Зеркало. Глава 9


Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.

Тали выбралась из узкой кабины истребителя гетов через неудобный люк, приспособленный не для органиков, а для синтетиков — гетов. Во время перестрелки с гетами возле шахты, еще до того, как Жнец показался оттуда, шальная пуля повредила ее костюм, и кварианка начинала чувствовать легкие признаки недомогания. Чертова аллергия на всю Вселенную, проклятие ее расы, с которым они, быть может, скоро смогут справиться. По крайней мере сердце радостно возбужденной птичкой билось в груди! Они сделали это! Жнец, который контролировал гетов в космосе и на Раннохе, повержен. Шепард — псих ненормальный и ее лучший друг — едва не погиб, выманивая гигантскую машину на открытую местность. Но они сделали это!

У кварианки в жизни было два приоритета: ее работа и безопасность Флотилии. О кораблях и двигателях она могла оживленно говорить с кем угодно часами, шутить на эту тему, смеяться. Тали была способна защищать интересы своего народа с неутомимой решительностью, с огнем в глазах убеждать кого угодно, твердо настаивать на своей точке зрения или драться за них до последней капли крови. И в этих двух вопросах у любого свидетеля не возникло бы никаких сомнений в ее уверенности. Но во всем, что касалось взаимоотношений с другими людьми, она себя чувствовала, как школьница на первом свидании, и не могла скрыть своей робости.
В детстве у нее было мало друзей, статус адмиральской дочери отталкивал сверстников от нее, так что она больше времени проводила сама с собой или со взрослыми кварианцами, подчиненными отца, в основном. Которые так же относились к ней по-особенному, так что у нее никогда не было практики в общении с другими людьми до тех пор, пока она не попала на человеческий корабль во время своего Паломничества. С командой «Нормандии» удалось подружиться достаточно легко, за исключением некоторых членов экипажа, страдающих ксенофобией. Люди проявляли к ней любопытство, задавали вопросы, с интересом выслушивали истории о жизни во Флотилии и восхищались ее умениями. Тали впервые в жизни оказалась в центре столь искреннего внимания к своей персоне, а не статусу. И проще всего найти общий язык получилось с Шепардом. Она без сомнений могла назвать его своим другом, он всегда хорошо ее понимал, она была обязана ему своим положением и жизнью, и он, наверное, был единственным человеком во всей Галактике, кому она могла доверить любые свои мысли, до тех пор, пока не познакомилась с Джейн.

После назначения на должность адмирала Тали все время пребывала в состоянии нервного напряжения, она часто просыпалась посреди ночи от кошмара, в котором стояла где-то на скалистом утесе Ранноха и смотрела в небо, где метеоритным дождем падали на землю осколки кораблей Флотилии, чувствуя всем существом свое бессилие и ответственность за случившееся, которые будили в душе глубокое беспросветное отчаяние. Во сне она снимала маску своего костюма, чувствовала на лице дуновение легкого ветерка, как прикосновение разбившейся вдребезги мечты о доме, о родном мире, ради которой даже ее отец, фанатично преданный Флотилии, пошел на измену. Слышала голоса кварианцев в эфире, искаженные болью и отчаянием, чувствовала слезы на своих щеках. Не в силах сделать ничего, чтобы исправить эту катастрофу, раздавленная горем, она делала шаг вперед с обрыва и с криком просыпалась каждый раз, когда во сне ее тело разбивалось о скалы. Несколько мгновений не могла осознать, что это было всего лишь видение.
Ей так хотелось поговорить с кем-нибудь об этом, но Шепард был вечно чем-то озабочен, пробегая мимо. Она не решалась отвлекать его со своими страхами, у него наверняка были более важные дела, чем успокаивать ее. А со всеми остальными были скорее приятельские отношения, ни к кому больше она такого доверия не испытывала. Поэтому справлялась сама, как умела. Шла в инженерный отсек и до самого утра занималась настройкой циклонических барьеров или прочисткой ядра двигателя.

Однажды, опять проснувшись в холодном поту, она направилась на свое рабочее место с намерением занять себя калибровкой систем или чем-нибудь еще, пока не закончится ночная смена, не появится Адамс, и ей не придется вернуться в зал стратегии к адмиралам, отчетам разведчиков, сводкам потерь и ответственности. Сегодня на дежурстве осталась Гэбби, которая тихо насвистывала себе под нос бодрый мотивчик, подпевая музыке в наушниках. Тали про себя вздохнула с облегчением. Дэниэлс, в отличие от Доннелли, не стремилась к общению, чтобы не заснуть в ночную смену. Кен обычно действовал кварианке на нервы, отвлекал от работы дурацкими анекдотами и предложениями сыграть в карты, а она не знала, как от него отвязаться, чтобы не обидеть. Гэбби кивнула ей в знак приветствия и вернулась к своим делам, так что Тали спокойно проследовала к основной консоли в дальней части отсека.

Увы, там уже был кто-то из членов экипажа. Тали еще не успела познакомиться со всеми новичками на корабле, поэтому замерла на пороге в нерешительности. Женщина увлеченно изучала данные на консоли и сравнивала их с данными датапада в руке, вносила какие-то коррективы в настройки и совершенно не замечала кварианку. Тали стало любопытно, что она делает, так что она преодолела свое смущение и подошла ближе. Женщина услышала ее шаги и обернулась.
— А вот и еще один полуночник, — приветливо сказала она. — Тали, верно?
Кварианка смущенно улыбнулась в ответ, хотя за маской ничего не было видно.
— Да, — робко ответила она.
— Меня зовут Джейн. Проходи, может быть, поможешь мне разобраться с одной проблемой, — как ни в чем не бывало продолжила женщина, словно они были знакомы уже очень давно. Тали почувствовала себя увереннее и спросила:
— Вы работаете с инженером Адамсом?
— Нет, в основном я работаю с Шепардом в оперативной группе. Но так уж случилось, что я неплохо управляюсь с техникой, так что в свободное время помогаю Адамсу и его опричникам.
— О, я тоже, — улыбнулась Тали. — А что за проблема, про которую вы говорили?
— Утечка радиации в инженерный отсек во время перегрева двигателя. Можно решить с помощью дополнительной изоляции основных каналов, но материалы для апгрейда сейчас возможно достать только на Цитадели. Неизвестно, когда мы в следующий раз будет там. Мы с СУЗИ себе голову уже сломали, как перераспределить теплопоступления программным путем в качестве временной меры.
— Я слышала, как Адамс и Шепард обсуждали эту проблему, там конструктивная ошибка, не уверена, что решить проблему «неинвазивно» вообще возможно, — с сомнением сказала Тали.
— Я тоже сначала так подумала, но потом вспомнила про стелс-системы. Джокер откалибровал настройки, так что часть тепловых излишков абсорбируется вместе с внешним излучением, когда стелс включен, то есть почти всегда. Но этого все равно недостаточно, КПД (коэффициент полезного действия — прим. автора) совершенно символический.
Тали задумалась. Проблема была вовсе не в перегреве — ядро двигателя даже в самом напряженном бою даже близко не приближалось к критическим температурам, проблема в радиации. Ее можно изолировать механически с помощью специальных материалов или возвести кинетические барьеры зеркального действия, что будут отражать радиацию обратно в движок. Конечно, температура и уровень радиации в самом ядре повысятся, но не настолько, чтобы представлять опасность работе системы. Но это решение также требовало установки генераторов кинетических барьеров, есть ли оные на борту — неизвестно. Но Тали все равно высказала свою идею.
— Мысль благодатная, — задумчиво сказала Джейн. — СУЗИ, в запасах Стива есть генераторы кинетических барьеров? Бринн вроде бы оставляла нам пару штук.
— Нет, все ресурсы «Цербера» были переданы в распоряжение Альянса во время последнего посещения Цитадели, — ответила СУЗИ. Джейн вздохнула.
— Жаль, значит, это решение тоже откладываем на будущее, — разочарованно сказала она.
— Не обязательно, я могу использовать основной генератор защитного поля «Нормандии», но это уменьшит мощность общего щита на пятнадцать процентов.
— Потрясающе, Шепард и Джокер будут в восторге, — фыркнула Джейн. — Особенно учитывая тот факт, что мы находимся в самом центре космического сражения.
— Но ведь нас все равно никто не видит и не слышит, — сказала Тали.
— Предлагаешь сделать это нашим маленьким секретом? — усмехнулась Джейн. — СУЗИ, ты в деле?
— Нет, я не это имею в виду, — поспешно сказала Тали. — На «Нормандии» постоянно работают стелс-системы, ни геты, ни корабли Флота не имеют понятия, где мы находимся, и не могут в нас стрелять, а значит, особенной необходимости в щите нет.
— Гм, есть еще композитная броня на обшивке на случай, если мы все-таки подвергнемся атаке, — задумчиво протянула Джейн.
— Я также могу выключить изоляцию и перераспределить мощности на основной щит, если в этом возникнет необходимость, — добавила СУЗИ. Джейн улыбнулась.
— Тогда не вижу причин не попробовать. Похоже, дамы, у нас в ближайшее время будет много работы, — весело сказала она.

С тех пор они часто встречались в инженерном отсеке в ночную смену — иногда, чтобы поработать, иногда просто поболтать. Тали обнаружила, что общаться с Шелдон так же легко, как с Шепардом, только она, в отличие от капитана, не была занята спасением Галактики и имела в распоряжении кучу свободного времени. У них было много общего: обе выросли на кораблях в космосе, обе проявляли интерес к технике и были готовы часами разбирать по костям какой-нибудь код или модифицировать оружие. Тали рассказывала ей о проблемах во Флоте и получала в ответ прагматичные советы. Со временем ей стало казаться, что они друг друга знали вечность, хотя едва познакомились. Однажды Тали спросила у нее:
— Джейн, ты почему не спишь? Не то чтобы я была против компании, но это для людей не вредно?
— Слишком много кофеина, вероятно, он меня когда-нибудь убьет, — пошутила она, как делала всегда, когда не хотела отвечать прямо на поставленный вопрос, что случалось довольно часто. Тали давно заметила, что люди нередко реагируют подобным образом, как Джокер, который тоже не мог ни одного слова сказать серьезно. Лиара называла это защитной реакцией на стресс, поэтому Тали чувствовала себя немного неудобно из опасений сказать что-нибудь невпопад и поставить себя или собеседника в неловкое положение. Но Джейн никогда не злилась на нее и никак не показывала своего недовольства, так что кварианка стала чувствовать себя свободнее.
— А тебе чего не спится? Насколько мне известно, хронический недосып ни одному виду не полезен.
Тали вздохнула, сегодня был особенно тяжелый день. После крушения корабля Кориса на планете прошло несколько дней. В Гражданском флоте Раан и Геррель едва могли сдерживать восстание. Она узнала, что Кал’Ригар — последний выживший член ее отряда — погиб во время одной из наземных операций. Они в пух и прах переругались с Зен из-за того, что Тали отказывалась сканировать Легиона и пересылать ей данные. Зен старательно припомнила ей все ее грехи и намекнула на преступления отца. У нее не было никаких доказательств, Тали и Шепард уничтожили все данные на «Аларее», но Зен была не дура и смогла сложить кусочки мозаики в одну картину. И теперь она при каждом удобном случае использовала свои подозрения как аргумент в споре с Тали, чем выводила ее из себя. Потому что Тали нечего было возразить, она испытывала чувство вины и стыд за поступки отца. И сегодня, как во многие другие ночи, ей опять приснился ее кошмар. Все разом навалилось, и она совершенно неожиданно для самой себя разрыдалась и рассказала все Джейн, выплеснув на нее все свои переживания и нервное напряжение последних месяцев. Та не стала говорить слов утешения или, наоборот, ругать кварианку за то, что она так безобразно расклеилась, просто внимательно выслушала, а когда Тали закончила судорожно всхлипывать, только улыбнулась и спросила:
— Ну как, полегчало?
Тали смущенно улыбнулась и ответила:
— Да, прости, я не должна была...
— Цыц, когда еще мне представится возможность узнать все секреты одного из адмиралов кварианской Флотилии?
Тали оскорблено отпрянула.
— Так тебе нужны сведения о Флотилии?! — воскликнула она. — Я считала, что мы друзья!

Джейн сначала посмотрела на нее с удивлением. Шепард считала, что любой человек способен справиться со своей слабостью, если захочет, но иногда требуется толчок, чтобы сделать первый шаг. Свою Тали она гоняла по самым горячим точкам в прошлой жизни, говорила с ней, как говорила со всеми, подталкивала ее на контакт с другими членами экипажа, что кварианка к третьему году войны со Жнецами давно растеряла свою робость и даже завела роман с Гаррусом. Ее Тали на подобную колкость ответила бы еще большей колкостью. Но Джон воспринимал свою Тали как младшую сестру и стремился ее оберегать. Как защищал всех, кто тем или иным способом не показал свой характер и не доказал, что способен позаботиться о себе самостоятельно.
Кварианка была талантлива, добра и умна, но, несмотря на все ее качества, при каждой встрече отчаянно нуждалась в помощи. На Цитадели ее едва не убили наемники Сарена. В колонии Путь Свободы ее люди вышли из-под контроля и, если бы не вмешался Шепард и «Цербер», весь отряд кварианцев был бы уничтожен тяжеловооруженными роботами. На Хестроме отряд Тали перерезали геты, и ее вновь потребовалось спасать. Шепард считал, что людей нужно принимать такими, какие они есть, и не пытался сделать ее жестче, только поместил в список тех, о ком нужно заботиться. Так что во многом она осталась все той же девочкой, которая попала на «Нормандию» несколько лет назад.

— Тали, я шучу, — тепло сказала Джейн. — Не волнуйся, я никому не скажу. И ты можешь обращаться ко мне в любое время, если захочешь поговорить с кем-нибудь.
— Оу, извини, я, наверное, веду себя как идиотка, — смущенно сказала Тали.
— В общем, да, — засмеялась Джейн. — Но думаю, мы можем над этим поработать.

Вот так, неожиданно для себя Тали обрела нового друга, которому могла довериться полностью. И Джейн всюду водила кварианку за собой, в разговорах с другими членами экипажа вовлекала ее в беседу, просила высказать свое мнение по самым разным вопросам. Она сменила стиль общения с Тали, больше не говорила колкостей и двусмысленных фраз, была терпелива и поддерживала ее, даже когда кварианка говорила что-нибудь невпопад другим людям. И Тали чувствовала себя рядом с ней в безопасности. Совсем как с Шепардом, который мог помочь решить любую проблему и своим присутствием создавал то же чувство защищенности. Поэтому Тали совершенно растерялась, когда они поругались между собой в челноке во время спасения Кориса.
Она даже подозревала, что это случилось из-за нее, потому что она накануне рассказала Джейн о волнениях в Гражданском флоте, что заставило ту оспаривать решение Джона. Хотя, по-хорошему, Тали сама должна была это сделать или вообще предупредить его об этом до начала операции, чтобы подобного не случилось. Но она ничего не предприняла и молча наблюдала развернувшуюся сцену. И теперь не знала, как должна вести себя, кого из них поддерживать в этом конфликте. Она не могла выступить против Шелдон, потому что та действовала в ее интересах, и не могла поддержать ее, потому что Шепард — капитан и имел право разозлиться на нее за столь грубое нарушение субординации. Тали совершенно не представляла, как их можно помирить или с кем посоветоваться по этому поводу.

Прошлой ночью Джейн не пришла, как обычно, в инженерный отсек, а Шепард не появлялся в общих помещениях экипажа, так что у Тали не было возможности поговорить с ними. Она помнила, что Джон просил Джейн зайти к нему, и наивно надеялась, может быть, они разберутся сами. Но судя по всему, не получилось, потому что Шепард был мрачен, а Джейн холодна, они посматривали друг на друга не особенно доброжелательно, насколько она видела. После того, что ей сообщил Гаррус, она почувствовала себя еще хуже, что пара лучших оперативников «Нормандии» переругались из-за нее перед самой важной операцией на планете, исход которой может оказать влияние на судьбу ее народа. Но, вопреки всем ее страхам, они смогли прорваться на базу гетов, смогли уничтожить Жнеца, Шепард жив, Джейн жива и находится сейчас где-то в снайперском гнезде в одной из башен на базе гетов месте с Гаррусом. Куда их направил Джон, чтобы наблюдать за деятельностью врагов и осуществлять поддержку на случай, если его подозрения по поводу Легиона окажутся небеспочвенными. Но, к счастью, все обошлось.

Тали подошла к Джону, который задумчиво смотрел на остов Жнеца, угрожающе мерцающий красноватыми искрами. Главный окуляр Жнеца развернулся и разгорелся ярче, Тали испуганно отпрянула.
— Шепард, — округу огласил металлический громкий голос машины, словно гром иерихонской трубы.
— Ты знаешь меня? — спокойно спросил Джон.
— Предвестник говорил о тебе, ты сопротивляешься, но ты проиграешь.
— Мы можем вас удивить, — осторожно ответил он.
— Ты сражаешься с неизбежным. Каждая разумная раса Галактики должна быть собрана. Мы несем вам спасение через уничтожение. Это неизбежно.
— Зачем? Объясни мне, зачем уничтожать все живое? Это же совершенно бессмысленно!
— Ты не в силах понять. Мы воплощаем порядок, ты воплощаешь хаос, мы приносим порядок в хаос. Это неизбежно.
— Пф, он застрял в бесконечном цикле. Сломанная машина, — в эфире послышался презрительный голос Джейн. Очевидно, они с Гаррусом могли слышать и видеть Жнеца из своего укрытия через прицелы снайперских винтовок.
— Это неизбежно, — вновь повторил Жнец в последний раз, камера на главном окуляре потухла.
— Мы сделали это, — недоверчиво сказала Тали. — Мы убили Жнеца!
— Шепард-коммандер, мы подтверждаем: геты свободны от влияния Старых Машин, — через несколько мгновений сообщил Легион, сверившись с данными на своем инструметроне. Тали запросила подтверждение от Коллегии Адмиралов и счастливо улыбнулась, получив ответ от Кориса. Геты прекратили огонь по кораблям Флотилии, ее народ в безопасности. Но Шепард не выглядел спокойным, он был явно напряжен, ожидал каких-то новых неприятностей, и, словно в ответ на его тревогу, в эфире раздался голос Герреля.
— Мы можем закончить эту войну сегодня. Тяжелый Флот, перестроиться для атаки!
— Шепард-коммандер, вы видели нас, вы знаете, геты всегда только защищались. Мы заслуживаем смерти? — спросил Легион, на что Шепард тяжело вздохнул и мрачно посмотрел на того.
— И что ты предлагаешь?
— Наши улучшения.
— Ты имеешь в виду код Жнецов? — уточнила Тали, которая относилась к Легиону с удвоенным подозрением, когда узнала о том, что тот все еще сохранил в себе технологии Жнецов. И хотя гет смог убедить Шепарда в том, что безопасен для окружающих, она была морально готова пристрелить его при первых признаках агрессии. — Но ведь тогда геты станут такими же умными, как были, когда ими управлял Жнец!
— Да, но со свободной волей. Каждый гет станет самостоятельной личностью и сможет выбирать свою собственную судьбу.
— Но ведь флот уже заходит для атаки! Они разорвут Флотилию на части! — с тревогой воскликнула Тали. Она внезапно почувствовала себя словно в своем кошмаре, оглядевшись вокруг. Пейзаж тот же самый, и страх, липкий холодный ужас от приближающейся катастрофы застилал сознание. Она с отчаянием бросилась к Джону, все счастье от первой победы испарилось с осознанием, что главная битва еще не выиграна. Джон — лучший друг, он сможет ей помочь, он не позволит ей ступить в пропасть. — Нет, Шепард, пожалуйста, ты не можешь предпочесть машинам мой народ! Не позволяй ему сделать это!
И прежде чем Джон успел ей что-то ответить, Легион отшатнулся назад и припал на одно колено, пораженный пулей снайпера в одну из конечностей.
— Джейн, какого черта ты делаешь!? — воскликнул Гаррус в эфире.
— Он больше нам не нужен, — холодно ответила она. — Ты тоже стреляй! Если он останется в живых, кварианцы обречены.
— За что? Что это платформа сделала не так? — спросил Легион. Вряд ли он испытывал боль, но Тали в его голосе послышалась обида и искреннее недоумение. Пока Гаррус и Джейн пререкались в эфире, Джон преодолел полтора метра и встал так, чтобы перегородить снайперам обзор — теперь ни Гаррус, ни Шелдон не могли причинить вреда гету, не убив его.
— Отставить огонь! — он зло рявкнул в эфир.
— Если ты не позволишь сделать это мне, тебе самому придется его убить, потому что геты не могут быть союзниками, ты сам знаешь, — холодно ответила Джейн.
— Почему? Мы можем помочь вам в борьбе со Жнецами, мы можем быть союзниками, Шепард-коммандер, пожалуйста! Ведь мы похожи, вы видели наш мир! — теперь Тали слышала в голосе гета страх и отчаяние, как отражение ее собственных эмоций, но беспокойство за свой народ было сильнее.
— Потому что геты снова могут попасть под контроль Жнецов! Даже я могу заставить твоих людей атаковать своих! Вы ненадежны, вам нельзя доверять! Вы можете ударить нам в спину! — закричала Тали.
— Создатель Тали’Зора, вспомните вопрос, который заставил создателей атаковать моих предков! — решительно сказал гет. — И попробуйте взломать меня!
— Есть ли душа у этой платформы?.. — завороженно ответила Тали.
— Да, — ответил Легион.
— Легион, загружай код, — тихо сказал Шепард, и в его голосе была мрачная решимость.
— Это очень плохая идея, — не замедлила отреагировать Джейн, а Тали испуганно прошептала: «Кила!»
— Джинн, сделай одолжение, заткнись к чертовой матери! — спокойно и немного устало ответил Джон. Джейн ничего не ответила, а Тали в очередной раз подумала, что люди совершенно ненормальные, и Шепард в особенности.
— Тали, постарайся остановить флот от атаки, — более мягким тоном попросил он, но в голосе по-прежнему слышалось напряжение и раздражение. Тали оставалось только надеяться, что он знает, что делает, потому что она отчаянно не представляла себе, как следует поступить в данной ситуации, скованная страхом и дурными предчувствиями. Она постаралась взять себя в руки и убрать дрожь из голоса.
— Адмирал Тали’Зора приказывает прекратить атаку! — со всей решимостью, на которую была способна, сказала она.
— Десять процентов, — рапортовал Легион. Шепард поморщился, обратный отсчет нисколько не помогает.
— Геррель приказывает игнорировать последнее распоряжение, продолжаем атаку, мы закончим эту войну сегодня, — довольно сказал адмирал, и рядом с ним не было никого, кто мог бы привести его в чувство. Пару часов назад они узнали, что корабль Раан потерпел крушение на планете, а Геррель никогда не слушал никого, кроме нее, и то не всегда. Тали беспомощно посмотрела на Шепарда.
— Сорок процентов, — рапортовал Легион. Тали вздохнула, ей было жарко в костюме от разгорающейся лихорадки и страшно, она чувствовала себя совершенно несчастной и едва сдерживала слезы. Она подошла к Легиону и умоляюще сказала:
— Пожалуйста, не делай этого.
— Я сожалею о гибели создателей, но мы не видим альтернативы, — ответил гет. — Шестьдесят процентов. Тем временем на орбите в нескольких километрах над ними Тяжелый флот начал атаку. Геты еще не обрели полную силу, но технология Жнецов уже сделала их другими. Основным оружием кварианцев против собственных созданий были устройства адмирала Зен, которые саботировали связь между отдельными единицами гетов с помощью электронного «мусора» в эфире. Для коллективного разума это серьезная помеха, программы гетов отдельно друг от друга едва ли способны думать. Но только не в том случае, когда в строчки кварианского кода вплелись алгоритмы Старых Машин, провоцируя в отдельных гетах зарождение низшей нервной деятельности — рефлексов, инстинктов, если данные понятия можно применять к программам. Животные в момент опасности применяют когти, клыки, ядовитые вещества, чтобы отпугнуть врага и спасти свою жизнь. Геты, к несчастью для кварианцев, обладали более совершенными средствами, и в ответ на атаку отдельные программы рефлективно ответили агрессией. Можете представить себе испуганный дредноут? Или истребитель? Что будет использовать боевой космический корабль вместо когтей и клыков?

Через несколько мгновений небо озарила яркая вспышка, и издалека раздался далекий гром, похожий на грозу. В эфире зазвучали взволнованные голоса кварианцев, из которых Тали поняла, что ответный удар гетов уничтожил один из фрегатов тяжелого флота и бесчисленное количество истребителей. Обломки кораблей сгорали в атмосфере метеоритным дождем. Тали совершенно потеряла ощущение реальности. Это просто сон, ей нужно проснуться, и этот ужас закончится! Но ее кошмары никогда не были настолько реальны!
— Семьдесят процентов, — рапортовал Легион.
— Какого черта там происходит? — спросил Шепард.
— Я тебя предупреждала: придется выбирать, ты выбрал гетов. Вот что происходит, — беспощадно и равнодушно ответила Джейн по радиосвязи. — Еще не поздно все исправить.
Тали как в бреду поняла, о чем говорила Джейн. Конечно! Убить Легиона, и геты снова станут безмозглыми обрывками программного кода! И ее люди снова окажутся в безопасности. Это ее долг, как адмирала Флотилии, отец на ее месте поступил бы так же. Кварианка выхватила пистолет и направила на гета. Тот ее не замечал, погруженный в свой собственный мир, но Шепард увидел и осторожно сказал:
— Тали, что ты делаешь? Успокойся.
— Эту дрянь нужно уничтожить! Он убивает мой народ! — с отчаянием воскликнула она, нажав на кнопку перезарядки.
— Все верно, малышка, — одобрительно сказала Джейн. — Ты все делаешь правильно.
— Тали, послушай меня, опусти оружие, — примирительно сказал Джон.
— Почему ты защищаешь его?!
— Восемьдесят процентов, — в очередной раз сообщил Легион.
В небе над их головами вновь сверкнула ослепительная вспышка, в эфире раздался знакомый с детства голос:
— Капитан Кардана вас Райя, спасательные капсулы повреждены, требуется немедленная эвакуация!
— Говорит адмирал Зен! «Квиб-Квиб» уничтожен, адмирал Геррель мертв!

Тали больше не могла сдерживать рыданий, в этот момент она поняла, что все кончено, уж нельзя сделать ничего, слишком поздно. Выронила оружие из рук и отвернулась, сделала пару шагов в сторону, посмотрела себе под ноги и обнаружила, что стоит на краю знакомой пропасти. Вот сейчас сделать один шаг, упасть вниз и проснуться в своей кровати на «Нормандии», а потом побежать в инженерный отсек и рассказать Джейн о том, каким страшным был сегодняшний кошмар, каким реальным и какой беспомощной она себя чувствовала там, во сне. Но нет, чего-то не хватает, маска изнутри запотела из-за слез, а во сне она чувствовала легкий ветерок...
— Тали, не делай глупостей! — в голосе Джона звучала открытая тревога, но она не обращала внимания. Еще полшага, и все будет кончено. — Тали!
— Мне жаль, — едва слышно пошептала она, сняла свою маску и зажмурилась от яркого света. Но прежде, чем она успела шагнуть в пропасть, оказалась в объятиях Джона, который буквально оттащил ее от края. За спиной раздался металлический треск, очередная пуля попала в тело гета, который вновь оказался без защиты, а за ним свист помех в эфире. Кварианка без сил опустилась на колени, она, кажется, была в глубоком шоке и не могла понять, что происходит и отчаянно держалась за руку Джона, как будто боялась, что упадет снова, если окажется без поддержки, как случается, если слишком сильные эмоции слишком быстро и внезапно падают на голову.
— Загрузка завер...шен... на-а-а, — механический голос гета постепенно заглох, его тело упало на землю.
Она бесстрастно и отстраненно подумала, что уронила свою маску, что тело Легиона лежит безжизненное рядом с ней, и стало немного грустно: он был хорошим гетом и другом. Словно в продолжение ее мыслей, в эфире раздался голос Кориса:
— Не понимаю, почему они перестали атаковать?
— Они отступают, — немного удивленно ответила Зен и тут же возбужденно добавила:
— Наверное, мы задели их сильнее, чем думали! Это наш шанс, пока они деморализованы, мы можем ударить!

Преемственность в кварианском флоте была столь же жесткая, как в Турианской Иерархии. Управление Тяжелым флотом после смерти Герреля оказалось в руках Зен, а Патрульный флот, ранее управляемый Раан, теперь должен подчиняться Тали.
— Говорит Тали’Зора, — внезапно решительно сказала Тали. Она не могла точно сказать, откуда появились силы, но сейчас она себя чувствовала так спокойно, как будто никогда в жизни больше не сможет бояться чего-либо, потому что самое страшное уже случилось. — В отсутствие Раан, полномочия по управлению Патрульным флотом переходят ко мне, и я приказываю отступать!
— Не слушай ее! — возмущенно воскликнула Зен. — Геррель мертв, Раан, вероятно, тоже, две трети Тяжелого флота уничтожены, «Райя» уничтожена! Ты хочешь сделать бессмысленными жертвы тысяч кварианцев?! Мы должны решить проблему гетов раз и навсегда!
— Геррель погиб из-за своей глупости! Это все ваша идиотская авантюра! Я всегда был против, и Тали совершенно права. Если хочешь суицида с фейерверком — действуй. Я отступаю, мои люди и так достаточно пострадали.
— Трус!
— Вот идиотка, — зло прошипел Шепард, нажал пару кнопок на инструметроне, чтобы обратиться ко всем кораблям Флотилии на всех частотах, чтобы капитаны отдельных кораблей могли принять решение самостоятельно, а не слепо следовали приказам адмиралов. — Говорит капитан Шепард. Жнец уничтожен, а геты обрели полную силу: каждый из них разумен и является самостоятельной личностью. Я остановил гетов на Цитадели, я помог вам уничтожить дредноут, но с меня хватит. Если вы продолжите вести себя, как кретины, и опять заставите гетов сопротивляться, я не шевельну и пальцем, чтобы остановить катастрофу, и буду смотреть, как вы все сгорите к чертовой матери!

Если бы кому-то из действующих лиц пришло в голову подумать над сложившейся ситуацией, сразу стало бы понятно, что его слова — блеф чистой воды. Однако любой игрок в покер вам скажет, что вовсе необязательно иметь на руках фул хаус, чтобы выиграть. Зен, несмотря на ее бахвальство и наигранную уверенность, была чертовски испугана, в их альянсе с Геррелем в вопросах войны с гетами она играла отнюдь не главную роль, и теперь, когда союзника не стало, она растерялась. В эфире после пламенной речи Шепарда слышались переговоры капитанов фрегатов и пилотов истребителей. Мнения разделились, как и в Коллегии Адмиралов, среди жителей Флотилии отношение к войне было неоднозначным: присутствовали как ярые сторонники идеи, так и убежденные противники. В конце концов, Зен решила прислушаться к мнению большинства, потому что была прагматиком и понимала, что не справится одна с остатками Тяжелого флота против эволюционировавших гетов. Некоторое время в эфире царила тишина.
— Адмирал Зен, приказываю отступать, — тихо сказала она.
Тали и Джон синхронно вздохнули с облегчением, жертв сегодня было и так больше чем достаточно, вовсе ни к чему способствовать появлению новых. Они переглянулись, Тали против воли начала хихикать, наверное, это от нервов, но она никак не могла остановиться, и смех перерос в хохот.
— Эй, у вас все в порядке? — встревожено спросил Гаррус.
— Да, мы в порядке, — ответил Джон. — У вас все нормально?
— Мы в безопасности, но Джейн без сознания, — смущенно ответил турианец.
— Что случилось?
— Извини, мне пришлось вывести ее из строя, когда она вновь начала стрелять в Легиона. Я использовал транквилизатор для кроганов, кхм... четыре дозы. Без обид, но «церберы» — сущие мутанты.
Шепард устало помассировал переносицу.
— Ладно, думаю, она очнется через несколько часов, — мрачно ответил он. — Вызови челнок с «Нормандии».
— Я уже связался со Стивом, он будет минут через десять.
— Принято.

Джон сел на землю рядом с Тали, которая задумчиво смотрела вдаль. Приступ веселья прекратился так же быстро, как начался. У нее определено был шок.
— О чем задумалась? — спросил он.
— Да так. Если построить здесь дом, из окна будет открываться прекрасный вид, не находишь? — она сложила пальцы домиком, представляя себе будущее окно собственного дома. Невыразимое ощущение. — Это глупо, я знаю...
— Вовсе нет, ты всегда мечтала об этом, и кварианцы давно заслужили право на родину, — задумчиво ответил он и добавил с плохо скрываемой злостью:
— Вы просто выбрали самый неэффективный способ вернуть ее обратно.
— Да, наверное, ты прав, — ответила она. — Но я не останусь здесь, я пойду с тобой.
— Ты уверена? — с сомнением ответил он. — Ты не должна этого делать. Если хочешь, можешь остаться, я все пойму.
— Нет, я хочу пойти с тобой, — с неожиданной для себя уверенностью ответила кварианка. — Жнецы рано или поздно придут сюда, если мы не остановим их...
— Мы только что убили одного из них, — усмехнулся Шепард.
— Да. И вообще, вот мой собственный мир вокруг, родная планета, я ведь должна радоваться? Но я не чувствую, что здесь мое место, не могу забыть Ригара, отца и всех, кто погиб за эту мечту. Черт, я даже скучаю по Легиону! Мне грустно из-за смерти гета! Это ненормально, — она покачала головой.
— Почему? Он был нашим другом, это вполне естественно.
Тали вздохнула. Ее ощутимо бил озноб, видимо, придется полежать пару дней в лазарете, но чувствовать легкий ветерок на обнаженной коже все-таки безумно приятно! Через несколько минут на утесе приземлился шаттл с «Нормандии». Стив уже успел забрать Джейн и Гарруса. Шелдон была без сознания, лежала поперек сидения вдоль задней стены челнока и выглядела удивительно безмятежно. Гаррус напряженно терзал радиоприемник.
— Корис попросил нас проверить аварийные частоты с планеты. Он надеется, что на земле остались выжившие, которые не могут связаться с Флотилией из-за помех.
Но договорить он не успел, потому что в приемнике послышался голос адмирала Раан.
— Кто-нибудь слышит меня?
— Раан, ты в порядке? — встревожено спросила Тали, подавшись вперед к микрофону.
— Тали, детка, что произошло? Мы потеряли связь с Флотилией после крушения, на земле нас атаковали геты, но полчаса назад они прекратили атаку и сейчас помогают нам заботиться о раненых! Они не говорят ни слова, не отвечают на мои вопросы, только повторяют: «Нас много, имя нам — Легион». Что вы сделали? Что это значит? — взволнованно ответила Раан.
— Они делают... что? — удивленно спросил Гаррус.
— Помогают раненым, — повторила Раан. — Разбирают завалы, вытаскивают выживших из горящих кораблей, ремонтируют технику. Я в недоумении!
— Ты знал, что так будет? — изумленно спросила Тали у Шепарда, который устало сел напротив Джейн и смотрел на нее странным задумчивым и непроницаемым взглядом.
— Евангелие от Марка: «Легион имя мне, потому что нас много», — бесстрастно и непонятно ответил он. — С бесами разберемся позже. * Раан, сообщи свои координаты, мы можем захватить кое-кого по пути на «Нормандию».
— Хорошо, передаю информацию, — ответила адмирал.
Когда Стив получил данные, она спросила с надеждой:
— Тали, мы победили?
— Да, Раан, — внезапно счастливо воскликнула Тали. — Мы победили.


*Думаю, все помнят беседу Шепа и Легиона на «Нормандии», но если вы не в курсе, идем сюда и просвещаемся, а после делаем вывод: в одной платформе сидит много-много гетов, как в бесявом много бесов.  Прим. автора.

Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (16)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

KarolW
15   
Хотела дождаться все произведение целиком, но не утерпела))
Получила огромное удовольствие) читалось так легко, запоем просто) понравилась и идея, и стиль изложения. С нетерпением ожидаю окончания.
Спасибо вам.
3
Belisenta
16   
Незачто)) Вам спасибо за отзыв happy
0
strelok_074023
6   
классно, классно. офикенно. это очень захватывает, то, что вы придумали. мне очень нравится smile
2
DanteDmc
3   
Будет ли "Хеппи энд"?
0
Belisenta
4   
Смотря что вы подразумеваете под хэппи эндом)) Домика на берегу океана и пары очаровательных детишек не будет однозначно.
0
strelok_074023
5   
ну блин cry
3
Belisenta
7   
*разводит руками* Законы жанра и обоснуи - от них никуда не денешься, иначе получится трэш.
0
Ailura
8   
Хмхм... обоснуи, говорите) Мне тут подумалось, а действуют ли на Шеп с ее генетикой противозачаточные wink
Авось залетит, да мозги-то на светлую сторону силы в более созидательное русло под влиянием материнского инстинкта и повернутся)
1
Belisenta
9   
surprised Внезапно!)))
0
Ailura
10   
Хех, почему же внезапно) Поворот мозга дело постепенное и небеспочвенное) А насчет "внезапно узнали"... представьте, как будет весело)) Меня уже прет, как представлю их лица biggrin
1
Belisenta
13   
Ситуация забавная)) Но сюда же можно подкрутить другой обоснуй - они оба продукт нехилой генетической модификации. Вспомним Миранду "Мисс Совершенство" Лоусон, которая бесплодна из-за своей идеальности. Природа не любит, когда вмешиваются в естественный ход вещей.
1
Ailura
14   
Нуууу, в каноне ничего не сказано о шеповских детородных дисфункциях) Про бесплодие той же Миранды всё четко оговорено. А что не оговорено в каноне, может считаться домыслом)
Ок, предлагаю свернуть "битву обоснуев", ибо по-моему сие беспросветно и вряд ли изменит сюжет...)
0
Alzhbeta
1   
Belisenta, сколько всего будет глав?
-1
Belisenta
2   
Предполагается еще три-четыре.
0
Bandconfuist
11   
To be continued....?
0
Belisenta
12   
Скоро будет.
0