Пепел. Глава 4. Zulu/X-Ray. Часть 3


Жанр: Sci-Fi, экшн, дарк.
Персонажи: собственные и заимствованные.
Предупреждения: ксенофобия, насилие.
Описание: Каратели




Каратели. Мэгэт, Владислав и «всё ещё этот сраный дым»

— А как всё хорошо начиналось, — выставив «Разоритель» из укрытия, Мэгэт стрелял короткими очередями сквозь дым. Завеса поглотила их и категорически настаивала на смерти обоих без права последний раз увидеть солнечный свет. Огонь противника также неотъемлемо следовал данной концепции, бесперебойно сообщая, что фениксы в осадном положении. Отстреленные термозаряды уже мозолили глаза.
 Владислав молчал. Он закрыл глаза и слушал: пятеро, вооружены М96 «Мотыгами», точно бьют по их позиции, постоянно в движении, из-за отсутствия укрытий не рискуют подходить близко, ждут, когда закончатся боеприпасы, хотя бы у одного. Хотя Владислав не сделал в дыму не одного выстрела, боевики знали, где он, и не забывали об этом напоминать, регулярно простреливая пространство над ним.
 «Ещё немного».
 Мэгэт на несколько секунд перестал стрелять, что-то там проговорил — кажется, доклад о текущей ситуации, значит, появилась связь. Боевики никак не отреагировали, молодцы, продолжают в том же темпе, как заведенные... Хм, подходят ближе: трое прикрывают, двое почти крадутся, избегают линии обстрела Мэгэта, хороши. Видимо, посчитали, что один феникс кончил все свои термозаряды и принялся за боезапас товарища, который, без сомнений, ранен или убит.
 «Пора».
 Владислав резко принял боевую позицию (в его сторону уже не стреляли) и открыл огонь вслепую: убил двоих крадущихся и задел одного прикрывающего — поймав одно касательное в шлем и прямое в плечо, феникс не по своей воле «ушел» в укрытие. Подобный поворот судьбы на сто восемьдесят градусов двое оставшихся боевиков встретили огнем на подавление, и Мэгэт, не обладающий охотничьим слухом брата, смог полностью положиться на авось. А для верности — «Факел по площади» в землю...
 Дым рассеялся, давая солнцу убедиться, что под ним нет места предателям. Мэгэт поменял оба термозаряда и направился вслед за Владиславом к выжившему. Боец лежал на спине и не мог толком пошевелиться, рука всё ещё сжимала винтовку, но сил воспользоваться ею не осталось. Из простреленной груди ритмичными толчками вытекала кровь, багровым цветом заливая закат жизни защитника человечества.
 Владислав «раскрылся», снял перчатку и провел пальцами по окроплённой кровью эмблеме на броне умирающего. Затем феникс чуть коснулся его шлема и убрал лицевую защиту — на него смотрели горящие голубым пламенем глаза цербера. Безмятежный и бесконечный взгляд.
— Человек без страха, твое последнее слово?
— Человечество... превыше... всего, — слова довались с трудом, выходили вместе с кровью, будто бы пропитанные ею. Звучали как приговор, как избавление. Цель и средство. Никак иначе. Огонь потух.
— Ты отдал свой долг... цербер, — Мэгэт склонился и опустил веки мертвецу. — Ты свободен.
— Пойдем, святой, нам ещё многих предстоит освободить сегодня, — Владислав «закрылся» и в то же мгновение увидел яркий пучок красного света...


Каратели. Ливер, Бравос, Пинкли и «в очередь, сукины дети, в очередь».


Верхние этажи, служебные помещения — слишком тесно для развернутых боевых действий в условиях значительного численного превосходства противника. Во избежание быть зажатыми и просто-напросто закиданными гранатами, фениксы быстро спустились в зал ожидания и заняли оборонительные позиции. Вход с посадочной площадки был только один, а штурм со стороны поселения исключен... теоретически.
 «Странный получается захват».
 Враг не заставил себя ждать. Несколько дымовых шашек обеспечили нулевую видимость по всей огневой площади.
— Они нас за кого принимают? — Ливер обращался скорее к риторике, чем к напарникам. И его можно было понять. Нормальный враг под прикрытием дымовой завесы или наступает, или перегруппировывается. Эти же «салаги» пытаются — вот она «профессиональная некомпетентность» — просто скрыть своё перемещение. Фениксы им упростили задачу одиночными выстрелами из своих укрытий. Ответа, конечно, не последовало. Шах — боевики направились к самым тактически выгодным позициям, согласно расположениям интервентов. Мат — троица восставших из пепла предложила противнику пройти свой путь. Каждый кинул по две гранаты. После детонации остатки несгоревшего дыма устремились к сферам вакуума. Атмосфера прояснилась, бесстыдно выдавая боевиков и наглядно демонстрируя им, что такое геенна огненная. Завязалась долгожданная перестрелка. Места в зале ожидание хватило бы многим, но, в огне минувших событий, враг решил ограничиться оставшейся группой из семи человек. Пока.
 «Этих обслужим, а потом — «следующий».

Ливер, как обстановка?
Ведем бой в здании, тут им малость тесновато, так что пока всё в норме.
Для направленного сообщения указывайте в начале адресата.
Франко, придурок.
Пипец тебе, кролик.
Прекрасно. А теперь установи связь с Владеком.
Принято.

 Два боевика с М96 «Мотыгами» прикрывали пятерку с Н2 «Шершнями». Пока первые «пололи» изо всех сил, остальные, лишь изредка «жаля», подбирались вплотную. Фениксы распределили огонь: Ливер взял на себя «тяжеловесов», а Бравос и Пинкли всячески препятствовали попыткам неприятеля зайти с флангов. Как и ожидалось в пустующее пространство между наступающими и прикрывающими боевиками влилось подкрепление. Еще два «тяжеловеса» заняли ключевые позиции, а к авангарду присоединились три штурмовика. Но в отличие от первой волны между бойцами сохранялась дистанция, сводящая на ноль эффективное применение взрывчатых боеприпасов.
 «Гранаты всё равно закончились».

Всем. Ливер, Пинкли и Бравос ведут ожесточенный бой с превосходящими силами противника в главном здании космопорта, там их около сорока. Джеферсон и Хименус на посадочной площадке... вообще полная неразбериха: все пленные на свободе — среди полутора тысяч гражданских засек как минимум полсотни вражеских сигнатур. Мэгэт и Владислав разбираются с пятью, Гилпен с Сойером зажаты пятнадцатью, еще пять на подходе. К. и Франко прохлаждаются.
Принято. Отчет от всех.

 Ситуация резко осложнилась — любая попытка ответного огня пресекалась на корню М96 «Мотыгами», в тоже время легкая пехота была уже неприлично близко.
 — «Факел», — Бравос синхронизировал наведение ВИ, и, не покидая укрытий, фениксы дали дружный залп. Трех штурмовиков «порубило» и разбросало, остальные в спешном порядке заняли укрытия, а «огородники» решили ответить. Ничего нового, поэтому двое «тяжеловесов» были расстреляны на замахе, их гранаты упали в паре метров от их же бездыханных тел. Жаль, взрывы никого не задели. Другие две осколочные приземлились аккурат около Ливера и Пинкли, и если первый успел отпихнуть подарочек и включить усиление ББ, то последний кинулся прочь.
БУМ
 Правая рука и правая нога Ливера были поражены в общей сложности семью осколками, о чем сообщил ВИ, ещё два засели в спине. Шлем уберег от контузии, и феникс ясно почувствовал всю прелесть парализующей боли. Как назло именно на раненной руке был основной инжектор меди-геля. Имплантаты не давали потерять сознания, но и вести полноценный бой Ливер тоже был не в состоянии, даже целые конечности плохо слушались. Единственное, что смог сделать феникс это сесть поудобнее, то есть просто приподняться с пола. Поднять уцелевшей рукой винтовку над укрытием и стрелять наудачу являлось несбыточной мечтой. Рассудок помутился, но «картинка» оставалась четкой — из-за этого неестественного противоречия у Ливера закружилась голова и начало тошнить. Феникс закрыл глаза.
 «Немного отдохну, а потом продолжу...»
БУМ
 Пинкли оказался невредимым... и вне укрытия. Бравос попытался прикрыть товарища, но его тут же загнали обратно и не давали высунуться. Пинкли, тем временем, находясь под обстрелом пяти SMG, пригнувшись как можно ниже, рвался к ближайшему укрытию. Он вел беспорядочный ответный огонь, хоть как-то мешая боевикам точно прицелится. ББ истощился и перед тем как занять искомую, чуть более безопасную, позицию, Пинкли получил по ноге и торсу. Бронепластина на бедре выдержала, а вот в «бочину» пуля прошла беспрепятственно. Две секунды, два рефлекса: подача меди-геля и перезарядка. И back in action.
— «Факел» — ВИ Пинкли успел поймать всех, кто так упорно пытался отослать его к праотцам, и щедро поделился этим с ВИ Бравосом. Еще двух(!) боевиков разметало. Остальные быстро перестраивали огневой рубеж. Двое фениксов тут же попытались обстрелять оставшиеся силы противника, но сначала их прервали «тяжеловесы», а потом и подкрепление подтянулось. Помещение вновь окутал дым.
-цели потеряны-
— Ливер, ты как? — Бравос заметил отсутствие третьего снаряда и ему это не понравилось.
— В норме, — Ливер открыл глаза. Аварийная система киберимплантатов начала действовать, она выжмет организм досуха, но боец будет сражаться. На немедленную инициацию стоит временное ограничение, дающие раненному шанс, использовать более традиционные и менее опасные средства первой медицинской помощи.

Минус двенадцать-пятнадцать у Ливера и Ко, мля, тут не продохнуть
Минус десять у Мэгэта и Владислава. Снова дым
Уже минус тридцать у Гилпена
И Сойера
Минус восемь у Джеферсона и Хименуса. У них тут какие-то автоматические орудия неизвестной модели. И дым
Минус одиннадцать у К. и Франко.
По нулям у Поусли и Рак’ши.
Всем. Перехватчики вернулись... что-то сбросили... что-то большое... так...
Два объекта. Высылаю координаты.

— Прикройте, атакую, — концентрация адреналина в крови достигла максимума. Даже не заметив, что напарники не смогли выполнить его просьбы, Ливер покинул укрытие и мощным биотическим рывком покрыл разделяющие его и противника десять метров. Оказавшись в дыму, он тут же ударил смэшем в направлении векторов обстрела. Спецификации сработали как часы — ББ усилился, позволяя фениксу выстоять под шквальным огнем. И снова хлысты — послышались звуки контакта: хруст, треск, сдержанные крики. Бравос и Пинкли пошли в наступление, не обращая внимания на редкие выстрелы в их сторону. Огонь навскидку. Завеса начала слабеть, сначала фениксы стали улавливать свечение кнутов, а потом и различать силуэты боевиков. Последние совершенно обоснованно не знали, что предпринять: укрыться от ударов было нельзя, выдержать их было невозможно — поэтому они просто продолжали стрелять, некоторые пытались закидать биотический бич гранатами. Но из-за гравитационных волн они попросту отлетали обратно, а если и успевали детонировать около Ливера, то направление взрыва было строго «от феникса». Тем самым число жертв увеличивалось. Но никакой паники, никакой суеты — боевики дисциплинированно сражались до последнего.
 «Как и должно быть».
 «Вот теперь это захват, почти абордаж».
 Бравос запустил свой «крюк» в одного из вбежавших в зал бойцов, вырвал его из отряда и швырнул в стену. От впервые увиденного боевики замешкались на секунду, и этого оказалось достаточно. Два феникса прицельно расстреляли штурмовиков, слишком поздно кинувшихся врассыпную — никто не ушел обиженным. ВИ просто пестрил сообщениями «lethal damage». Следующую волну взяли на себя «Факелы по площади» — дверной проем стал напоминать врата ада: огонь, кровь, крики и двое молчаливых провожатых напротив. Дальше только «контроль»... И тишина.
 Дым окончательно рассеялся. Ливер стоял в окружении бесформенных туш, лишь издалека напоминавших, что когда-то они были людьми. Весь пол был залит кровью и завален кусками брони. У входа дела обстояли не краше: обугленные останки разорванных боевиков всё ещё дымились среди луж крови. ВИ уверял, что биотическая мясорубка искромсала тринадцать врагов, а врата ада забрали ещё одиннадцать. И того тридцать шесть — по четыре на пасть. Неплохо.
— Чисто, — Пинкли перезарядил «Разоритель». Стимулирующие действие меди-геля закончилось, и феникс почувствовал все свои ранения. Дважды прострелена левая рука, три попадания в торс: два в область живота, одно в грудь, касательное ранение шеи.
-жизненно важные органы не поражены-
-система кровообращения не нарушена-
-заражение отсутствует-
-кровопотеря умеренная, составляет 20% от критической-
— Чисто, — Бравос тоже перезарядил оружие и по старинке (не доверяя это дело ВИ) осмотрел себя: пара царапин на броне, никаких нарушений целостности покрова. Как всегда — неприкасаемый.
— Чисто, — Ливер деактивировал хлысты, раскрыл шлем и упал без чувств. Из ушей и носа сочилась кровь. Пока Пинкли контролировал вход, Бравос подскочил к товарищу для оказания помощи. Теперь стало ясно, какие резервы использовал напарник.
— Жить будет, надо только меди-гель ввести, — Бравос подключил свой инжектор к проводящей системе костюма Ливера.
— Хорошо, что ты у нас такой экономный, а то я свой уже потратил, — Пинкли от навалившейся внезапно усталости сел прямо на пол. Он продолжал следить за входом, только вот вход куда-то исчезал.
«Не прёт в этом году Ливеру, ох, не прёт».
— Пинкли?


Каратели. Джеферсон, Хименус и «сохраняйте спокойствие и оставайтесь неуловимыми».

«Фатум».
Когда оружие является продолжением Вашей руки.
«Фатум».
Когда Вы становитесь орудием судьбы.
«Фатум»
Ужас в сердцах врагов гарантирован. Или Murder Inc. вернет деньги.

 Самый большой транспортник, который может приземлиться на посадочной площадке данного космического порта, может размещать в себе до одной тысячи пассажиров. Корабль таких размеров займет девяносто процентов площади, и людям до основного пункта регистрации останется пройти около двадцати метров. Спокойно и неторопливо. Модули трейлера «Спутник» более компактны — все четыре, они занимают около половины территории. Но всё равно, оставшейся части катастрофически мало, чтобы вместить полторы тысячи паникующих людей. Оказавшись на свободе, пленные с дикими криками ломанулись ко всем имеющимся выходам (кроме одного задымленного): некоторые вели в залы ожидания, некоторые в служебные помещения — но все были блокированы. Обезумевшую от страха толпу это не остановило. Двери гражданских сооружений не предназначены исполнять роль баррикад, поэтому рано или поздно они будут сметены.
 «И прикрытие кончится. Времени мало».
 Фениксы включили стабилизаторы на малой мощности, чтобы уж точно не оказаться поваленными и растоптанными, и растворились в толпе. Озабоченные только выживанием и дичайшим желанием убраться с посадочной площадки как можно дальше, люди не обращали должного внимания на пару фигур, которые лавировали между ними. Оперативники направились к врагу.
 Боевики же проявили выдержку и осторожность — перегруппировались на импровизированном плацдарме между модулем трейлера и входом в главный зал ожидания — приготовились к бою. Две дугообразных линии обороны. Первая — легкая пехота с SMG — бойцы опустились на одно колено и отслеживали бушующую перед ними реку страха. Вторая — «тяжеловесы» с StG — в пяти метрах позади. У самого входа в космопорт расположились странные стрелки с M-5 «Фалангами», которые блокировали двери во избежание прорывов с тыла. Никого не беспокоило ни отсутствие укрытий, ни трупы сослуживцев: сожженные или обращенные в лед, будто всё ещё оставались в строю, являлись действующими боевыми единицами. Создавалось впечатление, что они вовсе не мертвы: обугленные готовы в любой момент восстать, словно фениксы из пепла, а белоснежные статуи обратится в живых, подобно горгульям. Стражи царства Аида создали небольшой островок абсолютного спокойствия и непоколебимости — око бури. И ждали.
 Фениксы подошли на расстояние визуального контакта — картина впечатляла — буквально на костях своих товарищей, среди замер(з)ших безмолвных братьев стояли последние, готовые последовать вслед за павшими или отомстить за них.
 «Твою мать, пока мы заходили на сброс, у них шел сбор».
 Хименус, дожидаясь сигнала Джеферсона, «запоминал» цели. И хоть мертвых было раза в два больше чем живых, атаковать в лоб три десятка боевиков было как-то безрассудно.
 «Как бы остальным не пришлось доделывать нашу работу... О, связь»

Ведем бой в здании, тут им малость тесновато, так что пока всё в норме.
Для направленного сообщения указывайте в начале адресата.
Пипец тебе, кролик.
Прекрасно. А теперь установи связь с Владеком.
Принято.

-ready to kill-
 Джеферсон известил о своей готовности. Оба оперативника дали несколько коротких очередей прямо в толпе, скольких невинных гражданских они убили, считать было некогда. Да они и не собирались. План начал работать: люди под давлением свежего дыхания Фобоса и Деймоса кинулись прочь без оглядки, вид крови привел их в исступление, импульсы страха и ужаса передавались прямо по воздуху, через крики и вопли. И те несчастные, которые видели, куда несутся эти потоки, ничего не могли поделать. Одни подчинились течению и безумию, другие, что в шоке не могли двинуться с места навстречу захватчикам были сбиты с ног и задавлены. Солдаты Призрака не шелохнулись — плотина выдержит любой напор.

Всем. Ливер, Пинкли и Бравос ведут ожесточенный бой с превосходящими силами противника в главном здании космопорта, там их около сорока. Джеферсон и Хименус на посадочной площадке... вообще полная неразбериха: все пленные на свободе — среди полутора тысяч гражданских засек как минимум полсотни вражеских сигнатур. Мэгэт и Владислав разбираются с пятью, Гилпен с Сойером зажаты пятнадцатью, еще пять на подходе. К. и Франко прохлаждаются.
Принято. Отчет от всех.

 Фениксы атаковали синхронно с правого и левого флангов — по две «Геенны» и одному «Факелу». Боевики, увязшие в давке, были лишены возможности маневрировать, и встретили огонь со смиренным фатализмом. Взрывы и горящие тела случайных жертв с новой силой подстегнули сумасшедшее течение людей.

Минус двенадцать-пятнадцать у Ливера и Ко, мля, тут не продохнуть
Минус десять у Мэгэта и Владислава. Снова дым
Уже минус тридцать у Гилпена
И Сойера

— ОПАСНОСТЬ. ЗАХВАТ-
 Одновременно с дымовой завесой на фениксов обрушился ураганный огонь — среди «несобранного урожая» был запущен безжалостный принцип домино, неумолимо приближающийся к искомым целям через смерть случайных. Джеферсон и Хименус прорывались, как могли, стремясь не погрязнуть в бурлящей биомассе. Двигались зеркально относительно друг друга (насколько это позволяло тесное общение с новыми знакомыми), огибая противника. Сообщение горело так ярко, что всё поле зрения приобрело оттенки алого. Впрочем, как и реальный мир за их спинами — воронка Инферно ширилась и с каждым мгновением приобретала всё более четкие очертания.

Минус восемь у Джеферсона и Хименуса. У них тут какие-то автоматические орудия неизвестной модели. И дым
Минус одиннадцать у К. и Франко.
По нулям у Поусли и Рак’ши.
Всем. Перехватчики вернулись... что-то сбросили... что-то большое... так...
Два объекта. Высылаю координаты.

 ВИ вычислил местоположение турелей (сомнений не осталось — это не ручное оружие) — четыре стационарных терминала высокоскоростного сообщения «земля—тот свет». Хименус на ходу, если можно так назвать попытки протолкнуться в адовом котле, выстрелил из «Факела» вверх. Через пару секунд сквозь незатихающий ор послышался взрыв, ВИ известил о прекращении огня с одной из двух позиций. Мгновение спустя, с трех сторон по фениксу ударили взрывные волны и несколько осколков вперемешку с кусками «укрытий» — оперативник не удержался на ногах и упал. Огонь, похоже, переключился на напарника... И очень не вовремя — Джеферсон только навел «Факел», как по нему ударила новая очередь: четыре попадания со средним нарушением целостности покрова (мощность ББ была переведена на усиление стабилизаторов и защита оперативника полностью переложилась на совесть брони) плюс очередное безжизненное тело на пути. Как итог, потеря цели прямо перед выстрелом. Феникс с трудом сохранил равновесие и спешно перезаряжал «Разоритель», оставаясь в постоянном движении, а в нескольких метрах от него гранаты рвали границы мира живых. Выстрел... Хименус, вспоминая Болконского под Аустерлицем, узнал, что предел прочности костюма при гравитационных перегрузках достаточно высок и его не раздавят, но и подняться не представлялось никакой возможности. Попытка раскидать мешающих людей биотикой не пройдет незамеченной, и его в очередной раз закидают гранатами. Но — оба ВИ снова синхронизировались, напарник вот-вот даст залп, и любоваться небом некогда — надо действовать. Не отрываясь от земли, Феникс сгенерировал умеренную ударную волну, необходим был лишь небольшой просвет, и он его получил. Выстрел... Последняя турель умолкла, и боевики прекрасно знали почему — линия заградительного огня прорвана, враг внутри периметра. Всем приготовиться к контакту.
 Подчиняясь какому-то неподдающемуся описанию инстинкту хищника, Хименус точно двигался от жертвы к жертве: подкрадывался со спины, захватывал, валил на землю и вонзал снятый модуль «Фатум» прямо в шею — даруя мгновенную смерть. На потери враг никак не реагировал — стрелять наугад было бесполезно, шанс попасть по противнику ничтожно мал. Обнаружить феникса в толпе было невозможно, почувствовать его за спиной — слишком поздно. Минус шесть.
 Дым редел, и Джеферсон заметил движение у двух, только что подорванных, турелей. Как выяснилось — поврежденных, но не уничтоженных. Он нацелил «Факел» на одного бойца, а о существовании второго сообщил напарнику. Первого «ремонтника» разорвало вместе с турелью (на этот раз окончательно), о смерти второго никто так и не узнал... На вспышку Джеферсона отреагировали почти все — количество трупов рядом с фениксом прогрессивно росло — оперативнику всё тяжелее и тяжелее давалось продвижение, стабилизаторы начали истощаться, и он уже был готов отдаться броуновскому хаосу... Хименус тем временем вынул клинок из шеи «ремонтника» и оценил ситуацию: партнер долго не продержится, нужно спешить. Феникс вооружился табельным оружием офицеров ВКС Альянса, захватил несколько целей и приготовился к инициации протокола mark-&-kill. Его стабилизаторы также были на последнем издыхании, но перед отключением он успел продырявить головы четырех особо рьяных преследователей Джеферсона...
 Повалились фениксы почти одновременно, напоследок запустив по разрывному заряду — Джеферсон попал в «тяжеловеса» и его окружение, а Хименус расчётливо подорвал двери вмести с оставшимися двумя боевыми инженерами.
 «Если повезет, течением внесет прямо вовнутрь»
 Деактивированная турель, видимо, из-за потери контроля оператора заработала в режиме «Kill’em All», кося без разбора всех окружающих. Хименусу было уже всё равно — от входа его отделяло всего ничего. А вот Джеферсон справедливо предположил, что последняя заложенная цель осталась для орудия приоритетной. И оказался прав.

— ОПАСНОСТЬ. ЗАХВАТ-
 Уйти с линии обстрела феникс не мог физически, благо, пространство между ним и турелью не пустовало. Вот только люди явно кончатся быстрее, чем прекратится огонь. Никаких термозарядов, старая-добрая система «cool down» с отводом тепла в генератор КЩ для дополнительного укрепления защиты. То есть постоянный огонь, пока ствол не перегреется. Весьма практично. Только сейчас, когда дым рассеялся, Джеферсон увидел машину смерти во всей красе. Точнее, вскользь заметил, так как турель использовала термооптический камуфляж и проявлялась лишь размытым мерцанием во время стрельбы. Как будто этого было мало, к нему направлялись ещё и три «тяжеловеса», упорно избегающие линии автоматического огня, они изредка поднимали М96 «Мотыги» над головами и стреляли в феникса. Ответить Джеферсон не мог, толпа подчинила его себе, сковала и лишила воли, даже зарядить «Факел» было проблематично. Поэтому оперативник последовал примеру напарника, вооружился «Фатумом» и исчез. Турель потеряла феникса и вновь переключилась на бесцельную бойню...
 Хименус выбрался на «берег» в зале ожидания, не заметить работу своих товарищей было сложно, но вот где сами фениксы.

Ливер?
        Бравос?
                  Пинкли?
Хименус, мы на втором уровне, в медблоке, всё чисто
Бравос, вижу, сейчас буду.
Джеферсон, ты как?
Хименус, всё в норме.
Джеферсон, я, Бравос, Ливер и Пинкли в медблоке на втором уровне главного здания космопорта. Освободишься, подходи.
Хименус, ага, ждите.


Танатос. Мисс Рак’ша и Поусли.


— А я думала, мы защищаем человечество, — с диспетчерской вышки Вивьен, слава Богу, не могла рассмотреть всех подробностей творящегося бедлама на посадочной площадке. Но ей и этого было достаточно — масштаб действа вводил в оцепенение.
 «И я к этому имею непосредственное причастие. Я убийца».
— Ты не убийца, а люди внизу не жертвы. Они уже были мертвы, когда мы сюда прилетели, просто не знали этого, — Поусли было, естественно, наплевать на количество потерь среди мирного населения. Идет война, и главная задача — уничтожение врага, а не спасение бедствующих жертв противостояния. Воюют не за, а против.
«Опять мысли вслух».
— Где тут медблок? — Вивьен захотела запастись снотворным и успокоительным, потому как после увиденного, здоровый сон ей точно не будет грозить.
 Вместо ответа феникс неожиданно расстрелял дверь. Расстрелял из М-6 «Палача» мисс Рак’ши, который непонятно, как оказался у него в руках. Оба замерли: Поусли держал вход под прицелом, а Вивьен только успела развернуться.
— Надень, б***ь, шлем, — шепотом; фениксу было насрать, куда девушка денет косу, пусть хоть оторвет её, всё равно. Мисс Рак’ша включила режим послушной девочки и исполнила вежливую просьбу оперативника. Коса осталась снаружи, мешая замкнуться системе.
 «Надеюсь, травить нас не будут».
 Поусли медленно переложил пистолет из правой руки в левую, а освобожденной потянулся к «Разорителю». Наставив разложенную винтовку на дверь, феникс вернул М-6 «Палача» девушке и сделал какой-то непонятный жест.
— Чего? — Вивьен держала дверь на прицеле, а указательный палец на спусковом крючке, но «ни черта не понимала в языке глухонемых».
— Медленно подойди к двери с боку и открой, а сама прижмись к стене, — Поусли сохранял стоическое спокойствие. Он, кажется, слышал звук падающего тела, и если не ошибается, за дверью их ждет мертвец.
 «А может и два. Слишком много шума для одного».
 Как только рука Вивьен коснулась консоли, раздался странный звук похожий на воркование голубей, и дверь разлетелась на куски. Поусли открыл огонь по невидимому противнику, который влетел в комнату вслед за обломками. Не попал — взрывная волна пошатнула феникса и все пять выстрелов прошли мимо фантома. Машинально Поусли прикрылся «Разорителем» и не прогадал — меч с лязгом встретился с StG. В тоже мгновение феникс выпустил оружие из рук и активировал хлысты, но ударить не успел — фантом, разворачиваясь к оперативнику спиной, нырнул под него и вогнал клинок между боковыми пластинами. Клинок пронзил толстую кишку, печень, сердце и левое легкое, не говоря уже о венах и артериях. Критическое внутреннее кровотечение, невозможность сделать один единственный вдох, не захлебнувшись собственной кровью, полностью разрушенная система кровообращения — жить Поусли осталось всего секунд тридцать. Но если фантом вынет меч немедленно, феникс мгновенно умрет от кровопотери...
 Именно это увидела Вивьен, как только открыла глаза. Сама она лежала на полу и не знала, что делать, шлем с пистолетом куда-то подевались, в груди что-то сжалось и появилось стойкое желание заплакать. Никакого страха, только сожаление о собственной беспомощности.
— Нет, — тихий возглас, за которым последовал тихий всхлип и слёзы, только так девушка смогла выразить свое несогласие с происходящим. И это спасло ей жизнь.
 Фантом перевел всё внимание на штурмовика, и меч задержался в фениксе лишние пару секунд.
-BERSERK MOD-
-LAST FIGHT ONLINE-
 ВИ вскрыл все НЗ системы жизнеобеспечения костюма параллельно с активацией «Последней воли умирающего» (спасибо имплантатам). И прежде, чем Поусли погиб от кровоизлияния в мозг, его руки успели свернуть шею фантому. От звука ломающихся позвонков Вивьен невольно поморщилась. Так и не разомкнув смертельных объятий, два цербера рухнули на пол...
 Секунду спустя, мисс Рак’ша не спеша поднялась на ноги, нашла пистолет и шлем. Она от чего-то знала, что её напарник мертв и ничего тут уже не попишешь. Слезы унимать девушка не собиралась, пусть себе текут, главное никакой истерики и суеты. Вивьен подошла к спящим влюбленным — именно так выглядели лежащие в обнимку мертвецы — и склонилась над ними.
— Прости меня, пожалуйста, — девушка раскрыла шлем феникса. На лице Поусли не было никаких эмоций, только печать обретенного покоя. Вивьен выпрямилась, вытерла слезы скорби и выстрелила в голову фантома.
«Мало ли».
 Затем девушка оттащила труп «стройной сучки» и с легкостью вытащила меч из тела оперативника.
«Ни хрена себе».
 Клинок был абсолютно чист — кровь с него скатилась множеством рубиновых капель, высвобождая ослепительное сияние блеска. Лезвие так и манило прикоснуться к себе. Вивьен удержалась от проверки остроты, пальцы дороже, и, нисколько не колеблясь, одним коротким движением отрезала себе косу.
 «Всё равно кончики секлись».
 Сопротивления волос девушка даже не почувствовала, и держать в руках на столько опасную бритву ей как-то перехотелось. Она внимательно осмотрела тело фантома и, не найдя никакого подобия ножен, аккуратно отбросила меч в сторону. Далее штурмовик надел шлем (на этот раз система замкнулась без проблем) и выставил пистолет наизготовку. Сообщать о смерти феникса нет необходимости — ВИ уже всех известил. И осталось только решить, уходить отсюда или оставаться до окончания операции.
 «Если враг знает, где ты — будь в другом месте».
 Решено. Миновав взорванный дверной проем, мисс Рак’ша увидела трупы тех, в кого стрелял Поусли — двое гражданских. Наверно, хотели послать сигнал SOS.
 «Стучаться надо было».


Каратели. К., Франко и «Атлас».

 Десять лет назад К. был в составе тест-группы, которая признала экзоскелет «Атлас» неэффективным и морально устаревшим средством ведения наземного боя. Громоздкий и медленный, лишенный всякой маневренности, с двумя особо уязвимыми местами — турбина и кабина оператора — машина была списана, а экспериментальное производство свернуто. Ни один из недостатков не был исключен, и, тем не менее, Призрак их использует. Бред.
 Если тебе всё понятно, значит, ты не всё знаешь
— Уверен? — К. и Франко передислоцировались в безопасное место, где штурмовой огонь «Атласа» не достанет их, и ждали гостей.
— Уверен, сигнал бы от него, от оператора, подкрепления не будет, — Франко разрывался: раскурочить консервную банку или захватить её. Решать-то, конечно, К., но иногда камрад просто не рассматривал некоторых оригинальных вариантов.
— Тогда в расход эту груду металлолома, на тебе турбина, а я займусь пилотом, — во время полевых испытаний эта тактика оказалась критической для машин.

«Ты, х**и, б***ь, творишь, — Франко хотел добавить „дура", но это сулило ночное динамо, поэтому он воздержался.
Я не обязана ждать, пока ты закончишь выпендриваться, — Лоусон любила игры, но не на поле боя.
Да, он же один остался, можно было повеселиться, тем более временной норматив позволял, — уже четвертый однообразный тест просто бесил Франко, эти тупые операторы не могли придумать ничего нового.
Веселиться будем позже, — Лоусон умела обещать неприличное время препровождение с абсолютно серьезным выражением лица.
Заткнитесь оба, — эксперт был явно недоволен, он всегда был недоволен. — Лоусон, я понимаю, в твоей пробирке тебя не учили командной работе, но я-то учил.
Я свою часть выполнила, — по выражению лица и взгляду можно было догадаться, что Лоусон всё ещё задевают выпады относительно её происхождения.
Знаю, но раньше Франко, — эксперт перевел глаза на последнего, — который снова нарушил инструкции. Три дня карцера. Свободны.
Да, сэр, — курсанты вытянулись по стойке смирно. Боевой инструктор Ванко покинул полигон.
Может, мне тоже инструкции нарушить? Три дня в карцере, а? — Лоусон вообще-то уже спланировала ночное рандеву, и это делают вдвоем.
Размечталась. Надзиратель под угрозой смерти нас в одну камеру не определит, так что жди и не скучай, — Франко небрежно шлепнул Лоусон по набедренной броне и направился отбывать наказание.
Нет наказания страшней ожидания, — Лоусон специально улыбнулась своей обольстительной и многообещающей улыбкой, чтобы горе-курсант все три дня думал только о ней. Садистка».

 Если бы не ракета, Франко получил бы по голове от К. за несобранность, а так — они оба разлетелись в разные стороны от только что снесенного домика.
 «Всё-таки какой-то апгрейд машинки прошли».
 Франко, не высовываясь из-под обломков, осмотрелся: одноэтажного здания, в котором они с камрадом укрывались, как не бывало, а в двадцати метрах махина неуклюже поворачивалась из стороны в сторону в поисках у-цель-евших.
 По инструкции «О противодействии боевым экзоскелетам» в первую очередь атакуется оператор. Обеспокоенный своей жизнью пилот начинает совершать ошибки и не следит за тылом. Кабина всё ещё имеет крышку из прозрачного композита, даже если её усилили — всё равно это самое слабое звено брони.
-ready to kill-
 К. поднялся из-под горящих обломков, словно восставший из ада, и открыл прицельный огонь по фонарю. «Атлас» начал разворачиваться для подавления сопротивления.
Как же медленно

 Как только основной термозаряд был исчерпан, К. выстрелил из «Факела» с настройкой «по площади». Тем самым, на несколько секунд лишил пилота прямого визуального контакта, без которого система наведения не работает. Полностью перезарядил «Разоритель» и тут же кинул «Геенну», снова пропадая из вида. У камрада осталось ещё две гранаты, и по заданному алгоритму наступления он сможет подойти к «Атласу» практически вплотную. Машина открыла огонь вслепую, но К. шел напрямик и никак не реагировал на «жалкие» попытки себя остановить.

Пулемет был бы куда эффективней
[эхо далеких женских стонов]
Ненормальная


 Второй термозаряд, второй «Факел», перезарядка, вторая «Геенна» — до «Атласа» десять метров. Снаряды салютовали комьями земли всё ближе, а ВИ настаивал на том, что мощность КЩ снизилась лишь на 10%. На этой минорной ноте к «вскрытию» подключился Франко. Пилот не колебался ни секунды — от спины титана отлетели две турели. A-dog на рефлексе запустил предназначающийся для турбины «Факел» в одну, и ушел с линии огня второй. Маневренность и скорострельность малютки не позволили перезарядиться, и феникс запустил в неё гарпун.
 «Повезло».
 Захват состоялся, и Франко рванул закороченную турель прямо в турбину «Атласа», следом за жестянкой полетели две гранаты. Перезарядка. «Факел».
 «Надо навёрстывать».
 Третий термозаряд, третий «Факел», последняя «Геенна» — и встал Давид перед Голиафом. Вместе с огнем Франко мощность КЩ снизилась до 50%. Пилот наконец-то захватил неподвижную цель в черной броне.

— ОПАСНОСТЬ. ЗАХВАТ-
 Выстрел. Мимо. Исполин пошатнулся под смэшем второго феникса. Снова выстрел, но цель уже пропала, и пилот увидел перед собой только две метровых воронки, а с тыла на машину опять обрушился биотический удар. «Атлас» начал разворачиваться через правое плечо и тут же принял ещё два удара: третий по турбине и один слева. Мощность КЩ упала до критической отметки, и пилот активировал систему сейсмического подавления — обоих оперативников опрокинуло на землю — «избиение младенца» было прервано. В радиусе пяти метров от стального псевдогиганта из-за постоянно генерируемых ритмичных колебаний передвигаться можно было только ползком. Тряска также давала помехи и в визорах фениксов — «картинка» потеряла фокус и прыгала в такт толчкам.
-система наведения недоступна-

— ОПАСНОСТЬ. ЗАХВАТ-
 Оперативники услышали состоявшийся запуск ракеты, и, судя по звуку, эта самая ракета ушла вертикально вверх. Для Франко, однако, это было не главной проблемой — «Атлас» вырос прямо над ним и замахивался разогнанным манипулятором.
 «Да ну, конечно! Взбить меня решил?»
 Феникс запустил гарпун, промахнуться было невозможно — биотический взрыв оттолкнул машину, вынуждая сделать шаг назад для сохранения равновесия. Значит, КЩ перегружен — в лучшем случае есть около минуты до начала зарядки. Только вот ракеты вернутся раньше — и феникс по-пластунски «поспешил» убраться в укрытие.
Он что, смерти моей хочет?
 
К., лишь слегка заторможенный внезапным землетрясением, выбрался из зоны подавления, занял позицию в небольшом здании метрах в десяти и уже приготовился открыть огонь, как увидел дурацкую выходку Франко... A-dog рассчитал — система «свой-чужой» не даст кластеру ракеты поразить его в непосредственной близости от «Атласа»; плюс у феникса есть полминуты на беспрепятственный прямой контакт с машиной, пока генераторы разряжены и не смогут пропустить через безбилетника несколько тысяч вольт.
 «Тем более К. сильно покоцал фонарь. Доберусь до пилота и устрою ему день авиации».
 Единственное, чего не учел оперативник, что каждому из двух кластеров ракеты задано обе цели, и если одна не доступна — всегда есть другая. То есть — К. И вместо того, чтобы обстрелять лишённую всякой защиты вражескую боевую машину из «Факела», камрад рванул к черному выходу, так как к фасаду здания уже приближались оба кластера. В момент подлета, К. выяснил, что искомой двери не существует, и, не останавливаясь, выстрелил в стену зажигательным снарядом. Все три взрыва прогремели практически одновременно — от здания почти ничего не осталось, а горящего феникса выбросило прямо через «личный запасный выход».
[эхо далекого крика наслаждения]
-генератор недоступен-
-усилители ББ недоступны-
-инжекторы меди-геля недоступны-
-система стабилизации недоступна-
-множественные нарушения целостности покрова средней тяжести-

Как в старые времена. Ведь я сам ему это сказал.

 Пилот пытался сбить феникса и пусковой установкой, и манипулятором, но Франко был слишком быстр для неповоротливой махины. Так же α-dog внес кое-какие корректировки в план: взобравшись на «Атласа» и держась одной рукой, он ударил несколько раз хлыстом по турбине... С криком «Ии-хаа» про себя. И теперь, когда электрошок не грозил, феникс полез к оператору.
— Тук-тук, есть, кто дома?! — хватило четырех ударов кулаком, с биотическим усилением конечно, и прозрачный композит сдался, в фонаре появилась небольшая брешь. — Готовься, килька!
— Курсант, отставить, — вид у К. был, прямо скажем, очень серьезный. Back from the hell — обугленный костюм с несколькими очагами тления (эмблемы мистическим образом оказались совершенно невредимы). После одного взрыва у брони ещё остались бы запасы материалов для восстановления наружной обшивки — регенерация заняла бы полчаса. Но вот после двух взрывов повреждения покрова были слишком масштабными — 90% поверхности; да ещё генератор энергопитания сгорел, и даже чудом доступное сорокапроцентное укрепление невозможно. Камрад был раскрыт, в руках держал «Разоритель» и целился во Франко.
 A-dog подчинился мгновенно, подставился под манипулятор и отлетел на метров семь, совершил жесткую посадку и безучастно наблюдал, как «Атлас» направляет на него орудие. Феникс был спокоен. Выстрел... Снаряд попал точно в дыру, которую проделал Франко — кабина со всем содержимым разлетелась на куски, оставляя после себя зияющую обугленную пасть. Гигант повержен.

[эхо далекого тяжелого дыхания перелилось в привычные непостижимые молитвы у самых ушей]
Надеюсь, я не сильно тебя отвлекала?
[эхо еле уловимого отголоска далекого смеха]

— Из-за рахни в проектирование этой брони были заложены технологии противодействия особо едким кислотам и холодному оружию, — К. подошел к напарнику и помог ему подняться.
— Последнее себя уже окупило, — Франко вспомнил про «девчонок» на базе. Феникс достал «Разоритель» и перезарядил оружие. К чему это камрад ведет?
— Но вот завышенная термостойкость целиком и полностью на твоей совести, — К. представил на секунду, что сделал бы на его месте другой погорелец... — хорошо, что Владислава тут нет.
 Франко недобро так ухмыльнулся, вспоминая гнев охотника.
 «Огонь и кровь — вот наша ниша».
-ПОУСЛИ K. I. A.-
Это К. Группе захвата космопорта — подтверждение ликвидации: Поусли и Рак’ша.
Всем от Владека. Перехватил сообщение с крейсера, если группа десанта не справится, они зачистят сектор...устанавливаю местонахождение получателя... четвертый модуль.
Это Джеферсон, партизан беру на себя.
Да где ж ты раньше был, только оттуда. Хименус на марше.
Владек, займись крейсером.
Служить с вами было великой честью, братья. Человечество превыше всего.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

unklar
1   
Очень красочно и максимально реалистично. Как и предыдущие части - отлично!
1