Пепел. Глава 4. Zulu/X-Ray. Часть 2


Жанр: Sci-Fi, экшн, дарк.
Персонажи: собственные и заимствованные.
Предупреждения: ксенофобия, насилие.
Описание: Каратели



******
Мисс Рак’ша слышала эту «музыку» всем своим естеством, она словно погрузилась в неё и единственное, что отделяло от падения в «безумный танец» — работа. «Авангард» не давал пробиться холоду, но Вивьен всё равно дрожала, её сердце рвалось из груди, попутно сбивая дыхание, подчиняя всё тело какому-то примитивному дикому ритму; глаза уже с трудом разбирали индикацию на уни-инструменте — слёзы лились ручьем, чего девушка даже не осознавала; пальцы начинали неметь по неизвестной причине; на губах было что-то липкое и солёное. Но кандидат медицинских наук, медицинский инженер Цербера, первый ассистент доктора Октагона, ведущего специалиста проекта «Феникс» Вивьен Рак’ша продолжала операции. Никакой паники, никакой суеты, словно одержимая. Как никогда девушка сфокусировалась на поставленной задаче, на том, ради чего её оставили в живых. Она не может не справиться — это её долг. Она сделает всё необходимое — оба феникса будут жить. А она — неважно. Ветер усиливался, и Вивьен еле-еле держалась на ногах.
«Или это не из-за ветра?»
Кто-то слега хлопнул её по спине.
— Да, да. Я почти закончила, не надо меня подгонять, — вроде бы, она это прокричала, но голос, казалось, прозвучал только внутри её головы, от давления у неё заложило уши. Ответа девушка не разобрала, кажется, кто-то сильно матерился.

Зрение совсем упало, но Вивьен продолжала машинально интуитивно вводить команды на уни-инструменте, не обращая внимания на дрожащие и не слушавшиеся пальцы. Всё отошло на задний план — «музыка», холод, страх — это всего лишь фон, главное — жизни оперативников.
«Две по цене одной — это честно».
Истина далась ей удивительно легко. И как только она приняла её, страх исчез. Всё исчезло, земля ушла из-под ног, девушка почувствовала легкость, почти невесомость...
«Опять кто-то матерится?»
Наступило сладкое, наполненное покоем беспамятство.
«Вот ты какая, смерть... хорошо».


Белоснежка, «хрустальный гроб» и голоса.

— Интересное выражение. Ты сам его придумал или слышал где? — спокойный, твердый, уверенный.
— А как мне ещё его называть? Хаск прорвался к ней, я еле успел одеть на него поводок, — порывистый, наглый.
— Я же сказал, я был занят... и дезориентирован, не думал, что хаск движется в сторону челнока, — уставший, слегка разбитый, подавленный.
— Да не оправдывайся ты перед ним. Единственная причина, по которой он точно знал, где челнок, так это то, что он не спускал с неё глаз, — другой уставший, чуть бодрее, с насмешкой
— Иди на хер, — снова порывистый, наглый.
— Ведешь себя как пацан, — уставший, слегка разбитый, подавленный, потерявший интерес к беседе.
— Так он и есть пацан, — другой уставший, чуть бодрее, всё ещё с насмешкой.
— Идите на хер оба. От неё зависели жизни Ливера и Джеферсона, — порывистый, наглый, кажется, даже пылкий.
— Ты только ей не говори, что беспокоился исключительно о наших братьях, — спокойный, твердый, уверенный, тихо.
— Я не дурак, а Вивьен, думаю, заслужила нашу благодарность... Уж вашу точно, — порывистый, наглый, точно пылкий, неугомонный.
— Поверь, я и Джеферсон очень признательны мисс... откуда ты знаешь её имя? — с трудом, тихо, уважительно... удивленно.
— Спросил, — порывистый, наглый, немного успокоившийся.
— А ты резкий, пока мы там от смерти отбивались, успел... — самоуверенный, самовлюбленный, честолюбивый.
— Иди на хер, — порывистый, наглый, уже не пылкий, но яростный.
— Просто он ревнует... Э, убери пушку!!! Только слепой не заметил бы, как ты её рассматривал весь полет, — невозмутимый, низкий, располагающий.
— Она похожа на его сестру, — спокойный, твердый, уверенный.
— У тебя есть сестра? — невозмутимый, низкий, располагающий.
— Наверно, — самоуверенный, самовлюбленный, честолюбивый.
— Что значит «наверно»? — невозмутимый, низкий, располагающий.
— Она... на Земле, — самоуверенный, самовлюбленный, честолюбивый.
Молчание.
— Вивьен, значит? Ты был прав, она отважная, даже безрассудная. Пришлось её силой тащить в челнок, надеюсь, она не будет помнить, как я это комментировал, — дружелюбный, мягкий.
— Приходит в себя... рановато, — спокойный, твердый, уверенный.


Челнок. Фениксы и мисс Рак’ша.

То ли её разбудили, то ли она и не спала вовсе, а была в обмороке и очнулась — так или иначе Вивьен пришла в себя, почти. Голова кружилась, перед глазами всё плыло, тело ныло так, будто начиналась ломка от красного песка.
«Щепотка бы не помешала».
Щурясь от «ослепляющего» света, девушка осмотрелась — фениксы стояли неподвижно и смотрели на неё с каким-то непонятным, несвойственным им выражением лиц. Глаза их стали живыми и наполненными эмоциями, чувствами... или они и были такими, просто Вивьен этого не замечала — её страх, словно пелена, укрывал их человечность? Даже К. теперь не вызывал трепета, стены не давили, не сходились, стало просторно и, нелепо, но непринужденно. От нахлынувшей эйфории девушка расплылась в улыбке, а фениксы расплылись в глазах. Уже сквозь дрёму:
— Вы отлично справились, мисс Рак’ша, проявив подлинные качества цербера — целеустремленность, самопожертвование и профессионализм. Я и мои люди перед Вами в долгу, — К. звучал по-другому, не молот, кующий на наковальне, но как барабан, отбивающий марш, вдохновлял, а не угнетал.

«А он ничего... когда людей не убивает».

— Да не за что. Человечество превыше всего и... бла-бла-бла... как там дальше?.. Зовите меня просто Вивьен, — шок окончательно миновал, и девушка забылась блаженным сном. Улыбка ещё какое-то время не сходила с её лица.

Место нахождения: Планета Брут, система Вергилий, пояс Джудекка, Терминус
Временная отметка: *связи нет*
Сводка:
Позывной координат: «X-Ray» — общий код для второстепенных операций «Цербера» по добыче/изъятию приоритетного груза.
Примечание 1: Огневая поддержка зависит от предполагаемого противника (в случае подтверждения его присутствия). По умолчанию — не более одного штурмового отряда.
Примечание 2: Любые отклонения реальных обстоятельств от разведданных строго декларируется в отчет и направляется к куратору/старшему офицеру для выявления профессиональной некомпетентности.
Примечание 3 (неофициальное): Если попал на все X-Ray в течение года, приготовься к разрыву договора, неудачник.



Челнок. Лоялисты.

— Что на сканерах? — К. предполагал, что они опоздали — ни приоритетного груза, ни команды захвата.
— Дежавю, — заскучавший Владек решил разрядить атмосферу.
— Всё так плохо? — камрад оценил.
— Хуже. На орбите крейсер «Цербера», судя по направленным в сторону планеты орудиям «Закат» и траектории дрейфа, осуществляет протокол орбитальной поддержки...
— Это «Закат»-то орбитальная поддержка? — Франко, как и остальные, прекрасно знал, что орудие для бомбардировки планет названо так по вполне внятной причине: после первого залпа светило пропадает из-за огромного количества поднятого в небо пепла. После второго — ночь будет продолжаться пару дней.
— Ещё я обнаружил несколько следов сверхсветовых скачков: отсюда и сюда — если правильно считаю, то это третья «ходка». А если учесть, что к крейсеру пристыкован трейлер «Спутник»... Там чего-то просто дохренища. НЭ?
— Когда нас засекут? — К. смутило отсутствие патрулей при такой интенсивной активности. Расслабились что ли?
— Как только выйдем на «околоземную» орбиту, — Владек уже рассчитывал вектора для маневров. На челноке нет орудий и каких-либо систем противодействия вражескому огню. Стелс-система бесполезна, так как поверх неё действует другая — «свой-чужой». Как бы пилот не хотел, но при определенном, заданном протоколами безопасности, расстоянии ВИ челнока дружелюбно известит ВИ крейсера о своем присутствии. Взломать данные протоколы, хотя и были «серые» исключения, невозможно.
— Тогда зачем ждать? Уходим, — во-первых, Мэгэта никогда не подводило предчувствие (это понятно), во-вторых он озвучил мысли всех фениксов. Несложно догадаться, что «Закат» необходим для зачистки, а находится в зоне поражения во время удара — непростительная глупость. Брать на абордаж крейсер — смело, но вряд ли целесообразно — при значительных потерях личного состава капитан инициирует команду самоуничтожения и всё — спеклись пташки.
— Нужна информация, следуем курсом по линии обстрела, посмотрим, что тут забыл Призрак, — К. принципиально не собирался называть предателей «церберами».
— Принято, — Владек уже отметил, что из-за соблюдения траектории дрейфа, крейсеру будет сложно вести по ним огонь, особенно если пилот будет уводить челнок из зоны покрытия. — Самый простой вариант — лететь прямо под «Закатом».
— А что у них других орудий нет? — ложка дегтя от Поусли.
— Есть, но присутствует риск промахнуться по нам... — начал Владек.
— И попасть по своим, — закончил пессимист.
— «Зевс», — Мэгэт точно получал удовольствие, обламывая все надежды на благополучный исход. Против предчувствия не попрешь.
— Не установлено, — пилот был весьма рад этому обстоятельству. Совершенная система точечного уничтожения — от одного юнита противника до целой укрепточки — вне зависимости от маскировки, защищенности или скорости перемещения (за исключением сверхсветовой, естественно). Три секунды для наведения, «гром и молния среди ясного неба», дымящийся кратер... и суеверие — «их забрали духи».
— А сеть есть? — Вивьен чрезвычайно уместно предположила, что для получения информации совсем необязательно лезть под какой-то «Закат». Что это такое она не знала, но название орудия давало просто огромное пространство для полета фантазии. А у отоспавшейся и избавившейся от страха мисс Рак’ши с фантазией было всё в прядке.

«Да какой он маньяк. Мой одногодка. Отнимаем время проекта, плюс подготовки там разные, тренировки. Если я правильно помню, чтобы стать „собакой ада" нужно не меньше пяти лет... или их как-то по-другому называют... да пофиг... симпатичный... А броня просто отпад».
— Нет, Вивьен, сети нет. Но есть комбуи, и они блокированы... сигналом с крейсера, — Владек слегка растерялся, так как он это «как бы упустил», но К. или не заметил, или он в любом случае хочет пойти на сближение.
— Хименус, Пинкли, Сойер, вы это слышали? — Франко выглядел обычно, то есть «круче меня только мои же яйца». Даже реакция К., моментально наставившего на него М-6 «Палача», никак не изменила выражения лица α-dog’а.

Оперативники отрицательно помотали головами, так как дар речи был недоступен в силу обрушившейся на салон тишины. Все ждали последние слово приговоренного к смертной казни.
— Что ты слышал? — К. был готов, как и Франко.
— Не разобрал... но, поверь, когда начну разбирать, сам пущу себе пулю в голову, — оперативник себе не изменял.
Он дойдет до конца.
Командир убрал пистолет. Мисс Рак’ша непринужденно потянулась и зевнула.
«Вот дура! И куда я косу под шлемом дену».
Челнок слегка тряхнуло.
— Нас засекли, выслали двух перехватчиков, я совершил «скачок», мы уже входим в атмосферу. Пока истребители развернутся и настроятся для ведения преследования и боя в новых условиях, мы успеем получить данные сканирования... WTF?! — Владек рассматривал первую картинку.
— Докладывай.
— Обнаружено небольшое поселение, никаких добывающих или перерабатывающих комплексов... фермерская колония. Население практически отсутствует, но я засек около двух сотен сигнатур боевиков, где-то половина рассредоточена, остальные на территории космопорта. На посадочной площадке модули «Спутника», четыре, — Владек всё ещё не мог понять, что происходит.
— Что они грузят?
— Людей...
То, что грузовые модули трейлера «Спутник» не предназначены для транспортировки людей, знала даже мисс Рак’ша.
— Приготовиться к десантированию. Первая группа: я, Франко, Гилпен, Сойер, Мэгэт, Владислав — разбиваемся на пары и зачищаем территорию поселения. Вторая группа: Ливер, Джеферсон, Бравос, Пинкли, Хименус — захват космопорта. Поусли и Рак’ша, на вас связь. Владек, остаешься на челноке на случай авианалета, когда появится связь — координируешь. Вопросы? — К. был в ярости и не скрывал этого, он отказывался принимать, что у предателей попросту нет выбора, и они, как и должно рабам, выполняют приказы своих хозяев — собирают жатву собственного народа.
Прости их... и убей.
— Пленные? Языки? Потери среди гражданских? — Франко спросил больше для проформы, чем ради интереса, ответ он знал заранее.
— Это карательная операция, а не разведывательная... и не спасательная, — на секунду К. задумался и попытался вспомнить, участвовал ли он вообще когда-либо в спасательных операциях. Память не подвела — никогда.

Я гончий, а не сторожевой...
— Убить. Их. Всех, — по оценкам К., там внизу значительная часть солдат Призрака, и уничтожив их, они лишат бывшего главу «Цербера» численного и, соответственно, тактического преимущества. Организацию ещё можно спасти.
Или, хотя бы, достойно похоронить.
Фениксы приняли к сведению «настроение камрада» и начали разбирать снаряжение.

Накладная на груз. Совершенно секретно. Ц.:
Наименование: официальное отсутствует, рабочее — «Разоритель».
Производственный код: отсутствует.
Вид: Энергетическое оружие, работающее на принципе «ускорителя масс».
Тип: Штурмовая винтовка.
Производитель: Murder Inc.
Позаботьтесь о своих родных и близких. О врагах позаботится Murder Inc.
Murder Inc.: Мы за будущее. Мы за человечество.

Масса, кг: 5
Длина, мм: 700/350 боевой/походный режим
Боезапас, термозаряды: 2
— основной на 30 выстрелов;
— дополнительный для замены основного или боепитания установленных активных модулей.
Прицел: синхронизации с интерфейсом визора или других средств индивидуального наведения.
Дополнительно:
1.Встроенный бронебойный модуль «Вандал» (пассивный).
2.Встроенный ударно-зажигательный модуль «Факел» (активный).
Примечание 1: Данная штурмовая винтовка изготовлена по проекту модернизации М96 «Мотыга».
Заказчик: Старший офицер штурмовой бригады «Центурионы» [имя удалено]

Примечание 2: Ввиду профессиональной некомпетентности исполнительного технолога [имя удалено] во время испытаний опытных образцов был выявлен ряд критических недостатков:
— недопустимо слабое тепловыведение, снижающее полезную нагрузку термозаряда;
— скорострельность, превышающая требуемую, согласно заявке проекта;
— как следствие выше изложенного: проблематичность контролируемого расхода боеприпасов и быстрое истощение боезапаса;
— несущественно: невозможность дополнительный термозаряд использовать как основной, не вынимая его из приемника.
Заключение: проект провален и закрыт. Прототипы отправлены на утилизацию.

К «дефектной» штурмовой винтовке прилагалась пара-тройка гранат на личное усмотрение. Исходя из описания, «Геенна» при детонации создавала «огненную» сферу с программируемым радиусом поражения до двух метров; температуры горения в течение полутора секунд хватало, чтобы прожечь броню тяжелой техники, а дальше — «томное тление» останков экипажа. «Коцит» действовал с точностью да наоборот, обращая, скажем, боевых мехов, вроде «ИМИРА» (тесты проводились именно на них), в глыбы льда. Конечно, термальной энергии не всегда достаточно, чтобы спалить или перегрузить КЩ, поэтому для начала цель всё-таки лучше лишить лишней защиты. Критическим же недостатком, послужившим провалу проекта (а это был один проект «Кара»), являлась и является хрупкость гранат, ведущая, так некстати, к неконтролируемой детонации.
Учитесь деликатности и нежности, мальчики. Или умрете.

Белоснежного штурмовика также не обделили: К. презентовал Вивьен М-6 «Палача», абсолютно понимая, что «ассистент» никогда не стреляла. Камрад взглядом дал понять Поусли, какая у него второстепенная задача, феникс утвердительно кивнул.
— Я проложил маршрут. Первая группа приготовиться, сброс через две минуты, — Владек сосредоточился, убедился, что перехватчики ещё относительно далеко и не смогут помешать десантированию. Потом он уведет их как можно дальше, выигрывая время для наземных групп.
— Оймля... а как я буду... э, де-сан-ти-роваться? — Вивьен не ожидала, что её негодование встретят так безучастно. Только один феникс обратил на неё внимание.
— А уни-планеры тебе на что? ВИ всё сделает, не дрейфь, — Сойер больше думал о том, куда она косу под шлемом денет.

«Может предложить отрезать, у меня и инструмент подходящий есть».

— Так их нет, — мисс Рак’ша была спокойна: фениксы что-нибудь придумают.
«Не выбросят меня же из челнока просто так. Да?»
— Как это нет? — Франко смотрел на вопрошающий взгляд Вивьен, но обращался к К., что командир прекрасно понимал.
— Долго рассказывать, но они действительно израсходованы. Поусли, — камрад отдал ещё один немой приказ, феникс снова утвердительно кивнул.
«Нянькой, блин, заделался».
— А что Поусли? — Вивьен уже надоело терпеть, что «боевики общаются по средствам телепатии», а её держат постоянно в недоумении.
— Увидишь, — К. посчитал нужным именно так ответить на вопрос, ведь если девушку просто проигнорировать, она не успокоится. А времени на разъяснения нет.
Ох, погубите красотку... Хотя бы не давайте ей убивать.

Вивьен всё поняла и успокоилась. Тем более что пилот уже открыл шлюз и говорить было неудобно.
— Первая группа пошла, — Владек вел челнок по нисходящей дуге, и это было необходимостью. У большинства фениксов даже после употребления «специальных припасов» биотический потенциал оставлял желать лучшего. Следовательно, системе стабилизации может не хватить мощности для компенсации удара при приземлении, и фениксы покидали челнок в порядке уменьшения сил.


Высадка. К. и Франко. Мастер и подмастерья.

A-dog и камрад координированно приземлились на крыше жилого дома. Ещё в падении оба оценили тактическую обстановку: предатели ведут поисковую операцию, разбившись на отряды по пять бойцов, прочесывают улицы и обыскивают здания. Есть вероятность, что столь малые объекты как оперативники не были засечены системами крейсера, и сообщения о десантировании противника не последовало. Вторым немаловажным фактором являлось то, что костюмы не проходили процедур интеграции и идентификации в войсках «Цербера», таким образом, система «F-F» не действует дальше Baker`s Dozen, а стелс-система имеет преимущество, так как в неё заложены протоколы поиска по умолчанию.

«Они не видят нас, мы не видим их. Честный бой. Хотя...»

— К., кажется, то, что я иногда слышу — это не одурманивание, а сигналы переговоров, — Франко был абсолютно уверен, что камрада больше заинтересует не возможность засекать предателей на расстоянии, а употребление слова «иногда».
— Имеет смысл, эту волну невозможно засечь или отследить... Так, похоже, они ищут всё ещё не нас, — К. сознательно игнорировал признание феникса. Франко был одним из двух лучших оперативников, подготовленным лично им по программе «Псы Аида», в его слове камрад не сомневался. Сказал, что пустит себе пулю в голову, значит пустит. Вопрос закрыт.
— Тактическое уничтожение или в лоб? — у обоих шлемы были, конечно, закрыты, но камрад ясно видел, как Франко сначала посмотрел на его нож, а потом уже на свой «Разоритель».
Ножом. Ну, пожалуйста.

— Как в старые времена, курсант, — К. предвкушал то удовлетворение, которое он получит от битвы.

Возмездие.

— Вас понял, эксперт, — α-dog проверил оружие, количество термозарядов и гранаты. От убийств он никогда не получал удовольствия, от осознания собственной доказанной на практики смертоносности — огромное.

«Макинтоши, надеюсь, вы заказали заранее, как и полагается настоящим солдатам».



Высадка. Гилпен, Сойер и «какая на хрен прелюдия».

Оба горячих парня, неимоверно радостные нормальным погодным условиям, активировали «подушки» за десять метров до земли. Оба приземлились с убийственной точностью на двух боевиков, шлемы которых, конечно, не дали проломить черепа, но вот их шейные позвонки оказались не столь ударопрочными. Сойер, заведомо найдя и на «Разорителе» любопытную кнопочку, вогнал приличный клинок в горло рядом стоявшего бойца. Ширина лезвия красно-речиво лязгнула о том, что её достаточно, чтобы отделить один позвонок от другого. Одновременно, вынимая клинок, феникс нанес удар локтем замахивающейся тонфой третьей жертве. Дальше просто пустил пару пуль в голову — одна для КЩ, другая на прощание.

«Вот придурок, ждал пока тонфа зарядится. Полный мрак».

Гилпен не любил близких контактов без необходимости, поэтому трех стоявших к нему ближе всего он расстрелял. А наконец-то отреагировавшие ещё трое в метрах пяти от феникса были уничтожены «Факелом» — первого разметало взрывом, двух других накрыло огненной волной, и, немного поплясав, их обугленные тела предались земле.

«Прах к праху, сукины дети... Двух термозарядов как не бывало. Накладно».

Сойер, привыкший действовать по нарастающей, разводил руками:
— А я здесь на хрена?
— Ты хотел опробовать клинок? Опробовал. Я что, ждать должен, пока ты наиграешься? — Гилпен перезарядил оружие и осмотрелся. Светло, тепло и комары не кусают... ах да, ещё несколько свежеиспеченных трупов под ногами. «Шикарно»©

«Он ведь ещё и три(!) „Геенны" взял. Пироманьяк».



Высадка. Мэгэт, Владислав и «опять этот сраный дым».

Самые чувствительные, равно как и самые истощенные, фениксы совершили слегка жестковатые посадки.
— Поупражнялись с хлыстами, теперь поупражняемся в стрельбе, — Владислав, стоя на краю крыши здания, которое не очень мягко встретило оперативников, оценивал ситуацию. Войска слишком разбросаны, загнать в угол или окружить не смогут, тем более перед высадкой каждый феникс получил подробную карту поселения.

«Владек отличный координатор».

— Давай только без ритуальных подвешиваний убитых, — Мэгэт справедливо считал, что ненависть и желание смерти в отношении врагов — чувства нормальные и адекватные. Но глумление над телами мертвых, неважно, чем оправданное, это бесчеловечно.

«На Земле только один вид заботится об усопших».

— Как скажешь, святой, всё равно веревки-то нет, — Владислава ничуть не смущала позиция напарника, каждому своё, у каждого свои границы, за которыми заканчивается человечество.

«Главное, чтобы они вообще были».

Фениксы примерялись к группе из полутора десятков бойцов. Внезапная атака принесет максимум пять-шесть «скальпов», а дальше аттракцион «убей или будь убит». В принципе, шансы неплохие — ОТГ «Феникс» имеет общий класс подготовки ПА, уровень же противника явно ниже.

«Для захвата гражданских псов не спускают».

«Добрый доктор Айболит» убедил Призрака, что его теории непогрешимы, а результаты будут сенсационны. И босс передал в руки «мясника» треть элиты, но для подстраховки на случай превышения «процента потерь» поставил К. оператором. Возвращаясь к Селене, теперь кристально ясно — если бы не его присутствие, не его личный пример, оперативники бы взбунтовались уже после первой стадии.

Бесшумно спустившись с крыши, посчитав тамошнюю позицию слишком уязвимой, Мэгэт и Владислав начали «разорять» вооруженные силы ренегатов. Первый шаг оказался более удачным, чем предполагалось — перед разрядкой оружия каждый из фениксов убил по пять боевиков.

«Слишком просто... что-то тут не то... как термозаряд исчерпан? "Твоюж мать!»©

Уйдя в укрытие для перезарядки, оперативники услышали странные звуки, Владислав прекрасно помнил, что это и уже снова матерился про себя. А вот Мэгэт был неприятно удивлен, и матерился вслух.



Высадка. Ливер, Джеферсон, Бравос, Пинкли, Хименус и «чё за нахер».

При установленном скоплении противника нереально скрытно приземлиться, поэтому группа захвата космопорта сговорилась ещё в челноке о плане операции. Перво-наперво, каждый запасся лишней связкой из пяти гранат и дополнительными термозарядами — когда начнется бой, гражданские впадут в панику, и на линии огня появятся «ложные» цели — нужно быть готовыми, что не каждая пуля попадет в того, в кого стрелял. Дальше отвлечение — пятеро оперативников на подлете к точке сбрасывают лишние гранаты веером, эффект — тревога, дезориентация, а главное — первые потери противника. Как бонус, утрата контроля над пленными, которые могут стать отличным передвижным укрытием. ВИ фениксов ещё до бомбардировки запомнили доступные цели, те, с которыми был установлен визуальный контакт. Все в тяжелой броне. Большинство вооружено SMG из последнего каталога Murder Inc. H2 «Шершень» (в общегалактической номенклатуре стрелкового оружия М-25, как будто кроме «Цербера» они могут быть проданы кому-то ещё — «Murder Inc. For Cerberus only. Special Limited Edition»). Были так же и старые знакомые с М96 «Мотыгами», кажется, они что-то вроде офицеров. Самыми малочисленными оказались бойцы, вооруженные одним единственным пистолетом M-5 «Фаланга». За исключением Н2 «Шершня» получался какой-то old school, бюджет, наверно, урезали.

«И не одного дробовика? Либо они чересчур уверены, что никто не подойдет так близко, либо я чего-то не понимаю».

«Кара». Огонь и лед. Обращённые в пепел и в глыбы льда враги и не только.

«Какого хрена в характеристиках не указали, что у гранат нет ударной волны».

Ожидания фениксов не оправдались. Гранаты, естественно, упали не одновременно, и хотя метеоритный дождь длился от силы секунд пять — уже после первого взрыва вся посадочная площадка была окутана непроглядным дымом, а после последнего бойцы тактически идеально рассредоточились и заняли оборонительные позиции. Ливер, Бравос и Пинкли приземлились на крыше главного здания космопорта, Джеферсон и Хименус на модуль «Спутника». Каким-то образом их тут же засекли, и фениксы оказались под шквальным огнем.

ЛОЖИСЬ

«Из чего они палят?»
Автоматический огонь не прекращался, и горе-десантники уже осознали, что занятые ими высоты не дают никакого преимущества.
«Даже не высунуться!»
«Понятно, почему нет дробовиков».
-цели потеряны-

«Да ВИ просто издевается!»

— Отходим внутрь здания пока они нас гранатами не заки... — «ясновидящий» Ливер был вынужден прервать изложение нового плана, как и его товарищи, он бросился прочь от посыпавшихся гранат.

«А они средств не жалеют».

Фениксы ворвались во внутреннее помещение, позади осколочные гранаты тянули к ним свои многочисленные щупальца смерти. Никого не задело.
— Начало, прямо скажем, не очень, первый раунд за ними... — на деле Бравос был вполне доволен. Из какой хрень их «полевали», они так и не узнали, а по прагматичным учениям К. — «одна неизвестная составляющая это одна жизнь». Так что по большому счету — боевая ничья.
Тем временем Джеферсон и Хименус добежали до противоположного края модуля и благополучно спустились на землю. На посадочной площадке, как и задумывалось, творился хаос — пленные паниковали и пытались убежать, а боевики тщетно старались взять ситуацию под контроль. Слышались редкие выстрелы — люди-то нужны живыми.— Так, пока у них есть лишние заботы, нужно найти тех молодчиков с пулеметами. Дым скоро рассеется, надо поторопиться, — Джеферсону не терпелось лично испытать такую огневую мощь, в смысле на противнике, а не на себе.
— Предлагаю отпереть все отсеки, — по данным сканирования челнока, в каждом из четырех модулей трейлера «Спутник», может содержаться до четырехсот человек. При условии, что внутри предусмотрены вертикальные ярусы. Хименус цинично рассчитал, что двум оперативникам будет легко затеряться в полуторатысячной толпе.
— Смотри, дело твое, но если раздавят... — Джеферсону нравился ход мыслей напарника.



Высадка. Мисс Рак’ша, Поусли и «connecting people».

Несмотря на точную посадку, приземление на диспетчерскую вышку с привлекательной девушкой в объятиях не показалось Поусли удачным. Вивьен, конечно, не знала, что такое «подушка» и при её активации слегка смутилась от новых ощущений. Девушка подалась немного назад, и оставшиеся до крыши два метра пара пролетела в горизонтальном положении. Поусли стал второй «подушкой» для мисс Рак’ши, которая почти и не почувствовала контакта с поверхностью.
— Да слезь ты с меня, — феникс, воздержавшийся от грубого спихивания с себя лишнего штурмовика, дождался, поднялся и осмотрелся. На посадочной площадке творилось черт знает что — дым, крики, заградительный огонь, взрывы. На крыше главного здания космопорта уже никого не было, а по одному из модулей «Спутника» бежали двое.
— Они хоть атаковать-то успели или сразу ударились в бегство, — Поусли не мог вспомнить причины того бесстрашия, которое подвигло его на атаку двух сотен хорошо вооруженных и прекрасно обученных бойцов.
— «Церберы не отступают и не сдаются, церберы бьются до конца», — Вивьен почему-то решила напомнить фениксу первую директиву вооруженных сил её любимой организации.
— Ты мне-то не рассказывай, пойдем, у нас тут много работы, — долг и ничего более, ведь больше ничего и нет. Ни бесстрашия. Ни отваги. Ни храбрости. Только долг. Поусли равнодушно пошел к люку, что там внизу, его не интересовало.
— Эй, бесстрашная...
— Да.
— Если дашь себя подстрелить, добью и скажу, что умерла от инфаркта. Ясно? — феникс расценил неуместной глупую браваду девушки с подтекстом о его страхе.
— А что мне сказать, если подстрелят тебя? — Вивьен приняла слова Поусли за шутку.
— Правду. Что это сделала ты и со спины, — оперативник остыл и признался сам себе, что погорячился. Хорошо, что она не восприняла его всерьёз.
«У всех есть минуты слабости, минуты отчаяния. Даже у К., иначе бы ты, девочка, осталась со своими коллегами».


В диспетчерской.

— А что конкретно К. имел в виду под «Поусли и Рак’ша, на вас связь»? — мисс Рак’ша, не задумываясь о собственной безопасности, сняла шлем.
— Связь между нами... В смысле между фениксами, — оперативник что-то искал на приборной доске. Обернувшись к девушке, он увидел сначала снятый(!) шлем в руке, а уж потом, как Вивьен разматывает косу — два оборота вокруг шеи. Праведный гнев тут же вышел через глубокий вздох.

«И как она себя не придушила-то?»

— А почему костюмы не оснащены передатчиками? — наконец свобода, а то шея уже затекать стала.
— Запрещено протоколами безопасности, вы же тоже общались только через интерком... Так, а теперь давай работать.

Принцип простой. Башня станет «станцией-ретранслятором», а синхронизированные ВИ костюмов «рациями». Для этого необходимо обойти фаервол, что не является проблемой, так как Поусли сам носитель и имеет кое-какой «привилегированный» допуск. После определенных манипуляций система «черный ящик» станет доступной, и ВИ смогут использовать заархивированные голосовые сообщения носителей, которые, увы, автоматически конвертируются в текст. Но этот текст уже можно будет отослать другому ВИ. Тут-то и нужна диспетчерская вышка, именно она будет служить временным хранилищем сообщений (ВИ допускают, что у «черного ящика» может быть отдельный съемный накопитель) и отправной точкой. Для корректного использования перед текстом сообщения лучше бы указать адресата — ВИ костюмов прекрасно знают, кто в них облачен. Сообщение передастся по каналу синхронизации, чья пропускная способность, кстати, ещё одно препятствие для полноценных переговоров.
«Да они повернуты на секретности и безопасности. Фанатики конченные».
— На то есть причины и, поверь, немаловажные, — Поусли к подобным высказывания всегда относился скептически.
«Я что, это вслух сказала?»
— Кстати, твой ВИ не относится к нашей сети, так что извини, ты пока без связи, — феникса никак не трогало, что там всякие «несведущие в человечестве» думают о «самоотверженности» церберов.
«Я уже больше года без связи».
— Что? Прости, я прослушал, — Поусли был всецело поглощён работой.
— Нет. Ничего.
«Вот, точно покраснела. Чертов организм».
Совершенно случайно Вивьен Рак’ша увидела своё отражение в стекле — абсолютно седая, метель покрасила её волосы самой стойкой краской.
«Могло быть и хуже. Волосы имеют свойство еще и выпадать от страха».
— Думай о том, что твоя сила духа превзошла крепость тела, — Поусли верно интерпретировал тоскливый взгляд, с которым девушка смотрела в окно.
— Спасибо. Наверно.
— Не за что... Ну, проверим... вроде работает... так...

Ливер, как обстановка?

Ведем бой в здании, тут им малость тесновато, так что пока всё в норме.
Для направленного сообщения указывайте в начале адресата.

Франко, придурок.

Пипец тебе, кролик.
Прекрасно. А теперь установи связь с Владеком.
Принято.

— А сигнал вышки не выдаст нас? — а что? Работа сделана, можно и собственной безопасности подумать. Только вот шлем Вивьен одевать не собиралась.



Каратели. К., Франко и «весь план коту под хвост».

Тактика ведения боя «как в старые времена» заключалась в следующем. Франко атаковал «в наглую», открыто и с шумом, привлекая внимание противника и вызывая огонь на себя. К. заходил с тыла — двух-трех убивал «без шуму и пыли, бритвой по горлу», дальше лаконичный огонь. И все шито-крыто... Это теория. На деле же, улучшенные войска Призрака действовали феноменально слаженно, безукоризненно точно, действительно как один организм. Франко, используя эффект внезапности, открыл огонь по группе из одиннадцати бойцов — реакция была мгновенной в прямом смысле этого слова — задеть феникс смог только двоих, хотя планировал их убить. Противники ушли с линии обстрела, открыв ответный огонь, не давая Франко не только высунуть, но и сменить укрытие.

«Мать твою, круто... Только вот термозаряд ушел в пустую»

Боевики начали наступательный маневр, через каких-то десять метров огневая позиция феникса превратится в его же могилу. Камрад, приняв к сведению тактическое совершенство, вышел из тени. Ему повезло: у предателей поистине молниеносные рефлексы, они, похоже, объединены в единую сеть и чувствуют друг друга — К. даже не успел отпустить жертву, только что положенную на алтарь своей любимой, как по нему открыли огонь. Воспользовавшись мертвецом как щитом, камрад ответил навскидку, одной рукой прицельно стрелять было неудобно, поэтому он никого и не убил. Термозаряд иссяк на полпути к укрытию.

Действительно, нерациональное использование боезапаса.

К. выстрелил из «Факела» одновременно с Франко — минус пять боевиков. Камрад ушел в укрытие для перезарядки, а α-dog решил пойти ва-банк и «спустил с поводка гиену». Огненная пасть поглотила еще троих, оставшихся феникс «грамотно» расстрелял.
— Действуют как по программе, очень предсказуемо, — Франко заменил термозаряд в дополнительном приемнике.
— Ага, если переживешь первое столкновение. Они знали, что мы здесь, — К. немного жалел, что не взял с собой другого оружия. К «Разорителю» нужно привыкнуть, а времени как всегда нет.
— Типа того. Кто-то уже засветился. Выдвигаемся? — у Франко проснулся аппетит, и его эго требовало продолжения банкета.
— Да, уходим, — К. наконец вспомнил, каково это работать в паре со своим отражением.

Ты в его возрасте был куда сексуальнее... и опаснее.

Ведем бой в здании, тут им малость тесновато, так что пока всё в норме.
Для направленного сообщения указывайте в начале адресата.

Франко, придурок.

Пипец тебе, кролик.
Прекрасно. А теперь установи связь с Владеком.
Принято.

Владек, что у тебя?
К., перехватчики отстали, видимо, им всё-таки нужна калибровка системы наведения. Я посадил челнок за космопортом, тут никого. На сканерах хорошо вижу противника и вас.
Владек, какова ситуация. По общему каналу.

Всем. Ливер, Пинкли и Бравос ведут ожесточенный бой с превосходящими силами противника в главном здании космопорта, там их около сорока. Джеферсон и Хименус на посадочной площадке... вообще полная неразбериха: все пленные на свободе — среди полутора тысяч гражданских засек как минимум полсотни вражеских сигнатур. Мэгэт и Владислав разбираются с пятью, Гилпен с Сойером зажаты пятнадцатью, еще пять на подходе. К. и Франко прохлаждаются.
Принято. Отчет от всех
Минус двенадцать-пятнадцать у Ливера и Ко, мля, тут не продохнуть
Минус десять у Мэгэта и Владислава. Снова дым
Уже минус тридцать у Гилпена
И Сойера

— Кто бы сомневался. Парочка маньяков, — возмущению Франко не было предела.

Минус восемь у Джеферсона и Хименуса. У них тут какие-то автоматические орудия неизвестной модели. И дым
Минус одиннадцать у К. и Франко.
По нулям у Поусли и Рак’ши.
Всем. Перехватчики вернулись... что-то сбросили... что-то большое... так...
Два объекта. Высылаю координаты.

Удар был неожиданным, а грохот оглушающим, по земле прошла искусственная сейсмическая волна, сбивающая с ног, тут же всё вокруг окутала дымовая завеса. Сквозь звон в ушах послышался рев турбины, скрежет и визг приводов, разгон зарядных камер орудия.
К. и Франко уже отползли в укрытие и чувствовали, как ритмично содрогается земля под чьей-то тяжелой поступью.
— Мех, тонн десять не меньше, — α-dog так и представлял себя на груде дымящегося металлолома в эпической позе.

«Гилпен и Сойер сосут»

— И направляется в нашу сторону, — К. невольно вспомнил свои собственные слова «одна неизвестная составляющая это одна жизнь».

Битва титанов. Я уже вся горю.

— Не только он, скоро тут будут и пехотинцы, — эпическая картина в голове Франко как-то потускнела и начала размываться.
— Обходим с флангов, ликвидируем всех боевиков, а потом сосредотачиваем огонь на мехе, — камраду надоело ныкаться по укрытиям. Предатели умрут, несмотря на внушительную огневую мощь и численное превосходство.

Сегодня я верну должок Призраку.



Каратели. Гилпен, Сойер и «вот придурки».

— А эти грамотно двигаются, не то, что первая группа, — еле успев занять укрытие, Гилпен в очередной раз перезаряжал винтовку и ББ. Убийств опять не прибавилось.
Отряд из пятнадцати бойцов они попытались обойти с флангов и уничтожить перекрестным огнем. В итоге сами были атакованы, оттеснены и загнаны в угол. Гилпен использовал все гранаты, чтобы хотя бы приостановить наступление, но на численности противника это никак не отразилось.

«Подающий из меня хреновый».

— Ага, тогда был, типа, эффект внезапности, но нет, ты решил подорвать парочку для острастки, — Сойер стрелял непрямой наводкой из укрытия, его бесила невозможность вести «нормальный» огонь на поражение. Боевики всё время мельтешили и на бегу стреляли также точно, как и со стационарных позиций. Это не давало фениксам хорошенько прицелиться и ответить. Бить на глазок им не позволяла религия и быстрый расход термозарядов. Короткими перебежками под прикрытием интенсивного огня противник неотвратимо приближался.

«Они словно в шахматы играют».

— Достали, уже, — Гилпен на мгновение выглянул из укрытия, оценил обстановку, и чудом не подставился. ВИ успел захватить одну цель. Снова «Факел».
Сойер, уже разобравшийся в шаблонах местной тактики, открыл огонь по кинувшимся в укрытия бойцам — снял двоих, перед тем как «чертов термозаряд» выпал, но, и тут не растерявшись, феникс напоследок дал «прикурить». Первый снаряд сжёг двоих, «Факел» Сойера объял пламенем ещё четверых (настройка «по площади» себя оправдала). Быстро перезарядившись, оба феникса поспешили расстрелять покинувших укрытия «танцоров», и слишком поздно увидели летящие к ним гранаты. Пять осколочных гранат.

«Додумались наконец-то».

Боевики Призрака совершили две ошибки. Во-первых, метнули гранаты, что называется, «под пятку». Во-вторых, как и полагается в таких ситуациях, спрятались от поражающих элементов за укрытиями, тем самым теряя фениксов из вида. Следствие: Гилпен и Сойер стремительно покинули эпицентр взрыва, перемахнув через укрытие, и совершили длинный бросок-перекат в сторону противника. Как и ожидалось, взрывы прогремели во время кувырка, от импровизированной укрепточки фениксов почти ничего не осталось, но их не достал ни один осколок, а остатки взрывной волны даже подтолкнули в нужном направлении. Приняв устойчивое положение, Гилпен и Сойер ударили хлыстами по позициям боевиков. Прямого контакта не было, но ударные волны ошеломили и дезориентировали врагов. Сойер захотел лично поквитаться за испытанный «дискомфорт» и кинулся к трем ближайшим боевикам.
— Ты куда? — Гилпен не мог поверить своим глазам. Похоже напарника здорово допекли. Никто не любит быть загнанным и затравленным.

«А я, лично, и не сомневался, что мы все разрулим».

Но изумляется ловкости и кровожадности Сойера было некогда, и Гилпен запустил оба гарпуна в уже приходящих в себя боевиков. Каждый взрыв разорвал в клочья одного и переломал все кости второму, рядом стоящему. Минус четыре. Мясник тем временем с разбега в прыжке вогнал клинок точно в шею ошалевшего бойца. С силой рванул лезвие в сторону и обезглавил бедолагу. Двое других уже соображали, что происходит, оружие они удивительным образом не потеряли, но посчитали нужным ввязаться в ближний бой. Ну не идиоты, ли? Первый ещё на замахе получил ногой в грудь и отлетел на пару метров, второй-таки успел зарядиться и ударить, но промахнулся. Уйдя под тонфу, Сойер вонзил «кусок стали» в солнечное сплетение и выстрелил, тем самым сбрасывая тушу с клинка. До третьего он так и не добрался — Гилпену осточертело наблюдать за детскими забавами напарника, и он просто расстрелял несостоявшуюся жертву «разделочного ножа».
— Ну да, чего-то я увлекся, у нас ещё...

Рефлекторно, не сговариваясь, фениксы кинулись в только что зачищенные укрытия, и «уютно» устроились между трупами. ББ выдержали касательные попадания и перезаряжались.
— Ты видел, кто это был? — Сойер не успел оценить противника, он лишь заметил, что кто-то выходит из-за угла. А дальше всё на автомате. Теперь по фениксам вели одиночный огонь из пяти стволов, выстрелы которых похожи на пистолетные, но не напоминают ни одно известное оружие.
— Я спиной стоял, у тебя ещё гранаты остались, кидай, — Гилпен отчетливо слышал: стреляют поочередно и момента перезарядки не будет, к тому же, враг идет на сближение, в лоб. Хоть и медленно.
— Ну, нет, сначала надо узнать что там, — Сойер мельком выглянул и рассмеялся.
— Ты чё, припадочный? — Гилпен сразу понял, в чем дело: у напарника на почве стрессов и депрессий, связанных с тяготами и лишениями службы, поехала крыша.

«Ничего. К. тебя вылечит. Пустит пулю в твой бедный больной мозг и всё. Пал смертью храбрых».

— Сам посмотри, — Сойер прекратил истерику, перезарядил винтовку, подобрал трофейный Н2 «Шершень» и спокойно ждал реакции товарища, не обращая внимания на то, что выстрелы раздаются всё ближе и ближе.
Гилпен второй раз за последние десять минут не поверил своим глазам — к ним приближалось пять щитов. Натуральные, полноразмерные тактические щиты, используемые для открытых наступательных операций в условиях городских беспорядков. Не было видно, кто за ними укрывается, только сбоку торчала рука с пистолетом неизвестной модели, который, кажется, стрелял дробью.
— А эти идиоты слышали про бронебойные патроны? — Гилпен от смеха воздержался, но нелепость ситуации оценил в полной мере. — В расход их!!!

Два феникса боевыми перекатами в противоположные друг от друга стороны покинули укрытие и, встав на одно калено, расстреляли неприятеля. Боевики, словно черепахи, втянули вооруженные руки и продолжали двигаться под огнем, никак не замедляясь. Как будто насмехаясь, щитоносцы не стали даже реагировать на перезарядку и позволили фениксам потратить ещё по термозаряду. В пустую.

WTF!!!

— Гранату! Живо! — Гилпен кричал, находясь уже на подлете к новому укрытию. Понта ради сделал несколько выстрелов. Трое щитоносцев провожали его в последний путь дружными залпами. Двое других прощались с Сойером.
«Коцит» хладнокровно исполнил свой древний долг и покарал предателей, заковав двух броненосцев в лёд. Один из трех позарившихся на Гилпена, словно по программе, тут же развернулся в сторону Сойера. Но в голове феникса уже родилась гениальная идея — он запустил гарпун прямо в щит, захват состоялся, и оперативник легкой манипуляцией лишил врага защиты. Выведенный из равновесия боевик был тут же не без злорадства расстрелян. Оставшиеся двое взяли Гилпена в «клещи», обходя его позицию с флангов, они определенно настроились довести дело до конца и никак не отреагировали на происходящее за их спинами...
— Чего с истуканами делать будем? — Сойер перезарядил «Разорителя» и подобрал трофейный пистолет, на боку которого красовалась надпись Т7. Барабанное боепитание, оригинально.
— Всё просто, — Гилпен перешагнул через труп бывшего щитоносца, погибшего позорной смертью от пули в спину, осмотрел его товарища по несчастью и направился к ледяным статуям, расправляя хлысты. Приятный мелкий град ударил по броне.
Только теперь фениксы заметили целый пропущенный чат.

Ведем бой в здании, тут им малость тесновато, так что пока всё в норме.
Для направленного сообщения указывайте в начале адресата.

Пипец тебе, кролик.
Прекрасно. А теперь установи связь с Владеком.
Принято.

Всем. Ливер, Пинкли и Бравос ведут ожесточенный бой с превосходящими силами противника в главном здании космопорта, там их около сорока. Джеферсон и Хименус на посадочной площадке... вообще полная неразбериха: все пленные на свободе — среди полутора тысяч гражданских засек как минимум полсотни вражеских сигнатур. Мэгэт и Владислав разбираются с пятью, Гилпен с Сойером зажаты пятнадцатью, еще пять на подходе. К. и Франко прохлаждаются.

Принято. Отчет от всех
Минус двенадцать-пятнадцать у Ливера и Ко, мля, тут не продохнуть
Минус десять у Мэгэта и Владислава. Снова дым

— Они охренеют! Особенно Франко, — Гилпен представил лицо α-dog’а, и невольно рассмеялся.

Уже минус тридцать у Гилпена
И Сойера
Минус восемь у Джеферсона и Хименуса. У них тут какие-то автоматические орудия неизвестной модели. И дым
Минус одиннадцать у К. и Франко.
По нулям у Поусли и Рак’ши.
Всем. Перехватчики вернулись... что-то сбросили... что-то большое... так...
Два объекта. Высылаю координаты.

— Это ж мы, — Сойер поднял голову к небу. Гилпен перестал смеяться.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Архимедовна
5   
Да, ёлки-иголки, сноски... Это ж надо было в конец текста перенести *чешет затылок* Не сообразила.

Теперь о другом. Очень рада, что вышло продолжение. История "фениксов" меня очень интересует. И написано хорошо.
1
Gothie
1   
"Шикарно" и "Твоюж мать" © - Картман
0
Black_Adam
2   
Сам себя не похвалишь - никто не похвалит?
-1
Dali
3   
Это ж сноска к используемым цитатам, а не эпитеты к рассказу biggrin
А что такое "курс подготовки ПА"?
0
Gothie
4   
см. первая глава
0