Зеркало. Глава 8


Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.

Джейн вернулась в свою каюту. Перед уходом она заправила постель в каюте Шепарда, а роботы-уборщики убрали осколки от будильника. Случайный посетитель не смог бы заметить ничего лишнего; тем не менее, что бы ни случилось в будущем, вряд ли они когда-нибудь смогут забыть то, что случилось вчера. И она не знала, как к этому относиться. Сейчас, побыв какое-то время в одиночестве, оправившись от чувств, она задавалась вопросом: что они наделали?
С твердостью можно сказать только одно: у них точно нет проблем с сексом. Но как быть с остальным? Джейн вздохнула, повернула стул спинкой к экрану, села, опершись локтями на спинку, и задумчиво воззрилась на колонки цифр, которые действовали на нее удивительно успокаивающе. Логическое объяснение тому, как она попала сюда. Бринн не в курсе, но ее теория была подтверждена экспериментально. Цитадель — гигантский ретранслятор — получила огромный импульс энергии при взрыве Горна и смогла отправить в другую вселенную осколок самой себя с Джейн и несколькими менее везучими землянами на борту, используя как маяк выброс энергии при взрыве станции Арктур в этой вселенной. Никаких божественных предзнаменований, никакой загробной жизни, никаких необъяснимых феноменов, только логика, физика и факты — единственное, чему можно верить.

Итак, факты... Она бы солгала, если бы сказала, что жалеет о прошлой ночи. Шепард ей нравился, даже очень, несмотря на его дурацкие принципы и разницу в мировоззрении. У них было много общего, даже если они не всегда могли понять друг друга, они прекрасно чувствовали свои настроения и могли сказать друг другу правильные слова, чтобы облегчить боль или развеять сомнения, и с тем же успехом наговорить друг другу таких точных колкостей, от которых захочется поубивать друг друга. Она, наверное, даже могла бы назвать его своим другом, а таких людей очень мало. Поэтому их отношения представляли для нее ценность, она не хотела отталкивать его от себя, скорее наоборот, хотелось эгоистично завладеть его вниманием и не отпускать от себя, почти как сегодня утром. Но смогут ли они общаться как раньше после секса, или теперь все безнадежно испорчено, и им придется либо расстаться совсем, либо сделать шаг вперед, позволить себе влюбиться?
Джейн фыркнула и отвернулась от своих цифр. Как он теперь будет с ней обращаться? Будет пытаться защищать от всего, как Тали, Эшли или Лиару? Будет посылать к черту свои обязанности каждый раз, когда она будет в нем нуждаться, чтобы побыть с ней еще несколько минут? Это недопустимо, он не имеет права на подобные слабости, от него слишком многое зависит. Как ни жаль, в этой долбаной Галактике их не двое. Нет, лучше всего вернуться к тому, что было. Можно сделать вид, что это был просто секс. Ему станет скучно, и он сам решит оставить ее, как оставил Миранду, без злости и сожалений. Может быть, даже обратит свое внимание на другую. На Джек, например. Она во время суицидальной миссии растеряла свои подростковые комплексы, но сохранила твердый характер — в самый раз для Джона с его симпатией к убежденным стервам, вроде нее. Та сможет любить его со щенячьим восторгом, не отвлекая от спасения Галактики. А Джейн будет ему другом, станет приводить в порядок после потерь и трудных решений, как умеет только она, остальные способны лишь сочувствовать, а это никогда не работает. И будет использовать его как собственный анальгетик от душевной боли, как делала до сих пор, пока Ленг не скончается в муках. Дальше она старалась не загадывать, жизнь научила не надеяться на слишком далекое будущее во избежание разочарований. Да, поступить так будет разумно и рационально.
Джейн раздраженно встала и стала расхаживать по комнате. Тогда почему хочется взять пистолет и заранее пристрелить еще ни в чем не виноватую Джеки? Прекрасно! Ревность. Только этого не хватало для полного счастья. Она испытывала досаду, как бывало всегда, когда делала что-то импульсивно, под воздействием эмоций. Хорошо, если последствия такого поступка вписываются в общий план. Но как быть, когда все идет в прямо противоположную сторону от намеченного курса, совсем как сейчас? В ее планы столь близкие отношения с Шепардом никогда не входили, несмотря на их влечение друг к другу. Она была уверена, что сможет остановиться в нужный момент, из них двоих ей полагалось сохранить трезвую голову. Вместо этого она поддалась чувствам, сделала шаг ему навстречу. И ведь даже на Шепарда злиться не за что, он спрашивал: ты уверена? И она была уверена в тот момент. Отчего сейчас казалось, будто она предала саму себя.

Взгляд зацепился за пузырек с халексом, который стоял на полке. Занятный эффект этого наркотика на себя она случайно обнаружила еще в прошлой жизни, когда помогала Самаре заманивать в ловушку ардат-якши. Моринт на нее воздействовала своими стандартными методами: алкоголь, наркотики, свои собственные силы — все, чтобы сломить ее волю. Джейн обычно прекрасно контролировала себя, но не так-то просто сопротивляться ей, так что проглотила таблетку лишь бы отвлечься на любое новое ощущение хотя бы на несколько мгновений, чтобы не думать о притягательных черных глазах демона, пока не появится Самара. И неожиданно через несколько секунд пришла в себя, насколько это вообще возможно. Ощущения сравнимы с погружением в ледяную воду, когда все чувства и эмоции оказываются в странном оцепенении, оставляя разум абсолютно чистым и незамутненным. Она внезапно ясно увидела все уловки азари и могла только посмеиваться про себя, потому что не чувствовала вообще ничего. Это ей как раз и нужно сейчас. Спокойно и холодно подумать, что делать дальше. Со всеми сомнениями, сожалениями, нерациональной ревностью, симпатией, привязанностью и тревогой, что Шепард оставил у нее в душе, это сделать категорически невозможно. Со временем дозу приходилось увеличивать, в малых количествах халекс действовал на нее как легкий стимулятор, и чтобы оказаться в том же состоянии ей нужно выпить шесть-семь таблеток. В голове звучали слова Джона: «Ты, конечно, совсем не бежишь от реальности и отчаяния со своими таблетками и скандалами». Джейн раздраженно фыркнула и пробормотала: «Пошел к черту!»

Иногда оно того стоит — не чувствовать ничего. Джейн откупорила пузырек и высыпала на ладонь восемь горошин, оперлась на стену и залпом проглотила маленькие таблетки. Она закрыла глаза и позволила наркотику завладеть телом, ощущая, как постепенно выравнивается дыхание, замедляется пульс, затухают эмоции и мысли приходят в порядок. Прошла пара минут, она глубоко вздохнула, открыла глаза. Под действием халекса она все видела четче, без сумбура в голове, как будто кто-то протер стекло в окне, и ты внезапно обнаружил, какой прекрасный вид открывается из него, и удивляешься, почему не замечал этого раньше. Определено, иногда не чувствовать ничего намного лучше. Додумать мысль ей не дали, из-под потолка раздался голос СУЗИ.
— Джейн, Шепард просит тебя собраться для следующей миссии. Сбор возле челнока через двадцать минут.
Джейн пожала плечами, ей было удивительно все равно.
— Хорошо, кто еще летит? — без особого интереса спросила она.
— Шепард, ты, Тали, Гаррус и Легион.
Джейн присвистнула, нужно удивиться.
— И зачем столько народу?
— Нет данных, приказ капитана.

Она не стала спрашивать подробности операции, в конце концов, чего она там не видела. Спокойно собралась, переоделась в броню, подготовила дронов и оружие и примерно через десять минут вышла из своей каюты. Возле лифта она встретилась с Гаррусом, турианец, как обычно, был сосредоточен и готов к решительным действиям. Он коротко кивнул ей в знак приветствия.
— С чем мы столкнемся? — серьезно спросил он. Джейн равнодушно пожала плечами.
— Как обычно: агрессивно настроенные геты, пыльные пейзажи и фортификации, нуждающиеся в уничтожении.
— В этот раз команда больше, не знаешь, зачем?
— Приказ капитана, — все так же равнодушно ответила она.
Тем временем разум ее работал, пытаясь понять, зачем действительно Шепард берет с собой столько людей. Тали. Мотивы: эмоции и логика. Кварианка была хорошим инженером и весьма неплохо управлялась с гетами, а также относилась к холмам Ранноха с ненормальным благоговением. Шепард считал, что у нее есть право участвовать во всех наземных операциях. Легион. Мотив: логика. Гет управлялся с еретиками еще лучше, чем Тали, и действительно хорошо ориентировался на земле, от него в операции будет реальная польза. Гаррус: эмоции и логика. Турианец — его лучший друг, если Вакариан участвует в операции, значит, Шепарду необходим солдат, которому он сможет доверять как самому себе, а, значит, ждет каких-то непредвиденных неприятностей. Интересно.
Зачем Джон берет ее, не так очевидно. Руководствуясь логикой, он мог выбрать ее, потому что она лучший техник в команде, и отказаться от этой идеи, потому что в прошлый раз они едва не передрались во время миссии. Руководствуясь эмоциями, он мог решить взять ее с собой, чтобы проверить, смогут ли они работать вместе после того, что случилось. В последнем случае ей лучше остаться на борту, потому что эта миссия не очень подходит для подобных экспериментов. Значит, нужно придумать причины остаться. Лучше всего сыграть на их конфликте. Шепард такой же параноик по части контроля, как и она сама, достаточно будет пары намеков, что Джейн сама по себе и не склонна подчиняться приказам, чтобы он передумал брать ее с собой, особенно если ожидает неприятностей.

Кабина лифта остановилась на второй палубе. Шепард уже был внутри, очевидно, направлялся в ангар, как и они. Вид у него был озабоченный чем-то, он ровно поприветствовал их обоих, никак не выделяя ее ни лишним взглядом, ни прикосновением, задумавшись о делах. Джейн про себя одобрила. Это правильно. Гаррус сказал:
— Шепард, мы как раз обсуждали, зачем такая большая группа. Думаешь, будут большие проблемы?
— Проблемы бывают всегда, — усмехнулся Шепард.
Джейн быстро нажала кнопку на пульте управления, отчего кабина замерла между инженерной палубой и ангаром. У них не будет другой возможности переговорить без лишних ушей и выяснить, что у него на уме, а, значит, определиться с дальнейшей стратегией: остаться на корабле или отправиться в поле. Гаррус смотрел на нее удивленно, а Джон со смесью усталости и смирения, словно ждал от нее именно таких действий. Любопытно.
— Жаждем услышать, о каких именно проблемах идет речь, — вежливо сказала она, изобразив на лице озабоченность и желание помочь.

У Джона, в отличие от нее, не было времени размышлять о них и предаваться сомнениям. С самого утра он был занят. Вначале переговорил с адмиралами и Легионом, обсудил подробности операции и приступил к приготовлениям. Он отдал необходимые распоряжения, предупредил по интеркому Гарруса и Тали о будущей миссии, проверил отчеты наземной разведки кварианцев по участку предполагаемых действий: особенности рельефа, сведения о системах защиты базы. После беседы с адмиралами его не покидало чувство, что все будет не так просто, как они думают. Весь его опыт борьбы со Жнецами восставал против этой идеи. Они сейчас держат под контролем высокотехнологичную сильную расу. Чтобы они поставили эту возможность в зависимость от двух относительно легко разрушаемых баз? Этого просто не может быть, у Старых Машин любой план со скрытым дном. Он мог бы поставить все свои деньги, что они выкинут какую-нибудь неожиданную пакость.
Чем больше он размышлял об этом, тем чаще возвращался к подозрениям по отношению к Легиону. Джон еще с операции в Консенсусе не мог отделаться от чувства, что гет что-то недоговаривает. Легион провел в сетях Жнецов в непосредственном контакте с ними несколько дней, как это могло сказаться на его логике? Сейчас гет демонстрировал дружелюбие и делал все, чтобы остановить эту войну. Но Шепард уже видел не раз, что бывает с людьми, которые слишком близко и слишком долго находятся рядом с технологиями Жнецов. Специалисты в Проекте, который уничтожил ретранслятор в системе батарианцев, тоже сначала боролись с ними, а в итоге сделали все, что могли, чтобы убить его и помешать осуществить задуманное.
По этой причине он решил взять с собой Гарруса, чтобы была дополнительная поддержка, если гет действительно окажется предателем и атакует их на земле. Однако то же чувство, которое подсказывало ему, что в миссии что-то не так, упрямо говорило ему, что у него просто паранойя, и дурные предчувствия могут быть вызваны чем-то совершенно иным, никак не связанным со скрытностью Легиона. Ведь он был там, в их мире, видел, каковы геты на самом деле.
Поэтому после некоторых размышлений он решил взять с собой Джейн. Хотя их конфликт разрешился самым приятным образом, он вовсе не забыл о ее выходке. Он всегда очень четко видел, где заканчивается личная жизнь и начинается работа. Так что собирался поговорить с ней еще раз и повторять скандалы столько раз, сколько потребуется, чтобы она приняла необходимость подчинения ему в операциях, потому что не верил в ее расчеты и считал их только оправданием ее упрямству. Однако после брифинга с адмиралами с ним связался Корис и рассказал, что капитаны нескольких кораблей-ферм Гражданского флота собирались самоубийственно отступать к ретранслятору. Что могло бы привести к сотням тысяч жертв. Совсем как предсказывала Джейн, когда собиралась его вырубить, лишь бы сделать по-своему.
Вопреки убеждению самой Джейн и Явика, он вовсе не был наивен. Не утруждая себя расчетами на будущее, он хорошо управлялся с существующими ресурсами и использовал любую возможность выполнить задачу с меньшими потерями, если видел ее. С неохотой он все же признавал, что не смог бы спасти адмирала и его людей, если бы Джинн не было там. Поэтому он решил дать ей еще один шанс. Она видела дальше него и могла благодаря своим беспощадным расчетам дать ему подсказки, которые помогут спасти больше жизней. И он собирался использовать ее способности в будущей операции. Джинн — прагматик, она воспользуется возможностью повлиять на него, высказав свои соображения, а он использует их на свое усмотрение, потому что вовсе не собирался позволять ей делать все по-своему.

Времени было не очень много, так что Джон не стал тянуть и поделился своими подозрениями с ними.
— Легион пойдет с нами, чтобы не подвергать экипаж опасности. Лучше иметь дополнительную поддержку на земле, если он действительно предатель.
— Ты правда думаешь, что он под их контролем? — спросил Гаррус. — До сих пор он не пытался сделать ничего против нас.
— Ты же видел, на что они способны, вполне в их духе заслать к нам в тыл шпиона. Он был под их контролем несколько дней, даже Тали и Джейн могут сбить гетов с толка и заставить атаковать своих, что могут Жнецы сделать с машиной? Может быть, он сам не знает, что подчиняется им. Как еретики, Легион говорил, что суть их противоречий в паре цифр кода, и обе стороны правы с точки зрения логики, только одна сторона отчаянно пыталась нас убить, а вторая выступала союзником.
— Глупости. Легион — тот еще лгун, но он не предатель, — холодно сказала Джейн. — Если бы он был под контролем Жнецов, он не смог бы уничтожить их код в Консенсусе, они бы не позволили. И обязательно попытался бы убить тебя там. Ему было достаточно поднять напряжение в твоем саркофаге, чтобы превратить доблестного героя Галактики в тихий и мирный овощ. Ни я, ни Тали ничего не смогли бы сделать снаружи.
Джейн до сих пор за их беседой только наблюдала, холодно, беспристрастно. Шепард привык различать, когда она прячется за своей маской, видеть след глубоких эмоций за стеной равнодушия, но сейчас он не видел ничего. Из ее глаз исчезли абсолютно все чувства, хотя на лице отражалась заинтересованность. Как будто она надела маску наоборот. Где-то на краю сознания он испытывал смутное беспокойство. Сегодня утром, когда они расстались, она выглядела совсем иначе, была счастлива, довольна, а теперь смотрит на него почти так же, как смотрела после смерти Тейна, только менее пронзительно, холодно и равнодушно. Будто злилась на него. Черт ее знает, может быть, действительно так и есть. Столь резкая смена настроения, безусловно, заслуживала отдельного обсуждения, но его сейчас куда больше волновало ее мнение по поводу миссии, поэтому он запретил себе думать об этом, с личными делами они успеют разобраться позже. Сейчас нет времени.
— Ты уверена? Может быть, это только отвлекающий маневр, чтобы втереться к нам в доверие. В конце концов, что им даст убийство одного солдата? — с сомнением сказал Джон.
— Я всегда уверена, — безапелляционно и холодно сказала Джейн.
— Не надо скромничать, Шепард. Большей занозы, чем ты, в заднице Жнецов не наблюдается, — сказал Гаррус, соглашаясь с Джейн. — Не удивлюсь, если они тебя считают своим личным врагом. Не упустили бы возможности от тебя избавиться.
Она про себя поморщилась: что за сентиментальность, машины не определяют «личных врагов», они просто устраняют объективные угрозы своей деятельности — это логично. Чего не скажешь о подозрениях Шепарда по отношению к гетам вообще и Легиону в частности. Он был обязан гету жизнью как минимум один раз, для него важны такие вещи. Он сейчас должен придумывать план по спасению Легиона из лап Жнецов, если действительно верит, что он под их контролем, а не готовить команду побольше, чтобы было проще скрутить его на земле. Не хватает данных, Шепард чего-то недоговаривает.
— С чего ты вообще вдруг стал подозревать Легиона? Ты же жалеешь гетов, даже Зен с корабля выжил, чтобы она до него не добралась, — спросила она.
— Потому что он о чем-то умалчивает, я просто знаю, — убежденно ответил он. — И эта миссия, вам не кажется странным, что Жнецы контроль над гетами поставили в зависимость от двух баз — наземной и космической? Они должны были догадаться, что рано или поздно мы найдем наземную базу после уничтожения дредноута и постараемся уничтожить ее. Все не может быть так просто. Не могу отделаться от чувства, что мы идем в какую-то извращенную западню.
— На самом деле это действительно странно, возможно, ты прав. Но при чем здесь Легион? Что такого он может сделать, чтобы остановить нас? — задумчиво протянул Гаррус.
Джейн отвернулась, теперь все понятно. Она наверняка знала, что не так в этой миссии, и сейчас рассчитывала, что случится, если они будут иметь дополнительные сведения. Вряд ли солдаты станут действовать менее эффективно от перспективы встречи со Жнецом, в конце концов, они уже сталкивались с данной угрозой, и не раз. Чего не скажешь о Легионе и его маленьком плане по спасению собственного народа. Шепард смотрел на нее внимательно, как будто ждал ответа именно от нее. Любопытно. Джейн вернулась к размышлениям о том, зачем она нужна ему в этой миссии. Ответ на этот вопрос они так и не получили. Шепард не дал ей развить мысль.
— Джинн, соображения? — нетерпеливо спросил он.
— А ты не догадываешься? — Джейн ответ казался очевидным, даже в своем времени она допускала такую вероятность. Шепард покачал головой, так же внимательно глядя на нее.
— На месте Жнецов я бы захотела присмотреть за безопасностью столь важной стратегической точки лично, — равнодушно ответила Джейн, она не видела смысла скрывать эту информацию. Гаррус и Шепард переглянулись, турианец несколько нервно усмехнулся и поправил воротник костюма:
— Ну, одного мы уже уничтожили. Ты не в курсе, на Раннохе водятся молотильщики?
— Нет, не водятся, — так же холодно сказала она.
Шепард вздохнул, закрыл глаза и помассировал переносицу. Да, объяснение вполне разумное, если Жнецы оставили одного из своих приглядывать за базой, их беспечность становится понятна. Даже маленького наземного Жнеца уничтожить настоящая проблема, а если там скрывается крейсер уровня Предвестника и Властелина, им придется угробить половину флота кварианцев, чтобы справиться с ним. Гаррус тем временем разблокировал лифт. Через несколько мгновений они оказались в ангаре. Турианец решительно направился к Тали, которая уже ждала их возле челнока и оживленно беседовала о чем-то с Кортесом, наверняка о кораблях. Чтобы предупредить ее о результатах их оперативного мозгового штурма, он отвел ее в закуток Веги, чтобы их никто не слышал. Сам Медвежонок разгуливал где-то на корабле, может быть, общался с Аллерс или Лиарой. Джейн и Джон остановились возле терминала с оружием, поджидая Легиона, который должен был связаться со своими сородичами перед операцией для уточнения данных.

Джейн не была уверена, стоит ли что-то говорить сейчас. Джон явно озабочен будущей кампанией, которая будет совсем не простой. Заводить разговор о личном — не самая лучшая идея, разумнее было бы отложить его до более благоприятного момента. Но та же логика подсказывала ей, что, не зная его подлинных мотивов, она не сможет выбрать правильную линию поведения.
— Ладно, ты смог запудрить мозги старине Гаррусу, но не мне, — тихо сказала она. — Если тебе нужен танк, который способен скрутить гета, ты мог бы взять Вегу. Техник у тебя уже есть в лице Тали, и у Вакариана больше опыта в борьбе со Жнецами. Зачем здесь я?
— Ответ «За красивые глаза» тебя не устроит? — с улыбкой спросил Джон, он не был уверен, стоит ли говорить ей истинную причину, но Джейн, очевидно, была не настроена шутить, только холодно покачала головой, впилась в него тяжелым взглядом, как будто от его ответа многое зависело. Шепард удивился: да что с ней такое? Она определенно ведет себя странно. — Я сегодня говорил с Корисом, и он сообщил мне прелюбопытные новости. Оказывается, корабли Гражданского флота собирались отступать к ретранслятору, где подверглись бы атаке дредноутов. Адмирал отговорил их от этой идеи, не представляю, что могло бы случиться, если бы мы не вытащили его с планеты.
Сказать, что Джейн была удивлена, значит, не сказать ничего. Эта эмоция прорвалась даже через наркотическое оцепенение. Почти всегда она могла предугадать его поведение, но иногда он выкидывал такие неожиданные сюрпризы, что просто ставил ее в ступор. Он наступил на горло своему упрямству и признал ее правоту? И даже больше, задумал посоветоваться с ней. Как разумно! Джейн даже улыбнулась.
— И ты решил использовать мой, гм... пророческий дар? — уточнила она.
— Вроде того, — ответил он и улыбнулся в ответ.
Джейн снова улыбнулась. Может быть, у них даже больше общего, чем она думала, если бы он был способен совершать адекватные поступки не только тогда, когда они не вступают в конфликт с его Кодексом. Шепард нахмурился, посмотрел на нее, наверное, в ближайшее время у них не будет времени на разговоры, сейчас самое время спросить.
— Джейн, все в порядке?
Она посмотрела на него, в глазах все так же было только пугающее безразличие, но на лице изобразила удивление.
— Конечно, почему ты спрашиваешь?
— Ты выглядишь расстроенной.
Джейн про себя поморщилась, наверное, она переборщила с отсутствием эмоций, конечно, он заметил. Было бы трудно объяснить ему, зачем ей потребовалось идти на операцию под кайфом, поэтому она решила перевести тему.
— Тебе нужны «беспощадные расчеты»? — холодно спросила она.
— Да, — ответил Джон, посмотрел на нее тяжелым и колючим взглядом и втайне сам удивился собственной холодности. Это же Джинн, зачем так резко? Но тревога перекрывала все добрые чувства, оставляя после себя только заботу о ее лояльности в миссии, не заботу о ней самой. Что лишний раз напоминало о том, как сильно он ненавидит эту войну и как она меняет все вокруг. Ничего, после он сумеет сгладить свою вину. — Но я сам решу, что делать. Это не твоя ответственность, так что давай без фокусов.
Джейн спокойно выдержала его взгляд. Она даже не заметила его резкости, просто равнодушно кивнула.
— Легион не предатель, — тихо и холодно сказала она. — Но он умнее других гетов и заботится о своем народе не меньше, чем ты о человечестве. Он тебя подводит к мысли, что геты тоже могут быть полезны как союзники.
— И в чем проблема? — удивленно спросил Джон. — Если геты согласятся присоединиться к Альянсу, я буду только рад.
— Здесь ситуация отличается от Тучанки и Палавена. Между кроганами и турианцами вражда только тлела, геты и кварианцы же в состоянии открытой войны. Как только сигнал Жнецов будет выключен, кварианцы атакуют флот гетов и уничтожат их, если ты не позволишь Легиону вмешаться. Во втором случае геты будут не глупее нынешних и разгромят кварианцев. Ты берешь меня с собой, чтобы я могла совершать беспощадные расчеты для тебя, вот они: чтобы получить в союзники для войны против Жнецов хотя бы одну из сторон, тебе придется сделать выбор, кого поддерживать, — Джейн замолчала ненадолго, словно сомневалась, стоит ли продолжать, но все-таки добавила:
— И ты своими подозрениями по отношению к Легиону уже его сделал.

Отредактировано: Alzhbeta.

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

сталкеровед
1   
О да!! Это Щикароно!!!!
1
ОстА
2   
Щикароносно! wink
1
strelok_074023
3   
Это золотошепардоосно! Автор, жду ваше произведение в числе претендентов на следующем литературном конкурсе! мой голос вы уже завоевали.
2
Belisenta
4   
Ой-ей)) Смутили, краснею))
0
ОстА
5   
Главное - не упасть в обморок с громким стуком! smile
2