Пепел. Глава 3. Исход. Часть 1


Жанр: Sci-Fi
Персонажи: собственные и заимствованные
Предупреждения: ксенофобия, насилие, секс
Описание: Побег, как ни странно.


Место нахождения: Система Данте, Пояс Антенора, Терминус.
Временная отметка: Прибытие легиона Жнецов

— Прекрасно. Я был уверен, что у вас всё получится. Результаты сильно впечатляют. А Ваше личное участие будет отмечено, подобным примером Вы вдохновляете остальных. Я очень признателен.
— Спасибо, сер.
— Как скоро будут готовы остальные?
— Временные рамки курса устойчивы и известны Вам. Можем начать хоть сейчас. Однако я должен заметить, что боевая подготовка рекрутов оставляет желать лучшего. И чтобы следовать второстепенной задаче заявки проекта, нам необходимы тренировочные офицеры.
— Понимаю. Я направлю к вам инструкторов. А Вы начинайте курс как можно скорее.
— Да, сер.
— Вопросы или предложения?
— Вторжение началось. Когда мы вступим в бой?
— Думаю, контрольную группу можно будет задействовать в ближайшее время. Подробности получите от экспертов. Что-то ещё?
— Мне нужен совет касательно доктора Октагона.
— Я читал отчеты, похоже, профессор начал сдавать. И чем дальше, тем хуже. Его ценность для «Цербера» сильно упала за последнее время. Оставляю это на Ваше усмотрение.
— Вас понял. Это всё.
— Призрак out.

Война. Для неё он рожден, для неё он переродился, он её жених, один из многих. Совершенно очевидно, что цель «Цербера» достигается только в сражении, только через уничтожение других целей, других идей. Жнецы, подобно очищающему пламени праведного гнева, оставят после своего падения только тех, кто смог пронести свою веру через сердце тьмы, и водрузить это светило среди звезд.

Одержимый безумец. Мой.

К. полностью привык к измененному телу, и ему не терпелось проверить его в деле. Тренировки проходили по 15 часов в сутки, группа отрабатывала тактику ведения боя, позволяющую максимально эффективно использовать «умения». Естественно, упор делался на среднюю и ближнюю дистанции. Соотношение хлыст/оружие варьировало от 50/50 до 70/30. В тесных замкнутых пространствах биотика могла полностью исключать оружие за ненадобностью. Оперативники в полной мере научились полагаться на снаряжение, избавляясь от неуместных шаблонов поведения. Они были готовы и рвались в бой.


Псы Аида готовы открыть врата ада для любого, кто посчитает себя хотя бы равным человечеству.


  Оператор разослал всему персоналу приказ о начале нового курса, встречаться лично ни с рекрутами, ни с доктором он не хотел. Всё свободное от тренировок и службы время К. проводил с командой. «Грязная дюжина», — предложил он. «Чертова дюжина», — поправил Франко. Логично.

  Вот и сейчас он отправился в казарму, чтобы обрадовать своих людей — восхождение грядет.

Казарма. Вaker’s Dozen

— Камрад, Земля... — Мэгэт был главным патриотом родной планеты. Остальные тоже не могли смириться, что из-за идиотских законов Альянса они вынуждены быть здесь, у черта на куличках, а не в пекле, как и положено настоящим защитникам Отечества.
— Скоро, очень скоро мы заставим всех заплатить за огонь нашего дома. Он станет путеводной звездой нашего отмщения, и пока он не погаснет — не остановимся и мы. Жнецы, Альянс, Совет — все они обратятся пепелищем, на котором расцветет человечество. Все падут, и только мы пребудем.
— Человечество превыше всего, — единогласно подтвердила вся команда.
— Хорошо. А пока «сохраняйте спокойствие» — К. никогда не произносил фразу до конца, так как все, кому он её говорил, ни разу не видели Призрака.
Началась тренировка.

Холл. Гости, С-Sec и К.


  Призрак прислал сообщение, в котором указал точное время прибытия тренировочных офицеров. К этому времени все рекруты прошли курс и находились под наблюдением персонала. Интеграция была проведена без потерь. До конца адаптации оставалось менее 10 часов. Но, не смотря на многочисленные замечания доктора, К. интересовала лишь его команда. И до остальных ему не было никакого дела. Земля в огне. Как только явятся инструктора, он оставит базу на их попечение. Проект будет для него закрыт, и, значит, они с командой имеют полное право присоединиться к армии «Цербера» и направиться на войну.

  Двери зоны дезинфекции раскрылись, и в холл вошла группа бойцов. Всего восемь. Хорошо экипированы и вооружены. Первые шестеро, разбившись на пары, несли ящики с маркировкой «Секретно. Цербер. Опасно для жизни» — всего, соответственно, три. В свободных руках они держали М96 «Мотыги». C-Sec с М22 «Потрошителями» наперевес были готовы ко всему, турели держали гостей на прицеле. Последняя пара, за которой закрылись двери, сильно выделялась из общей картины. Среди тринадцати запечатанных в тяжелую броню бугаев две худощавые девушки в обтягивающих комбезах смотрелись как-то неуместно.

— Сдайте оружие, поставьте ящики для досмотра, — К. указал на столы у поста охраны, — подойдите к сканеру для идентификации и снимите шлемы.

Стандартное приветствие «Цербера». Но гости даже не пошевелились. Второй раз никто не повторяет, а открывается огонь на поражение, и, если это церберовцы, они это знают.

— У нас особые полномочия. Уровень допуска «альфа», — одна из девушек совершенно бесшумно подошла к К. и показала разрешение через уни-инструмент. iTools оператора отозвался положительно: — Оружие мы уберем, но не сдадим, идентификацию нам проходить не требуется, а ящики необходимо доставить в лаборатории. Немедленно.
— Что в них? — К. сохранял непоколебимое спокойствие. Ему всё это не нравилось. Но, главное, он не мог отделаться от чувства, что знает эту маленькую стерву.
— Улучшения для ваших людей, — ледяной голос второй девушки пронзил память оператора, словно катана.
— Анна и Нина? — К. увидел призраков из прошлого, и не тех, которых хотел бы увидеть.
— Приятно, что помнишь и, надеюсь, только хорошее, — теперь К. определенно узнал Нину, её вкрадчивый шепот, который обволакивает уши приятной покорностью и доверчивостью. В то время как кинжал уже режет глотку.
— У нас дела, — Анна тоже не изменилась и всё так же держала сестру на коротком поводке. Сначала бизнес, развлечения потом.

  Но как два ассасина экстра-класса попали в «Цербер», как прошли тесты лояльности и «целеустремлённости», ведь они всегда работали за деньги? Никаких личных мотивов, никакой идеологии, строго — только бизнес. Верность в рамках контракта. Ни больше, ни меньше...

— Какие дела? — К. старался думать только о происходящем и не лезть в дебри размышлений, предположений и подозрений.
— Может, хотя бы, дальше порога пропустишь? — Нина явно была настроена на беседу, но почему не снимала шлем? Помнится она всегда... Стоп. Кто тут хозяин?
— Да, конечно, — К. бросил догадки и «зажёг» глаза. — Сестры Уильямс, вам разрешается перемещение по территории базы согласно уровню допуска «альфа». Однако ваше сопровождение не имеет подобного допуска, и я не даю согласие на их присутствие, они должны покинуть нас немедленно, — он повернулся к C-Sec, — вызовите кого-нибудь из персонала.

  Сестры переглянулись и уставились на оператора, за их спинами шестеро бойцов одновременно поставили ящики на пол, убрали оружие и направились к выходу. Как только двери за ними закрылись, девушки сделали несколько шагов вперед, обходя К. по бокам. Поравнявшись с ним, произнесли одновременно:

— Теперь мы можем пройти? — Анна.
— Надеюсь, твою комнату легко найти, — Нина.
— Да, — оператор ответил обеим. Он подал знак охране, и те убрали оружие, деактивировали турели и разблокировали двери. В холл вошли несколько лаборантов, К. жестом указал на ящики:
— В основную лабораторию.
— Мы будем ждать, — в один голос произнесли сестры. Вслед за гружеными лаборантами они покинули холл. К. уже знал, куда они направились. Обе.

Отступление 2. Фантомы прошлого

Место нахождения: Загробная жизнь (название клуба или определение бытия — решать вам).

Временная отметка
: до нападения мятежного спектра Сарена и гетов на Иден Прайм.

Омега. Царство вечной ночи, где под холодным светом неоновых огней и диким сердцебиением стробоскопов насилие и отчаяние правят свой порочный бал. Бал монстров. Это действительно последнее пристанище для отверженных и заблудших, искавших и не нашедших. Дом боли, в котором вечные путники принимают последний удар судьбы.

Тут холодно
  К. находился в клубе всего несколько минут. Приходить заранее, чтобы оценить ситуацию или вычислить слежку не имело никакого смысла. На станции все лица были подозрительными, все друг за другом следили и все всегда были на чеку — смотрели в оба или в обе пары.

Чертовы батарианцы.

Даже тут, в клубе, нельзя было терять бдительность — драки с поножовщиной частое явление, отдельный номер развлекательной программы. Но пока всё было спокойно: сенсорика вводила в транс, бармен разливал выпивку, танцовщицы-азари приковывали взгляды, и неважно, сколько у тебя глаз. Охрана больше следила за тем, чтобы никто не докучал хозяйке, а что творилось на танцполе или в комнатах отдыха, их не особо беспокоило.

— Занято? — на диване слева из ниоткуда появилась светловолосая девушка. Она сидела, развернувшись к К., и делала вид, что находится здесь давно. Пока ее левая рука поглаживала бедро, правая расположилась на спинке дивана, выпадая из поля зрения. В нос ударил приятный запах духов. Она смотрела прямо в глаза, и церберовец просто чувствовал, как ему перерезают горло.
— Нет, — мгновение спустя после вопроса.
— Вот и хорошо, — вторая девушка появилась также бесшумно, так же неприятно неожиданно. Повернув голову на голос, К. увидел другую. Темноволосая пахла не столько парфюмом, сколько алкоголем — новерийский ром. Она придвинулась ближе — так, что К. мог различить в её глазах «жажду и голод», а на губах... кровь? Её левая рука уже была у него за спиной, а правая — оказалась на внутренней стороне бедра оперативника и медленно ползла вверх. Не отрывая взгляда от девушки, К. перехватил руку — обе «дамы» никак не отреагировали. То есть в спине не торчали два кинжала.
— Идите за мной, — в руке темноволосой была визитка, которую ждал оперативник «Цербера». Значит эти две — убийцы, которых наняла организация специально для одной операции.

  Высококлассных специалистов пока не так много и приходится работать по схеме: куратор-рекрутер — церберовец, подопечные — «вольные стрелки». И не так часто их квалификация соответствует запросам. Приходилось брать количеством, а не качеством.
 Он шел, не оглядываясь, девушки ничем не выдавали своего присутствия, и казалось, за ним вообще никого нет.

Явка. Трое

Первая — блондинка с длинным «хвостом» и голубыми глазами.

Это не цвет льда, это сам лёд.
  На ней был синий полимерный комбез азари, затягивающий всё тело до подбородка и выгодно подчеркивающий все женские достоинства. На ногах — высокие ботинки с металлическими носами и каблуками. На руках — тонкие ребристые перчатки. Никаких генераторов КЩ, никаких намеков на бронепластины. Костюм беззащитен, в отличие от его обладательницы.
Вторая — кареглазая шатенка под каре. На ней было больше одежды, но она меньше скрывала. Сверху — короткая кожаная куртка, под которой не было ничего, кроме полуприкрытой девичьей груди. Бедра с трудом обтягивали шорты с широким ремнем и массивной бляхой. На ногах — высокие остроносые сапоги на шпильках. Всё темно-бордового цвета. На предплечьях — шипованные манжеты. Но самой броской деталью туалета был шарф. Широкий серый с замысловатым рисунком-вязью, он дважды обвивал шею, оставляя за плечами подобие капюшона, затем спускался по спине, обхватывал бедра, перевивался узлом на поясе и завершался «хвостом», доходившим до колен.

С кварианки сняла что ли?

Она шла прямо за третьим, подобно хищнику, и казалось, вот-вот совершит бросок.

Объятия смерти.
  Третий зашел первым, включил свет и проверил вид из окна. Теперь при достаточном освещении его можно было рассмотреть получше. На вид ему было где-то 45-47 лет, рост под два метра, крепкого телосложения. Лицо не имело никаких, как говорят в определенных кругах, особых примет. Волосы темные с проседью, коротко стриженные. Он был в длинном наглухо застегнутом плаще, армейских ботинках старого образца, а за спиной висел небольшой рюкзак.

— Добро пожаловать в «Цербер», — К. скинул ношу и принялся расстёгивать плащ,
— Уютненько, — шатенка обвела взглядом комнату, слегка задержавшись на «отвратной» кровати.
— Располагайтесь, чувствуйте себя как дома, — К. не собирался заканчивать фразу, но, вспомнив её, невольно ухмыльнулся.

«Добро пожаловать в „Цербер". Чувствуйте себя как дома. Но не забывайте, дом Цербера — ад». Стандартное приветствие пленных.

— Вот так сразу, даже имени не спросишь? — шатенка устремила на К. откровенно похотливый взгляд. Она правильно поняла недобрую ухмылку.
— Это что — сигнал разгерметизации? — блондинка указала на сообщение ВИ у окна. На развязное поведение подруги она не обращала никакого внимания.
— Зовите меня К., — от церберовца повеяло могильным холодом. — А это, — не отрывая взгляда от девушек, он кивнул в сторону предупреждения,— нормально. Для Омеги.
— Мы сестры Уильямс. Я — Анна, это — Нина, — блондинка явно не симпатизировала нормам станции касательно системы жизнеобеспечения.
— Приятно познакомиться, — размеренной походкой Нина подошла к кровати, совершенно случайно с неё сорвался шарф, она села на край, закинув ногу на ногу, и откинулась назад, оперевшись на локти и полностью обнажив грудь. Глаз от К. шатенка не отрывала ни на секунду. Чем всё более походила на хищника.
— Есть? Пить? — это звучало как обращение к смертникам перед казнью. К. перевел взгляд на Анну.
— Спасибо, мы не голодны, — блондинка делала вид, что не замечает выходок сестры.
— Говори за себя, а я хочу... есть, — К. чувствовал на своей шее дыхание Нины, чувствовал близость её клыков. Последнюю фразу он предвидел. Сестры играют с ним. Расставляют сети, разворачивают капканы, готовятся к схватке.
— Если думаете, что это ловушка, зачем пришли? — К. сделал правильный вывод: они боятся его.
— Вы нашли нас там, где никто и не искал, — Анна расслабилась и плюхнулась в кресло, — нам это не нравится.

  Немного поерзав, девушка устроилась поудобней. Игра продолжалась.

— А нравится нам... — Нина уже полностью разлеглась на кровати и заманчиво потягивалась.
— Виски? — К. вспомнил этот акцент.
— Нет, нам хватит. Перейдем к делу, — Анна снова обратила внимание на тревогу разгерметизации. Не станция, а утиль.
— Разбудите меня, когда кончите, — Нина легла на бок, подложила подушку под голову, одной рукой стянула сапоги, подобрала ноги и закрыла глаза.

  Если связной ничего не путал, то эта сексапильная парочка — одни из опаснейших наемных убийц Альянса и Траверса. Решили расширить дела и полезли в Терминус. Правда, о профессионализме связной не сказал ни слова.

— Да, конечно, — командой уни-инструмента К. приглушил в комнате свет, с постели донеслось «спасибо». Не отвлекаясь, он спроецировал на стол план операции.

— В известном мне месте и в известное мне время группа контрабандистов совершит сделку с бандой пиратов. Предмет сделки некий груз, который доставят контрабандисты. Наша приоритетная задача — этот груз изъять. Всё просто. Вопросы?
— Начнем по порядку. План местности?
— Вот. Склад, достаточно просторный для широких маневров. Тут два входа, они же — выходы. Первый — это ворота, через них прибудут контрабандисты, второй — дверь, ведущая во внутренние помещения.
— Охранные системы?
— Нет. Здесь доверяют только тем, с кого потом можно спросить.
— Что за контрабандисты?
— Люди. «Темные лошадки» — неизвестно, кто такие и откуда взялись. На территориях Альянса, Совета, Траверса и Терминуса ранее замечены не были.
— Похоже на подставу.
— Ага, и пираты это знают и всё равно имеют с ними дело.
— Значит, они знают больше нас. Что за пираты?
— Вы в Терминусе недавно, название их банды вам ничего не даст.
— И всё же...
— Black Holes.
— Что нам надо знать о них?
— Они входят в Triad of Dark Raiders.
— Мы знаем о триаде. Говорят у них нет врагов, которые всё ещё живы.
— Да, ходят такие слухи. Но это неважно, единственное, что вам действительно необходимо знать: Black Holes состоит из кроганов, батарианцев и ворча. Работали когда-нибудь с ними?
— Да, — впервые за всё время разговора Анна мельком взглянула на спящую сестру. Нина была младшей.
— Под «работали» я имею в виду прямое столкновение, лобовую атаку, а не убийство в тени, — у К. появилось дурное предчувствие, а для бывшего black ops — это обычно гарантия чьей-то гибели.
— Мы сталкивались и с теми, и с другими и с третьими. Не беспокойся, мы своё дело знаем, — Анна отвела взгляд, но не в сторону кровати, а за К.

  Нина обвила шею церберовца обеими руками, тепло и нежно, словно любимого, прижалась щекой к щеке и затаила дыхание. Мгновение спустя она выдохнула раскалённый воздух и чуть отстранилась, К. почувствовал, как к его спине прижалась женская грудь. Холодная. Девушка положила подбородок на его темя, а её ладони неторопливо потекли вниз.

— У, какой ты напряженный, — влажные губы слега коснулись уха и снова обдали горячим воздухом.

  Анна наблюдала за происходящим, не моргая и не сводя глаз с оперативника Цербера, одновременно не выдавая намерений сестры. Нельзя было предугадать — кто атакует первым.

Но, в принципе-то, выбор не велик.

— Меня что, должно разорвать от разности ваших температур, — шутка не удалась, и теперь молчание точно стало гробовым. В рукопашной К. был хорош... лет 10-15 назад.

Хуже
дилетантов, только параноики.

Время остановилось.

 Ладони Нины приятно поглаживали грудь, а грудь её собственная предательски передавала К. тяжелые удары сердца. Пытаясь отвлечься, девушка игриво прикусила мочку уха церберовца и тут же коснулась её мокрым кончиком языка, будто зализывая рану.
  Анна сидела через стол, на краю кресла, подавшись вперед, она уперлась локтями в колени и положила голову на сплетенные под подбородком пальцы. Сигнал разгерметизации уже никак её не тревожил.

— А вы что конкретно слышали о «Цербере»? — К. расслабился настолько, насколько может расслабиться человек, на шее которого удав, а напротив замерла кобра.

«В корзине со змеями» — вот как называется эта игра.

— Что вам нельзя доверять, — блондинка уже рассчитывала силу удара.
— Что вы не оставляете свидетелей, — шатенка перешла к другому уху, так же, «нечаянно», касаясь его губами. Сухими.
— А вы оставляете? — К. повернул голову к Нине и заглянул ей в глаза. Он намеренно отвлекся от Анны, давая понять, что не опасен для них. Только вот если они рассудят это движение, как ослабление бдительности — игра очень быстро закончится. Для К.

  Неожиданно Нина поцеловала его в губы. Медленно. Холодно. Прикусила нижнюю губу. Улыбнулась.

— Нет, не оставляем, — облизнулась шатенка. Она грациозно перебралась через спинку дивана и села рядом с К. Прижалась к нему, подобрала под себя ноги и положила голову ему на грудь. Его левой рукой девушка «укрылась» и не отпускала её, прижимая к себе, правую руку К. Нина поднесла к своему лицу. Легко, почти не касаясь, она медленно водила его пальцами по щекам, подбородку, шее, изредка подносила к губам для увлажнения.
— Какие у вас отношения со связным? — К. хотел кое-что прояснить.
— Их нет, — победа, Анна, наконец-то, откинулась в кресле назад, разложила руки на подлокотниках и больше не выискивала уязвимых точек на теле церберовца, — А что?
— Он умрет, — К. не замечал, как Нина покусывает его пальцы.
— Причины? — Анна приняла деловую позу: закинула ногу на ногу и сплела пальцы на животе.
— Думаю, он слишком много вам рассказал о «Цербере». И совсем ничего из правды.
— Ясно. Продолжим о деле? — старшая сестра снова переключилась в режим business woman из cold blood assassin.
— Или сделаем перерыв? — промурлыкала младшая.
— Продолжим, — чтобы не тревожить Нину, К. увеличил проекцию.
— Итак, склад, два входа, два выхода, никаких охранных систем, подставные люди-контрабандисты и отмороженные пираты. Так? Так. Что за груз? — Анна дошла до главного.
— Неизвестно. Мы не знаем что это, каких это размеров, какими свойствами обладает, как упаковано, как транспортируется. Вообще ничего. — К. понимал, как паршиво это звучит. Быть слепым не хочет даже тот, кто и так ни черта не видит.
— Ориентируемся на месте. Ты «Цербер», груз — твоя проблема, а мы сделаем так, чтобы тебе никто не мешал, — и кто говорил, что блондинки не отличаются большим умом. Скажите это Анне, но сперва покайтесь в грехах своих перед богом своим, ибо вы с ним скоро встретитесь.
— Наши действия следующие, — К. перешел к брифингу. Нина опустила голову ему на колени, а сама легла на спину. Правую руку «своего» мужчины она отняла от своих губ — надо же ему чем-то указывать и тыкать на карте, а левую — положила себе на грудь, «показав», что надо делать. К. понял, но не отвлекался:
— Мы проникаем на склад по этим трем вентиляционным шахтам — как и половина других, они не работают и давно заброшены. Соответственно, дышать там нечем, но давление и гравитация в пределах нормы.
— Нормы для Омеги? — Анна уже ненавидела эту станцию.
— Нормы для нас...

  К. продолжал разъяснять план операции, попутно массируя грудь Нины. Сама же обладательница нежного бюста всё-таки заснула, а её сестра внимала за двоих.

Они играют всегда.

Склад. Сделка отменяется.

  Помещение было действительно просторным — площадь около 1000 м2, высота потолка метров пятнадцать — но вот укрыться или спрятаться было почти негде: всего полтора десятка контейнеров, из которых больше половины не способны выдержать обстрел. Освещение было никудышное — всего несколько светлых пятен, и это плюс — много темных углов, в которых могла притаиться смерть.

  Black Holes стояли перед воротами и ожидали гостей. Как и полагается, во всеоружии. Их было десять, и стояли они полукругом, контролируя вход. По краям — три и два ворча, у четверых были М-8 «Мстители», а у одного М-76 «Призрак». Наверное, самый живучий и бешенный — он умрет первым. Дальше — две пары охотников-батарианцев. Ребята просто помешаны на холодном оружии — каждый был облачен в броню с клинками, на руках — шипованные манжеты, выпускающие десятку болтов за раз, на бедрах — ряды метательных ножей размером с добрый тесак, а вместо «современного энергетического оружия на основе МЭ» — иглострелы «Грааль». В вершине этой «арки смерти» стоял кроган-воевода. На двух с половиной метровом здоровяке была посредственная броня, так как ему хватало собственной природной. На пояснице крепились два(!) сложенных М-300 «Клеймора». В сумме всё это предвещало большие хлопоты. Но приказ есть приказ, а человечество превыше всего.

— До задней двери метров тридцать, — Анна находилась на позиции. И если ворота склада выходили на «запад», они с сестрой были в двух параллельных шахтах вентиляции с «северной» стороны. — Но ребята точно не настроены отступать.
— По-моему, они даже этого слова не знают, — Нина сканировала помещения, выделяя укромные места, в которых можно было бы перевести дыхание. Работа будет не из легких.
— Ждем, — К. зашел с «юга». Он оценивал расстояние от ворот до пиратов, программируя радиусы поражения и ударной волны мины.

«Что первое говорит саларианец, попавший в плен к кроганам?»
Молчание.
«Не ешьте меня, я невкусный»

— Что там у батаров на спине, у тех, что справа от крогана? — Нина, как и её сестра, активировали визоры «Killa eyes», которые услужливо указывали на наиболее уязвимые места на телах инопланетян. Вены, артерии, нервные узлы, жизненно важные органы.
— Гарпуны, — К. закончил с миной и по привычке в сотый раз проверил М-99 «Саблю». — Приготовились.

  Ворота склада открылись и внутрь вошли двенадцать людей, все были в тяжелой броне «Колосс» и вооружены М-27 «Ятаганами». По экипировке и порядку построения они больше напоминали военный отряд, а не банду контрабандистов. Три пары из них несли небольшие контейнеры.
  Ворота закрылись. «Колоссы» выстроились в линию напротив пиратов, поставили ящики на пол, а двое из них направились к «партнерам по бизнесу». Кроган один пошел им навстречу.

— Я выхожу, — К. снялся с позиции, его задачей было заминировать ворота, — разбирайте цели.
— Принято, — сестры синхронизировали визоры, — ты заметил маркировку на грузе?
— Да, будьте осторожней.
— Ты такой заботливый, — Нина, как и её сестра, была на изготовке.

  Всё очень странно. Кроган молча отдал «кредитную карту» и кивнул своим забирать груз. «Колосс» проверил счет через уни-инструмент, посмотрел на напарника, и они, развернувшись, зашагали нога в ногу обратно к своим. Не произнесли ни слова. Как только ворча с грузом и кроган вернулись в «арку», ворота открылись, и «колоссы» уже снова в боевом порядке направились на выход.
  Когда контрабандисты проходили через ворота, разверзся ад. Мина «Инферно» выжгла всё и всех в радиусе 10 метров — от «колоссов» остались лишь обугленные ошметки, а ударная волна сбила с ног всех пиратов, даже крогана, присыпав их останками уже бывших «партнеров по бизнесу».
  Одновременно с взрывом с потолка посыпались свето-шумовые гранаты и дымовые шашки. Дезориентировать этих инопланетян непросто, а выходить в открытое столкновение — невозможно. Вслед за опустившимся на склад туманом опустилась и смерть. Вернее, две смерти.

  Первым, как и планировалось, был убит ворча-пулеметчик — хорошенько оттолкнувшись, Анна спикировала прямо на него, будто вгоняя в пол, как молоток гвоздь, клинок вошел в основание шеи и на мгновение стал вторым позвоночником. Предусмотрительно провернув меч, блондинка его «обнажила».
  Нина приземлилась на другом основании «покорёженной арки»: она прибила своим падением ворча к полу и, выпрямившись, с разворота отсекла ему голову, тут же пронзила сердце второго и, резко вынув клинок в новом пируэте, снесла голову и ему.
  Ещё до падения третьего трупа Анна в длинном перекате перерубила четвертому ворча ногу выше колена, вставая у него за спиной, отекла руку с оружием и, развернувшись и перехватив меч клинком вниз, вонзила его в бок инопланетянину по диагонали снизу вверх.

  Гарантированные десять секунд неразберихи подходили к концу. На последней секунде перед началом «грома» К. приблизился к первому ящику. На звук его движения среагировал последний ворча, но оперативник не обращал на него никакого внимания. Зачем, ворча ведь был безоружен — первый удар возникшей рядом Анны лишил его «Мстителя» и обеих рук ниже локтей, да и вообще он уже мертв — второй взмах меча срезал лицо пирата.
  Время вышло. И грянул гром. Оставшиеся батарианцы и кроган рассредоточились и принялись стрелять во все стороны. Воевода лупил по-македонски с двух «Клейморов» поочередно в направлении ворот, охотники били «иглами» с большим разбросом, стараясь накрыть максимальное пространство по флангам и тылу. То, что ворча мертвы, они уже знали.

Или им пох...

 Пираты не видели нападающих, но врождённые инстинкты и отработанная тактика направляли их оружие практически вслед за сестрами. По пятам Уильямс преследовали зазубренные раскаленные иглы, предназначенные для охоты на молотильщиков. Но Анна и Нина вовсе не были польщены — они быстро, перекатами и прыжками, обходили стрелков по сужающейся окружности, сокращая дистанцию, и уже с трудом избегали вееров огня. Когда между девушками и батарианцам оставалось всего несколько шагов, послышался сигнал «Грааля» — боеприпас иссяк. Первой среагировала младшая, она была ближе и атаковала без промедления. Но предчувствие и реакция не подвели батарианца, он парировал удар — клинок с лязгом встретился с манжетой и на мгновение застрял между кривыми шипами. Этого хватило, чтобы охотник, с безразличием бросивший разряженное оружие, нашел цель для тяжелого шипованного кулака. Нина увернулась в пируэте, попутно заходя бугаю за спину, и рубанула что было сил. Сил не хватило. Броня не поддалась, и батарианец получил всего лишь толчок в спину, который даже не вывел его из равновесия, а через клинок прошла сильная вибрация, которая чуть не выбила меч из рук. Нина приготовилась к новому броску.
  Но Анна её опередила: совершив высокое сальто над остальными пиратами, она не дала охотнику даже развернуться к своей сестре — как и в случае с пулеметчиком лезвие меча, хоть и с большим сопротивлением, вошло в основании шеи по рукоять. Раздался дикий предсмертный вопль. Батарианец вместе с «приколотой» к спине девушкой повалился на пол...
  Кроган продолжал палить по воротам: из-за грома выстрелов, сигналов перегрева и собственного мата он не слышал, что происходило сзади. Тем не менее, сам того не понимая, воевода сильно осложнял «изъятие» груза. К. приходилось частенько припадать к полу — разброс у «Клейморов» был огромный, как и огневая мощь. Стрелять и обнаруживать себе церберовец не спешил — клеймо на контейнерах ясно говорило, насколько опасно их содержимое... Заряд прошел по касательной, КЩ перегрузило, а броня еле выдержала попадание — К. отбросило на пару метров. Мимолетно взглянув в сторону сестер, он увидел уходящую от выстрелов Нину и лежащую под батарианцем Анну. У «Сабли» громкий «голос» — не сейчас, осталось два ящика...
  Крик своего собрата охотники расценили как последний, и выдали оглушающий залп-хлопок. Отпрыгивая в сторону «вращающейся пятиконечной звездой», Нина даже не поняла, что чудом вписалась в рой игл. И как только она оказалась на ногах, тут же совершила длинный низкий прыжок с перекатом, обходя врагов с фланга.
  У Анны тем временем возникли серьезные проблемы. Тело батарианца напоминало ежа, благо, из-за своих конструктивных особенностей ни одна из игл не прошла насквозь, и старшая сестра была невредима. Но клинок, похоже, «заклинило» внутри. Обхватив мертвеца ногами, она с трудом и неприятным скрежетом вырвала меч, за которым последовала струя теплой крови. Сплюнув эту мерзость и оттолкнув от себя тело, девушка перекатилась в противоположную от сестры сторону. Вскочила. Всё — finita la commedia. «Граали» были осушены до дна.

  Снова первой атаковала Нина и снова неудачно — пелена начала редеть, и пираты уже замечали размытые движения. Батарианец принял клинок на выпяченную грудь, до лица лезвие не дошло буквально пары сантиметров, а «отдача» брони вывела девушку из равновесия, и она не успела полностью уклониться от удара. Запечатанный в металлическую рукавицу кулак вскользь «проехал» по шлему, последний, гася приложенную к нему силу, сделал всё что мог и треснул. Перед жестким приземлением, уже с непокрытой головой, Нина всё же смогла сгруппироваться. И как только её ноги коснулись пола, она, словно пружина, отскочила в сторону. Её снова провожал залп — все 3 «четырехглазых урода» выпустили с правых рук «конусы» болтов. Перезарядка...
  Вмешалась Анна. Вращаясь в воздухе сумасшедшей юлой, златовласая бестия срезала голову ближайшему батарианцу. Двое других среагировали молниеносно, но старшая Уильямс была быстрей и, что важнее, в бешенстве. Она вонзили меч под подбородок едва успевшему обернуться к ней охотнику так, что клинок вышел у него из темени. Но охотников было двое и, вынимая меч, девушка заметила, как второй разбросал руки в разные стороны, будто хотел обнять её. И обнял. Сеть сомкнула свою пасть за Анной, бросая беспомощную пленницу в пропасть чудовищной боли. Нейротоксины и элетроразряды моментально парализовали тело и ввергли его в ужасающие конвульсии...
  Последний ящик был почти «изъят», а кроган продолжал сражаться с туманом, медленно сокращая дистанцию с К., которого даже не видел, но о котором, скорее всего, уже знал. Их обоих пронзил нечеловеческий визг. Церберовец резко обернулся, рефлекторно вскидывая тяжелую винтовку — голова последнего батарианца взмыла в воздух, увлекая за собой кровавый хвост. Рядом с обмякшим телом застыла Нина...

  Кроган выстрелил на звук сразу из обоих дробовиков. Младшую Уильямс снесло куда-то вглубь склада. Туман рассеивался.

  К., совершив небольшой перекат от опасного ящика, открыл огонь. Первые три пули вошли в горб, и кроган, уходя с линии обстрела, сделал смешную попытку кувырка. Это его спасло — К. не мог прицелиться в голову и остальные пять пуль, по всей видимости, вообще не были замечены. Кроган уже вошел в кровавую ярость. Громыхнуло. При падении воевода выпустил один «Клеймор», но и выстрела оставшегося хватило, чтобы сбить церберовца с ног. Генератор КЩ перегорел, а бронепластины оплавились, шлем просто, словно ветром, с головы сдуло. М-99 «Сабля», «не выпускаемая из рук ни при каких обстоятельствах», тоже получила своё и более была не пригодна для боя. К. понял, что сам встать он не сможет. Голова кружилась, а тело не слушалось.

Принимай, я готов.

Сигнал перегрева замолк. Туман рассеялся. Кроган поднялся с колена, осмотрел остатки своих «людей» и со злой ухмылкой направил ружье на К.

И ведь даже не думает взять в плен, допросить или, хотя бы, попытать удовольствия ради.

  Нина в невероятном сальто перепрыгнула крогана, умудрившись во время переворота вонзить меч в его нижнюю челюсть так, что клинок точно достиг мозга. «Каким бы маленьким он не был». Приземление, перекат. Кроган медленно повалился на пол, правые рука и нога неприятно подергивались. Не раздумывая, девушка подошла и, подобрав дробовик, разнесла тупому увальню голову. Зря. От боли переломанной руки она скрючилась на полу и зашлась стонами.
  К. дотянулся-таки до инжектора меди-геля — полегчало, голова кружилась, но он мог двигаться, он мог встать. Первым делом он «изъял» последний ящик и проверил целостность всего груза. Норма. Теперь помощь раненным.

«Тяжело раненные во время боевых действий „вольные стрелки" ликвидируются на месте во избежание утечек информации». Протокол ведения секретных операций «Цербера»
Наверно именно это рассказал сестрам Уильямс смертник-связной.


  К. не считал девушек тяжело раненными.

— Тише, тише, сейчас полегчает, — он ввел меди-гель прямо в сломанную руку Нины.
— Анна. Что с Анной? Что эта за штука? — голос сильно дрожал, а слезы лились ручьем. И это не от боли, не от физической.
— Жить будет. Эта сеть для захвата, а не для убийства, хотя, думаю, смерть была бы гуманней, — К. помог ей подняться.

  Поддерживая друг друга, они подошли к «кокону» — судороги закончились, и перед ними лежал безжизненный комок плоти — Нина была готова впасть в истерику.

Лучше бы в обморок, шума меньше, а то голова раскалывается.

Но убийца совладала с эмоциями:
— Как её освободить?
— Просто, — К. нащупал что-то под «коконом», и сеть просто рассыпалась в пыль. — Идти сама можешь? А то я староват двух девушек на себе катать.
— Это мы потом проверим, старик, — в глазах Нины появился задор, она помогла поднять сестру и напоследок окинула всё беспристрастным взглядом, — Было весело.
— А могло быть ещё веселее. Уходим.

Явка. Трое.

  Первая — блондинка — лежала без сознания на кровати. Её уже переодели в азарийский комбез и подключили к «системе». На мониторе высвечивались пульс, сердцебиение и мозговая активность — всё в норме.
  Вторая — шатенка с загипсованной рукой — подобрав колени к подбородку и обхватив руками голени, сидела на диване и о чем-то напряженно думала. Её тело с ног до головы усеивала крапинка свежих ран — за исключением гипса она была абсолютно нагой.
  Третий только вошел. Тихо, боясь кого-то потревожить. Всё тот же наглухо застегнутый плащ и армейские ботинки старого образца.

— Чего в потемках сидишь?
— Мне так лучше думается, — Нина не поднимала глаз, кажется, они были заплаканными.
— Не переживай, — К. скинул плащ, сел рядом с девушкой и обнял её за плечи. Прижал к себе: — Скоро она очнется. Действие этих ядов всегда строго ограничено. Ещё где-то пять-шесть часов.

  Нина обняла его, но не в поисках поддержки и сочувствия.

  Медленно, подчиняясь только ей доступному тягучему ритму, Нина вращала бёдрами из стороны в сторону, то садясь глубже на К., то слегка приподнимаясь над ним. Здоровой рукой она оперлась на грудь церберовца, а покалеченную положила на спинку дивана. Всё её распаленное тело орошали крупные капельки пота. Не размыкая зрительного контакта, она положила руку К. себе на грудь и снова показала, что от неё требуется.

Она твоя на миг, я твоя на вечность
  Через какое-то время Нина начала двигаться энергичней и жестче, её дыхание участилось и потяжелело, но она не произносила ни звука, губы оставались сомкнутыми, а глаза пожирали К. без остатка. От напряжения некоторые раны на её теле начали кровоточить. Яростная валькирия впила свои когти в шею пса Аида и привлекла к себе. Прижала его грудь к своей и сплела ноги у него на пояснице, усиливая давление. К. в свою очередь обхватил её медвежьей хваткой, будто выдавливая из неё стоны. Но Нина молчала, она жадно примкнула к его губам, вдыхая в церберовца раскаленный воздух. Чередовала поцелуи с укусами. К. ощутил привкус крови, от чего сжал девушку ещё сильнее.

Это не слияние, не переусердствуй
  В какой-то момент время остановилось и, спустя вечность блаженства, мгновение спустя зашагало дальше. Нина так и не проронила ни звука, дождавшись, когда стихнет дрожь, она слезла с К. и, словно безвольная кукла, рухнула на диван. Церберовец тоже прилег на противоположную сторону, подложив руки под голову.
  Девушка восстанавливала дыхание, изредка сглатывая — хотелось пить. Одной стопой она продолжала поглаживать К., но не в надежде на повтор, а благодарной ласки ради.

«Интересно, где он такому научился, где вообще такому учат».

  За один раз с ним Нина получила больше, чем обычно получала за ночь с несколькими мужчинами одновременно.

«Надо будет спросить, в чем его секрет. Ну, а если все церберовцы такие, то, блин, впишите меня, я на всё согласна».

Поверь девочка не на всё — это путь избранных, путь отверженных, путь человека без страха
— У нас проблемы, — К. правильно рассудил, что убийца полностью сняла стресс, и можно было поговорить о «непредвиденных обстоятельствах».
— Что? Ты чем-то болен? — Нина подскочила, больно надавив ногой на К.
— Я не об этом, — церберовец встал с дивана и начал одеваться. В газах у девушки застыл немой вопрос.
— Нас ищут, мы наследили. И есть вероятность, что нас обнаружат до того, как Анна сможет самостоятельно передвигаться. Не говоря уже о боеспособности.
— Кто ищет? — Нина посмотрела на бедняжку-сестру.
— Пока пираты. Но чем дольше мы тут сидим, тем больше шанс, что на Омегу прибудут Black Ops Альянса для расследования.
— Какого расследования?

Счастливая, ибо в неведении

— Я бы на твоем месте интересовался больше, что за Black Ops.
— Давай обо всём и по порядку, — Анна очнулась раньше, чем предполагалось и это очень приятный, а главное полезный сюрприз. Естественно, ей было всё равно, что происходило в комнате совсем недавно.
— Контрабандисты — Black Ops Альянса. Я нашел один жетон N$, это отличительная черта всех бойцов, не подчиняющихся военному командованию. Обычно они работают с разными правительственными и не очень конторами. Чрезвычайно опасны. И мстительны. Раз их ещё здесь нет, значит, они ничего не знают. Пока.
— Пираты? — Анна с трудом, но встала. Сама. Нина хотела ей помочь, но та отказалась. Старшая сестра медленно и неуклюже подбрела к дивану и аккуратно села. Нина тут же её крепко обняла и поцеловала. Вот теперь стресс исчез полностью.
— Да, они прочесывают все закоулки станции, где вообще видели незнакомцев. И у них есть кое-какие зацепки.
— Например, — Нина ещё сильней прижалась к Анне, последняя не возражала.
— Твой шлем явно женский, визор продается на территориях Совета, а следов биотики ты не оставила.
— Значит, они ищут человека, женщину? — Нина.
— С особыми отметками, которые оставляет сеть. А по двум сломанным мечам пираты догадались, что женщин было две. А по «Сабле» и моему шлему — что им помогал мужчина.
— Ищут раненных мужчину и двух женщин, так? — Анна умеет делать очевидные выводы, но это не главное её достоинство.
— Именно.
— Так почему мы сразу не покинули станцию? — Нина должна была задать этот вопрос ещё шесть часов назад. Дошло.
— Покинуть станцию, значит эвакуация, эвакуация значит передачу груза, а передача груза означает, что операция имела успех.

  Анна моментально собралась и уже жалела, что у неё нет запасного меча. Нина почувствовала сестру, но не показывала своего волнения. До команды фас младшая — всего лишь нимфа, после — фурия.

— Продолжай, — старшая Уильямс снова рассчитывала силы.
— Операция имела успех, если у неё не остается хвостов, угрожающих «Церберу». Увы, в нашем случае это вы. И я должен проконтролировать ситуацию.
— Ты мог добить нас ещё там, — Нина, кажется, уже жалела, что между ними что-то было.
— Я не собирался добивать вас там и не собираюсь добивать вас здесь, — К. верил, что они верят ему.
— А что с грузом? — Анна с жалостью осматривала сломанную руку сестры.
— Спрятан. Я же сказал, его передача означает, что операция имела успех, и хвостов нет.
— Но ты так и не сказал, что значит «проконтролировать ситуацию»
— Это значит, я должен удостовериться, что вам ничего не угрожает.

  Сестры Уильямс как-то по-другому, по-новому посмотрели на К. И последний решил внести ясность:

— Я давно занимаюсь проведением подобных операций и, к сожалению, в частном секторе не так много достаточно квалифицированных людей и людей вообще. Вы впечатлили меня, я давно такого не видел. Поэтому решил, что вы в перспективе можете оказаться очень ценными кадрами. Для «Цербера».
— Ты нас что — вербуешь? — Анна пока не могла сообразить, радоваться ей или нет.
— Отнюдь. Я рекомендую вас во «внешний штат». Это проверенные и доверенные «вольные стрелки». Как только всё устаканится, вы получите прямую связь со мной.

  Нина расхохоталась, Анна лишь улыбнулась.

— Устаканится?
— Необходимо ликвидировать угрозу. И быстро.
— Вырезать пиратов. Я за, — у Анны загорелись голубым пламенем глаза. И это не реклама Газпрома, а обещание грядущей вакханалии.
— Прекрасно, — К. очень не хотел убивать сестер Уильямс...

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Gothie
5   
это будет об'яснено позже в отступлении "Прирожденные убийцы". И тут нет Красных Шапочек, только волки и охотники biggrin
0
Архимедовна
4   
Вынуждена сознаться, что не люблю подробных описаний кровавых боёв. Но! Написано очень здорово, просто не могу не отметить. Энергетика чувствуется.
0
Dali
3   
А мне всё нравится =) Только имхо К. местами перебарщивает с пафосом в речах XD
0
Mingebagg
1   
если я не ошибаюсь то похожие сестры Уильямс были в Tekken.
0
Gothie
2   
я не люблю и не умею придумывать имена, поэтому взял готовые biggrin
0