Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Post scriptum. Очерк второй. Глава 19



Жанр: роман-хроника;
Персонажи: Сейн, Грилл, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: взявшее власть на Омеге «Затмение», наконец, получает возможность оправдать все расходы, потраченные на организацию ее далекими покровителями. Приступив к восстановлению станции, параллельно Сейн начинает работу, ради которой и задумывалось свержение старого порядка в системах Термина.



Омега после смерти Арии Т’Лоак вступила на путь восстановления. Страшное время войн и кровопролитных столкновений, продолжавшееся почти год, наконец, вновь уступило место привычному для центра криминального мира укладу быта, когда вооруженные патрули различных группировок, встречаясь друг с другом, не вскидывали оружие, выкрикивая звучные угрозы, а помня о недавних боях, где все сражались плечом к плечу, обменивались шутками и спокойно расходились или даже болтали, если это позволял график. Центр систем Термина устал от войн; крупные боевые формирования рассасывались по освобожденным от конкурентов районам, некоторые наемники отправлялись в дальние системы для наведения порядка в еще не подчиненных хозяйствах Арии, пленные старательно отчищали от тел территорию победителей, а многочисленные жители станции выходили из укрытий и, оглядываясь, начинали искать перспективы на новой Омеге, где безграничное господство Арии теперь сменилось все более и более укрепляющейся властью «Затмения». Оживились бары и пабы, в ночных клубах снова заиграла музыка, к привычной работе вернулись танцовщицы, а предприниматели разного толка вновь начали возвращаться на станцию, во многом представлявшую для них чистый лист. Сначала появились мелкие торговцы, потом на заранее подготовленные площадки вернулся красный песок, за ним потянулись крупные дельцы, и жизнь закрутилась привычным круговоротом мелких житейских обстоятельств. Еще случались редкие столкновения с засевшими в разных углах станции сторонниками Арии, не поверившими в смерть своей хозяйки, но все они носили характер исключения и не представляли никакой угрозы ни новому порядку, ни тем более господству «Затмения».
После передела территории, который Сейн обещал всем главам группировок, к «Затмению» был присоединен крупный район на центральном ярусе станции. Здесь по понятным причинам восстановление шло куда более скорыми темпами, чем в вотчинах партнеров, и сразу, как это стало понятно, в район потянулись жители. На улицах там было чисто, здания быстро приняли привычные очертания, вниманию обывателей предлагалось большое количество увеселительных программ, но главным достоинством территории Сейна было спокойствие. Дотошность главы организации в соблюдении мер безопасности приводила к тому, что взрывы на улицах гремели реже, чем в других частях Омеги, а многочисленные патрули не давали нарушать порядок в той форме, когда нарушение становилось тягостным для жителей района. Постепенно все начали понимать, что за «Затмением» будущее, и число желающих вступить в его ряды стало неуклонно расти. На этом фоне «Синим светилам» и «Кровавой стае» было тяжело конкурировать с Сейном, поэтому они решили пока не спешить с излишним выпячиванием своей независимости, а выждать время и подсидеть саларианца так же, как он подсидел Арию. Пока они сосредоточились на решении собственных проблем, благо после войны их было немало.
В неказистом трехэтажном здании, затерянном среди бесчисленных переулков и отсеков центрального яруса уже почти столетие располагалась резиденция глав «Затмения» на Омеге. Неизвестно, почему криминальные авторитеты систем Термина так стремились не выделяться из общего пейзажа станции, располагаясь как можно ближе к общественным местам, но так же, как и «Загробная жизнь», этот дом был очень близок к широкой публике. На первом этаже там был большой бар, где в любое время суток не было отбоя от посетителей. Выше попасть было уже сложнее; там, в нескольких просторных и обставленных со всеми удобствами квартирах, размещалась гостиница для личных гостей Сейна, прилетевших из отдаленных от Омеги частей Галактики и только по предварительной договоренности. Подняться на третий этаж можно было только используя один единственный лифт, ходивший со второго этажа на третий и не иначе, как по особому указанию. Там находились личные апартаменты Сейна, защищенные достаточно тщательно от вмешательства снизу, и поскольку процедура проникновения через главный вход была слишком дотошна, ближайшие соратники попадали в дом через вход на крышу, где была раскинута парковочная площадка для нескольких десятков аэрокаров. Именно этим путем пользовались по-настоящему важные гости, имеющие к Сейну особые дела.
Спустя два года с начала своей работы Сейн наконец-то приступил к решению тех задач, ради которых ГОР и затевались все мероприятия в системах Термина. Именно с этой позиции рассматриваемый день был примечателен, поскольку включал в себя сразу две знаковые встречи, которые в самое ближайшее время имели весьма далеко идущие последствия. Четырнадцатого февраля новый хозяин Омеги стоял в своей просторной зале с обилием декоративной мебели, картин и редких растений, а перед ним во всей красе возвышалась коренастая фигура Джима Дилсона, воспроизведенная через коммуникатор. Владелец «Гортерии» был одет в стандартную полевую форму Альянса, что вступало в резкий контраст с элегантным костюмом саларианца; его лицо выражало подлинную уверенность, которая все чаще и чаще стала проявляться в его чертах при общении с авторитетами систем Термина после удачных рейдов на Трезубец и Горизонт. Некоторую излишнюю обособленность Дилсон начал показывать еще со времен его приглашения на станцию, где победители Арии делили наследство королевы пиратов. Уже сам факт допущения «Гортерии» к общему столу наглядно показывал увеличение ее роли в иерархии Омеги, причем это признавалось всеми и в официальном порядке, однако на самой сходке у многих создалось впечатление, что Дилсона никак не интересуют ее итоги. Он не участвовал в разделе сфер влияния, игнорировал договоренности по торговле красным песком, не проявлял заинтересованности в предложении района на Омеге и вообще принимал участие в обсуждении только тех вопросов, которые касались его территории и области деятельности, то есть рейдов. Можно было подумать, что он сознательно отказывался от членства в так называемом элитном клубе, не желая ограничивать себя в возможности заниматься привычным и любимым делом. С одной стороны, это было вполне понятно, поскольку, взяв территорию на Омеге, он был бы вынужден выполнять новые функции, что в известной мере ограничивало его в рейдерстве. К тому же затратами на создание инфраструктуры, которая делала бы основной статьей его доходов предпринимательскую деятельность на станции «Затмения», он ставил себя в зависимость от Сейна, а этого Дилсон не хотел совершенно. Отказываясь практически от всех предложений старших партнеров, он оставлял основным источником обогащения разбой, что было очень нестабильно для него и не радовало Сейна, поскольку глава «Затмения» совершенно не хотел иметь у себя под боком дерзкого и неконтролируемого пирата.
Стоя перед человеком, Сейн чувствовал недовольство и даже некоторое раздражение, что, однако, никак не проявлялось внешне. Глава «Затмения» еще надеялся взять Дилсона под уздцы, а поскольку сегодня человек пожелал связаться сам, Сейн имел все основания предполагать, что данную затею удастся осуществить.
— Я не привык договариваться о поставках оружия по квантомеханической связи, — сурово по-салариански тараторил он, попивая из глубокого цилиндрического стакана свое неизменное азарийское вино, — особенно, когда речь идет о таких количествах. К тому же, имея возможность обращаться ко мне напрямую, вы очень злоупотребляете ей, поскольку знаете, что я не ведаю такими вопросами. У меня есть советники; один из них занимается заводами, вот с ним вам и следует связаться. Если он сочтет ваше предложение уместным, только тогда я дам свое согласие и, возможно, вы заключите с «Затмением» контракт. А пока я ничего не могу поделать.
— Я знаю о вашей сложной структуре, — уверенно отвечал Дилсон, — но нынешняя ситуация требует немедленного решения и не оставляет нам времени на долгие переговоры и прочие бюрократические нагромождения, которые проникли в наш мир. Я связался с вами лично, поскольку готов уже сейчас перечислить на ваш счет миллион двести кредитов, но для такого решительного шага мне нужно ваше честное слово. Я уверен, что за такую сумму вы не только согласитесь поставлять «Гортерии» ваших роботов, но и сделаете это как можно скорее.
— Ну и на каком же основании вы сделали такой вывод? — озадачился саларианец.
— Так ведь я тоже предприниматель и прекрасно понимаю, что для продукции нужен рынок. Ваши два завода строились под военные нужды «Затмения», а теперь воевать вам не с кем, а значит сотни роботов будут простаивать, что никак не хорошо для предприятий. Насколько я знаю, трудности с заказами уже наметились, а я предлагаю взаимовыгодное решение для нас обоих и готов платить хорошие деньги за то, чтобы миновать некоторые бюрократические преграды.
— Что ж, вы хорошо осведомлены: с заказами пока действительно есть трудности, только особо полагаться на это не надо. Я знаю, как решить свои проблемы, а вот что касается ваших дел, то тут у меня есть некоторые вопросы. Как вы себе представляете процедуру оплаты, и почему я должен полагаться на ваше честное слово?
— Потому что я честный человек, мистер Рилвин, и это может подтвердить любой, кто вел со мной дела. Вы знаете, что в моем нынешнем положении я меньше всего заинтересован в обманах, так как нуждаюсь в самых лучших роботах немедленно. Я готов уже сегодня перечислить на ваш счет в «Аргоноре» восемьсот тысяч кредитов в качестве задатка и выплачивать остальные четыреста тысяч по мере поступления продукции. Это хорошее предложение.
После такого Сейн изрядно удивился, причем это состояние на секунду даже проявилось на его лице, что, впрочем, тут же было замечено им самим и немедленно исправлено. Удивиться действительно было чему, ведь так дела никто не вел даже в системах Термина, а Дилсон в этом плане был не менее опытным предпринимателем, поскольку руководил работой «Гортерии» и в открытой сфере. Из всего этого Сейн заключил, что оружие нужно пиратам немедленно, а это, в свою очередь, означало, что в Траверсе зрело что-то поистине грандиозное.
— Сколько у вас сейчас кораблей? — спросил глава «Затмения», явно меняя тему. Однако Дилсон необходимость этого вопроса понял и юлить не стал.
— Двадцать восемь, — твердо ответил он, — и к концу месяца будут еще.
— Какие классы?
— Все.
— Ну что ж, это солидно. А как вам удается скрыть такое количество кораблей от разведки Альянса, ведь засечь перемещения этой массы можно и не находясь в системах Термина?
— Они собираются в разных системах. Большего я вам не скажу.
— Разумно, — одобрительно кивнул Сейн. — Только я не пойму, зачем после такого вам нужны мои роботы. Неужели вы собираетесь задерживаться на поверхностях планет?
— Вам не стоит знать всего, господин Рилвин. Я скажу лишь, что тот канал вербовки органиков, который я открыл, нуждается в большом количестве оружия.
Дилсон активно вербовал органиков, и Сейн прекрасно знал, о каком канале он говорит: его осведомители работали исправно, а все, чего не могли знать они, пополнялось за счет поступления информации с Сур’Кеша. Работа Дилсона была отнюдь не столь незаметной, как он сам считал, особенно учитывая масштаб задуманного. Сейну все это очень не нравилось: он боялся, что своими бесконтрольными действия «Гортерия» подорвет хрупкий баланс в граничных системах; Ария давно бы уже подослала к Дилсону убийц или сама расправилась с ним открыто или обманом, но он действовать так не хотел. Он наблюдал, ждал и анализировал.
— Да, я знаю о вашем канале вербовки, — задумчиво протараторил Сейн после маленького глотка вина. — Не могу сказать, что одобряю подобный шаг, поскольку считаю его слишком опрометчивым, плохо продуманным и излишне экспрессивным. К тому же известно, что нанятые таким образом бойцы по своему качеству никуда не годятся, ведь если вольные стрелки в большинстве своем идут с собственным оружием, ведомые, как правило, жаждой наживы, то вашим контингентом движет только безысходность. Все равно им умирать под забором. На что вы рассчитываете?
— На что я рассчитываю, вам не понять, — достаточно резко ответил Дилсон. Впрочем, Сейн никак не обратил на это внимание, совершенно не выказав никакой реакции.
— Да, я вас понимаю, — только и ответил он, — и в отличие от своей предшественницы я не собираюсь вмешиваться в ваши дела и указывать вам, как поступать. Ваше предложение действительно очень выгодно для «Затмения», так что я склонен его принять. Когда вы пришлете деньги?
— Прямо сейчас. Нужно только ваше согласие.
Сейну вдруг очень захотелось смеяться, так что он едва сдержался, чтобы не закатиться истерическим хохотом, причем сам объяснить причину такой реакции он не мог. Подойдя к терминалу на письменном столе, он вызвал советника, после чего вновь вернулся к коммуникатору.
— Вы собираетесь перечислить мне деньги просто так, без всяких гарантий, и находясь на расстоянии четырех скачков от меня?
— Я же сказал, что да. Вам все равно невыгодно начинать свою работу с позиции хозяина систем Термина с обмана. Ария всегда держала слово.
— Это правда. Ария была на редкость принципиальной азари, но с массой других недостатков, на которых я и сыграл... Мистер Дилсон, я готов принять ваше предложение. Если у вас на Омеге есть человек, способный говорить от вашего имени, то мои советники охотно его примут, чтобы выполнить соответствующие процедуры, дабы просто соблюсти формальности. Завод сейчас действительно работает на полную мощность, так что первая партия товара уже в ближайшие два-три дня сможет отправиться на Нарколий; мне надо только убедиться, что деньги пришли, так что не выключайтесь, пожалуйста.
— У меня нет времени ждать. Сами понимаете, сейчас у меня много хлопот.
— Не волнуйтесь, это не займет много времени. К тому же вы не будете спорить, что для полного доверия мы должны убедиться в честности друг друга?
— В моей честности сомневаться не приходится, — поспешно заговорил Дилсон. — Деньги на ваш счет уже поступили, так что договор вступает в силу. Для согласования дальнейших вопросов я отправлю к вам своего человека, а сейчас простите, я очень тороплюсь. До свиданья, — и он поспешно отключился.
На падкость людей к внешним эффектам, таким, как стремление оставить за собой последнее слово, Сейн уже совершенно перестал обращать внимание, как, впрочем, и на излишнюю дерзость главного пирата Галактики. Сейчас его голова была занята совершенно другими мыслями: Джим Дилсон, будучи человеком амбициозным и абсолютно обособленным от мира Омеги, интересовал его сейчас скорее как неприятность, чем как средство, которое можно подчинить и потом использовать. Попытки взять «Гортерию» под контроль, как уже было сказано, закончились неудачей, в результате чего под боком у «Затмения» оказалась непредсказуемая и грозная сила, что не могло не волновать Сейна.
После того, как Дилсон отключился, он спокойно сел на один из диванов в центре зала, погрузившись в глубокую задумчивость. В таком состоянии он пробыл до тех пор, пока не открылась дверь и в зал не вошел вызванный советник, но Сейн упорно не замечал его, пока Клоссис не подошел к дивану и не окликнул своего начальника.
— Почему так долго? — с некоторым возмущением спросил Сейн, подняв голову и как-то отстранённо посмотрев на советника.
— Разве долго? — удивился Клоссис. — Вы вызвали меня меньше минуты назад.
— Серьезно? Хм... мне показалось, что прошло минут восемь... Впрочем, это неважно. Только что я разговаривал с Джимом Дилсоном, и, представьте себе, ему нужны наши роботы. Похоже, он окончательно решил совершить третье нападение, и его совершенно не волнуют последствия такого шага. Кстати, он должен был отправить на наш счет деньги. Ничего не приходило?
— Да, пока я шел к вам, мне сказали, что на счет в «Аргоноре» пришло восемьсот тысяч. Я сказал перепроверить, но, судя по всему, все правильно. Кстати, как я вам уже говорил, прилетел Грилл; он уже пятнадцать минут ждет в приемной и, похоже, начинает нервничать.
— Сейчас мне не до Грилла: нужно кое-что обдумать, — после этих слов Сейн ухмыльнулся и покачал головой. — М-да, похоже, наш бравый джентльмен удачи совсем заигрался, раз на полном серьезе делает такие вещи. А что нам о нем известно?
— Пока мы знаем только о составе тех сил, которые стягиваются в его лагеря, но о планах самого Дилсона мы не знаем практически ничего. Внедряться в ближайший круг его советников надо долго: в плане проверки ближайшего круга он очень дотошен. Да и работа эта нам не по зубам: для такого нужны специалисты из Центра.
— Ну да, ну да. А я думаю, нам уже не нужно никуда внедряться: скоро от этого круга, как и от самого Дилсона, ничего не останется. А планы его можно установить простым анализом... Смотрите, он объединяет вокруг себя авторитетных пиратов и головорезов, у которых есть как минимум один, а чаще даже несколько кораблей — это раз; он нанимает вольников и дешевый расходный материал для формирования наземных сил — это два; он предложил мне беспрецедентную сумму за роботов, которые стоят вдвое дешевле, а значит он торопится, — это три. Все очевидно... непонятно только куда он нападет. Клоссис, а что нам сейчас известно о его новых союзниках?
Советник быстро включил компьютер, открыв парой четких движений рукой нужный файл.
— По последним данным, ему удалось собрать вокруг себя двенадцать пиратских банд, которые в общем счете дали ему восемнадцать крупных кораблей. С учетом десяти судов самой «Гортерии», он сейчас имеет двадцать восемь вооруженных судов. Однако, как нам сейчас известно, переговоры идут еще с четырнадцатью бандами, так что существует вероятность, что эта цифра увеличится.
— Насколько?
— На пятнадцать-двадцать судов.
— Очень неплохо, — Сейн был серьезно впечатлён такими цифрами, хотя бы потому, что в сумме они почти в два раза превосходили все корабли «Затмения», хоть и наверняка были хуже оснащены. — Ха, вот это время... Клоссис, вы представляете себе такое хотя бы год назад, ведь тогда такие набеги были совершенно невозможны... Да ведь это даже не набег, это полноценный штурм планеты. Вокруг творится что-то невообразимое.
В ответ Клоссис только пожал плечами.
— Смута. Галактика едва сводит концы с концами... Когда совершать набеги, если не сейчас?
— Вот именно, смута, и этим надо пользоваться. Что у Дилсона с землей?
— На данный момент, с учетом наемников «Гортерии», пиратов, наемников других банд, вольных стрелков и так активно нанимаемых в последнее время органиков, порядка четырех тысяч.
— И эта цифра, конечно, тоже увеличится. Ваше мнение, Клоссис.
— Я считаю, что мы имеем у себя под боком очень опасного соседа, предсказать действия которого совершенно невозможно. Очень жаль, что мы не смогли его подчинить, но теперь было бы спокойнее его убрать, чтобы никто не мог помешать нам выполнять планы по Тучанке.
— Ну, с Тучанкой он бы нам не помешал, а вот что касается потерянного рычага воздействия на пиратов, то здесь, конечно, обидно. И авторитет «Затмения» своим неподчинением он очень сильно подрывает.
— Вот поэтому я и считаю, что не стоит мешать ему зарабатывать славу самого отчаянного головореза в истории. Если у нас не получилось взять рейдеров под контроль, то пусть они сами избавят нас от своего присутствия, потому что очевидно, что имеющихся у Дилсона сил недостаточно для прямой атаки на любую густонаселенную планету. Пусть они с Альянсом убивают друг друга, а мы посмотрим, что из этого выйдет.
Сейн снова задумался, но на сей раз сообразил намного быстрее и отрицательно покачал головой.
— Нет, как раз с точки зрения наиболее полезного для нас сценария, прямая атака на крупную планету совсем не нужна. Человечеству сейчас очень сложно, а выход из того глубокого и всестороннего кризиса, в который рухнул послевоенный Альянс, сопряжен с рядом моментов, способных сослужить либо вред, либо пользу нашему Отечеству. К сожалению, сама риторика новой власти говорит о нежелании Альянса идти по пути азари, то есть к приему нашей помощи и совместному решению всех проблем, что, конечно, позволило бы извлечь пользу. Они хотят сохранить самостоятельность, а это значит, что, оставшись один на один с обстоятельствами, у новой элиты есть только один путь: полная мобилизация всего человеческого общества с последующим направлением всех сил и средств на преодоление кризиса.
Глазами, полными непонимания, Клоссис посмотрел на начальника.
— А вы не считаете, что, захватив планету, Дилсон только ускорит гибель Альянса и расползание человеческих колоний на отдельные независимые субъекты?
— Нет, не ускорит. Вы не хотите думать дальше, — с этими словами Сейн поднялся с дивана, подошел к письменному столу, где начал копаться в настройках терминала. — Дилсон не победит.
Казалось, глава «Затмения» в своих словах полностью уверен, но Клоссис явно не соглашался.
— Но господин Рилвин, я, конечно, тоже считаю, что в конце концов Дилсон завязнет, но планету захватить вполне сможет; вопрос только в том, сразу ли развалится Альянс или еще просуществует какое-то время. На данный момент в Жоабском секторе двенадцать кораблей, из которых семь фрегатов. А на суше против нескольких тысяч наемников человеческие военные едва наберут больше пятисот профессионалов.
— Вот в том-то и дело, что на первом этапе ВКС потерпят полное поражение и именно это заставит человечество мобилизоваться. Посмотрите, — Сейн включил большую карту Галактики, после чего весь зал наполнился бесчисленным количеством звездных систем с различными названиями и обозначениями. Глава «Затмения» казался возбужденным и даже воодушевленным нахлынувшими на него мыслями, что было заметно, когда он подходил к Туманности Змеи.
— Вот здесь, — указал он на бывший официальный центр цивилизованной Галактики, — в ближайшее время будет определяться весь международный климат. Система Вдовы — главный транспортный узел Млечного Пути: регион, через который со всей остальной Галактикой связаны азари, турианцы, кроганы, и самый важный регион с точки зрения военной стратегии. Нам невероятно повезло, что Цитадель осталась на орбите Земли, так как теперь только у нас есть база в системе Вдовы, а значит, возможность ее контролировать. Турианцы начало гонки прозевали и теперь будут пытаться компенсировать отставание с помощью союза с Урднот, но и там работают наши сотрудники, так что истинные возможности кроганов пока сомнительны, к тому же Тучанка — это не Туманность Змеи. На сегодняшний день за счет МПВБ мы имеем там полное преимущество, но есть один факт, который может внести в ситуацию значительные коррективы и который по этой причине необходимо учитывать.
Сейн нажал на красивую туманность, после чего открылось несколько входящих в нее систем. Все еще будучи в состоянии увлечения он подошел к изображающему систему Больцман шару, нажал на него и с особой важностью указал на голубую планету, под которой была четко выведена надпись на языке Сарандилов, переводящаяся на русский язык как «Бекенштейн».
— Вот, — многозначительно кивнул глава «Затмения». — Это единственная планета в туманности, на которой можно жить, и принадлежит она не нам и не нашим союзникам, а людям. Если Альянс вздумает размещать там свои военные базы или, еще хуже, пустит туда турианцев, то это может внести значительные изменения в расклад сил у наших границ. Поэтому мы просто обязаны или подчинить Альянс, или разрушить его, отбив тем самым желание участвовать в нашей с турианцами игре. И поэтому очень важно сковать их силы на границе с батарианцами и в Траверсе, и с этой точки зрения тактика мелких набегов намного эффективнее, чем прямое нападение, потому что оно заставит Генштаб мобилизовать все силы, а в этом случае Дилсон обречен. Вот увидите, человеческий флот триумфально пройдет по базам пиратов, и человечество вновь почувствует силу.
— А мы не можем помочь Дилсону, потому что в прямой схватке с ВКС нас никто не поддержит, — сделал вывод Клоссис.
— Именно. А «Затмение» в случае борьбы с Альянсом не только надорвется, но и начнет вызывать своими действиями понятные вопросы, так что теперь Дилсон — забота Бэлина, а не моя. Я буду всячески поддерживать этого сумасшедшего, пока это не вредит нашей организации, но делать серьезные шаги не буду — так и напишите в отчете. Теперь я целиком и полностью сосредотачиваю наши силы на Тучанке; кстати, Грилл все еще ждет?
Клоссис поднес руку к микрофону, уточнив этот вопрос у охраны, после чего дал положительный ответ, добавив, что глава «Кровавой стаи» очень озлоблен долгим ожиданием.
— Впускайте, — скомандовал Сейн. — Отдых закончен — пора работать.
***
Положение «Кровавой стаи» после войны и смены власти на Омеге было одним из самых тяжелых среди всех организаций так называемой большой тройки. С одной стороны, свержение Арии и расширение территории за счет дрожащих перед сгинувшей королевой пиратов и составлявших основу ее сил в последней схватке мелких банд благоприятно сказалось на прибыли. Отсутствие запретов и постоянного контроля обещали свободу действия, и вообще в системах Термина перед всеми открылись ранее недосягаемые вершины, однако с другой стороны, «Кровавая стая» имела одну особенность своей организации, которая никак не была связана с граничной территорией и потому очень плохо поддавалась контролю. Ранее эта особенность давала некоторое преимущество криминальной структуре Грилла с точки зрения вербовки сторонников, поскольку позволяла нанимать самых лучших и отчаянных воинов Галактики, зато теперь, после смены международной ситуации, она начала себя исчерпывать.
Параллельно со всеми ключевыми событиями в системах Термина на далекой от Омеги Тучанке разыгрывалась своя драма, в которой, преодолевая все возрастающее сопротивление соперников, к верховной власти над кланами пробивался Урднот Рекс. Пытаясь создать централизованное государство, он всеми силами старался удержать толковых кроганов у себя, используя для этого все возможные рычаги. Пока результаты его работы были не слишком значительны, но как умный ворка Грилл понимал, что уже в скором времени количество желающих покинуть Тучанку кроганов значительно сократится, а это означало конец «Кровавой стаи» как одной из крупнейших организаций систем Термина.
Вскоре его опасения подтвердились: в начале января Рекс объявил о закрытии вербовочных пунктов любых незаконных организаций по всей Тучанке. Всем ветеранам предлагалось вернуться домой, где им предлагались рабочие места и многочисленные льготы, а воины могли вступить в формируемую по образцам старых кроганских армий гвардию Урднот. Самые страшные опасения Грилла начали осуществляться, что требовало от него немедленных действий. Ворка рассуждал просто: вербовочные пункты закрываются, пока на то есть политическая воля, то есть пока во главе кланов стоит Рекс и его сторонники, а это значит, что в борьбе за власть, которая тогда активно шла на Тучанке, нужно было поддержать его оппонента — Нервот Зорга. Будучи ярким представителем поколения старых вождей, лидер оппозиции ненавидел инопланетян, был сторонником экспансионистского пути развития кроганов и древних порядков, существовавших на Тучанке во времена Восстания кроганов.
Однако для открытой борьбы с Урднот и его союзниками сил одной «Кровавой стаи» было катастрофически недостаточно, и Грилл был вынужден, скрипя зубами, идти к Сейну, чтобы просить у него помощи. Надо сказать, что вечные комплексы ворка, вызванные пренебрежительным отношением к ним представителей других рас, вовсе его не миновали, поэтому несложно представить его гнев, когда лидера «Кровавой стаи», пришедшего к Сейну, заставили почти полчаса ждать. Обычно так делала Ария, чтобы заставить посетителя почувствовать свое превосходство, но если ей до последнего времени все всё прощали, то Сейну предстояло почувствовать на себе бешенство Грилла.
Он влетел в зал как пуля, чуть не задев выходящего Клоссиса и прямо направившись к Сейну, который в этот момент стоял к нему спиной и наполнял опустевший бокал вином. Такая безмятежность еще больше разозлила ворка, так что он даже захотел одернуть саларианца, но в последний момент передумал, решив довольствоваться устными претензиями.
— Черт возьми, Сейн, какого дьявола ты решил, что можешь обращаться со мной как со своими шлюхами?! — громко зарычал он, принимая агрессивную позу. — Я тебе не какой-нибудь там ждущий разрешения волус, а глава крупнейшей организации в граничных системах, и если ты еще раз заставишь меня ждать, то порядок на станции будешь наводить сам.
— И наведу, — спокойно ответил Сейн, оборачиваясь к Гриллу и прерывая этот эффектный пассаж. — Но ведь это ты сейчас пришел ко мне за помощью, и я совершенно определенно хотел пойти тебе на встречу, но после такого приветствия у меня появились серьезные сомнения.
— Прекрати паясничать, — продолжал злиться ворка. — Я пришел сюда не ради того, чтоб слушать твои обороты, а ради дела...
— И если ты хочешь вести дела, то будь добр, прояви хоть каплю уважения к саларианцу, который может оказать тебе помощь, — он резким движением указал ему место на диване и, дождавшись, когда ворка расположится, сел напротив, чтобы продолжить: — Если ты еще раз позволишь себе такой тон в разговоре со мной, то все наши договоренности будут расторгнуты. Я не Ария и не Воск, я не злопамятный и не мстительный, но хамства я не потерплю.
Грилл недовольно прошипел себе что-то под нос и, откинувшись на спинку дивана, видимо, успокоился окончательно. На самом деле, это был только первый раз, когда он разговаривал с Сейном один на один, поэтому, плохо зная его повадки, все еще воспринимал главу «Затмения» как ровню, что и было причиной вырвавшегося гнева.
— Ладно, Сейн, ты прав, я погорячился, — признал он. — Давай перейдем к делу: у меня мало времени.
— Если ты хочешь, чтобы твои ряды продолжали пополняться кроганами, тебе придется не только ждать, но и убеждать меня, что «Затмению» выгодно помогать тебе и клану Нервот.
Сейн смотрел на ворка прямо и требовательно. Глядя в его глаза, Грилл понял, что своим эффектным поведением оскорбил его безмерно, так что теперь, дабы добиться поставленной задачи, ему придется забыть о самолюбии и начать делать то, что он обычно делал перед Арией. В сотый раз обругав про себя свою мнительность, он приступил к делу.
— Я помог тебе сбросить Арию, и это я взял Харшика.
— Я знаю, и ты получил за это вторую по площади территорию на Омеге и два завода Арии.
Аргумент был серьезный, но Грилл и не думал отчаиваться.
— Сейн, у тебя все равно три завода с роботами. Война закончилась, оружие и роботы больше не нужны, а я предлагаю тебе заказы.
— Неубедительно, — покачал головой Сейн. — У меня уже целая толпа желающих получить оружие и роботов, а сегодня было предложение на полтора миллиона кредитов.
— От Дилсона?
— Да, от него. Это хорошая цена за риск, ведь поддерживая пиратов, я практически вмешиваюсь в политику, а вот как собираешься платить за риск ты, мне непонятно. Ты ведь лучше меня знаешь, что борьба Урднот и Нервот — это большая политика, в которой участвуют не только кроганы, но и турианцы, люди и саларианцы. Я не понимаю, в чем моя выгода?
— Очень зря ты так раскидываешься клиентами, Сейн, — задумчиво протянул ворка. — В системах Термина стабильных рынков нет, а вот всяких мелких дельцов, собирающих практически все виды стрелкового оружия, столько, что можно заполнить все склады Омеги вплоть до тайников, которые есть в каждой квартире. И это оружие намного дешевле твоего.
Сейн слушал внимательно, но когда ворка договорил, отрицательно покачал головой.
— Снова неубедительно. Все эти лавочники собирают оружие у себя в подвалах, и оно даже не всегда стреляет. У меня самые лучшие роботы во всех граничных системах, все мое производство полностью автоматизировано, и потому разница в цене не такая большая. У меня есть уникальный опыт создания роботизированных соединений и их реального боевого применения, который тоже продается через моих специалистов. Серьезные органики идут ко мне, и даже ты сейчас сидишь у меня, хотя мог бы купить «Имиров» у каких-нибудь нелегалов с Полей Ферриса.
Ворка задумался. Взять Сейна наскоком, как это изначально задумывалось, у него определенно не получилось, а немного напыщенное и вызванное оскорблением упорство главы «Затмения» начало сильно смущать Грилла. В принципе, он и не ожидал, что разговор будет легким, так что некоторые уловки у него были заготовлены.
— Сейн, я не обычный разбойник с обочин цивилизаций; я серьезный делец, и если я говорю, что мне нужны именно твои соединения, то, значит, они нужны мне для дела.
— Думаешь, я не знаю, для каких дел тебе нужны роботы? Я уже сказал: для вооружения сторонников Зорга мне нужны гарантии, что турианские дредноуты не начнут бомбить мои заводы, а пока ты ничего мне не сказал.
— Слушай, твой риск минимальный. Воевать на поверхности Тучанки твоим саларинцам кроганы Нервот все равно не позволят — от тебя требуется только поставка роботов и стрелкового оружия мне и клану. Твои заводы будут доверху загружены заказами, а деньги потекут рекой: Зорг согласен платить и за поставки, и за корабли, и за специалистов.
— А вот это уже интересно, — начал оживляться Сейн. — Ты только что сказал, что готов пустить меня на рынок Тучанки.
— И не только тебя. Моих сил недостаточно, чтобы вооружить всю армию Нервот, а им сейчас очень нужно оружие. Дилсон заплатил тебе полтора миллиона, а Зорг заплатит десять.
Это было уже серьезно. Сейн вдруг подумал, что если «Кровавая стая» согласилась делиться территорией, где раньше безраздельно и единолично господствовала, то степень отчаяния, обуявшего Грилла, была немалой. Уже сам факт того, что он согласился открыто поддерживать Зорга в конфликте, в начале которого к середине февраля уже никто не сомневался, говорил о многом. «Кровавая стая» могла отправить в помощь Нервот сотни бойцов и тысячи единиц стрелкового оружия, но эффективно воевать против танков Урднот она не могла. Нужны были свои танки, а поскольку достать их в системах Термина было практически невозможно, приходилось довольствоваться роботизированными соединениями, которые в достаточных количествах имело только «Затмение».
— Вот теперь я узнаю старину Грилла, — заулыбался Сейн. — Если бы ты так начал сразу, мы не потеряли бы так много времени. Именно это я и хотел услышать. Ты прав, заводы начинают испытывать недостаток заказов, а воюющий Нервот — это очень хороший потребитель. Если твои кроганы согласятся выступить посредниками при моих переговорах с Зоргом, то я пошлю на Тучанку своего советника, чтобы договориться не только о поставках оружия, но и об отправке туда специалистов для формирования соединений, а может быть, даже о строительстве завода для быстрого ремонта и выпуска комплектующих. Конечно, все это будет стоить денег, но и ты согласись, что результат того стоит.
Ворка удовлетворительно кивнул. Цена вопроса его совсем не волновала, благо недавние трофеи позволяли чувствовать себя уверенно.
— Ты не пожалеешь, Сейн. Нервот и его сторонники уже сейчас могут поставить под ружье почти пятьдесят тысяч кроганов — это бездонная пропасть, которую можно вооружать бесконечно. Твои заводы не остановятся никогда.
— Пятьдесят тысяч, — сделал удивленное лицо Сейн. — И наверняка не меньше есть у Урднот, а ты при максимальном напряжении всех сил едва ли наберешь пять, а о толковом материальном обеспечении и вовсе говорить не приходится. Ты не боишься, что влезаешь в игру сильных дядек, которые тебя зашибут и не заметят?
— Это мое дело. Ты свои деньги получишь.
— Я понимаю, но обычно, когда кто-то начинает войну, он надеется ее как минимум не проиграть. Только что я договорился с одним самоубийцей, но он хоть предоплату сделал такую, что ей сразу перекрылись все неудобства, а с вами я боюсь, что окажусь в убытке. У Урднот самая большая армия на Тучанке: недавно прибывший для ее поддержки корпус Иерархии насчитывает еще десять тысяч турианцев, а это значит, что у Рекса есть самое мобильное, мощное и совершенное боевое подразделение сухопутных войск во всей Галактике. По первому зову они выведут на орбиту и флот, поэтому я не вижу никаких гарантий, что Зорга не убьют в первый день, оставив меня без денег.
— Этого не случится, если твои роботы окажутся так же хороши, как на Омеге.
— Не говори ерунды, — с этими словами саларианец поднялся с места и, подойдя к минибару, взял себе новую бутылку с вином. — На Омеге роботы воевали против пехоты в городских условиях, а там они столкнутся с танками — главной ударной силой турианских и кроганских войск...
— Думаешь, я этого не знаю? — раздраженно перебил Сейна Грилл. — Я отлично понимаю, что такое турианская армия. Это хорошо отлаженная система связи и управления, мощные огневые средства, непревзойденные ударные силы в виде танковых батальонов и отлично работающая разведка, а главное — высокий боевой дух и умение воевать при отсутствии технического превосходства. Единственное, чем мы сможем их превзойти, — это числом.
— Числом?! У тебя четыре тысячи ворка, Нервот поддерживает меньше кланов, чем Урднот, а ты собираешься давить турианцев числом? Я ничего не понимаю.
— У меня четыре тысячи ворка, а на Хештоке их девять миллиардов.
Такой ответ главу «Затмения» удивил. С заинтересованным видом он вернулся на диван, пристально посмотрев на собеседника.
— А как ты собираешься перевезти их с Хештока на Тучанку?
— Так же, как этот Дилсон набирает своих бойцов.
— А они пойдут на войну?
От такого Грилл только засмеялся.
— Сразу видно, что ты никогда не был у меня дома. За шанс улететь оттуда, за бесплатную еду и сотню кредитов они пойдут куда угодно. Мне нужно только оружие и твои роботы, а бойцов я достану сколько угодно.
— Даже так. А тебе не кажется, что столь сильное рвение сохранить рынок Тучанки подорвет твою «Кровавую стаю»?
Этот вопрос был более чем актуален, поскольку по словам ворка можно было заключить, будто он собирается бросить на помощь своим партнерам из Нервот все свои силы, что не может быть полезным с финансовой точки зрения. Отправка бойцов, оружия, медикаментов, специалистов, покупка роботов и наем живой силы на собственные деньги действительно требовали максимального напряжения всех систем организации. Одно согласие на такой риск говорило о чрезвычайной важности Тучанки для «Кровавой стаи», но все-таки Грилл был не тем ворка, который мог ставить под угрозу само ее существование. Он имел вполне рабочие задумки и конкретные предложения, которыми пока не хотел делиться с Сейном, однако настойчивость главы «Затмения» и острая необходимость в его участии заставляли Грилла быть намного сговорчивее, чем он сам желал.
— «Кровавая стая» в любом случае выиграет от этого дела, потому что за все платит Нервот. Мне удалось провернуть все так, что я только предоставляю условия и выступаю как посредник. Этот Зорг, конечно, чертов псих, но даже он понимает, что выиграть войну с Урднот, который уже сейчас поддерживают Иерархия и Альянс, силами только его клана невозможно. А моя организация — единственная сила за пределами ДМЗ, к которой он может обратиться.
— Допустим, — согласился Сейн. — Тогда скажи мне еще: откуда у кроганского клана столько денег?
— А вот это самое интересное, — заулыбался своим ворковским оскалом Грилл. — Нервот — второй клан после Урднот по площади и населению, но первый по объему полезных ископаемых. У него есть платина, палладий, золото, и все это там никто не умеет разрабатывать, зато я нашел в граничных системах толковых ребят со всем необходимым, и скоро деньги потекут рекой. Сейн, я нужен Зоргу намного больше, чем Зорг мне.
— А вот это уже очень хорошо, Грилл. Хитрец, начни ты с этого, и я бы заинтересовался с самого начала. Я всегда говорил, что если иметь в системах Термина деньги, то можно позволить себе практически все, а при должной организации даже нанять небольшой флот. Если обезопасить месторождения, прикрыть их с земли, воздуха и космоса, то можно будет долго использовать Нервот как неисчерпаемый источник богатства.
— Я про это и говорю. На этой войне можно сделать хорошие деньги.
— Очень хорошие. У Нервот нет связей за пределами Тучанки, поэтому у Зорга нет другого выхода, кроме как доверять нам в полной мере. А вот мы сумеем сделать так, чтобы вытянуть из него как можно больше, причем при желании можно привлечь и Воска и Бестротти, достать корабли, построить коридоры доставки оружия и много чего еще. Черт, это просто уникальный шанс: такое бывает раз в жизни.
Грилл смотрел на саларианца и все более и более поражался его стремительному оживлению, так значительно отличающемуся от его недавнего состояния. В эти самые минуты он прекрасно понимал, что отдает инициативу по ведению дел на Тучанке в руки «Затмению», потому как масштаб помощи, которую может оказать Сейн (от поставок роботов до предоставления транспортных коридоров), не сопоставим с возможностями «Кровавой стаи». И все же он считал, что полностью переигрывает саларианца. Сейчас он давал информацию дозированно; делая вид, что смущается и нехотя раскрывает карты, он постепенно полностью заинтересовал Сейна, добившись, в конце концов, своей цели. Он не сказал, что уже сейчас разрабатывает половину месторождений на территории Нервот, что между ним и Зоргом есть договоренность, по которой его организация обладает исключительными правами на поставку стрелкового оружия, в обмен на роль посредника между оппонентами Рекса и организациями систем Термина. По факту, благодаря создавшейся на тот момент политической ситуации на Тучанке «Кровавая стая» заняла уникальное и доселе невозможное положение, и все действия Грилла были направлены на то, чтобы его сохранить. Для этого ему и нужен был Сейн с его возможностями по привлечению большинства структур граничных систем, что позволило бы одержать молниеносную победу над Рексом, а значит, сохранить существующее господство и не позволить конкурентам развернуться должным образом.
Разозлив Сейна, отрицательно расположив его к себе, а потом как бы смирившись и начав покорно сдавать позиции, Грилл сумел заинтересовать его и в итоге добиться абсолютного успеха. Покидая резиденцию главы «Затмения», он полностью уверовал в свой триумф и был совершенно доволен, не предполагая даже, что в случившемся мог существовать какой-то подвох. Да и не мог он подумать, что истинные намерения Сейна, так довольно провожавшего его в конце и так вдохновленного идеей проникновения на Тучанку, были отнюдь не в получении прибыли, а просто в том, чтобы на родине кроганов шла война, причем чтобы продолжалась она как можно дольше. Значимость Тучанки становилась все более и более очевидной, и вскоре никто не будет сомневаться в том, что именно она является главным фактором Большой Игры.

Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 30.06.2013 | 1083 | 9 | 1721, Post Scriptum | 1721
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 45
Гостей: 43
Пользователей: 2

Сержант, Goldi
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт