Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Зеркало. Глава 11



Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.



Кофеварка многозначительно щелкнула, предупреждая о готовности напитка. Шепард отвлекся от просмотра сообщений на инструментроне, чтобы выудить из ниши в аппарате ярко-зеленую чашку — единственную, что он обнаружил на кухне в квартире Шелдон. В этом была вся она — заранее дать понять любому гостю, который посмеет вторгнуться в ее личное пространство, что ему здесь не рады. Джон чуть улыбнулся своим мыслям и вернулся к прерванному чтению, Джокер и СУЗИ все организовали и прислали ему информацию об отлете и готовности экипажа, а Лиара сбросила имеющиеся данные по храму богини Атаме на Тессии.

Он не очень хорошо помнил, как они добрались сюда, вроде бы после «Чистилища» они отправились гулять вдоль прудов Президиума, чтобы проветрить мозги от хмеля, но получилось не очень. Наверное, не следовало брать с собой еще две бутылки виски и, однозначно, не стоило засиживаться в неприметном кафе на берегу «протеанского» пруда, посреди которого все еще стоял миниатюрный ретранслятор, ошибочно принимаемый обычными гражданами за образчик культуры протеан. За разговорами ни о чем, в старых воспоминаниях незаметно наступила глубокая ночь. Как ни странно, он себя чувствовал удивительно спокойно, чем дольше они беседовали, тем легче становилось на душе. Забавно, отношения с Джейн похожи на качели, их все время бросает из крайности в крайность: чем сильнее была ссора, тем ближе они становились после примирения.

Так что совсем неудивительно, что сегодня они снова проснулись вместе в одной постели. Вернее, он проснулся, Джейн еще пребывала в царстве Морфея. Его разбудил звонок от Джокера, который торопился доложить о проделанной работе. Шепард про себя чертыхнулся, подивившись, отчего громкий звук не разбудил ее, но Джейн не желала освобождаться от объятий сна, выглядела удивительно спокойной и безмятежной, и, очевидно, видела какое-то приятное сновидение. Некоторое время он просто лежал рядом и смотрел на нее.

Перед отлетом нужно было позаботиться еще о паре дел, поэтому он не без сожаления поднялся с кровати и ушел на кухню, аккуратно прикрыв за собой дверь в спальню. Он успел отправить несколько сообщений, сделать пару звонков, удаленно оставить пару распоряжений на терминале Спектров, когда Джейн проснулась и появилась на кухне, потягиваясь на ходу.

— Привет, — с улыбкой сказала она.
— Доброе утро, соня, — ответил он и тоже улыбнулся в ответ.
Она присела возле него на краешек стола, отпила пару глотков кофе из единственной чашки, довольно зажмурилась и сказала:
— Прелесть, с утра без кофе я не человек, — она поставила чашку на место и, кивнув на дата-пад, спросила. — Как продвигается спасение Галактики?
— Продуктивно, — ответил он. — «Нормандия» сегодня улетает на Тессию, так что через пару часов нам нужно быть в доках.
— Хорошо, — с улыбкой сказала она, слезла со стола и направилась обратно в комнату. Шепард отложил дата-пад в сторону и прошел за ней. Она заправила постель, сменила легкий халат на футболку и брюки и сейчас просматривала собственные сообщения на уни-инструменте, устроившись в кресле возле рабочего стола. Джон подошел к кровати и сел напротив. До сих пор они свои отношения не обсуждали, в будущем свободной минуты может не подвернуться, да и на «Нормандии», полной людей, трудно найти уединение. Поэтому он решил поговорить об этом здесь. Джейн отвлеклась от своего занятия и вопросительно посмотрела на него:
— Что?
— Все в порядке? — осторожно спросил он, с Джейн никогда не знаешь наверняка, как она отреагирует.
— Конечно, — удивленно сказала она.
У нее, кажется, действительно было хорошее настроение, и улыбка выглядела искренней.
— Что будем делать с этим? — он кивнул на кровать. Джейн чуть-чуть помрачнела.
— Ничего, что теперь тут сделаешь.
— Ты жалеешь?
— Нет, — c некоторым сомнением ответила она. — А ты?
— Нет, — уверенно ответил он. — Мне кажется, есть какие-то «но»?
— Я думаю, мы оба поступим разумно, если не станем форсировать события.
Джон хмыкнул.
— По-моему уже поздно.
— Нет, — рассудительно ответила Джейн. — Надеюсь, ты не будешь спорить, что мы были немного не в себе, и когда громили твою каюту, и вчера, когда вылакали каждый по шесть бутылок виски. Нам обоим было плохо, мы оказались рядом друг с другом, поддались эмоциям... Что ты веселишься?

Джейн недовольно посмотрела на него, она не особенно рассчитывала переменить его мнение, но не могла не попытаться. Джон едва сдерживал улыбку, в его глазах танцевали лукавые черти, а он сам внимательно и изучающе смотрел на нее, и она чувствовала себя не очень комфортно под этим взглядом, как будто душа и все мысли вывернуты наизнанку.
— Переносим беспощадные расчеты на чувства? — тепло спросил он, стараясь голосом и интонацией успокоить ее, зная, как она не любит задушевные разговоры. Но этот, тем не менее, нужно совершить, ради их общего блага. Иначе они рискуют погрязнуть в бездне недопонимания. Джейн вздохнула.
— Слушай, ничего не случилось бы, если бы...

Он не дал ей закончить фразу, жестом приказав замолчать, потому что сразу понял, куда она клонит. Пытается убедить себя и его, что все произошедшее между ними — случайность и ошибка, о которой им лучше забыть. Джон не был удивлен: отталкивать того, кто подберется слишком близко, вполне в ее духе, но сам для себя он уже все решил. В отличие от нее, он практически никогда ни в чем не сомневался, и тем более не видел ничего плохого в служебных романах. Ему чувства никогда не мешали, он черпал в них вдохновение совершать невозможное. Их встреча с Джейн не могла бы быть более своевременной, и у них обоих не было никакого выбора, рано или поздно они оказались бы здесь. Наверное, им нужно было родиться в разных вселенных, чтобы не влюбиться друг в друга. Ему это представлялось совершенно очевидным, и он знал, что чувство взаимно, сколь бы упрямо она не сопротивлялась.

Джейн укоризненно покачала головой и молча отвернулась. Она прижала ноги к груди, положив при этом голову на колени. Замечательно, только этого сейчас не хватает для полного счастья. Задушевного разговора с признаниями. Джейн в любовь не верила, считала ее слабостью, червоточинкой в непроницаемой стене. Зависимость от другого человека, сходная с наркотической, столь же деструктивная и иллюзорная. Не единожды разбитое сердце научило ее, что лучше быть одной и не любить никого, кроме себя, чем делить собственную душу с кем-то еще за случайные мгновения эйфории. Не стоит оно того.

Несколько месяцев назад она сосредоточила свое существование вокруг одного человека, который всего лишь оказался рядом в один из худших моментов ее жизни, когда она всерьез размышляла о самоубийстве и медленно сходила с ума. И его смерть чуть не убила ее, хотя они не были ни друзьями, ни единомышленниками, ни, тем более, любовниками. Так привязываться к кому-то — непростительная глупость и непозволительная роскошь в эти дни. Джон этого не понимает, просто протягивает руку и берет, что хочет, не задумываясь о последствиях. Ему кажется, что все просто. Шепард поднялся и отошел к окну, расслаблено прислонился к подоконнику.

Джейн повернулась, изучающее посмотрела на него, наклонив голову на бок. В ее глазах светились странные, немного пугающие искорки. Она — молодец, все разложила о полочкам, расставила приоритеты. Минус в рассуждениях лишь один: нужно было думать об этом раньше, держать его на расстоянии, как делала с самого начала, а теперь уже поздно. Иначе как объяснить, что вчера вечером она пребывала в депрессии и страдала паранойей, а сегодня с утра искренне улыбается и чувствует себя счастливой.

Она едва заметно улыбнулась столь же странной улыбкой, подошла к нему, взяла его ладони в свои руки, приблизилась на полшага, так что их теперь разделяли лишь пара миллиметров. Кончиком ногтя она легонько провела линию от груди вдоль шеи, ненадолго погрузила пальцы в его волосы, отчего у него по коже побежали мурашки. Он легко улыбнулся, обнял ее в ответ, прижал к себе, прикоснувшись губами к ее губам. Постепенно все посторонние мысли улетучились из головы, заглушенные стуком сердца. В таком состоянии не остается места сомнениям. Джейн не могла точно сказать, как долго длился приступ нежности, но в эти минуты она чувствовала искреннее удовольствие. И когда Джон отстранился и сделал глубокий вдох, чтобы взять себя в руки, она почувствовала разочарование, потому что в эту самую секунду не хотела его отпускать.

— Если хочешь, можешь дальше делать вид, что это просто секс, — сказал он.
— Знаешь, для нас обоих было бы лучше, если бы это был просто секс, — тихо ответила она.
Джейн покачала головой, освободилась из его объятий и вышла на балкон, достала сигареты и закурила, чтобы успокоить нервы. Увы, она не испытывала особых иллюзий, шансов на счастливый конец у них едва ли один на миллиард.
— Мы летим на Тессию, ты говорил? — вдруг спросила она.
— Да, — ответил Джон.
— Значит Тевос дошла до нужной степени отчаяния, чтобы рассказать тебе о Храме Атаме?
Шепард удивленно вскинул брови.
— Тебе что-то известно об этом?
Джейн пожала плечами.
— Я знаю только, что там располагается один из самых больших архивов протеанских данных в Галактике, и это огромная страшная тайна азарийского правительства.
— Протеанский архив... Среди данных может быть информация о Катализаторе, звучит логично.
Джейн кивнула, затушила сигарету.
— Во сколько вылет?
— Через полтора часа, док 24.
— Хорошо, — она посмотрела на часы на уни-инструменте. — Сейчас придется разделиться, мне нужно оставить кое-какие распоряжения.
— Ладно, — ответил Джон.
Она прихватила с тумбочки ключи от машины и направилась к выходу. Шепард окликнул ее, чтобы спросить:
— Джинн, все в порядке?
— Не знаю, — она неопределенно пожала плечами. — Поживем, увидим.



***



Лиара почувствовала легкий приступ головокружения, когда «Нормандия» вышла из сверхсветового прыжка в системе Парнита возле родной планеты азари. Она уже успела ознакомиться с отчетами своих агентов, в которых говорилось о бедственном положении Тессии, и думала, что будет готова к тому, что увидит. Но жестоко ошиблась. Смотреть на горящий родной мир с орбиты оказалось неожиданно больно. Азари всегда были на шаг впереди всей Галактики. Подсознательно Т’Сони надеялась, что в этой войне ее сородичи тоже смогут обрести какое-то преимущество. Но у Жнецов было свое мнение по этому поводу, они прошли сквозь иллюзорно непроницаемые системы защиты планеты с изящностью бульдозера. Отмахнулись, как от надоедливых мошек, от истребителей, автоматических турелей, лазеров, беспилотников и прочей высокотехнологичной техники, призванной защищать покой граждан, и невозмутимо приступили к Жатве.

Она вздохнула, завершила сессию на своем терминале и направилась к лифту, предварительно тщательно заперев дверь в свою каюту, чтобы внутрь случайно не проник посторонний. Ожидая прибытия кабины на второй палубе она подумала, что на «Нормандии» в последнее время слишком много закрытых дверей. В конце коридора на двери в комнату Эшли светился угрожающе красный индикатор. Уильямс в прошедшие пару дней была не слишком многословна, в основном проводила время у себя и не желала общаться ни с кем из экипажа. Лиара знала, что в ее семье случилось горе: сестра потеряла мужа. Эшли всегда была близка со своими родными, ее дурное настроение представлялось Т’Сони вполне обоснованным, поэтому не приставала к той с расспросами.

В другом конце коридора светился тем же цветом индикатор на двери в каюту Джейн Шелдон. Наемница отсутствовала на корабле, когда «Нормандия» отправилась на Тессию. Никто, даже Лиара, толком не знал, почему она не присоединилась к команде. Среди местных сплетников ходили самые дикие слухи, начиная от банальностей, типа: Альянс не может себе позволить оплачивать услуги высококлассных наемников, и заканчивая абсурдными: что Шепард убил ее в порыве ревности, застукав в постели с каким-то незнакомым мужчиной. Лиара считала, что все это чушь. Она собственными глазами видела Джейн незадолго до отлета, когда та заходила на борт, передала СУЗИ диск с какими-то данными, загадочно переговорила о чем-то с капитаном и убежала, ни с кем не прощаясь. При этом на корабле остались ее вещи и дорогостоящее оборудование, а Джон выглядел совершенно спокойным и как ни в чем не бывало продолжал заниматься своими делами. Поэтому Лиара заключила, что ее отсутствие — временное явление, и не ломала себе голову о причинах. Хотя она должна признать, ей было немного любопытно.

Она вышла на мостик и направилась в сторону кабины пилота. Джокер и СУЗИ как обычно были поглощены созерцанием данных на голографических экранах и выглядели очень сосредоточенными. Шепард невозмутимо стоял позади них, прислонившись к переборке и скрестив руки на груди, всем своим видом излучая спокойствие и уверенность.

— Коммандер, Тессия подверглась массированной атаке Жнецов, — тревожно сообщил Джокер. — У нас датчики зашкаливают.
— Пробовал связаться с учеными или штабом азари? — спросил Джон.
Пилот отрицательно покачал головой.
— Нет, на всех диапазонах частот чудовищные помехи, никаких шансов связаться с ними отсюда.
— Значит, полетим на челноке и сориентируемся на месте, — решил Шепард. — Сомневаюсь, что Жнецы внезапно соберут барахло и улетят куда-нибудь, чтобы мы могли спокойно изучить артефакты.
— Шепард, там мой дом, — звонко сказала Лиара, привлекая к себе внимание капитана. После паузы она решительно продолжила, — мне нужно что-нибудь сделать, я должна отправиться с тобой.
— Я не против, собирайся, если хочешь, — ответил он, пожав плечами. — Явик тоже летит с нами.

Лиара невольно поморщилась. К ее великому сожалению, отношения с протеанином оставляли желать лучшего. С самого детства она увлекалась историей его вида. В ее голове сложился прекрасный образ этакого безупречного существа, мудрого, технологически развитого, дальновидного, волшебного. От своих иллюзий она не могла избавиться, даже став ученым. Когда Страж Илоса помог им победить Властелина, ее убеждения только укрепились. Трудно передать словами, что она почувствовала, когда поняла, что в той капсуле скрывается настоящий протеанин. В тот момент ей показалось, что теперь все их проблемы будут решены, раз уж один из Вдохновителей примет их сторону. Но Явик оказался совсем не таким, как она себе представляла. Он был узколобым, жестоким, ограниченным, его философия совершенно не вписывалась в ее рамки дозволенного. В общем, столкновение с реальностью оказалось весьма неприятным. Как говорится, не сотвори очарования, разочарованной быть нелегко.

— А этот нам зачем? — выпалила она.
Джон посмотрел на нее с удивлением.
— Ли, в Храме расположен протеанский архив, — рассудительно сказал он. — Явику будет проще справиться со знакомой технологией, чем мне, или тебе, или любому из команды. К тому же он срывается, словно пес с цепи, когда видит Жнеца, нам это пригодится.
Лиара смутилась и опустила взгляд.
— Да, ты прав, — поспешно сказала она. — Не обращай на меня внимания, пойду собираться.

Она торопливо удалилась из кабины, чувствуя спиной его изучающий взгляд. Во время подготовки к операции она постаралась выкинуть из головы все дурные мысли. В челноке Явик сидел недвижимый, словно статуя, уставившись всеми четырьмя глазами в одну точку. Наверное, предками протеан были какие-нибудь рептилии — иногда он напоминал ей крокодила или ящерицу. Шепард расслаблено сидел напротив него, прикрыв глаза. Лиаре оставалось им обоим только завидовать, потому что она сама сидела как на иголках, смотря на экран визора, отображающий картинку с внешней камеры челнока. Вблизи безликие огненные пятна оказались ужасными пожарищами, она вздрагивала при мысли, сколько людей погибло там в мучениях. Неужели там внизу горит Тессия? У нее сложилось ощущение сюрреалистичности происходящего, она даже не испытывала грусти или боли, только странное гнетущее изумление. Этого не может быть, просто не может...

— Твоя чувствительность — это слабость, азари, — презрительно бросил Явик, заставив ее вздрогнуть от неожиданности. — Ты должна абстрагироваться.
Лиара про себя подумала: «Неужели я сказала это вслух?» — посмотрела на протеанина с плохо скрываемой неприязнью.
— Там внизу умирают невинные люди, — холодно сказала она. — Прояви немного уважения.
— Это сопутствующие потери, — равнодушно сказал он. — Будут еще, ты не можешь себе позволить зацикливаться на этом.
— Единственное, что отличает нас от Жнецов — умение чувствовать. Отказываясь от эмоций, мы превращаемся в машины, — ответила она и ехидно добавила, — может быть у вас со Жнецами больше общего, чем ты думаешь?
Явик раздраженно обнажил в оскале мелкие зубы, но быстро взял себя в руки и сказал:
— Их безразличие дает им силу, мы должны учиться!

Лиара хотела было дать достойный ответ, но Шепард открыл глаза и молча посмотрел на протеанина. Явик, судя по всему, без лишних слов уяснил мнение коммандера по этому поводу, презрительно фыркнул, замолчал и отвернулся, сделав вид, что ничего не случилось. Лиара вздохнула и стала дальше смотреть на экран. Через несколько минут Стив высадил их возле штаба азари-командос, расположенного в одной из пристроек храма Атаме. После недолгого мозгового штурма еще на «Нормандии» они решили, что маленькая группа имеет больше шансов незаметно обойти орду, чем летательный аппарат, из-за ненормальной активности тварей в этом районе. Кортес включил все системы маскировки и отправился обратно на корабль, а Шепард с командой вошли в здание.

Штаб располагался на втором этаже. На первом раньше была парковка, после нападения здесь стали роиться хаски. Территорию от безмозглых зомби охраняли тяжелые механоиды, управляемые удаленно операторами из штаба. Иногда внутрь периметра прорывался лихой брут или наглая баньши, которые тут же попадали под пули снайперов и биотическую атаку. Вероятно, тактика зарекомендовала себя с лучшей стороны, потому что в штабе царило оживленное возбуждение. Лиара была морально готова увидеть страх и отчаяние в глазах своих сестер, но нет — в воздухе чувствовалась надежда, и это радовало.

Едва Шепард показался в дверях, к нему подошла миловидная молодая азари в неприметной простой броне. На ее юном лице отпечатались знаки пережитых приключений, свидетельствующие о том, что даже в столь молодом возрасте она немало повидала в этой Галактике. Лиаре показалось, что она где-то видела эту девушку, но никак не могла вспомнить, где именно. Незнакомка увлекла Джона с собой в соседнюю комнату, где располагался пункт командования, так что Т’Сони и Явик оказались предоставлены сами себе.

Протеанин невозмутимо замер возле стены, а Лиара вздохнула и, присев на ящик, принялась наблюдать за действиями штабных работников. Кто-то сосредоточенно чинил «летуна», в дальнем конце зала пара саларианцев из гуманитарной миссии помогали раненым. На втором этаже раньше были витражные окна, но стекло разбилось во время нападения, и теперь отсюда открывался прекрасный вид на город, омраченный лишь дымом пожарищ и силуэтами Жнецов на горизонте. Лиара тяжело вздохнула, не в силах справиться со своими чувствами. Она очень хорошо знала этот район, они с матерью жили неподалеку, и она часто прогуливалась в том парке. Лиара вспомнила вечеринку на крыше соседнего здания после выпускного... Внезапно откуда-то слева послышался жуткий скрежет и грохот, словно разбилась гигантская ваза. Это Жнец походя сбил небоскреб. Справа раздался леденящий душу вопль баньши, прерванный суетливым стрекотом пуль. А ведь она сама может стать одной из этих тварей, если не будет достаточно внимательна! Т’Сони закрыла уши руками и зажмурилась, чтобы ничего не видеть и не слышать. Это просто какой-то дурацкий кошмар. Не может быть, чтобы это происходило по-настоящему.

Внезапно она почувствовала прикосновение к своему плечу, и тут же в голове закрутился калейдоскоп видений. Она увидела перед собой женщину, протеанку, безумно красивую, легкую, женственную, одетую в тунику из какой-то воздушной ткани, которая подчеркивала ее безупречность. Ствол портативного излучателя в ее руках казался инородным предметом, и кровь на подоле выглядела неуместно. Женщина сидела на коленях перед телом мужчины протеанина и с непередаваемой скорбью в голосе повторяла незнакомые слова. Лиара не могла понять значение, но ей казалось, что она говорит: «Прости, мне жаль, мне очень жаль, прости, прости...» Для протеан потерять свою вторую половину не просто больно, это смертельная незаживающая рана, потому что брак в их народе не просто союз двух людей, это полное растворение личностей друг в друге. Невозможно описать словами. За окном слышен скрежет Жнеца, ребенок подходит к женщине, прикасается к ее руке и говорит неадекватно взрослым голосом: «Мама, нам нужно идти...» Женщина никак не реагирует и продолжает завороженно смотреть на лицо возлюбленного, как вдруг из его раны на груди начинают выходить красноватые огоньки — нано-роботы Жнецов, готовые завладеть новой жертвой. Женщина в ужасе отшатывается от них, хватает мальчика на руки...

Лиара резка отошла на несколько шагов, задыхаясь от контакта с нервной системой протеанина. Как ни странно, знаменитая азарийская гибкость в отношении других видов с Явиком не работает: от его прикосновения Лиара испытывала нервный шок, как и все остальные. Она возмущенно посмотрела на него. Если протеанин собирается достать ее такими манипуляциями, то он сильно ошибается!

— Кого ты хочешь напугать своими воспоминаниями, протеанин?! — негодующе воскликнула она.
— Может быть намного хуже, азари, — сказал он. — Ты должна абстрагироваться от своих переживаний или сойдешь с ума.
Лиара не смогла скрыть своего презрения и искреннего возмущения.
— Ты думаешь, ты самый умный?! Окружен примитивами с их примитивными чувствами, что они понимают в жизни? Так вот, ты ошибаешься! Я не хуже тебя осознаю реалии этой войны и знаю, на что они способны. Мы были первыми, кто встретился со Жнецами в этом Цикле, мне пришлось убить свою мать, пережить смерть самых близких людей, провести два года в поисках, в процессе которых я едва не потеряла саму себя, абстрагируясь от эмоций. Но я прошла это, чтобы вновь любить, переживать, радоваться — жить! — она перевела дыхание и презрительно добавила. — А ты так и остался на прошлой ступени, застрял в своем равнодушии. Так что не надо учить меня жить!
— Вы, азари, всю свою историю учились у нас. Ты себе даже не представляешь, сколько мы сделали... — холодно сказал Явик, но ему не дали закончить мысль. В дверях показался капитан в сопровождении давешней незнакомки. Заметив раздраженное возбуждение своих спутников, он укоризненно покачал головой.
— Отложите скандал до возвращения на «Нормандию», голубки, — ехидно сказал он.

Явик раздраженно фыркнул, махнул рукой и направился в сторону выхода, бросив на ходу: «Я буду ждать вас внизу». Лиара же, почувствовав смущение, опустила глаза, чтобы не сталкиваться взглядом с Джоном. Молодая азари удивленно проводила глазами протеанина и с любопытством посмотрела на Лиару. Т’Сони предпочла сделать вид, что ничего не заметила.

— Ладно, коммандер, действуем, как договаривались, — сказала она. — Постарайтесь...
Шепард жестом остановил ее.
— Лея, вы слишком много беспокоитесь, — нарочито спокойно произнес он, из-за чего у Лиары возникло ощущение, что на самом деле он немного злится. — Все будет в порядке.
Т’Сони вспомнила наконец где она видела эту девушку — она одна из наемников «Затмения». Интересно, что люди Арии делают на Тессии, и что вообще происходит? Наемница немного виновато улыбнулась и сказала:
— Извините, коммандер, у нас очень четкие инструкции...
— Не сомневаюсь, — ответил Джон. — Встретимся возле Храма. Все будет нормально.

Лея кивнула и направилась обратно в комнату командования. Джон помассировал переносицу, на неуловимое мгновение Лиара заметила на его лице тень невыразимой усталости. Столь же загадочным, как исчезновение Джейн с корабля, было его отсутствие: никто не знал, где Шепард провел две недели перед отлетом. Ей было доподлинно известно, что не на Цитадели, поскольку ни один из тысяч датчиков ДНК не зарегистрировал его присутствие в любой части станции, впрочем, в записях журналов миграционной службы его имя так же не фигурировало. Словно кто-то специально подтер все следы, сделал эту информацию недосягаемой для любопытствующих, и особенно для нее, как Серого Посредника. Сделать это мог только сам Джон, осведомленный о ее возможностях, чтобы не беспокоить ее и избавить себя от ненужных вопросов — это было очевидно. Лиаре хотелось бы знать, что случилось, но она прекрасно понимала — если он сам не захочет рассказать, ничего она из него не вытянет, кроме невероятно убедительного: «Все в порядке, Ли, не волнуйся». Шепард как будто почувствовал ее тревогу, потому что ободряюще улыбнулся и подмигнул.

— Пойдем, пока наш реликт не увлекся изничтожением Жнецов слишком сильно, — сказал он. Лиара тоже улыбнулась в ответ и любопытно спросила:
— О чем вы говорили с Леей?
Шепард неопределенно махнул рукой.
— Не думай об этом, ничего интересного.

Лиара вздохнула — определенно, на «Нормандии» теперь слишком много закрытых дверей — но не стала допытываться, потому что давно привыкла доверять Джону. Да и с чего бы ей ему не верить? Сколько они пережили вместе, она ни разу не встречала человека, который с тем же упрямством и успехом добивался поставленных целей, как их капитан. Несмотря на смутную досаду, что он не доверяет ей так же, как она ему, Лиара принимала все, как аксиому. Если ей нельзя знать что-то, значит так надо.

Они нашли Явика на первом уровне и направились в сторону Храма по полуразрушенному мосту. Капитан старался двигаться как можно быстрее, чтобы уйти с открытого пространства и затеряться в коридорах бесконечно огромного комплекса Храма, в надежде избежать открытых столкновений с солдатами Жнецов. Расчет, в общем-то, оправдался: по пути к главному входу они несколько раз встретились с малыми группами тварей, состоящих в основном из обычных хасков, которые не представляли для них никаких проблем. Дважды они видели баньши, один раз им удалось спрятаться в укрытии и избежать драки, в другой раз пришлось ее убивать долго и трудно, попутно отстреливаясь от других тварей, которых привлекли ее крики. Лиару каждый раз передергивало при виде этой разновидности мутантов, так что Явик не преминул ввернуть комментарий про ужасы своей войны и необходимость убивать родных, превратившихся во врагов. Протеанину, похоже, доставляло удовольствие действовать им на нервы россказнями о кошмарах, которые Жнецы способны претворить в жизнь. Т’Сони только мрачно косилась на него, пообещав себе игнорировать его инсинуации до окончания операции.

Куполообразный вход Храма мерцал пленкой энергетического барьера, когда они пришли туда. Ученых или солдат азари не было видно, судя по всему они ушли и заблокировали доступ к артефактам. Лиара подошла к консоли управления, схема выглядела знакомо.

— Думаю, я смогу отключить барьер, — с ноткой сомнения сказала она.
— Попробуй, — согласился Джон.
— Смешивать религию и политику считается нормальным у азари? — ехидно спросил протеанин.
Лиара только стиснула зубы и сосредоточилась на взломе. Через пару минут барьер исчез, и они смогли пройти внутрь. В центре зала располагался алтарь с огромной статуей Богини Атаме, от которого лучами расходились три прохода для паломников. Вдоль них были выставлены артефакты, имеющие религиозное значение для азари. Шепард подошел к одному из экспонатов — ромбовидной пластине породы без особых опознавательных знаков.
— Что это? — поинтересовался он.
— Это Щит Богини, которым Атаме защищала народ азари от гнева небес, — пояснила Лиара. — Это просто миф, разумеется. Так было сказано в записях, которые мои сестры нашли несколько веков назад во время археологических раскопок на соседнем континенте. Предполагается, что он был сделан первыми последователями Атаме. Вероятно, мои предки называли так метеоритные дожди.
— Это был астероид, азари, — ехидно сообщил Явик — И поверь мне, мы использовали более технологичные инструменты, чтобы защитить вас от этой напасти.
— На что ты намекаешь? — уязвлено спросила Лиара. Явик устало покачал головой.
— Я не намекаю, я говорю прямо, — сказал он, словно родитель неугомонному ребенку. — Ваша богиня не то, что вы себе представляли. Я могу подвести факты под любую легенду, потому что мы наблюдали за вашим видом, подталкивали в нужную сторону и защищали от опасности извне.
— Я не верю в это! — возмущенно воскликнула она. Протеанин пожал плечами.
— Ладно, что это? — он указал на другой кусок породы, выполненный в форме меча. Лиара независимо вздернула нос и холодно ответила:
— Это Меч Богини, которым, согласно мифам, она защищала моих предков от завистливых демонов.
— Ваши демоны — это народ Оравора. Тессия богата полезными ископаемыми, они собирались уничтожить вас и захватить ресурсы, но мы их остановили.
— Ты предполагаешь, что протеане откровенно вмешивались в нашу историю?
— Это больше, чем предположение, это — факт.
— Давайте сосредоточимся на том, зачем мы сюда пришли, — примирительно сказал Джон.
Они прошли по главному проходу к алтарю. С обеих сторон от главной статуи на стенах были выставлены сохранившиеся фрески с изображениями паломников и самой Богини. Явик встал возле темной фигуры, изображающей Атаме, и иронично спросил:
— Не замечаешь сходства?
— То, что ты говоришь, просто возмутительно! — разозлилась Т’Сони.
— Хватит отрицать очевидное! — не менее раздраженно ответил протеанин.
— Хватит устраивать свары, — резко сказал Шепард. — Как дети малые, честное слово.

Он сокрушенно покачал головой и присел возле скамейки напротив алтаря.
— Кажется, я нашел ваших ученых, — сообщил он.
Лиара подошла ближе и увидела тела двух азари в специальных костюмах, которые лежали на полу между сидениями с неестественно вывернутыми конечностями.
— Кто-то перерезал им горло, Жнецы так не делают, — заметил Явик. Шепард нахмурился.
— Ладно, думаю, нам нужно поторапливаться, — озабоченно сказал Джон.
— Я чувствую протеанское присутствие, здесь явно есть что-то из технологий моего народа, — ответил протеанин. — Но она как будто спит, ее невозможно сейчас использовать.
— Есть идеи, как ее можно активировать?
— Для начала нам нужно это найти, — ехидно ответил Явик. Он махнул рукой в сторону витрин с артефактами. — Все эти погремушки сделаны азари и не имеют никакого отношения к технике моих сородичей.
— Вообще-то это предметы древнего искусства, протеанин, — уязвлено сказала Лиара.
— Значит ваше искусство столь же примитивно, как и вы сами, — презрительно сказал он. — В мое время настоящим художником считался тот, кто мог поймать мечту в кристалл и поделиться ею со всеми. Ты себе можешь представить подобное?
— Ах, вы использовали свои биологические возможности, как мы пользуемся руками. Это, конечно огромное достижение! — столь же неприязненно ответила она.

Шепард устало прислонился спиной к алтарю. Может быть отправить одного из них обратно в штаб? Похоже, эти двое не способны оставаться в одном помещении дольше десяти минут, чтобы не затеять очередную разборку о том, чья раса более развита в абсолютных понятиях. Он рассеяно скользил взглядом от одного артефакта к другому, не вслушиваясь в их перебранку. Джейн перед уходом советовала внимательно рассмотреть все артефакты, когда они окажутся в Храме... Ничего не изменилось в окружении, но он почувствовал, как закладывает уши, словно от резкого перепада давления, и что-то неизвестное тянет назад. Прикосновение этого «неизвестного» одновременно чужое и знакомое... Шепард резко обернулся назад, и внимательно всмотрелся в статую Атаме, которая словно бы зрительно увеличилась. Он сделал полшага назад, и странное ощущение исчезло, вернулся на прежнее место и вновь почувствовал то же самое тянущее чувство.

Он обернулся к самозабвенно спорящей парочке, схватил Явика за руку, проигнорировав вспышку образов и чувств, которая сопровождала это действие, и подтолкнул в то место, где сам стоял до этого. Протеанин сразу понял, в чем дело и замер на несколько мгновений напротив статуи, «прислушиваясь» к своим инстинктам. Судя по всему технология «прислушивалась» к нему, потому что статуя внезапно стала светиться зеленоватым светом и интенсивность увеличивалась каждое мгновение, что протеанин находился рядом.
— Кажется мы нашли то, что искали, — сказал Джон.
— Маяк реагирует на мое присутствие, — сказал Явик, подавшись вперед.

Внезапно от статуи отделилась сфера света, похожая на огромную шаровую молнию. Она плавно опустилась вниз, замерла на несколько мгновений перед лицом протеанина, после резко прошла сквозь его тело, на мгновение скрыв от глаз внутри светового кокона, быстро преодолела несколько метров и застыла в центре зала на высоте полутора метров над полом. Джон, Лиара и Явик заворожено смотрели на это явление. Спустя несколько мгновений они стали замечать, что сфера вытягивается вниз, полосы света раздваиваются, формируя новую фигуру, внешне напоминающую гуманоида с непропорционально большой головой. Джону невольно вспомнились старые земные суеверия про зеленых человечков, которые выглядели точь-в-точь, как это существо. Интенсивность свечения ослабела, и они смогли рассмотреть голограмму — а это была именно она — поближе, фигура ожидаемо стала похожа на Явика.
— Память одного из наших воинов, — заворожено сказал протеанин.
Голограмма внезапно произнесла мягким, чуть вибрирующим голосом:
— Анализ... определение временной шкалы... пост-протеанский Цикл подтвержден... зафиксировано присутствие Жнецов... переходим в режим ожидания.
Фигура вновь свернулась в шар, на этот раз малых размеров, и быстро полетела обратно к маяку, замаскированному статуей Богини.
— Стой! — приказал Явик. Сфера послушно замела перед ним. — Нам нужны ответы.
Сфера вновь преобразилась в голограмму протеанина.
— На какие вопросы? — спросил призрак.
— Нам нужна информация о протеанском устройстве, которое называется «Катализатор», — вмешался Шепард. Голограмма сохраняла молчание, Джон вопросительно посмотрел на Явика.
— Ты можешь отвечать им, — сказал он.
— Мы видим, что ты нашего рода. Ты считаешь, что им можно доверять?
— Да.
Голограмма развернулась лицом к Шепарду и сказала:
— Устройство, которое вы называете «Катализатор», сделано не протеанами. Зачем вам эта информация?
— Мы строим оружие, чертеж которого нашли в протеанском архиве на Марсе. Но нам не хватает последнего элемента — «Катализатора». Мы считали, что устройство спроектировано твоими создателями.
Голограмма преобразовалась в трехмерное изображение Горна, голос за кадром сообщил им краткую справку:
— Чертежи данного устройства были найдены в архиве цивилизации Инусанон, которая правила в Галактике до появления протеан. Настоящие создатели жили в Галактике бесчисленное количество Циклов назад, и на каждом этапе новые цивилизации, сражающиеся со Жнецами, добавляли свои детали к схеме. В первоначальном варианте использование «Катализатора» не предполагалось.
— Что такое «Катализатор»? — нетерпеливо спросил Джон.
— Эта информация бесполезна для вас.
Изображение Горна сменилось галактической картой.
— Ваш Цикл почти завершен, на этом этапе бесполезно тратить ресурсы, вы уже не сможете ничего сделать. Самым разумным для вас будет сохранить свои знания для будущих поколений, чтобы подготовить их к вторжению.
— Глупости, никогда не поздно действовать, — раздраженно ответил Джон. — Просто скажи нам, что такое «Катализатор».
— Вы не сможете уничтожить Жнецов, уже слишком поздно, — повторила голограмма.
— Скажем так, я неплохо разбираюсь в убийстве Жнецов. Позволь нам попробовать! На кону миллиарды жизней.
— На кону всегда миллиарды жизней, — равнодушно ответил призрак. Голограмма вновь превратилась в протеанина и обратилась к Явику. — Ты считаешь, они могут преуспеть?
— Да, люди уже показали себя могущественными союзниками. Они заслуживают шанс показать свои силы.
Голограмма задумчиво замолчала, словно взвешивала его слова. Вдруг призрак протеанина обернулся и тут же преобразился в маленькую сферу.
— Несанкционированное вторжение, переходим в режим ожидания.
Сфера быстро растворилась в воздухе, но статуя Атаме продолжала мягко светиться зеленоватым светом, из чего Шепард заключил, что маяк по-прежнему активен. Он раздраженно обернулся, чтобы увидеть темную знакомую фигуру агента «Цербера». Шепард был готов увидеть Ленга, но надеялся закончить дела с маяком до его появления, потому что дальше все может пойти наперекосяк. Лиара и Явик достали оружие и направили его на пришельца.

— Ты? — удивленно воскликнула Лиара, разглядев гостя. — А «Цербер» здесь что забыл?
Ленг проигнорировал ее вопрос, подошел к ним и встал напротив Джона, оценивающе, даже с любопытством рассматривая его сквозь непроницаемые визоры.
— Что тебе нужно? — бесстрастно спросил Джон.
— Твое внимание, — усмехнулся тот. — Кое-кто хочет с тобой поговорить.
Достал из кармана миниатюрного дрона и подбросил в воздух перед собой. В полете автомат активировался и проецировал вокруг себя голограмму Призрака. Его появлению Джон тоже нисколько не удивился, до сих пор все происходило именно так, как предсказывала Джейн.
— Ну привет, — ехидно сказал он. — Местные священнослужители были бы рады такому аншлагу в Храме.
— Шепард, — сказал Призрак в знак приветствия.
— Как вы нашли это место? — встревожено спросила Лиара, потому что знала, что информация об архиве защищается самым лучшим образом. Шепард узнал о ней от Советницы, которая явно не стала бы откровенничать с Призраком.
— Архивы, доктор Т’Сони, стыдно Серому Посреднику о них не знать, — презрительно ответил глава «Цербера».
— Покажись во плоти, и будь уверен, я не промахнусь, — угрожающе сказала она.
Призрак ее проигнорировал, а Джон только про себя вздохнул: более вероятно, глава «Цербера» воспримет ее слова, как признак слабости.
— Занимайтесь тем, что у вас получается, доктор, — вежливо и чуть насмешливо ответил он. — Вы помогли нам найти ключ к управлению Жнецами.
Голограмма Призрака подошла ближе к алтарю, он с откровенным интересом рассматривал светящуюся статую, и Шепарду это совершенно не нравилось.
— Или к уничтожению! — чуть раздраженно сказал Джон.
Призрак повернулся и устало вздохнул, словно его чрезвычайно огорчали слова капитана.
— Уничтожением Жнецов мы ничего не добьемся, — спокойно сказал он.
— Как насчет мира?
— Они просто пытаются нас контролировать, Шепард, — неожиданно эмоционально сказал Призрак. — Подумай сам, если бы они хотели уничтожить всю жизнь в Галактике, то ничего бы уже не осталось.
— С чего ты взял? Что им дает контроль над слабыми органиками? Особенно выраженный в такой нетривиальной форме.
— Я понимаю их, я знаю, как они мыслят, — с нотками фанатизма в голосе сказал тот.

Джон подумал, что Джинн и в этом была права. Слишком много времени Призрак провел в своих исследованиях и незаметно для себя попал под «обаяние» Жнецов. Шепард знал Призрака как исключительно умного, расчетливого и хладнокровного ублюдка. Сколь бы неприятно для него было сотрудничество с этим человеком, он признавал: глава «Цербера» — гений. Интересно, он догадывается о том, что происходит? Ведь даже Сарен испытывал смутные сомнения, будучи под контролем Старых Машин. Шепард чуть улыбнулся и по-свойски присел на перила скамьи, принял расслабленную позу, всем своим видом демонстрируя спокойствие и уверенность. Ленг, стоявший в стороне, немного напрягся, но тут же сам расслабился, распознав методы N7 — неадекватная реакция на ситуацию, избитый прием, который в неподготовленных противниках вызывает смятение. Не подействует на Призрака.
— Слушай, а тебе не кажется, что ты слишком сблизился с врагом? — вежливо и доброжелательно поинтересовался Шепард.
— Нет, — с сомнением сказал Призрак. — Я просто считаю, что они рассуждают правильно: зачем убивать, когда можно манипулировать?
— О, это здорово — понимать своего врага, — сардонически воскликнул Джон. — Знаешь, что он выкинет в следующий момент, можешь к этому подготовиться. Очень удобно.
— Не надо хамить, — холодно ответил Призрак. — Ты никогда не задумываешься о последствиях своих действий, предпочитаешь повиноваться интуиции и надеяться на удачу. Но таким образом войну не выиграть. Я знаю, что Жнецами можно управлять. Только представь себе, до каких высот может подняться человечество, располагая информацией и ресурсами Старых Машин.
— Дежавю! — удивленно сказал Джон. — Видишь ли, в твоих рассуждениях есть только один изъян: когда кто-то начинает восхищаться ими, как ты, начинает говорить, что понимает их, как ты, считает, что им нужно подчиниться или заключить союз, то это значит только одно — индивидууму промыли мозги, и он потерян для общества. Доверять такому индивидууму крайне опрометчиво, ведь он лишь марионетка и не понимает, что делает.
Джон сокрушенно покачал головой.
— Печально, очень и очень печально, — сказал он. — Только подумай, каких высот достигло бы человечество, если бы «Альянс» и «Цербер» объединились.
— Не смей сомневаться в моих мотивах! — жестко сказал Призрак. — Я пожертвовал ради человечества большим, чем ты можешь представить. И не надо воображать, что знаешь меня. Мои методы борьбы со Жнецами искуснее твоих, и ты просто не в силах меня понять.
— В этом месте нужно сказать, что ты представляешь собой авангард нашего будущего величия, — весело подсказал Джон. — Они всегда так делают,
Призрак едва заметно поморщился.
— Не забывайся, Шепард. Решения такого порядка принимаются на другом уровне.
— Может быть, — Джон не стал спорить и пожал плечами. — Только ты вообще уже ничего не можешь решать самостоятельно.
Призрак смерил его презрительным холодным взглядом, наверное на кого-нибудь другого подействовало более эффективно, но Джон работал с ним долгий срок и успел выработать иммунитет на убивающие взгляды. Так что самым наглым образом улыбнулся в ответ. Голограмма прошла мимо него по направлению к выходу.
— Ленг, у капитана есть кое-что, нужное мне. Избавь его от этой ноши, пожалуйста.
Голограмма исчезла, и миниатюрный дрон вернулся в ладонь Кая. Азиат с легкой ленцой достал из ножен катану и сказал:
— С удовольствием...

Но не смог более сказать ни слова: внезапно Ленг выронил из рук оружие и выгнулся, словно позвоночник свело жестокой судорогой. Он осел на колени, сумев инстинктивно выровнять тело при падении, ни руки, ни ноги не слушались, в глазах потемнело, и привычно расширенный спектр восприятия сменился стандартным человеческим обзором, затемненным удароустойчивым пластиком визоров. Что-то неожиданно вырубило в нем все имплантаты, установленные «Цербером», оставив ему ограниченный набор человеческих ощущений и весьма слабый контроль над собственным телом. Первая мысль была: «Жнецы!» — потому что он мог видеть Шепарда и его спутников, которые оставались там же, где были и не предпринимали никаких действий. Но тут же отказался от этой догадки, услышав за спиной легкие шаги и тихий треск статического электричества от разряженной тактической маскировки. Про себя он усмехнулся: кто бы мог подумать, что Шепард додумается организовать засаду. Он не слишком беспокоился — даже не имея возможности двигаться, он не был беззащитен. В поле зрения появилась женщина в темной броне, эту рыжую он уже встречал на Цитадели.
— Опять ты, — с досадой произнёс он.
— И тебе привет, — сказала она, холодно улыбнувшись. Ленг ничего не ответил. Она аккуратно сняла с него визор, наушник, открепила интерком от брони, сняла с пояса пистолет и ногой оттолкнула в сторону катану. — Полагаю, тебе это не понадобится.

Шепард тем временем взял у протеанина странный продолговатый кристалл, подошел к алтарю и стал проводить какие-то хитрые манипуляции, стоя к ним спиной. Протеанин застыл недвижимой статуей между ним и Ленгом, не убирая оружия. Девчонка азари выглядела немного растерянной, видимо ее не поставили в известность. Его мысль подтвердилась, когда она подошла к рыжей и удивленно спросила.
— Джейн! Как ты здесь оказалась? Тебя же не было на «Нормандии», когда мы улетали.
— Ли, «Нормандия» не единственный космический корабль во Вселенной и отнюдь не самый быстроходный, — ответила она, легко улыбнувшись. — Ступай, помоги Джону скопировать ВИ.

Ленг ухмыльнулся, синюю явно пытались спровадить прочь. Азари не стала спорить и задавать глупых вопросов, отошла в сторону, оставив их в покое. Та, которую называли Джейн, молча запустила пальцы в его шевелюру, и одним резким рывком переместила его тело на скамейку рядом, словно мешок с картошкой. Не самое приятное обращение, но с чего бы ему рассчитывать на иное. Подобное не под силу простому человеку, это мы запомним. Ленг натянул на лицо совершенно непроницаемую маску и, не демонстрируя вообще никаких эмоций или мыслей, застыл в одной позе, тем более, у него не было особого выбора.

Его давешняя знакомая сбросила его снаряжение неподалеку маленькой аккуратной кучкой, из которой выудила самурайский меч и подошла к скамье напротив. Он молча наблюдал за ее действиями. Скамейки располагались рядами на расстоянии полутора метров друг от друга, видимо для того, чтобы предоставить паломникам и верующим возможность предаваться размышлениям не мешая друг другу. Женщина прислонилась к спинке сидения, что располагалось перед ним, достала меч из ножен, проверила остроту лезвия — плохая идея. Молекулярная заточка позволяла без особых проблем резать этим клинком камни, не говоря уже о человеческой плоти, однако надеяться, что враги зарежутся сами по неосторожности, не приходилось. Она вернула катану в ножны и поставила рядом с собой, бросив на оружие преисполненный сожаления и грусти взгляд. Ленг не понимал этих сентиментов.

Тем временем Джейн достала сигареты из кармана, закурила и стала молча смотреть на него абсолютно пустым ледяным взглядом, словно вместо глаз у нее были металлические имплантаты, как у Призрака. Ленг прекрасно понимал, что это психическая манипуляция, и, вероятно, за этой стеной равнодушия она его банально ненавидит, или боится, или презирает, или все вместе, но ему все равно стало немного не по себе под этим взглядом. Зачем она все время вмешивается, словно у нее есть личный мотив. Впрочем, вероятно и обратное, возможно она просто наемница и выполняет чье-то поручение, а значит равнодушие подлинно. Кто же мог ее подослать? В прошлый раз она работала с инопланетным сбродом «Затмения», а те работали на бывшую хозяйку Омеги. Ему надоело играть в молчанку.

— Ария пожалеет о том, что снова вмешивается в дела «Цербера», — сказал он.
— Если «Цербер» не желал ее вмешательства, не следовало убивать ее дочь, — спокойно ответила она. — Материнский инстинкт — страшная сила.
— Ария считает, что мы убили ее дочь? — удивился Ленг. Шелдон усмехнулась.
— Помнишь Грейсона и его любовницу? Молоденькая девочка. Ее звали Лизель, если мне память не изменяет (речь идет о событиях книги Дрю Карпишина «Возмездие»).
— Значит, Ария прислала тебя? — спросил он, смутно припоминая ту, о которой говорила эта женщина. Случайная жертва охоты. Для него все инопланетяне были на одно лицо, и он не придал тому эпизоду никакого значения. — Сколько бы она тебе не платила, «Цербер» может дать больше.
Джейн отрицательно покачала головой и едва заметно улыбнулась.
— Меня не особенно интересуют деньги, — ответила она.
— Тогда назови свою цену. Информация? Технологии?
— У «Цербера» нет сведений, которые я бы не знала сама или не имела возможности получить у Серого Посредника. Что касается технологий — боюсь, от превращения в полу-хаска нет особой пользы. Ты долбаный киборг, Ленг, продукт церберовского сумрачного гения, — усмехнулась она. — И не можешь шевельнуть пальцем.
Она небрежно стряхнула пепел, весело прищурилась, глядя на него, и в глазах светился какой-то диковатый огонек.
— Все остальные разработки куплены или украдены у «Альянса» и пары-тройки именитых корпораций. Совершенно бесполезно для меня.
— Тогда какого черта тебе нужно? Почему просто не убьешь меня? — равнодушно спросил Ленг, скрывая под этим легкое раздражение. Что за дурацкие игры?
— Я не собираюсь тебя убивать, — сообщила она.
— Почему? Зачем я тебе?
— Незачем, просто убить — слишком просто, — холодно ответила она, а Ленг вновь почувствовал себя увереннее: вот они и добрались до подлинных мотивов.
— Так так, значит все-таки личное. Что с тобой? Я прикончил и твою дочь тоже? — провокационно сказал он.

Ленг надеялся выбить ее из колеи и вызвать на откровенные эмоции — в таком положении человек уязвим. Возможно, с его стороны было не совсем разумно действовать подобным образом, но трудно избавиться от старых привычек. Даже сейчас, не имея возможности двигаться, он не чувствовал себя беспомощным. Почему-то он был уверен, что это временно. Нельзя сказать, что его уверенность была совсем беспочвенной. Ни она, ни команда Шепарда не знают о «летуне» с партией фантомов, которые очень скоро должны попытаться выйти с ним на связь, и явиться в Храм по пеленгу на сигнал скрытого энергонезависимого маячка в его броне, про который Шелдон при обыске забыла, если у него не получится.

Она хмыкнула, опустила голову, и вдруг засмеялась, с искренним весельем и некоторым изумлением, чем повергла его в некоторое смятение — может быть она просто сумасшедшая? Ее веселье привлекло внимание остальных: Шепард на минуту отвлекся от своего дела и обеспокоенно посмотрел в их сторону. Любопытно.

— Нет, слава богу, из меня получился бы ужасный родитель, — весело сказала она, успокоившись, внимательно посмотрела на него. — А ты боишься неизвестности, как интересно. Что ж, позволь мне, в таком случае, оставить тебя в неведении о причинах моей к тебе неприязни. В конце концов, так ли важно, почему я желаю тебе медленной и мучительной смерти? Важен сам факт.
Она равнодушно пожала плечами, затушила сигарету и отбросила окурок в сторону.
— Ты не умеешь убивать медленно? — притворно удивленно спросил он, нужно растянуть беседу дольше, пусть чувствует себя уверенно.
Она только прыснула от смеха, а Ленг утвердился в мысли, что она с левой резьбой. Нормальные люди себя так не ведут. Впрочем, его это не сильно пугало, старая добрая выучка N7: реагируй неадекватно с обычными людьми и не демонстрируй ни грамма беспокойства при общении с психами. Нет более эффективного психологического оружия, чем шок от сломанного шаблона.
— Ах, эта старая добрая N7, — вдруг сказала Джейн, словно прочитав его мысли. — Чему там только не учат: развивают гениальность из таланта, объясняют, как управлять людьми, контролировать себя, убивать и защищаться. Все, чтобы сделать из обычного солдата долбанного сверхчеловека, который как семечки щелкает задачи, способные сломать любого другого. Не объясняют только, как жить дальше со всем этим дерьмом.
Она посмотрела ему в глаза.
— Разумеется я могла бы убивать тебя с особым извращением в течение пары суток, а ты в это время неплохо провел бы время в «своем месте» (подразумевается медитативная техника самогипноза, во время которой человек отрешается от реальности и уходит в нирвану, придумано йогами и существует в действительности: р). Никакого кайфа.

Может быть сейчас многочисленные имплантаты «Цербера» в его организме, выводившие его на новый уровень восприятия, не работали, но невозможно избавиться от рефлексов профессионального убийцы, и та часть тела, что еще оставалась органической, реагировала автоматически. Поэтому внезапный резкий удар почти не застал его врасплох, он успел повернуть голову, чтобы удар прошел по скользящей, и он смог видеть кусочек неба за сводами Храма, где буквально на секунду мелькнул знакомый «летун». Он развернул голову и мрачно посмотрел на нее. На ее лице впервые за все время отразились подлинные эмоции — столь искренняя и чистая ненависть ему в жизни встречалась редко.
— И, между прочим, на твоем месте я бы заткнулась к чертовой матери, потому что злить меня не в твоих интересах! — зло прошипела она.

Раздраженно дернула плечом, отвернулась в сторону, а после и вовсе ушла, чтобы присоединиться к Шепарду. Тот закончил колдовать над консолью, передал кристалл протеанину, который спрятал его в складках своей замысловатой брони. Рыжая о чем то тихо переговорила с капитаном «Нормандии», увы, слуховые импланты так же отказали, и Ленг не мог слышать, о чем они разговаривают. Женщина махнула рукой в сторону города, после посмотрела на него, и вновь что-то сказал капитану. Шепард только пожал плечами и отдал распоряжение своей синей девке, которая побежала ко входу, что-то сделала с консолью на дальней стене, отчего высокий свод Храма вновь замерцал энергетическим экраном. Ленг про себя выматерился, но не стал отчаиваться, он точно видел челнок, значит ждать осталось недолго.

Люди Шепарда как будто чего-то ждали и не обращали на него никакого внимания. Статуя Атаме перестала распространять вокруг себя мягкий зеленый свет. Ленг без лишних слов догадался, что теперь информация из маяка заключена в кристалле протеанина, и что-то ему подсказывало, что забрать этот девайс получится только с трупа. Молодая азари вернулась к капитану и рыжей, что-то сказал им обоим. Капитан подозвал протеанина и ушел в дальний конец зала за колонны вместе со своими спутниками, где скрылся из поля зрения Ленга, бросив последний тревожный взгляд на Шелдон.

Она задумчиво посмотрела вдаль, где располагался город азари, глубоко вздохнула и подошла к нему. Похоже, она успела усмирить свои эмоции, потому что ярость сменилась привычным равнодушием. Она вновь встала возле скамьи напротив него и скрестила руки на груди, глядя на горизонт поверх него, словно ждала чего-то.
— Через три часа паралич пройдет, — рассеяно сказала она. — До тех пор у тебя есть три варианта. Первый: убить себя — самый простой. Признаться честно, я буду несколько разочарована, если ты выберешь его. Второй: остаться здесь и надеться, что Жнецы сюда не доберутся, потому что в противном случае ты имеешь все шансы присоединиться к ним в виде хаска.
Она вновь посмотрела ему в глаза.
— И, наконец, третий: выжить, выбраться из этого дерьма, отправиться на Хронос к Призраку, и сказать ему, что ты не справился с заданием, — она сделала многозначительную презрительную паузу. — Опять. Уверена, он будет в восторге.
Она сняла с пояса пистолет, разрядила термозаряд до одного выстрела и положила рядом с его рукой.
— Удачи, ублюдок, у тебя три самых очаровательных способа бесславно сдохнуть, — мило сказала она на прощание. — Выбирай на здоровье.
— Даже интересно, что тебя связывало с той докторицей и дреллом? — внезапно сказал он. Он тоже мог сложить два и два: во время их прошлой встречи она явно пыталась защитить кого-то в клинике, и там были только ныне мертвый дрелл и рыжая санитарка. Он не собирался использовать ни один из ее вариантов, неподалеку находятся его люди, так что нужно просто набраться терпения. Почему бы не испортить настроение этой суке за столь неприятное обращение? Она резко обернулась и прожгла его ядовитым взглядом, из чего он заключил, что попал в точку.
— Между прочим та стайка фантомов, на которую ты так надеешься, несколько минут назад вляпалась на своем летуне в портативную черную дыру, — ехидно сказала она. — Как неприятно, верно?
Она молча развернулась и последовала туда же, куда недавно удалился Шепард с командой, оставив Ленга в холодной звенящей тишине мертвого протеанско-азарийского Храма. А Ленг подумал, что медленно, но верно, ее чувства к нему становятся взаимными. Он сделал глубокий вздох и закрыл глаза.
Отредактировано: Архимедовна.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.08.2012 | 3655 | 47 | зеркало, мШепард, Belisenta, фемШепард | Belisenta
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 38
Гостей: 34
Пользователей: 4

Assassin-Tim, Grеyson, Scrin, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт