Пепел. Глава 3. Исход. Часть 2


Жанр: Sci-Fi, экшн, дарк.
Персонажи: собственные и заимствованные.
Предупреждения: ксенофобия, насилие, секс.
Описание: Побег, как ни странно.



Кабинет. Трое.

Первая и вторая были абсолютно идентичны: одного телосложения, одного роста, в одинаковой легкой броне; единственное, только одна сидела за столом на месте оператора проекта, вернее, уже просто командира базы, а другая на столе, свесив ноги, и по-детски беззаботно болтала ими в воздухе.

Третий зашел не церемонясь — это его кабинет, и то, что за окном ночь, а в комнате горит свет, его сильно возмутило. На мгновение.

— Обживаетесь, — К. выключил освещение, ни для кого в комнате видимость не ухудшилась.
— Сразу к делу, мне это нравится, — Нина встала со стола и подошла к «старому знакомому», — я буду ждать в постели.
— Я слушаю, — К. обращался к Анне. Оба не обращали внимания на младшую Уильямс, которая между делом скрылась в спальне.
— У нас приказ — протестировать успехи проекта и, если результаты тестов будут положительными, проследить, чтобы все бойцы, прошедшие курс «Феникс», получили доставленные нами имплантаты. После мы дадим указания для новой ударной группы. Вопросы, предложения? — Анна определенно смотрелась в кресле командира базы.
— Что за тест?
— Показательный бой между участниками проектов «Феникс» и «Фантом».
— «Фантом»?
— Я и Нина — контрольная группа этого курса.
— И что же это за курс? — К. стало очень любопытно. Он знал, что благодаря «Лазарю» Призрак получил какие-то образцы технологий Коллекционеров, а значит и Жнецов.
— Пусть это будет сюрпризом, — Анна под маской точно лукаво ухмылялась. К. даже не сомневался.
— Для чего эти имплантаты? — К. не разочаровывал: все по порядку, как старшая Уильямс и любила.
— Простые физические улучшения.
— Покажи мне, — он не догадывался, что увидит.

Анна встала из-за стола и подошла к К. вплотную. Слегка коснувшись шлема в области левого уха, она явила «очередной лик смерти».

Девушка изменилась. Сильно. Первое, что бросалось в глаза — это глаза. Ярко-голубые зрачки, ярко-голубые радужные оболочки, ярко-голубые белки. Они источали холодный синтетический свет, как неоновая лампа, но при этом были живыми. В отличие от оптических имплантатов самого К, глаза Анны всё ещё оставались дверями в её внутренний мир. Мир, в который К. не хотел бы попасть. Кожа тоже приобрела голубоватый оттенок, хотя правильнее будет назвать его «бледный как смерть». Помимо цвета, кожа претерпела и структурные изменения: она стала крепче, жестче и менее эластичной на вид. Темно-синие губы что-то скрывали, и К. снова не хотел знать, что. Последнее — волосы абсолютно черного цвета были сплетены то ли в тонкие косички, то ли в дреды. В них также прослеживались синтетические волокна. Длина их, кажется, менялась.

— Нравится? — Анна была собой всегда. Cold blood assassin. Теперь больше, чем когда-либо.
— Впечатляет, но блондинкой ты мне нравилась больше, — К. говорил искренне.
— Ну, ты же знаешь переменчивое женское настроение, — в улыбке показались клыки.
— Где «улучшения», а где «фантом»? — дело прежде всего.
— Во внешности только улучшения, — Анна было собралась надеть шлем, но К. её остановил.
— Нет, я хочу видеть тебя, — отвечая на немой вопрос, — я хочу поговорить с тобой. Присядем?
К. сел на место гостя так, чтобы видеть ночь.
— Давно вы в оперативниках?
— Около двух лет. Благодаря твоим рекомендациям и высоким оценкам нас привлеки к более ответственным операциям. Сбор данных по Коллекционерам. Мы обследовали атакованные колонии, искали следы, зацепки, улики. Когда «Цербер» усилил слежение за поселениями людей в Терминусе, мы пару раз успели даже застать жуков на месте. Ты дрался с ними? — только голос Анны остался прежним.
— Нет. Я видел только записи.
— Это то же самое, что сражаться с тенью. До них в глазах каждого убитого я видела смерть, неотвратимую и беспристрастную, я видела, как жизнь покидает моих жертв. И словно делает меня сильнее. Но Коллекционеры... Они уже мертвы, в их глазах насмешка, безразличие. Это делает их сильнее, чем я. Потому что мне не всё равно. Если я не чувствую, как дарю кому-то смерть, если не чувствую, как забираю чью-то жизнь, я не чувствую, жива ли я сама.
— Может, стоило использовать оружие дальнего боя. С гетами это помогало.
— Не смешно. Тогда это было не смешно. А сейчас я знаю точно, что мертва, и значит, среди живых мне нет равных.
— Это «улучшения» или проект?
— Улучшение. Ты оценишь. Я знаю. Хотя, может, ты и разницы-то не заметишь.
К. не мог понять, что с ним. Мурашки? Он даже не помнил самого этого слова. Четверть века. А сейчас... Пришло время для самого интересного вопроса. И феникс знал, фантом его ждет.
— А если результат теста будет отрицательным?
— Ликвидация.
Сколько раз сестры Уильямс работали с ним? Пять, нет, шесть операций. Сколько раз выходили на связь для получения каких-либо инструкций? Кажется, раз девять. Сколько раз К. слышал от Анны шутки? Ноль. Всё стало совсем интересно.
— Шучу. Вас расформируют. Как один взвод вы действовать не будете. Хотя этот вариант Призрак особо не рассматривал. Он уверен в вас и в тебе лично. Я тоже. Думаю, можно начать на рассвете.
— Это будет нескоро. Ночь в самом разгаре. На Селене она длится шесть суток.
— Селене?
— Неважно. Через десять часов остальные подопытное будут готовы. Что сначала — улучшения или подготовка до уровня ПАII? Сколько, кстати, по времени занимает процедура?
— Полная боеготовность через сутки максимум. А начать лучше с апгрейда. С твоего позволения, я переговорю с персоналом «Аида», чтобы разрешить все организационные вопросы, — Анна надела шлем и вышла из-за стола, направляясь к двери. — Доктор Октагон ещё жив?
— Да. Пока...
— После процедуры о нем можно будет забыть, — старшая Уильямс покинула кабинет.
К. уже знал, что увидит, зайдя в спальню, и он был рад, что его «неживые» глаза не выдают его очень живого беспокойства.

Надеюсь, Анна права, и я оценю улучшения.

Нина лежала на кровати в кромешном мраке, который, естественно, не мешал К. рассмотреть её «полный апгрейд» — младшая Уильямс, вполне ожидаемо, была абсолютно нагой. Лицо такое же, как и у сестры — никаких «живых» эмоций; они стали ещё больше похожи, почти как близнецы. На теле изменений немного. Среди крапинок старых рубцов и шрамов, которые приобрели синий оттенок, на ключицах, на предплечьях, на бедрах и на икрах светились созвездия имплантатов размером с монету. Они почему-то напоминали глаза, пристально следящие за каждым движением К. Такие же «светлячки» заменяли соски и пупок...
Холодная кожа, холодные прикосновения, холодные поцелуи. Бесчувственные ласки. Её грудь стала безразличной к рукам К. Нина обхватила «старика» и руками, и ногами — прижала к себе с силой и задавала какой-то «машинный» ритм. Температура её тела оставалась неизменной, она впитывала тепло партнера, поглощала его горячее дыхание, но взамен источала лишь мороз. Почти не дышала и сохраняла «могильную тишину». Новые когти оставляли глубокие раны, сплетенные ноги стремились раздробить кости таза — если бы не киберимплантаты, К. был бы уже изувечен. Но пока он сохранял ритм, не отрывался от завораживающих погибелью голубых глаз и краем зрения наблюдал, как волосы его «старой знакомой» живут своей жизнью, извиваясь по подушке, словно змеи.

«В корзине со змеями», новый уровень старой игры.
Почувствуй объятия смерти.
Прошло какое-то время, ритм не менялся, и К. понял, что нельзя согреть «мертвую», даже если он отдаст всё свое тепло, всю свою жизнь. Они остановились.
Нина села на краю кровати, вдоль позвоночника от шеи до крестца также светились «глаза», она положила руку себе на... Ничего.
— Давно ты... мертва?
— Несколько месяцев. Но я об этом не задумывалась. Некогда было. А тут с тобой решила проверить, — она обняла К., положила голову ему на грудь, прижалась. По привычке. Ничего.
— Мы жертвуем своей человечностью ради человечества. Мы расходный материал, те, кто непременно отдаст жизнь за будущее людей. Потому что нам среди них уже нет места, — К. был готов заплатить цену победы сполна.
— Ты пойдешь на это? — Нина казалась растерянной, она явно в глубине своей души надеялась оказаться живой, почувствовать жизнь.
— Да. Это мой выбор. Моя цель.
Человек без упрёка.
— Это курс? — девушка провела пальцами по шрамам К.
— Да, — он взял её за руку. Ничего.
— А глаза? — Нина словно заглянула в сознание К., минуя оптические имплантаты, которые, естественно, не могли передать её взгляда. Снова мурашки.
— Да.
Нина села к К. на колени, не нежно, а просто легко обняла его за шею и поцеловала. Ничего. Но ей было всё равно, она хотела хотя бы притвориться живой.

Посадочная площадка. День. Гладиаторы.

Остаток ночи К. провел в одиночестве. Он наблюдал за Селеной, открыв окно, нарушая «протоколы безопасности конспиративных баз «Цербера». C-Sec не возражали. Феникс ждал рассвета. Впервые за всё время пребывания здесь он собирался встретить восход. Начало новой жизни, после смерти.
Под контролем сестёр Уильямс и руководством доктора Октагона «служители Аида» провели все необходимые приготовления к интеграции. Ещё до начала дня тридцать семь новых фениксов получили свои улучшения. Их внешний вид шокировал персонал — доктор Октагон просил аудиенции у К., но ему было отказано. Подготовка по программе ПАII должна была начаться сразу после «сравнительного теста», как и интеграция контрольной группы.
Горизонт вспыхнул ослепительной и смертельной зарей, всё небо моментально залилось алой краской, растворяющей облака и звезды. Дождь перестал. Поднялся сильный ветер. Через несколько часов он достигнет штормовой отметки, а пока всего лишь тридцать узлов. Но и их не хватало, чтобы сбить уже поднявшуюся до 50°С температуру. Влажность пока оставалась максимальной, как будто капли дождя замерли в воздухе, но это ненадолго: как только светило оторвётся от линии горизонта, интенсивные испарения высушат поверхность планеты, рождая грозовые тучи в небе. Ближе к «полудню» засверкают молнии и загремит гром, а уже к закату хлынет новый ливень.
Контрольная группа проекта «Феникс» в составе двенадцати оперативников стояла полукругом, напротив них о чем-то беседовали К. и два «Фантома». Все были полностью экипированы и готовы к бою.
— Признаюсь честно, я опасалась, что днем тут будет намного скучнее, и уже начала жалеть, что «тест» не был проведен ночью. Но это планета умеет удивлять. Приятно удивлять, — Анна в полной мере оценила Селену.
— Если хочешь, можем провести два теста, — К. было приятно, что его «любовь» кто-то разделяет.
— К сожалению, нет времени, — девушка действительно расстроилась, — приступим.
— Выбирай, — К. с гордостью указал на своих людей.
— Ну, а ты сам? — Нина положила руку на плечо старшего офицера.
— Я видел вас в деле, а они нет — так будет более объективно. Да и староват я для спарринга.
Нина подошла к оперативникам, Анна и К. отошли в сторону, освобождая воображаемую арену.
— Как тебя зовут?
— Ливер.
— Нина Уильямс. Пригласишь девушку на танец? — она легко провела рукой по шлему боевика.
Ливер молча направился к центру арены.

Феникс и фантом встали напротив друг друга, их разделяло три метра. Нина обнажила короткий меч и приняла боевую стойку, низко присев на широко расставленных ногах и наклонив корпус вперед; меч она держала в правой руке за спиной, а левую выставила перед собой. На ладони что-то засветилось. Ливер, размяв суставы рук и шеи, активировал обе тонфы и поднял руки наизготовку.

FIGHT!!!

Короткая вспышка, источником которой была светящаяся ладонь фантома. Заряд буквально стер биотический барьер и сбил феникса с ног. Но, не пролетев и двух метров, Ливер выпустил «гарпун».
GET OVER HERE!!!
«Поводок» прошел мимо — фантом грациозно, но резко отпрыгнул в сторону и снова принял боевую стойку. Как и феникс с уже восстановившимся ББ. Снова вспышка, но теперь Ливер знал, чего ожидать, и хоть и с трудом, но ушел перекатом с лини огня, попутно снова послав «гарпун».
COME HERE!!!
В этот раз «поводок» летел по дуге, и фантом попросту решил, что противник промахнулся. Прицелившись для следующей вспышки, от которой фениксу уже не увернуться, Нина краем глаза заметила, как «биотическая линия» резко меняет направление. Захват прошел сквозь её ББ, заодно проявив его, оторвал от земли и с силой дернул в сторону Ливера. Поле «поводка» не дало фантому сгруппироваться, и поэтому приветственную пару ударов Нина пропустила. Одна наэлектризованная тонфа врезалась в живот, а другая следом за ней попала по голове. Тут же оказавшись на ногах, фантом в пируэте назад ушел от следующей атаки, отражая обе тонфы своим клинком. На мгновение они застыли друг перед другом на расстоянии полутора метров.
«Для атаки гарпуном ему нужен замах, а я быстрее его замаха».
«Для вспышки её ладонь должна смотреть на меня, не дождешься».
Рывок навстречу смерти. Фантом вращал и рубил мечом с филигранной техникой и молниеносной скоростью. Феникс отступал, некоторые удары он отражал тонфами, от некоторых просто уворачивался. Он был тяжелее и медленнее, и, что самое главное, он не был «мечником», поэтому пропустил три (!) рубящих удара по торсу. ББ даже никак не отреагировал на проникновение, клинок прошел без сопротивления. И встретился с броней. ВИ тут же выдал сообщение о нарушении целостности покрова, разгерметизации грудного отдела и, самое приятное, о радиоактивном заражении... Тонфы были деактивированы. Финальный пируэт фантома красноречиво говорил о безвременной и трагической кончине феникса. Но Ливер просто остановил лезвие двумя ладонями. Нина была поражена и в награду получила сильнейший пинок в область солнечного сплетения. Только коснувшись спиной поверхности, фантом сделал кувырок назад и еле успел встать в боевую стойку, как тут же был вынужден резко уходить в сторону. Сразу два огромных белых кнута направлялись к Нине сверху, собираясь прихлопнуть, как надоедливое насекомое.
«Это я-то насекомое? Ах ты!!!»
Младшая Уильямс увернулась, и не зря: хлысты оставили на поверхности приличную выбоину, но она никак не ожидала ударной волны. Равновесие было нарушено, и вместо запланированной контрвспышки на твердых ногах, ей пришлось продолжить маневр перекатом. С надеждой на контрвспышку после.
GET OVER HERE!!!
«Что? Опять?»
Ещё толком не успев встать на ноги или хотя бы принять устойчивое положение, Нина всё же попыталась отразить «гарпун». Увы, но особенность клинка — проходить беспрепятственно сквозь биотику — не отказала и здесь. Захват. Она приготовилась принять удар и сильно удивилась, когда пролетая мимо феникса, не встретила ни ноги, ни руки, ни даже убогих тонф. Фантом приземлился в нескольких метрах позади. А вот и подвох. Ливер уже развернулся и наносил очередной «прихлопывающий» смэш.
«Я. Не. Насекомое!!!»
Перестроив генератор вспышек, Нина создала вокруг себе мощный заслон. Грянул гром... Феникс замер. Фантом был невредим, хоть и находился в неглубоком «кратере»; он был окружен сферой неизвестного происхождения. Смэш номер два. Эффект тот же, только «кратер» шире и глубже. Ливер занес хлысты для «богоугодного» третьего раза. Но, прежде чем он снова провозгласил себя «богом грома», Нина исчезла. Ни один сканер не выдавал её присутствия. А учитывая яркий свет треклятого солнца и повышенную влажность, её термооптический камуфляж идеально вписывался в окружающую среду.
«Теперь я вижу, что ты — фантом».
Не дожидаясь коварного удара, феникс активировал оба кнута и стал ими ритмично манипулировать, создавая вокруг себя дополнительную линию защиты. Со стороны было похоже, как будто вокруг него летают два белых змея, готовые ужалить каждого, кто посягнёт на их факира.
Температура достигла 70°С, а ветер — 40 узлов. Нина вошла в фазу мерцания и атаковала. Её танец был бесподобен и великолепен, он завораживал и магнетизировал. Она появлялась то с одной, то с другой стороны, заходила с флангов, обходила с тыла, лихо наскакивала в лоб. Проявлялась на мгновение и тут же растворялась в солнечных лучах. Орудовала мечом настолько умело и быстро, что он не оставлял в воздухе отблесков. Она словно сражалась с огнем, одно прикосновение которого способно спалить её дотла. И Феникс был этим пламенем — был готов всегда. Он знал, что хлыстами её клинок отразить нельзя, поэтому не давал ей приблизиться на расстояние фатального выпада... Видимо, аккумуляторы фантома не могут одновременно поддерживать и заслон, и маскировку, и генерировать вспышки. А это значит — ждать, кто первый ошибется. Стоит Ливеру на мгновение ослабить бдительность или деактивировать кнуты, стоит Нине лишнюю долю секунды задержаться в «реальности» — смерть...
Дикая пляска продолжалась около трёх минут, и фениксу надоело. Ничего нового. Он приземлил кнуты по окружности вокруг себя, поднимая ударные волны во все стороны в радиусе трех метров. Этого хватило. Фантома отбросило и «раскрыло». Ливер решил закончить тест и нанес последний смэш...
Вопреки его ожиданиям Нина не собиралась уклоняться, а совсем наоборот, она атаковала. Конечно, её бросок не мог достигнуть феникса раньше, чем её настигнут его кнуты. Но этого и не требовалось. В момент переката она приняла удар, словно ушла под воду (хотя как ей показалось — под землю), ББ был уничтожен, но она осталась невредимой. И что важнее, продолжала движение — смертельный рывок... Меч пронзил Ливера чуть ниже сердца... Следуя инерции броска, они оба повалились на пол...
Совершенно неожиданно и совершенно безрассудно феникс раскрыл шлем, и Нина увидела его лицо. Сама не зная зачем, но она сделала тоже самое, и Ливер увидел лицо «неуловимой дьяволицы».
— В лучах проклятого солнца ты ещё красивее, — улыбнулся феникс.
— Я рада, что смогла скрасить последние секунды твоей жизни, — и тоже улыбнулась.
— Ничья? — лицо Ливера начинало обгорать, но ему было всё равно.
— Что? — Нина была вне себя от возмущения.
Биотический взрыв.
К.О.

Казарма. В12.

— Подъем. Боевая тревога, — голос К. сокрушил царство Морфея.
Не зажигая света, в потемках зародилась жизнь, жизнь которой не нужен был какой-либо другой свет, кроме света собственного и истинного.
— Вводная? — все были готовы меньше, чем через минуту.
— Первое — нас предали, второе — похоже, Призрак, третье — мы окружены врагами.
Это была не вводная, это было испытание, и К. был готов, что не все его пройдут. Но надежда взяла верх над прагматизмом.
— План действий? — послышался звук закрывающихся шлемов.
— Разделимся. Я займусь «штабом C-Sec», возьму базу под контроль. Ливер и Сойер, на вас персонал — запрете их в одном помещении, любое сопротивление должно быть подавлено. Владек, Поусли, займетесь гостями — они в кабинете командира. В контакт не вступать, просто заблокируйте дверь. Бравос, Хименус, Джеферсон и Владислав — холл, устраните охранников, затем навестите наших гостей в челноке, захватите транспорт. Двое останутся, двое вернутся с оружием. Остальные направляются к казармам и ждут. Вопросы?
— В костюмах не предусмотрено никаких аварийных систем сдерживания? — вопросы Франко всегда оригинальны и никогда не лишены смысла.
— Нет. Это всё? Тогда за дело.

К. и C-Sec.

Данный исследовательский центр по определению не являлся военной базой, поэтому вся безопасность держалась на автоматизированной системе: сигнализация, подсистемы сдерживания (подача в помещения токсинов, откачка кислорода, кратковременная инициация критических перепадов температуры), турели, дроны, роботы «Локи» и пара «ИМИРов».

Инцидент на станции «Лазарь» был обозначен как «исключительный», и в протоколы безопасности никто не внёс никаких поправок. Как недальновидно. Как неблагоразумно.

В офисе охраны всегда находились три оперативника: начальник СБ и пара операторов. Еще трое отдыхали после смены в отдельной комнате.
— Доброй ночи, сэр. Чем я могу помочь? — дверь открывалась только по пропуску охраны, поэтому К. пришлось постучаться. Открыл начальник СБ.
— Умри, — К. нанес резкий короткий прямой удар кулаком в горло, ломая гортань и провоцируя асфиксию. Жертва, падая вперед, схватилась руками за шею, будто пытаясь освободится от удушения. Тщетно. Первый из операторов, отреагировавший на звук упавшего тела, даже не успел развернуться на кресле — К. метнул нож точно в шею. Оператор № 2 пренебрег протоколом безопасности: и вместо того, чтобы включить сигнал тревоги, он рефлекторно посмотрел в сторону ныне покойного коллеги — К. уже был у него за спиной. Сильный удар в основание шеи — минус один позвонок, плюс один труп. Бывший командир базы направился в комнату отдыха, по пути вернув себе «прощальный подарок». Впервые он использовал этот нож и чувствовал, что холодное оружие перестало быть талисманом и памятью. Он сожалел.
Это орудие убийства, и оно должно убивать. Ты сожалеешь, а я рада.
Отдыхающие умерли быстро — двухъярусная кровать облегчила задачу. Верхнему К. перерезал сонную артерию, отправив его в более глубокий сон, нижнему вонзил клинок в грудь, в правое легкое, и салага захлебнулся собственной кровью. Третьему не повезло — он успел проснуться. К. оценил, как легко вышел нож, и кинулся к следующей жертве. Чисто машинально одной рукой закрыл ему рот, вдавливая обратно в подушку, другой перерезал глотку. Давно церберовец не видел предсмертный взгляд в глазах, наполненных ужасом осознания неотвратимого конца. Страх, порождённый беспомощностью.

Анна права: отнимая жизнь у живых, чувствуешь, что жив сам.

Прекрасный нож — рукоять буквально срастается с рукой, продолжая её прямым обоюдоострым клинком. Проходить сквозь металл он, конечно, не может. Но зато лезвие имело какое-то спецпокрытие, и кровь стекала с него, не оставляя ни капли. Даже гравировка всегда оставалась сухой. Древний диалект, на «котором говорила сама Азаме».

Да падет на неверных вся ярость демонов ночного ветра.*

К. вернулся к пульту охраны и подключился к системе. Как он и ожидал, его уровень допуска заблокирован по причине активации кода ликвидации. Предусмотрительно: из двух равных по статусу офицеров «Цербера» приказы будут исполняться того, кто первым ввел kill-code в локальную сеть — код на Анну и Нину главный феникс, естественно, не знал. Уильямс сделали всё верно, теперь они фактически владеют базой. И всё, что может К., — это «напакостить», не дав сестрам использовать автоматику, даже доступа к видеонаблюдению нет. Зато в офисе был оружейный шкаф: пять М-3 «Хищников» и один М-6 «Палач».

Ага, как же. Просто шесть салаг.

Ливер и Сойер.

В отличие от казарм, где все спали в одной комнате, в жилых помещениях у каждого члена персонала была своя личная. И это усложняло задачу, так как у них не было допуска к блокировке каждой двери, но фениксы нашли выход. Они могли открывать двери снаружи.
— Подъем. Тревога. Всем пройти в столовую. Быстро, — оперативники говорили громко и ясно, не переходя на крик и не вызывая суеты, а главное паники. В полусонном состоянии до персонала всё доходило не сразу, но они беспрекословно подчинялись, без лишних вопросов, а Ливер и Сойер особо не напирали. Всё по протоколу — дисциплинировано.
Когда трапезная была забита под завязку — её размеры соответствовали максимальному количеству обитателей базы, за исключением испытуемых подопытных — фениксы приказали всем оставаться на месте и не в коем случае не покидать помещение.
— Что бы вы ни услышали или ни увидели, выходить из столовой категорически запрещается. Пока вы тут, вы в безопасности. В противном случае, мы не сможем гарантировать вам жизнь.
В ответ сонное ворчание. Понимающее сонное ворчание. Как никак, они тоже «Цербер».
— Отлично, — Ливер и Сойер вышли, заблокировав двери.
— Как думаешь, скоро до них дойдет? — Ливер.
— Неважно, дверь они всё равно не откроют, — Сойер. — Уходим.

Владек, Поусли и Ангелийцы.

— У Франко юмор, как у ИИ, — Владек вспоминал все «остроумные» слова-гибриды, которые слышал от своего товарища. Ни одно из них не имело смысла, пока Франко любезно всё не разжёвывал.

«Angel-killa —> angekill —> angill»

— Тихо. Мы уже почти на месте. Моли бога и дьявола, чтобы личный замок К. всё ещё работал, — Поусли активировал боевой режим. Владек также синхронно «закрылся».
— Вроде получилось, — Поусли не заметил никаких изменений, но К. об этом предупреждал.
— Проверим? — по Франко всегда понятно, шутит он или нет, по Владеку никогда не ясно — он серьезно или тупит. Феникс занес руку для «постучаться».
— Приказано без контакта, — Поусли решил не выяснять ни IQ напарника, ни исправность замка, — уходим.

Бравос, Хименус, Джеферсон, Владислав, C-Secи «это что за сраный дым».

Появление четырех боеготовых оперативников в холле без предупреждения штаба это не подозрительно, это — тревога. А тревога — это турели. Быстрая и бесславная смерть. Поэтому фениксы атаковали сразу без промедления. Синхронизированная система наведения позволила, не сговариваясь, разобрать цели. Каждый из трех фениксов запустил оба «поводка». Охранники были буквально вырваны из своих мест.
Джеферсон направил двоих в противоположную от пульта охраны стену; через пять метров гостеприимная стена сломала шею одному и пробила череп другому — готовы.
Хименус деактивировал «гарпуны», когда парящие охранники были в двух-трех метрах от него, и ударил хлыстами. Эффект был впечатляющим: головы раскололись, а тела попали в категорию «мешки с костями». Готовы.
Бравос не любил показухи и доверился проверенному дедовскому способу. Первого охранника он схватил на лету и просто свернул ему шею. Второй приземлился за фениксом, но единственное, что он успел — это встать на ноги. Бравос, не спеша, подскочил и провел с его шеей те же манипуляции. Готовы.
Двенадцать секунд — шесть трупов. Владислав пожалел, что не курит.
Перешагивая трупы, а то и наступая на них, четверка боевиков занялась вооружением. Как и ожидалось, шесть М-22 «Потрошителей».
— А что в шкафчике К.?
— Только броня, очевидно. Захочет — заберет, а нам пора.
— Хорошие новости — автоматика вырублена.
— Уходим.
На посадочной площадке кроме челнока фантомов ничего не было. Его обитатели ни разу не выходили на связь, не просили пополнить запасы и даже не показались наружу во время «теста». Они там вообще живы?
— А нужду они что, внутри справляют? Как-то не хочется захватывать такой транспорт.
— Может, это роботы.
— К. заметил бы. На позиции.
Фениксы встали полукругом у челнока, присели на одно колено — Хименус и Бравос по краям — по бокам у люка, Джеферсон и Владислав — по центру. М-22 «Потрошители» приготовились в очередной раз оправдывать своё название. Бравос пару раз ударил кулаком по люку. Мгновение спустя тот открылся, ещё мгновение он впустил внутрь смерть.
Останки первого бойца снесло вглубь челнока одновременным залпом Джеферсона и Владислава, Хименус уложил второго, уже раненого, пытавшегося достать оружие. И тут они ослепли. Рефлекторно все фениксы отпрыгнули в стороны, подальше от хищной пасти челнока, из которой валил дым. Необычный, отражающий сканирование во всех доступных спектрах. Оперативники замерли, они были уязвимы на открытой площадке, а завеса не спешила рассеиваться. Дневного ветра очень сильно не хватало, а ночной дождь никак не прибивал это дым...
Первым пошел Бравос: вычислив, где примерно в облаке находится проем люка, он сделал короткий рывок вдоль борта челнока и во время переката, оказавшись прямо напротив, выстрелил. И тут же ушел с предполагаемой линии огня. Судя по звуку, ни в кого не попал. Зато изнутри вылетели сразу три шашки, и как только они дали дым, фениксы дали дружный залп. Убили как минимум одного, но и сами оказались под огнем. Противники разобрали цели и методично преследовали их выстрелами своих «Мотыг». Учитывая, что их было трое, а целей четверо, действовали они на удивление слаженно, как один. Фениксы постоянно были в движении, пытаясь избежать попаданий, благо полуавтоматический огонь далек от шквального. Однако Бравоса и Джеферсона пропололи-таки, заряды, задержанные ББ, ударили в грудь и опрокинули бойцов. Броня выдержала... Оценив расстояние как критическое, Владислав ударил хлыстами. Выстрелы стихли, и Хименус, воспользовавшись паузой, влетел в дым. Расправив оба кнута, он стал вращаться, в глубине души представляя себя биотическим торнадо. Хватило всего трех оборотов — двое бойцов вылетели из завесы, а третий, судя по звуку, впечатался в борт челнока. На смерть от ударов рассчитывать не приходилось — слишком уж хорошая у них броня, поэтому, тут же выхватив дробовик, Хименус открыл огонь в сторону столкновения. В это же время Владислав в упор расстреливал одного из выпавших, а включившиеся Бравос и Джеферсон разбирались со вторым.
— Готов.
— Готов.
— Готов.
Наконец-то дым стал рассеиваться, и оперативники осмотрели поле боя — четыре, как и полагается, выпотрошенных трупа.
— Отлично. Бравос, Джеферсон, остаетесь. Владислав, собираем оружие и уходим.

Ангелийцы.

Нина и Анна сидели на столе бок о бок, взявшись за руки, и наблюдали за ночью. Эта неистовая стихия манила к себе, обещая ласки дождя, уютные объятия темноты и бескрайние просторы покоя. Тишину наполнял гул голосов: миллионы говорили одновременно одно и то же, словно далекий хор они звали навстречу судьбе, предрекали конец скитаний, обретение мира. Этот зов вводил в транс, отбрасывал всё ничтожное и преходящее, оставляя лишь истинно бессмертное — неизбежный рок. Неужели К. сам нашел его здесь, случайно или осознанно, в течение полувека блуждания между звездами?
— Он мне ещё тогда показался особенным, — Нина обняла сестру за шею и положила голову ей на плечо. Они обе были холодными, но их это не волновало.
— Мало кто из людей отважится на такие жертвы. Погибнуть, чтобы дать жить другим, — Анна обняла сестру за талию. Они чувствовали друг друга как никогда — теперь они по-настоящему близки, почти едины.
«Центурионы».
Мысль пронзила обоих. И в ту же секунду два фантома смерти сорвались с места. Анна выпрыгнула в открытое окно, разрушая идиллию ночной безмятежности сильнейшим импульсом инстинкта убийцы — хищник дал всем в округе понять, что он голоден и идет на охоту.
«Надеюсь, дождь не испортит мой макияж и прическу».
Нина рванула к двери. Заблокировано. Доступа к системам базы нет — их отрубили от локальной сети. Вспышка — дверь устояла, ещё одна — снова ничего, опять — по-прежнему заперта.
«И какой из меня фантом, если я сквозь стены не могу проходить?»
Идти вслед за старшей сестрой не позволяла гордость, поэтому младшая Уильямс решила развеять собственное сомнение по поводу стен. Она отошла подальше от двери, сфокусировала всю биотическую энергию и выплеснула её в один ужасающий своей мощью заряд. Словно молниеносный таран Нина разбила дверь, как стекло на множество осколков. По всему комплексу прошла волна звериного гнева — хищник вырвался из клетки и требовал расплаты.

Казармы. Бойня

— Убить их всех, — К. давно не отдавал такой приказ, но он знал: каждый из ветеранов «Цербера», а тем более пес Аида, хорошо знаком с тактикой выжженной земли.
Одиннадцать фениксов бесшумно проникли в помещение, К. и Ливер остались в коридоре — они знали, чего ожидать от фантомов. Все почувствовали на себе эхо ментальных криков. Их позвала сама смерть. Даже две.
Тридцать семь «человек» — это много, даже если они не вооружены и не готовы к атаке, и тем более много, когда все они — усовершенствованные машины для убийств.
«...и вот конь бледный, и на нем всадник, которому имя Смерть; и ад следовал за ним...»
Коней и всадников не было, но во всем остальном фениксы соответствовали. Они выстроились шеренгой и словно полоса пожара начали выжигать казарму. Четверо были вооружены М-22 «Потрошителями» — они взяли на себя ближайших неудавшихся сослуживцев, остальные пять работали М-96 «Мотыгами» по дальним мишеням. Всё было давно отработано. Всё было рутинно.
«У каждого пса три головы и три пасти, и в каждой из них он должен принести жертву своему хозяину».
Понадобилось всего пара минут — жертвы не собирались сдаваться, словно загнанные звери кидались в сторону оперативников, но ни один не смог даже прикоснутся к той косе, что собирала кровавый урожай...
Пока в казармах плясала девятирукая и девятиокая Кали, в коридоре появилось ещё одно её воплощение. К. быстро закрыл дверь, за которой оставались девять фениксов и стремительно сокращающееся число врагов, и открыл огонь из М-6 «Палача». К нему присоединился Ливер и М-96 «Мотыга»...
Нина была бесподобна как всегда — она буквально вылетела из-за угла, по инерции продолжая свое движение по стене по восходящей траектории, а когда опорная рука коснулась потолка, она совершила длинный прыжок. К этому моменту Ливер расстрелял весь термозаряд, а К. вставлял последний третий. Коснувшись пола, фантом исчез, и Ливер, не раздумывая, тут же ударил смэшем по предполагаемой цели. Ничего. Он замахнулся ещё раз... Вспышка — феникса откинуло назад на несколько метров. К. выдал всю обойму по потолку, в то место, где должен был быть фантом. Но удар получил снизу — по корпусу клинком. Броня, похоже, выдерживала режущие удары и не могла противостоять колющим. Этот был разрубающим тело пополам по линии пояса. Лезвие не прошло, но сила, которая была к нему приложена, сбила К. с ног. Оказавшись на полу, он слишком поздно заметил пикирующие на него «колебание воздуха».
GET OVER HERE!!!
«Да сколько можно-то!!!»
Ливер, не без насмешки, захватил прозрачную/призрачную бестию и рванул её на себя. На этот раз Нина смогла сгруппироваться, она ускользнула от распростертых объятий феникса, которые пророчили ей свернутую шею, и контратаковала. Хирургически точные удары по незащищенным частям тела заставляли Ливера пятиться. Опять. Только в этот раз у него не было даже тонф, а Нина твердо решила, что...
«...он сегодня умрет».
Фантом перешел на «личный контакт» — нанес два кансэцу гэри, а когда феникс потерял равновесие — мощный ёко гэри в солнечное сплетение. Дальше, догоняя в прыжке, маэ хидза в голову, а по приземлении — серия руками по корпусу, снова прыжок — снова маэ хидза в голову. Вспышка. В этот раз полет был коротким и менее приятным — стена лишила феникса сознания...
К. попытался захватить Нину в «замок», но девушка ушла вниз, не оборачиваясь, нанося усиро эмпи ути в корпус и продолжая его усиро гэри. Затем, разворачиваясь к К., — другой ногой маваси гэри в голову наотмашь. Бывший командир базы, падая со звоном в ушах, подобрал М-96 «Мотыгу» и ... Ливер не перезарядил её. Фантом подлетел стремительно, и стоящий на одном колене К. получил сильнейший маэ хидза в голову.
«Не разрублю, так расколю».
Распластавшись на полу, старший феникс беспомощно наблюдал, как младшая Уильямс застыла над ним в воздухе на высоте трёх метров, подобрав ноги и расправив руки словно крылья... Молот встретился с наковальней. Казалось, её колено прошло сквозь грудь и оставило вмятину на полу — К. не мог пошевелиться, не мог дышать. Он с трудом видел последнюю в своей жизни улыбку, которая плавно перешла в оскал. Не выпрямляясь, Нина выхватила меч и прямо на груди К. совершила разворот на 360°... Несколько «змей» ужалили лицо, оставляя глубокие рассечения... Но меча не было — голова оставалась на плечах, не было и фантома...
— Твою мать, камрад, два здоровых мужика не смогли справиться с одной девчонкой, — Франко помогал подняться командиру, в то время как Хименус приводил в чувства Ливера. Остальные фениксы пытались понять, куда делся враг.

Сохраняйте спокойствие, оставайтесь неуловимыми.

Параллельно. Посадочная площадка. Бравос, Джеферсон и Анна Уильямс.

— Слышал?
— Да. Только ВИ ничего не засёк.
— Как мы можем слышать звук, а аппаратура нет?
— Чертовщина какая-то. Приготовились.
Люк челнока открылся, и из него «выкатились» два оперативника. Заняв позиции, они просматривали пространство через прицелы М-22 «Потрошителей». Снова раздалось специфичное «воркование» — оно звучало у них в головах, без сомнений.
Вспышка слишком опасна, причем для Анны — у оперативников прекрасная реакция, и в руках у них то, что делает эту реакцию убийственной. Нина сообщила, что их броню сложно «разрезать».
«Особый слой, разработка которого началась с подачи самого К. после пары схваток с рахни. Он даже сам финансировал работы».
Анна сделала то, что никогда не делала — она метнула меч. Не в Бравоса, а просто в его сторону, и не просчиталась — отреагировали оба молниеносно. Фениксы рассыпались в разные стороны, одновременно стреляя в область предполагаемого метателя. Только вот за время полета меча, Анна была уже над Джеферсоном и готовилась проломить ему голову. Чисто инстинктивно феникс успел прикрыться дробовиком, но фантом всё равно вжал его в пол. Выбив оружие подальше, Анна нанесла два мощных сётэй ути в голову, которые по идеи должны были обеспечить черепно-мозговую травму, а если повезет — убить. Джеферсон «погас»... Бравос открыл прицельный огонь уже из М-96 «Мотыги», но заслон фантома свел его потуги на нет. Тогда феникс воспользовался «поводком»; в перетягивании каната он то же проиграл — ангелийца даже не шелохнулась...
И снова дедовский способ, правда, дед никогда бы не одобрил драки с женщиной, но Бравосу выбирать не приходилось. Он ломанулся навстречу фантому, а Анна устремилась навстречу фениксу. От хука справа девушка уклонилась, уходя вниз и совершая полный разворот на полусогнутых ногах. По завершении маневра она нанесла три резких удара — два нукитэ татэ дзуки в корпус и «восходящий тигр» в голову. Бравос «потерялся» на долю секунды, и Анна довершила серию маэ тоби гэри в голову. Феникс, однако, не упал, а попятившись назад, встал на одно колено — «изображение начало рябить». Фантом ринулся в последнюю атаку.
«Долго и неэффективно, зато как красиво он сдохнет... Жаль, этого никто не увидит».
Анна уже оторвалась от земли, и до покойника оставалось меньше метра, как Бравос изо всех сил ударил в пол биотическим зарядом. Ударная волна была одна и радиусом всего полтора метра, но мощностью в 3000Н — Анна, усугубившая свое положение тем, что в момент столкновения с ней была в воздухе, взмыла ввысь. Картинка стала снова четкой, феникс нацелился на фантома, и когда последний миновал наивысшую точку полета, запустил «поводок». Старшая Уильямс не ожидала столь скорой атаки и не активировала заслон... Биотический взрыв словно катапульта запустил худощавую девушку за пределы посадочной площадки навстречу джунглям.

Внутри. Фениксы.

Франко поддерживал К. — у командира помимо сотрясения мозга и нарушения работы глазных имплантатов были поломаны чуть ли не все ребра; Хименус взвалил на себя так и не пришедшего в чувства Ливера.
— Мэгэт, Поусли — в комнату переговоров, выясните, есть ли связь через мой код допуска. Гилпен и Владек — в «Аид», от проекта ничего не должно остаться: ни данных, ни опытных образцов, ни даже процедурных.
— Принято, — бойцы проверили оставшийся боезапас и ушли...
— А девка? — Пинкли не жаждал вдруг наткнуться на меч. Она всё ещё хищник, а они всё ещё её жертвы. А он не хотел быть жертвой — как-то ново и неприятно.
— Незначительна, — К. не давал поводов к дискуссиям.
— А вторая? — Пинкли не унимался.
— Неизвестно, — К. мысленно ударил себя по голове. Анна могла быть где угодно, а связи между фениксами нет. Нехорошо.
— Персонал? — Франко себе не изменяет никогда.
— Если Уильямс не подали сигнал бедствия — посмотрим.
Все без продолжения поняли, что будет с персоналом, если фантомы успели послать сообщение. Эвакуировать никого нельзя — челнок-то один, и тот угнанный. Если бы это была космическая станция — дело другое, но стационарные невоенные базы не комплектуются спасательными шлюпками. «Протокол безопасности при работе с враждебными существами».
— К., может, Ливера к челноку отнести? — Хименус тоже чувствовал себя жертвой, причем более беззащитной, чем Пинкли.
— Точно. Челнок. Анна. Хименус, Сойер, несите Ливера на посадочную площадку. Если там два трупа, оставайтесь на месте и сторожите челнок, — К. попытался встать без помощи Франко, не получилось.
— Если он там, — Франко сбивал весь оптимизм.
— Да, если он там. Если с Бравосом и Джеферсоном всё в порядке, оставляйте Ливера — и обратно, — К. заметил, что совсем не беспокоится: недавний опыт подсказывал, что с двумя фениксами сразу фантому не справиться. Но лучше подстраховаться...

Селена. Ангелийцы.

Сестры неплохо устроились в кроне двадцатиметрового дерева, соорудили навес, чтобы окончательно не промокнуть, и, вооружившись визорами, наблюдали за базой.
— Может, стоило уйти подальше? Вдруг Призрак решит уничтожить комплекс с орбиты, — Нина оправилась от ранений, из-за которых не смогла отрубить голову К., а осознание собственной беспомощности её просто бесило.
— Не беспомощность, а численное превосходство противника, — Анна давно перестала удивляться, что слышит мысли сестры. Или это были её мысли, или общие? Всё равно. — Нет. Призрак не уничтожает то, что может оказаться полезным. А проект «Феникс» определенно заслуживает внимания.
— Они убили всех. На их месте я бы уничтожила всё, что связано с курсом, — Нина с тоской посмотрела на сломанные руки и ноги сестры — восстановление требовало времени — и она была рада, что фениксы не пошли за ней, чтобы добить.
— У них нет на это времени, — Анна положила голову на колени сестры, та аккуратно запустила пальцы в её волосы — когда-то лёгкий массаж успокаивал старшую Уильямс. Сейчас это только привычка — неосознанное и бесполезное действие.
— Тогда почему они ещё не улетели? — Нина склонилась и на пару секунд приложила губы к виску сестры.
— Давай не будем гадать. Они всё равно умрут. Просто не сегодня... Славная будет охота, — Анна повернулась лицом к сестре, и их губы соприкоснулись. Несколько секунд они леденели от холода друг друга. Когда стало понятно, что тепла не будет, поцелуй был завершен.

Внутри. Фениксы. Позже.

— Связь не работает, но было отправлено одно сообщение по экстренному каналу. У нас максимум полтора часа. В принципе, не так мало, — Мэгэт и Поусли вернулись первыми.
— Фантомы?
— Не обнаружены.
— Что у вас? — К. перевел взгляд на подошедших Гилпена и Владека.
— Все сделано. Единственное, что осталось — это мы... и персонал... Фантомов тоже не встречали.
— Отлично. Значит так... — К. замолчал, вернулся Хименус. Один.
— Джеферсон без сознания, Бравос потрепан, противник обращен в бегство — всё аналогично.
— Хорошо, когда статистика работает, — Пинкли вздохнул с облегчением так, чтобы никто не заметил. Хоть какая-то ясность.
— Верно, — К. угадал мысли Пинкли по его лицу, — теперь они затаятся до прибытия подкрепления, а мы сможем беспрепятственно покинуть базу. Но сначала...
Все и так знали, какое будет начало у их эвакуации. Но К. всё-таки удивил.
— В челноке четырнадцать мест, значит, одного мы можем спасти, — К. уже знал, кто это будет.
— Доктора Октагона? — сарказм Франко вызвал препаскудные ухмылки всех фениксов.
— К столовой, — грудь болела, дышать было трудно и, несмотря на четкую «картинку», кружилась голова. Тот микромодуль чувства юмора, что, несомненно, был у К., сейчас не работал.
— Система безопасности вырублена, но можно попытаться запустить её на месте, — Поусли всё верно понял, как и остальные.
Подарить быструю и безболезненную смерть каждому они просто не успеют. Не хватает времени, не хватает термозарядов — сложно будет избежать паники, а значит и бойни. Эти люди не заслужили умереть как скот, они вообще не заслужили смерть (кроме одного, конечно), но лучше так, чем принять альтернативу. Если бы у персонала было время всё осознать и понять — они бы сами выбрали единственно верный путь и поступили бы должным образом. Хоть они и не солдаты, но они «Цербер», они Люди, и в смерти желают только одного — погибнуть Человеком за Человечество.
— Мэгэт, Хименус, мне нужны доктор и ассистент. Поусли, посмотри «узел сдерживания», — К. выпрямился, превозмогая боль, и отстранил Франко. Перед доком он не должен выказывать слабости.
В столовой, на удивление, стоял покой, некоторые даже спали — всё по протоколу. Доктор Октагон, видимо, ничего никому не рассказал, чтобы не вызвать лишнего волнения. Он знал, что бывший командир базы с «нашими людьми» быстро возьмут ситуацию под свой контроль. И действительно, прошло всего около двух часов. Когда его и мисс Рак’шу вызвали два оперативника, он вел себя как обычно, всем своим видом давая понять, что всё в порядке. Девушка же прибывала в полной растерянности. И не без причины.
— Доктор Октагон, «Цербер» разрывает с Вами договор.
Это была не казнь, а рутина, хотя К. и выстрелил из М-6 «Палача». Доктор оказался обезглавлен раньше, чем смог понять, что его ждет — мясник не имеет права подготовиться к смерти, не имеет права попрощаться с жизнью. Он не слышал, как тридцать восемь псов воют в ночи по его душу — он заслужил стать падалью... Ассистент оцепенела от ужаса.
— Черт, К., у неё прядь волос поседела, может, не стоило на её глазах-то стрелять этого Франкенштейна? — Франко никогда не видел, как люди седеют от страха. Видел, как теряли дар речи от страха, как сходили с ума от страха, как умирали от страха — последним оперативник особенно гордился, но чтобы седели — никогда...
«Есть куда расти».
— Мисс Рак’ша, помогите Поусли, — для К. она «Цербер», не меньше, и оскорблять её предположением, что она боится их, он не собирался.
— Да, конечно, — девушка отстранилась от бесконечных и оглушающих мыслей о собственной смерти.
«В конце концов, я Cerberus Bitch, а не сопливая девчонка».
Девушка подошла к «узлу сдерживания» и подключила к нему свой уни-инструмент. Через полминуты система была запущена принудительно.
— Готово, — она окончательно избавилась от шока, и теперь ей стало стыдно, что её страх так предательски проявился у всех на глазах. Это надо искупить.
«И хотя бы не шарахнуться в обморок, когда они начнут».
— Что мы имеем? — К. очень хотел услышать от Поусли: «полный комплект». Но не судьба.
— Ни хрена мы не имеем! Только вентиляция, и всё. Указания? — феникс не меньше К. надеялся, что это будет не так... варварски.
— Запускай откачку кислорода, и выдвигаемся. Мисс Рак’ша, Вы идете с нами, — К. подошел к двери в столовую и приложил к ней ладонь. — «Цербер» и человечество благодарят вас за верную службу и... бесславную жертву. Вас не забудут.
До челнока все шли молча, в знак траура «закрыли» лица. Мисс Рак’ша твердо решила не плакать — героями гордятся, а не оплакивают.

Челнок. Близ масс-ретранслятора. Вскоре.

По пути к ретранслятору К. рассказал команде о причине восстания, о находке доктора. В привезённых «улучшениях» были обнаружены жнецовские наниды. Доктор в своё время изучал процесс их воздействия на живой организм — либо полная трансформация в бездумного раба-хаска, либо добровольное подчинение воле жнеца. Призрак ещё тогда пытался найти баланс, позволяющий улучшить человеческий организм и сохранить собственную волю. Но это было невозможно. Даже в отсутствие Жнецов в галактике сознание подопытных бесповоротно изменялось: без четких указаний своих «богов» они просто сходили с ума, превращались в маньяков. Новые же имплантаты всего лишь контролировали степень «обращения», но никак не исключали одурманивания.
Это можно было предвидеть. Человечество — вот единственная реальная сила в галактике, и это доказано, и не только в битве против «Властелина». «Цербер» — это голова человечества, даже три. Неудивительно, что Жнецы первым делом нанесли удар по самым сильным и опасным врагам. Значит ли это, что в их коде вычислилась новая константа — страх? К. готов был поклясться, что это так... Первый шаг к победе.
— Что осталось в бортовом компьютере?
— Немного. Список приоритетных целей, два набора координат, сеть не пашет совсем, — Владек несколько раз пытался подключиться и вконец удостоверился, что его не блокируют, просто сеть «Цербера» исчезла, как и многие другие.
— Прошу прощения, что вмешиваюсь, но Ливеру и Джеферсону необходима медицинская помощь с использованием специального оборудования.
— Спасибо, мисс Рак’ша, мы это учтем, — К. никак не мог вспомнить её имени, — Владек, подробнее про список, координаты и состояние коммуникационных буев.
— Список длинный, недавно обновившийся, все цели по красному приоритету. Тут одни ученые из разных проектов и ячеек, плюс их семьи. Все предатели и беглецы.
— Как и мы, — Франко отвлекся от разглядывания девушки. Хорошенькая. Надо будет спросить К., почему именно она.
— Продолжай, — К. наблюдал за Франко. У девушки появился поклонник и защитник.
— Место их укрытия неизвестно... Координаты. Первый набор по позывному Zulu, второй — по X-Ray. Буи выведены из строя... интерференцией масс-ретранслятора, — Владек закончил немым вопросом.
— Жнецы могут управлять ретранслятором, так что на межзвездную связь лучше не рассчитывать. Что ближе, Zulu или X-Ray? — К. составлял план действий. Главное решить, что важнее — выжечь заразу из «Цербера», или отправиться прямиком домой на защиту Родины.
— Zulu. Один прыжок. Потом еще два и X-Ray.
— Курс на Zulu, — и месть, и война требуют ресурсов, и не только человеческих.

Прощай, Селена. Спасибо за всё.


*«Я изнасилую тебя этим клинком», — дословный перевод.

Отредактировано: Dali.

Комментарии (7)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Dali
5   
Заглохло дело, а жаль sad мне очень нравилось.
1
Gothie
6   
Ни чё не заглохло biggrin Просто первые главы писал в отпуске, было время, сейчас его меньше, но ни чё не заглохло biggrin :D biggrin
1
Dali
7   
Отлично, тогда ждём =)
1
3   
Читать интересно, но есть замечание: далеко не все знают название комбинаций и связок меча, особенно на японском/китайском. Поэтому просьба: по возможности переводить такие моменты или же описывать обычным русским языком
1
Gothie
4   
Это не кендо, это каратэдо biggrin
1
CDR_CoraSheridan
2   
Читать все интереснее. wink
1
1   
Отличная часть!Жду продолжение!
1