Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Эндшпиль. Часть I. Послание. Глава 1: Мысли; Глава 2: Дружба; Глава 3: Сомнения; Глава 4: Встреча



Оригинальное название: סוף הדרך (Соф ха дэрэх) Конец Пути;
Жанр: «Т», «И»;
Персонажи: Все ключевые персонажи, плюс несколько новых;
Краткое описание: Один из возможных вариантов развития событий, завершающих трилогию. 
Предупреждение: Это видоизменённый финал. Тем, кто был удовлетворён оригиналом, наверняка будет не интересно. 
Автор оригинала и перевода: Проти.



Данные события вполне могли произойти при определённых обстоятельствах.

Вступление

Да, это ещё одна версия финала. И хотя эта тема давно закрыта, игра вышла более года назад, а марши протеста уже отгремели, у меня всё ещё осталось чувство недосказанности (даже после выхода дополнения «Цитадель»). Оригинал был готов в скорости после выхода «Омеги», чтобы немного успокоить себя и узкий круг самых близких друзей. Но после выхода последнего дополнения, мне захотелось перевести текст на русский язык и предложить этот вариант финала более широкой аудитории. Рассказ не идеален, местами наивен, и возможно, даже содержит пафос. Текст не сможет заменить происходящего на экране, но если среди читателей найдётся пара-тройка тех, кому это понравится, значит, цель достигнута. А если найдутся те, кому было просто интересно читать, то это было бы тоже здорово. 
События, изложенные ниже, являются исключительно субъективным мнением. Автор ни на что не «претендует». 

Глава 1: Мысли.

Угорь вильнул хвостом и скрылся в зарослях водорослей, словно его и в помине не было. 
Капитану временами хотелось именно так и поступить. Пусть, как однажды выразился Джокер, «коллекционеро-жнецовским дерьмом» займутся другие. 
Альянс, как впрочем и вся остальная галактика, не был готов отразить вторжение таких масштабов, даже спустя три года после первого столкновения с врагом. Но возможно ли было подготовиться к этому даже через десять лет? Шепард, пожалуй, знал ответ. Проявить большую оперативность Альянсу было вполне по силам, но подготовиться — нет. Битва только с одним Жнецом это наглядно подтвердила. Недавнее столкновение с Коллекционерами, всего лишь рабами Жнецов, обошлось человечеству в сотни тысяч жизней и доказало жестокость противника. Уничтожение базы за ретранслятором Омега-4 и последующая ликвидация ретранслятора «Альфа», которая привела к огромным потерям со стороны Батарианской гегемонии, отсрочили вторжение на несколько месяцев, что являлось ничтожно малым сроком. Сейчас приходилось воевать везде и всеми средствами. Надежда на победу была призрачна, если не меньше того. Ритус не знал, как воевать с противником, на стороне которого неоспоримое преимущество. 

«Это вопрос не тактики или стратегии, это вопрос выживания». Именно это он сказал членам военного совета тогда на Земле, за несколько минут до прибытия сил Жнецов. 
Капитан потёр лоб, вспоминая те недавние события, хотя казалось, что прошло уже много времени. Когда же «Нормандия» прилетела на Цитадель, то драма, развернувшаяся на Земле, казалась страшным сном. Джеймс тогда разделил с ним эти мысли. 
А потом везде было одно и то же. Куда бы ни прилетал корабль, везде были Жнецы. Палавен был в огне, а Турианская Иерархия, обладавшая сильнейшей армией в галактике, была не в силах остановить противника. На Тучанке тоже были Жнецы. Тогда пришлось натравить одно чудище на другое, что, правда, вполне в духе кроганов. Калрос смогла одолеть «пузатую мелочь» высотой в сто шестьдесят метров. Беда заключалась в том, что никто не располагал резервами из десятков тысяч молотильщиков, которые к тому же должны были уметь летать, чтобы хватать Жнецов прямо в воздухе. На Раннохе пришлось задействовать кварианский флот, и тот смог одолеть Жнеца после нескольких орбитальных залпов. 
А на Тессии он не справился. Жнецы взялись за планету всерьёз и лишили азари их родного мира. О том, каким ударом это стало для Лиары, лучше было не вспоминать. Никто ещё не видел её в таком состоянии. Шепард знал по себе, что такое потерять дом. Лиаре, пожалуй, приходилось труднее. Земля хотя бы подавала о себе хоть какие-то вести, в то время как Тессия хранила зловещее молчание. Капитан пытался успокоить девушку и подбодрить её, но не знал, помогло ли это хоть как-то. 
Перед глазами пронеслась стайка маленьких Солнечных рыбок, за ними величественно проплыл Вислонос. 
Ритус улыбнулся, он очень любил свой аквариум, который тянулся почти по всей левой стенке каюты. Офицер был благодарен Келли за то, что она сберегла его прежних рыбок, заботилась о них и ухаживала, пока капитан находился под стражей. Шепард постоянно пополнял аквариум всеми обитателями, каких только и мог раздобыть. Живой и весёлый аквариум, с его разноцветными и «разнокалиберными» обитателями, вносил живость в те суровые дни, которые переносил передовой фрегат Альянса. Поэтому, когда выдавалось немного свободного времени или невозможно было спрятаться от мыслей за ворохом работы, капитан поднимался к себе в каюту и наблюдал за жизнью сказочно-лазоревого мирка, сидя на маленьком диване или как сейчас стоя рядом. И это помогало. Можно было успокоиться, расслабиться, собрать воедино все те события, которые произошли за последние время, и, хорошенько всё это обмозговав, вновь приниматься за дело. 

Покрутив правое плечо, капитан отвернулся от стены и подошёл к своему рабочему столу, над которым в прозрачных шкафах были расставлены модели судов разных классов: от челноков до дредноутов и кораблей-ферм. Здесь они стояли все вместе, и Шепард очень надеялся, что в ближайшем будущем так и будет. Впрочем, это и так скоро выяснится, размышлял офицер, глядя на медленно вращающуюся модель Цитадели. 
По соседству с этой эскадрой, в своих роскошных апартаментах, вольготно разместился Проныра. Космический хомяк был очень свободолюбивым зверьком и, к тому же, с характером. Когда судно обновляли, один из работников решил навести порядок в его доме, что крайне огорчило хозяина. Издав боевой писк, хомячок цапнул за палец человека, у которого хватило наглости вторгнуться на территорию его частной собственности и, героически избежав окружения, смело удрал. Его потом так и не смогли отыскать. Позже, когда капитан осматривал корабль, попутно собирая по всем тёмным углам свой варварски разбросанный не иначе как Жнецами флот, то он обнаружил беглеца на нижнем ярусе инженерной палубы. Маленький разбойник наслаждался своим положением и, похоже, совершенно не желал возвращаться в капитанскую каюту. Хитрый грызун не собирался сдаваться на мирных условиях, так что Ритусу пришлось пустить в ход всё своё военное мастерство, и после серии облав и хитроумных засад дезертир был схвачен. Он был в отличной форме и даже, как показалось капитану, немного раздобрел. Но как именно шерстистому бандиту удалось выжить на большом корабле довольно долгий срок, так и осталось мрачной тайной. 
— Что же, у всех есть свои тайны, и ты не исключение, верно? 
Судя по всему, Проныра был абсолютно солидарен с Шепардов в этом вопросе. 
Заметив, что на него обратили внимание, зверёк упёрся передними лапками в прозрачную стенку своего жилища и внимательно посмотрел на человека своими глазами-бусинками. Эксперимент Брайсона немедленно издал торжествующий рёв, и грызун, недовольно пискнув, юркнул обратно в домик. 
Капитан снова улыбнулся, но улыбка быстро сменилась насторожённым и серьёзным выражением лица. Сев в кресло возле терминала, Ритус быстро пролистал архивные записи и, найдя нужное сообщение, перечитал:  

Здравствуйте капитан. 
Мне хотелось кое-что с вами обсудить. Если вам это интересно, давайте встретимся на Цитадели в Президиуме. Я пробуду на станции несколько дней. Дольше не имеет смысла. 
Северов.
 

— СУЗИ, у тебя есть что-то новое касательно письма Северова? 
— Новые данные отсутствуют, Шепард. Как я уже докладывала, сообщение было отправлено при помощи терминала из кабинета бывшего советника Удины. Кабинет опечатан до появления нового советника. Как и кем было отправлено сообщение, установить не удалось. 
— Запроси снова штаб СБЦ. 
— Делаю запрос. Идёт сбор информации. Сбор и анализ завершён. Новых данных не обнаружено. 
— Хорошо, спасибо, СУЗИ. 
— Завершаю диалог, капитан. 
Откинувшись на спинку кресла и сложив на груди руки, капитан задумался. Он получил письмо, когда они летели на Горизонт. Возможно, Северов хотел поговорить до событий в Святилище, и если это так, то разговор и впрямь лишён смысла. Вероятно и то, что Северов не желал, чтобы капитан добрался до цели, и всё это придумал с целью организовать ловушку. Также возможно, что автор хотел потянуть время и дать возможность Ленгу завершить свои дела, а потому пытался завернуть Ритуса на станцию. Если всё это так, проигнорировать это сообщение и не лететь очертя голову на Цитадель было верным решением. Однако если вспомнить реакцию Миранды, и последовавшею за этим информацию, то всё оказывалось не так уж просто. 
Брови девушки взлетели вверх, что само по себе было чудом, если вспомнить, что Миранде несвойственно было проявлять чувства. 
— Северов? А ты точно не перепутал? 
— Нет, я точно запомнил, а что? 
— Ничего особенного, если не считать того, что у тебя дар привлекать внимание со стороны людей, о которых вообще мало что известно. Сначала Призрак, теперь вот и Северов. 
— Это был комплимент? 
— Всего лишь интересный факт. 
— Да, пожалуй, не без этого, — проведя рукой по голове, задумчиво произнёс капитан. — Ну а что-то более конкретное ты знаешь? 
— Немного. Северов, его имя Виктор, давно работает на «Цербер». Сколько именно — неизвестно. Он нелюдим, замкнут, ни с кем не общается и дружеских отношений не поддерживает. 
— Пока что всё это очень напоминает мне одну знакомую затворницу. 
— Возможно. Скорее всего, у Северова есть на это причины, — грустно улыбнулась Миранда. 
— Прости, я не хотел тебя задеть. 
— Всё в норме. Про Северова, как я уже говорила, ходят в основном только слухи, вся достоверная информация есть только у Призрака. 
— Ну ладно, давай слухи, — кивнул Ритус. 
— Северов отчитывается перед Призраком и больше ни перед кем. Все его приказы выполняются неукоснительно и с максимальной эффективностью. Подчинённые ходят по ниточке и не допускают ни малейшего отклонения от разработанного плана. Своеволия Северов не терпит. Петровский, известный скупердяй на похвалы, сказал как-то: «Будь в Цербере больше людей подобных Виктору, хуже бы не стало». Кто-то его боится, кто-то просто панически боится. Некоторые, я в том числе, предпочитают с ним не иметь дел. 
— Такой страшный, — пошутил Шепард. 
— Нет, в этом плане у него всё в порядке. 
— Ого! Бывает даже и такое? 
— Бывает, но крайне редко. 
— Учтём. 
— Ага, — кивнула Миранда, хотя по всему было видно, что мысли девушки далеко. 
— Ты вспомнила ещё что-то? 
— У него просто ледяные глаза, такое ощущение, что от него волнами исходит холод. 
— Живописный человек, — почесав бровь, констатировал капитан. — Имеет ли смысл с ним встречаться? Как по-твоему? 
Миранда не определённо пожала плечами. 
— Сложно сказать. Если исходить из того, что Призрак доверяет Северову, то это сообщение скорее всего ловушка. С другой стороны, если такой затворник первым вышел на контакт и предложил встречу, вполне доказывает, что дело достаточно серьёзное. Северов не из тех, кто тратит время впустую. 
— Вполне вероятно, что это так и есть, — размышлял Ритус. Также вероятно и то, что на серьёзность Северова ставка и делается. С этой организацией, как и с её людьми, никогда нет полной ясности. 
Поднявшись с кресла, капитан прошёлся по каюте, а затем, растянувшись на кровати, стал смотреть в «чердачное окно», как шутя он называл иллюминатор, расположенный над постелью. 
«Цербер», организация, отстаивавшая, как утверждал её лидер, интересы человечества и которую капитан не считал поначалу серьёзной опасностью, играла далеко не последнюю роль в происходящем, особенно, последние несколько лет. Три года назад он впервые столкнулся с ними из-за адмиралу Кахоку, который смог установить местонахождение исследовательских баз. Адмирал дорого заплатил за это знание. «Цербер» вёл исследования в различных отраслях науки и при этом нисколько не смущался, если они были не этичны. Ставить эксперименты на живых существах или людях, даже если последние гибли, являлось обычным делом. «Цербер» был единственной организацией, которая предпринимала реальные шаги для того, чтобы похищения колонистов в системах Термина прекратились. А потом последовали и другие «подвиги»: нападение на марсианские архивы, нападение на Сур’Кеш, диверсии на Тучанке, попытка захвата Цитадели, Тессия и Горизонт. И всё это был «Цербер». После Тессии у Ритуса сдали нервы, после Святилища и всех его кошмаров, ему хотелось разодрать Призрака на части. А теперь это странное послание. 
Полежав ещё немного, Шепард поднялся и, вернувшись к терминалу, перечитал письмо ещё раз. Что-то всё же было в этом письме, Ритус это интуитивно ощущал. Текст был сухим и написан без экивоков, чувствовалось, что его автор не юлил. Капитан в таких случаях полагался на своё чутьё, и оно его обычно не подводило. Стреляя в Эньялу, он полагался только на интуицию. Позже выяснилось, что не зря. 
— СУЗИ, сообщи, пожалуйста, Джокеру, что мы летим на Цитадель. 
— Выполняю, капитан. 
— Хорошо, мне надо всё проверить. 

Глава вторая: Дружба 

Капитан прошёл через док и хотел уже воспользоваться лифтом, когда его неожиданно нагнал Гаррус. 
— Так настоящие друзья не поступают, Шепард. 
— Не понял? 
— Мои агенты пронюхали, что ты отправился на поиски лучшей выпивки в Президиуме. И ты не соизволил сообщить об этой кампании старому другу? 
— Я вижу, что моя операция по тайному проникновению в стан противника обречена на провал, — сокрушённо покачал головой Ритус. — Теперь мне придётся помирать от жажды, а продавцам неделю сидеть без товара. 
— Верно. Торговцы не останутся в накладе после моих боевых действий, чего тебе, дружище, обещать не могу. 
С этими словами турианец направился к лифту, и Шепарду ничего не оставалось делать, кроме как двинуться вслед за ним. Ритус даже и не пытался отговорить друга от его затеи. Гаррус был упрям, и если что-то втемяшивалось ему в голову, выбить это из него не под силу было никому, включая всех Жнецов вместе взятых. Войдя вслед за Гаррусом, капитан хлопнул его по плечу со словами: 
— Несметные полчища бутылок вновь угрожают обитателям галактики. 
— Я уверен, что смогу спасти галактику от этого страшного врага, — ухмыльнулся турианец. — О твоём спасении надо подумать. 

Президиум всё ещё нёс на себе отпечатки боёв, которые шли с войсками «Цербера». Там и тут можно было увидеть груды обломков, изувеченные выстрелами металл и пластик, покорёженные аэрокары. В воздухе ещё висел запах гари, местами виднелся дым. Вокруг сновали сотрудники СБЦ и работники станции, пытаясь привести всё в более-менее пристойный вид. 
Выйдя из лифта, Гаррус и Ритус свернули в правый коридор, по обеим сторонам которого светились рекламные экраны. Возле одного такого экрана возился саларианец, пытаясь с помощью инструметрона наладить изображение. Рядом с кафе, в котором частенько любила проводить досуг Лиара, чикался турианец в надежде исправить повреждения у автомата с напитками. А вокруг всего этого продолжала кипеть жизнь. Кто-то шёл по своим делам, некоторые, собравшись в небольшие группы, обсуждали последний выпуск новостей, иные, сидя за столиками и на скамейках, тихо переговаривались или же просто смотрели на красивую панораму, которая открывалась посетившим этот уровень станции. 
— Красиво. 
— Верно, капитан, — облокотившись о парапет, кивнул турианец. — Это место мне не надоедает, хоть я и бывал здесь не один раз. 
— Я всегда сюда заглядываю, если схожу на берег. 
— Понятное дело, вдруг появится пушка поухватистей или ещё что-нибудь этакое, верно? 
— И это тоже, но не только. Здесь просто интересно, не так, как везде. 
— Что, в романтики решил податься? Я и не подозревал. 
— Не знаю, — развёл руками капитан. — Просто это именно то, что я чувствую, приходя сюда, вот и всё. 
— Может, ты и прав. Тогда нам, пожалуй, стоит сделать так, чтобы это место продолжало оставаться именно таким, — задумчиво проговорил Гаррус. 
— Стоит, — в тон другу ответил Ритус, созерцая находившийся далеко в низу пруд, в который низвергались серебристые струйки фонтана. 
— Что-то не видно нашего дорогого друга. 
— Наверно, ищет наряд покрасивее. 
— С чего бы это? 
— А с того, что другая перспектива мне не очень нравится. 
— В смысле? 
— Наш друг, скорее всего, ищет подходящую площадку для снайпера. 
— Может и так, хотя не думаю, что ты прав. 
— Это «Цербер», Шепард, от них можно ожидать всего, и ты это прекрасно знаешь. 
— Знаю, поэтому и хотел... 
Сзади послышались шаги и низкий голос поинтересовался: 
— Капитан Шепард? 
Ритус обернулся на голос. Перед ним стоял невысокий мужчина лет сорока — сорока пяти, одетый в ничем не примечательную гражданскую одежду и без явных признаков оружия. 
— Разрешите представиться, — между тем продолжал новоприбывший, — старший офицер фрегата «Курск» Натаниэль Коэн. 
— Капитан Шепард, ВКС Альянса. 
— Я так понимаю, что вы заинтересовались письмом? 
— Прежде всего, я рассчитывал на встречу с его автором. 
— Командир Северов хотел встретиться с вами лично, но в сложившихся на данный момент обстоятельствах он не смог прилететь, поэтому я здесь вместо него. 
— Этого следовало ожидать, — хмыкнул Гаррус. 
— Северов больше не заинтересован в разговоре? 
— Напротив, капитан, мой командир по-прежнему хочет переговорить с вами, в противном случае он сообщил бы вам об отмене встречи. 
— Как это заботливо с его стороны. 
— Погоди, Гаррус, — остановил друга Ритус. — Почему ваш начальник не смог явится сам? 
— Если честно, мне об этом ничего неизвестно, — развёл руками собеседник. — Северов сказал, что возникли затруднения и лететь надо мне, вот и всё. 
— Всё ясно, это ловушка, причём, безобразно расставленная. 
— Я не склонен доверять «Церберу» вообще, а после Святилища в частности, — поддержал турианца капитан. 
— Я вас понимаю, Шепард. Жестокости в Святилище нет никаких оправданий. Наша группа пыталась найти концы, они, как говорится, были хорошо спрятаны. Но узнать, что происходит в убежище, толком не удалось. Уверяю вас, капитан, будь у нас информация о происходящем, хоть какая-нибудь, Северов немедленно прекратил бы эти зверства. К сожалению, в данном случае мы имели дело с Призраком лично, и только у него была полная информация о комплексе на Горизонте. 
— Не очень убедительная байка. Состряпана наспех. 
— Это ваше дело, верить моим словам или нет. Я передал в точности всё как было, — глядя на турианца, пояснил Коэн. — Верить этому или нет, пусть решает капитан. 
— О чём ваш командир хочет поговорить вы, конечно, не в курсе. 
— Нет. 
— А где он хочет встретиться на этот раз? 
— В системе, координаты которой я уполномочен вам передать. Это позволит сэкономить время, которого, как мне пояснили, и так мало. Вероятность приватного разговора будет много выше, нежели на станции. 
— Если времени так мало, как вы говорите, то почему мне не сообщили о смене места встречи? Я мог бы сразу отправиться туда и не лететь впустую на Цитадель. 
— Сейчас нельзя полагаться ни на какие каналы связи. Когда Северов отправлял своё первое письмо, он воспользовался терминалом Удины. Расчёт был на внезапность, на то, что каналы связи бывшего советника отслеживаться не будут. Похоже, что фокус удался, но дважды повторять один и тот же манёвр было бы верхом безрассудства. 
— Возможно, — согласился капитан. 
— Я отойду на несколько минут. Здесь подают кофе, очень похожий на тот, который делали у меня дома. А вы тем временем решите: стоит ли вести переговоры или нет. 

Офицер кивнул и отошёл в сторону кафе. Ритус переглянулся с другом, и Гаррус отрицательно покачал головой. 
— Ему бы оратором быть, а не военным. 
— Да уж, язык подвешен хорошо. 
— Ты, я думаю, понимаешь, что этому засранцу верить нельзя. Вся эта история состряпана на ходу, это сразу видно, а я к тому же проработал в СБЦ, и таких сказок наслушался порядком. 
— В этом как раз всё и дело. 
— И в чём именно? 
— А в том, что они смогли бы сработать гораздо тоньше, придумать что-то гораздо убедительней, чем это. Скорее всего, Коэн не врёт, и Северов тоже. 
— Может, тогда именно на это и расчёт, на простоту, — призадумавшись, промолвил Гаррус. — На то, что зная их изощрённость, мы поверим именно такой, простенькой версии. 
— Возможно и такое, но если сведения, которые передала Миранда, верны хотя бы отчасти, то Северов не похож на того, кто будет вести двойную игру. 
— «Цербер» доказал, что он именно этим и занят, — возразил Ритусу турианец. — Он всё это время работал против нас, маскируюсь род маской спасителя человечества. Ты моё мнение об этом знаешь капитан: все они, от Призрака и до последнего рядового, фанатики и убийцы. И кстати, ты сам говорил, что Миранда сообщила тебе в основном слухи, не больше. 
— А как же доктор Бринн с её людьми? 
— Это другое дело. С ними был Джейкоб, ему можно доверять. Потом, Бринн с товарищами были учёными, а здесь, похоже, будет идти речь о каких-то военных частях. 
— Ну и? 
— Эти красавцы, сделают тебе дырку во лбу за своих друзей. В этом можешь не сомневаться. Так что положение паршивое. С тобой, правда, иного не бывает, — хмыкнул Гаррус. 
— С тобой тоже не заскучаешь. У тебя есть соображения, о чём они хотят потолковать? 
— У вас, людей, есть симпатичная фраза: первыми тонущие судно покидают крысы. Так вот, я думаю, что это как раз такой случай. Они будут всё отрицать: мы, дескать, знать ничего не знали, не видели, не слышали, а просто выполняли приказы руководства. А теперь мы всё поняли и больше так не будем. 
— Ясно, и что ты посоветуешь? 
Гаррус картинно развёл в стороны трёхпалые руки. 
— Ты мастер на безумные идеи, взять хотя бы историю примирения кварианцев и гетов. Ты сказал тогда: «поверьте хоть на мгновение, что геты не хотят войны, и она закончится». Нечто похожее, я скажу тебе, и сейчас: если ты считаешь хотя бы на один безумный миг, что разговор с этим Северовым действительно необходим, встреться с ним. 
— Ты пытаешься меня копировать, Гаррус? — улыбнулся капитан. 
— Не обольщайся. Такого зануду галактика не знала столетия, если не больше. Просто нужно поддержать твою веру в себя, твой боевой дух. А что может быть лучше, чем солдат, который ловит каждое слово командира?... Или делает вид, что это так. 
— Вы нарушаете субординацию, Вакариан, — сдвинув брови, шутливо пригрозил Шепард. 
— Верно, и это ещё одна черта, которую я у тебя подхватил, — турианец хохотнул, потом посерьёзнел, кивком головы указывая на идущего к ним Коэна. 
— Прекрасный кофе, ароматный, — вынес вердикт офицер и посмотрел на Ритуса. — Приятно осознавать, что у нас ещё остались вещи, которые не изменились. Ваше решение капитан? 
— Я воспользуюсь теми координатами, которые передал ваш командир, и встречусь с ним. 
— Я рад, что Северов в вас не ошибся. На этом блоке данных все сведения. А теперь простите. Мне нужно ещё уладить одно дело. До встречи, Шепард. 
Кивнув, Коэн направился в сторону лифтов. Гаррус и капитан некоторое время смотрели вслед ушедшему человеку. 
— Ну что, командир, ещё одно безумное задание? 
— Похоже на то, — согласился офицер. 
— Ладно, не впервой. Увидимся на борту, Шепард, бывай. 
— Бывай, — ответил Ритус и, проводив взглядом товарища, сел на стоявшую поблизости скамейку. 
«Ещё одно безумное задание. Ну что же, возможно, Гаррус прав и дело действительно таковым и является? Время покажет». 

Кто-то поздоровался с ним, но занятый своими размышлениями капитан не сразу сообразил это. 
— Я не помешал вам? 
Посмотрев в ту сторону, откуда доносился голос, Ритус узнал Бэйли. 
— Добрый день, командор, я не сразу вас заметил, извините. 
— Всё в порядке, капитан, — устраиваясь рядом, отмахнулся офицер СБЦ. 
— Как ваши дела? 
— Как всегда, ни хорошо, ни худо, — Бэйли потянулся. — После атаки «Цербера» мне вспомнились те дни, когда мы разбирались с последствиями атаки «Властелина». Не те масштабы, конечно, но всё равно сходство есть. Много пострадавших, убитых, а всякой сволочи того и надо. Повылазили из тёмных нор как тараканы, в надежде на лёгкую поживу за счёт чужого горя. 
— Справляетесь? 
— Стараемся, а что нам делать? Людей катастрофически не хватает. Пока гоняем разное отребье. Не проворонить бы более серьёзные события. 
— Никто не говорил, что будет легко, Бэйли. 
— Да я не жалуюсь, — возразил офицер. — Мне ваше мнение о порядках на улицах известно. Боюсь, только не пропустить бы чего. 
— Всем нужно чувство защищённости, нельзя допустить, чтобы чья-то пьяная ругань переросла в бунт. 
— Я понимаю вас, капитан. Мы с ребятами сделаем всё возможное. 
— Не сомневаюсь, что вы справитесь, Бэйли, — отозвался Шепард. 
Офицер внимательно посмотрел на капитана, а затем спросил: 
— Встреча прошла нормально, Шепард? 
Ритус удивлённо посмотрел на офицера. 
— Вы и об этом узнали? 
— Конечно. До стыковки вашего корабля со мной связался Гаррус и попросил разрешения вывести всю вашу команду на Цитадель с оружием. Он не хотел пользоваться «лазейками» Тейна, поэтому обратился ко мне напрямую. Ещё он попросил десять крепких ребят, «на всякий непредвиденный». 
— Так вот почему вы здесь, командор, — догадался капитан. 
— Именно. Мы с парнями рассредоточились по разным углам, чтобы не светиться и не мешать. Вся ваша команда тоже была рядом и не спускала глаз, пока проходили ваши переговоры. В том случае, если бы они не справилась, вас должен был подобрать Кортез. Как я понял, это пилот челнока. Он любой ценой должен был доставить вас живым на «Нормандию». Я только сейчас получил отбой. 
Шепард промолчал. Он просто не в состоянии был что-либо ответить после того, что услышал от сотрудника СБЦ. Наконец, оправившись от первого потрясения, он попытался что-то сказать, но из его горла вырвался невнятный хрип. В конце концов, Ритус сипло выдавил: 
— Спасибо Бэйли, — это было всё, на что сейчас был способен капитан. 
— Это не мне, Шепард. У вас замечательные друзья. Они были готовы отдать за вас свои жизни, это дорогого стоит, — похлопав до сих пор находившегося в недоумении Шепарда, Бэйли поднялся и хотел отойти, но пройдя пару шагов, обернулся. — Берегите их капитан,- тихо произнёс офицер. — Во что бы то ни стало. — И махнув на прощание рукой, полицейский удалился. 
Ритус ещё долго смотрел в удаляющуюся фигуру Бэйли. А потом, опустив голову и чувствуя пощипывание в глазах, Шепард негромко произнёс: 
— Так точно. 

Глава третья: Сомнения 

— Центр Аида, система Память. 
— Так точно, капитан. Через несколько часов будем на месте. Я, между прочим, собирался рассказать СУЗИ анекдот про ханара и волуса. Если вам интересно, можете послушать. 
— Капитану сейчас не до этого, Джефф. 
— Ты опять всё испортила! Ну почему никто не хочет послушать бедного инвалида, который из кожи вон лезет для того, чтобы поднять боевой дух отряда и его командира? Ладно, буду молча рулить. Только если что, я не виноват. 
— Я думаю, что вы приняли правильное решение, Шепард. 
— Спасибо, СУЗИ. Мне тоже хочется в это верить. 
— Не сомневайтесь в себе, капитан. 
— А зачем ему сомневаться? Он ведь знает к кому, если что, обратиться. Вот увидишь, СУЗИ. Сначала будет одна большая куча дымящихся фрагментов, а после этого крик: «Джокер, вытаскивай нас отсюда!» 
— Джокер? 
— Да-да, всё в порядке, капитан, просто такой вариант вероятнее всего. 
— Я просто хотел сказать, что ты не подведёшь нас в случае чего. 
— Конечно, капитан, о чём разговор. 
Покинув кабину пилота, Ритус направился к лифту. У двери капитана окликнула Саманта. 
— Прошу прощения, капитан, можно спросить у вас кое-что? 
— Да, без проблем. 
— Ну... это... касательно нашей новой цели,- неуверенно начала девушка. 
— Да? — подбодрил её Шепард. 
— Этот договор с «Цербером», вы думаете, что это правильно? То есть, я хотела сказать: можно ли доверять им после всего?... 
Она вконец переволновалась и замолчала. Трейнор уже привыкла к службе на боевом корабле. Она привыкла и к его пёстрой команде, привыкла к бортовому ИИ. Но в разговоре с капитаном иногда робела, боясь сболтнуть какую-нибудь глупость. Капитан поспешил её успокоить. 
— Это верно, «Церберу» доверять не следует. Поэтому мы должны быть предельно осторожны, когда прибудем на место. Кстати, никакого договора с корпорацией у меня нет. Мы просто договорились встретиться и переговорить. О чём конкретно будут переговоры — неизвестно, для этого мы и направляемся в Память. 
— А если это засада, капитан? Вдруг после прыжка нас расстреляют из тяжёлых орудий? 
— Если честно, то я тоже этого опасаюсь. Но думаю, что до стрельбы всё-таки не дойдёт. И потом, не забывай, что у нас есть Джокер и Гаррус. Первый — превосходный пилот, второй — мастер калибровки на все руки, — капитан невольно усмехнулся про себя, когда представил, чем именно занят сейчас турианец. Наверняка своим любимым делом. 
— Я... понимаю, капитан, просто после всего, что учинил «Цербер» — нахмурилась девушка, — я даже не знаю, что они такое вообще. 
— Эта встреча, скорее всего, не принесёт ничего нового, но мы должны убедиться в этом на все сто процентов. 
— Я поняла вас, капитан, извините за то, что отняла у вас столько времени. 
— Всё в порядке, Трейнор. 

Она улыбнулась и продолжила возню у терминалов. Кивнув в ответ, Ритус воспользовался лифтом и спустился на палубу ниже. И как всегда, он невольно остановился перед мрачным обелиском, на котором были имена тех, кого уже не было рядом. И вновь Шепард перечитывал имена погибших вместе с первой Нормандией. И снова он задерживал взгляд на тех, с кем был особенно близок. Эшли Уильямс, отдавшая свою жизнь там, на Вермайре, более трёх лет назад. Мордин Солус, который погиб, сражаясь за будущее кроганов. Тейн Криос, спасший жизнь советнику Валерну и скончавшийся от смертельной раны, нанесённой Ленгом. Легион, пожертвовавший собой ради остальных гетов и веривший в мир между ними и Создателями. 
«Все они были разными», — размышлял Ритус. — «Все они выходцы из разных рас, их убеждения и мировоззрения отличались друг от друга. Но все были едины в одном: в желании победить. И нельзя допустить, чтобы их жертва оказалась напрасной». 
Постояв ещё немного, капитан тихо произнёс: 
— Мы постараемся, мы не подведём. 
В столовой Шепард обнаружил Джеймса, Гарруса и Явика. Турианец решил в кои-то веки оторваться от своих драгоценных орудий и поболтать. Джеймс химичил у плиты. Ритус как-то застал эту весёлую компанию, увлечённо обсуждающую свои подвиги. Присутствие капитана в тот раз вовсе не смутило спорщиков. Эта забава пришлась по душе обоим воякам и именно ей они предавались в данный момент. Шепард подошёл в тот момент, когда Вега заканчивал фразу: 
— ...щербатый. Несколько десятков человек десанта — ерунда. Я справляюсь с этим играючи. Если ты «воевал» с ними, то твои дела совсем плохи! 
— Ох уж эта молодёжь. Новобранцы зелёные, а туда же. Вместо того, чтобы выслушать опытного ветерана, они вечно лезут с ворохом глупых идей в голове и при этом воображают себя гениями военного дела, — Гаррус говорил медленно и не торопясь, словно пытаясь втолковать ребёнку, что перебивать старших — невежливо, а ребёнок не слушает. 
Джеймс расхохотался так, что выронил вилку, которой успешно орудовал до этого. 
— Ха-ха-ха-ха, это ты-то опытный ветеран? Да ты хоть в зеркало на себя посмотри! Сразу понятно: ты заметил бешеного крогана только тогда, когда он схватил тебя за шиворот. 
— Ты прав, Медноголовый, в зеркало я не смотрюсь. Видишь ли, у меня нет свободного времени, я занят спасением галактики. Вот у тебя свободного времени полно. О вторжении Жнецов ты, похоже, не слышал. Поэтому, имея бездну свободного времени, ты часами созерцаешь свою физиономию в зеркале. Кстати, шрамы это здорово. Это доказывает героическую натуру их обладателя. А о тебе, Медноголовый, такого не скажешь. 
— Твоя правда. А всё потому, что мне приходиться выслушивать твои байки, и нет времени заняться более интересным делом. Ну ладно, что ты там начал травить про эти десантников? 
— Так вот. Когда я разбросал в стороны этих лихих ребят, сверху откуда ни возьмись обрушился «Атлас». Он начал палить во все стороны, а что самое страшное, накрыл плотным огнём капитана. Бедняга вынужден был залечь. Тут я должен отдать должное храбрости командира: пролежать в укрытии, когда рядом бушует гора металла, которая вдобавок постреливает, это настоящий подвиг. Спустя немного времени капитан начал кричать, чтобы его спасли. «Гаррус! Убери от меня эту штуку!» — кричал он. Разве мог я бросить командира в беде? Отважно бросившись на машину, я выломал смотровое окно и, вытащив оттуда трусливо спрятавшегося солдата, сбросил его вниз. С какой высоты, точно не помню. 
— Хе-хе, он, наверное, здорово полетал, — вставил Джеймс. — А что сказал капитан? 
— А я как раз к этому и веду. Выйдя из укрытия, он похлопал меня по плечу и заявил, что рад был спасти мне жизнь. 
— Так прямо и сказал, — прищурился Вега. Его улыбка при этих словах всё ширилась. 
— Да, именно это он и сказал, — невозмутимо ответил турианец. — Когда я поинтересовался подробностями, капитан втолковал мне про свой опасный манёвр, благодаря которому я остался жив. Спрятавшись, он отвлёк врага от меня и сосредоточил его внимание на себе, давая мне возможность спастись и нанести удар с тыла, которого враг не ожидал. «Видишь дружище», — сказал он мне после боя, — «мой блестящий план сработал в точности. Ты жив, враг повержен и мы можем двигаться дальше. Всегда держись подле меня и выполняй мои приказы в точности, даже если они и покажутся тебе... странноватыми. И тогда — не пропадёшь». 

Джеймс вновь захохотал, а Гаррус, посмотрев на Шепарда, который наблюдал за происходящим, прислонившись к стене, невозмутимо пояснил: 
— Делюсь с Джеймсом своими воспоминаниями о заварушке на Сур’Кеше. Нужно делиться боевым опытом с новичками. 
— Понимаю, — согласился капитан. — В твоём изложении она выглядит гораздо интересней. — Внимательно посмотрев на турианца, Ритус добавил: — Спасибо за Цитадель. 
— Стараюсь, капитан. Надеюсь, что Медноголовый извлечёт из всего этого урок. 
— Ты прекрасный наставник, Щербатый, но теперь моя очередь. 
— Смотри только не завирайся, Вега. 
— Всё как на духу. 
Отойдя в сторону, Шепард приблизился к протеанину. Явик не принимал участия в разговоре, но внимательно его слушал. 
— Что скажешь, Явик,- глядя на болтающих товарищей, поинтересовался капитан. — Какие впечатления? 
— Это... интересно, — после секундного размышления ответил протеанин. 
— Тебе понравилось? 
— Забавно. Наши солдаты говорили в присутствии офицера только с его разрешения. Шутить в адрес вышестоящего офицера было запрещено. Нарушитель подвергался суровому наказанию. 
— А это не перебор? 
— Возможно. Но именно благодаря этому Империя достигла тех высот и того могущества, каких не было ни у кого другого. Дисциплина в армии прежде всего. 
— «Идея разделения власти с другими расами ошибочна». Ты по-прежнему уверен в этом? 
— Победа над Жнецами докажет что ваша доктрина — совершеннее. 
— А в случае поражения? 
— В этом случае, ваши идеи не лучше наших. 
— Ясно. 
— Каждому Циклу присущи свои особенности. Я уже говорил вам как-то, что все мы — продукты своей эпохи. Моя эпоха — Империя. Ваша — Совет Цитадели. Есть только то, что подходит в определённый момент, под определённые обстоятельства. Нет «злых» и «добрых» правительств. 
— Но в таком случае, возникает вопрос, Явик: в какое время что подходит? Как это определить и кто это должен сделать? 
— Раньше я знал точный ответ. Но теперь не уверен. 
— В этом всё и дело. 
— Капитан, вас не раздражают шутки от ваших подчинённых? 
— Нет. У нас и так маловато поводов для веселья и если появляется возможность посмеяться, я только «за». 
— Понимаю. Таким образом вы пытаетесь воодушевить свой отряд, это приемлемо. Я побуду здесь некоторое время, посмотрю, чем всё закончится. 
— Удачи, Явик. 
— Спасибо, командир. 

Шепард постоял немного и направился к лифту. Ему хотелось провести немого времени в одиночестве, а для этого прекрасно подходил его «чердак». 
— Скоро будем на месте, капитан. 
— Спасибо, СУЗИ. Я сейчас подойду. 
— Принято. 
Ритус забежал в душ и окатился холодной водой, чтобы прогнать состояние лёгкой дремоты. Подмигнув своему отражению в зеркале, капитан облачился в офицерский мундир ВКС и направился в кабину пилота. 
— Мы почти на месте, Шепард, — доложил Джокер. — Пока ничего необычного не обнаружили. 
— Будь готов к тому, что это необычное может возникнуть из «ниоткуда». 
— Конечно, капитан, я ведь знаю, с кем служу. 
— И это? 
— Я хочу сказать что скорее всего сюда заявится огромный Властелино-Предвестник и, радостно растопырив свои щупальца, вежливо предложит чашечку кофе. 
— Это маловероятно, мистер Моро. Жнецы не употребляют кофе. 
— СУЗИ! 
— Вероятность присутствия врагов в конечной точке полёта довольно высока, Джефф, поэтому советую тебе приготовиться. 
— СУЗИ! — не унимался Джокер. — Ты опять испортила мне шутку! 
— Это было забавно. 
— Забавно? А что, если у меня упадёт боевой настрой от твоих насмешек? Или я так испугаюсь, что не смогу управлять кораблём! 
— Я тебя заменю. 
— Бедный Джокер, — посочувствовал Ритус. 
— Конечно бедный, — подтвердил пилот. — Ты очень жестокая, СУЗИ! Лишать несчастного человека его последней радости! Это очень нехорошо! 
— Я тебя не лишаю. Ты полетишь вторым пилотом и будешь выполнять мои распоряжения. 
— Это будет забавное зрелище, — вставил Шепард. — Джефф Моро в кресле второго пилота, вдобавок выполняющий приказы по пилотированию корабля. Это надо будет обязательно снять и передать Диане. Репортаж будет ещё тот. 
— Полностью поддерживаю, — согласилась СУЗИ. 
— Эх, капитан, — покачав головой и опустив её, расстроился Джокер, — а я ведь ещё три года назад просил вас умерить свои садистские наклонности. 
— Стараюсь, лейтенант, но не всегда получается. 
— Мы в системе Память, капитан, — доложила СУЗИ. — Режим маскировки активирован. На сканерах ничего не обнаружено. 
Джокер сразу посерьёзнел. 
— Пока всё тихо, Шепард. 
— На всякий случай надо быть готовыми. Всему экипажу занять свои места,- передал на весь фрегат Ритус. — Мы находимся в зоне столкновения с потенциальным противником. Всем быть наготове. 
— Глиф, пожалуйста, обработай материалы, с которыми я не успела закончить. И просмотри мой терминал, вдруг поступили новые сообщения от Ферона. 
— Конечно, доктор Т’Сони, — ответил дрон. — Есть дополнительные указания? 
— Нет, это всё, — скороговоркой ответила Лиара, прилаживая к поясу «Дугу». 
Последнее время она завела привычку держать оружие как можно ближе. «Биотика это хорошо, но перестраховаться не мешает», — думала она. 
Махнув на прощание Глифу, азари поспешила по коридору. Палубы судна, ожившие после команды капитана на несколько минут, вновь замерли. 
— Система обнаружения работает на полную мощность, орудия готовы. 
— Хорошо, Джокер. Теперь будем ждать. 
— На сканерах по-прежнему ничего, капитан. 
— У нас есть время, СУЗИ, подождём. 
В это время он заметил Лиару. Пристроившись слева от Ритуса, азари уже минуту находилась в отсеке, но на неё не обратили внимания. 
— Ой, прости, я тебя не заметил. 
— Всё в порядке, я не хотела тебе мешать, — улыбнулась Лиара. 
— О, главный хранитель всех галактических секретов собственной персоной! 
— И тебе привет, Джокер. 
— Всё в порядке? 
— Да. 
— Пока всё спокойно. 
— Я знаю, Шепард, просто я хочу быть уверенной в том, что во время этой встречи я буду рядом. 
Джокер дважды присвистнул и повернулся на своём кресле, чтобы взглянуть на Лиару. Наткнувшись, однако, на непреклонный взгляд молодой азари, пилот расхотел острить и, подняв руки вверх, вернулся к своим пультам. 
— Да, но я просто... 
— Неужели тебе не понятно?! — оборвала командира Лиара. — После всего, что они творили! После всех их лабораторий, опытов, экспериментов, похищений и прочих ужасов, я хочу сама услышать, что они скажут. После всего того, что мы увидели на Горизонте, мне очень интересно узнать, что они скажут в своё оправдание. А главное — я помню Тессию, Шепард. Я хочу видеть глаза тех, кто будет врать мне и оправдывать кражу того, что было жизненно необходимо всем. Я хочу спросить про свой дом, Шепард. — Последние слова она проговорила еле слышно, но Ритус понял. Положив руку на плечо азари, он просто сказал: 
— Конечно, Лиара, мы пойдём вместе. 
— Спасибо, Шепард, — тихо поблагодарила она.- Это всё, что мне было нужно. 
Она отвернулась и стала смотреть в левый иллюминатор кабины. В отсеке повисла тишина. 
— Принимаю сигнал, — сообщила СУЗИ. 
— От кого? 
— Послание передаёт «Курск», Шепард. 
— Что!? СУЗИ, проверь свои системы, наверняка где-то сбой! 
— Мои системы в полном порядке, Джефф. 
— Но это не возможно, мы в стелс-режиме! — бунтовал пилот. 
— СУЗИ не ошибается, Джокер, — возразил Ритус. 
— Но на сканерах ничего нет! Абсолютно ничего! 
— Подобная ситуация была и с Коллекционерами, Джефф. 
— СУЗИ, давай связь. 
— Конечно, капитан. 
— Здравствуйте, капитан, — разнёсся по отсеку знакомый голос. — Говорит помощник капитана майор Коэн. Я рад, что вы доверились нам и прилетели. Встреча на станции не прошла даром. 
— Я здесь, Коэн, но то, что я доверился вам, по-моему, сказано слишком громко. О каком доверии вы можете говорить, если вы нас видите, а мы — нет? 
— Это обычная осторожность, Шепард. По-моему, ничего предосудительного в действиях Северова нет, если он проявляет обычную осторожность. А недоверие к нам вполне понятно. Тем не менее, оператор Северов по-прежнему желает поговорить с вами, капитан. Он, однако, оставляет за вами окончательное слово. Если вы не настроены на разговор, то последний не состоится. Северов убеждён, что только обоюдное согласие приведёт к продуктивности переговоров. 
— Болтун хренов, — тихо буркнул Джокер. 
— Ваше решение капитан? — спросил Коэн. 

На какую-то долю секунды Ритус хотел послать к чертям и этого оратора-Коэна, и Северова, и этот невидимый корабль. Но это длилось недолго, после чего офицер коротко ответил: 
— Я буду говорить с оператором. 
— Прекрасно, капитан. Мы подойдём с левого борта и пришвартуемся к вашему кораблю. Последний вопрос, Шепард: где вы желаете провести беседу? На «Нормандии» или на «Курске»? Если первый вариант, то сколько человек может взять с собой командир? Во втором случае вы можете брать с собой такое количество людей, какое сочтёте необходимым. 
Шепард переглянулся с Лиарой. Ему казалось, что они думают об одном и том же. Такая покладистость не в духе «Цербера». Ритус был уверен, что Северов, захочет говорить у себя, и притом без свидетелей. 
— Мы встретимся на борту "Курска«,- через минуту ответил капитан. — Со мной будут ещё двое. 
— Хорошо, капитан, конец связи. 
— Тормози, Джокер. 
— Слушаюсь, — без особого энтузиазма ответил пилот. 
— По левому борту корабль. Класс судна: фрегат. Просит разрешения на стыковку,- сообщила СУЗИ. — Попыток взлома бортовых систем «Нормандии» не обнаружено. 
— Разрешаю стыковку,- кивнул Ритус. 
— Выполняю. Стыковка произведена. 
— Угу. 
— Может мне стоит пойти с вами, капитан? 
— Нет, ты нужна здесь. Настрой мой инструметрон на прямую связь с кабиной. Если что-нибудь пойдёт не так, я сразу сообщу. После этого ты должна будешь немедленно уводить корабль и как можно быстрее направляться к ретранслятору. Поняла? 
— Понятно, Шепард. 
— Хорошо. Главное, не обращай внимания на возражения команды, если они будут. После того как уберётесь подальше, сообщишь адмиралу Хакету все подробности. 
— Всё понятно капитан. 
— Ну, можно мне, наконец, сказать? 
— Да, Джокер. 
— Капитан, вы это что, — серьёзно? 
— Абсолютно. 
— Это глупо! — взбунтовался Джокер. Эта штука, свалилась не откуда, обнаружила замаскированный корабль, вежливо поболтала, в два счёта настигла нас и просит Шепарда на борт! Капитан, они явно используют технологии Жнецов, иначе, мы засекли бы их, а не наоборот! А зачем облегчать им жизнь, и самому лезть в ловушку? Пусть этот «непонятно — кто», сам сюда приходит, если ему это так надо. Почему ты берёшь только двоих, когда нужно брать всех!? И зачем... 
Ритус не дал договорить расходившемуся пилоту, и, опустив руку ему на плечо, усадил обратно в кресло из которого, Джокер в негодовании выскочил. 
— Я понял тебя. Сейчас у меня нет времени на ответы, поэтому скажу кратко. Будет безопаснее, для всей команды, если они останутся на борту корабля. У меня у самого есть куча вопросов в отношении всего происходящего, но это не главное. Я хочу выяснить: зачем всё это? Если есть хотя бы мизерный шанс, что у нас появятся новые союзники против Жнецов, то мы обязаны отнестись к этому как можно серьёзнее и не упустить его. 
— Браво капитан, именно то, что надо. 

Шепард удивлённо обернулся, услышав спокойную речь Гарруса. Он удивился ещё больше, когда увидел что за турианцем, стоит вся команда, явно слушавшая капитана, последние несколько минут. 
— А ты, опять меня перехитрил, Гаррус. 
— Кто-то должен, Шепард. 
— Я не совсем уверенна в твоей идее, — вставила Тали. — Не думаю что «Церберу», можно верить. 
— Ладно, сейчас не время для споров, тем более что он, всё равно, сделает по-своему. -Кайден в упор смотрел на капитана. 
— Кто пойдёт вторым, капитан? — поинтересовался Джеймс. 
Шепард посмотрел на Гарруса. 
— Всё понял капитан, — немедленно отозвался турианец. — Забегу только в бар и выпью чего-нибудь прохладительного. 
— Ладно, только не переусердствуй. 
— Всё в меру, командир. 
Гаррус поспешно удалился. Повернувшись к остальным, Ритус добавил: 
— Всем быть готовыми на случай осложнения обстоятельств. Кайден, ты принимаешь командование кораблём и его экипажем на себя. 
— Капитан... 
— Если дело не выгорит, — не дав слова другу, продолжал Шепард, — ты отправишься на «Кронос» и всё закончишь. Вам ясен приказ, майор? 
— Приказ понятен, — поджав губы, ответил офицер. 
— Отлично. Это дело серьёзное, — вновь обращаясь ко всем, продолжил капитан. — Для высокопарных слов нет времени. Для необдуманных поступков, которые могут повредить всему делу, времени нет тоже. Ещё раз хочу сказать вам, что мы обязаны выйти против Жнецов имея на руках все козыри. Это нужно всем нам. Поэтому необходимо всё тщательно проверить. Именно это я и хочу сделать. Судя по тому, что мне известно, до драки дело дойти не должно. Однако всё возможно. Поэтому вы и остаётесь здесь. 
— Делайте то, что считаете необходимым, капитан, — подал голос Явик, который молчал всё это время. 
— Удачи, Локо, — пожелал Вега. 
— Кила’Селай, — тихо произнесла Тали, и легонько прикоснулась к руке Ритуса. — «Нормандия» без Шепарда — это не «Нормандия». 
— Будь осторожнее, Шепард, — закончил Кайден. 
— Постараюсь, — кивнул капитан. 
В это время вернулся Гаррус и показал, что готов к выходу. Команда удалилась, а Шепард с Лиарой присоединились к Гаррусу. Турианец уже стоял возле шлюза. 
— Эй, капитан! 
Шепард оглянулся на голос. 
— Удачи вам, командир. И извините за глупости, которые я вам наговорил. 
— Всё нормально, Джокер, — успокоил подошедшего пилота, Ритус. — Присматривай тут за порядком, договорились? 
— А как же. К вашему возвращению всё будет в наилучшем виде. 
— Тогда до встречи, лейтенант. 
— Так точно, капитан. 
Проводив взглядом Джокера, Шепард тихо спросил: 
— Ну что? Готовы? 
— Я готова, капитан. 
— Порядок, Шепард. 
— Тогда пошли. 
Створки дверей с тихим шипением закрылись, скрывая зашедших в шлюзовой отсек. 

Глава четвёртая: Встреча 

Наружная дверь шлюзовой камеры открылась, и они очутились в космосе. Такое ощущение возникло из-за того, что кильблок пришвартовавшегося судна был прозрачным и создавал ощущение открытого космоса. Посмотрев вверх, Ритус увидел и само судно. Точнее, его контуры поскольку корпус корабля имел чёрный цвет и гармонировал с чернотой космоса как влитой. 
— Никакой маскировки не надо, и так невидно ни зги. 
— Угу, — буркнул турианец. — Сканеры не секут и через иллюминатор эту штуковину не разглядишь. Забавная птичка. 
— Он, по-моему, больше «Нормандии», хотя точнее сложно сказать, — в свою очередь, пытаясь разглядеть «Курск», проговорила Лиара. 
— Ели больше, то не многим. Иначе это уже не фрегат. 
— Всё возможно, капитан. А с кильблоком они круто сделали, правда, лишний раз лучше тут не гулять. 
— Согласна, Гаррус, я думаю, что нам пора идти. У меня нет особого желания торчать здесь дольше, чем нужно. 
— Верно, корабль рассмотрим как-нибудь в другой раз. Пошли. 
Компания пересекла тёмное пространство кильблока и подошла к шлюзовым створкам «Курска», которые гостеприимно распахнулись перед гостями. 
— Ну, вот мы и на месте, — заявил капитан, наблюдая за закрывающимся шлюзом и началом дезинфекции посетителей. 
— Посмотрим, что хочет сказать этот церберовец. В любом случае интересно будет послушать. 
— Сложно сказать, Гаррус, — нахмурилась Лиара. — Всё идёт пока слишком гладко, это не в духе «Цербера». И потом, меня настораживает этот корабль. Он какой-то неправильный. 
— Нормальный кораблик, под стать нашему таинственному другу. 
— Не думаю, что сейчас уместны шутки, Вакариан. 
— И всё-таки не вижу ничего «неправильного», Лиара. Не совсем привычное внешнее оформление ещё ничего не доказывает. 
В это момент сверху донёсся приятный женский голос: 
— Процедура дезинфекции завершена. Добро пожаловать на борт. 

Противоположная дверь открылась, пропуская всех на корабль. Коридор палубы был освещён мягким светом и в ширину был рассчитан не больше, чем на трёх человек. Слева он оканчивался глухой переборкой, а справа упирался в двери, которые открылись, выпуская кого-то из соседнего отсека. 
— А вот и хозяева, капитан, — заметил Гаррус, вглядываясь в приближающуюся фигуру. 
Человек приблизился и Шепард убедился, что перед ними девушка лет двадцати пяти. 
— Добро пожаловать, капитан, — проговорил тот же приятный женский голос, который приветствовал их недавно. — Пройдёмте в каюту капитана, Шепард. Оператор скоро подойдёт. 
Каюта оказалась на удивление просторной. Ритус мог только подивиться тому, что в распоряжение командира военного судна отвели практически целую палубу. Апартаменты Северова состояли из двух ярусов. На нижнем ярусе, располагался зал совещаний, который, однако, был лишён даже намёка на какие-либо терминалы. Вдоль стен стояло несколько кресел и небольших столов, вроде тех, что находились в каюте Шепарда. По стенам висели настоящие картины и в воздухе висел лёгкий запах дерева и лака. Справа и слева от двери, в которую они вошли, тянулись лестницы, которые полукругом охватывали нижнюю часть каюты и вели на второй этаж. На втором ярусе находилась смотровая палуба, спальня капитана и выход к лифту. На стенах верхнего яруса также висели картины, только размерами поменьше. В простенках между картинами стояли узкие — в несколько полок шкафчики, в которых стояли книги. 
— Ого, «Цербер» всерьёз беспокоится о комфорте своих офицеров, — прокомментировал Гаррус, обстановку каюты. — У тебя, Шепард, здорово, конечно, но это — просто дворец. 
— Не переживай, Гаррус. Капитан тоже занимает целую палубу и безраздельно. 
— Это точно, Лиара. А нам, работягам, приходится ютиться в номерах попроще. 
— Мне казалось, ты доволен своим жильём. Если нет, подберём что-нибудь другое. 
— Спасибо, капитан, — усмехнулся турианец. — Местечко возле бара, вполне подойдёт. 
— Располагайтесь, капитан, — вновь подала голос девушка, указывая рукой на кресла у дальней стены. — Если вам что-то нужно, пожалуйста, говорите. 
— А вы кто? 
— Я секретарь оператора Северова, — улыбнулась девушка. — Меня зовут Елена. 
— Очень приятно. Как я понял, судно отличается от обычных стандартов. 
— Верно. «Курск» сконструирован по отдельному проекту. 
— «Отдельный проект»? Это как? 
— Если командир захочет, он посвятит вас в детали, капитан. 
— Иначе говоря: «Не суй нос не в своё дело», — вставил Гаррус. 
— Прошу прощения, — поспешила извиниться девушка, — я не хотела вас обидеть капитан. Я лишь, хотела сказать, что Северов не всем сообщает подробности касательно своего корабля. 
— Всё нормально, — успокоил её Шепард. — А о чём Северов хотел поговорить? 
— По-моему, он собирается обсудить с вами возможность совместного сотрудничества. Подробностей я не знаю. 
— Именно это я и предполагал, — едва слышно сказал Гаррус. 
— Это очевидно, — добавила Лиара. 
— Нет, — возразила Елена. — Северов всегда старается работать в одиночку и не привлекая внимания. 
— Нечто подобное я уже слышал, — нахмурился Ритус. 
— Я ещё могу чем-нибудь помочь вам командор? 
— Нет, спасибо. 
— Тогда я пойду. Северов скоро будет. 

Она кивнула и, ещё раз улыбнувшись, удалилась. Проводив её взглядом, Шепард покачал головой. «Сплошные намёки, улыбочки и тому подобное, а конкретики, ни какой» — думал он. Офицер боялся в глубине души, что всё это может оказаться пустой тратой времени. Если его решили поводить за нос, то они вполне преуспели. 
— Забавные картины, Шепард, — оторвал его от раздумий Гаррус. 
Турианец расхаживал от картины к картине рассматривая их содержание. Лиара тоже присоединилась к нему, однако живопись она рассматривала не столь пристально. Мысли азари, по-видимому, были далеко. Шепард подошёл к одному из полотен, которое изображало дрейфующий корвет. 
— Я ни за что не захотел бы прокатится на такой штуке. Думаю, любой турианец, со мной согласится. 
— А на земле кораблями пользуются и сейчас, — ответила Лиара. 
— Это картины Айвазовского, Гаррус. Он в основном писал на морскую тему. Здесь подобраны лучшие его работы, — прохаживаясь вдоль полотен и разглядывая творения художника, пояснил капитан. 
— Похоже, пассажирам приходится не очень весело, — турианец указал на картину с изображением крушения судна и тонущих людей. 
— Такое случалось на море очень часто. 
— А ты прекрасно знаешь, как плавают турианцы. Я тебе рассказывал. 
— Конечно, помню, — вспоминая путешествие на вершину Президиума, засмеялся Ритус. 
— Ты уже видел эти картины раньше? — поинтересовалась Лиара. 
— Довелось. Несколько лет назад попал на большую выставку. Времени было мало и с билетами туго. Но все-таки смог пробиться... — Лиара хотела спросить о чём-то еще, но в это время наверху послышались шаги, и все повернулись к лестнице. 

Спустившийся человек был примерно одного роста с Шепардом и одних с ним лет. На чёрной с иголочки форме, наглухо застёгнутой до самого горла, не было никаких знаков отличия. Гладкие, совершенно седые волосы, аккуратно зачёсанные назад и открывавшие высокий лоб, были перехвачены у шеи резинкой и спускались до лопаток. Главное, что отметил для себя Ритус, были глаза. Две холодные, голубые льдинки, ничего не выражая, посмотрели в лицо капитану. Офицер усилием воли смог выдержать этот взгляд. 
— Вам понравились картины, капитан? — тихим голосом поинтересовался вошедший. 
— У вас хороший вкус, Северов, — кивнул капитан. 
— Книги или картины, или что-нибудь в этом духе трудно достать. Сейчас отдаётся предпочтение технике, а не живым вещам. Жаль. Однако прошу прощения, я отвлёкся. Капитан Шепард, доктор Лиара Т’Сони, Гаррус Вакариан, приветствую вас на борту «Курска». 
Лиара вышла немного вперёд и, посмотрев на Северова, ответила: 
— Виктор Северов, родился на Земле в 2148 году. Окончил Академию Поэзии и Литературы в Париже, Университет имени Маркова в Минске и Военную Академию имени Леонова в Петербурге. Получил звание майора в Военно-Космических Силах Альянса. Патрулировал торговые пути в Траверсе, а также Скиллианский Предел. Охотился и уничтожал работорговцев, пиратов и контрабандистов. В 2170 году привлёк внимание Призрака и перешёл в «Цербер». В самой организации, проявив свои лучшие стороны, стал оператором группы под названием «Мангуст». Ячейка занимается шпионажем, внедрением, устранением нежелательных лиц, получением секретных и труднодоступных данных и подобными делами, не привлекая внимания и не оставляя следов. Северов не допускает кровопролития без надобности, избегает случайных жертв, требует от подчинённых максимальной собранности и чёткого выполнения задания. Вежлив, но друзей не имеет. Недоверчив и замкнут. 
— Хорошая работа, доктор, — кивнул Лиаре Северов. — Кое-где мозаика неполная. Иногда кусочки вставлены неправильно. Но в этом и состоит работа археолога. Я имею в виду попытки восстановления материалов в их изначальном виде. У вас все шансы на успех, доктор. 
Повернувшись к Шепарду, Виктор добавил: 
— «В случае обнаружения подлежит немедленному уничтожению». Я процитировал вам приказ для разведки Альянса, капитан. Ну а теперь, когда все ритуальные расшаркивания окончены, давайте поговорим? 
— Попробуем, — согласился Ритус.

Отредактировано. Докторъ_Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.05.2013 | 1880 | 4 | Лиара, Эндшпиль, проти, Гаррус, м!Шепард | Проти
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2

Oculus, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт