Эндшпиль. Часть II. Главы 5-7


Оригинальное название: סוף הדרך (Соф ха дэрэх) Конец Пути;
Персонажи: Все ключевые персонажи, плюс несколько новых;
Краткое описание: Один из возможных вариантов развития событий, завершающих трилогию.
Предупреждение: Это видоизменённый финал. Тем, кто был удовлетворён оригиналом, наверняка будет неинтересно.
Автор оригинала и перевода: Проти.

Часть вторая — «Цербер» 

Глава пятая: Поединок 

— Вы немало успели за тридцать восемь лет, Северов, — начал Шепард, когда все устроились в креслах. 
— Может, и так, — ответил Виктор. — С образованием на Земле пришлось повозиться, а в остальном, особых проблем не было. Но дело не в этом. 
— Понимаю. И о чём вы хотели поговорить? 
Офицер сложил пальцы домиком и оценивающе посмотрел на собеседника. 
— Для начала, я просто хотел спросить: почему вы передали информацию, которую получили на планете Лорек, штабу «Цербера» а не Альянсу? 
Такого вопроса Ритус явно не ожидал и поэтому несколько секунд молчал, не зная, что именно ответить. 
— Это имеет отношение к нашему разговору? — оправившись от удивления, задал вопрос капитан. 
— Самое прямое отношение, Шепард. Если бы вы передали эти сведения Альянсу или, скажем, оставили себе, вероятность нашей с вами встречи сегодня свелась бы практически к нулю. Договорится о чём-либо вообще было бы невозможно. 
Говоря всё это, Северов не сводил с капитана холодного, пронизывающего взгляд. Сам Ритус хорошо помнил тот день, когда, стоя у терминала с данными, собирался передать их Альянсу. Уже занеся руку, чтобы нажать на клавишу и отправить информацию Андерсону капитан обернулся и посмотрел на человека, который лежал лицом к стене позади него. Агент не выдал сведений даже после самых «убедительных» методов допроса. «Смотри человеку в глаза, если хочешь понять, кто он и чего стоит». Эти слова Ханна повторяла сыну в детстве, но когда Ритус пошёл на службу в Альянс, мать произнесла их как завет. И хотя человек умер, Шепарду показалось, что в остекленевших глазах убитого он уловил спокойствие того, кто выполнил свой долг и не потерял своего достоинства. После этого данные были отправлены корпорации. 
— Мне показалось, что это правильно, — после минутного раздумья просто ответил капитан. 
— Это был самый честный ответ, который я слышал за последние семь лет. 
Пока Северов говорил, его лицо, казалось, выражало одобрение. Присмотревшись внимательнее, капитан не заметил изменений и решил, что ему показалось. 
— Насколько мне известно, в данных, которые я передал вашей организации, не было чего-то, что могло помочь сегодня. 
— В официальных данных, действительно ничего. 
— Тогда в чём дело? 
— После дополнительной проверки материала, мои люди обнаружили список лиц, которые «не вполне осознают сложившуюся ситуацию». 
— Понятно. Нечто вроде «разрыва договора»? 
— Если заблуждающееся не осознают своих заблуждений, то в конечном итоге всё сводится именно к тому, о чём вы сказали, капитан. 
— А почему вы решили перепроверить эти сведения? 
— Из-за вас. 
— То есть? 
— Чтобы добыть сведения, пусть даже секретные, достаточно штатной операции. Вместо этого на задание просят отправиться человека, которого собирали по атомам и молекулам два года, и у которого задание стократ важнее нашего. Поэтому я перепроверил данные, которые вы переслали. 
— А если бы я передал сведения Альянсу, что тогда? 
— Я думаю, что отследить их стало бы гораздо сложнее, капитан. Призрак, скорее всего, рассчитывал именно на этот шаг. Все сведения, которые получал советник Андерсон, немедленно оказывались у Призрака. Однако вы поломали его планы и спасли множество жизней. Когда данные перешли в наш штаб, была произведена обычная проверка и дешифровка. Только после этого информация передаётся Призраку. Это и дало шанс моим людям тщательнее изучить сведения. 
— А почему Призрак сразу не потребовал данные? 
— Он не хотел привлекать лишнего внимания, поэтому и промолчал. И потом, как я уже говорил, он рассчитывал на вашу преданность Альянсу. Вы поступили по-человечески, Шепард. Этого-то Призрак и не смог предвидеть, потому что сам избегает подобных решений. Кстати, люди, которых вы спасли, просили выразить вам свою глубокую признательность. 
— Спасибо. 
— Не за что, капитан. Теперь о главном. Учитывая ваш предыдущий опыт совместной работы с нами, я предлагаю его возобновить. Мы предлагаем вам свою помощь. 
— Я никогда не работал на «Цербер», Северов, — нахмурившись и отрицательно качнув головой, возразил Ритус. — Вы это прекрасно знаете. 
— Я и не говорил что работали. Но отрицать совместную работу с «Цербером», по-моему, глупо. Ваша подруга, — поведя рукой в сторону Лиары, продолжал Виктор, — передала ваше тело «Церберу», чтобы вернуть вас к жизни. Два года мисс Лоусон собирала вас по кусочкам. Позже вы получили в своё распоряжение лучший корабль своего класса. На экипаж и команду, которую Призрак подбирал с особой тщательностью, вы не жаловались. Ваши люди пользуются нашим оружием, а вы - ещё и бронёй. Всё это разработано нашими инженерами, и на это жалоб тоже нет. Значит, не так уж всё и плохо, Шепард. 
— Не плохо? - Голос Лиары, в тон Северову, был спокойно-ледяным. Не дав капитану ответить, азари пошла в наступление сама. — А где, интересно, были ваши корабли и люди, когда Жнецы напали на Землю? Вместо того, чтобы помогать эвакуировать население, «Цербер» напал на марсианскую базу и, варварски расправившись с её персоналом, выкрал важную информацию и всячески пытался помешать капитану получить данные, которые были нужны всем, включая людей. Вдобавок был тяжело ранен и чуть не умер Кайден Аленко, пытавшийся помочь Шепарду. Вы нападали на людей, похищали их, убивали и ставили на них опыты. Гриссомская Академия, Идэн-Прайм, Бэннинг, все они подтверждают это. Сур’Кеш и Тучанка - везде, где появлялся капитан, вы всеми силами пытались помешать ему и делали всё, чтобы сорвать наши планы. 
— Лиара, — предостерегающе поднял руку Шепард, видя как азари поднялась с кресла и вплотную подошла к Северову. 
Азари никак не отреагировала на голос командира и синий, горящий взор Лиары , казалось осязаемо скрестился с застывшим навеки холодом в льдисто-голубых глазах Северова. Последний смотрел на Лиару, совершенно невозмутимо. 
— Вы напали на Цитадель в самый критический момент, пытаясь уничтожить Совет при помощи человеческого посла. После этого подлого удара в спину не удивляйтесь тому, что другие расы косо смотрят на «Цербер» и на человечество в целом. Вспомните Горизонт и тех людей, которые прилетали к вам, отдавая последнее, что у них было, в надежде на помощь и защиту. Это..., — Лиара не договорила и опустила голову. 
Повисла мёртвая тишина, которая продлилась несколько минут. Затем, медленно подняв взор, азари наклонилась и, опершись руками на подлокотники кресла в котором сидел Северов совсем тихо добавила: 
— А ещё вспомни Тессию и тех, кто жил там и радовался в течение многих тысячелетий. Вспомни тех, кто защищал планету до последнего вздоха в надежде на то, что смогут отстоять свой дом, разрушению которого поспособствовал «Цербер». Вспомни тех, кто пытался помочь капитану добраться до Храма. Смерть этих солдат была напрасной, потому что данные, необходимые для спасения, были украдены, и опять — «Цербером». 
Вокруг Лиары появилось голубое свечение, говорившее, что девушка на пределе. 
— Ваш «Цербер», оперативник Северов, предал всех, включая человечество, которое должен был защищать. Ни вам и никому другому из вашей организации доверять нельзя. «Цербер» прогнил насквозь, а вы, вдобавок, занимаетесь шкурничеством, как говорят у вас на Земле. Видя, что организации конец, вы пытаетесь торговаться с Шепардом и выгораживаете своих дружков. Возясь с вами, капитан напрасно теряет время. 
Она закончила и, постояв немного, вернулась в своё кресло. Гаррус смотрел на азари восхищённым взглядом, Ритус со смесью гордости и удивления, Северов непроницаемо-спокойным взглядом и в тоже время словно оценивающе. Молчание продлилось несколько минут. 
— В чём-то вы правы, доктор Т’Сони, — наконец нарушил тишину Виктор. Говорил он спокойным и тихим голосом, будто не пережил толь что, отчаянный штурм. - Но, по-моему, сейчас не время для того, чтобы сводить счёты и решать, кто «бело-хороший», а кто «чёрно-плохой». Вы не находите? 
— «Цербер», — вступил в диалог Шепард, — ничто иное, как террористическая организация, которая преследует свои собственные цели, прикрываясь разговорами о защите человечества от притеснений других рас и подобными лозунгами. Само человечество, кстати сказать, о защите вас не просило. Действуя в угоду своим интересам, вы только создаете людям дурную репутацию в глазах иных цивилизаций. Лиара вовсе не сводит с вами счёты, Северов. Она просто хочет сказать, что вы не те, кем себя считаете, вот и всё. 
— Мне казалось, что вы не из тех, кто спешит обвинить «Цербер» во всех грехах, которые только можно вообразить. Как видно, я ошибся. Я также думал, что дискуссия на тему: а нужен ли «Цербер?» или рассуждения о добре и зле в данном случае не совсем уместны. И здесь я просчитался. Ладно, я отвечу. 
— Ещё бы он не ответил! — фыркнув, отозвался Гаррус. 
— Как мы дошли до того состояния, — проигнорировав реплику турианца, невозмутимо продолжал Северов, — и где сейчас находится «Цербер», в точности, не сможет определить никто. Но то, что с организацией творится неладное, заметили многие. Защита человечества превратилась в идею: «Цербер» превыше всего. 
— Или в «Цербер» и есть человечество, — добавил капитан. — Призрак сказал мне это после боя с Коллекционерами. 
— Этого направления Призрак придерживается последние время. Перемены удалось заметить не сразу, однако резкие изменения произошли после вашей операции за ретранслятором Омега-4. И тогда «Цербер» взял совершенно иной курс. 
— Что-то подобное, только в более пышной форме, я и ожидала услышать, — с горькой усмешкой произнесла Лиара. 
— Вы судите «Цербер» только по его последним делам. Я их не оправдываю, доктор Т’Сони, просто вы, спешите делать выводы на основе последних событий и упускаете общую картину происходящего. 
— Достаточно и того, что вы творили последние несколько недель, а остальное не имеет значения, — скривила губы азари. 
— Вот как? Знаете, Марков прекрасный историк новейшего времени. В одной из своих книг он пишет, что история состоит из переборов, то в одну, то в другую сторону. Сейчас, вы допустили именно такой перебор, доктор. Я служу в «Цербере» шестнадцать лет, и основываюсь не только на ошибках и просчётах, но и на успехах и достижениях. У нас работают люди, которые были с Призраком с первого дня основания организации. Люди, которые прошли мясорубку войны Первого Контакта, участвовали в стычках с батарианцами. Они пережили Мендуар, Яндоу и Элизиум. Людям нужна была защита и чувство, что они делают нечто важное. «Цербер» предоставлял им то и другое. Со временем стала работать человеческая психология, особенно характерная для молодёжи. Им нравились громкие слова вроде «защитников» и «спасителей» рода людского, и эти горячие головы не думали об истинной значимости этих слов. А то, что организация незаконна, и придётся отыгрывать роль этаких вольных Шервудских стрелков, только распаляло и добавляло романтики. Спустя некоторое время организацию наводнили молодые фанатики, что само по себе опасно, и может в конечном счёте загубить любую идею. К нам также стали приходить люди, у которых были личные счёты с инопланетянами, с Альянсом или с кем-либо ещё. Есть и такие, которые пришли «чтобы отстреливать лишние щупальца и подобные части тела». Такие элементы совсем не украшают организацию, но, к сожалению, они присутствуют, и притом в немалом количестве. Другой фактор - сам Призрак. Он многим пожертвовал для того, чтобы осуществить идеи «Цербера» а также создать саму организацию, и в этом нет никаких сомнений. По утверждениям наших старых работников, на первых порах «Цербер» делал именно то, для чего создавался изначально. Но спустя некоторое время идеалы организации изменились. Методы работы Призрака, не всегда отличавшиеся этичностью и раньше, со временем лишились её вообще. Происходящее в последние годы, а тем более недели — совершенно непонятно. Приходят непонятные приказы, проходят множество операций, цели которых — туман для многих офицеров. Немало сотрудников просто пропало неизвестно куда. Позже нам удалось узнать о процедурах одурманивания, программах вроде «Мститель» или «Фантом». Также стало известно об экспериментах вроде тех, что вы, капитан, видели на Горизонте. Правда, масштабы были куда меньше. На роль злодея из детской книжки Призрак не подходит. Со слов старых сотрудников, характер Призрака изменился. В связи с этим, изменились и приоритеты «Цербера». Одно можно сказать наверняка: после операции «Преисподняя», то есть уничтожения Коллекционеров, организация стремительно покатилась под откос, и Призрак резко изменил общее направление деятельности. 
— Он одурманен. 
— Вероятнее всего, капитан. А когда это произошло, можно строить только предположения. Кто-то считает, что Призрак заинтересовался Жнецами три года назад, и мощь этих существ настолько поразила его, что поставить их себе на службу стало для него первостепенной задачей. Кое-кто убежден, что Призрак был одурманен в ходе тех опытов, которые ставились над Полом Грейсоном. Некоторые думают, что одурманивание произошло после изучения фрагментов, которые удалось обнаружить после того, как база Коллекционеров была уничтожена. На это и указывает резкое изменение в поведении Призрака. 
— Вполне логично, — произнёс Гаррус. 
— Не совсем, Вакариан, — возразил Северов. — Мне удалось обнаружить интересную информацию касаемо прошлого Призрака. Исходя из этих данных, выяснилось, что Призрак вполне мог подвергнуться одурманиванию почти тридцать лет назад. 
— Ещё со времён «Инцидента»? — лицевые пластины турианца дёрнулись от удивления. 
— Скорее всего. 
— А откуда у вас подобные сведения, Северов?
— Это долгая история, Шепард. Достаточно и того, что Призрак вполне мог подвергнуться одурманиванию при помощи какого-то артефакта, который был доставлен на Палавен генералом Десоласом Артериусом. 
— Артериус? — в задумчивости произнёс Ритус. Он имеет отношение к Сарену? 
— Десолас был братом Сарена. 
— А знаешь, Шепард, похоже на правду. Подробностей никто не знает, но точно известно, что тогда на Палавен, было доставлено несколько военнопленных-людей. Через некоторое время, я точно не помню, какое именно, Сарен связался с нашим правительством и сообщил об угрозе, которая якобы угрожает Палавену. 
— Ты мне об этом не рассказывал, Гаррус. 
— Потому что толком ничего неизвестно. 
— У правительства турианцев есть свои секреты, о которых, они предпочитают помалкивать, — вставил Северов. — Это типично для всех цивилизаций. 
— А какое значение имеет всё это? — подала голос Лиара. 
— Самое прямое, доктор. Процесс одурманивания может длиться годами и десятилетиями. Также, насколько мне известно, в Протеанской Империи, появилась группа протеан, которая утверждала, что Жнецов, необходимо подчинить, а не уничтожить. То же происходит сейчас и с Призраком. Из этого можно заключить, что сама идея создания «Цербера», принадлежала не Призраку, а была продиктована Жнецами. Сам Призрак, естественно, ни о чем не подозревал. 
— Зачем? — тут же спросил Ритус. 
— Затем, чтобы внести раскол в наши ряды, капитан. Это получилось с протеанами и отчасти сработало и в нашем цикле. Имея в своём подчинении человека, который руководит серьезной организацией, Жнецы получили возможность влиять на нас. Между людьми и другими расами нет особо тёплых отношений. С турианцами - прохладные, а с батарианцами были откровенно враждебные. Я думаю, что в идеале Жнецы планировали постепенно «заразить» идеями «Цербера» остальное человечество, изолировать его и натравить на другие расы. Отсюда вполне может происходить эволюция «защитников человечества» на «человечество превыше всего». После этого гораздо легче будет нанести удар по ослабевшему противнику. 
— Сейчас это не так, — возразил капитан. 
— Поэтому я и сказал, что план Жнецов удался только отчасти. 
— А зачем Жнецам проделывать такой сложный трюк, который не гарантирует полного успеха? — поинтересовался Гаррус. 
— Точного ответа мы никогда не узнаем — ответил турианцу Виктор. — У Жнецов был не один план вторжения. Тогда почему бы им не подготовить несколько способов для захвата галактики? Данное развитие событий, вполне подходит - как вариант - для быстрой победы над врагами. И потом, этот способ помог раскрыть планы Империи Протеан. 
— Вполне возможно. 
— Но, как я говорил раньше, это только моя версия, Вакариан. В её пользу говорит только схожесть случаев. «Властелин» взял под контроль Сарена, когда почувствовал реальную угрозу. В случае с Призраком происходит нечто похожее: твердя всё время о том, что Коллекционеров, необходимо уничтожить, Призрак связывается с капитаном в последний момент и экстренным сообщением требует, а не предлагает, сохранить базу. Возможно, что впоследствии, как вы и предполагали Шепард, Призрак создал бы «своего» Жнеца. Выйдя из-под контроля, он сделал бы то, что не удалось «Властелину» три года назад. Есть и другие моменты, но, по-моему, мы слишком отдалились от первоначальной цели нашей встречи. 
— Есть о чём подумать, после всего, что вы сказали, Северов. 
— Но это ещё не повод доверять вам. Всё это по-прежнему выглядит подозрительно, — не уступала Лиара. 
— За капитаном идёт немало «подозрительных» группировок, доктор. С вами работают ГОР и отряд СПЕКТР. У вас работают люди, которых прислала к вам мисс Чамберс и люди из Экзо-Гени. Вы приняли к себе и доктора Бринн с десятками наших учёных. 
— Вы и ваши люди, Северов - обыкновенные преступники, вот и вся разница. Люди, которые покинули «Цербер» — учёные, помогающие построить «Горн». С доктором Бринн был Джейкоб, которому можно верить. Группы ГОР и СПЕКТР также достойны доверия, потому что подчиняются своему руководству. А ваша организация — изгой, который ставит себя выше других. 
— Удивительная близорукость, или фанатизм, или излишнее недоверие. Хотя последнее присуще и мне самому. Наверное, ваша нынешняя работа, доктор, сделала вас такой. Вы сами, при помощи Шепарда, унаследовали обширную сеть агентуры и занимаетесь не самыми честными делами. Господин Вакариан долгое время "гостил" на Омеге и занимался работой, на которую, стоит заметить, его никто не назначал. Правительство Тессии, как и советница Тэвос, не считают необходимым ущемлять деятельность Арии на Омеге. А ведь могли бы, если разобраться. Сама Тэвос, как и некоторые руководители Республик Азари, переводит крупные суммы на счёт «матриарха» Омеги. Если речь зашла о мисс Т’лоак, то имея за спиной её пёструю толпу головорезов со всех уголков систем Терминус, разговоры о бандитах излишни. Создание организации, подобно нашей, планировалось Альянсом после завершения войны с турианцами. Призрак перехватил инициативу, и вместо «Гидры» возник «Цербер». Тем не менее, Альянс щедро финансировал нашу организацию несколько лет. Чреда «особых» операций, заказанных Альянсом, была «особо отмечена». 
— Вы постоянно мешали Шепарду, что бы он ни делал. Вы помешали ему получить данные с Тессии. Из-за вас у меня больше нет дома! Из-за... 
— Лиара, — тихо, но твёрдо, остановил азари Ритус. 
— Извини, — посмотрев на капитана, также тихо ответила она. — Я просто... 
— Я понимаю. Нам всем сейчас нелегко. 
— Как я уже говорил, - вставил Виктор, - не все агенты «Цербера» - ваши враги. Половина, даже больше, действительно работают на Жнецов, в той или иной мере. Но, повторюсь: это не весь «Цербер». То же относится и многочисленным столкновениям между нашими силами и вами, Шепард, — добавил Северов, посмотрев на капитана. — Нечто похожее происходит с книгами. Дорогие фолианты или книги в красивом переплёте или книги, в которых красивые картинки, у всех на виду и спрятаны под стеклом. Книги поменьше и в простой обложке стоят поодаль в открытом шкафу. Как будто всё ясно и понятно. Вопрос только один: где какие книги? 
— Толщина и оформление не всегда соответствуют содержанию. Так же, как и место на полке. Нужно прочитать. 
— Я согласен с вами, капитан. Только на внимательное чтение обычно времени нет. Как и желания. 
— Бывает и такое, — согласился Шепард. 
— Что касается вашего вопроса про Тессию, - переведя взор на Лиару, продолжал Северов, - то в падении планеты, виновны не мы. В глубине души вы это и сами осознаете. Тем не менее, мне искренне жаль, что ваш мир, постигла такая трагическая участь, Лиара Т’сони. 
Азари подняла на Северова большие синие глаза. В них были отчаяние и скорбь, которые девушка старалась прятать как можно глубже. Холодный взор Северова, казалось, несколько оттаял, чтобы выразить неподдельное сочувствие той беде, которая обрушилась на Лиару. Разглядев это, как ей показалось, Лиара, кивнула Виктору. 

Глава шестая: Переговоры 

— Кого именно вы представляете, Северов? 
— Отколовшуюся группу военных, которую не устраивает текущее положение дел. Эти люди хотят присоединиться к вашим силам. 
— А почему вы не дали знать о себе раньше? Возможно, мы смогли бы оказать вам помощь? 
— У вас и без этого достаточно проблем, Шепард. К тому же, я знаю состав наших людей и положение «Цербера» лучше, чем вы. На подготовку ушла не одна неделя, и только несколько дней назад удалось составить общую картину тех сил, которыми мы располагаем на данный момент. Да и то, окончательных цифр я не смогу передать вам ещё несколько часов. 
— Есть проблемы? 
— Нет, просто после открытия, которое вы сделали на Горизонте, к нам присоединились ещё несколько отрядов. Сейчас они проходят проверки, чтобы мы могли удостовериться, что среди них нет людей, одурманенных Жнецами. 
— В теперешних условиях это необходимо, — вздохнул Ритус. — Нам необходимы все, кто умеет держать оружие и сражаться. Надеюсь, что и у вас таких немало. 
— Это избитая фраза, Шепард. Мой ответ будет такой же избитый: у нас больше людей, чем мы рассчитывали, но меньше, чем этого хотелось бы. 
— Это уже лучше, чем ничего. Какими силами вы располагаете? 
— У нашей группы есть корабли различных классов, от истребителей до дредноутов. Также, у нас есть опытные группы для наземных операций, несколько десятков улучшенных машин класса «Молот» и около полутора десятка «Атласов». Групп класса «Фантом» или «Мститель» у нас нет. Однако, есть корпус хороших инженеров и несколько дюжин отличных медиков. Все части укомплектованы лучшим снаряжением и находятся под руководством опытных офицеров. Повторюсь, точные цифры, если это необходимо, я смогу передать через несколько часов. 
— Вы собрали внушительные силы, Северов. Точное количество сейчас не важно. Главное чтобы все знали, на что идут и за что сражаются. 
— В наших настроениях можете не сомневаться. Люди, которые пойдут в бой, знают, ради чего они это делают. Некоторые ещё помнят «Цербер» в его первые годы существования и те идеалы, которым он служил. 
— Я вас понял, Виктор. 
— Но у нас есть одно условие, Шепард. 
— Какое именно? 
— Всё просто. Наши силы будут действовать самостоятельно. 
— Как так? 
— В том смысле, что «Цербер» будет работать вместе со всеми, но под непосредственное руководство адмиралов Альянса переходить не будет. 
— Вы опытный офицер, Северов, — покачал головой Ритус. — Вы прекрасно понимаете, что в бою, особенно в таком сложном, все силы должны действовать как единое целое и подчиняться одному командованию. Если «Цербер» будет действовать отдельно от всех остальных, то боюсь, что ничего хорошего из этого не выйдет. 
— Вы будете только путаться под ногами, — подхватил Гаррус. 
— По-моему, наше требование вполне обоснованно, — спокойно возразил Северов. — Если силы «Цербера» перейдут под руководство офицеров Альянса, то нашими людьми будут затыкать дыры. 
— Вы слишком низкого мнения о командовании Альянса. 
— Не думаю, что это так, капитан. Наших людей будут посылать в пекло независимо от того, нужно это или нет. Сидеть в тылу или, как выразился ваш приятель, «путаться под ногами» никто не собирается, но тратить жизни людей впустую также никто не намерен. 
— Адмирал Хакет на такое не пойдёт, — пытался объяснить Шепард. 
— Хакет, может и не пойдёт, — согласился Виктор, — но другие могут не последовать его примеру. Поэтому я желаю предотвратить лишние жертвы, их и так будет слишком много. — И без того негромкий голос Северова, стал ещё тише, когда он произнёс последнюю фразу. Подумав некоторое время, капитан произнёс: 
— Возможно, и так, Северов. Ладно, я думаю, что адмирал не будет против вашей просьбы. А кто будет командовать вашими силами? 
— Если всё будет в порядке, то адмирал Глен. А также ваш знакомый, — генерал Петровский. На Олега я очень надеюсь. 
— Петровский? — изумился Шепард. — Но я передал его силам Альянса. 
— Верно. Мы смогли его освободить. 
— Моё доверие трещит по швам. 
— Фанатики Альянса не получат лучшего стратега организации. На все вопросы, которые возникнут у вашего руководства, генерал ответит на расстоянии. А применять «убедительные» меры допроса, даже несмотря на «критическое» положение, я не позволю. К подобным методам я никогда не прибегал, а потому не допущу такого и к остальным. 
— Однако ваш коллега не брезговал подобными вещами на Омеге, — подал голос турианец. 
— Несомненно. Я и не говорил, что одобряю его методы. Но офицеров таким с боевым опытом, как у Олега, можно пересчитать по пальцам. И это тоже факт. 
Повернувшись к Ритусу, Виктор добавил: 
— А касательно вашего доверия ко мне, могу сказать только одно: мы делаем одно дело, поэтому предавать вас никто не собирается. Но чтобы работать вместе, совсем не обязательно быть друзьями. 
— Безусловно, — подтвердил капитан. 
— И так, вы принимаете моё предложение? 
— Я думаю, что да. 
— Хорошо. Алёна, — обратился в пустоту Виктор, — челнок с Олимпа прибыл? 
— Да. 
— Отлично. Пусть подходят сюда. 
— Я передам. 
Откуда конкретно исходил голос, Шепард не понял. Судя по виду его спутников, то они тоже ничего не поняли. В это время наверху послышались шаги нескольких пар ног. Судя по негромким голосам, которые приближались, капитан сообразил, что люди направляются в их сторону. 
— Быстро же они среагировали, — заметила Лиара. 
— Словно ждали заранее, — подхватил Гаррус. 
— Верно, — тихо согласился Северов. — Я надеялся на благополучный исход нашей встречи, а потому этих людей, пригласил заранее. 
Тем временем посетители спустились вниз. Северов встал, Шепард, Гаррус и Лиара, последовали его примеру. Гостей было шесть человек. На их чёрных мундирах, не было никаких знаков отличия, в точности как и на форме Северова. 
— Никак не могу привыкнуть к этим вашим телепортам, — пожимая руку Виктору, произнёс один из прибывших. Мужчина был крепким, но не высоким. Пепельно-серебристые волосы были аккуратно зачёсаны на бок, чёрные глаза под седыми бровями глубоко запали на морщинистом лице. На вид, ему можно было дать лет семьдесят пять. 
— Здравствуйте, адмирал, — говорил между тем Северов. — Добрались нормально? 
— Да, вроде бы без приключений, — довольно низким голосом ответил офицер. 
— Замечательно. Шепард, разрешите без долгих разговоров представить вам всех членов заговора, — поведя рукой в сторону вошедших, произнёс Виктор. — Диего Глен, Эйдан Грейсон и Рихард Диц, ветераны «Цербера». Габриэль Балон и Энрике Хайвуд, вступили в организацию вместе со мной. Авиталь Хэн, работает в организации четыре года. Их чины на данной встрече не играют никакой роли. 
— Рад знакомству, — поздоровался с остальными капитан. 
— Здравствуйте, капитан, — приветствовал Ритуса Глен. — Я немало о вас слышал, как впрочем, и все остальные. Я так понимаю, Виктор смог с вами договорится? 
— Да. 
— Если так, то это вполне неплохо. Наконец-то можно будет заняться серьёзным делом. 
— Это ещё не известно, Глен. На вашем месте, я бы не торопился делать радужных выводов. 
— Я не говорю, что это будет легко, Хайвуд. Тем не менее, у нас появился шанс. 
Лысый мужчина среднего роста поднял вверх руки, как будто заранее догадывался о том, что скажет адмирал. 
— Я не понимаю причину вашего недовольства, Хайвуд. Мне казалось, вы были в числе тех, кто хотел переговорить с Альянсом и договорится о встрече. 
Хайвуд глянул на вступившего в разговор офицера, со шрамом на щеке и короткой коричневой шевелюрой. 
— А я и не ожидал, что вы поймёте, Габриэль, — отмахнулся офицер. — Я хотел переговоров с Альянсом и... 
— И что вас не устраивает, Энрике? 
— Простите, Северов, — отойдя на шаг назад, но в тоже время, глядя в лицо Виктору, ответил Хайвуд. — Мне известно мнение капитана Шепарда о нашей организации. Мне кажется, что переговоры лучше вести с непосредственными руководителями Альянса, а не через посыльных. 
— Поверьте Хайвуд, капитан как нельзя лучше подходит для переговоров, — вмешался в разговор Глен. — То, что он прилетел сюда по собственной воле, лишний раз подтверждает правильность нашего выбора. 
— А потом, не обольщайтесь относительного командования Альянса, полковник, — присоединился к реплике адмирала офицер с аккуратно подстриженной бородой. — Их мнение относительно деятельности «Цербера» много категоричней. 
— Я не согласен с вами, Рихард. Адмирал Хакет не настолько близорук, чтобы судить с излишним пристрастием. Есть также ряд офицеров, которые могут проявить понимание, если объяснить им истинное положение дел. Адмирал Андерсон, — в их числе. 
— В свете недавних событий, на понимание можно не рассчитывать, — усмехнулся Диц. — И потом, ваше предложение могло продлить переговоры на неопределённо долгий срок. В теперешней ситуации подобная роскошь недопустима. 
— Да что они знают, в конце концов, чтобы... 
— Именно в этом всё и дело, полковник, — остановил спорщиков Ритус. — Все видели только факты. Нападения, убийства, похищения, диверсии, попытка переворота и многое другое. Поверьте, популярности, в хорошем смысле слова, это не прибавляет. Ад, которому были подвергнуты беженцы в Святилище, окончательно убедил всех, что у «Цербер» слова расходятся с делом. Даже те немногие, которых ещё можно было в чём-то убедить, настроены враждебно к вашей организации. 
— Но... 
— О том, что происходит внутри "Цербера", никому не известно. Люди видят только то, что лежит на поверхности, — вступил в разговор Северов. — А на виду именно те вещи, которые перечислил капитан. Винить людей за негативное отношение к «Церберу», после таких событий, крайне трудно. Тем не менее, именно благодаря Шепарду, у нас есть возможность на деле доказать, что не весь «Цербер» состоит из преступников. 
— Верно, — поддержал оператора ещё один офицер, с зелёными глазами. — У нас появилась возможность сразится за Землю. И если мы не были там во время нападения Жнецов, то хотя бы надо попытаться уничтожить врагов сейчас. 
— Я... понял вас, Эйдан, — тяжело вздохнув, тихо проговорил Хайвуд. — Просто мне очень хочется домой. Наверное, в этом всё дело. 
— Вот только не отдали бы нас сразу под трибунал. 
— Здесь я совершенно спокоен, Хэн, — глядя в красивое, загорелое лицо кареглазой женщины, заметил Глен. — До боя Альянсу некогда будет заниматься такими вещами. А после боя - милости просим. Вот только многие ли останутся в живых, чтобы их расстреливать? 
Авиталь фыркнула и тряхнула головой, отчего шелковистые чёрные волосы рассыпались по плечам. 
— Будьте здоровы, майор — глядя на неё, пожелал Виктор. 
— С-спасибо — покраснев и потупившись, отвела девушка. — Извините, я не хотела... 
— Всё в порядке, с кем не бывает. 
Окончательно смутившись, Хэн замолчала. 
— Капитан,- продолжал Северов, - мы все поступим в ваше распоряжение, как только вы начнёте наступление. 
— Приемлемо, — согласился Шепард. 
В этот момент в каюту быстро вошёл ещё один человек. Подойдя к Виктору, он тихо что-то сказал. Присмотревшись, Ритус узнал Коэна. Северов, никак не отреагировал на сообщение своего заместителя. Повернувшись к Диего, он произнёс: 
— Вполне ожидаемо. 
— Несомненно, — ответил адмирал и повернулся к остальным. — Господа, с нами хочет поговорить Призрак. 

Глава седьмая: Напутствие 

В каюте, повисла гробовая тишина. Присутствующие только переглядывались, не произнося ни слова. Адмирал Глен, заговорил, как ни в чем, ни бывало. 
— Ничего удивительного в том, что Призрак пожелал с нами пообщаться. Мы ушли, как говорится, не попрощавшись. Мы решили отколоться от остальной части «Цербера». Призрак не мог оставить это без внимания. 
— Вы затеяли бунт против начальства, — добавил Гаррус. — А ни одному начальнику подобное не придется по вкусу. Вот руководитель и спешит известить вас об этом — как можно любезнее. 
Собравшиеся рассмеялись несколько нервно. Однако напряжение заметно спало. 
— Молоток, Гаррус, — хлопнув приятеля по плечу, шепнул капитан. 
— От тебя нахватался, — так же шёпотом ответил турианец. 
— Алёна, пожалуйста, переведи сигнал сюда, — попросил Северов. 
— Выполняю, — ответила девушка. 
Посреди комнаты возникла хорошо знакомая Ритусу голографическая фигура Призрака. Он, как всегда, был невозмутим, а в руке держал неизменную сигарету. Присутствующие расступились, тем самым создав вокруг Призрака пустое пространство. Лидер теневой группировки осмотрелся, глядя на каждого изучающим взором. Многие не выдерживали этого взгляда и отводили глаза. По лицу Призрака нельзя было понять ничего. Оглядев всех, Призрак остановил свой взор на Северове. Виктор смотрел спокойно, и его лицо также оставалось непроницаемым. «Прекрасные соперники», — подумала Лиара. 
— Приветствую вас, Северов, — спокойно начал Призрак. 
— И вам того же, — в тон собеседнику ответил офицер. 
— Не буду ходить кругами, Виктор: ваша затея мне не нравится, но понять её причины я вполне способен. Святилище было вынужденной мерой для того, чтобы изучить противника. Мне не меньше вашего жалко этих людей. Увы, нынешняя ситуация заставляет идти на такие чудовищные жертвы. В противном случае, я первый воспротивился бы подобным методам. — Прервавшись, Призрак закурил и продолжил, ходя из стороны в сторону. — На нашей войне нет места сомнениям, сожалениям, состраданию и подобным чувствам. Есть только враг, которого необходимо остановить любой ценой и любым способом. Эти опыты позволили изучить противника, его сильные и слабые стороны. Ещё раз повторю: будь у меня альтернатива, не было бы и Горизонта. Но жертва этих людей была не напрасна: отдав свои жизни, они спасли человечество, и в этом я могу вас заверить. — Говоря всё это, Призрак переводил свой взгляд с одного лица на другое. Остановив свой взор на Северове, Призрак добавил чуть более громким голосом Призрак, дабы услышали все
— Я нашёл возможность контролировать Жнецов. Эта война скоро закончится.
В каюте вновь наступило молчание. Опомнившись от первого потрясения, офицеры начали потихоньку переговариваться, обсуждая то, что услышали. Никак не отреагировали трое: Шепард, Северов и Глен. Ритус ожидал подобного заявления; Глен, слегка склонив голову набок, казалось, оценивающе смотрел на бывшего начальника; лицо Северова, как и глаза, оставалось непроницаемым, как всегда. 
— Как видите, Виктор, я прекрасно знаю, что делаю. Долгое время я искал возможность контролировать Жнецов, и мне это удалось. Теперь мы обеспечим человечеству подобающие место в галактике. Все наши жертвы полностью оправданны. Надеюсь, сейчас вы поняли, что всё это время, я старался во благо людей. 
— Вы сильно ошибаетесь, Харпер. 
После того, как прозвучала фамилия, шепотки затихли окончательно, а адмирал Глен с интересом посмотрел на Виктора. 
— Всё, что делал «Цербер», — продолжал спокойным тоном офицер, — особенно в последние месяцы, навредило не только людям, но и организации в частности. Недоверие других рас к человечеству не исчезло, а скорее наоборот — окрепло. После Цитадели и Тессии неприязнь вполне заслуженна. Вы продвигали интересы «Цербера», а точнее свои интересы, но к защите человечества ваши поступки не имеют никакого отношения. Где мы были, когда Жнецы нападали на наши колонии? Где мы были во время нападения на Землю? Мы ставили опыты на Омеге и зверствовали на Горизонте. Мы занимались похищениями на Идэн-Прайм и Бэннинге. Ненависть людей, после наших героических подвигов, — очевидна. «Цербер» больше не служит человечеству, несмотря на свой манифест. Лидер корпорации возвышает человечество, притом наплевав на самих возвышаемых. Призрак один знает, что лучше для остальных людей и как этого добиться. Почему вы это делаете, я точно не знаю. Скорее всего, вас одурманили, Харпер и вы этого не заметили. Однако, не поручусь. 
Пронзительный взгляд Призрака скрестился с ледяным взором Северова. Спустя две минуты, Харпер перевёл взгляд на Глена и стоявших за его спиной Грейсона и Дица. 
— Как я понимаю, вы разделяете мнение Виктора? — невозмутимым тоном, полюбопытствовал Призрак. 
— Всецело, — кивнул Глен. — Как и все здесь присутствующие. 
— Вы слишком увлеклись Жнецами, а потому забыли что с ними нужно сражаться, — поддержал генерала Рихард. 
— За тридцать лет, Харпер, вы сильно изменились. То, что мы делаем, не идёт ни в какое сравнение с тем, с чего мы начинали тогда. Мы превратились в преступников. Просто очень хорошо финансируемых. 
— Это ваше мнение, Эйдан. Вот только боюсь, что оно ошибочно. — Переведя взгляд на Шепарда, Призрак нахмурился и выпустил из ноздрей сигаретный дым. — И почему я не удивлен видеть вас здесь, капитан? 
— Представьте себе, ваше появление удивило меня немногим больше — криво усмехнулся Ритус. 
— Разумеется, — Харпер вновь обвёл всех сканирующими глазами. — Все вы прекрасно знаете, что в лапах Альняса ваш ждёт скорая расправа. Это опасение, как мне кажется, разделяет и майор Хэн. Такая позиция обоснованна. Я вас также предупредил. 
Вновь повернувшись к Северову, Призрак произнёс: 
— Вы не допустили ошибок мистера Тейлора и его подруги. Вам удалось укрыть близких и друзей тех, кто здесь находится. Скажу прямо: до сих пор мне не удалось обнаружить никаких следов. Прекрасная работа. Но безопасность вашей дочери я не смогу гарантировать, Виктор. 
Капитану, показалось, что в каюте стало холодно. Если бы взгляд Северова мог заморозить, то Харпер превратился бы в ледяную фигуру, а потом раскололся бы на тысячи осколков. Льдисто-голубые глаза, как тогда в разговоре с Лиарой, скрестились с взглядом Призрака. Харпер, с честью выдержал этот удар. 
— Я не сомневался в ваших способностях, Джек. - голос оперативника звучал, как всегда, тихо, и дышал холодом и спокойствием. Весть о том, что его дочери угрожает опасность, нисколько не потревожила офицера. 
— Вы прекрасно осведомлены о некоторых моих личных данных. Если честно, мне бы очень хотелось, чтобы эти сведения оставались при мне. Вашу откровенность я предпочел бы прервать. Здесь всё зависит только от нас с вами, Северов. Хотите что-то добавить? 
— Нет. 
— И меня называют чудовищем? — Харпер не спеша осушил стакан с водой, который появился у него в руке, мгновение назад. — Из того, что я знаю, Ольга - одна из немногих ваших родственников. Я прав? 
— Вполне возможно, — ответил Северов. 
Шепард, переглянулся с друзьями. Лиара тихонько пожала плечами, Гаррус дёрнул лицевыми пластинами. Ритус вновь посмотрел на Виктора. Выдержка человека, которого он перед собой видел, была абсолютной, или, Северов был крайне равнодушен к своей дочери. В жизни капитан видел и не такое. 
— Итак. Вы отдаёте её без боя? 
— Отдаю, Харпер. 
В который раз вокруг повисла мёртвая тишина. Военные переглядывались без слов. Капитан с друзьями могли только в недоумении молчать и потихоньку переглядываться, как и другие. Призрак долго и внимательно изучал Северова. Сигарета погасла, но Харпер этого не заметил. Глухая стена, незримая для других, окружала Виктора, и пробиться сквозь неё не под силу было никому. 
— Не часто встретишь человека, который настолько убеждён в своей правоте, — наконец, негромко произнёс Призрак. — Это наша общая черта, Виктор. Эта убеждённость, вера, если хотите, делает нас сильнее, а возможно, и ослабляет. Я уважаю вас за это непростое решение, поверьте мне. Однако я тоже убеждён в своей правоте и буду настаивать на своём до конца. Я передам вашей дочери, что её отец — сильный человек. Перед тем, как всё закончится, ей будет приятно узнать, что она по праву может гордиться своим родителем. 
Оглядев всех в последний раз, Призрак добавил: 
— Желаю успеха вашей затее, господа. Ваша позиция кажется мне ошибочной, но если, на мгновение, предположить что вы правы, позвольте искренне пожелать вам удачи. — После этих слов Харпер, как и положено призраку, исчез.


Отредактировано.SVS 

Комментарии (4)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Busy_Earnin
2   
Вторая глава дочитана,моё восхищение возрасло happy Что же будет дальше?)))
2
Проти
3   
А дальше будет... Продолжение! biggrin biggrin biggrin
2
Busy_Earnin
4   
Я прям взбудоражен подобным поворотом событий biggrin
1
KarolW
1   
Интересный рассказ, читался легко. Хотя споткнулась на паре-тройке мест, не тронутых редактором)))))
Идея о церберовцах-ренегатах занимательная, любопытно, во что выльется.
Надеюсь, продолжение не задержится?))
3