Власть Тени. Глава 27.


Жанр: фантастический боевик.                                                                                
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: Допрос пленного церберовского офицера наводит Джона Шепарда на подозрения, что же на самом деле представляет собой "Тень".
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью.


— Не думаю, что это задержит их надолго, госпожа Йин, — заметил Ричард Синклер, — Контр-адмирал Альянса ясно дал понять, что не расположен к переговорам. Они сильнее нас и понимают это.
— И все же, это может дать нам немного времени, — сказала Элона, вздохнув, — Майор, если они решатся на атаку, как долго мы продержимся?
— Недолго. Если эскадра Альянса атакует, не считаясь с потерями, она, несомненно, прорвет нашу оборону. После того, как будут уничтожены орудия «Таникс», у нас ничего не останется.
      Женщина мрачно усмехнулась. Кажется, идея остаться на «Тени» была ошибочной, но, как ни странно, она не чувствовала сожаления. Прежде Элона Йин не замечала за собой подобных склонностей: ей никогда еще не доводилось брать в руки оружие и стрелять. Конечно, она и сейчас не собиралась заниматься подобными глупостями. Для этого существовали другие, ее сражения протекали в совсем иной обстановке и, по крайней мере, были не столь шумными и гораздо более бескровными. Даже в то время, когда она была всего лишь молодым многообещающим дипломатом, Элона предпочитала действовать с оглядкой, всегда оставляя себе лазейку для отступления. После того, как она стала работать на «Цербер», эта ее склонность лишь усилилась. Иначе она просто не дожила бы до нынешнего дня.
      Нет, Элона Йин никогда не разделяла убеждений Призрака и его приближенных. Покойный ныне Джек Харпер искренне верил в то, что действует во благо человечества, или, по крайней мере, сам убедил себя в этом. Элону же в сотрудничестве с его организацией с самого начала интересовали только личные перспективы. «Цербер» был влиятелен и пользовался поддержкой даже в высших кругах правительства Альянса, и не было оснований предполагать, что это может измениться. Тогда никто не знал о Жнецах. Ах, если бы только можно было заглянуть в будущее! Когда сотрудничество с «Цербером» разочаровало Элону, она уже слишком глубоко увязла в делах «Цербера», чтобы просто уйти. Пост главы совета директоров «FSR» теоретически давал ей такую возможность, и она очень серьезно думала об этом, но и здесь все было не так просто, как хотелось бы. Элона Йин честно признавалась себе, что с тех пор, как произошло вторжение Жнецов, ей редко удавалось активно влиять на собственную судьбу. Гораздо чаще она просто плыла по течению, выжидая удобного момента. И вот, течение вынесло ее сюда...
«Что ж, возможно, в этом есть даже какая-то закономерность, — с непривычным чувством фатализма подумала она, — Проклятье... справедливость, что ли? Никогда не думала, что в галактике существует хотя бы намек на справедливость!»
      Как бы то ни было, сдаваться без борьбы она тоже не привыкла, и не собиралась провести остаток дней в какой-нибудь секретной военной тюрьме Альянса. У нее была при себе маленькая стеклянная капсула с ядом, действующим мгновенно и безболезненно; Элона Йин надеялась, что в нужный момент у нее достанет решимости воспользоваться ей. Но это — самая крайняя мера, а пока шансы на побег все еще остаются, пусть и весьма умеренные.
— Есть и хорошие новости, — обнадежил ее Синклер, — Наши инженеры наконец-то смогли добиться результатов. Им удалось восстановить большую часть функций системы навигации. Конечно, по правилам, требуется еще и тестирование, — мужчина мрачно усмехнулся, — Но в данных обстоятельствах придется немного отклониться от правил. Двигатели также близки к готовности, масс-ядро в порядке. На длительный полет наших возможностей не хватит, но на один прыжок — вполне.
      Большего и не требовалось. Всего один прыжок на ничтожное по галактическим меркам расстояние в пару световых лет — и «Тень» окажется недосягаема для врага. Преследование в сверхсветовом режиме невозможно, поиск в межзвездном пространстве — тем более. Дальше достаточно будет отправить курьерский корабль, и с базы «FSR» в системе Гагарин по указанным координатам будут доставлены комплектующие для полноценного ремонта.
      Базы в этой системе придется взорвать, но это было бы сделано так или иначе. Свою задачу они выполнили. Люди, оставшиеся на них... что ж, можно считать, что тем не повезло. К тому же, большую часть уже вывезли транспортные корабли. На орбитальных базах не осталось никого по-настоящему ценного: только наемники из числа «Железного Легиона», не успевшие сбежать, и немногочисленные техники. Преданные «Церберу» люди заранее были переправлены на «Тень», а те, кто остались, были расходным материалом. В любой битве полководец без колебаний посылает солдат на верную смерть ради достижения конечной цели, и никто не осуждает победителя — Элона Йин также не собиралась рисковать главным достоянием «Цербера» ради спасения кучки людей, которые даже не работали на организацию.
— Как скоро? — спросила она.
— Это вопрос нескольких часов, — ответил Синклер, — Мы справимся с ремонтом быстрее, чем планировали, госпожа Йин.
      Он повернулся в сторону огромной голограммы, где были отмечены вражеские корабли. Пока что эскадра Альянса не предпринимала активных действий. Собравшись вне пределов досягаемости орудий «Цербера», она чего-то ждала. Быть может, идея с переговорами все же возымела эффект. Если бы только удалось заставить командующего эскадры задуматься... в идеале — даже выйти на контакт с вышестоящими офицерами, чтобы переложить это ответственное решение на них! Это могло дать необходимое время, и это даже могло бы сработать. Но здесь присутствовал и Шепард, что меняло ситуацию. Элона сомневалась, что Спектр допустит промедление.
      Она поджала губы.
— Ускорьте работы до предела возможного, Синклер, — она сама понимала, что фраза прозвучала глупо. Как будто это уже не сделано!

* * *

      Кай Ленг, пригнувшись, двигался по узкому техническому тоннелю. Со всех сторон его окружал металл: металлические стены, металлический пол, металлический потолок. Коридор был погружен во мрак, только впереди мерцал тусклый желтоватый свет лампы под кожухом из прозрачного пластика. Подобная обстановка была привычна Кай Ленгу, но сейчас он почуствовал нечто, близкое к приступу клаустрофобии. Стены давили на него, мертвая тишина звоном отдавалась в ушах.
      Он чувствовал себя истощенным до предела. Уже почти сорок восемь часов он скрывался от преследователей, продираясь через лабиринт отсеков, коридоров, лифтов, шахт и соединительных тоннелей. Старые навыки не подвели и теперь: ни люди, ни роботы так и не настигли его до сих пор. Несколько раз он слышал шаги или разговоры — возможно, погоня — но всякий раз скрывался прежде, чем его успевали обнаружить. Если бы «Тень» была оснащена полноценной системой безопасности, несомненно, его бы уже поймали, но, к счастью для беглеца, датчики и видеокамеры сети внутреннего наблюдения, как и многое другое на корабле, еще не функционировали. Спешка при строительстве «Тени» обернулась против Элоны Йин и ее сторонников.
      Кай Ленг не знал, что происходит вокруг, но, судя по возросшей за последние двадцать четыре часа активности команды «Тени», случилось нечто непредвиденное. Он не рисковал больше устраивать засады — один раз повезло, но было бы неразумно полагаться на удачу и впредь. Но и отсиживаться в укромном уголке, дожидаясь, пока силы не оставят его окончательно, Кай Ленг не собирался.
      Остановившись посреди тоннеля, он склонился над люком в полу. Одни движением силового ножа вскрыл замок и сдвинул металлическую пластину в сторону. Протиснувшись через узкий лаз, спрыгнул вниз. Рана вновь отозвалась болью — Кай Ленг проигнорировал это. Держа в одной руке пистолет, а в другой — силовой клинок — он быстро осмотрелся по сторонам. Никого. Помещение, в котором он оказался, было пустым, безмолвным и темным, как и большинство других, которые он успел увидеть на «Тени». «Цербер» планировал разметить здесь основные исследовательские и производственные центры организации, но это было делом будущего, а пока что научная секция корабля функционировала от силы на четверть.
      Сейчас Кайл Ленг стоял посреди какой-то лаборатории. Вдоль стены тянулись в два ряда стазисные капсулы. Пустующие. Рядом с ними располагались медицинские сканеры, столы с захватами для фиксации конечностей, терминалы управления. Кай Ленг мрачно усмехнулся. Это зрелище напомнило ему старые добрые времена, когда он работал на Призрака. Несомненно, эта лаборатория предназначена примерно для тех же задач, что другие подобные помещения, которые он видел прежде. Это не смущало Кай Ленга: он понимал, что по-настоящему великие цели недостижимы без жертв. Кому-то приходится принимать на себя ответственность за поступки, которые другие позднее будут называть аморальными, впрочем, без стеснения пользуясь результатами чужой грязной работы в своих интересах. У Призрака достало решимости подняться превыше высокопарных рассуждений лицемеров, его преемники продолжали его дело. Но не зашел ли их эксперимент дальше, чем можно было ожидать?
      Кай Ленг подключил свой уни-инструмент к терминалу ВИ. На экране высветилась надпись — система требовала код. Человек снова усмехнулся: разумеется, не могло же все быть так легко. Он задействовал автовзломщик, и, стоя на месте, наблюдал, как пляшут на экране столбцы буквенно-цифрового кода. Кай Ленг не был профессиональным техником, но имел при себе первоклассное оборудование. Он должен узнать больше о том, что происходит на «Тени». Это единственная возможность спастись самому и добраться до Йин.
      Он понимал, что сейчас выдал свое присутствие службе безопасности. Как бы плохо ни функционировала сеть сигнализации, о попытке взлома одного из компьютерных терминалов должны быстро узнать в центре управления. Но выбора не было. Приходилось рисковать.
      Автовзломщик выполнял свою работу, Кай Ленг терпеливо ждал. Ничего не происходило, но, вполне может быть, агенты службы безопасности уже спешат в эту лабораторию. Секунды тянулись для него, как часы. Наконец, устройство пискнуло, и на экране появилась зеленая надпись: «ДОСТУП РАЗРЕШЕН». Кай Ленг удовлетворенно улыбнулся.
      Над терминалом появилась голограмма ВИ в облике молодой, привлекательной голубоглазой брюнетки. Девушка улыбнулась:
— Что желаете, сэр? — спросила она.
— Скопируй на мой уни-инструмент все данные по лабораториям, — приказал Кай Ленг.
— Да, сэр. Начинаю.
      По экрану быстро поползла полоска, отмечающая прогресс. Затем, неожиданно, она пропала.
— Копирование прервано, — сообщила голограмма, — Прошу прощения, сэр, ваш допуск аннулирован приказом из командного центра. Прошу вас оставаться на месте до прибытия сотрудников службы безопасности.
— Извини, милая, — ухмыльнулся Кай Ленг, — Это не в моих интересах.
      Он вскочил на один из столов, подпрыгнул, подтянулся на руках и скользнул обратно в технический тоннель. Аккуратно задвинул за собой крышку люка. Возможно, это собьет преследователей со следа.
      Проверять, что за файлы он успел получить от ВИ, времени не было. Пригибаясь, Кай Ленг быстро побежал вперед. Охрана скоро будет здесь. К тому моменту, чем дальше он будет от этой лаборатории, тем лучше.
* * *

      Еще один шаттл приземлился в ангаре «Москвы», и вскоре в конференц-зале появились три человека. Двое были конвоирами, третьей оказалась коренастая темноволосая женщина со смуглой кожей. На ней была черно-серая униформа, на плечах выделялась знакомая желтая эмблема. Женщина настороженно рассматривала всех, находившихся в конференц-зале. По жесту контр-адмирала Орлова солдаты оставили ее и вышли.
— Садитесь, — велел командующий эскадрой, — Назовите свое имя и звание.
      Женщина подчинилась и опустилась на стул с жесткой спинкой.
— Александра Шенн, — сказала она, — Капитан фрегата «Скорпион-17».
— Начнем с главного, капитан Шенн, — сказал Шепард, — Вы работаете на «Цербер»?
      Женщина ответила мрачным взглядом.
— К чему этот вопрос? Вы же сами все понимаете.
— Отвечайте, капитан! — подстегнул Спектр, — Да или нет?
      Та неохотно кивнула.
— Да.
— Вы будете отвечать на вопросы, капитан? Добровольное сотрудничество будет зачтено для вас и ваших людей, как смягчающее обстоятельство.
      Женщина заколебалась.
— Разве я обязана отвечать на ваши вопросы, Спектр? — попыталась сопротивляться она, — Я и мои люди были взяты в плен в бою с силами Альянса. Тем самым, мы имеем статус военнопленных Альянса Систем, и ваши полномочия не...
— Военнопленных? — холодно повторил Шепард, — Боюсь, вы неверно представляете свое положение, капитан Шенн. Разве вы и ваши подчиненные являетесь солдатами на службе государства, которое находится в состоянии войны с Альянсом? Нет, «Цербер» официально признан террористической организацией. Тем самым, по всем законам вы являетесь обыкновенными преступниками, и правила обращения с военнопленными на вас не распространятются.
      Было видно, что это замечание возымело действие. Женщина нервно облизнула губы и посмотрела на контр-адмирала Орлова. Тот ответил холодным взглядом.
— Спектр охарактеризовал ваше положение абсолютно точно, — он намеренно подчеркнул статус Шепарда как представителя сил безопасности Совета Цитадели, а не командора ВКС Альянса Систем, — Нет оснований рассматривать вас как военнопленных Альянса, капитан Шенн. Вы подлежите выдаче на Цитадель для суда Совета. Впрочем, — заметил он, — мы можем прийти к соглашению. Я уверен, Спектр Шепард не будет возражать, если вас будет судить Альянс.
— Но только в том случае, если я буду отвечать на вопросы, — проговорила Александра Шенн.
      Никто не стал подтверждать очевидное. Женщина вздохнула. На ее лице была обреченность.
— Что ж... — она снова облизала пересохшие губы, — Полагаю, выбора у меня нет. Задавайте ваши вопросы, я отвечу, насколько это в моих силах.
— Прежде всего, нас интересуют все подробности о системе обороны, — сказал Орлов, — Вы расскажете все, что вам о ней известно.
      Шенн кивнула. Она больше не пыталась сопротивляться.
— И еще, — добавил Шепард, — Сама «Тень», что она собой представляет?
— Я не могу рассказать многое об этом, Спектр. Я только несколько раз была на борту корабля, и меня никогда не допускали в особые секторы. Туда имеют доступ очень немногие люди.
— Как давно вы здесь?
— Мой корабль несет службу в частях охраны почти пять лет. Фактически, с того момента, когда началось строительство. Все это время мы вынуждены были оставаться здесь. Для персонала даже построили орбитальный жилой комплекс. Задача сил охраны заключалась в том, чтобы защищать «Тень» от возможного нападения. Иногда сюда залетают пираты — мы не должны были допустить, чтобы они узнали о строительстве. Но на самом деле, за пять лет нам ни разу не пришлось применять оружие, — женщина позволила себе намек на усмешку, — Я бы сказала, что это была очень скучная работа, пока не появились вы.
— Для чего построена «Тень»? — продолжал расспрашивать Шепард, — Это корабль-лаборатория, так?
— Да. На нем должны были проводиться наиболее засекреченные исследования организации.
— То есть работы над артефактами Жнецов?
— Вероятно, помимо прочего. Но я не располагаю подробными сведениями. Мне никто ничего не объяснял. Вы же сами в прошлом сотрудничали с организацией, Спектр, — не удержалась от колкости женщина, — Вы должны знать, что только лидеры обладают всей информацией. Исполнителям сообщают ровно столько, сколько им надлежит знать.
      Шепард проигнорировал ее вызывающий тон.
— Чьими силами построена «Тень»? «Группы компаний Дальнего Космоса»?
      Шенн вздохнула и опустила глаза. После недолгих колебаний она утвердительно кивнула.
— Насколько мне известно, да. Основные материалы, комплектующие и средства все это время поставляла «Церберу» корпорация «Far Space Research». Их лидеры курировали строительство. Глава корпорации, госпожа Элона Йин, прямо сейчас находится на борту «Тени».
      Эта новость заставила всех вздрогнуть. Гаррус недоверчиво присвистнул.
— Неожиданно, — прокомментировал он, — Шепард, вот наш шанс! Если захватим Йин, «FSR» будет в наших руках.
— Но мы ее еще не захватили, Гаррус, — напомнил командор, — Мисс Шенн, сколько людей состоит в охране «Тени»?
— Двести, может быть, триста человек. Ими командует майор Ричард Синклер, он же руководит и всей службой безопасности и осуществляет контроль над строительством.
— Эти артефакты Жнецов, которые предполагалось изучать — они уже доставлены на «Тень»?
      Она вздрогнула.
— Да. Объект был доставлен еще несколько лет назад, когда строительство было в разгаре. Сначала его содержали под усиленной охраной на одной из орбитальных станций, построенной специально для этого. Затем перевезли на «Тень», когда постройка корабля была завершена в достаточной степени.
— «Объект»? — повторила Лиара с недоумением, — Что это? Артефакт?
      Александра Шенн покачала головой.
— Я не могу ничего сказать. Это хранится в строгом секрете. Никто, кроме научной группы доктора Уинсли не имеет доступа к Объекту.
     Она выдержала паузу, прежде чем продолжить.
— Можно сказать, что у нас с Уинсли сложились неплохие отношения за те пять лет, что мы находимся здесь. Однажды за обедом он похвастался, что Объект может оказать на всю современную науку большее влияние, чем протеанские руины, которые нашли на Марсе в сорок восьмом году. Я спросила его — почему — но он не захотел отвечать. Мне кажется, он пожалел о том, что распустил язык, и боялся, что Синклер узнает об этом. Все надежды «Цербера» вернуть организации былое влияние связаны с Объектом.
      Шепард провел ладонью по подбородку, задумавшись.
— Скажите мне еще кое-что, капитан Шенн. С тех пор, как вы несете здесь службу, не было ли у вас, или членов вашего экипажа, или просто людей, с которыми вы здесь познакомились, странных снов, возможно, галлюцинаций? Или, например, нескольким людям начинал вспоминаться один и тот же эпизод из прошлого, который на самом деле происходил только с одним из них? Или других похожих явлений?
      Было видно, что женщина удивлена вопросом.
— Психические расстройства, вы хотите сказать, Спектр? — уточнила она и развела руками, — Я затрудняюсь ответить. Мы все провели здесь пять лет фактически взаперти. Нам не позволяли покидать эту систему. Правда, организация позаботилась о том, чтобы обеспечить сотрудникам комфортные условия для жизни и отдыха, но, уверяю вас, были и нервные срывы, и конфликты, и многое другое. Было даже несколько самоубийств. Странные сны, командор Шепард? Сколько угодно, но не более странные, чем могут быть у человека, пять лет прожившего в космосе на положении пленника. Если это — то, что вы хотели знать... — она замолчала.
— Что ж, у меня больше нет вопросов к мисс Шенн, — сказал Шепард, — Контр-адмирал?
      Вячеслав Орлов кивнул.
— Капитан Амаги и капитан-лейтенант Розен расспросят вас о космической обороне «Цербера», мисс Шенн, — сказал он, коснувшись уни-инструмента. Появились ждавшие за дверьми солдаты. Вместе с ними и двумя офицерами Александра Шенн покинула конференц-зал.
      Когда за ними закрылась дверь, Лиара пристально посмотрела на Спектра.
— Твой последний вопрос... — произнесла она, — Шепард, ты думаешь, что на борту «Тени» может находиться Жнец?
      Он кивнул.
— Это только предположение. Но такое возможно.
      Сказанное заставило Орлова недоуменно нахмуриться.
— Не понимаю вас, командор. Как «Цербер» мог скрыть здесь Жнеца? Эти твари сами размером не меньше «Тени»!
— Я не имел в виду это, контр-адмирал. Жнец — мыслящая машина, гибрид органических и синтетических технологий. В некотором смысле, это сверхсложный организм. Как и у любого организма, у него есть... — Джон попытался подобрать подходящее слово.
— Мозг? — подсказал Гаррус.
— Да, пожалуй. «Мозг» — ядро программного обеспечения — существует даже у гетов.
      Офицеры «Москвы» переглянулись между собой. Все они в прошлом наверняка сталкивались со Жнецами, но имели слабое представление о том, что же те на самом деле собой представляли.
— То есть, вы полагаете, Шепард, что «Цербер» захватил этот... центральный компьютер Жнеца? — употребить термин «мозг», относящийся к органикам, контр-адмирал Орлов не решился, — И рассчитывают с его помощью освоить их знания и технологии? Это кажется сомнительным.
— Это только предположение, — повторил Шепард.
— Но это теоретически возможно, — поддержала его Лиара, — Пять лет назад по всей галактике шли ожесточенные бои. Жнецы имели преимущество, но и они несли потери. Если предположить, что какой-то из них оказался тяжело поврежден, и это спасло его от уничтожения, когда мы активировали сигнал на Цитадели...
— То нельзя исключать, что «Цербер» смог захватить его, — продолжил за нее Шепард, — Призрак не прошел бы мимо такого искушения. Не думаю, что его преемники повели бы себя иначе.
— Что ж, я не стану спорить с вами, Шепард, — сказал контр-адмирал, — Вы знаете об этом больше, чем я. Кроме того, сейчас не так важно, что представляет собой Объект. Когда мы захватим «Тень», мы будем знать это наверняка и сможем решить, что с ним делать.
— Справедливо, — согласился Шепард, — Контр-адмирал, судя по вашему замечанию, у вас уже есть план действий?
— Да, — подтвердил тот, — И мне нужна будет помощь вашей СУЗИ.
* * *

      Вернувшись на «Нормандию», Шепард вызвал в зал брифинга Джокера и Маркуса с Наленой; разумеется, присутствовала и СУЗИ. Командор изложил то, о чем говорилось на совете. В излишние подробности он не вдавался, но рассказал о своих подозрениях.
— Жнец?! — Джокер выпучил глаза, — Командир, а ты не преувеличиваешь? Эти твари...
— Все возможно, Джокер, — согласился Шепард.
— Степень вероятности этого предположения, по моим подсчетам, составляет 38,964 процента, — сообщила невозмутимая СУЗИ, — Это достаточно много, чтобы обеспокоиться.
— Хотел бы я еще понять, как ты это посчитала, — буркнул пилот.
— О, это очень просто, Джеффри, — ответила она, — Я пользовалась сочетанием стандартных алгоритмов оценки достоверности информации по принципу Ян Кора и Фаринэ Т’Лари с внесением соответствующих поправок на...
— Стой, стой! — взмолился Джокер, — Дальше не продолжай, пожалуйста. Я тебе верю.
     Маркус Тайлер усмехнулся.
— Я ничего не слышал ни о каких алгоритмах и поправках, и знаю недостаточно, чтобы судить, — заметил он, — Я участвовал в войне, но, по правде, Жнеца видел только однажды и издали. Не сказать, что я горел желанием познакомиться с ними ближе.
— Но все Жнецы уничтожены, разве не так? — сказала Налена, обводя взглядом остальных, — Вся Галактика уверена, что их больше нет... Гаррус, ты же сам рассказывал нам о том, как вы с командором задействовали сигнал, который привел к их гибели.
— Это не значит, что были уничтожены все до последнего, — Лиара повторила те же доводы, которые привела в конференц-зале «Москвы» офицерам Альянса, — Допустим, один или несколько из них в боях с силами объединенного флота галактики получили повреждения, которые оставили их... хм, ну, скажем — полностью парализованными, но еще функционирующими. Тогда, возможно, они пережили воздействие сигнала — просто потому, что физически не имели возможности подчиниться.
— После исчезновения Жнецов объединенный флот обыскивал всю галактику, — сказал Гаррус, — При этом уничтожались все обнаруженные останки. Истреблялись хаски на планетах, выжигались дотла базы. В таких зачистках всегда участвовали корабли сразу нескольких государств, чтобы снизить вероятность... — турианец помешкал, подбирая слова.
— Вероятность того, что кто-то не устоит перед искушением? — подсказал Джокер.
— Да, спасибо, Джефф. Как бы то ни было, тогда все народы сошлись во мнении — все, что осталось от Жнецов, должно быть уничтожено. И это решение выполнялось, причем последовательно и тщательно. Я сам принимал участие в этих зачистках, как представитель Иерархии, и знаю, о чем говорю. Приказ Примарха был предельно ясен — все, имеющее отношение к Жнецам, уничтожать без следа. Так мы и поступали. Ты учла это в своих расчетах, СУЗИ? — спросил турианец.
— Да, Гаррус. Иначе результаты были бы существенно выше.
— Я знаю, что так поступали, Гаррус, — согласилась Лиара, — Но ты же помнишь, какой хаос воцарился сразу после исчезновения Жнецов. Собственно говоря, многие далеко не сразу поверили в то, что их больше нет. Флоты всех государств Галактики понесли огромные потери, так что упомянутые тобой зачистки были не столь уж эффективны.
      Гаррус ответил раздраженным вздохом.
— Сейчас ты скажешь, что спецслужбы Совета в действительности разыскивали артефакты Жнецов, а найденное прятали на секретной базе для исследований, — проворчал он, — В так называемой "Зоне 511", как нарекли ее любители заговоров. Знаком я с этой теорией — в экстранете она очень популярна.
— Но ошибочна, — возразила Лиара, спокойно выдержав его взгляд, — Вторжение привело всех в ужас. Каждый народ в галактике боялся, что Жнецы еще вернутся. Этот страх был так велик, что единственной возможной мерой против повторения катастрофы признавалось тотальное уничтожение всего, что осталось от Жнецов. Но я говорю не об этом, Гаррус, а о том, что силы Совета просто не имели возможности обыскать всю галактику. Такой возможности нет и сейчас; до меня нередко доходят слухи об обнаружении чего-либо, имеющего отношение к Жнецам. Чаще всего, это фальшивки, но не всегда.
— Иными словами, — подвел итог Шепард, — по крайней мере, в теории у «Цербера» была возможность найти не только образцы технологий, но даже и, кхм... пленного Жнеца.
— Но если это так... — Гаррус покачал головой, — Тогда я не берусь сказать, кто же на самом деле заправляет «Тенью» — «Цербер» или... — он не завершил фразу, но все было понятно без слов. 
— В системе ZRT-23766, где «Цербер» занимался проектом «Подчинение», особое внимание уделялось именно индоктринации, — сказал Маркус, — Нам удалось узнать кое-что от руководителей проекта. Они упоминали, что искали способы защититься от этого воздействия.
— Это тоже косвенное доказательство, — кивнула Лиара.
— Однако финал проекта «Подчинение» ясно показывает, насколько церберовцы преуспели в своих исследованиях, — заметила Налена.
— Они и прежде нередко выдавали желаемое за действительное, — усмехнулся Гаррус.
— Да, — согласился Шепард, — И, возможно, сегодня они остаются во власти иллюзии, будто все еще действуют в собственных интересах. Индоктринация — более тонкий инструмент, чем принято думать. Она способна на большее, чем просто превращать людей в безмозглых хасков.
— Подожди, — нахмурился Гаррус, — Ты хочешь сказать, что все, кто сейчас на борту «Тени», подчинены Жнецу?
— Почему бы нет? Вспомни Сарена. Если Шенн права, и на «Тени» содержится уцелевший Жнец, он будет делать все возможное, чтобы возродить свой род и продолжить Жатву.
— Но разве это возможно? — усомнилась Налена, — Они все уничтожены. Даже если случайно один и уцелел — их война все равно проиграна. Разве не так?
— Для них это не война, — ответил на это Шепард, — Для них это Цикл. Смысл существования — и их собственного, и всей Вселенной. Ты неверно понимаешь, что такое Жнецы, Налена. И в «Цербере», вероятно, думают так же, как ты. Они считают Жнецов чем-то вроде расы космических агрессоров, а любого агрессора можно сломить. Можно нанести ему урон и принудить к отступлению, переговорам или капитуляции. Но только не Жнецов. Они не ведут войну ради наживы, власти или славы — они творят Цикл. Вершат судьбу низших народов. Для нас в этом нет логики, но они видят мир так, и переубедить их просто невозможно. Сама эта галактика существует ради Цикла — вот все, что имеет для Жнецов значение.
— И они не умеют сдаваться? — сказал Маркус.
— Да. Для них не существует страха, отчаяния или неуверенности. Любое, даже самое тяжелое поражение для Жнецов — только препятствие на пути к цели. Но усомниться в самой цели для них недопустимо. Вот почему победить их можно, лишь уничтожив всех до последнего. Пока остается хоть один, он будет делать все, чтобы Цикл начался снова.
— Мы должны покончить с «Тенью»! — жестко сказала Лиара, — Если ты прав, Шепард, могут пройти века, или даже тысячи лет, прежде чем этот Жнец наберет достаточно сил, чтобы вновь начать свою Жатву. Но от этого не легче. Богиня, мы сражались ради того, чтобы Цикл прекратился навеки, а не был отсрочен на два-три поколения!
— Согласен, — кивнул Гаррус, — Конечно, что для кого-то «два-три поколения», для других — пара исторических эпох, но ты права, Лиара — мы должны покончить с этим раз и навсегда. Если мы не довели работу до конца пять лет назад — мы должны исправить это упущение сегодня.

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

WeclipSe
5   
Почему же фик полностью написан. Остается только отредактировать и выложыть
0
dima09
4   
это философский вопрос,а это значит что никто даже,возможно,разработчики не смогут ответить wacko
0
WeclipSe
3   
А будет сегодя еще продолжение?
0
SVS
6   
Меня снова отправляют в командировку (еще вчера я сам об этом не знал, такой вот сюрприз). Так что постараюсь сегодня выложить как можно больше. Если успею - то и все до финала.
0
LSD
2   
Прочел три главы за раз! nyam
Понравились слова Шепа о смысле существования Жнецов. И зачем разрабы в игре намутили такую фигню? dry
0
1   
Какой догадливый Шепард!
0