Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Власть Тени. Глава 28.



Жанр: фантастический боевик.                                                                           
Персонажи: Джон Шепард, Гаррус, Лиара, Джокер, Маркус Тайлер, Налена Дайлис и др.
Статус: Завершен.
Аннотация: ВКС начинают штурм "Тени". Кай Ленг пытается определиться, кому же он теперь служит.
Предупреждение: События третьей части игры игнорируются полностью.




— Майор! Обнаружена активность противника!

Ричард Синклер обернулся к оператору системы наблюдения, молодому сержанту. Майор боролся с искушением зажмуриться. Он чувствовал себя на грани истощения — за последние тридцать шесть часов времени на отдых, не говоря уже о сне, почти не удалось выкроить. Пару часов передышки, после чего, подстегнув организм инъекцией стимулятора, Синклер вернулся в командный центр.

Все остальные тоже работали на пределе, но никто не пытался роптать. Все понимали — единственным шансом на спасение остается запустить двигатели «Тени». Невзирая на усталось и опасность — а может, благодаря тому и другому — люди действовали слаженно и согласованно, как никогда прежде. Они как будто превратились в детали безупречно отлаженного механизма. И это принесло результат: «Тень» ожила. Еще немного, и можно будет рискнуть. Даже если произойдет сбой в системе навигации, и корабль забросит в неведомые дали, останется шанс на благополучное возвращение. Это определенно лучше, чем оказаться в плену у Альянса и провести остаток дней в герметичной камере орбитальной тюрьмы в системе Арктур.

Но, конечно, Альянс не собирался отпустить их так легко. Некоторое время неприятельские корабли не предпринимали активных действий. Им тоже требовалось время на то, чтобы перегруппироваться и собраться с силами. Все же, они выдержали тяжелый бой. Системы обороны «Цербера» поддерживались в полной готовности, уцелевшие корабли пополнили боезапас, пилотам позволили передышку. Корабли Альянса все еще бездействовали, и у Ричарда Синклера даже появилась надежда, что план Элоны Йин сработал: их командиры задумались над предложением и, возможно, решили проконсультироваться с верховным командованием ВКС, прежде чем действовать. Это дало бы так необходимое время — еще немного, и «Тень» скроется.

Но надежды не оправдались — либо ответ на запрос пришел быстрее, чем рассчитывали Элона Йин и майор Синклер, либо противник вовсе не захотел ни с кем советоваться. Синклер поставил бы на второе: командор Джон Шепард не из тех людей, кто не рискнет действовать без одобрения вышестоящего начальства.

Майор провел рукой по подбородку, ощутив под ладонью жесткую щетину — на бритье, разумеется, времени не было тоже.
— Лейтенант Робертс, сигнал общей тревоги. Запустить в космос все истребители. Фрегаты... пусть пока остаются под прикрытием орбитальных батарей.

У них осталось в строю всего два фрегата. Третий, хоть и вернулся к «Тени», был поврежден настолько, что не мог больше принимать участие в бою. Помимо двух фрегатов, боеспособность сохранили еще девятнадцать современных истребителей «Фаэтон» и пятнадцать более старых штурмовиков «Гермес». Эскадра Альянса смела бы эти силы за считанные минуты, но, действуя совместно с орбитальной системой обороны, они еще смогут ненадолго задержать противника. Возможно, даже заставить его отступить, хотя бы временно.

Синклер повернулся к капитану Савино. Худощавый мужчина тоже выглядел истощенным — ему удалось отдохнуть не дольше, чем самому майору.

— Что говорят инженеры, капитан?
— Они делают все возможное, Синклер, — раздраженно ответил тот.
— Наше время уже истекло, — холодно сказал майор.
— Я это понимаю не хуже вас или госпожи Йин! — огрызнулся Савино, — Вы напоминаете об этом каждые четверть часа, но невозможно мгновенно настроить стабилизаторы или зарядить масс-ядро. «Тень» весит двадцать восемь миллионов тонн, Синклер. Если мы попробуем осуществить прыжок на сверхсвет без подготовки, она превратится в двадцать восемь миллионов тон обломков на орбите. Если начнем прыжок при недостаточном уровне заряда ядра, у нас просто не получится преодолеть световой барьер, и все придется начинать заново.

На лице Савино была ярость, вызванная, как понимал Синклер, страхом. Он и сам чувствовал раздражение, но сейчас был определенно не лучший момент, чтобы ссориться с капитаном корабля. Майор сдержал себя.

— Я не сомневаюсь, что вы сделаете все возможное, Савино.
— Я сделаю, — все еще мрачно отозвался тот, — Сделайте и вы, Синклер. Выполните, наконец, собственную работу и не дайте ВКС добраться до «Тени», пока идет подготовка.
— Майор Синклер, — извещение от Робертса последовало весьма кстати, назревавший конфликт был исчерпан сам собой, — Противник начал сближение.
— Они пытаются что-либо передавать по радиосвязи?
— Нет, майор, больше нет.
— Значит, никаких переговоров вести не настроены... — пробормотал Синклер.

Контр-адмирал Орлов уже отправил на «Тень» и орбитальные станции «Цербера» несколько радиообращений с призывом сдаться. Синклер приказал блокировать связь. Он понимал, что, в сложившихся обстоятельствах, кто-то наверняка ухватится за возможность спасти жизнь и заработать облегчение приговора. В надежности своих людей он не сомневался, но наемники из «Железного Легиона» доверия не внушали. Их корабли сбежали сразу же, как только над силами «Цербера» нависла угроза разгрома, и едва ли бойцы, оставшиеся на орбитальных объектах, поведут себя иначе. Поведение технического и научного персонала тоже могло стать непредсказуемым. Только бунта на корабле им сейчас и не хватало для полного счастья.

Синклер изучал вражеское построение. Впереди двигались истребители и штурмовики, за ними — фрегаты. Крейсеры остались в последней линии, там же держалась и «Нормандия» Шепарда. Хм. Майор скривился. Командор не пожелал лезть под выстрелы в первой волне атаки. Разумно, но от Спектра, победившего Жнецов, можно было ожидать иного. Или Шепард что-то замышляет? Кто может сказать наверняка?
— Все достаточно очевидно, — произнес он, — Их крейсеры не могут приблизиться на дистанцию обстрела, пока «Тень» прикрывают наши МГД-орудия, но эти пушки не предназначены для уничтожения легких кораблей. Поэтому сначала атакуют истребители, потом, когда с МГД-батареями будет покончено, в бой вступят главные силы.

И Альянс имел все шансы преуспеть: в первой волне атаки шло не менее восьмидесяти истребителей и штурмовиков. Если им удастся уничтожить хотя бы два-три тяжелых орудия, у крейсеров и фрегатов появится возможность прорваться сквозь ослабленную оборону «Цербера». «Тень» была прикрыта неплохими кинетическими щитами, но не имела никакого вооружения — она превратится в легкую добычу для крейсеров. Тем хватит нескольких залпов, чтобы превратить корабль-лабораторию в груду обломков. Или же ВКС высадят десант, если предпочтут захватить пленников для показательного суда.

Ответные действия были очевидны: единственным, что позволило бы выдержать атаку, было защитить тяжелые орудия от удара штурмовиков.
— Все корабли — на перехват легих сил врага, — приказал Синклер, — Лазерные и ракетные батареи — открыть огонь сразу, как только противник окажется в зоне поражения.

Между тем истребители «Альянса» успели сократить дистанцию наполовину. Уцелевшие корабли «Цербера» выдвинулись навстречу. Одна из тяжелых пушек метнула заряд плазмы: у стрелков не выдержали нервы. Разумеется, выстрел пропал зря — проворные маленькие кораблики просто ушли с линии огня. Можно было видеть, как на сером корпусе орбитальной установки вспыхивают лиловые огоньки — двигатели разворачивали пушку, повторно наводя ее на цель.
— Прекратить! — коротко бросил майор, — Это бесполезно.

Приказ возымел действие, второго выстрела не последовало. Орбитальные батареи были беспилотными — и легкие, и тяжелые орудия управлялись отсюда же, с мостика «Тени». МГД-пушки выжидали, пока крейсеры или фрегаты не приблизятся достаточно, чтобы стрелять наверняка, но меньшие спутники уже открыли заградительный огонь. Невидимые копья когерентного излучения пронзили несколько «Фаэтонов» Альянса; стаи ракет устремились навстречу приближающимся эскадрильям. Исход схватки должен был определиться в считанные минуты, и Синклер не пытался экономить боеприпасы. Все батареи отстрелялись залпом; это должно основательно проредить строй истребителей ВКС. Прорвавшимися сквозь ракетный залп займутся лазерные спутники и истребители «Цербера». Успех не гарантирован, но шансы достаточно велики...

Ричард Синклер наблюдал, как ракеты приближаются к истребителям. Странно, те даже не пытались маневрировать или сбрасывать ложные цели, и майор почувствовал тревогу. Вряд ли пилоты Альянса все разом превратились в самоубийц. Какого черта они творят?! Синклер едва удержался от того, чтобы произнести это вслух. Напряженное молчание повисло в центре управления «Тени» — все выжидающе следили за трехмерной проекцией тактической схемы. Ракеты были уже близко, еще несколько секунд, и...
— Какого дьявола?! — это выдохнул капитан Савино. На его лице было потрясение, и не без причин.

На тактической карте все красные отметки, отмечавшие враждебные цели, неожиданно мигнули и... сменили цвет на голубой — дружественные корабли! Потрясен был не только Савино — недоверчиво выдохнул Робертс, кто-то из операторов даже привстал, выпучившись на схему с полным недоумением.
«Система "свой-чужой"! — холодея, понял Ричард Синклер, —Ублюдки взломали наши коды!»
— Сменить код распознавания «свой-чужой!» — почти выкрикнул он, — Немедленно!

На самом деле, в случившемся не было ничего сверхъестественного. Разумеется, в космическом бою корабли не могли распознавать друг друга по нанесенной на корпус символике, как было в старые добрые времена морских и воздушных баталий. Теперь ее роль перешла к системе «свой-чужой», передающей в эфир кодированные сигналы. Компьютеры распознавали их и задавали системе целеуказания соответствующие параметры — враждебный объект перед твоим кораблем, союзный или нейтральный. Но если противнику удавалось взломать код, не составляло трудности воспроизвести нужный сигнал, чтобы сойти для вражеского тактического компьютера за «своих».

Так иногда происходило в сражениях, но этим приемом пользовались достаточно редко. Главным образом потому, что обычно он не был эффективен: разумеется, неприятельский командующий очень быстро понимал, что произошло, после чего ему оставалось лишь перевести свои силы на резервную систему сигналов, на что требовались считанные секунды и всего один приказ от флагмана подчиненным кораблям. Но сегодня корабли Альянса воспользовались старым трюком с максимальной выгодой — корабли сменили систему кодирования за считанные секунды до того, как ракетный залп «Цербера» должен был накрыть их. Это был рискованный прием, требовавший безупречной согласованности действий, но он сработал.

Человек понял бы, что произошло, немедленно. Но электронный мозг ракеты не был приспособлен к столь внезапной смене окружающей обстановки. Все, что он сейчас понимал: снаряд нацелен на дружественный корабль, и столкновение неминуемо. Реакция в таком случае следовала мгновенно: ВИ ракеты подавал приказ на самоуничтожение.

На огромном экране, занимавшем целиком одну из стен центра управления, среди испещренной искрами звезд черноты за полсекунды вспыхнуло и погасло несколько сотен крошечных пятнышек света. Зрелище не было особенно эффектным, чем-то напоминая салют, наблюдаемый с очень большого расстояния. Но командующие эскадры Альянса добились своего: ракетный залп орбитальный станций «Цербера», на который так надеялся Синклер, пропал впустую, а повторить его было невозможно — рассчитывая нанести врагу максимальный урон одним ударом, майор приказал разрядить все ракетные батареи оборонительных спутников. Теперь требовалась перезарядка с кораблей обеспечения, на что ушло бы не меньше получаса.

Желтые отметки ракет мгновенно пропали с тактической карты, а через несколько секунд голубые точки снова стали красными — компьютеры «Цербера», получив соответствующий приказ, перевели систему радиолокационного распознавания на резервные коды. Но было уже поздно: сблизившись, корабли ВКС вступили в бой. Истребители, вооруженные импульсными лазерами, связали боем корабли «Цербера», тогда как штурмовики атаковали тяжелые установки МГД-орудий.

Их встретил залп лазерных спутников, и несколько «Фаэтонов» вспыхнули и развалились на части. Но одних лишь лучевых пушек было недостаточно для того, чтобы остановить атаку четырех десятков штурмовиков. В бессильной ярости Ричард Синклер наблюдал, как проворные корабли с гербами Альянса на светло-серых корпусах проносятся мимо массивных орбитальных огневых точек, запуская торпеды. Они не стремились непременно уничтожать установки: достаточно было повредить саму пушку или двигатели, осуществляющие ее наведение. Взрывы сверкали у прикрытых серой броней бочкоподобных корпусов боевых спутников и выбрасывали в пространство фонтаны раскаленных обломков. Разорвало на части одну артиллерийскую платформу. Вторая, получив несколько попаданий, сошла с орбиты и начала смещаться в сторону, медленно вращаясь. Двигатели выбрасывали короткие импульсы плазмы, пытаясь стабилизировать ее, но безуспешно, а штурмовики тем временем сосредоточили атаку на остальных пушках.

— Сэр, орудие «Альфа» разрушено. Орудие «Бета» тяжело повреждено и лишилось системы наведения. «Гамма» уничтожена. «Дельта»...
Синклер поднял руку, и лейтенант Робертс осекся.
— Я сам все вижу, Робертс, — сказал майор.


* * *

Многочисленные вспышки сверкали на экранах фронтального обзора — истребители ВКС вели бой с кораблями «Цербера». Превосходство сил Альянса в численности и вооружении было очевидным, и бой быстро смещался все ближе к блестящим громадам обритальных сооружений. Некоторые из них были вооружены и еще продолжали стрелять, но большинство оборонительных станций уже было выведено из строя. Атака штурмовиков обезвредила пять пушек «Таникс» из шести, последнюю добили фрегаты Альянса — орудие успело сделать всего один выстрел, прежде чем ответные снаряды разнесли его в клочья. После того, как путь был расчищен, крейсеры подошли вплотную к орбитальным станциям «Цербера». Чуть в стороне можно было видеть и громоздкий силуэт «Тени». Корабль-лаборатория медленно разворачивался, пытаясь уйти в сторону от развернувшегося сражения, пока не попал под обстрел.

— Нам ничего не оставили... — бурчал Джокер, глядя на то, как гибнут под залпами «Москвы» и «Сиднея» немногие уцелевшие орбитальные батареи «Цербера». После того, как два крейсера получили возможность вступить в ближний бой, драка окончательно превратилась в избиение.
— Ты еще не навоевался? — усмехнулся Шепард.

«Нормандия» действительно не принимала участия в наступлении — в задачи СУЗИ входила координация действий эскадры, и Шепард и Орлов не хотели рисковать. Сотрудничество капитана Александры Шенн и анализ полученной с ее подбитого корабля информации позволил СУЗИ взломать коды системы распознавания «свой-чужой» противника, что имело решающее значение для всей атакии. Именно СУЗИ, способная мгновенно собирать и анализировать огромное количество информации, определила оптимальный момент для смены сигнала и передала соответствующий приказ на тактические компьютеры всех кораблей Альянса. Это свело к нулю эффективность ракетного огня противника и спасло жизни многим пилотам.

В стороне, всего в полусотне километров от «Нормандии», вспыхнул раскаленный огненный шар — последний фрегат «Цербера» взорвался под огнем кораблей Альянса. Немногочисленные истребители бросились врассыпную, преследуемые «Фаэтонами» из ударной группы «Беарна». Битва, кажется, подходила к концу.

— А вот теперь — наш выход, Джокер, — сказал Джон, — Курс к «Тени».
— Да, командир.

«Нормандия», вырвавшись из уже затихающей драки, устремилась в погоню. «Тень» успела отдалиться на некоторое расстояние. За кормой корабля-гиганта тянулся длинный хвост раскаленной плазмы. Но, разумеется, фрегат был намного быстрее своего противника и легко сократил дистанцию до минимума. «Тень» не несла оружия, и обороняться ей было нечем. «Нормандия» лего могла уничтожить ее, но это не входило в планы Спектра.

— Торпедные аппараты — залп, — приказал Шепард.

Пронесясь мимо цели, «Нормандия» с минимальной дистанции разрядила все свои пусковые установки торпед «Дротик». Восемь снарядов вонзились в корпус корабля и взорвалась во внутренних помещениях. Было отчетливо видно, как фонтаны раскаленного газа вырвались в космическую пустоту, неся с собой множество обломков. В борту «Тени» образовались зияющие проломы. На гигантском корпусе они могли показаться небольшими, но в действительности достигали полусотни метров в поперечнике.

— Все снаряды в яблочко, — удовлетворенно прокомментировал Джокер, — Судя по показаниям детекторов, их масс-ядро повреждено и отключается. Они не смогут прыгнуть на сверхсвет.
— Отличная работа, Джефф, — Шепард вызвал на связь «Москву».
— Контр-адмирал Орлов! Как слышите меня?
— Слышу вас хорошо, Шепард. Мы уже добиваем последние очаги сопротивления на орбите. Что у вас?
— Мы возле «Тени». Пора начинать высадку десантных групп.
— Понял вас, Спектр. Десантные шаттлы готовы и стартуют немедленно. Вы присоединитесь к штурму?
— Непременно. Шепард, конец связи.
— А стоит ли? — заметил Джокер, — Несколько залпов наших пушек — и от этого мастодонта останется облачко плазмы. Зачем рисковать?

Шепард усмехнулся.

— Хорошая идея, Джефф, но нам мало пользы от облачка плазмы.
— Наверное, так, командир, — пилот вздохнул с досадой, — А что, если там действительно Жнец?
— Тогда мы, тем более, должны удостовериться, что с этой угрозой покончено раз и навсегда.

* * *

Кай Ленг насторожился и замер на месте. Он ясно ощутил, как слегка вздрогнула палуба под ногами. Приглушенный звук донесся до него — звук взрыва. И почти сразу он повторился.

Убийца зло усмехнулся. Это могло быть следствием какой-то аварии на борту корабля. Он знал, что «Тень» еще не достроена, а Элона Йин хотела запустить двигатели и перегнать корабль в новое убежище как можно скорее. Ничего удивительного, если в результате что-то случилось на корабле, но Кай Ленг сомневался, что услышанный им взрыв стал следствием технической неисправности. Поспешность Йин объяснялась страхом перед возможностью появления в этой системе Шепарда с кораблями Альянса. Вероятнее всего, ее опасения оправдались, и «Тень» подверглась атаке.

Кай Ленг выждал еще несколько минут. Он продолжал усмехаться — будет забавно, если силы ВКС не пожелают ни вступать в переговоры, ни штурмовать корабль, а просто превратят «Тень» в груду обломков. Но новых взрывов не последовало — либо это были случайные попадания, либо атакующие удовлетворились нанесенным ущербом. Агент «Цербера» догадывался, что Шепард заинтересован в том, чтобы захватить корабль-лабораторию: это дало бы ему сокрушительные улики против «Группы компаний Дальнего Космоса» и Элоны Йин. Значит, Альянс высадит десант.

Что ж... Возможно, это и к лучшему — подумал Кай Ленг. Теперь, зная больше о том, что происходит на «Тени», он начал понимать, в какую ловушку загнал сам себя «Цербер». В свое время, Призраку стоили жизни его заблуждения, но Элона Йин не отделалась так легко, как Джек Харпер. Она оказалась в плену более страшном, чем можно себе представить — пусть даже сама, наверное, еще не подозревала об этом.

Кай Ленг не сочувствовал ей. Черт, он вообще не знал, кому сейчас он служит. «Церберу»? Очень простой ответ, но в сложившейся ситуации совершенно неудовлетворительный. Что такое сегодня «Цербер»? Кто? Прежде все было очевидно — главой организации был Призрак, и Кай Ленг выполнял его приказы. Но сегодня Призрака нет, и кому он может сохранять верность? А время выбора пришло. Кай Ленг должен определиться — на чьей он сейчас стороне, и сделать это нужно немедленно.

Снова он мрачно усмехнулся. Кажется, дела повернулись так, что придется выступить на стороне тех, кого он за много лет службы «Церберу» привык считать врагами. Когда-то он сам служил Альянсу и считался одним из лучших бойцов ранга N7. Но его просто вышвырнули, отправили в военную тюрьму за преступление, в котором он не был виновен. Это было не убийство, а честный бой: у него был только нож, а тот проклятый кроган сам полез в драку. Любой признал бы, что Кай Ленг только защищался, но политикам из Альянса нужен был показательный процесс против «ксенофобов». Кай Ленг оказался подходящей жертвой: несколько прошлых обвинений в применении насилия к инопланетникам, а потом еще и этот случай. Неудивительно, что его назначили на роль козла отпущения. Призрак вытащил его из тюрьмы, и Кай Ленг без колебаний присоединился к его организации. Злость и унижение никуда не исчезли — прошло немало лет с тех пор, как все случилось, но он все еще помнил.

Но сегодня «Цербер» оказался на грани распада. Уиллард Хайнс мертв, а Элона Йин служит силе, которую вся галактика считает безвозвратно уничтоженной. И, что хуже всего, именно она имеет наибольшие шансы захватить власть над всей организацией. Этого нельзя было допустить. Ее нужно остановить, прикончить, как взбесившегося зверя, и Кай Ленг понимал, что есть только один способ добиться этого. Если ради того, чтобы добраться до Йин, придется временно объединиться с Альянсом, он готов был к этому. В конце концов, он уже поступал так и прежде...

А что потом? — спросил он сам себя и чуть не рассмеялся. Учитывая обстоятельства, над «потом» задумываться просто нет смысла...

* * *


— Ну вот, видишь, Маркус, — хмыкнула Налена, адресовав своему спутнику насмешливый взгляд, — А ты переживал.

Она, как и напарник, уже успела облачиться в боевой скафандр. «Хищник ML-Х2190», один из лучших легких доспехов производства Альянса Систем, отличался от прежней модели «2187» несущественно: броня нового поколения обладала большей стойкостью к воздействию энергетического оружия вроде лазеров и высоких температур, а кинетические щиты, оставшись на прежнем уровне по стойкости к обстрелу, восстанавливали свой ресурс примерно на двадцать процентов быстрее. Кроме того, скафандр был оснащен усовершенствованными сенсорами, видеокамерами сверхвысокого разрешения и тактическим компьютером последней модели. Виртуальный интеллект боевого доспеха должен был поддерживать постоянную связь с СУЗИ, которой в намеченной десантной операции, как и в космическом бою, предстояло координировать действия штурмовых групп «Нормандии» и Альянса.

Маркус понимал, что дело предстояло жаркое. Возможно, Альянс и одержал верх в космосе, но захват «Тени» означал высадку на огромный корабль, где солдат ВКС ждет многочисленный и хорошо вооруженный гарнизон, который будет сражаться с яростью отчаяния. К этому следует добавать еще и то, что высаживающимся десантникам неизвестна планировка корабля, а бойцов «Цербера», скорее всего, будут поддерживать боевые машины и сеть безопасности. Возможно, исход боя и предрешен благодаря несомненному численному перевесу штурмующих, но потери будут, и серьезные.

— Возможно, Шепарду и Орлову все же стоило бы поступить проще, — заметил он, — Последний раз потребовать от «Цербера» капитуляции, а если откажутся — расстрелять «Тень» из пушек.
— Жестоко, — Налена чуть заметно вздрогнула, — Там ведь не только солдаты, но и невоенный персонал. Техники, инженеры, пилоты... несколько тысяч человек, возможно, — азари вздохнула, — Не уверена, что у меня хватило бы решимости просто расправиться со всеми.

С этим Маркус не стал спорить, хотя понимал, что основной причиной, заставившей Шепарда и контр-адмирала Орлова принять решение о штурме корабля, является не забота о жизнях служащих «Цербера», а желание добыть улики, которые позволили бы избавиться от агентов организации в «Группе компаний Дальнего Космоса». Маркус помнил слова Советника Андерсона: уничтожение самой корпорации было бы нежелательно для Альянса. Но разорвать ее связь с «Цербером» было необходимо. Если избавиться от людей «Цербера» в руководстве «FSR», организация, лишившись источника доходов и технической базы для своих исследований, либо прекратит существовать, либо же выродится в шайку обыкновенных террористов, уже не представляющую особенной угрозы.

В этом Маркус был согласен с контр-адмиралом и Спектром. Высадка десанта была рискованным шагом, но такое решение было оправданным с точки зрения холодной логики. Возможность покончить с «Цербером» раз и навсегда стоила риска.

Облачившись в доспехи и вооружившись, Маркус и Налена прошли на ангарную палубу. Там, перед двумя «Кадьяками», выстроилась боевая группа «Нормандии» — двадцать человек из космопехоты ВКС. На всех были одинаковые доспехи, темно-серые с красными полосами на плечах и руках. Это была надежная и универсальная броня, позволяющая бойцу действовать даже в условиях открытого космоса. Подошвы с диффузионными присосками и миниатюрные ракетные двигатели обеспечивали возможность вести бой в вакууме и невесомости, что во время любой космической десантной операции весьма актуально: внезапная потеря герметичности в отсеке или отказ системы искусственной гравитации не были чем-то необычным.
— Мы действуем совместно с десантными отрядами эскадры ВКС, — говорил Шепард, — Всего в штурме примут участие восемьсот человек. Наша задача — высадиться в нескольких точках одновеременно и захватить ключевые отсеки корабля. Реакторную, лаборатории, центр управления. Действовать необходимо быстро и жестко.

Брифинг не затянулся надолго — ситуация была достаточно ясна. Вскоре последовал сигнал от «Москвы» — десантные корабли девятнадцатой эскадры приближались к цели. Бойцы с «Нормандии» заняли места в «Кадьяках», и два шаттла, покинув ангар, направились к огромному кораблю-лаборатории.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 21.07.2012 | 1360 | 6 | Цербер, Власть Тени, Налена, маркус, SVS | SVS
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 45
Гостей: 36
Пользователей: 9

GoldFox, MacMillan, LIGHT_7, kytyZov, Faler92, ARM, bug_names_chuck, 1stSgt, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт