Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 24



Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 




СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ


Капитан ККА «Азенкур» — фрегата ВКС Альянса, приписанного к Четвёртому Флоту — прохаживался решительной походкой по коридорам своего корабля, полностью погруженный в свои невесёлые мысли и не обращая внимания на идущих навстречу членов экипажа, при виде его тут же застывающих по стойке «смирно».
На третьей палубе, где располагалась рубка связи, куда и держал путь капитан, пахло ремонтом, и этот запах вызывал неприятные ассоциации, как будто это было очередной насмешкой от Командования над ним, несчастным капитаном Руменом, опозорившим свой мундир недавним скандалом в прессе.
Да-да, вот так и представлялось лицо адмирала Саяки, командующего Четвертым Флотом, круглое, с маленькими узкими глазками, но такое гордое и непримиримое, которое, надменно шевеля губами, как будто говорило: «Ремонт на вашем судне может быть только от глупых действий экипажа, но не от сражений».
Румен представлял эту картину как никогда отчётливо: ту встречу, полгода назад, с адмиралом Саяки он запомнил слишком хорошо. И как обычно бывало, воспоминание вызывало в душе бурю противоречивых эмоций, от чувства стыда за свой проступок до самой бешеной ярости за несправедливое осуждение. Как будто никто в этой Вселенной никогда не ошибался!
Ошибались все. Просто только капитану Румену «повезло» проколоться так, что о его ошибке, касающейся личной жизни, но никак не службы, узнала пресса. А журналистов, скучающих по скандалам, хлебом не корми: дай опорочить чью-нибудь репутацию грязной историей.
«Ваша репутация навсегда подмочена, капитан, — холодно рубил с плеча Саяки в ту неприятную встречу. — Вы думаете, что к службе это не имеет отношения? Ещё как имеет! Офицеры не должны вести себя таким образом!..»
Тогда Румену, красневшему и бледневшему одновременно, оцепеневшему, как столб, хотелось кричать и с пеной у рта вопрошать, каким именно образом не должны вести себя офицеры? Разводиться с жёнами? Заводить любовниц? Или просто попадаться на видеозапись случайного прохожего, заснявшего мужчину и женщину, предающихся ласкам?
«Мне лично совершенно плевать, что происходит у вас дома с женой или любовницами, — продолжал свою обвинительную речь Саяки. — Но Командованию не всё равно, так как репутация офицерского состава сказывается на отношении обычных людей к Флоту и Армии. Вы, как и многие другие офицеры, должны быть примером, олицетворять собой силу, мужество, храбрость... Но никак не неверность. Даже если это касается только вашей личной жизни. Пресса будет раздувать эту историю столько, на сколько у них хватит сил. Они превратят это жалкое чёрное пятно на полотне репутации Флота в жирную, отвратительную кляксу! Высосут всё, что смогут!.. Поэтому вы должны понять, что я вынужден отослать вас. Патрулирование околокосмического пространства подле Марса и защита Комплекса — как раз подходит. Пару месяцев там — и потом, когда вся шумиха уляжется, вернётесь обратно к Флоту».
Ну да. Румен как раз и думал с горечью, что защита какого-то Комплекса по изучению исторических протеанских руин — это то, о чём он и мечтал всю свою короткую, сорокапятилетнюю жизнь. Его мечтам о переводе в район активных действий не суждено было сбыться. Охранять учёных и пещеры — вот то, до чего он дослужился.
Многочисленные прошения о переводе, годы безупречной службы, личные характеристики — все пало ниц перед натиском лицемерия. Да, он оступился: влюбился в женщину, которая не носила гордое звание «жена», в то время как та, что носила, уже три года жила с детьми в их когда-то семейном гнезде и даже дверь открывать не хотела. И всем было плевать на личные проблемы рядового капитана. Но стоило какому-то идиоту разместить в сети Экстранет видео весьма клубничного характера, а другому идиоту — узнать в мужчине на видео офицера Альянса, как оно тут же со скоростью света распространилось по всем ресурсам, завоевало миллионы просмотров и сотни тысяч комментариев в стиле «я б ей тоже вдул...».
Тут же подключилась от нечего делать пресса и стала «разбираться», что происходит на записи и почему так случилось, что высший офицерский состав Альянса ведёт себя таким «непозволительным образом». Интересно, а что у них, этих ханжей, происходит дома, за закрытыми дверями?
За несколько дней капитан Румен стал популярным. И от этой популярности хотелось застрелиться, если бы только он был достаточным кретином для этого.
В итоге, он оказался здесь, возле Марса, и протирал штаны от безделья, муштруя своих людей день за днём в надежде, что когда-нибудь ему удастся дожить до того дня, когда победа в сражении обелит его имя.
Сначала, в первые два месяца, команда перешёптывалась за его спиной. Казалось, отовсюду раздавались смешки и хохотунчики. Румен пресёк это дело на корню. Чем больше шептались — тем строже была дисциплина. Больше проверок, больше заданий, больше учений. Он измотал свой экипаж настолько, что вскоре его команда готова была позабыть обо всём, не связанным со службой. Никаких поблажек, никаких увольнительных и отговорок.
Да, его возненавидели. Но с течением времени капитан ослаблял хватку, по чуть-чуть, демонстрируя справедливое отношение ко всем, чем вскоре заслужил если не любовь, то хотя бы уважение. И этого было вполне достаточно для несения службы.
И всё же Румен надеялся на то, что запрос о его переводе удовлетворят. Правда, с той истории, вызвавшей скандал, прошло уже полгода, пресса нашла другие скандалы, а Командование почему-то не спешило отзывать «Азенкур» от патрулирования Марса.
Сегодня капитана вызывали на связь, как уже успел сообщить полчаса назад младший сержант Прессли. Славный он, этот Прессли. Дисциплинированный, исполнительный, пусть и немного занудный со своими вечными комментариями о пришельцах. Хотя команда «Азенкура», в основном, состояла из таких же славных и исполнительных.

— Сэр! — вскочил сержант, когда капитан показался в рубке.
— Вольно, — немного устало произнёс Румен, проходя внутрь небольшого помещения. — Что со связью?
— Настроена, сэр, — заговорил старпом Харрис, который находился тут же, инструктируя связистов. — «Азенкур» был перенаправлен дальше от планеты, как вы и приказали, сэр, чтобы обогнуть помехи от бури. Связь с комплексом настроена, и там сообщают, что «Химера» настигнет их через пятнадцать-шестнадцать часов.
— «Химера»? — не понял Румен, нахмурившись.
— Название бури, которое дали учёные Комплекса, — пояснил, чуть усмехнувшись, старпом. — По замечанию доктора Ватанабе, эта буря — одна из сильнейших за последние пять лет, хотя это явление для Марса довольно частое. Вы же видели снимки в Комплексе.
— Да, видел, — подтвердил капитан, вспомнив огромные столбы пыли, песка и грунта ужасающих размеров на фотографиях, развешанных в лобби Комплекса. — Присваивать природным явлениям имена — на такое только эти лабораторные крысы и горазды. Сидят в своих кабинетах и выдумывают. Надеюсь, у нас нет на планете десантных групп?
— Все отозваны. Я завершил учения ещё два часа назад, когда было получено первое сообщение от Комплекса.
— Хорошо, — удовлетворительно кивнул Румен. — Тогда свяжите меня с адмиралом Саяки, раз уж ему так не терпится поговорить со мной.
— Это не адмирал Саяки, сэр, — вдруг заявил один из связистов.
— Что? Тогда кто же?
— Адмирал Райс, сэр. И он уже ждёт вашего ответа.

Райс? Румену показалось, что он ослышался. Какого черта этому старому полумифическому адмиралу потребовалось? Капитан много о нём слышал, в основном, плохое, но он не верил слухам, считая их лишь ничтожной местью недоброжелателей. Теперь же у него есть редкая возможность самому сложить мнение об адмирале. Интересно, что Райсу понадобилось от «Азенкура»?
Несмотря на лёгкую тревогу, Румен был крайне заинтригован. Выгнав всех из рубки, он воспользовался кнопкой вызова, устанавливающей видео-соединение, и через секунду увидел на мониторе незнакомое, но очень суровое лицо.

— Капитан, — первым начал тот. — Рад, что вы наконец-то настроили связь.
— Адмирал Райс, — мужчина, к своей чести, ни на миг не стушевался под этим острым взглядом и вытянулся. — Сэр, нам пришлось вывести фрегат из радиуса действия помех из-за бури на поверхности планеты.
— Бури? — нахмурился тот ненадолго, но потом снова стал непроницаемо холодным. — Адмирал Саяки ничего об этом не сказал, когда я связывался с ним.
— Эта информация поступила недавно. К тому же, бури — это настолько частое явление на планете, что мы о таком даже не сообщаем в бортовом журнале, если только это напрямую не касается «Азенкура».
— Да, понимаю. Однако эта новость весьма тревожна.
— Почему, сэр?

Адмирал на какое-то время оторвал свой тяжёлый взгляд от подчинённого, как будто что-то набрал на консоли.
Через несколько секунд у Румена пиликнул инструментрон.

— Директива от Командования, капитан, — сухо отозвался Райс. — Прочитайте немедленно. Я подожду.

Чтобы не заставлять адмирала ждать слишком долго, мужчина быстро пробежал глазами по полученному текстовому сообщению со всеми кодами шифровки и подписями. И нахмурился.
Очевидно, такая однозначная реакция подсказала Райсу, что подчинённый уловил суть сообщения.

— Да, капитан, теперь вы в моем полном распоряжении, — проговорил адмирал. — Но это не изменит вашу привычную службу. Занимайтесь тем, чем занимались.
— Тогда я не совсем понимаю, зачем это потребовалось, — хмуро признался Румен.
— Затем, что теперь будете исполнять мои приказы. И первый таков: через пару часов на планету прибудет шаттл со специальной группой под командованием лейтенанта Шилдса. Они передадут вам опознавательный код, и вы пропустите их на планету. Какие бы действия ни совершала группа, вы не вмешиваетесь. Если лейтенанту потребуется ваша помощь, и он сам попросит — вы оказываете. Никаких проверок или идентификаций — это запрещено. Никаких вопросов. Надеюсь, вам понятно?

Румен против воли шумно сглотнул. Ему это вообще не нравилось, поскольку отдавало вонью чего-то... незаконного.

— Так точно, сэр, — ответил он.
— Хорошо, — кивнул Райс удовлетворённо. — Дальше: после прибытия специальной группы есть вероятность, что прибудет некий гражданский транспорт, который затребует разрешения на спуск на планету под каким-либо предлогом. Неважно каким. Вы их пропускаете. Ясно?
— Так точно, сэр.
— Ещё раз повторяю: никакого вмешательства, — отчеканил адмирал Райс, сузив свои глаза. — Сейчас вы под моим крылом, Румен, так что не делайте глупостей. Если все пройдёт гладко, обещаю вам, что сразу же оформлю разрешение на вывод «Азенкура» из-под юрисдикции Четвёртого Флота и передам его под начало Второго, к примеру? Вы же хотели патрулировать районы повышенной активности пиратов? И я готов удовлетворить вашу просьбу.

Румен почувствовал, как внутри всё зааплодировало от такой новости и одновременно напряглось: что-то тут было не так. Затевалось нечто, что Райс — или Альянс — всеми силами пытается скрыть. И не случись с капитаном та неприятная история полгода назад, он бы, возможно, даже задал пару вопросов, чтобы немного прояснить ситуацию и понять, во что втягивают его и экипаж. Но только не сейчас. И, скорее всего, адмирал это знал.

— Я буду вам благодарен, сэр, — совершенно искренне проговорил капитан. — Моя команда уже давно устала от учений.
— Никто и не говорит, что вас отправят на войну, — скептически ответил Райс. — Но Скиллианский Предел кишит пиратами, и, возможно, адмирал Дрешер включит ваш фрегат в группу захвата. Старик уже давно от нечего делать объявил пиратам войну и регулярно делает вылазки. Поскольку мы с ним хорошие друзья, я думаю, он не будет против вашего участия... хотя он не слишком поощряет нахождение офицеров с подмоченной репутацией в своих рядах. Так что для вас это шанс, капитан.

Румен ощутил, что краснеет. Снова. Проклятый экстранет! Он продолжал стоять, не шелохнувшись.

— Да бросьте, капитан, — неожиданно мягко сказал Райс, очевидно, увидев этот румянец. — Ваша служба была безупречной на протяжении многих лет. Не позволяйте какому-то идиоту с камерой испортить вам карьеру. Командование иногда перегибает палку в своей борьбе за репутацию. Позвольте вам дам совет: выполняйте приказы и защищайте Альянс — и краснейте только тогда, когда нарушите эти два принципа. А остальное неважно.
— Спасибо, сэр, — выдавил из себя Румен, вдруг ощутив безмерную благодарность за эти слова. Первые по-настоящему искренние слова поддержки от начальства. — Я сделаю всё так, как вы приказали. Ваша группа получит моё полное содействие.
— Отлично, — кивнул Райс. — Тогда до связи, капитан.

Когда сигнал прервался, мужчина какое-то время размышлял, стараясь привести свою невозмутимость в порядок. Только потом он вышел из рубки и направился в каюту.
Там он связался со старпомом и отдал соответствующие приказы. Потом сел за свой терминал и вошёл в сеть Альянса. Набрал запрос и, получив ожидаемый ответ, глубоко вздохнул.
«По запросу „лейтенант Шилдс“ ничего не найдено», — светилось с терминала. Почему-то Румен не был удивлён. Он понимал, что затевается нечто... странное.
Но поскольку у него была Директива от Командования, по которой он переходил в подчинение Райса, это освобождало его от вопросов и сомнений.
Он просто выполнит приказ, как всегда это и делал.

***

Выйдя из ретранслятора и добравшись до Марса, шаттл со специальной группой Альянса завис неподалёку от фрегата «Азенкур», патрулирующего околокосмическое пространство. ВИ сразу же уловил входящий сигнал.

— Неизвестное судно, это говорит фрегат «Азенкур», ВКС Альянса Систем. Идентифицируйте себя и назовите цель своего прибытия. В ином случае ваше пребывание в системе, подконтрольной Альянсу, будет расценено как вторжение.
— Передавай код, — приказал пилоту Шепард, сосредоточенно глядя на мощный выкрашенный в цвета Альянса корпус корабля, казавшегося просто огромным по сравнению с их небольшой посудиной без опознавательных знаков.
Кивнув, рыжий бородач что-то набрал на консоли и, отправив код, резюмировал:

— Готово, босс.
— Тогда ждём, — неопределённо отозвался лейтенант, почувствовав, как напрягся каждый мускул в ожидании ответа.

Райс передал им опознавательный код и уверил, что «Азенкур» даст разрешение на посадку и не будет вмешиваться в происходящее. Попасть на планету незаметно было практически невозможно, поскольку разведывательные дроны сканировали пространство вокруг — для военных, охраняющих какие-либо объекты, это являлось стандартной процедурой. Конечно, всегда можно было найти лазейку: например, проскользнуть на поверхность, воспользовавшись баснословно дорогими маскировочными системами, и перейти на сверхсветовую скорость прежде, чем будешь обнаружен. Достичь ретранслятора, а там смотаться по-быстрому в любую точку галактики. И всё же это был риск, причём неоправданный, поэтому адмирал решил разобраться с проблемой «по-своему». Как это — «по-своему» — Шепард не догадывался, но ясно было одно: капитан «Азенкура» был в курсе их причастности к военным силам Альянса, но, определённо, полагал, что это якобы секретная операция, в которую лезть себе дороже.
Джон мысленно усмехнулся с оттенком досады.
Это и была секретная операция. Вот только отчего-то у него всё больше складывалось ощущение, что он и его люди выступали всего лишь в качестве уборщиков за наследившими политическими шишками, трясущимися в страхе перед угрозой разоблачения и жаждущими оборвать все концы. Он ведь понятия не имел, какой информацией располагал Фрост, и спрашивал себя, уж не наступил ли этот идиот всего лишь на мозоль какой-нибудь крупной политической фигуре, отчего та теперь вознамерилась разобраться с проблемой, прикрываясь колоссальной важностью этого задания для Альянса.
Впрочем, Шепард был склонен верить, что дело действительно важное. Райс не стал бы посылать его для урегулирования какой-нибудь второсортной ситуации, связанной с личными проблемами. Или стал бы?
События минувших дней показывали, что старик был предельно серьёзен. Вокруг этого Фроста заварилась какая-то каша, и команда Шепарда была одним из ингредиентов, но лейтенант понятия не имел, что происходит на самом деле.

— Ваш код принят, — раздался голос старшего диспетчера с «Азенкура». — Вам разрешено совершить посадку на планету. Для вас специально подготовлена платформа Б3. Предупреждаю: на планете в 50 километрах от зоны снижения зафиксирована песчаная буря. Будьте осторожны. И удачной посадки.

Связь вырубилась, и Куз состроил скептическую гримасу.

— Надо же, — произнёс он, хмыкнув. — Специальная платформа. Интересно, что известно капитану про наше задание.
— Полагаю, ни черта ему неизвестно, — усмехнулся Шепард. Потом включил громкую связь. — Внимание, всем приготовиться! Герметизировать шлемы! Будем приземляться!
— Примарсиаться, — вдруг, поучительно подняв палец в воздух, произнёс загадочное слово пилот. — Или примарсляться?
— Главное, не преврати нас в фарш, — мрачно проговорил Джон, пристёгиваясь и натягивая свой шлем. Куз последовал его примеру, изобразив пальцами в тугой перчатке жест, символизирующий «все будет хорошо».

Джон улыбнулся под шлемом с долей скептицизма. Рыжий был неплохим пилотом, но опыта ему явно не хватало. Особенно в пилотировании не самым современным шаттлом в условиях недостаточной видимости и разгуливающей неподалёку бури.

— Эй, а где же «я в тебя верю», босс? — напомнил сержант, голос которого мгновенно изменился и приобрёл механический оттенок из-за настроек шлема.
— Я в тебя верю, — эхом отозвался лейтенант, чей собственный голос тоже показался каким-то чужим. Пожалуй, Кузков был единственным в группе, кто поддерживал его в любых решениях. То ли возраст и опыт сказывались, то ли особое расположение. Они были знакомы уже два года, и за это время рыжий частенько давал советы, помогал и вообще выбрал поведение старшего всезнающего брата. Сколько ему, интересно, было лет? Сорок пять, кажется? Хрен теперь вспомнишь детали личного дела.
Спуск начался весьма гладко, но уже через минут пятнадцать шаттл затрясся в мелкой судороге. Видимость резко упала из-за плотных слоёв стратосферы, и пилот немного снизил скорость, чтобы выровнять траекторию и утихомирить повышающуюся температуру в двигателе. Пройдя несколько километров в таких условиях, шаттл быстро вынырнул в тропосферу и сразу же обрёл второе дыхание: перегрузка от резких перепадов давления снизилась, тряска прекратилась, а датчики перестали мигать.

— Вот видишь, я в тебя верил, — пробормотал Джон и запросил координаты посадочной платформы у ВИ. Тот выдал их спустя пару секунд, и Куз загрузил их в навигационный компьютер.

Чтобы добраться до нужной точки, им потребовалось потратить лишние десять минут: пришлось обогнуть бушующую бурю на горизонте, поскольку траектория спуска была немного смещена из-за помех.

— Не нравится мне это, — выдохнул Шепард, глядя в обзорное стекло на огромный столб пыли, грунта и ветра, крутящийся вдалеке и пока, на таком расстоянии, кажущийся почти безобидным. Но это была лишь иллюзия: поблизости с таким соседом ветер наверняка достигал своего апогея, сметая всё на своём пути.
— Ага, босс, — Куз хотел по привычке почесать бороду, оторвав одну руку от штурвала, но наткнулся на стекло и выругался. — Надеюсь, гость, которого мы ждём, прибудет раньше, чем буря обрушится на комплекс.
— Возможно, она обойдёт базу стороной, — предположил Шепард, хотя мало верил в такую удачу. Все пока шло наперекосяк. Оставалось надеяться, что этот последний рывок в поимке Фроста окажется более результативным. Вот только лейтенант испытывал изрядные сомнения, спрашивая себя, зачем тому, кого они разыскивали, соваться на эту планету. Несомненно, причины должны быть очень вескими. Приходилось лишь довериться информации адмирала Райса.
Шаттл по-прежнему спускался, и вскоре показались причудливые очертания Марсианского Комплекса, напоминавшего по форме огромного металлического паука, придавленного к полу чьей-то божественной пятой. Чтобы максимально облегчить спуск шаттлу, на нужной платформе загорелись посадочные огни, и Куз, пробормотав нечто непонятное: «Dziękuję»*, — направил судно в ту сторону и заклацал по сенсорной панели, чтобы включить показатели сброса давления и подкорректировать данные ВИ.
Они ещё не успели приземлиться, как Шепард увидел возникших на платформе людей и недовольно констатировал:

— Вот тебе и грёбаная секретность. Нас уже встречают человек пять.
— Надеюсь, им-то не придётся пули в лоб пускать, — попытался пошутить пилот, но, очевидно, сам быстро сообразил, что сморозил глупость. — Пардон, босс. Нервишки шалят.

Лейтенант смерил своего сержанта острым взглядом и не стал отвечать. Ему самому не нравилась необходимость зачищать за собой все хвосты, как о том в недавнем сеансе связи просил Райс. Джон смутно надеялся, что в новых инструкциях от адмирала об этом не будет ни слова.

— Специальная группа, собирайте оружие, — проговорил Шепард по громкой связи, когда шаттл с легким ударом всё-таки «примарсианился», и жёсткие магнитные зажимы присосались к металлической платформе с недовольным гулом. — Дик, проверь своих подружек. Мак — на тебе связь. Мэй, медикаменты. Всё как обычно. Ожидайте у выхода через пять минут. Куз, — обратился он к пилоту, — блокируй панель управления и дуй в арсенал. Нам всем надо быть готовыми.
— Но к чему, босс? — не понял тот.
— Ко всему, — ответил Джон и направился за своим оружием. В арсенальной он встретил Дика, уже запаковавшего «Сью» в свои кофры и теперь волочившего с привычным молчанием тяжёлый груз к выходу.
Выбрав штурмовую винтовку и несколько гранат, Шепард проверил состояние щитов и решительно зашагал в грузовой трюм. Остальные, кроме сержанта, уже были там и тоже совершали последние приготовления. Бросив короткий взгляд в сторону стального гроба, прикреплённого к боковой стене, и снова ощутив неприятный отголосок внутри, лейтенант, дождавшись, когда к ним присоединится Кузков, строго приказал:

— Всем держать рты на замке. Говорить буду только я. Они в курсе, что мы из Альянса, но теряются в догадках, зачем мы здесь и по чьей инициативе. Соблюдаем военную субординацию внутри группы и протоколы, но с кодовыми именами. Всем ясно?
— Ясно, босс, — по привычке отозвался Макферсон, но тут же поправил себя: — То есть: так точно, сэр. Лейтенант Шилдс.
— Если что-то будут спрашивать, отвечаете просто: «Я не имею права это обсуждать с вами», даже если вопрос будет про вашу мамочку из Алабамы, — добавил Шепард. — Все данные о нашем прибытии на планету будут стёрты, никто не должен быть в курсе и на Комплексе.
— Кроме тех встречающих на платформе, сэр, — услужливо напомнила Мэй.
— Я с этим как-нибудь разберусь, — пообещал лейтенант и нажал кнопку, чтобы открыть трюм. — Всё, идём.

Широкий люк с шипением стал опускаться, обнажая взору небольшую, покрытую металлическими пластинами платформу, пятерых застывших в ожидании и броне людей и полукруглое строение одного из секторов комплекса за их спинами.
Атмосфера Марса, вернее, отсутствие таковой сразу же прошлось по датчикам брони и визора шлема соответствующими красными показателями: температура — минус 5 градусов по Цельсию, гравитация — 38% от земной, наличие кислорода — 0,1 %, плотность — 15%, излучение ультрафиолета — 158% , - стройный ряд цифр продолжался, пока тут же не высветился однозначный вывод: «Планета класса Х», — что означало полную непригодность для прогулок без скафандра.
Что ж, Шепард это прекрасно знал, как и всякий, изучавший астрономию.
Едва лейтенант сделал первый шаг, как вдруг ощутил себя необычайно лёгким, словно разом скинул с себя килограммов пятьдесят. Он тут же остановился и, быстро изменив настройки бронекостюма на иструментроне, увеличил силу притяжения своих ботинок, чтобы, не дай бог, его не снесло, как пушинку, стоит подуть марсианскому ветру.
Спустя минуту он почувствовал относительную манёвренность и привычное ощущение «тела».
Пятеро невдалеке молча наблюдали за приближением его группы. Они, очевидно, уже настолько привыкли к поверхности Марса, что не испытывали ни малейшего неудобства. Вот один из них вышел вперёд и стал их дожидаться, и по мере приближения Шепарду удалось разглядеть знаки отличия, нанесённые на его броню.
Капитан. Получив специальные полномочия, Шепард не был обязан подчиняться приказам вышестоящего офицера или салютовать, поэтому он просто кивнул головой.

— Лейтенант Шилдс, я полагаю? — раздался слегка механизированный голос капитана, явно отметившего с некоторым замешательством пренебрежение субординацией. Но он, кажется, был здравомыслящим человеком и не стал придираться.
— Так точно.
— Капитан Румен, ККА «Азенкур», — представился тот. — Я получил соответствующие распоряжения от Командования разрешить вам посадку.
— Встречать нас не было необходимости, — Шепард понизил голос. — Мы здесь инкогнито. А четверо за вашей спиной уже нарушают это правило.
— Я решил убедиться в том, что вы приземлились благополучно. «Химера» — буря, которую так прозвали — только набирает свои силы, и всё же уже вселяет тревогу. К тому же, моя охрана не угрожает вашей конфиденциальности, как и директор Травлин.
— Только набирает силу? — нахмурился Джон, которому эта новость не понравилась. Но ответ он не получил, так как в этот момент к ним приблизился некто в обычном скафандре, и по одному трясущемуся виду можно было судить, что это гражданский, не привыкший к вылазкам наружу.
— Я — директор Марсианского Комплекса Ричард Травлин, — скороговоркой произнёс тощий даже в наслойке лёгкого скафандра мужчина и совсем по-дурацки протянул руку для рукопожатия. Прежде чем Шепард придумал, как ему ответить на этот странный в условиях разреженной атмосферы Марса жест, больше подходящий для кабинетных встреч, капитан Румен мягким, но настойчивым жестом опустил руку своего спутника.
— Директор Травлин, это не официальная встреча, — сказал он. — Мы здесь лишь для того, чтобы удостовериться в благополучном прибытии специальной группы, разве вы забыли? И также для того, — обратился капитан к Шепарду, — чтобы предложить вам свою помощь, если она будет необходима. У меня на фрегате две десантные группы, уже обленившиеся в вечных учениях. Они могут оказать вам содействие... в чём бы ни заключалась цель вашего визита на планету.

Ну да. Кучка десантников — это как раз то, что требовалось для проведения секретной операции. Либо этот Румен совсем идиот, решил Джон, либо настолько любопытен, что готов отправить своих солдат для «разведки». А, может, просто вежлив? Или крайне заинтересован в удачном исходе дела?
Как бы то ни было, у лейтенанта был однозначный ответ.

— Благодарю вас, капитан, но это совершенно не требуется. Адмирал Райс должен был выслать вам инфопакет с инструкциями. Он у вас с собой?
— Да, конечно, — кажется, отказ от помощи немного задел Румена. Последний активировал свой инструментрон и выслал данные вновь прибывшему.
— Вы не против, если я потрачу пару минут для ознакомления? — спросил Шепард, а, получив утвердительный кивок, отошёл к своей группе.

Быстро расшифровав пакет с помощью установленного кода, лейтенант прочитал инструкции и глубоко вздохнул, вдруг ощутив неприятный привкус во рту.
«ПРИОРИТЕТ ЗАДАНИЯ: сохранность данных.
ФРОСТА взять живым. Следуйте в Сектор 11-3.
РУМЕН, военные Альянса, не входящие в специальную группу, а также гражданские с базы — потери не приемлемы, но при должной необходимости обоснованы.
Все прочие свидетели должны быть устранены.
Инфопакет уничтожить.
Передать прикреплённые инструкции Ричарду Травлину. Доступ к ним строго ограничен.
Приоритет Один».

Нахмурившись, Джон без зазрения совести попытался открыть прикреплённые данные, но у него ничего не вышло: требовался пароль. С неприятной мыслью о том, что тут затевается какая-то самая настоящая хрень, он изъял шифрованные данные из пакета. Потом прочитал свои инструкции ещё раз и, сделав пометки в памяти, быстро удалил.
Он знал, что копий не могло быть и данные не были прочтены, иначе пакет был бы уже стёрт при несанкционированном вскрытии. Райс использовал зашифрованные каналы сети Альянса для передачи, что было куда надёжнее, нежели канал, открытый на шаттле.
Деактивировав девайс, лейтенант снова приблизился к встречающей группе.

— Капитан, мне нужно попасть в Сектор 11-3.
— Да, конечно. Вы можете использовать М29. На базе немного военного транспорта, директор Травлин даст соответствующие распоряжения, если необходимо.
— Отлично, — такой ответ пришёлся Джону по душе. — Мы, пожалуй, им и воспользуемся. А пока я могу переговорить с директором?

Если эта просьба и удивила Румена, по его голосу этого нельзя было сказать:

— Разумеется. Тогда я желаю вам удачи, лейтенант... в ваших делах.

С этими словами он развернулся и, отдав приказ своей охране, зашагал в сторону базы.
Директор Травлин, казалось, сразу же почувствовал себя неуютно, оставшись наедине с незнакомцами. Но он всеми силами делал вид, что этот факт его нисколько не беспокоит.

— Директор, вам тут тоже есть сообщение, — начал Шепард задумчиво и отправил данные. — Ознакомитесь с ним?
— Конечно-конечно, — тут же спохватился тот и, получив входящее сообщение, открыл его. Быстро набрал пароль, чем вызвал у лейтенанта новый шквал вопросов, прочитал и закрыл.
Внимательно наблюдавший за его манипуляциями Шепард отметил, что нервозность в движениях этого человека не исчезла — скорее усилилась.
— Лейтенант, — произнёс Травлин. — Полагаю, вам следует немедленно отбыть на место. У меня есть дела. Я отдам приказ — и можете забирать «Медведя».
— «Гризли», — поправил Шепард, задумавшись над тем, что так могло взволновать этого любителя формальностей. Они с Райсом были знакомы? — Мы немедленно отправимся. Но у меня есть к вам кое-какая просьба...
— Конечно, — кивнул тот. — Пойдёмте, обсудим внутри.

И не говоря больше ни слова, направился на базу.
После короткого раздумья Джон с группой последовали за ним.

Отредактировано. Forpatril



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 30.12.2016 | 365 | драма, экшн, Nightingale, Синяя стрела, м!Шепард | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 90
Гостей: 82
Пользователей: 8

Кроган-Босс, Raymond_Barrow, Grеyson, XIX, Mariya, Zirael, RedLineR91, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт