, это лишь рекомендация. Моя основная цель — забрать конкретного человека. Если эта баба будет мешаться мне, я её просто прикончу, ясно?
— Этого нельзя делать, — Хэнк снова почувствовал, как солдат внутри встрепенулся. — Эта женщина — полезный ресурс для Организации. Вам было приказано оценить её потенциал, а мне — проследить за её безопасностью...
— Короче, — оборвал его капитан раздражённо. — Будешь путаться под ногами — пну так сильно, что долго не очухаешься. Если твоя баба будет мне мешать, я её попросту убью. Хочешь оставить её в живых — парься сам. А вот если она выживет, я непременно оценю её потенциал...

Последнее он сказал с явным подтекстом, ухмыльнулся и пошёл дальше. Хэнк так и остался стоять в коридоре, поражённый тем обстоятельством, что всё складывалось именно так, выходило из-под контроля, не поддавалось никакой систематизации и вообще не укладывалось ни в какую схему.

И он решил заняться тем, что было ему привычно: корректировкой плана.

Он вышел обратно к наёмникам и, не обращая на их громкие разговоры и игру в покер никакого внимания, уселся прямо на пол и предался размышлениям под скептические взгляды.

Итак.

Специальная группа, по предварительным данным, состояла из: трое, включая капитана, что встретили у входа, пятеро в грузовом отсеке, одна женщина, очевидно, пилот — итого девять человек. Этого было вполне достаточно, чтобы при скоординированных действиях, используя эффект неожиданности и числовой перевес, одолеть неизвестную группу «грифонов» из пяти человек, это уже за минусом «слабого звена», с которым ранее справился сам Хэнк.

Неопределённой величиной был Объект-12 и Фрост — главная Цель, о чьих действиях Вербовщику не было ничего известно. Но судя по тому ущербу, который был нанесён базе «Кровавой стаи», у Объекта-12 имелись сообщники, возможно, их составляли её люди из отряда «Синие стрелы». Сколько их было — судить сложно. Придётся исходить из начальной величины — пять человек.

Нет, четыре. Одна женщина была убита в ходе налёта «грифонов» на конспиративную квартиру наёмников. Вербовщик 112-08 к тому времени уже установил наблюдение за складом, где его держали, и, когда наёмники, наняв грузовик, сменили своё местонахождение, Хэнк последовал за ними.

Тогда приоритет был другим — перехватить Цель. И слишком поздно он сообразил, что в ходе операции мог пострадать Объект-12. Но сейчас приоритеты изменились, вернее, вернулись на прежние круги, и больше допускать таких ошибок было нельзя.

Следовательно, к какому выводу он пришёл? К тому, что у группы «Цербера» есть реальный шанс разгромить «грифонов» и «стрел» при слаженных действиях и с учётом того факта, что перебить две разрозненные в своих действиях боевые единицы, каждая из которых будет спасать своих людей, совсем не трудно.

И в течение этой операции существовал большой риск потерять Объект. Хестром Криз. Тем более что командир-горилла не заинтересован в сохранении её жизни.

Эта перспектива была крайне неприятна. Даже более того — неприемлема. Но для кого больше? Для Хэнка Мастерса или Вербовщика 112-08?

В своих размышлениях мужчина провёл около полутора часов. Наконец, в отсек вошёл капитан.

— Альянс разрешил нам посадку. Всем приготовиться.
— Как вам это удалось? — Хэнк поднялся со своего места, чтобы размять ноги.

Тот не удостоил его ответом, лишь усмехнулся.

— Итак, ребята, — обратился он к своим. — Делаем всё быстро и чётко. Ждём моего сигнала. Атакуем. Ваша задача — прикрыть мне задницу и обеспечить возможность пометить Цель. Всем ознакомиться с характеристиками. Кто пальнёт в этого пацана — того собственноручно прибью. Если кто мешается — стреляйте. Ясно?

Все закивали головами и начали готовить оружие.

— Сэр, — раздалось за спиной, и в отсеке снова появился пилот. — Система маскировки действует отлично. Через пять минут автопилот начнёт снижение на заданную высоту. Тогда уже можно будет спуститься на челноке. Это в радиусе действия помех от бури. Альянс не сможет найти нас, когда сообразит, что мы направляемся не на платформу. Но трясти будет сильно.
— Тогда надевай броню, бери оружие и дуй в челнок. Высадишь нас, — приказал тот.

На лице женщины отразилось недоумение.

— Но кто же будет следить за кораблём?
— Настрой ВИ, он справится. От него ничего и не требуется: просто придерживаться заданной высоты и дрейфовать в вакууме, это что, так сложно? А живой пилот мне нужен в челноке.
— Но разве Дэйв не сможет справиться с управлением?
— Дэйв не пилот! А я не хочу, чтобы челнок снесло ветром, Сара! — рявкнул командир. — Быстро приготовься и тащи свою задницу за штурвал! Только удостоверься, чтобы ВИ открыл шлюз, когда мы вернёмся! Иначе вышвырну тебя за борт, чтобы сама открыла!

Та шумно вздохнула. Она явно не ожидала участвовать в наземной операции, но поспешила выполнить приказ. Всё-таки военная привычка.

— Эй, балласт, — обратился капитан к Вербовщику. — Мне присылали твои отчёты по этим «грифонам» с Камалы, но прочитать как-то не удалось. Сколько их и каков уровень подготовки у этих мартышек Альянса?

На мгновение Хэнк поддался удивлению, но быстро взял себя в руки. Альянс, значит? Откуда у Призрака появилась эта информация? С чего он сделал такие выводы? Из отчётов Вербовщика или по своим каналам? Почему он не поделился этой информацией со своим подчинённым?

Этот капитан-горилла даже не удосужился прочитать высланные ему отчёты. Тогда бы он точно знал, что уровень подготовки этих людей очень высок. Они являлись профессионалами, а, если они действительно принадлежали армии Альянса, то в их умениях не было ничего удивительного: на такие задания не отправят кого попало. И тогда, если бы капитан-горилла прочитал отчёт, он бы знал, что помимо профессионализма его ожидает, во-первых, тяжёлая крупнокалиберная установка, модифицированная из снайперской винтовки, отдалённо напоминающей, как успел заметить Хэнк, винтовку «Мститель», но явно усовершенствованную чьими-то умелыми руками, и, во-вторых, весьма сильный биотический потенциал женщины из группы «грифонов», о котором можно было догадаться по наблюдению за её состоянием во время посадки в шаттл и обрывкам разговоров.

Но капитан, скорее всего, был слишком уверен в своих силах и не слишком дальновиден, чтобы утруждать себя чтением.

Грубая сила.

— Обычные вояки, — вдруг услышал свой спокойный голос Мастерс, даже не успев толком понять, что делает. — Ничего особенного. Твои ребята с ними справятся запросто.

Тот, явно довольный услышанным, кивнул.

А Хэнк ощутил внутри смесь удовлетворения, ожидания и тревоги.

Пусть эти кретины разбираются сами. У него было своё задание.

***

Капитан Румен просматривал сообщения от директора Травлина в своей каюте на фрегате «Азенкур».

" ...По оценке доктора Ватанабе через шесть часов «Химера» настигнет своего пика, превратившись из сильной восьмибалльной бури в настоящий вихревой пылевой шторм, предположительно с оценкой в десять-одиннадцать баллов по шкале Бофорта. В настоящий момент она в радиусе сорока километров от Комплекса, что значительно усложняет передачу данных и сканирование. Однако доктор уверяет нас, что буря не настигнет Комплекс, обойдя его стороной и причинив минимум повреждений. Я уже отдал приказ на блокировку всех помещений и окон и спуску на нижние уровни. Возможно, уже через пару часов связь с вашим фрегатом будет полностью потеряна, капитан. Лица, прибывшие на планету, уже вне Комплекса и благополучно добрались до Сектора 11-3. Я получил соответствующие инструкции, о которых, увы, не могу рассказать вам... «

Румен фыркнул в ответ. Травлин, этот напыщенный бюрократ, не преминул воспользоваться случаем и указать, кто тут главный, хотя наверняка до сих пор ни черта не знает, зачем группа Райса прибыла на планету. Впрочем, как не знал этого и Румен.

Он уже приказал своему старпому удалить все записи из бортового журнала, как того и потребовал Райс, чем вызвал у своего помощника весьма неоднозначную реакцию. Бортовой журнал на любом корабле был сродни святому Граалю, и стирать в нём информацию, копаться или что-то менять — настоящее святотатство.

«Сделай это сам, Харрис, — тихо попросил Румен. — Это приказ. Мне он тоже не нравится, но так нужно. И никому ни слова».

Как он и ожидал, старпом сухо кивнул и ушёл выполнять.

«... Кстати, капитан, — продолжал в своём сообщении Травлин. — Не так давно на почту моего секретаря поступил повторный официальный запрос от корпорации „Зетро-Эйм“ о том, что наш Комплекс собирается посетить некто мистер Руперт Грей, сын Джеймса Грея, дабы оценить инвестиционную привлекательность проекта. Хочу напомнить, что запуск рекламы с целью привлечения инвесторов был инициирован мной полгода назад, так как я получил разрешение Альянса на привлечение частных финансовых вложений со стороны — иначе раскопки просто пришлось бы остановить. Так вот, первый запрос от „Зетро-Эйм“ мой секретарь-идиот случайно удалил две недели назад, за что я его уже уволил. Отправлю домой после того, как успокоится буря.

В повторном запросе говорится о том, что личная яхта мистера Грея уже на пути к нам и он прибудет через пару часов. Если то будет возможным и связь ещё не будет утеряна, сообщите мистеру Грею, чтобы он немедленно прибыл в Комплекс ради своей безопасности, пока буря ещё не настигла посадочные платформы... если же то будет уже невозможно, не дайте ему улететь обратно. Прошу вас, уговорите его остаться. Такие инвесторы — редкость для нас, и это отличный шанс спасти Проект от закрытия... »

Румен, откинувшись в своём кресле, задумался.

Прибытие таинственного инвестора не могло быть случайным. Пусть это Травлин думает, что это никак не связано с высадкой на планету пару часов назад таинственной группы незнакомцев со специальными полномочиями, из-за которых даже потребовалось влезть в Святой Грааль. Нет, это не может быть совпадением также из-за предупреждения Райса о неком гражданском судне.

Что, чёрт побери, происходит?

Румен хотел бы это знать. Но ещё больше он хотел, чтобы «Азенкур» стал частью Второго Флота и перестал попросту тратить своё время неизвестно где для охраны неизвестно чего.

Прения с директором этого «неизвестно чего» уже порядком достали капитана. Травлин считал себя важной шишкой, управляя огромной базой, но на деле был бюрократом, крючкотворцем и лизоблюдом у всякого, кто хорошо платил.

Румен дочитал сообщение до конца. Потом, поддавшись назойливой, как муха, и острой, как гвоздь, мысли, вышел в сеть Экстранет и сделал запрос на своё имя. И тут же получил сотни ссылок на то самое видео, из-за которого его и отправили «куда подальше с Земли».

Проклятье. Он-то наивно полагал, что за полгода страсти улеглись. Но, очевидно, у ненавистников режима Альянса ещё оставался запал для обсасывания этой истории. Что ж, придётся подождать.

— Сэр, — вдруг раздался голос старпома по связи. — Вы просили предупредить, если мы засечём неизвестный объект. Думаю, вам стоит подняться на мостик.
— Иду, — отозвался Румен и, раздражённо закрыв сеть, вышел из своей каюты. Быстро добрался до лестницы и поднялся на мостик, где во всегдашней суете трудилась команда.

— Капитан на мостике! — прогремел старпом, предупредив всех и заставив даже самого занятого члена экипажа вскочить со своего места.

— Вольно, — привычным движением отмахнулся Румен, снова недоумевая, почему его старпом каждый раз так грозно заставляет команду вскакивать со своих мест. Конечно, так полагалось по Уставу, но, чёрт побери, иногда изрядно утомляло. Создавалось впечатление, что Харрис лишний раз хотел напомнить всем перешёптывающимся по углам их место. Он был отличным малым, этот Бредли Харрис.

— Сэр, ВИ засёк какое-то судно в радиусе сканирования радара, — пояснил тут же старпом.
— Вы уже отправили им запрос на идентификацию?
— Нет, сэр, я решил подождать вас, помня о приказе.

Румен кивнул, и Харрис отдал соответствующий приказ диспетчеру-связисту. Через несколько секунд раздался ответ:

— «Азенкур», это говорит частная гражданская яхта «Буцефал». Цель нашего прибытия: запланированная встреча с Директором Комплекса Ричардом Травлином по поводу финансовых вложений корпорации «Зетро-Эйм». Можете связаться с ним, он подтвердит, что от нашего офиса приходил официальный запрос.
— Пропустить, — тут же приказал Румен, почувствовав странное волнение. Вот и гражданское судно, не заставило себя ждать. Интересно, Райс обладает даром предвидения?

Пока диспетчер давала разрешение на посадку и предупреждала о буре, капитан быстро вызвал у ВИ данные по неизвестному судну: действительно, частная яхта, довольно просторная и большая и наверняка комфортная внутри. Военные на таких не путешествуют. Компьютер, просканировав судно, не выявил на борту никакой опасности: ни радиационного заражения, ни тяжёлого вооружения, ни запрещённых к перевозке грузов, ни сложных механических устройств, которые обычно применялись в бомбах. Лишь четверо красных точек при наложении теплового режима. По крайней мере, эти гражданские опасности Комплексу не представляли.

Транспорт пропустили, и тот начал снижение. Через десять минут Румен, проверив данные по кораблю, уже хотел уйти в свою каюту, как вдруг на мостике раздалось:

— Сэр, ВИ зафиксировал ещё одно судно!
— Что за... — едва не выругался капитан, но вовремя спохватился, — ...странное оживление сегодня. Это ещё кто? Выясни немедленно.
— Так точно, сэр, — отозвался связист и принялся настраивать сигнал. Потом снова отправил запрос на идентификацию, и вскоре пришёл ответ:

— «Азенкур», это говорит грузовой звездолёт класса «Дельта-2» «Сияние Альянса». Наш идентификационный код: 856-13-44, А315. Мы направляемся на базу для пополнения запасов. Просим разрешения на посадку.
— Харрис, — повернулся капитан к старпому. — Разве запасы не пополнялись недавно?
— Да, сэр, — медленно ответил тот, быстро проверяя данные на своём датападе. — Это было почти месяц назад, но директор Травлин в этот раз отправил запрос на поставку раньше положенного. В причинах указана «нехватка запасов БВ-3».

«БВ-3». Румен нахмурился. Этому идиоту в костюме не хватало, видите ли, шоколада и икры. И вроде бы всё было как обычно: ответ на официальный запрос, правильный идентификационный код, ВИ при сканировании не выявил никаких отклонений. Грузовой трюм был переполнен чем-то, похожим на груз, всего три человека в звездолёте — столько, сколько вполне хватило бы для перевозки провианта... но почему именно сегодня? Почему сейчас, спустя десять минут после прибытия гражданского судна?

— Сэр, — осторожно напомнил старпом о необходимости принять решение.
— Пропускайте, — сказал капитан хмуро, но придраться было абсолютно не к чему. Всё было как обычно, за исключением столь странного совпадения по времени. Это тоже входит в планы Райса? Почему тогда он не предупредил? Он отдал приказ пропустить гражданское судно, не уточняя, каким именно оно будет. Несмотря на принадлежность звездолёта к Альянсу, это тоже была гражданская поставка.

Румен вдруг ощутил растерянность.

— Проследите за посадкой второго судна, — приказал он и снова уткнулся в характеристики звездолёта. Не прошло и пяти минут, как диспетчер непонимающе огласила:
— Капитан, судно резко изменило курс!
— Докладывайте!
— Грузовоз направляется на северо-восток в направлении бури, сэр!
— Какого хрена? — на этот раз не удержался Румен, и его голос пролетел над мостиком, как раскат грома. — Зачем им туда понадобилось?
— Не могу знать, сэр! — испугалась диспетчер, не сообразив, что это был риторический вопрос. — Они... ВИ потерял их из-за помех в радиусе бури, капитан!

Чтобы удостовериться в этом собственными глазами, мужчина быстро преодолел расстояние до сенсорного радара и уставился на пустое поле. Он ничего не понимал, но предчувствия у него были плохие.

— Харрис, — наконец, сказал он. — Пусть рубка свяжет меня с адмиралом Райсом. Собери десантную группу из лучших людей, пусть ожидают приказа.
— Так точно, сэр.

Румен был совершенно растерян, но старался этого не показать. Так было задумано Райсом или он ошибся в своём даре предвидения?

Эту информацию нужно было уточнить как можно быстрее. Иначе капитан мог провести остаток своей жизни где-нибудь не в захолустном уголке космоса, а в самой обычной тюремной камере.

Отредактировано. Forpatril.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.02.2017 | 142 | драма, экшн, Nightingale, Синяя стрела, м!Шепард | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2

Faler92, ApAChEzZ
Фансайт Mass Effect 3 Реклама на сайте Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт