Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Зеркало. Глава 5



Жанр: AU;
Персонажи: фем!Шепард/м!Шепард, команда «Нормандии», другие персонажи;
Статус: в процессе;
Аннотация: Джейн Шепард, ренегат, после выбора одного из вариантов Катализатора оказывается в параллельной вселенной, где время идет медленнее и уже есть свой коммандер Джон Шепард, который находится в начале войны со Жнецами и использует совсем другие принципы решения проблем;
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, смерть некоторых персонажей.



Вопреки его опасениям, присутствие Шелдон на корабле не принесло с собой никаких проблем. Она органично вписалась в команду, словно всегда была ее частью. Джейн поселилась в отсеке жизнеобеспечения, где раньше жил Тейн, и большую часть времени держала дверь закрытой. Каждый раз, когда она оказывалась вне своей каюты, в руках у нее был датапад с бегущими строчками данных. Вообще, все время она пребывала в каком-то рассеянном состоянии, словно витала мыслями где-то в другом месте или размышляла о какой-то сложной проблеме. Шепарда она в основном игнорировала, а он предпочитал обмениваться с ней ничего не значащими вежливыми фразами при случайных редких встречах. Оба делали вид, что между ними ничего не произошло и сцены в офисе «Затмения» никогда не было. Джон засунул свое любопытство в самый дальний уголок сознания и был вполне доволен установившимся нейтралитетом.

Только однажды Шелдон высказала свое мнение о его действиях. В один из вечеров на «Нормандии» половина команды собралась в кают-компании, Вега и Гаррус перебрасывались колкими репликами по поводу своих подвигов, Джон опять проигрывал Трейнор в шахматы. Из комнаты отдыха периодически доносились взрывы смеха, где инженеры с нижней палубы и навигаторы с верхней устроили местный турнир по покеру. Шелдон задумчиво попивала кофе, читала какую-то статью на датападе, удобно устроившись на кушетке, когда к ней подошла Диана. Журналистка уже успела замучить вопросами Эшли, второго в истории человека-Спектра, и сейчас искала себе новую жертву. Не столь давно она узнала, что Джейн не последний человек в группировке наемников «Затмения», и надеялась получить ее комментарий по поводу участия последних в обороне Цитадели.

Аллерс была вовсе не плохая девушка. Отчаянный трудоголик, она считала, что делает действительно важные вещи, поэтому неутомимо искала новые детали для своих репортажей. В надежде, что солдаты на Земле почувствуют себя лучше, узнав хорошие новости, и в особенности ее двоюродный брат, лейтенант наземных войск Альянса, с которым она провела все свое детство. Он оказался на родной планете людей, когда произошло вторжение. Диана не знала, жив ли он еще, но продолжала надеяться и работать. Для нее не было секретом, что вся команда Шепарда считает ее информационной террористкой и испытывают к ней неприязнь за назойливость, за исключением Трейнор, разве что. Связистка тоже была из гражданских и тоже чувствовала себя здесь не в своей тарелке. В последнее время они часто по вечерам проводили время вместе, распивали чаи и сплетничали о событиях на корабле.

«Нормандия» существовала как одна большая студенческая общага, и все про всех всё знали. Инженеры перемывали косточки СУЗИ и Джокеру, связисты обсуждали роман Шепарда и Уильямс, девчонки из комнаты стратегического планирования вздыхали над записями камер наблюдения, где Вега устраивал ежедневное шоу с тренировками, навигаторы подозревали о назревающем романе между доктором Чаквас и инженером Адамсом, все дружно сочувствовали Стиву Кортесу и его потере, а также гадали, что скрывается в комнате доктора Т’Сони, куда не заходил никто, кроме «старой команды». Аллерс держала нос по ветру и всегда была в курсе событий. Появление на корабле правой руки руководителя «Затмения» не стало для нее секретом, и она вознамерилась расспросить новенькую все подробности о нападении «Цербера».

— Джейн, привет, могу я задать вам несколько вопросов? — приветливо спросила она, присаживаясь рядом с Шелдон. Та посмотрела на нее поверх датапада и удивленно спросила:

— Мне?

— Да, — Аллерс улыбнулась еще благожелательнее. — Я слышала, вы имеете определенное отношение к группировке «Затмение», и хотела узнать у вас кое что, если вы не против.

Шелдон смотрела на нее с изумлением, как на некую экзотическую зверушку, и ничего не говорила. Диана восприняла ее молчание как знак согласия и с воодушевлением продолжила.

— Вы могли бы рассказать мне, почему наемники, известные своей меркантильностью, внезапно решили встать на защиту мирных граждан?

Шелдон выглядела еще более изумленной, словно не до конца верила, что журналистка действительно собирается взять у нее интервью. В зеленых глазах запрыгали черти.

— Мисс Аллерс, вы в курсе, что мы живем в мире победившего киберпанка? Нас со всех сторон окружают самые сложные технические приспособления, от которых порой зависит наша жизнь или репутация, — сказала она.

— Ну да, — неуверенно ответила Диана, не понимая, куда она клонит.

— Вот ваша жизнь и репутация зависит от этого милого дрона, — Шелдон кивнула на робота-оператора. — Он оснащен самыми новейшими технологиями, авторетушь, автоматическая настройка освещения и прочее, верно?

— Да, — Аллерс совсем сбилась с толка: при чём тут дрон?

— А еще в него можно добавить самые разные фильтры, вроде голографического фона на картинке, так?

— Да, но какое это имеет отношение...

— Тихо, дайте мне закончить, — прервала ее Шелдон. — Проблема в том, что, несмотря на все наши технические достижения, люди по-прежнему во многом остались простыми животными, и ничто так не поднимает рейтинги, как обнаженная натура. Хотите я немного поправлю настройки этого робота, чтобы облегчить вам жизнь, м? Вам не придется тратить время на собеседования с респондентами, будете просто стоять перед камерой и говорить что угодно, эффект будет тот же самый, — самым благожелательным тоном сказала она.

— Это шутка такая? — уязвлено спросила Диана.

— Что вы, дружеское предложение от чистого сердца, — все тем же доброжелательным тоном ответила наемница, вот только отчего-то стало сильно не по себе.

— Ладно, я пойду тогда, — с внезапной робостью ответила журналиста.

— Удачи в ваших начинаниях, мисс Аллерс, — весело сказала Шелдон вслед быстро удаляющейся журналистке и вернулась к прерванному чтению.

Шепард краем глаза наблюдал за этой сценой, и, заметив, что Диана поспешно убежала из комнаты, не на шутку встревожился. От Шелдон он постоянно ожидал какой-нибудь сумасбродной выходки и испытывал смутные сожаления от того, что пригласил ее в команду, хотя до сих пор от нее проблем не было. Трейнор радостно воскликнула:

— Шах и мат, коммандер!

— Поздравляю, Сэм, ты умница, — несколько рассеяно сказал он и направился к Шелдон.

— Что ты сказала Диане? — наверное, излишне резко, без приветствий сказал он. Шелдон неохотно отвлеклась от чтения.

— Ничего особенного, — невинно ответила она и добавила с презрением: — она хотела взять у меня интервью. Журналист на корабле, серьезно? Ты взял с собой в секретную миссию, на корабль, где используются передовые технологии Альянса, несколько технологий Жнецов, где сидит Серый Посредник и живой протеанин, самую настоящую журналистку? У меня нет слов.

Джейн сокрушенно покачала головой.

— Не одобряешь? — усмехнулся Шепард.

— На твоем месте я бы вышвырнула ее в космос вместе с камерами, — мило ответила она.

— Хорошо, что ты не на моем месте, — ехидно ответил он. — Я не спрашиваю, откуда ты знаешь о Сером Посреднике.

— СУЗИ жуткая сплетница, ты не замечал? — улыбнулась Шелдон.

— Интересно, почему она решила посплетничать с тобой? — подозрительно спросил он.

— Не знаю, наверное, я внушаю ей доверие.

— И что еще ты знаешь?

— Это что, допрос? — раздраженно ответила она.

На этой ноте заканчивался любой их разговор. Она держала его от себя на расстоянии, а ему не очень хотелось опять вызывать ее на откровенность. Как ни странно, с другими членами экипажа она была вполне мила и доброжелательна, с некоторыми даже открыта. Однажды Шепард застал ее в компании Кортеса и Веги в ангаре. Они удобно расположились на крыше «Кадьяка» с картами и пивом, разговаривали об армейских буднях.

— Я всегда хотел поступить в армию из-за моего дяди, — сказал Вега.

— В Альянсе платят больше, чем в гражданской авиации, так что после летной школы я вступил в армию. А что с тобой, Джейн? — спросил Кортес.

— Да, Лола, признавайся, почему ты пошла в армию?

— Я не «пошла» в армию, Медвежонок, — ехидно ответила она. — Я в ней родилась и выросла. Родители оба были офицеры ВКС, и всю жизнь я провела на кораблях.

— Серьезно, так ты из этих, «космодетей»? У меня был друг по взводу, тот тоже родился и детство провел на космической станции, только у него родители ученые были.

— Ну, мои были не ученые, мать — первый помощник капитана, отец — морпех. Оба все время пропадали на дежурствах и оставляли меня под присмотром ребят из инженерного отсека. В более сознательном возрасте я жутко доставала их вопросами о том, как все работает, — усмехнулась Джейн. — Можно сказать, меня воспитала команда военного корабля, так что отправиться в армию по достижении нужного возраста было самым логичным решением.

— Ты, значит, дитя полка, Лола, — усмехнулся Вега.

— Карты открывай, Медвежонок! Ага, я опять выиграла. Слушай, такими темпами у тебя скоро трусов собственных не останется, — с притворным сочувствием сказала она.

— А тебя интересует мое нижнее белье? — заинтересовано спросил он.

— А кому-то надоели его зубы? — мило ответила она.

— Тьфу, злая ты, Лола. Не буду с тобой общаться, — обиделся Вега.

— Будешь еще как, — уверенно ответила она и весело чмокнула его в щеку, отчего тот расплылся в улыбке. — Раздавай карты, у тебя еще есть, что поставить!

— На этот раз я точно отыграюсь.

— Конечно-конечно, — засмеялась она.

Шепард невольно чувствовал легкие уколы ревности по отношению к Веге, с которым она всегда общалась совершенно непринужденно, но, разумеется, виду не показывал. Каждый раз, когда он называл ее этим дурацким прозвищем «Лола», хотелось дать ему в морду. Но это выглядело бы, по меньшей мере, странно, поэтому Джон предпочитал не разговаривать с обоими сверх необходимости. Тем не менее избегать встреч в замкнутом пространстве корабля было достаточно проблематично. В другой вечер в кают-компании он пытался сосредоточиться на отчете СУЗИ по планете, на которую они направлялись — колония азари, нетипичная планета, экстремальные перепады температур, высокое давление, из поселений только один-единственный монастырь ардат-якши, связь с которым потеряна уже две недели.

Аллерс и Трейнор сидели в дальнем конце стола и о чем-то весело шушукались, Джейн и Вега возились на кухне, периодически до него долетали обрывки фраз и смех, который вызывал раздражение. Рядом с ними, прислонившись к холодильнику, стоял Явик и бесстрастно наблюдал за происходящим. На протеанина иногда накатывало желание побыть среди людей, тогда он приходил в инженерную или в кают-компанию, становился в стороне и просто слушал (или что он там делал своими странными чувствами).

— Нет, Лола, здесь нужен перец! Много-много перца, иначе получится совсем не то! — воскликнул Вега.

— Тьфу на тебя, ты еще зафигачь сюда три килограмма соли и Гаррусовой приправы, чтобы окончательно превратиться в Гарднера, потому что есть сие творение будет совершенно невозможно, — засмеялась Джейн.

— Кто есть Гарднер? — удивился Вега.

— Гарднер есть хреновый повар, — сообщила она.

Шепард вздохнул. Он уже устал удивляться, откуда ей известны все мелочи о том, что происходит и происходило на «Нормандии». Первое время ему было тревожно, он подозревал ее в работе на «Цербер». Но искренняя ненависть, с которой она говорила о Кае Ленге или Призраке развеяли эти сомнения, даже если когда-то их что-то связывало, теперь она сделает все, чтобы их уничтожить. Любой человек на его месте мучился бы подозрениями, но Шепард как обычно доверял своим инстинктам, которые подсказывали ему: кем бы ни была эта женщина в прошлом, она не враг, хотя признавал, что секретов у нее намного больше, чем хотелось бы. Рядом с ним присела Лиара.

— Изучаешь данные по следующей миссии? — поинтересовалась она.

— Да, необычный мир по меркам азари: слишком далеко от основных торговых путей, климатические условия нетипичные для твоей расы.

— Эта колония создавалась, чтобы изолировать ардат-якши от общества. В монастыре соблюдают режим и дисциплину. Ардат-якши должны содержаться в строгости и аскетизме, чтобы избавить себя от лишних соблазнов. Ты знаешь, они очень опасны.

— Да уж, Моринт была не самым приятным собеседником, — Шепард помнил разговор с дочерью Самары, самые странные ощущения в его жизни, несмотря на предупреждения юстициара и его собственную уверенность в своих силах, сопротивляться той азари было ужасно трудно.

— Моринт только начинала. Ардат-якши в полной силе оставляет за собой огромное количество жертв. Они величайший позор моей расы, нельзя допустить, чтобы они оказались на свободе, — печально заключила Лиара.

— Не волнуйся, мы разберемся, что случилось в колонии, — успокаивающе сказал он. Лиара благодарно улыбнулась.

Вдруг он услышал вскрик Джейн и резко обернулся в сторону. Вероятно, они случайно столкнулись с Явиком, для любого человека прикосновение протеанина будет не самым приятным, как будто кто-то снял голову с плеч, растряс мозги как яйцо и прикрепил обратно. Явик выглядел тоже крайне удивленным и даже заинтересованным, он протянул руку к женщине, от чего она шарахнулась в сторону. Вега встал между ними.

— Эй, оставь ее в покое. Твои фокусы не всем нравятся, — угрожающе сказал он.

— Все в порядке, Джеймс, — успокаивающе сказала она. Явик ничего не сказал и поспешно удалился к себе в каюту. Джейн выпила стакан воды и тоже ушла к себе в каюту, оставив раздосадованного Вегу наедине с омлетом.

— Интересно, что увидел Явик, — задумчиво протянула Лиара, которая не могла найти общий язык с Шелдон так же, как Шепард, или Гаррус, или Эшли, или вообще любой представитель «старой команды», кроме Джокера и СУЗИ. Но последние были несколько легкомысленны во всех разговорах, и любой человек, имеющий в запасе пару-тройку забавных анекдотов, смог бы подружиться с ними.

Шелдон однажды приходила к Лиаре в каюту, откровенно сообщила, что знает о том, что она является Серым Посредником, уверила, что никому не скажет, и попросила проверить координаты в одной отдаленной системе в пространстве Цитадели по своим каналам. Лиара была удивлена сверх меры, что не сразу осознала, как Глиф ухитрился пропустить к ней постороннего. Она тут же подозрительно забросала Джейн вопросами, но та только загадочно улыбнулась и проникновенно попросила сначала проверить информацию, а после обещала ответить на вопросы. Лиара за годы работы информационным брокером не испытывала особого доверия к чужим людям, но с Джейн все было по-другому: спокойно, она вызывала доверие и невольную симпатию, как будто они уже были знакомы давным-давно. Так что, после недолгих колебаний, Лиара согласилась и направила в систему умирающей звезды пару агентов, те прошерстили каждый километр этой звездной системы, но не нашли ничего. Шелдон, казалось, была несколько разочарована, но восприняла новость спокойно.

— Значит, еще не время, — загадочно произнесла она.

— Зачем тебе была нужна информация по этой системе? Что ты надеялась там найти? — спросила Лиара.

— Кое-какую информацию о «Цербере», — уклончиво ответила Джейн, чем возбудила любопытство азари еще больше.

— Ты много знаешь о «Цербере». Насколько мне известно, за участием наемников в нападении стоишь ты.

— Да.

— Ты раньше работала с «Цербером»? — проницательно спросила Лиара.

Шелдон какое-то время колебалась с ответом, но, видимо, решила, что скрывать эту информацию от Серого Посредника нет смысла.

— Да, но мы несколько разошлись во взглядах с Призраком, так что я больше не с ними и даже ненавижу некоторых представителей этой организации, — холодно ответила она.

— Кая Ленга, например?

— Да, его в особенности. Лиара, сделай одолжение, если по твоим каналам пройдет какая-нибудь информация по нему, дай мне знать, — попросила она.

Лиара обещала помочь, с тех пор они больше не говорили, только перебрасывались случайными фразами при встрече. На все попытки завести беседу Шелдон только отшучивалась или поспешно сворачивала разговор и удалялась в свою каюту. Она попробовала найти какую-нибудь информацию о Джейн по своим каналам, но не нашла ничего, чего они сами бы уже не знали. Лиара была не слишком удивлена, досье многих оперативников «Цербера» было засекречено, а после участия Шепарда в освобождении Ферона и захвата базы на Хагалазе Призрак устранил всех информаторов Серого Посредника внутри «Цербера», так что найти информацию на них стало совсем трудно. Отчего азари мучилась от неудовлетворенного любопытства. Надеяться, что Явик расскажет что-нибудь новенькое, не приходилось. Протеанин был еще большим социопатом, чем Джейн, и личных или вообще любых разговоров избегал с еще большим рвением к вящему разочарованию Лиары.

— Да уж, интересно, — задумчиво ответил Шепард. Лиара лукаво улыбнулась. Она недавно стала замечать, что Джон наблюдает за Джейн с интересом. Наверное, он не отдавал себе в этом отчета, но каждый раз, задумавшись о чем-то своем, он машинально искал ее взглядом в комнате.

— Я думаю, она тебе нравится, Шепард, — заявила азари.

— С чего ты взяла? — нарочито равнодушно ответил Шепард.

— Да так, пара наблюдений, — невинно ответила она.

— Глупости, Ли, я люблю только тебя, ты же знаешь, — шутливо ответил Шепард и обаятельно улыбнулся, после чего поспешно ретировался к себе в каюту, чем только утвердил Лиару в ее подозрениях.

***

Джейн нервно расхаживала из стороны в сторону по своей комнате. Она была зла на себя. Надо же было так глупо оплошать!

За все время пребывания на «Нормандии» она ничем не выдала себя, привила Лиаре мысль, что является бывшим агентом «Цербера» уровня Ленга или Лоусон. Легенда достаточно правдивая, чтобы объяснить любые возможные оговорки или излишне хорошую осведомленность о событиях, произошедших на «Нормандии», а также все имплантаты, генетические модификации и прочие странности, что она могла бы показать, оставаясь в непосредственной близости от своих старых новых соратников. В то же время она, не скрываясь, демонстрировала ненависть к Ленгу и Призраку, чтобы избавить их от подозрений в предательстве или шпионаже. Разные оговорки, сказанные разным людям на корабле, складывали у команды о ней определенное мнение и формировали определенный образ: бывший агент «Цербера», вступивший в конфронтацию с Призраком из-за личных убеждений или драмы, пытающийся выжить и навредить последнему как можно больше. Если вдуматься, в ее словах не было ни слова лжи и одновременно ни слова правды — идеальная маскировка.

Она также старалась общаться меньше с членами «старой команды» из опасений случайно упомянуть что-то, что не мог знать никто, кроме Шепарда. А еще из-за страха сходиться с очередным призраком из прошлой жизни. Тейн после смерти оставил в ее душе ноющую рану, которая отдавалась тупой болью в кошмарах, сопровождала ее днем. Иногда боль заглушала беспредельная ярость, она мечтала о мести, только одна мысль держала ее на этом свете: Кай Ленг не должен быстро и легко скончаться от пули Джона, как скончался от ее руки в другом мире. Это слишком просто. Он должен перед смертью чувствовать себя в тысячу раз хуже, чем она себя чувствовала в момент смерти Криоса. В голове у нее медленно зрел план действий, в результате которых Призрак сам пожелает пристрелить Ленга. Что может быть унизительнее для его самого верного пса, чем получить пулю в лоб от человека, которому он столь фанатично предан. Определенно ничего.

Но для осуществления своего плана ей было необходимо оставаться на «Нормандии» как можно дольше, чтобы однажды оказаться на станции Хронос в системе умирающей звезды. Где сейчас находится база Призрака, она не знала, а старые координаты не подходили, согласно рапорту агентов Лиары. А значит нужно сохранять инкогнито и доверие Шепарда и его команды, что она и делала с привычным изяществом. Заручиться поддержкой Веги, Кортеса, Лиары и Джокера с СУЗИ не составило труда. Парой практичных и дельных советов она обзавелась симпатией Гарруса. Турианец всегда был прагматик и, как все представители своей расы, считал, что цели нужно добиваться любыми способами. Их взгляды всегда были схожи, Джейн всего лишь нужно было поделиться ими с новым Гаррусом, чтобы пробудить в нем привычную симпатию и уважение. Разговоров с Вакарианом ей больше всего не хватало, но она опасалась сходиться с ним слишком близко. Старый друг был чересчур проницателен. Но находила утешение в мысли, что, будь Гаррус в курсе дела, он бы одобрил ее действия.

Мнение Эшли ее не особенно беспокоило. На любые попытки противодействия с ее стороны Джейн могла противопоставить тысячу более хитрых уловок, так что продолжала поддерживать с ней презрительный нейтралитет. Сама себе она признавалась, что Уильямс вызывает у нее даже раздражение за принципиальную позицию по поводу «Цербера» и неумение сложить два и два. Как и Кайден в ее времени, она считала Джона предателем, что вызывало Джейн сочувствие к последнему и стойкое желание отвесить звучную оплеуху Уильямс, встряхнуть ее как следует и сказать: «Включи мозги, девочка!» Но она этого, разумеется, не делала и просто игнорировала ее.

Джон, несмотря на обиду после небольшой шутки, что она сыграла с ним в прошлый раз, тоже ей доверял. Она не могла объяснить это, у Шепарда не было ни одной причины верить ей, даже наоборот, на его месте она бы не доверяла себе ни на йоту, но он принимал ее у себя на корабле, словно так и надо. Он вообще часто вгонял ее в ступор своим поведением, своими отношениями с командой. Джейн у себя на корабле всегда была старшей сестрой для самых близких друзей, руководителем для рядовых соратников и немного страхом и ужасом для младших подчиненных. Джон был на равных со всеми без исключения. И что самое странное, несмотря на нелепые сплетни, что обсуждались о нем же у него за спиной, на корабле царила дисциплина — непринужденная, дружеская дисциплина, основанная на добровольном понимании субординации. Джейн не раз и не два с удивлением ловила себя на мысли: «Как он это делает?»

В своем мире она добивалась подчинения не жесткой рукой, но манипуляциями и бесспорным уважением, которое вызывает действительно умный и расчетливый руководитель у своих подчиненных. Шепард же был как очаровательный щенок сенбернара, у своих подчиненных он вызывал любовь, доверие. Она могла любому своему соратнику сказать: «Иди и умри!», и тот отправился бы на смерть с мыслью, что не было другого выхода, иначе она бы его нашла. Шепарду не нужно было говорить: он всем своим существом заполнял пространство вокруг себя, люди будут умирать за него просто так, как умирают за избранных вождей, из фанатизма. Как у него получалось добиваться этой любви, она не могла объяснить. Как и не могла объяснить, как он вообще ухитряется добиваться успеха в сложнейших операциях с таким подходом. Казалось, он вообще не думает ни о чем, ни о решениях, ни о последствиях, просто упрямо делает, повинуясь интуиции. Если так, то все, чего он добился, можно было объяснить только удачей, нереальной, сверхъестественной удачей. Или чем-то, что она упустила в своих наблюдениях. Одного лишь обаяния было бы недостаточно, чтобы завоевать признание таких прагматиков как Гаррус, Мордин или Явик.

Протеанин ее сейчас беспокоил больше других. Как она ухитрилась столь неудачно оступиться? Что видел он, дотронувшись до ее руки? Она не мола вспомнить, что именно мелькнуло в ее памяти в тот момент, но Явик явно заинтересовался, и она теперь не могла придумать, как поступить. С одной стороны, игнорировать эту проблему нельзя, с другой стороны, запудрить мозги протеанину куда сложнее, чем любому представителю ее цикла, он же почувствует ложь в буквальном смысле слова. В ее мире Явик был практичен и жесток, он тоже ставил цель выше любых сомнений, жертв и обстоятельств. У нее не было причин полагать, что новый Явик отличается от знакомого ей. Если так, то самый логичный вывод — рассказать ему все. Она смогла добиться доверия своего Явика, сможет объяснить все и этому. Протеанин был одержим идеей уничтожения Жнецов, на корабле у нее был самый большой опыт в этом деле, это можно использовать, чтобы заручиться его поддержкой.

Джейн не стала дольше размышлять и направилась на инженерную палубу, где располагалась каюта протеанина. Явик как обычно пребывал в своих размышлениях, держа кисти рук в чаше с водой. Он обернулся, когда она вошла. На привычно бесстрастном лице его, казалось, мелькнули эмоции — любопытство, удивление.

— Ты, я видел в твоей памяти себя в руинах какого-то города, где раньше никогда не был, — сказал он.

Джейн вздохнула, значит, он видел их разговор на Земле перед решающей битвой. Ее Явик был тогда спокоен, он собирался завершить все дела в этой Галактике, умереть, сражаясь в этой битве, или спокойно уйти из жизни где-то рядом с могилами своих друзей, чьи кости давно истлели в земле какого-то далекого мира, когда все закончится.

— Это был Лондон, город на Земле, — ответила Джейн.

— Я никогда не был на Земле.

Джейн протянула ему руку.

— Это был не ты, смотри сам.

Протеанин подошел ближе и положил руки, влажные и прохладные от воды, ей на плечи. Как обычно от прикосновения Явика в голове все перемешалось, замелькали образы, мысли, какие-то разноцветные картинки, отголоски давних разговоров, эмоций, полжизни пролетает перед глазами в одно мгновение.

Предупреждение протеан из маяка... Картинка меняется: зал Совета, голограмма Сарена: «Вы, люди, должны знать свое место!» Она улыбается самым приветливым образом, но в глазах холод: «Вы ведь понимаете, что не сможете прятаться за их спинами вечно?» Картинка снова меняется: Вермайр, лаборатория, апартаменты Сарена, голограмма Властелина: «Вы боретесь с неизбежным, и вы проиграете». Она думает: «Это мы еще посмотрим». Картинка снова меняется, на этот раз «Нормандия», комната совещаний, Кайден стоит за спиной, опять из-за чего-то страдает. «Почему я?!» — он кричит. Она спокойна: «Я не обязана перед тобой отчитываться, и не смей обсуждать мои приказы». Про себя думает: «Повзрослей уже, как подросток с комплексом неполноценности в тридцать лет». Она вновь оказывается в зале Совета, Властелин повержен, взрывом ее отрезало от остальной команды, она лежит на полу, кажется, сломана пара ребер, нога придавлена обвалившейся балкой, тело устало, но в голове бьется упрямая мысль: «Вставай, ты еще не закончила!»

Она в одном из помещений станции «Лазарь», очнулась пару часов назад, прошла через половину станции, собирая снаряжение и оружие, скрываясь от агрессивных механоидов, пока не нашла этих двоих, волосы отросли ниже плеч, капризная прядь все время падает на глаза — раздражает. Джейкоб говорит: «Ничего хорошего не будет, если она станет ждать удара в спину!» Уилсон отвечает: «Хочешь ссориться с начальницей — твои проблемы». Джейкоб упрямо продолжает: «Шепард, если я расскажу тебе, кто мы, ты будешь нам доверять?» Она холодно улыбается: «Посмотрим». Джейкоб рассказывает ей о Призраке и «Цербере», она до такой степени удивлена, что даже злиться не может, она со смехом смотрит на Джейкоба, в глазах прыгают самые веселые черти: «И вы, идиоты, решили, что я буду вам доверять, если вы сообщите мне, что являетесь представителями террористической организации, которая пыталась меня убить? Я в восторге!» Направляет пистолет на Джейкоба. «Оружие бросил и в мою сторону подтолкнул!» — со смехом приказывает она.

Снова «Нормандия», новая, светлая, Джокер радостно клацает по кнопкам за спиной, Миранда говорит: «Я рекомендую сначала завербовать саларианского ученого Мордина Солуса, без его поддержки мы будем бессильны против Коллекционеров». На панели появляется голограмма СУЗИ. «Завербовать ученого Солуса будет самым логичным решением», — сообщает она. Шепард спрашивает с угрозой, она подозревает ответ: «Что сие есть?» Миранда холодно отвечает: «Корабль оборудован системой Искусственного Интеллекта, команда называет ее СУЗИ». Шепард думает про себя: «Потрясающе, ИИ, „Цербер“, исчезающие колонии, я — последняя надежда человечества, а Жнецов не существует. По-тря-са-ю-ще». Вежливо улыбается и вслух комментирует: «Очень мило».

«Я не могу поверить, что слухи оказались правдивы», — говорит Кайден. Горизонт, прекрасная колония в зеленом мире земного типа, легкий ветерок играет с волосами, Шепард равнодушно пожимает плечами: «А что, по-твоему, я должна делать? Совет, как всегда, ни при чём, Альянс делает вид, что проблемы не существует, кто-то должен действовать». В её словах как всегда логика, с ней трудно спорить, но он, как всегда, одержим эмоциями. «Ты предала все, во что мы верили, когда связалась с „Цербером“, мы же боролись с ними, ты же видела тело генерала Кахоку, как ты можешь работать с ними после этого?» — эмоционально восклицает он, Джейн удивлённо смотрит на него, думает про себя: «Он что, серьёзно?» Вслух холодно произносит: «Насколько мне известно, Альянс, а не я, предал все, во что мы верили. Официальная версия событий: Жнецов не существует, а Удина греет задницу в кресле Советника благодаря мне и подпевает этой песне. Если для борьбы с Предвестником мне потребуются деньги „Цербера“, я их возьму и не буду ни о чем жалеть. Думай, что хочешь».

База коллекционеров, протожнец повержен, на платформе вокруг лежат тела убитых врагов, осталось еще немного и можно уходить. Шепард колдует с консолью управления, когда Гаррус говорит: «Шепард, СУЗИ приняла входящий вызов от Призрака, у него есть для тебя срочное сообщение». Она устало думает: «Ну что еще ему нужно? Захватить с собой клешню Жнеца для опытов? Скачать информацию из хранилища данных на другом конце базы?» Гаррус проецирует голограмму главы «Цербера»: «Шепард, прекрасная работа!» — «Я еще не закончила, осталось заложить заряд», — отвечает она, недоумевая, зачем он ее вызвал, комплименты можно раздавать в более спокойной обстановке. «Это делать необязательно...» Джейн удивленно оборачивается: «В каком смысле?»

Медицинский отсек на «Нормандии», Хакет нервно расхаживает из стороны в сторону: «У тебя не было выбора?» Она ни о чем не жалеет, конечно, выбора не было. Если бы был, она бы его нашла, уверенно отвечает: «Да, до появления Жнецов оставались буквально минуты, если бы ретранслятор был на своем месте, сейчас, возможно, Земля уже была бы атакована. Но у нас есть несколько месяцев, чтобы подготовиться». Хакет вздыхает, он тоже устал от всего этого: «Ты понимаешь, что это политический скандал. Мы не можем позволить себе войну с батарианцами». Она равнодушно пожимает плечами: «Устройте показательную порку. Мне не впервой светить своей физиономией перед камерами. Пусть батарианцы пока считают, что Альянс наказал меня, скоро их мнение все равно потеряет вес». Хакет вздрогнул: «Ты считаешь, что у них мало шансов?» Шепард так же холодно и равнодушно отвечает: «Я видела, что случилось с протеанами. У Гегемонии нет ни одного шанса. Поговорим о защите Солнечной системы...»

Сур’Кеш, база ГОР, Мордин сидит в специальном отсеке рядом с кроганшей-шаманкой. Она смотрит на Джейн с достоинством: «Ты здесь, чтобы меня убить?» Шепард нажимает несколько кнопок на консоли, чтобы разблокировать лифт: «Нет, ты мне нужна живой» Кроганша не верит: «Зачем, кто я для тебя?» Шепард смотрит ей в глаза: «Козырь на переговорах, судьба моей расы зависит от твоей жизни, так что не вздумай умирать!» — приказывает она, смотрит на Мордина: «Солус, чтобы ни одной царапины» Саларианец улыбается: «Не волнуйся, Джейн, я позабочусь о ней, встретимся в следующей точке».

Зал Предков на Тучанке, Ева и Рекс стоят рядом, Рекс задумчиво произносит: «Много лет назад на этом самом месте мой отец пытался убить меня, за что я убил его. Генофаг превратил нас в животных, теперь мы снова станем разумными». Ева поддерживает его: «Теперь мы сможем бороться за наших детей, а не против них. Жаль, что Мордин этого не увидит». Шепард испытывает светлую грусть, профессор умер так, как должен был, оставив след в истории и памяти людей. «У него не было другого выхода», отвечает она. Рекс сердечно жмет ей руку: «Шепард, знай, я никогда этого не забуду, кроганы веками будут воспевать твои подвиги и все, что ты для нас сделала. Имя Шепард отныне будет означать «Героиня». Она спокойно отвечает: «Спасибо Рекс, не забудь отправить своих солдат на Землю. Я делала это для них, не для вас». Она не видит смысла врать в данной ситуации, Ева смотрит проницательно, они прекрасно понимали друг друга — две женщины разных рас, готовые перевернуть Галактику ради спасения будущего своего вида. «Джейн, знай, Урднот Бакара считает тебя своим другом», — говорит шаманка, Джейн улыбается тепло, искренне: «Взаимно».

Жнец повержен, над пыльно-желтыми каменистыми холмами Ранноха встает солнце, Легион спрашивает: «Шепард-коммандер, вы видели, геты всегда только защищались, мы заслуживаем смерти?» Джейн устала, она вымотана, не спит сутками, за годы взращенное самообладание дает трещины, она дала по морде адмиралу Геррелю за его выходку с дредноутом гетов, боже мой, в нормальное время она бы никогда такого не допустила! Устало спрашивает: «Что ты предлагаешь?» Легион подходит ближе: «Наши улучшения! Мы можем передать код остальным гетам». Тали восклицает: «Но тогда геты станут такими же умными, как были под управлением Жнецов! Они уничтожат флотилию! Шепард, ты не можешь предпочесть моему народу машины!». Джейн отходит в сторону. Опять выбирать, как же она устала... «У нас будет свободная воля», — говорит Легион. Тали умоляюще складывает руки: «Джейн, пожалуйста, не делай этого». Легион с другой стороны спрашивает: «Создатель Тали’Зора, вы помните вопрос, который заставил создателей атаковать нас? Есть ли душа у этой платформы?» Джейн молчит, думает, рассчитывает, в эфире слышны переговоры кварианцев, флот заходит для атаки. Джейн говорит грустно, обреченно: «Есть, Легион, но это не важно...» Резко вскидывает руку, парализующий электрический заряд инструметрона замыкает контакты в теле гета, Джейн подходит к нему, в руках заряженный пистолет, на глазах слезы от усталости, от отчаяния, от мысли о том, что собирается сделать. У них есть душа, но они машины, они могут оказаться под контролем Жнецов еще раз, как уже были раньше и ударить в спину. Новые машины можно будет создать снова, когда все это закончится. «Мне очень жаль», — искренне говорит она перед выстрелом.

Цитадель, над головой массивная конструкция — Горн, вокруг происходит космическое сражение, с ней разговаривает мальчик из ее кошмаров, все тело раскалывается от боли, она понимает, что умирает от потери крови, от ожогов, от переломанных костей, она еще жива одним упрямством и мыслью, что ни у кого, кроме нее, не хватит сил закончить эту работу. Даже Андерсон не продержался, умер несколько минут назад на ее руках. «У тебя есть выбор, ты должна его сделать», — говорит Катализатор. Нет никакого выбора, она все давно уже рассчитала, есть только один вариант — уничтожить их всех к чертовой матери! И наконец-то обрести покой...

Явик отпустил ее, отшатнулся назад, ошеломленный увиденным. Джейн устало оперлась рукой на столешницу, взаимодействие с нервной системой протеанина — всегда ужасный стресс для нервной системы любого другого существа, у нее немного кружилась голова. Явик отфыркивается, пытается уложить в голове новые факты.

— Ты, как Шепард, только из другого мира, — наконец говорит он.

Джейн думает с ехидством: «Капитан Очевидность спешит на помощь!»

— Да, только я зашла дальше, — спокойно отвечает она.

Явик кивнул, подошел к своей чаше с водой и снова ополоснул руки.

— Я видел. Ты другая, — констатирует он.

— В каком смысле? — устало спрашивает она.

— Этот «Джон» думает больше о том, как сохранить человечность, чем о том, как уничтожить Жнецов, — протеанин поворачивается к ней, вскидывает руку, обнажает в оскале острые мелкие зубы. — Он не готов к решениям, что его ждут впереди.

— До сих пор он неплохо справлялся, — ответила Джейн и про себя подумала: «Я тоже была не готова, это неважно».

— Ты знаешь, что будет потом, придется многим жертвовать ради победы, а он пытается спасти всех. Ты знаешь, что это невозможно. Ты можешь принять необходимость таких потерь. Он — нет. Слишком много забот о «чести» в его голове, он не понимает, что подобным концепциям нет места в этой войне.

— Вот как?

«Это объясняет некоторые особенности его поведения», — подумала Джейн.

Явик напряженно расхаживал из стороны в сторону.

— Ты должна снова встать во главе, я могу помочь тебе сместить его. Ты способна отбросить эмоции и сделать правильный выбор, ты подойдешь лучше для этой войны, — сказал он. Джейн резко подняла голову и посмотрела на протеанина, взгляд у нее был тяжелый, а в голосе звучала сталь и приказ, когда она начала говорить:

— Даже не думай! — резко ответила она. — Это его война, свою я уже выиграла и не собираюсь проходить все это заново!

Явик долго и бесстрастно смотрит ей в глаза, она отвечает взглядом упрямым и решительным. Протеанин должен понять, она не позволит ему совершить то, что он предложил, и не станет делать ничего сама. Она здесь по другой причине! Она не знала, как долго они играли в «гляделки», но, в конце концов, Явик сдался, отвел взгляд, снова подошел к чаше и ополоснул руки. Джейн про себя вздохнула с облегчением, он не собирается делать глупостей. Можно возвращаться к себе. Джейн повернулась, двинулась к двери, когда до нее долетел вопрос протеанина:

— Ты действительно считаешь, что сможешь стоять в стороне? Судя по тому, что я видел, вряд ли.

Джейн задержалась на секунду, вздохнула, обреченно и тихо сказала:

— Да, во мне больше нет сил спасать жизни, есть только жажда мести. Тебе знакомы эти чувства.

Протеанин кивнул так же обреченно.

— Да, они деструктивны и ведут только к одной цели, — он вздохнул. — Возможно, ты права, я бы сам не смог давать людям надежду, а без нее у них нет шансов.

— Рада, что мы друг друга понимаем, Явик, — ответила Джейн и к своему удивлению получила в ответ улыбку протеанина.

— Приходи чаще, мне было бы приятно с тобой побеседовать, — сказал он. Джейн усмехнулась. Да, пожалуй, два призрака двух войн со Жнецами могли бы о многом друг другу рассказать. Она ничего не ответила и ушла к себе.

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 16.07.2012 | 2319 | 3 | зеркало, мШепард, Belisenta, фемШепард | Belisenta
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 22
Гостей: 16
Пользователей: 6

Kailana, Батон, XIX, Bokozan, Sambian, Дарт_Ридли
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт