Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 25



Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 

 




ПОЕХАЛИ!

На яхте «Буцефал» царило мрачное молчание. Никто до сих пор не мог отойти от недавней новости о том, что в отряде «Синие стрелы», еще вчера казавшемся таким сплоченным, сегодня, как выяснилось, затесался шпион. Этот факт серьезно подкосил и без того хрупкое доверие Хестром Криз к людям. Несмотря на то, что теперь она была уверена в Ниро и Тулусе, она постоянно спрашивала себя, как могла не заметить истинных чувств Казары по отношению к своей персоне. Да, азиатка часто выражала свое несогласие, особенно в последнее время, но Хейс наивно списывала это на стресс. Возможно, она требовала от своих подчиненных и друзей слишком многого?

Эти мысли одолевали девушку, когда она разглядывала карту звездного неба на сенсорной панели в рубке пилота.

— Выбрала? — хмуро поинтересовался Ниро, но Криз лишь молча продолжала искать подходящую планету «по пути», где они сбросят балласт, называемый предательницей. По логике, Казаре нужно воздать по заслугам и пустить пулю в лоб. И только ради светлой памяти несчастной Джесс, Хестром сейчас выбирала точку, куда следует проложить курс.

— Высадим её на Иден Прайм, — наконец, сказала она, ткнув в карту наобум. — Небольшая колония, сил Альянса не так много, проскочим незаметно и вышвырнем её.

— Да это просто ад, — съязвил мужчина недовольно. — Лично я бы вообще вышвырнул её в вакуум.

— Я понимаю, ты злишься из-за Стига...

— Не только, — замотал головой он, вызывающе закинув ноги на приборную панель. — Я злюсь из-за того, что эта тварь предала «Синие стрелы». Наш отряд.

— Очнись, Ниро, — устало произнесла девушка. — «Стрел» больше нет. Нас осталось всего трое.

Эти слова ему не понравились. Он отвернулся в сторону обзорного стекла и сложил руки на груди, показывая всем видом, что разговор окончен.

— Иден Прайм, — повторила Криз. — Высадим её там.

Закрыв сенсорную панель, она поднялась и направилась в грузовой трюм, где вовсю кипела подготовительная работа. Тулус возился с оружием и экипировкой, подгоняя один из комплектов только недавно купленной легкой брони под параметры Хока, а тот соорудил из своего оборудования нечто в роде компьютерного гнезда и что-то печатал.

— Как дела? — спросила Хейс, подходя ближе.

Первым отозвался турианец.

— Теперь мы из «ЭРКС», — он указал своим пальцем на эмблему. — С документами все в порядке, малец нас зарегистрировал в системе корпорации, даже придумал нам биографию. Я, например, пять лет работал в СБЦ, прежде чем разочаровался в системе и стал частным охранником.

— Рада за тебя, — усмехнулась девушка. — Что насчет этой малышки? — Она кивнула в сторону ML-77, у которой турианец зачем-то разобрал блок спускового устройства.

— Будет работать... как у вас там говорится? Как по маслу? Я только откорректирую спусковой блок и модуль «свой-чужой», чтобы эта, как ты выразилась, малышка, убила любого, кроме нас пятерых.

— Четверых, — тихо поправила командир отряда, но, увидев, как вдруг у турианца помрачнела его птичья физиономия, решила не зацикливаться на этом. — Ты отлично разбираешься в людской терминологии, Тулус. Интересно, с чего бы?

Тот сразу же усмехнулся, зашевелив своими жвалами, как будто она затронула тему, доставляющую ему удовольствие.

— Я бы мог придумать историю про то, как случайно полюбил весь человеческий род и стал читать энциклопедии, чтобы разобраться, откуда вы вообще вылезли... — начал он с вызовом, — но не буду врать. Помнишь ту авантюру на Элизиуме в самый первый раз? Когда мы, как идиоты, две недели пытались вывезти несколько колб Хеликса, как и заказывал Солем, но потом потеряли одну колбу и нашли её в своей квартирке?

— Это мне вряд ли когда-нибудь забыть, — против воли улыбнулась девушка, заметив, что Хок внимательно их слушает. — Один из дней, когда я попалась на ваши с Ниро уговоры.

— Ага, — кивнул Тулус и обернулся к парню, чтобы подключить к своей истории еще одного слушателя. — Представь, малец: вечно серьезная Хестром Криз поддалась в тот вечер нашим чарам, и мы, все трое, еще только начавшие работать вместе, решили попробовать эту дрянь. В основном, я всех уговорил. Я тогда еще не был таким... стеклышком. И вот мы, нанюхавшись Хеликса, превратились из суровых наемников в вечно хихикающих кретинов с расплывчатым осознанием реальности. Мало того, что мы с дозой... «переборщили», — Тулус, вспомнив нужное словечко, хитро прищурился, — так еще и полностью потеряли все остатки стыда, едва не раздев тех ослепительных танцовщиц у шестов и одну потрясающе аппетитную землянку, которые крутились в клубе, где мы проводили время. И вот, возомнив себя богом плодородия, я стал заигрывать с этой землянкой, поддавшись искушению попробовать что-то новое...

— Да, было такое, — усмехнулась Хейс, вспомнив неуклюжие попытки турианца приударить за высокомерной дамочкой.

— Я чувствовал себя непобедимым самцом, которого не могли остановить даже различия в декстро-кислотах, — Тулус покачал своим гребнем. — Я весь вечер пытался добиваться у этой землянки внимания и вот, не вытерпев, спросил: «Когда?» Она улыбнулась и ответила: «После дождичка в четверг». Я знал, что такое четверг у землян, знал, что такое дождь. И потом, протрезвев и поняв, что не на шутку влюбился, стал выяснять, какой сейчас день по стандартной людской неделе. И поняв, что завтра — как раз четверг, я в течение всего следующего дня ждал осадков. Дождь не заставил себя ждать, покрапал слегка, и я решил: пора. Оделся в свою потрепанную одежонку, купил какого-то земного вина в магазинчике и, пока ребята отлучились по своим делам, ускользнул из квартиры...

— Так вот, куда ты ходил, — хмыкнула Криз.

— Я довольно быстро выяснил у управляющего клуба, где проживает эта красотка, и прямиком направился туда, — Тулус грустно усмехнулся. — И вот я, как идиот, поперся в её квартиру, постучался. Она открыла и уставилась на меня с таким удивлением, что я сразу почувствовал: что-то не так. «Какого черта ты пришел?» — спросила она без приветствий. «Ну как же... ты же сказала „после дождичка в четверг“. Сегодня по-вашему четверг, дождь прошел недавно...» Она не сразу сообразила, что я говорил вполне серьезно. А потом расхохоталась так, отчего я ощутил себя просто жалким неудачником. Под этот смех она закрыла дверь прямо передо мной. И за дверью я услышал: «Кто там, дорогуша?» И её ответ: «Какой-то сумасшедший турианец. Ошибся адресом».

Хейс вздохнула с налетом сожаления, ведь только сейчас прояснила для себя, почему Тулус ходил сам не свой все оставшиеся дни на Элизиуме, пока не угодил в больницу.

— А потом я угодил в больницу, — словно прочитав её мысли, продолжал турианец. — Напился турианского виски до такого состояния, что еле мог ноги переставлять. Рассказал все Ниро, а тот, заржав, как элкор в период полового созревания, услужливо объяснил истинный смысл этой идиотской фразы. И я рассердился еще сильнее. Ушел шататься по улицам, чувствуя себя полным дураком. Зашел в какой-то бар, напился еще сильнее с новыми дружками и стал доказывать им, какой я крутой взрывник. Они мне не верили, и я, недолго думая, выгнал всех на улицу, смастерил из подручных средств взрывчатку — к несчастью, на тот момент я плохо соображал — и заявил, что обезврежу её за пару секунд. Мои дружки сначала смеялись, но, когда поняли, что дело серьезное и что... «запахло жареным», — Тулус снова покачал головой, — убежали, кто куда. Я тоже понял, что пора «сматывать удочки», но слишком поздно, и именно поэтому сейчас я такой.... красивый, — турианец указал рукой на свои шрамы и левую жвалу, от которой был оторван значительный кусок.

— И какой же ты сделал вывод из этой нелепой ситуации? — нарушила Хейс воцарившееся ненадолго молчание. — Нельзя надираться?

— Нет, — глубоко вздохнул он. — Нельзя влюбляться. От любви тупеют, Стрела. Будь осторожна.

Хейс только улыбнулась.
— Не волнуйся. Мне это не грозит.

— Ну-ну, — хмыкнул он. Потом повернулся к Хоку, чтобы перевести разговор в другое русло. — Малец, ну как там твое железо?

— Почти готово.

Криз подошла ближе.

— Я создал себе новую личность — Руперт Грей, — пояснил ей юноша, указав на монитор. — Мой папаша — богатый бизнесмен с Элизиума, который не знает, куда вложить деньги. Увидел случайно ролик Марсианского Комплекса, и у него загорелась лампочка: почему бы нет? Вот и решил отправить своего отпрыска на разведку, так сказать, ознакомиться с объектом вложений.

— Хорошо, — кивнула Хейс. — Надеюсь, ты сделал так, чтобы твоя и «папаши» личности были в базах Альянса?

— За кого ты меня принимаешь? — шутливо обиделся он. — За лаймера?

— Это опасная затея, Хок, — не поддалась она, оставшись серьезной. — Мы собираемся по собственному желанию сдать себя в руки военных Альянса. Нам не нужны проколы.

— Все будет тип-топ, — уверенно, даже слишком, сказал он. — Я прописал биографию своих персов на годы назад, загрузил их в различные базы, справочники, энциклопедии. Подделал несколько документов, создал рекламные ролики корпорации моего «папаши», даже купил нам дом на Земле. Этого, бьюсь об заклад, будет достаточно. Даже если они решат порыскать — ничего не найдут.

— Если только они уже нас не ждут, — мрачно огласила девушка мысль, не дававшую ей покоя с самого начала.

— Нет, — Хок покачала головой. — Мой отец ни за что меня не выдаст. Я же все-таки его сын. Да, быть может, не такой, о каком он мечтал, но все же...

Хейс подбадривающе хлопнула по его плечу.
— Тогда доделывай все. И будем собираться.


***


Планета Иден Прайм показалась Хоку восхитительно холодной и притягательно умиротворенной с расстояния тысячи километров, когда их яхта стала приближаться к этому серо-голубому шару, зависшему в черной пустоте космоса и манящему своим спасительным светом, словно маяк посреди бушующего океана.

Почему-то именно это сравнение пришло парню в голову, когда в рубке пилота он глядел в обзорное стекло на приближение к ней. Если он, как последний галактический нуб, пропустил грандиозное зрелище на подлете к Цитадели, то мог немного реанимировать себя, увидев все прочие пункты назначения в его самом долгом путешествии в жизни.

Восемь лет назад он сбежал с планеты Земля, ненавидя всех на свете и желая отомстить своему отцу, но, поскольку не имел ни малейшего понятия, как это сделать, решил на зло вести себя именно так, как тот не любил: стихийно, глупо, вызывающе. Гражданское судно, выбранное им наугад, доставило его на Элизиум, а там он пересел на пошарканный кораблик какого-то капитана-головореза, пообещавшего доставить его на Омегу.

Хок много слышал про Омегу.

«Омега — станция в неподконтрольном регионе Терминус — по-прежнему доставляет мирам Совета массу хлопот, — вспомнил он дословно слова диктора из голоновостей, услышанные почти перед самым побегом. — Несмотря на все усилия властей, приток как беженцев, вынужденных искать новый дом из-за действий криминальных группировок, так и бандитов, постоянно пытающихся незаконно перемещать по территории Совета свои товары, по-прежнему остается довольно весомым. Как рассказывают некоторые наши источники, Совет якобы поручил одному из своих агентов СПЕКТР разыскать и ликвидировать самые значимые лица криминальных группировок, чтобы внести недолговременную сумятицу в действия банд и за это время усилить контроль над своими территориями... Даже было названо имя этого агента — Сарен Артериус, турианец, пользующийся определенной репутацией, но эта информация, к сожалению, ничем не подтверждается...»

«Доставляет массу хлопот», — именно эти слова оказались решающими в планах юноши относительно того, куда отправиться. Он хотел убежать как можно дальше, желая ненавидеть все, что олицетворял собой отец: порядок и доктрины, Альянс, ради которого тот горбатился, Совет, ради услады которого горбатился Альянс, правила, предписания, инструкции — и недолго думая, именно на Омегу, где, если верить экстранету, не существовало ничего из перечисленного, устремился девятилетний больной мальчик, решивший доказать всем на свете, что он чего-то стоит....

Чтобы в один прекрасный день вернуться к своему отцу и доказать тем самым, что его сын ничего так и не добился, кроме огромной кучи неприятностей?..

Эта мысль Хоку не понравилась. И он снова уставился на холодный диск планеты невдалеке, стараясь не обращать внимания на комментарии Роба относительно цели их визита сюда.

Юноша понимал, чем тот раздосадован, но внутренне одобрял решение Хезер. В конце концов, спонтанное убийство, как тогда, на Цитадели, совершенное им же самим — это крайне неприятно.

Ему снова вспомнилась Омега. Несмотря на то, что там убийства и перестрелки были в порядке вещей, Хок всегда старался обходить их стороной, не ввязываясь в конфликты. Когда он, еще будучи мальчишкой, попал на станцию, то поначалу был поражен царящими там порядками, вернее, их отсутствием. Причем, настолько, что несколько недель провел на грязных нижних уровнях, прячась ото всех и вся, воруя еду у торговцев, дабы выжить, пока однажды не попал под «крыло» одного из них. Торговец вместо того, чтобы сдать воришку местным бандам на «съедение», предложил ему матрас и бесплатную еду, при условии, что тот будет это отрабатывать, чистя полы и туалеты.

Да, это была не самая приятная часть его жизни. Но именно благодаря этой работе Хок смог накопить на свой первый инструментрон, чтобы с его помощью заниматься мелким кибермошенничеством — и это дало свой результат: вскоре он уже смог снять небольшую комнату, накупить себе «железа» и... творить. Патчи, чит-коды, программы, чуть позже — специальные вирусы — все это он продавал кому придется. И довольно быстро обзавелся своей клиентурой, заслужил некоторую репутацию, освоился и начал покорять куда более сложные вершины.

Это удавалось ему с легкостью. Как и создание мини-лаборатории в кустарных условиях, где он пытался найти идеальный химический баланс для своего лекарства. И все как-то закрутилось. Настолько, что он стал необходим, почти как воздух, для очень многих людей и прочих жителей станции.

Но за восемь лет он так и не удосужился улететь с Омеги. Зачем? Ему нравилось сидеть за своими компьютерами в крохотной квартирке и выполнять заказы. Он мог бы, пожалуй, обчистить чей-нибудь шестизначный счет... но Хок прекрасно знал, с какими неприятностями это сопряжено. Намного уютнее и безопаснее было вести привычный образ жизни.

И вот сейчас, глядя на серо-голубую планету, он спрашивал себя, как много мог бы еще пропустить в своей жизни, если б не тот заказ Серого Посредника. Да, он вляпался по самое не балуй, но вместе с тем приобрел больше, чем за все предыдущие годы: увидел столько мест, куда раньше бы попросту не захотел лететь, нашел людей, которых мог бы уже назвать своими друзьями, встретил девушку, к которой испытал непонятные оттенки незнакомых чувств, пусть и совершенно бесполезные, даже, возможно, скоро встретится со своим отцом и получит возможность взглянуть на отношения с ним новыми глазами...

Черт, да если это не Вселенная постаралась, тогда кто же?

— ... твою мать, — выругалась Хезер, сидевшая в кресле второго пилота. Её наверняка огорчили показания ВИ, просканировавшего поверхность планеты. Роб тут же ухватился за штурвал крепче.

— Что такое?

— Да тут везде горы, в выбранной нами зоне высадки, — пояснила та. — Придется немного обогнуть планету, чтобы подобраться ближе к колонии. Возможно, там найдутся ровные участки, подходящие для посадки.

— Там может быть патруль Альянса, — недовольно напомнил мужчина. — У меня есть предложение: давай запихнем её в скафандр, повяжем камень и пнем из шлюза. Кто знает, может быть, долетит?

Вместо ответа девушка устало вздохнула. И Хок прекрасно понял почему: его самого уже достали недовольные подколы Роба.

— Вот, нашла, — Хезер отметила на карте какую-то точку. — Давай туда. Мы сможем приземлиться. И никаких признаков патруля. А колония в двух днях пути.

Что-то проворчав, пилот стал вводить точные координаты в компьютер. Потом начал снижение.

Спуск занял минут двадцать пять. И прошел без каких-либо проблем. Роб все-таки был отличным пилотом, пусть и с репутацией засранца. Двигатели он не заглушил, намекая на то, что остановка должна быть крайне короткой.

Когда яхта приземлилась на поверхность, наемница отстегнула ремни и поднялась с кресла второго пилота. Быстро нашла какую-то сумку и скинула туда несколько вещей: пару ампул панацелина, шприц, две пачки сухого пайка и небольшой нож. Потом, подумав немного и глубоко, обреченно вздохнув, засунула в сумку еще и одеяло.

— Я провожу её, — проговорила тихо она. Хок схватил её за руку, даже не успев сообразить, зачем ему это понадобилось.

— Можно с тобой?

Хезер нахмурилась, но спорить не стала. Она передала ему сумку, а сама достала свой пистолет и проверила боезапас. Потом, проигнорировав очередной недовольный выплеск ворчаний от Роба, знаком головы велела идти за собой.

Они добрались до нужной каюты и открыли запертую на замок дверь. Пистолет Хезер не убрала, а держала его в опущенной руке.

— Идем, — сухо, почти без эмоций, произнесла она. — Твоя остановка. Только без фокусов.

Азиатка, смерив своего бывшего командира прожигающим взглядом темных глаз, вышла с неестественно прямой осанкой и направилась к люку. Там уже предусмотрительно ждал Тулус, который нажал кнопку спуска трапа, едва увидел их.

Перед тем, как люк открылся, прошло несколько бесконечно долгих минут, в течение которых ВИ яхты спускал трап, выравнивал давление и приводил все показатели в норму. Наконец, механизм заработал, и теплый воздух жаркой планеты тут же проник внутрь, стоило появится щели в корпусе. Яркий свет здешнего солнца осветил на миг всех присутствующих, но Хезер подняла пистолет, пресекая все попытки пленницы воспользоваться этой возможностью. Хотя каждый, включая Казару, понимал, что ей и не нужно пытаться бежать.

— Это тебе. Подарок от Джесс, — с этими словами девушка взяла сумку у Хока и швырнула азиатке. — Колония в двух днях пути. Если будешь осторожна, то доберешься. Впрочем, это уже не наши проблемы.

— Надо же, — усмехнулась Казара, повернув свое красивое лицо. — Как великодушно с твоей стороны.

— Радуйся, что не я командую отрядом, — раздался сзади голос Роба, застывшего в напряженной позе. — Иначе я бы давно тебя прикончил, тварь.

— Просто удивительно, как все лижут твои ноги, Криз, — прошипела предательница злобно. — Это у тебя талант такой — заставлять людей слушать твои поганые приказы? Даже Ниро, и тот присмирел, хотя у него, поди, руки чешутся, чтобы свернуть мне шею. Убить своего друга тебе тоже Криз приказала, а, кретин?

Роб аж побагровел от ярости. Чтобы не спровоцировать драку, Хезер подняла пистолет и уткнула его ствол в висок азиатке.

— Пошла вон. Или я могу передумать, — холодно проговорила она. — И учти: если встречу тебя еще раз в своей жизни — не раздумывая убью. Так что лучше не попадайся мне на глаза. А теперь вали.

Пистолет угрожающе надавил на висок, и Казара, очевидно, решила, что не стоит еще больше накалять и без того напряженную атмосферу. Она повернулась к Тулусу.

— Хоть ты меня послушай, — напоследок сказала она. — Бросай этих недоумков и спасай свой шкуру. Вот увидите, всем вам придет конец, если будете и дальше слушать эту стерву.

Она сделала первый шаг и стала спускаться. Хок подошел ближе к люку и, вдохнув теплого горячего воздуха, очень похожего на земной, глядел какое-то время, как стройная фигура, ступив на поверхность, презрительно сплюнула на землю и, даже ни разу не обернувшись, но сжав в руках сумку, решительно зашагала прочь.

— Хватит с нас этого цирка, — выдавил из себя Роб, все еще красный от гнева и злости, и, приблизившись, резко ударил по кнопке, заставив люк закрыться. — Надеюсь, на этой планете есть волки.

— Или кламутусы, — добавил Тулус загадочное слово и, хлопнув друга по плечу, увел обратно в рубку.

Хок тоже хотел уйти, но остановился, заметив, что Хезер по-прежнему стоит, опершись на стену свободной рукой, и молча буравит взглядом пространство. Ему вдруг стало искренне жаль её, ведь, несмотря на её старания воспринимать эту ситуацию отстраненно, девушка, должно быть, была серьезно задета словами Казары.

— Все нормально? — задал он банальный, но такой необходимый вопрос, слегка прикоснувшись рукой к её плечу.

— Как всегда, — очнулась она от короткого оцепенения и убрала пистолет. Потом подняла на него свои глаза цвета 135 206 250. — Пойдем. Надо подготовиться к встрече с твоим отцом.


***


— Идем на сближение, — раздался бесцветный голос Роба по громкой связи. Остальные находились в грузовом отсеке, занимались последними приготовлениями: надевали броню, проверяли оружие, щиты, синхронизировали инструментроны.

Хок в это время все еще не мог натянуть проклятый рукав бронекостюма, завидуя той скорости и профессионализму, с которым справились с этой задачей его... телохранители? Или уже друзья?

— Дурацкий рукав, — процедил он сквозь зубы, чувствуя себя необычайно тяжелым. От тщетных попыток победить крепления у него на висках даже пот выступил.

Деактивировав свой инструментрон быстрым нажатием, Хезер, чуть улыбнувшись краем рта, приблизилась и молча помогла ему. Пара четких движений: она взяла элемент брони, почему-то перевернула его и закрепила на удивление легким щелчком, поскольку, как оказалось, Хок неправильно вставлял его, — и рукав тут же подчинился.

— Спасибо, — выдохнул парень с облегчением.

— Это не рукав, — взглядом улыбнулась она. — Наручи. Подожди, — она быстро проверила, все ли остальное надето правильно, — теперь все. Нет, не все...

Девушка активировала генератор щитов. И, удовлетворенная его видом, кивнула.

Потом снова что-то принялась изучать на своем оранжевом девайсе. Кинув взгляд со стороны на небольшую сенсорную панель, Хок понял, что это карта местности. Это его немного озадачило.

— Ждешь неприятностей? — спросил он, и она слегка пожала плечами.

— Нет. Но не помешает.

— Видел у тебя на предплечье жуткую татуировку, — вспомнил он свой мысленный вопрос, возникший минут пятнадцать назад, когда он искоса, стараясь не слишком задерживать взгляд, наблюдал, как она ловко надевает костюм и зачем-то перевязывает колени и локти бинтами.

— Знак «Синих светил», — пояснила она, не отрываясь от созерцания карты. — У всех в группировке такой есть. Пришлось один раз свести её кислотой, когда выполняли задание где-то год назад, а потом набить снова. Поэтому выглядит так жутко.

— Кислотой? — пораженно повторил он, почувствовав, как его брови поползли вверх.

Она лишь усмехнулась и отошла. А Тулус, краем уха... или другим слуховым органом — Хок понятия не имел, как он у них называется — слушавший их разговор, вдруг ухмыльнулся, пошевелив своими ассиметричными жвалами, и указал куда-то на воротник.

— У меня еще симпатичнее, малец, — прокомментировал он и занялся большой ракетницей.

Хок сравнил себя с комаром, одетым в доспехи. Он попробовал пройтись по отсеку, чтобы привыкнуть к ощущению непривычной тяжести и скованности тела. Сначала это даже раздражало, поскольку он не мог и шагу ступить без тихого шума шуршащих керамических пластин, но потом он вздохнул пару раз и напомнил себе, что щиты и броня — это все-таки лучше, чем чужой серый свитер. И он сразу понял, зачем Хезер перевязывала локтевые и коленные суставы: на сгибе левой руки что-то упиралось в кожу, отчего захотелось почесаться.

— Я как танк, — произнес он. — Не странно ли, что сынок богатенького папеньки нацепил на себя броню вместо дорогого костюма?

— Нет, — отозвалась девушка. — Ты же в космосе путешествуешь, а не на прогулочке в парке. К тому же, этот экземпляр легкой брони стоит дороже любого костюма от дизайнера, уж поверь.

— Легкой? Да уж. Страшно подумать, как бы я ощущал себя в тяжелой.

— Ты в порядке? — вдруг спросила она. — Выглядишь не очень.

— Просто взволнован. У меня осталась последняя ампула, и то я принял её полчаса назад. Когда встречусь с отцом, надеюсь, он найдет, чем её заменить.

— Я тоже надеюсь, — неопределенно ответила она.

— Кстати, как твоя память? Пришла в норму?

— Да, бардак немного улягся. А память значительно улучшилась, так что, раз уж я не откинула копыта, это можно назвать теперь моим преимуществом...

— Включил автопилот, — прервал Роб, вдруг появившись в грузовом отсеке.

Он быстрыми, уверенными движениями принялся натягивать свой бронекостюм, с чем справился так же поразительно легко, как и его друзья. Но вот он вдруг достал из какого-то ящика странные маленькие капсулы синего цвета, раздавил их в своей ладони, и только сейчас Хок понял, что это всего-навсего краска. Но вот зачем она вдруг понадобилась здоровенному мужику с угрюмым выражением лица — нет.

Словно в ответ на его мысли, Роб вдруг запустил два пальца правой руки в раздавленную синюю смесь, а потом — что совсем уж было непонятным для юноши — провел ими по своему лицу, сверху вниз, от середины лба до подбородка, оставив жирные синие полосы на каждой щеке. Потом, не говоря ни слова, приблизился к Хезер и протянул ей руку с краской.

Она оторвалась от карты и, увидев его боевой окрас, нахмурилась.
— Ниро, мы — охранники из «ЭРКС».

— Мы делали это на протяжении двух с половиной лет перед каждым заданием, — упрямо возразил он. — Это традиция, Си. Мы все равно шлемы наденем, какая к черту разница? А так мне спокойнее будет. Не каждый день я собираюсь добровольно в лапы Альянсу сунуться. К тому же, ты сказала, что «Стрел» больше нет. Так вот: иди ты в задницу, Криз! «Стрелы» — это я, ты и Тулус. Так что хватит корчить из себя непобедимую бабу! Просто намажься, и я отстану.

Пробуравив его острым взглядом, Хестром Криз — все же горькое у неё имя — вдруг, признавая поражение, улыбнулась. Потом намочила в густой краске один палец и обвела свои верхние веки, вытянув «стрелки» к самым вискам. Только тут Хок вспомнил, что уже видел такое однажды: на Камале. Лицо девушки в миг преобразилось, приобретя выражение первобытной воительницы из старых исторических фильмов, какие парень видел еще в детстве.

— Тулус? — спросил Роб, подходя к турианцу.

— Нехорошее у меня предчувствие, — пробормотал тот, качая своим гребнем. Но спорить не стал, тоже нарисовав на своей физиономии какие-то каракули.

Прежде чем Роб вытер краску, Хезер остановила его, снова запустила палец в синюю жижу и подошла к Хоку.

— Мистеру Руперту Грею не полагается разукрашивать свое лицо, как индейцу, — произнесла она. — Но Хоакину Фросту это не помешает. На удачу.

И быстрым движением она взяла его холодную левую руку, стянула перчатку и нарисовала на тыльной стороне ладони стрелу, указывающую вверх.

Хок вдруг ощутил нечто, что еще не испытывал никогда в своей жизни: чувство причастности, общность, почти семейные узы. Он был так растроган этим, что долго пялился на нарисованную стрелу, борясь с эмоциями, когда вдруг, нарушая почти торжественный для него момент, запиликал какой-то сигнал.

Роб тут же сорвался и побежал в рубку. Все остальные — за ним. И хорошо, поскольку парень не был уверен, что на его лице не отпечаталось все, что он чувствовал. Взяв себя в руки, он тоже направился туда.

И увидел, как огромный красно-оранжевый шар почти поглотил своей мощью обзорное стекло яхты. А невдалеке, кажущийся обманчиво маленьким перед планетой, замаячил какой-то транспорт.

— Неизвестное судно, говорит фрегат «Азенкур» ВКС Альянса Систем. Идентифицируйте себя и назовите цель своего прибытия. Иначе ваше пребывание в подконтрольной Альянсу системе будет расценено как вторжение, — раздался незнакомый голос, отчеканивший без запинки фразу.

Роб быстро сел в кресло и, вызвав на мониторе заготовленный документ, проговорил:
— «Азенкур», это говорит частная гражданская яхта «Буцефал». Цель нашего прибытия: запланированная встреча с директором Комплекса Ричардом Травлином по поводу финансовых вложений корпорации «Зетро-Эйм». Можете связаться с ним, он подтвердит, что от нашего офиса приходил официальный запрос.

Какое-то время в эфире стояла тишина, но вот, спустя минуту, диспетчер ответил:
— «Буцефал», посадка разрешена. Вам подготовят платформу. Будьте осторожны: в радиусе 40 километров от зоны посадки зафиксирована буря.

— Принято, — отозвался пилот.
— Слишком быстро, — покачала головой Хезер.

Роб пожал плечами.
— Возможно, их заранее предупредили. Малец, ты когда отправлял запрос?

Хок быстро прикинул в уме.

— Оно должно было поступить им три-четыре часа назад. Но давность у запроса была двухнедельная: я просто сделал так, как будто первый документ был случайно удален из почтового ящика секретаря, а потом поступил второй.

— Тогда, — протянул Роб, взявшись за штурвал, — есть вероятность, что их предупредили. И что мне делать? Валить отсюда или снижаться?

Он взглянул на девушку. Та молчаливо смотрела на зависший в космосе фрегат Альянса, постепенно обретающий огромный, по сравнению с их яхтой, размер.

— Снижаемся, — наконец сказала она. — Но при первой же опасности — уносим ноги.

— Принято, — согласился Роб и задал команду ВИ. — Советую пристегнуться, если уж там буря за углом.

— Ну что ж, — произнесла Хезер, садясь в кресло второго пилота и бросая полный тревоги взгляд на планету. А потом вдруг произнесла на незнакомом Хоку языке:

— Поехали!

Парень почему-то сглотнул. Ну вот, началось.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 22.02.2017 | 140 | драма, экшн, м!Шепард, Синяя стрела, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2

Faler92, ApAChEzZ
Фансайт Mass Effect 3 Реклама на сайте Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт