Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Пепел. Глава 2. 13-ый воин



Жанр: Sci-Fi
Персонажи: свои и заимствованные
Предупреждения: всё ещё только ксенофобия
Описание: инициация командира оперативников "Феникс"






Место нахождения: Система Данте, Пояс Антенора, Терминус.
Временная отметка: фрегат Цербера «Нормандия» SR2 прошел через масс-ретранслятор «Омега-4». Судьба корабля и его экипажа неизвестна.


 Кабинет. Двое.

Первый сидит за своим рабочим столом и отстранено наблюдает за вторым, за окном ничем не примечательный и вызывающий дискомфорт день.
 Второй на взводе, его кресло вот-вот даст слабину и отпустит своего гостя в последнее путешествие.
 — Они ещё не до конца прошли все нагрузочные тесты, даже полностью не адаптировались к «изменениям», и я не могу гарантировать полную «безопасность» курса, тем более — я не могу его рекомендовать, — доктор, чьи руки тряслись, а лицо побагровело, был очень близок к нервному срыву и ещё ближе к обмороку, как посчитал К. — Вы хотите...
 — Доктор, — оператор был спокоен, как тот удав из древней сказки о джунглях, он излучал подавление и безапелляционность, собеседник замолчал и изо всех сил старался пребывать в сознании. — Вы написали полный курс, как и обещали, через двадцать четыре часа после восстановления последнего испытуемого, и мне неясно, почему теперь Вы так рьяно протестуете против его проведения. Мне казалось, что...
 — Но это же Вы... — доктор в конец потерял самообладание и сорвался на крик, вскакивая с кресла и впиваясь руками в край стола. Но прежде, чем он смог продолжить, его перебили.
 — Спокойно, док.. — К. смерил невротика отрешенным взглядом, и «кролик» рухнул без чувств.

Пока ассистенты без какого-либо воодушевления уносили обмякшее тело своего начальства, оператор набирал третий отчет. Отправлять он его не собирался, по крайней мере, до того, как доктор очнётся. А это будет, как минимум, через десять часов. Припадочному нужно было поспать. И, быть может, утро вечера будет мудренее.

Человек без страха
 К. решил пообедать, а заодно проверить новости сети «Цербер». Направляясь в столовую, он размышлял о своем решении, и о мотивах, его пробудивших.
Со «своими людьми» последний раз он встречался перед процедурой 1, и с тех пор они его не видели, но он видел их. «Изувеченные», надломленные, но не сломленные, им не хватало своего командира, не хватало стойкости его присутствия. К. видел, как каждый раз, когда кто-то из персонала входил в палаты, подопытные теряли крупицу надежды. Крупицу за крупицей, их не волновали ни смерть товарищей, ни высокая вероятность собственной, они знали цену своей жертвы, понимали и принимали причины, но они ждали. Напрасно. Их становилось всё меньше и меньше. И вот, полгода спустя, когда все стадии были пройдены, и все процедуры успешно проведены, К. увидел дюжину «мертвых» людей.

Ни любви к человечеству, ради которого они расстались с человечностью, ни веры в идеи «Цербера», для которого верность означает смертный приговор, ни надежды, что их вытащат с этого круга. Теперь они были убеждены, что верного выбора не существует, а есть только безграничные объятия отчаяния. Прекрасно. Они стали идеальными сосудами, жаждущими цели, смыла, боевой задачи. Они стали людьми К. Равными ему.

 Только я не равен им.


 Столовая. Единственный.

Призрак обещал пополнение через пару недель. В столовой, как обычно, никого, кроме пустоты и тишины. Прошло уже полторы, бойцы почти готовы — проходят последние тесты, они же тренировки. К еде К. взял «таинственный напиток» — мало кто, даже из тех, что спали с азари, знают для чего он, остальные не знают и этого.

Login: Murder_Inc.
Password: *************
Соединение с сервером установлено.
Добро пожаловать в сеть «Цербер»
Рassword: *************
Допуск уровня «альфа» подтвержден.



Доктор настаивал на полном отчете перед Призраком. Его, естественно, радовало, что не смотря на «прискорбные утраты», проект не выходит за рамки сроков успешного завершения. Работая в «Цербере» многие годы, ученый понял, что это единственные «реальные» ограничения. Всё остальное эфемерно. Так он себя успокаивал, принимая снотворное, чтобы хоть немного поспать. Протоколы организации по дозировке допинговых препаратов он откровенно игнорировал. Ему виднее, сколько и каких стимуляторов принимать.

Общая рассылка: Исследовательская группа доктора Чандана погибла в результате ЧП. Всем родственникам и друзьям павших смертью храбрых руководство организации выражает искренние соболезнования. Их жертва, их подвиг не будут забыты. Время и место проведения похорон уточняется, следите за рассылкой.

Подробности ЧП в соответствии с уровнем допуска.
 
Уровень доступа подтвержден.

Исследовательская группа доктора Чандана занималась изучением тела «мертвого» Жнеца. В ходе своей профессиональной деятельности они подверглись одурманиванию и трансформировались в хасков. Тем не менее, приоритетные задачи своей научной экспедиции они выполнили. Группа зачистки встретила ожесточенное сопротивление превосходящих сил противника. Потерь нет. Тело Жнеца сброшено на бурого карлика, следствием чего является его полное уничтожение вместе с научным комплексом соответственно...

Даже мертвые боги обладают силой.

К. видел эксперименты над хасками, которые проводил «Цербер», своим глазами. Если нужны пушечное мясо и хаос, они идеальные кандидаты. Намного выносливее и агрессивнее, чем тупые «ползуны», и не имеют собственного интеллекта, как «жуки». Только вот Зубы Дракона — штука чуть ли не одноразовая. Их производство слишком невыгодно. Вот если бы найти другой способ обращения... Было бы весело. Зачем убивать врагов, когда можно их натравить на их же союзников, друзей, родственников.

Совершенно естественно, если за псами Аида в бой следует армия мертвых.

Общая рассылка: Всем руководителям «проектов» и «ячеек», а также всем начальникам служб безопасности на «объектах» предписывается усилить меры контроля борьбы с лазутчиками и шпионскими программами. Приоритет: Красный.

Интересно. Кто-то получил доступ к сети или где-то обнаружены «жучки». Совет послал Спектра расследовать деятельность «Цербера» или высокопоставленные чины Альянса отбились от рук и снова пытаются «взять ситуацию под контроль»? Вряд ли. Насколько знал К., а он знал многое, в последнее время не проводилось никаких операций на территории пространства Цитадели, а с Альянсом всё давно решено — «мы не трогаем вас, вы не трогаете нас». «Главным игрокам» ни за что не пробиться к сети, а предателей в «Цербере» вычисляют раньше, чем они смогут предать. Всё же утечки были. И за ними всегда стояли агенты Серого Посредника. Следовательно, он снова проник в «святую святых» — базу данных сети «Цербер».

Два года назад информация из исследовательских центров попала в руки Посредника благодаря «одному Спектру», и нам пришлось свернуть все операции в системах Тау Артемиды и Вояджера. Зачистка прошла не без накладок. Надеюсь, в этот раз все будет не так проблематично.

Принято к исполнению. Передано в офис начальника службы безопасности проекта.

Это не алкоголь, а смесь из разных неизвестных, вернее, держащихся в секрете, ядов с родной планеты ворча. Химический анализ проводили много раз, и каждый раз результат был уникальным, даже если образцы были взяты из одной ёмкости. Как будто жидкость живет своей жизнью и изменяется по неизвестным причинам в неизвестных направлениях. Как бы то ни было, партнеры азари из других рас прибегают к этому напитку, чтобы вспомнить в деталях время, проведенное как единое целое. За это бесконечное мгновение приходится платить высокой интоксикацией, препятствующей второй рюмке аж в течение полугода.

Ты меня балуешь.
Отчет может подождать до конца срока, тем более, что контрольная группа в прекрасной форме, показатели впечатляют. Бойцы приспособились к новым возможностям своего тела очень быстро, хотя и без энтузиазма. Они всё ещё считают себя преданными своим командиром, но никогда признаются в этом даже самим себе. И это нельзя терпеть. Это необходимо исправить. К. должен это исправить.

Запрос на снаряжение согласно приложенному списку принят и обрабатывается. Ожидайте доставки.
Общая рассылка: Список приоритетных целей. Обновление: доктор Гевин Арчер. Приоритет: красный.

Видимо задумка с гетами провалилась. Так же из списка удалены имена разных главарей «главных игроков». Хорошо, хоть кто-то следит за порядком. Хорошо иметь на своей стороне Спектра.

Были также и частные рассылки, но, по большому счету, новостей, как таковых, не было. Редкий штиль, и всё благодаря «Лазарю». Призрак слишком увлечен «этим» приобретением. К. это нравилось — кто-то другой каждые сутки представал перед главой «Цербера» с отчетом, а оператор «Феникса» тем временем отдыхал от излишнего внимания со стороны начальства. Винить Призрака в маниях и паранойях он не мог, просто этот человек не верит, что идея «Цербер» может жить и без него. В головах, таких как К.

В день, когда Призрак поймет, что не один — «Цербер» обретет величие. А это первый шаг к бессмертию.

Выход выполнен.
Всего наилучшего и помните — «Человечество превыше всего».

Я об этом не помню, я это знаю и в это я верю.

Он ещё раз просмотрел последовательность процедур курса. На первый взгляд всё выглядит нормально, на второй тоже. Полная интеграция через 144 часа, полная адаптация ещё через тридцать два — и вот он — «восставший из пепла». Переродится, чтобы с новыми силами следовать к единственной цели. К цели доминирования человечества. Венец эволюции должен обрести корону престола Галактики, как ему и подобает.



Операционная. Единственный и персонал.

— Мы его теряем. Немедленно — реанимация!
— Не выходит. Он... мертв.
— Реанимация! Еще раз! Он не может умереть!
— Пульса всё ещё нет, сердце не бьется, активность мозга... возрастает?
О, Богиня! Нет. Ни сейчас. Ещё не время. Иди. Я позову.
— Что?.. Реанимация! Ещё раз! Или мы все последуем за ним!
— Появился пульс, сердцебиение слабое, но ровное.
— Он будет жить.
— Прекрасно. Всем спасибо. Через час возвращаемся к графику процедур.
— Да, профессор.


Место нахождения: Система Данте, Пояс Антенора, Терминус.
Временная отметка: после взрыва масс-ретранслятора «Альфа».


Палата. Двое.

Первый открыл глаза, белая пелена тут же сфокусировалась в несколько источников света над кушеткой. Селена уже дважды давала шанс вернуться.
Вторая стояла рядом с планшетником и что-то увлеченно читала, накручивая локон волос на палец. Как только она заметила, что первый пришел в сознание, тут же оставила волосы в покое, приняла собранный вид и вытянулась по стойке смирно.
— О, Вы проснулись. Я рада. Как Вы себя чувствуете? — ассистент доктора пребывала в приподнятом настроении, что свидетельствовало о положительном завершении «курса».
— Где доктор? — К. чувствовал себя странно, но докладываться об этом не собирался. Он читал отчеты, написанные со слов подопытных. «Зрение в норме, тело потяжелело, повысилось внутричерепное давление, заложенность в ушах, нарушение работы вестибулярного аппарата». Бойцы ни о чем не умолчали. Как и ожидалось.
— Простите. Профессор... отдыхает, — ассистент начала нервничать. Молодцы, послали в клетку со зверем самую молодую и неопытную, которую и не жалко потерять. К. бросил взгляд на зеркало, смотрел сквозь него, сквозь свое отражение, на «смелых» коллег ассистента. Они трепетали — он не чувствовал этого, но он это знал. А они знали, что он знает. И трепетали.
— Закрыть наблюдение, прекратить аудио и видеозапись, — на полуобморочное состояние ассистента. К. не обращал внимания. Тем временем, двухстороннее зеркало перестало быть таковым, а ВИ сообщил, что команда выполнена. — Долго я был в отключке?
— Курс занял 150 часов — это в пределах погрешности... — бедняжка еле стояла на ногах. Её глаза приковала «обновляемая» татуировка под правой ключицей. Цифра, трехзначная.
— Я не об этом, — быть любезным и казаться безобидным К. физически не мог, он таким никогда не был, да и не представлял, как таким быть. — Сколько времени я был... мертв?
— Две минуты, — выпалила ассистент, и тут же замолчала. Она понимала, как ей казалось, а казалось ей напрасно, что утаивать такую информацию опасно для жизни, спросить же, откуда оператору это известно, девушка ни за чтобы не решилась.
— Но теперь-то всё в норме? — К. изо всех сил старался не провоцировать истерику или панику. И либо ему это удавалось, либо ассистент была крепче, чем казалась на первый взгляд.
— Да, — она, наконец, оторвалась от цифры и смотрела оператору прямо в глаза.
— Уни-инструмент, пожалуйста, — К. хотел знать обо всем, что произошло в «Цербере» за время его отсутствия. И хотел знать до выхода из палаты.
— Да, конечно, — ассистент торопливо передала оператору iTools. — Что-нибудь ещё?

«Ну, хоть что-нибудь. Еды, питья. И пусть нельзя. Я всё равно пойду. Может одежду. Или профессора разбудить. Всё что угодно, лишь бы выйти из палаты. А потом... я что-нибудь придумаю, чтобы не возвращаться. Да, скажу кому-нибудь, чего хочет оператор и от кого, они же не видят, они не смогут проверить. А я закроюсь в своей комнате и не буду выходить. Скажу, что заболела, что беременна. Да. Точно. Ну... ну, хоть что-нибудь»

— Нет, спасибо, это всё — К. ввел логин и пароли. Ассистент упала в обморок.

«Цербер» грозен.


Он поднял безсознательную девушку с пола, обратил внимание, что дверь палаты заперта — соблюдается «протокол пост-интеграционной безопасности» — положил её на соседнюю кушетку. Отдых ей не помешает.

Новостей было не много. И если уничтожение целой батарианской системы не могло не радовать...

...главным подозреваемым является Агент «Цербера» Джон Шепард, капитан фрегата «Нормандия» SR2. Гегемония уже потребовала от Альянса и Совета головы их подчиненного. В свою очередь представитель Альянса заявил, что Шепард давно уволен из ВКС и не имеет к ним никакого отношения, сейчас он боевик террористической организации. Совет также отрицает какую-либо связь с Шепардом, уверяя, что все слухи, связанные с восстановлением его в статусе Спектр, всего лишь слухи. Однако и представители Альянса, и представители Совета отказались комментировать ситуации, когда Шепард был замечен на их территориях и даже на Цитадели...

...то список новых приоритетных целей вызывал сильное беспокойство. А ведь К. уже почти забыл, каково это — беспокоится.

Общая рассылка: Список приоритетных целей. Обновление:
Лоусон, Миранда. Приоритет: красный
Тейлор, Джейкоб. Приоритет: желтый
Экипаж фрегата «Нормандия» SR2. Список прилагается. Приоритет: зеленый


Агент Лоусон, как бы она не нравилась К. своим происхождением, была преданным и очень ценным сотрудником, имела прямой доступ к Призраку и возглавляла самые значимые проекты «Цербера». Если бы не «Лазарь», на месте К. была бы она. С её мнением, хоть и заочно, оператор «Феникса» считался. Она редко ошибалась. Вернее, он ни разу не слышал о её ошибках.

Надеюсь, ты мне всё объяснишь... на последнем издыхании.

Остальные из списка не значили ничего и не обладали никакой важной информацией, которая поставила бы деятельность «Цербера» под удар. Мелочь для новичков.

Кстати...

К. просмотрел список вновь прибывших рекрутов для восстановления численного количества заявки проекта. 38 желторотиков.

Ни одного ПА. Плохо. Могут возникнуть проблемы с дисциплиной в случае «потерь».

Но сейчас главное не это. К. должен показаться «своим людям» и дать им цель, как когда-то Призрак дал эту цель ему.
 
Оператор дал голосовую команду на снятия блокировки двери, зеркало лучше оставить как есть — мало ли что подумает персонал, увидев тело ассистента на кушетке. Он вышел из палаты. Никого. Полумрак коридоров «Аида» вызывал приятное чувство комфорта. Заглядывать в соседнюю комнату он не имел никакого желания, и сразу направился в помещения «полного тестирования». Никого. Значит, оперативники полностью готовы и проходят тренировки в «комплексе боевых действий».
Высокотехнологический симулятор, моделирующий разные условия окружающей среды, состава атмосферы, силы тяжести, а так же создающий материальные копии ландшафтов и определенных противников.


КБД. Восставшие из пепла.

Новое снаряжение уже доставили: каждый из двенадцати оперативников был закован в бронекостюм нового поколения. Черные пластины защищали все части тела, но не сковывали движения «потяжелевших» бойцов. Генераторы КЩ отсутствовали, вместо них — преобразователи-усилители собственных биотических барьеров. Улучшенные интерфейсы первой медицинской помощи включали в себя сеть инжекторов меди-геля, делая возможным сражаться действительно до последней капли крови. Было бы желание. На наплечниках и нагруднике торжественно занимали свои места эмблемы «Цербера». На предплечьях закреплены «собранные» тонфы. Правильно, какой прок от боевого уни-инструмента в разряжённой атмосфере или «зашумленной» среде. На ногах биотические стабилизаторы гравитации, вместо указанных в каталоге реактивных. Их мощность зависит от потенциала бойца, а значит, для своих размеров, это лучшее решение безопасного приземления при десантировании. Шлем состоял и трех частей: большого нон-визуального забрала, накрывающего голову от темени до верхней челюсти, и двух боковых щитков, сходящихся на подбородке.

Нет глаз — нет лиц. Нет душ.
Резко, одновременно, как по команде, все бойцы обернулись к вошедшему командиру. Их шлемы треснули в области рта и распались на три пластинки, которые мгновенно сложились и убрались куда-то за голову. Видимо на затылке располагалось основание шлема, которое втягивало его части в «неактивном режиме»

Они живы.

— Вольно, — К. очень давно хотел это сказать. Глаза оперативников перестали светиться. Они обступили своего командира полукругом.

Какое-то время стояло молчание. Они смотрели на него, он смотрел на них. «Неживые» глаза К. не могли уловить растущую надежду в «неживых» глазах своих людей. А «неживые» глаза оперативников не могли выдать становление этой самой надежды «неживым» глазам своего командира.

Люди без страха. Равные
— Камрад, — Франко считал это очень остроумным, так как, по его мнению, это слово означало одновременно и «товарищ» и своевольно сокращенное «командир». — Ты так и будешь «голым» стоять?

К. одел ближайший комплект, как он уже понял, ни на одном костюм не было знаков отличия, так что все выглядели как один.

— Я всё ещё осознаю себя человеком, я мыслю как человек, я веду себя как человек, я не синтетик и не ВИ в теле биоробота. Я тот, кто прошел долгий и мучительный путь. Путь к цели, которая гласит «человечество превыше всего». Мы отдали этой цели самих себя, целиком, без остатка. И когда наши тела сгорели в огне её славы, сгорели и наши сомнения и страхи. И в пепле от нас не было ничего, кроме этой Цели. И из Этого пепла мы восстали. Мы равные — мы Феникс.
— Это ты речь подбирал к названию проекта или название проекта к речи, — почтительное молчание нарушил Хименус. Остальные вопросительно смотрели на К. Тот молчал.
— Ты, кстати, её записал? Ну, для остальных Фениксов, — решил продолжить Бравос, — или это эксклюзив, только для нас, limited edition, мать его?

У К. включились УГД, о чем свидетельствовали огоньки на имплантатах в ушных раковинах. Он тут же почувствовал, что как будто погрузился под воду и понял, что его глаза светятся. «Картинка» стала более четкой, контрастной, с подсветкой окружавших его оперативников. Подцветка была зеленоватой. Система F-F.

Интересно, а костюм даст их атаковать?

У оперативников моментально закрылись лица. Последнее, что заметил К., у них тоже загорелись глаза. Мгновение спустя, до него дошло, что его шлем также закрылся. Активирован «боевой режим». Включен барьер... А в руках у него извиваются два «питона». Ярко-белые с наэлектризованной окантовкой, они испускали мелкие ритмичные вибрации по воздуху и поверхности пола, как бы готовясь к броску.
 — И кто пойдет за доком, когда он свалится, — Хименус оглядел братьев по оружию и остановился на Франко. — Это твоя идея была, дать ему броню.
 К. уже не слышал возражений со стороны оперативника, он уже ничего и никого не слышал.


Палата. Двое.

Первый очнулся в той же палате, на той же кушетке, и с той лишь разницей, что рядом стоял преспокойный второй, а не предобморочная вторая. Самочувствие в норме, никаких головокружений, повышенного или пониженного давления, никаких болей. Он оглядел свое тело — словно ёж, всё было усеяно какими-то мелкими устройствами — наверно, сенсоры и стабилизаторы. От некоторых приборов тянулись провода, другие светились разными цветами, были и такие, что издавали тихие непонятные звуки. Чудесно.

Второй ждал, в глазах можно было угадать дозу допинга, но это была не единственная причина его безмятежности и легкой прострации.
— Я спал ровно пять часов, потом меня разбудили и сообщили, что Вы при смерти, и я отключился ещё на час. Вы понимаете, чем рисковали, пытаясь использовать свои новые «умения»? — тон доктора был вполне уравновешен, значит, ничего серьезного не произошло. Быть при смерти — не значит быть мертвым.
— Может, надо было инструкцию оставить, а не ассистента? — К. был откровенно недоволен своим предыдущим пробуждением, но ещё больше был недоволен тем, что док узнает это только сейчас, а не тогда. Впрочем, пробуждение нынешнее тоже не доставляло большого удовольствия. Как и малого.
— Да, конечно. Вот подробный список тестов и тренировок, — доктор был слишком спокоен и уверен в себе, он положил планшет на тумбочку у кушетки и обернулся к дверям.

В палату вошла ассистент. По её виду стало понятно, что она никому ничего не рассказала. Ясно. Доктор не знает, что К. в курсе «непредвиденных обстоятельств». Ладно. Неважно.
— Как Вы себя чувствуете? — оператор обращался к ассистенту со странным, как показалось доктору, лукавым, выражением лица. Но он мог и ошибаться, трудно понять человека, когда у него нет глаз.
— Спасибо, всё в порядке, я принесла Вашу униформу и омни-инструмент, — у девушки был более здоровый цвет лица, чем накануне. К. собирался встать, чтобы одеться и, чуть было уже не попросил всех выйти, но вдруг осознал, что не может пошевелиться. И даже хуже — он не чувствует тела.
— Не волнуйтесь, паралич скоро пройдет, просто...
— Как скоро? — это ни лезло ни в какие рамки, и от бешенства К. отделял только профессионализм.
— Всего пара часов, — доктор торжествовал над беспомощностью «безжалостного» оператора. Злорадствовал над поверженным колоссом. Он не знал о двух отправленных отчетах и естественно не догадывался о существовании третьего.

Неврастеник и наркоман — «Цербер» ничего не потеряет.

— Адаптация через? — оператор сохранял хладнокровие, но док уже праздновал победу. Непонятно, победу над кем, и ещё более непонятно — победу в чем?
— Сорок восемь часов. Если будете следовать графику. А пока у Вас есть время для отдыха. Увидимся, когда сможете стоять на ногах, — не дожидаясь ответа К., доктор направился к дверям, делая ассистенту знак следовать за ним. Они вышли.

«Цербер» ничего не потеряет.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 26.07.2012 | 1370 | 4 | Пепел, Gothie, Цербер | Gothie
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 66
Гостей: 48
Пользователей: 18

Axestone, greenfox111, TechnoTurian95, GoldFox, MacMillan, Grеyson, Magdalene, kytyZov, Sergh, Tay, FallenAngel, Faler92, Lyaksklik, Oculus, ARM, jill0202, RedLineR91, AwesomeLemon
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт