Тени прошлого. Глава 7. Maktub


Персонажи и пейринги: фем!Шепард, Тейн, Гаррус, Кайден, Джек, Джокер, новые персонажи, фем!Шепард/Кайден, фем!Шепард/Тейн 
Жанр: AU, Action, Angst, Detective, Darkfic, Deathfic 
Аннотация: Если пустить прошлое в настоящее, оно уничтожит твое будущее. 
Предупреждения: Ненормативная лексика, ООС


2082 год. Лаборатория «Немесида».
—  Проверьте 3, 4 и 12 блоки. Выясните, почему в резерве системы такие упущения. Заодно проверьте реестр. Отчет передайте мне. Брук ни черта не смыслит в этом.
 Женщина подошла к системной панели, проверяя показания данных. IT-оператор склонился над большим блоком и свистнул в темное помещение.
—  Кевин, как думаешь, сколько ей лет? Как я не пытался прикинуть, ничего не получилось.
—  Какая к черту разница, — пробубнил айтишник из блочного помещения. — Ты что, кадрить ее собрался?
—  Все возможно, — ответил Паркер, оглядываясь вокруг. — У нее с мужем наверняка секс только по праздникам.
 Молодой парень усмехнулся. Кевин высунул голову, с отвращением поглядывая на своего коллегу. И как его еще не вышибли за постоянные интрижки со слабым полом в лаборатории? Чертов засранец, метит исключительно на лаборанток и докторов, а те, в свою очередь, с удовольствием принимают его краткосрочные ухаживания.
—  Они мусульмане, Олдман. За измену муж вправе убить свою жену. Дай мне «тюльпан».
—  Теперь я не удивляюсь, почему «Лилит» направили именно на них, — Паркер протянул раздвоенный провод Кевину. — Они же дикари.
—  Ты слишком много болтаешь! — Джефферсон выхватил провод и скрылся в блоке. — И своим «достоинством» тоже! Рано или поздно ты вылетишь отсюда. Сам знаешь, как.
—  Да брось. Дальше меня вся информация никуда не идет. А мне жутко любопытно, чем они занимаются в лаборатории.
—  И поэтому ты решил охмурить жену главы проекта?
—  Так сколько ей? Кевин, я знаю, что ты знаешь. Ты местный старожил, скажи.
—  Не меньше 40.
 Паркер сунул голову в блочный отдел.
—  Ты шутишь!
—  С чего бы? Ты что думаешь, звание майор она носит как кличку? А познания в IT-системах и генной инженерии? Тут одним десятком лет не обойдешься. Даже двух будет мало. Разработать такую систему безопасности для лаборатории — нужны большие знания, на которые не один год уйдет. 
—  Но она выглядит, как 25-летняя!
— Паркер! Ты где, мать твою, работаешь?! Как будто не знаешь о современных достижениях в медицине. Сейчас и 60-летняя будет выглядеть на все 40 при наличии тугого кошелька и желания быть моложе. 
—  Парни! 
 Паркер резко выпрямился, ударившись головой о проем блока и развернулся. Янтарные глаза сурово смотрели на него.
—  За работу, — снисходительным тоном сказала обсуждаемая ими женщина.
 Паркер выдавил некое подобие улыбки на лице, приложив руку к козырьку рабочей кепки. Феникс посмотрела на часы. Основная работа начиналась через десять минут. Она вышла из серверной, направляясь к лифтам в лабораторию. Еще несколько часов потеряно из-за этого кретина Брука, не способного обнаружить утечку и восстановить всю систему. О чем только думал глава корпорации, назначая его на ее место? Подумаешь, лучший IT-специалист на весь штат. И что дальше? Не может справиться с такой ерундовой аварией. Стоило ли вызывать ее, главного разработчика штамма, на такую пустяковую проблему. Впрочем, ее уже не считали вирусологом, как и генным инженером. Исламский конфликт и последствия после него отразились по-своему на ее жизни. Теперь она просто палач — человек, не имеющий никакого веса в «Немесиде». Человек, убивающий непригодные к жизни и изучению бракованные материалы. Человек… Была ли она существом разумным, после стольких жертв? После такого количества крови на своих руках. Фоакс приложила магнитную карточку к замку и, набрав код, вошла в «усыпальницу». На столе, привязанная по рукам и ногам, лежала химера. Фоакс не нужны были данные тест-группы, чтобы узнать, что не так в этом существе. Все признаки на лицо: аномальная форма черепа, характеризующаяся высоким выбухающим лбом, плоским затылком, выпячиванием височных костей, при соединении которых с теменными определяются глубокие вдавления — так называемый трилистник; полидактилия, эктодактилия, отсутствие радужной оболочки, недоразвитие правого глазного яблока, аплазия вкупе с мультифакториальной и рецессивной болезнью. Феникс вздохнула и открыла тест-группу образца № 1634Е. Бесчеловечные ироды! Все патогенезы были обнаружены еще на внутриутробной стадии развития. Какого дьявола нужно дальше мучить мать и ребенка, которому и так не суждено жить? Как будто они не знают, какое влияние эмбрион химеры оказывает на организм женщины, вынашивающей, все равно что, чужеродный плод. Фоакс откинула планшет с данными. Типичные ошибки новоявленных докторов. И непоколебимый принцип лаборатории — не зацикливаться на промахах, когда есть несколько других, лучших образцов. Поговорка «на ошибках учатся» тут была совсем не поучительной. Уже двадцатый образец с подобными пороками развития. 
 Майор посмотрела на красную печать «Подлежит уничтожению» и повернулась к маленькому тельцу на столе. На вид девочке можно дать 6–7 лет, но Феникс знала, что с момента ее рождения прошло всего полгода. Гормоны роста негативно сказывались на клонах, но это никого не беспокоило. Клоны не люди, у них нет души, нет ни матери, ни отца, они — ничто. Пришли ниоткуда, в никуда и уйдут. 
 Женщина подошла к столу и осторожно провела ладонью по лицу химеры. Та дернула головой в сторону Фоакс и сразу поморщилась от боли. На тонкой бледной коже шеи виднелись красные потертости от «сети» — ошейника, сдерживающего химер от применения ментального воздействия на других. Фоакс украдкой оглядела присутствующих лаборантов и, убедившись, что они не наблюдают за ней, вытащила инъектор и быстро проколола кожу на руке химеры. Когда инъектор наполнился кровью, она погладила место укола, прошептав тихое «прости». 
—  Все готово, — сообщил лаборант.
 Майор кивнула. Она прикрепила датчики к голове и груди химеры, пока лаборант ставил катетер на маленькую деформированную ручку. Фоакс дала отмашку парню. Он вышел в соседнее помещение, подготавливая следующую химеру. Феникс поставила капельницу со смертельным коктейлем, приглушила свет и села рядом со столом, обхватив рукой клешнеобразную кисть химеры. Девочка остановила взор своего глаза на женщине. Майор знала, чего она хотела больше всего — узнать мысли своего палача. Но поскольку «сеть» пресекала импульсы головного мозга, Фоакс сама нашептывала свои мысли, выражая сочувствие и прося прощения. Она знала, что лаборанты, некогда боготворившие ее, презренно относились к отбракованным химерам и также презренно смотрели в сторону главного вирусолога и инженера. Они не понимали, зачем вести какие-то успокаивающие беседы с несовершенством. Еще больше они поражались внезапному снисхождению и жалости по отношению к клонам, учитывая, что Феникс создала губительный вирус против своего народа, и она же проводила исследования его влияния на человека. И тут на тебе — резкая перемена поведения, едва на ее руках оказалась первая рожденная химера, это убожество. Что они могли понять, дети тиранов, кто воспитывался под строгим контролем и напутствиями «ты главный — больше нет никого». И каждый из них стремился занять верхушку в лаборатории, неважно, сколько и чьих голов при этом полетит. Что они знают о страданиях и жертвах, которые были принесены ради их псевдонаучных опытов и диссертаций? Ничего. Не волнует. Их не касается. 
 Феникс посмотрела на монитор жизненных показателей. Пульс химеры участился, давление резко упало, мозговая активность снижалась. Хватка маленькой ручки слабела, дыхание едва было слышно. Фоакс склонила голову, надавив на внутренние уголки глаз. Скольких еще она должна усыпить? Руководство словно решило поиздеваться над ней, заставив ощутить всю тяжесть ответственности за вирус, который она не хотела создавать. Изменить гены — да, но свои, не чужие. И за ее эгоизм теперь расплачиваются тысячи, десятки тысяч людей. Лучше бы ее сразу приговорили к смерти, расщепили бы кислотой, как поступали с некоторыми предателями корпорации. Нет. Задеть тонкие струны души куда мучительней, чем подвергнуть секундной боли. 
 Монитор пищал уже с минуту, прежде чем Феникс повернулась к нему. 0–0-0–0-0. Вот и все показатели загубленной жизни. Женщина отключила монитор, вынула катетер и накрыла тельце белой простыней. Остальное сделают без нее. Хоть на этом спасибо. Она прошла в соседнюю комнату. Еще одно убийство. Еще одно из последующих семи.

 Она долго смотрела на показания тест-группы, пытаясь понять, где допустила ошибку. Клетка никак не хотела объединяться с генетическим материалом другой клетки. Симбиоз снова не найден. Обусловлено ли это тем, что вирус Берсерка и вирус химеры имел разную ДНК или клетки химеры были слишком загублены, чтобы принять в себя большое количество новой информации, Фоакс не могла понять. Голова работала крайне плохо. Хоть и говорят, что химеры, вследствие изменения хромосом на наличие эмоций, холодны, как лед — последняя умерщвленная химера была перенасыщена эмоциями. Разумеется, негативными. Феникс в который раз пожалела о том, что не использовала защиту от чужих чувств. Последний раз Очищение было очень давно. Позволить Саиду вновь его провести, ставило под угрозу ее собственные ощущения и эмоции. Он хотел того, чего не желала Феникс.
 Майор отхлебнула крепко заваренного чая, вливая в загубленные образцы кислоту. Каждый раз, заходя в «усыпальницу», она боялась увидеть настоящую Еву. Феникс никогда бы не осмелилась убить ее. Слишком много она для нее значила, на многое открыла глаза. И теперь остро стоял вопрос — нужна эта химера еще или нет. Из нее выжали все соки. Все методы и операции, до появления новых химер, были испробованы на ней. Результаты сразу же дали о себе знать. С каждым днем Ева все менее становилась похожа на человека. Но поскольку она была первой зачатой и рожденной естественным путем химерой, ее хранили. Когда потребность в ее ДНК-материалах отпадет, Еву внесут в список смертников. До этого момента Фоакс должна найти формулу взаимодействия вирусов. Проклятый несуществующий симбиоз. В дверь тихонько постучали. Фоакс разрешила войти. Молодой парень, едва сошедший с университетской скамьи, смущенно проскользнул в затемненное помещение и положил перед Фоакс результаты тест-группы. Майор вздохнула. Список смертников, назначенных на следующий день. Пролистывая документы, она остановилась на одном тесте.
—  Подожди, — сказала она, когда парень почти вышел за дверь. — Чьи это данные?
 Парень нервно сглотнул.
—  Н-нулевого объекта.
Феникс резко развернулась и быстрым шагом вышла из кабинета. Какого дьявола?!
—  Как давно они брали анализы?
—  М-месяца три назад, — парень едва поспевал за майором.
 Она резко обернулась к нему.
—  Сегодня же возьмешь новые, все до единого и результаты ко мне на стол. 
 Он закивал головой. 
—  И чтобы никто не заметил, Уилбер. Дай мне свою карточку, — Фоакс взяла протянутую «магнитку». — Код изменили?
—  Да. 48–956–7-02. 
— Дождись, пока все уйдут. Я уверена, у тебя еще куча дел. Если нет, придумай. Я хочу видеть результаты уже сегодня.

 Феникс прошла по длинному коридору, свернула за угол и тут же уперлась в железную дверь. Набрав код, она ворвалась в лабораторию.
—  Саид!
—  Одну минуту, — ответил мужчина, склонившийся над микроскопом. Он поднял голову, взглянув на монитор над ним. Клетка соединилась с яйцеклеткой. Еще одна новая химера: — Идеально, — Саид широко улыбнулся, снимая медицинские перчатки и разворачиваясь к Фоакс. — Что ты тут делаешь? Тебе запрещен доступ сюда.
—  Я просила ее не трогать?! Ты думал, поменяв номер, я не узнаю ее данные?
—  Хочешь оспорить список? Ничего у тебя не выйдет. Ева приговорена и это решение Совета. Мы слишком много времени и средств потратили на никчемное создание.
—  Ты не можешь с ней так поступить. Ты ничего не добился бы, если бы ее не было.
—  Что дальше, Фоакс? Ничего нового мы не найдем в ней. Ты сама видела, во что она превратилась. Сколько можно ее мучить? Смерть — это лучшее для нее.
—  Вы же сами довели ее до этого! Я просила ее не трогать!
—  Фоакс! Решение принято, и ты выполнишь свою работу.
 Саид вышел из лаборатории, Феникс последовала за ним.
—  Я нашла решение проблемы Евы.
 Саид остановился и повернулся к ней. Фоакс подошла к нему.
—  Я знаю, как вернуть ее в нормальное состояние. Посмотри на ее данные, Саид. На новые, не трехмесячной давности. У нее высокий уровень репарации, гораздо выше, чем у обычной химеры. Двунитевых повреждений больше нет. Знаешь, с чем это связано? Ее репликация уникальна. После того, как вы оставили ее в покое, она восстанавливает свой организм, поглощая и уничтожая чужеродные клетки. Вы пытались внедрить в ее ДНК то, что мешало синтезу. У нее идеальный организм, который можно воспроизвести, ничего не меняя. Все, что нам нужно, уже есть. С ее помощью мы избежим появления новых патологий. Ева способна к деторождению. 
 Саид сдвинул брови. 
—  Более того, я уверена, что клетка Берсерка может соединиться с ее, и Берсерк вернет ее организм к нормальному функционированию. Ты не можешь уничтожить Еву. 
—  Это ничего не меняет. Ты приняла решение не участвовать в проекте, и Совет тебя отстранил.
—  Совет или ты?
 Мужчина взял Фоакс под локоть и провел в свой кабинет.
—  Что ты от меня хочешь, Асийя?
 Феникс освободилась от его руки. Она не слышала своего настоящего имени много лет, и Саид неспроста назвал его. 
—  Я хочу помочь избежать таких бессмысленных растрат на умерщвление нежизнеспособных химер. 
 Саид вплотную подошел к ней и заглянул в ее глаза.
—  Только ли это? 
—  Ева — ключ к разгадке нашего проклятья.
—  Черт тебя побери! — Саид крепко обхватил плечи Фоакс и прижал к стене. — Я знал, что ты снова пытаешься изменить себя. И только поэтому я отстранил тебя от проекта. Когда ты поймешь, что то, что мы несем в себе — это совершенство над обычными людьми — видом, который уничтожает сам себя. Ты хочешь стать такой же? Быть движимой разрушаемыми чувствами? Я пытаюсь создать идеальный организм, не ограниченный такими примитивными потребностями; создание, которое будет совершенным во всем. Разве это не цель «Миллениума»?!
—  Ты хочешь уничтожить человечество, и первый шаг ты уже сделал.
 Саид встряхнул ее.
—  Не обвиняй меня в этом. Не моя рука создавала вирус. Их давно нужно было истребить, и это сделано. Разве тебе легко жилось после того, как ты совершила свое первое убийство? Ты вынуждена была бежать из своей страны. А скажи мне, почему? Потому что никто не принял бы твою истинную сущность. Они уничтожили бы тебя. Так кто из нас зверь? Тот, кто охотится или тот, кто пытается выжить?
—  Аллах давно покинул тебя, — скорбно сказала Фоакс, ощущая раздражение Саида. Он презрительно фыркнул.
—  Аллах! — Саид усмехнулся и отпустил ее. — Такие как мы, не ходят под Богом. Для нас нет ни Аллаха, ни какого-то еще придуманного божества. Мы подчиняемся только Зверю внутри нас. Только благодаря ему ты еще жива.
 Он развернулся и подошел к столу с кипами бумаг. «Она способна к деторождению». Как она это узнала? Завела личную собачонку, предоставляющую ей информацию? Очень умно. Она сильно привязалась к этой химере, и эта привязанность привела ее к таким открытиям. Черт побери! Саид слишком переоценивал себя и совсем не брал в расчет Фоакс. Она обошла его! «Способна к деторождению». Эти слова въелись в мозг. Ни один эмбрион не приживался в теле химер. Приходилось довольствоваться низшими слоями общества, обещая им кругленькую сумму за участие в исследованиях. Женщин тайком привозили в лабораторию, и больше никто и никогда их не видел. Кто бы мог подумать, что эта деформированная химера оказалась куда более способной, чем обычные. Что же теперь делать? Дать Феникс контроль над проектом нельзя — она пристально наблюдает за Евой с момента ее появления здесь, а значит, осуществить давно задуманный проект не удастся. Если только…
—  У тебя есть какие-то идеи относительно Евы? — спросил Саид, глянув на часы. 
—  Не трогать ее. Больше никаких манипуляций с ее генами. Только анализ и все. 
—  Хорошо. Я вычеркну ее из списка, — Саид повернулся к Фоакс, — но через неделю ты должна будешь представить отчет о проделанной работе перед Советом.
—  Неделю? Это мало.
 Араб медленно подошел к ней и обнял.
—  Ты удивительная женщина, Асийя. Твои чувства к этой химере привели тебя к открытию, над которым я работал последние несколько лет. Признаю, ты превзошла меня, — он приподнял ее лицо за подбородок и сухо поцеловал. — Но будь осторожна, ты знаешь, как эмоции губительны для тебя, — Фоакс взглянула в кроваво-красные кошачьи глаза, судорожно вздохнув. — В тебе их сейчас непочатый край.
 Его рука скользнула к ней под блузку. Феникс резко перехватила ладонь Саида.
—  У меня много работы, — выдавила она и, выскользнув из объятий, направилась к выходу.
 Саид проводил ее равнодушным взглядом и вернулся к документам. Он открыл тест-группу и еще раз просмотрел результаты анализов. «Вы пытались внедрить в ее ДНК то, что мешало синтезу»… «Идеальный организм»… «Способна к деторождению»…
 Саид вышел в подсобное помещение, набрал кодовую комбинацию на панели замка и вынул из холодильника пробирки с кровью. «Фоакс Андреа. I положительная». «Что ж, посмотрим, на что ты способна», — подумал Саид, довольно усмехаясь.

 Феникс нервно перебирала бумажки в руках, пока они не выпали, рассыпавшись по полу. Если она не соберется с мыслями, дать Совету разумное объяснение о положении Евы будет трудно. Саид предоставил ей месяц на сбор данных химеры, но Совет вызвал Фоакс почему-то гораздо раньше. И именно в тот момент, когда созревшие клетки Берсерка были готовы к трансплантации в яйцеклетки химеры.
 Андреа восстановила последовательность тест-групп и заколола растрепавшиеся волосы. Уже час она ожидала вызова на комиссию. Возможно, Саид сделал за нее большую часть работы, поясняя причину, по которой Ева не была уничтожена. Фоакс еще раз взглянула на финансовые затраты за этот неполный месяц, ушедшие на наблюдение всего лишь за одной химерой. Да, «Миллениум» не скупится оплачивать сверхурочные лаборантам, наблюдавшим Еву. Зачем это вообще нужно было, если Фоакс бесплатно готова была вести эпикриз и самостоятельно наблюдать за химерой. Что такое сон и теплая ванна, она уже давно забыла, довольствуясь быстрым душем и легкой дремотой в ординаторской. Сейчас было важно другое. Показатели Евы улучшились, но организм еще не торопился принимать прежнее обличие. Вероятно, это вообще уже невозможно. По крайней мере, Ева не умирает и она не в списке. 
 Дверь в конференц-зал открылась, и Фоакс пригласили войти. Она прошла к стойке, глянув на Саида. Он едва кивнул ей, попутно что-то набирая на ноутбуке. Феникс разложила данные перед собой. Она готова. Доклад не занял большого количества времени. По сути, Совету нужны только цифры. Какие результаты приносят исследования, волновало исключительно Главу корпорации, с которым связывались лишь руководители проектов. В данном случае — Саид. 
—  По результатам тест-групп, в случае успеха ожидается 32 процентная выбраковка готового материала, что на 47 процентов меньше, в сравнении с показателями за предыдущий год…
—  Все это очень хорошо, — прервала ее речь Ли Вандергок — глава «Немесиды», — но Совет интересует ваш сторонний проект.
—  Сторонний проект? — Феникс вопрошающе посмотрела на Саида. Он безучастно ответил ей равнодушным взглядом. — Не совсем понимаю вас, доктор.
—  Нам стало известно, что за нашей спиной, прикрываясь проектом «Ева», вы разрабатывали абсолютно новый организм, используя в своих целях недюжинные средства корпорации.
 Женщина опешила. Чего-чего она делала? Она почувствовала, как похолодели ее пальцы. Будучи в прошлом человеком военным, она легко скрыла бы свое волнение, но сейчас вся выправка резко отказала ей в своей помощи. Она сделала большой глоток воды из стоящего на стойке стакана. Саид хищно сощурил глаза. 
—  Должно быть… вы ошиблись.
—  Совет никогда не ошибается в своих предположениях, — низким голосом сказал руководитель «Тартара» — еще одной душегубки. — Мы бы хотели увидеть, куда ушли такие средства корпорации.
—  Я полагаю, проект перед вами, — Саид щелкнул клавишей, и на мониторе позади Фоакс появилась ДНК-цепочка с мутагенами в середине. Женщина расширила глаза, увидев изображение. Это же ее ДНК! — Как мы видим, у исследуемого образца 24 хромосомы и они подвержены довольно необычной мутации, которой нет ни у людей, ни у химер. По крайней мере, я их не встречал в своих объектах. 
—  Что ты делаешь, Саид? — сквозь зубы процедила Фоакс.
—  Ты пытаешься обвести Совет вокруг пальца, отказываясь от причастности к данному исследованию? Ты скрыла разработку, не согласованную с Советом, не согласованную с Главой! Нет ничего странного, что ты пытаешься свалить вину на кого-то еще. Но на кого?
 Саид, нахмурившись, посмотрел на нее, заметив, как пожелтели ее глаза. Он добился своего — Зверь Фоакс просыпался, и она ощутила неконтролируемую ярость внутри себя. 
—  Как я выяснил, ты большую часть времени от своей основной работы посвящала именно этим исследованиям. Надо заметить, весьма полезным, — Саид повернулся к Совету, нажав на Enter, и на их экранах отобразились результаты проведенных опытов. — Почему же ты скрыла это от всех нас?
 Фоакс растянула губы в улыбке, качая головой. Еще никто и никогда ее так не подставлял.
—  Ты хотела втайне вывести так называемых «Берсерков», чтобы пойти против «Миллениума»? Или может, ты хотела продать исследования на сторону? Как бы то ни было, я выношу на рассмотрение Совета вопрос о твоем преступлении против корпорации.
 Члены Совета директоров переглянулись между собой, утвердительно кивая головами.
—  Тебе есть, что сказать в свое оправдание, Фоакс? — Феникс грозно посмотрела на Ли кошачьими глазами.
—  Только одно. Никто из вас не получит меня ни живой, ни мертвой.
 Покончить одним махом с главами лабораторий не составляет труда. Они всего лишь люди — уязвимые, трепещущие перед лицом Зверя, молящие о пощаде. О, нет, эти не выйдут за дверь конференц-зала. Лишь Саид представлял для нее угрозу. Он легко ее остановит, он сильнее и она всегда проигрывала ему. Так и сейчас, подверженная губительному влиянию Зверя, она не взяла в расчет то, что Саид все предусмотрел. Едва Фоакс приготовилась к прыжку вперед, в шею вонзилась тонкая игла выпущенного дротика с ядом, сразу же подкосившим ее тело. Мужчина немедля оказался около содрогающейся судорогой женщины, обхватив ее за плечи, и подтащил к столу Совета. Он грубо поднял ее голову за волосы, демонстрируя кошачьи глаза Фоакс.
—  Полагаю, корпорация захочет избавиться от предателя?
—  Нет! — Ли встала с кресла, подаваясь вперед и вглядываясь в глаза арабки. — Она нужна нам. Все, что есть в ней.
 В зал вошли два лаборанта, один из которых одел на шею Фоакс «сеть». Мозг тут же окатила волна сильного импульса. Женщину сильно дернуло. Она оскалилась, прожигая взглядом Совет директоров. Она запомнит их всех, каждую лицемерную улыбку, каждую морщинку их неидеальных лиц. 
—  Забери все, что нужно и избавься от нее, — приказала Ли Саиду. Тот послушно кивнул головой и вышел следом за своими «псами».

 Грохот железной двери разбудил ее. Она поморщилась, прикладывая руку к глазам. В голове мучительно пульсировала боль. Феникс перекатилась на живот и снова скривилась. Послеоперационные рубцы медленно заживали, причиняя одну лишь пытку. Ли что-то колола ей, для замедления регенерации тканей, вымеряя время восстановления кожи и органов. Сколько времени в последний раз она провела на операционном столе с раскрытой брюшной полостью, Фоакс не знала. Эти сволочи нарочно оставляли ее в сознании, замеряя еще и импульсы мозга, отщепляя от ее тела каждый раз новые и новые куски. Ну, прямо Прометей, вот только помощи ждать ей неоткуда. Феникс удивлялась — как они не догадались выколоть ей глаза, в ожидании, а не вырастет ли новый? Вырастет и не только глаз. Ненависть — испепеляющая каждого, кто встанет на ее пути; ярость, которая не будет знать границ.
 Женщина улеглась на бок, ближе придвинувшись к холодной стене. Берсерк поднял температуру тела до самой высокой отметки, пытаясь как можно скорее реинкарнировать погубленные клетки. Холод был единственной возможностью более-менее отрезвить больной разум. Фоакс приподняла край рубашки, оглядывая места порезов. Выглядели они паршиво, в придачу ко всему нарывали. Если начнется сепсис, Феникс еще долго пролежит в таком состоянии, полностью абстрагированная от всего происходящего вокруг. Собственно, уже ничего не происходило. Ее не трогали около трех дней, даже не приносили скудную еду и питье. Это плохой знак. Возможно, вскоре за ней придут и поведут уже не на операцию, а на казнь. Фоакс почесала кожу под «сетью», дико щипавшей шею. Под ногтями остались следы крови. Берсерк плохо сопротивлялся вводимому яду. Что же они намешали в него? Стопроцентно, Ли действует по науськиванию Саида. Фоакс даже не удивилась бы, узнав что они спят друг с другом. Да пусть хоть оргии устраивают, лишь бы он не оставил свое семя в ней. Оставалось лишь надеяться на то, что Ли не настолько глупа или лучше сказать, тупа. На Саида многие заглядывались, не придавая никакого значения его семейному положению. Насколько Фоакс знала, Вандергок не имела ни семьи, ни детей, целиком посвятив себя «Миллениуму». Оно и понятно, почему. С каждым вступавшим в ряды корпорации заключали как основной договор, гласящий о неразглашении тайн «Миллениума», так и контракт, запрещающий сотрудникам вступать в брак. Лишь на семейный статус Саида и Фоакс закрыли глаза, так как они пришли в организацию уже будучи состоящими в браке. «Миллениум» всегда «заботится» о своих сотрудниках. Ага, заметно.
 Больше всего Фоакс интересовала судьба Евы. Что они сделали с ней за все время, пока проводили исследования на Андреа? Почти месяц прошел, как они мутузят ее тело. Оставили ли они в покое Еву, переключившись полностью на нее, она не знала. Пытаться бежать из лаборатории бесполезно. Пока ее Берсерк борется с ядом, она уязвима. Зато можно попытаться избавиться от «сети», все же она больше направлена на подавление мозговых излучений, нежели на физические способности. Феникс села, упираясь ладонями в стальные нары. Будет неприятно. Она подняла матрас и с силой сдавила край своей «постели», почувствовав сильный разряд в голове, исходящий от «сети». Женщина сдавленно прохрипела и разжала руку. На поверхности стали осталась небольшая вмятина. Что ж, все же это не невозможно. Стоит поупражняться, пока за ней не пришли. 
 Вдалеке снова грохнула дверь. Фоакс прислушалась. К ее боксу неспешно приближался человек. Феникс привела в порядок свое спальное место и, поджав под себя ноги, села в угол, не сводя глаз с двери.
—  Здравствуй, родная, — холодно сказал Саид, широко улыбнувшись. — Выглядишь отлично.
 Если бы не шокер в его руке, Фоакс тут же накинулась бы на него. Хоть что-нибудь, да сломала бы ему. Желательно, шею. 
—  У меня для тебя хорошие новости, — продолжил он, присаживаясь перед ней на корточки. — Ты умрешь в один день со своей любимой Евой. Мило, не правда ли?
—  Почему, Саид? Зачем ты это делаешь?
 Он ухмыльнулся, коснувшись ее щеки. Его прикосновение дало куда больший разряд по оголенным нервам, чем импульс от «сети».
—  Какая же ты глупая, Асийя. Ты видишь во всем этом предательство, в то время, как я — шаг вперед. «Миллениум» очень благодарен за такую находку, как ты. Премия крайне высока. Если бы ты не сопротивлялась, я вытащил бы тебя отсюда, мы уехали бы из этой страны и попробовали бы начать все сначала. Но, как я вижу, ты не хочешь жить, иначе не принимала бы меня с такой ненавистью. 
—  Извини, что не упала ниц перед тем, кто возомнил себя Богом — раны болят.
 Саид снова усмехнулся и встал, повернувшись к ней спиной. Он ее не опасается. Фоакс знает, чем может закончиться сопротивление. 
—  Я хотел одного, Фоакс: тебя и возможность продолжить свой род.
—  Ты ошибся, это уже два желания, — язвительно ответила Феникс. Саид резко развернулся к ней и схватил за шею.
—  Чувствуешь эту боль? Думаешь, я зверь? Думаешь, я не страдаю, видя тебя в таком состоянии? Ты пошла против меня, своего мужа! Да черт с этим, ты пошла против себя! Я боготворил тебя, я надеялся раскрыть весь твой потенциал. Знаешь ли ты, как много в тебе кроется? Что я получил взамен? Ты отрекалась от материнства, но едва взяла в руки эту проклятую химеру, приняла ее за свою дочь. Ты даже не представляешь, что я ощущал все эти годы.
—  Ты говоришь только о себе, — произнесла Фоакс, — и никогда не спрашивал, чего хочу я.
 Саид оттолкнул ее и отошел. 
—  Я завершил твою работу, создал идеальный организм.
 Асийя ошеломленно глянула на него, потирая больную шею. 
—  Скоро появятся новые Берсерки и тогда я, наконец, осуществлю свою мечту. Ты больше не нужна ни мне, ни корпорации. Ты сама подписала свой смертный приговор. Аллаху Акбар!
 Саид открыл дверь бокса. Наплевав на посылаемые «сетью» импульсы, Феникс вскочила со своего места, но столкнулась с уже закрывшейся дверью. Араб скорбно посмотрел на женщину через узкое окно и пошел прочь. Асийя ударила кулаком по тяжелой двери и опустилась на пол. Если он вывел идеального Берсерка — это крах всему, в первую очередь человечеству. Земля погрязнет в крови и непрекращающихся войнах. Почему она не послушала саму себя? Почему наплевала на давнее предупреждение о мужчине со змеей на шее? Права была Кэмэрин, когда говорила, что страсть погубит разум Фоакс. Какой смысл теперь сожалеть о прошлых ошибках? Она должна выбраться отсюда и попытаться хоть что-то исправить. Но прежде стоит научиться подавлять боль от «сети».
 Асийя выпрямилась, глядя на потолок. Там, закрытая стеклянным куполом, находилась видеокамера. Женщина забралась на нары и, сжав кулак, прыгнула вперед, нанося удар по куполу. Стекло рассыпалось, врезаясь в кожу и одновременно резонируя с болью в голове. Фоакс рухнула на пол, морщась от импульсов «сети». Глазок камеры лежал рядом. Вряд ли кто-то надумает поставить другую. Теперь она смертник, в наблюдении не нуждается. Вот и отлично. Вытащив стекло из кисти, Фоакс взяла самый большой осколок, перевернула матрас и разрезала ткань на широкие полоски. Вернув его цельной стороной вверх, она свернула кусочки и, спрятав под одеждой, растянулась на нарах. Теперь за ней могут приходить. А пока стоит выпустить на волю все свои чувства, чтобы Зверю было чем насытиться, когда она снимет ошейник. 


  За ней пришли через неделю. Своеобразное психологическое испытание для жертвы — заставить ждать своей участи. Вот только с Фоакс такие вещи не проходят. Она «умирала» не раз, не раз сидела в ожидании приговора и всегда возвращалась к жизни. Отсюда и пошло ее имя — Феникс — которым обозначила ее Анна, еще одна загубленная Зверем душа. Еще одно имя, во имя которого будет вершиться месть. Совет зря полагает, что подвел ее к самой крайней черте, подвергнув ожиданию и голоду. Зря и Саид так думает. Они лишь предоставили ей время для вскармливания своего Зверя и приучения его к боли. Они сделали хуже для себя же. Фоакс волновалась лишь о Еве, что она не успеет остановить ее казнь. Вывести губительный коктейль из ее организма будет сложно, промедли она несколько минут. Все должно быть точно и определенно. 
  Из бокса до «усыпальницы» около 3 минут ходьбы. За это время Фоакс должна максимально, насколько это позволит «сеть», разбудить Берсерка. Без своих датчиков олухи, что придут за ней, ничего не поймут и не заметят. Дальше ее положат на стол, перевязав по рукам и ногам. Скорей всего это будут стальные оковы. Уж Саид позаботится об этом. На устранение оков уйдет около минуты, при условии, что никто не успеет вырубить ее. А дальше все просто: один доктор и два лаборанта всего лишь семечки для разбушевавшегося Зверя. Еще полминуты. Снять ошейник и выйти из камеры, столько же. Устранение палачей Евы — полминуты. За все это время в тело Евы попадет от 50 до 70 мл раствора. Максимум участится пульс и снизится давление, мозговая активность будет в норме. Другая проблема состояла в самой Еве — захочет ли она помогать Фоакс? Без ее поддержки Ева не выйдет живой из лаборатории. Насколько сильным адептом была химера, Фоакс не знала. «Сеть» никогда не снимали с нее. Единственное упущение, и все полетит к чертям. Возможно, придется прибегнуть к воздействию на ее чувства, если они есть. Если предаться логике, Ева должна согласиться на сотрудничество, желая спасти себя. И тогда никто, кто был причастен к их приговорам, не выйдет из этой проклятой лаборатории.
 Дверь тяжело открылась, и в бокс вошли два лаборанта с шокерами в руках. Ну что ж, приступим.

 Капитан штурмовой группы Бриджес разложил перед собой карту с подземными коммуникациями, рассматривая возможные варианта побега сотрудников «Немесиды». Он уже выставил снайперов на окружавших лабораторию домах, отдав приказ убивать каждого, кто вылезет из-под земли. Так же посты наблюдения стояли возле скрытых бункеров, в двух кварталах от самого здания корпорации. Спецназовец наложил на карту план здания, сверяясь с полученными данными. Это надо же! С виду обычная, занимающаяся генетическими заболеваниями лаборатория, оказалась душегубкой для многих жителей Детройта, пусть даже и таких павших, как проститутки и наркодилеры. Алекс не сомневался, что и за пропажей добропорядочных граждан тоже стояла «Немесида». Месяц назад его сестра сообщила, что собирается принять участие в каком-то научном эксперименте по выявлению наследственных патогенезов. С тех пор о Каролине он ничего не слышал. Возможно, вряд ли к этому причастен «Миллениум», но ни одна другая организация не занималась такими высокобюджетными проектами. Но и подозревал их Бриджес не зря. Едва «Немесида» установилась в Детройте, Алекс часто задавался вопросом — почему Детройт? Почему не Вашингтон или Нью-Йорк, экономика которых была куда выше, чем у этого полуразрушенного и покинутого города? Город едва восстановился после упадка, длившегося чуть ли не 100 лет. Словно мало бед жителям, из последних сил боровшимся за выживание. А теперь еще и эти пропажи. Не только взрослые, но и дети из неблагополучных семей выходили из дома, и больше никто ничего о них не знал. Словно сквозь землю проваливались.
 Оказавшиеся на руках засекреченные данные пролили свет на всю историю. Люди действительно «проваливались сквозь землю», в тайные строения под лабораторией. Видимо, кому-то сверху отвалили неслабую подачку, раз лаборатория протягивает свои «руки» далеко от головного строения. И Бриджесу было очень интересно, кто из администрации города позволил этому произойти.
 Он посмотрел на часы. До широкомасштабной операции оставалось пятнадцать минут. Через это время начнется «Пепельный дым», охватывающий многие города Земли, где по полученным сведениям разведки укрывались объекты «Миллениума». Хорошо же они сработали, пустив пыль в глаза всему миру и заработав себе состояние на крови и неимоверных жертвах. Чего только стоил Исламский конфликт, в котором погибли отец и старший брат Алекса. «Миллениум» должен поплатиться за все.
 Бриджес глубоко затянулся и выпустил дым сигареты через нос. Усовершенствованные все тем же «Миллениумом» «Черные ястребы» ожидали штурмовых групп, спецназ снаряжен самым новым оружием. Все от того же «Миллениума». Алекс усмехнулся. Будет справедливо, если корпорацию отправит в ад свое же детище. Он провел поверку всех постов. Полная боеготовность. Сверяем время. 20:00. 
—  Всем внимание! Вынести каждого из этой лаборатории! Приоритет: красный. Все цели подлежат уничтожению. Разнести это место, чтобы ни камешка от него не осталось!
 Воздух разрезал звук поднимающихся вверх «вертушек». Алекс затянул ремешок шлема и оглядел состав своей группы. Почти каждого из них коснулся Исламский конфликт. Изничтожить объект «Миллениума» для них дело чести. Жить корпорации осталось недолго. Бриджес закрыл забрало шлема, приводя винтовку в боевой режим. На горизонте показалась «Немесида».

 
 Все шло по плану. Зверь нетерпеливо скребся о черепную коробку, требуя выпустить его немедленно. Лаборант уже готовил иглу, когда неожиданно включился аварийный красный свет, и под потолком раздался голос системы безопасности: «Внимание! На объект совершенно нападение! Всему персоналу немедленно эвакуироваться!»
 «Ну, надо же, как везет», — подумала Фоакс, собирая все силы и разрывая стальные оковы. Стоявшего ближе всего к ней лаборанта она оглушила сильным ударом ноги, с двумя другими разобралась, свернув шею одному и сломав челюсть другому. Достав карточку из кармана доктора, Феникс провела ею по ошейнику, и «сеть», наконец-то, была снята. Зверь на свободе. Зрение стало четче, по телу пошла сильная пульсация, заживляя все раны, сил значительно прибавилось. Феникс выбежала из бокса, направляясь к соседнему, но он оказался пуст с перебитым персоналом внутри. Кажется, Ева так же легко разделалась с ними, как и Асийя. Значит, она может постоять за себя. Хорошо. Сейчас главное, добраться до системы безопасности и произвести откат программы, пока та не успела стереть все данные о «Немесиде» и экспериментах.
 На этаже послышалась перестрелка. Оперативно. Стало быть, штурмовики. Придется изрядно попотеть, прежде чем Феникс достигнет терминала системы. Она прислонилась к стене и достала нарезанные полоски ткани. Обмотав ими кисти рук, создавая подобие боксерских бинтов, Фоакс выглянула из-за угла. В ее сторону приближалось 6 человек. Приказ у них может быть только один. «Ничего личного. Либо они тебя, либо ты их». Рядом пронеслась темная вспышка, и тут же в конце холла раздалась автоматная очередь. Один из штурмовиков оказался в центре черно-фиолетовой энергии и в следующую секунду уже летел через весь коридор с перерезанным горлом. Телепорты. Ну, не может так везти!
 Феникс, воспользовавшись ситуацией, рванула вперед, оттолкнулась от земли и перепрыгнула через штурмовика. Действия человека гораздо медленнее, чем реакция и ловкость Берсерка или химеры. Пока спецназовец пытался взять на прицел Фоакс, она в прыжке обхватила его голову, утягивая за собой. Едва мужчина оказался на полу, женщина пробила его шлем быстрым ударом руки, хватая автомат и открывая стрельбу по штурмовикам. Пара секунд, и все четверо лежат на полу без признаков жизни. Феникс взяла еще один автомат, перекинула ремни на плечи и перезарядила. Весь боеприпас она нести не может, а вот парочка гранат пригодится. Она вышла к развилке коридоров. В конце одного из них раздавалась стрельба и крики штурмовиков. Феникс свернула в противоположную сторону и уперлась в заблокированную дверь. Что за дьявол? Система безопасности предполагает наличие открытых дверей, а не наоборот. Если только… Женщина усмехнулась. Ну, конечно. Как еще спецназ переловит всех в огромной лаборатории, уходящей под землю, если не запрет все помещения. Черт! Она попалась в собственную разработанную систему, за что «Миллениум» был премного благодарен Феникс. Такая система стоила недешево, и приобретали ее исключительно военные подразделения. Значит, придется идти по кровавому следу штурмовиков. Зачищенные территории, скорее всего, будут открыты. Не хотела она жертв, видит Аллах. 

 Асийя вышла навстречу членам штурмовой группы, открывая огонь сразу из двух автоматов. Стрельба прекратилась, и рядом с одним из трупов показалась химера, окутанная черной энергией. Парень склонился над штурмовиком и снял его пояс с боеприпасами и оружием. Фоакс щелкнула затвором. Химера вскочила, сощурив абсолютно черные глаза. Феникс махнула дулом автомата, приказывая химере исчезнуть. Парень недовольно осклабился, исчезая в черной дымке. Пусть они оба и подвержены нападению, химеры способны на всякое. Тем более телепорты. Сейчас ты стоишь на месте, а в следующую секунду падаешь с потолка. Изучить силу таких созданий в полную меру никто не осмелился. Достаточно было случая, когда первый появившийся в лаборатории телепорт истребил 17 человек за считанные минуты. С тех пор с химер никогда не снимали «сеть».
 Феникс сменила обоймы и двинулась дальше. В коридоре мигал свет, изредка освещая пол, залитый кровью штурмовиков и химер. Фоакс подошла к трупу в белом облачении и перевернула его. На миг сердце замерло, но лишь на миг. Это не Ева. В потолок смотрели голубые глаза клона. Женщина выдохнула и распрямилась. Ева не телепорт, пробраться из одного помещения в другое для нее затруднительно. Возможно, ее вообще уже убили.
 На лестничной клетке служебного прохода послышались голоса. Фоакс прислушалась. Четыре человека, идут сверху. Получается, верхние уровни уже зачищены. Продуктивно. Арабка осмотрела оружие. Еще бы, с миллениумским оружием они вряд ли задержались бы. Феникс присела. Дверь открывается внутрь лестничного прохода, спуск с верхнего уровня как раз перед местонахождением Фоакс. Шаги группы остановились перед дверью. Сигнал на кодовом замке замигал под разблокировочной картой. Женщина резким ударом ноги по двери сбила с ног впереди стоящего спецназовца, сняла чеку с гранаты и отправила ее в центр группы. Кувыркнувшись через плечо, она прижалась к стене. Взрыв. Резко вскочив и оглядев лестницу на наличие противника, Фоакс поднялась на самый верхний уровень. Еще немного. Сколько времени уже прошло? Успеет ли она сделать откат системы? 

 Уровень оказался пустым. Стараясь мягко ступать по разбитому стеклу, Феникс выглянула в коридор. За уцелевшими окнами проносились лучи света от вертолета. Все серьезно. Выбраться отсюда через главный вход невозможно, так же как и через запасные. Единственный путь через крышу, которую стережет «Ястреб» и, как была уверена Фоакс, посты снайперов. Черт, придется все-таки одевать бронежилет.
 С нижних уровней доносились взрывы и стрельба. В лаборатории было не так уж много сотрудников, все больше химеры. И каждый раз, слыша очередь, Фоакс молила Аллаха, чтобы на прицеле не оказалась Ева. Около серверной стоял штурмовик. Асийя скинула ремни автоматов и бросилась вперед. «Ничего личного». Резкий взмах руки, и нож пронзает голову мужчины. Взяв его пистолет, женщина скользнула в помещение и замерла. Перед консолью стоял совсем молодой паренек. Фоакс направила на него пистолет, передернув затвор. Парень вздрогнул, разворачиваясь и хватаясь за автомат.
—  Я не хочу тебя убивать, — твердым голосом сказала Асийя.
 Штурмовик трясущимися руками поднял ствол автомата, расширенными глазами глядя в звериный взгляд арабки. Фоакс обдало горячей волной — от парня веяло неимоверным страхом.
—  Сомневаешься в своем решении, — Феникс сощурила глаза, наблюдая за подергивающимся указательным пальцем парня на спусковом крючке автомата, — не стреляй вообще. 
—  Я не солдат, — парень отбросил оружие и поднял руки вверх. — Не убивай меня!
—  Уходи, — спокойно произнесла она.
 Фоакс была уверена, что парень обмочил свои штаны, пока огибал её полукругом, преодолевая расстояние расстояние между консолью и дверью. Убедившись, что он ушел, Феникс набрала пароль доступа.
—  Давай, малышка, порадуй свою мамочку.
 Проведя комбинацию, Асийя щелкнула клавишей. Загорелся белый свет. Система произвела откат программы уничтожения. Фоакс подсоединила жесткий диск к архивному блоку. Выкачка файлов началась. Только бы нужные данные остались невредимы. 25% готово. Женщина подошла к мониторам видеонаблюдения. Небольшая группа поднималась на верхний уровень. Феникс посмотрела на панель системы. 47 % закачано. Еще минут десять до полной загрузки данных. Уровень не слишком пригоден для удержания своей позиции: с одной стороны простреливаемое окно, с другой — открытое пространство длинного холла. И ни единого угла для укрытия. Фоакс вывела камеру холла на экран. Пока тихо. «Думай, Асийя, думай». Серверная должна хорошо проветриваться, чтобы не перегревались блоки. Вентиляция! Феникс отключила мониторы, чтобы не привлекали внимания своим светом и, взобравшись на один из блоков, выбила решетку вентиляции. Вернула решетку на место она вовремя. В помещение вошли двое штурмовиков. 
—  Черт! Где этот сосунок? — спросил один из них.
—  Бриджес! У нас проблема.
—  Какая? — отозвался по рации капитан.
—  Кажется, Робинсон свалил в самоволку. Или его убили. Паттерсон мертв. В серверной чисто.
—  Черт, — прохрипела рация. — Ждите, я выясню.
 Спецназовец, вызвавший Бриджеса, прошел вглубь помещения. Куда он направился, Фоакс не могла определить. Было бы лучше, если они вообще вышли отсюда. Какой смысл ошиваться в серверной, когда лучше всего ее охранять снаружи? Асийя услышала легкий хлопок под собой. Она пригляделась. Темная дымка. Ну, нет, только не здесь. Какая-то химера не рассчитала свои движения и приземлилась прямиком на блок, с которого производилась выкачка файлов. Штурмовики среагировали сразу же, открыв огонь по блоку и химере. Системник коротко треснул и заискрил, ударив током непутевую химеру. «Бестолковое создание». Фоакс мысленно выругалась. Штурмовик подошел к телу химеры и произвел контрольный выстрел.
—  Поделом тебе!
—  «Альфа» «Дельте», как слышите? — протрещала рация.
—  Что у вас? — отозвался мужчина.
—  Нужно срочное подкрепление на минус 4 уровне, у нас…А-а-а…
—  «Альфа»?! Дерьмо! Джо, идем. Добьем всю мразь. 
 Штурмовики вышли. Феникс скользнула вниз. Блок искрил, как новогодняя елка. 
—  Черт! — женщина яростно ударила ногой по системнику. 
 Взяв жесткий диск, она выглянула в коридор. Тихо. Фоакс сняла с Паттерсона бронежилет и автомат, по обычаю перезарядив его и прихватив парочку гранат. Диск она прочно прикрепила под жилет, туго перетянув ремнями. Звук вертолета доносился с другой стороны. Снайперы, если бы заметили ее, тут же сняли бы. Видимо, дело близилось к концу. 

 Арабка вышла на лестницу, ведущую на крышу здания, и остановилась возле двери, глядя через окно. Всего четыре штурмовика. Вертолет где-то рядом, не стоит привлекать слишком много внимания. Светошумовые гранаты отпадают. Да, снайперка тут не помешала бы. Двигаться быстро в бронике Фоакс не сможет. И дело даже не в ней самой. Если пуля зацепит жесткий диск, данные уже не вернешь. Также если «Ястреб» откроет стрельбу, он ее изрешетит, с жилетом или нет. Повторение Афганской истории ей ни к чему. Она пригляделась к штурмовикам. Шлемы прикрывают их лица, полная экипировка, под которой не различишь — мужчина перед тобой или женщина. Феникс довольно улыбнулась и вернулась к серверной. Затащив тело штурмовика внутрь, она сняла с него всю экипировку и надела на себя. Благо высокий рост и мускулистое телосложение позволяли ей провернуть этот фокус. Теперь спокойно можно пройти мимо «своих». 
 Феникс затерла фамилию на шлеме и жилете, спустилась вниз по лестнице и вышла наружу. На груди тут же заплясали несколько красных точек. 
—  Кира? Ты что ли?
—  Да, — грубо ответила Феникс.
—  Мать твою, да я тебя чуть не застрелил!
—  В другую сторону смотреть надо!
 Фоакс указала на выбегающего из укрытия лаборанта. Снайперы тут же открыли огонь по нему. 
—  Какого черта ты тут делаешь? — спросил боец, закончив стрельбу.
—  Бриджес велел проверить канализацию.
—  Вот дерьмо…
—  Именно. 

 Асийя беспрепятственно спустилась в колодец, отрубив связь. Слушать похабные байки штурмовиков ей не прельщало. Туннель проходил вблизи от «рукава» лаборатории, за стенами которой все еще велась стрельба. Какова вероятность того, что Ева выбралась? Феникс поймала себя на мысли, что лишь сейчас вспомнила о ней. Как она будет справляться в этом мире со своей внешностью? Нет, ничего особо устрашающего нет, только глаза. Если Ева сильный адепт, ей хватит ума, чтобы использовать прикрытие для себя. Если она выбралась…
 Проход по туннелю был спокойным. Лишь пару раз попадались тела штурмовиков и сотрудников. Почти около самого выхода Фоакс обнаружила тело Ли без физических повреждений. Феникс догадалась по следам крови под носом Вандергок чьих рук была ее смерть. Вот она и доигралась. Минус один в списке на смерть. Андреа сняла всю амуницию и поднялась по лестнице на поверхность. Люк выходил на парковочную площадку в нескольких километрах от лаборатории. Все было продумано давно. На всякий случай. Асийя откинула чехол с черной, ничем не примечательной машины, достала спрятанный на днище ключ и открыла багажник. Переодевшись в чистую одежду, женщина протерла лицо от засохшей крови и, сев в машину, выехала с парковки.

—  Как прошел отпуск, мадемуазель Франсуаза?
—  Отлично! Спасибо, миссис Град.
—  Что-то вы бледная такая. Вы не приболели?
—  Устала с дороги.
—  Да-да, конечно, отдыхайте. И не включайте телевизор, там одни ужасы.
—  А что происходит в городе?
 Миссис Град перекрестилась.
—  Иисус внял нашим молитвам. Эту чертову лабораторию разнесли в пух и прах. Говорят, в ней проводили жуткие эксперименты. Кто бы мог подумать… Да упокой, Господь, души тех, кто там погиб.
 Старушка покачала головой, снова перекрестившись. Феникс натянуто улыбнулась и поднялась в квартиру. Заперев дверь, она на ходу стянула с себя одежду и рыжий парик и прошла в ванну. Лишь стоя под струями душа, она ощутила жуткую усталость. Фоакс оглядела себя. От шрамов остались тонкие бледно-розовые полоски. Кажется, штурмовики ее не задели. Но она… Запах крови, ощущение теплой плоти, разрываемой на куски… Феникс рванула к унитазу, низко склонившись над ним. Уже давно она никого не убивала с помощью Зверя. Привыкнуть к такому невозможно. «Ничего личного…» А ведь у этих солдат были семьи, дети, жены, которые ждут их возвращения. Ждут напрасно. Асийя скукожилась на полу, пытаясь подавить рвущиеся всхлипывания. Тщетно. Еще один кошмар. В еще сотню предстоящих лет. А все из-за проклятья, из-за своего эгоизма. Сколько жертв, ради чего? Раз она не сумела изменить себя, значит, не стоит и продолжать. Стоит воспользоваться тем, что есть против палачей. Найти каждого, заставить страдать за все, за всех!
 Фоакс ухватилась за край раковины и, подтянувшись, встала. Из зеркала на нее смотрели звериные глаза, полные слез. Берсерк не хотел ее отпускать. Еще не скоро она придет в себя после такой бойни. Женщина отключила горячую воду и встала под ледяные капли. Лишь когда зубы начали стучать, она вышла из ванны и легла под одеяло, прихватив с собой ноутбук и жесткий диск. Едва компьютер включился, раздалось звуковое уведомление. Новое письмо. Феникс открыла почту.
 «Чутьем ощущаю, ты каким-то чудом выжила. Должно быть, твой Аллах помог тебе. Но, скажи, какой рукой он направлял тебя? Рукой чистой или с проклятьями? Так или иначе, я буду ждать тебя. Саид».
 Сукин сын! Живой! Фоакс даже села в постели, приготавливаясь написать ответ, но вовремя остыла. Пусть думает, что хочет, она его найдет. Из страны пока не выедешь. Пусть все уляжется. Стоит посмотреть, что осталось после «Немесиды». Феникс усмехнулась. Вот тебе, «Миллениум», и справедливая кара. За что боролись, как говорится.
 Она открыла сохраненные файлы. Многие оказались повреждены и не до конца скачаны, но самое нужное было цело. Феникс открыла приговоры и подскочила, едва прочитала свой. Чипирование? Какого… Что там говорил Саид? «Ты умрешь в один день со своей любимой Евой…». Она открыла приговор Евы. Уничтожение. Фоакс обмякла. Все же не зря она все это провернула. Чипирование для Берсерка все равно, что смерть. Ничто не должно затрагивать мозг Зверя, иначе он погибнет. Чего только стоило Фоакс восстановиться после ранения в Афганистане, а ведь пуля прошла по касательной. Саид не просто хотел ее убить, заставить подчиняться, не жить — существовать, подобно роботу, отвечая на каждую команду своего хозяина. «Ну что ж, Саид, ты хочешь поиграть? Давай сыграем. Вот только ты всегда меня недооценивал».
 Феникс отложила ноутбук, укутавшись в одеяло.
«Какой рукой он направлял тебя?».
«Мактуб, Асийя, мактуб. Так написано».
—  Да, Саид, так написано. Ты сам предопределил свою судьбу. 
*** 
Полидактилия — анатомическое отклонение, характеризующееся большим, чем в норме, количеством пальцев на руках или ногах у человека.
Эктодактилия полное отсутствие дистального отдела конечности при нормальном развитии проксимального конца при этом имеется врожденная ампутационная культя.
Аплазия порок развития, врожденное отсутствие какой-либо части тела или органа Болезни мультифакториальные — имеющие в своей основе как генетическую, так и средовую компоненты; генетическая компонента представляет собой сочетание разных аллелей нескольких локусов, определяющих наследственную предрасположенность к заболеванию при разных условиях внешней среды. 
Болезни рецессивные — развиваются при наличии мутантного гена в гомозиготном состоянии.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Pierrot
3   
А комикс почему?)
0
Архимедовна
4   
Там картиночка была. Почти иллюстрация ко всему сказанному выше biggrin
1
Pierrot
5   
Ахахах,почти так будет в последней главе))))
0
Архимедовна
1   
Вот теперь кое-что начало проясняться. Ох, как всё оказалось.... запущено biggrin "Миллениум" упорно навевает ассоциации с "Амбрелла". Можно ставить знак равенства. Но масштаб работ и полученные результаты невольно впечатлили. Надо понимать, что в какой-то момент корпорация стала сильно мешать, поэтому и решили её убрать. Но, тем не менее она уцелела, раз Саид ускользнул. И ведь не он один, наверняка.
Получается, что раз Шепард перелили кровь, несущую изменённые гены, то она, скорее всего, не одна такая? Это же сколько берсерков может ещё быть? Подумать страшно!
2
Pierrot
2   
Не буду спойлерить, но немного их.)По большей степени "природные" лидируют. Опять же следующая глава еще больше пояснений дает smile
Сама когда писала, думала, блин, где-то я уже это видела. А потом смотрю "Обитель зла", ни о чем не думаю и тут бац, в конце фильма говорят: "Проект Немесида продолжается", как-то так. Я честно рухнула со стула... biggrin Это все подсознание, не иначе smile
1