Судьба и любовь. Глава четвертая


Жанр: экшн, приключения, романтика;
Персонажи: свои;
Статус: в процессе;
Описание: Перерожденный попадает в зловещий штаб Зеленого Ордена! Впереди его ждет много опасностей, битва с преданным злодею Мастером а также он узнает тайну своего рождения!


Эпистафий хмуро шагал по окрестностям Элетании. То и дело ему встречались странные животные, похожие на обезьян. Они сновали туда-сюда и навевали грустные мысли.
«Как грустно, что я не могу вот так сновать туда-сюда, как эти беззаботные обезьянки», — думал Перерождённый.
Размышляя так, он дошёл до неприметной двери в холме. Дверь была металлическая и на вид тяжёлая.
«Это подозрительно. Надо проверить, что за этой дверью», — подумал Перерождённый.
Он попытался открыть дверь с помощью программы взлома замков, но вспомнил, что отдал свой омни-смарт прекрасной Министре.
Тогда Эпистафий воздел руки в чёрных кожаных перчатках, и в стремительном танце из них вырвался чёрно-красный всполох биотики и вырвал с корнем всю панель замка с двери.
Перерождённый остался доволен результатом. Его биотика была необычна и сильна, недаром он обучался в храме у могущественного талатресса. Когда он в первый раз увидел, как его руки окутывает чёрно-красное поле, он удивился:
— Учитель, откуда у меня чёрная с красным биотика? Ведь она должна быть синей, как кожа прекрасных азари!
Талатресс тогда долго изучал его своими добрыми и мудрыми глазами, а потом сказал:
— Да, мальчик мой. Твоя биотика необычна и очень сильна, иначе ты бы не был моим учеником.
Эпистафий вошёл внутрь сырого холодного помещения и накинул на глаза свой чёрный капюшон. Он старался передвигаться тихо; красные подошвы его сапог ступали почти бесшумно и не оставляли мокрых следов на полу.
Он прошёл по длинному коридору вперёд примерно 100 метров и увидел большую зелёную дверь, покрытую пылью и паутиной.
Из-за этой двери слышался шум и громкие голоса. Эпистафий прислушался.
— Ну что, Билл, новую партию разместили, можно отдыхать теперь! — засмеялся человек в зелёной броне без маски.
— Да, ха-ха-ха, — засмеялся Билл, который был в маске.
— Вместе с девками привезли четыре ящика хорошего батарианского пойла, никто не заметит, если мы возьмём пару бутылок!
«Ага, — подумал Эпистафий, — значит, я всё-таки попал в нужную дверь! Это сюда привели девушек!»
С этой мыслью Перерождённый выхватил свой верный вакидзаси и распахнул дверь ногой.
— Что ещё за... — крикнул человек в маске и тут же поплатился за всё зло, что совершил, перерезанным горлом.
Второй выхватил из-за пояса дробовик, но выстрелить не успел, потому что Эпистафий уже держал наизготовку мощный заряд
биотической энергии. Чёрная волна с красными завитками отбросила врага в стену, и дробовик отлетел в сторону.
— Что это за место? — Эпистафий, схватив мужчину за горло, приподнял его над землёй. Тот беспомощно мычал и дрыгал ногами.
— Я повторяю: что это за место?! — вскричал Перерождённый.
— Это... это... — хрипел злодей, — это база...
— Говори! — Эпистафий нахмурил брови и оскалился, чем привёл врага в ужас.
— Это база Грандмастера Дона Квадратиосто, — быстро и тоненько пропищал он.
— Дальше!
— Я... я не знаю, что ещё сказать. Пощади!
— Кто такой этот Дон Квадратиосто?
— Он Грандмастер нашего ордена!
— Так это тот элкор, тот беспощадный злодей, что похищает девственниц со всей Галактики?
— Да... И он очень могущественный...
Договорить враг не успел, потому что Эпистафий одним лёгким движением сломал ему шею.

Перерождённый отдышался, поправил свой чёрный капюшон и с лязгом вставил верный вакидзаси обратно в ножны. Он подошёл к большому оранжевому терминалу и стал читать записки охранников.
Билли сказал, что Мастер велел тщательно охранять периметр. Сюда движется неизвестный маленький корабль. Если это патруль Альянса, их разведчики могут нас заметить. Я не должен этого допустить, я поклялся Ордену! Орден становится всё могущественнее с каждым днём, и это радует моё сердце. Сержант Золотишкин.
«Это ужасный Зелёный Орден! Я так и знал!» — подумал Эпистафий, и цвет терминала сменился с оранжевого на зловеще-зелёный.
Сегодня, когда приносил Мастеру кофе, мельком увидел скрижаль! Она прекрасна! Неужели я могу допустить, чтобы кто-то похитил её? Нет, я буду стоять и охранять, потому что это радует моё сердце. Сержант Золотишкин.
«Надо идти», — подумал Эпистафий и пошёл.
Он вышел в другой коридор, который вёл в неизвестность. Топор был крепко сжат в одной руке, вакидзаси в другой, а мысленно Эпистафий приготовил биотику.
— Стой! — раздался голос из-за угла. На Эпистафия выскочили четыре вооружённых негодяя в зелёных масках. Они наставили на него оружие.
— Не наставляйте на меня оружие, — сказал Эпистафий, и его суровый голос разрезал тишину. Он метнул свой топор в одного из злодеев.
Алый рубин блеснул на солнце, и топорик прошил насквозь двух злодеев сразу.
— Ах ты!.. — крикнул третий, но был сшиблен биотическим зарядом. Он полетел кувырком и врезался в светильник и разбил его. Стало темно.
— Где ты? — заволновался четвёртый бандит. — Я найду тебя, слышишь!
Эпистафий хорошо умел ориентироваться в темноте и бесшумно убивать. Он подкрался к злодею сзади и воткнул ему свой верный вакидзаси прямо в злодейскую шею.
Перерождённый зажёг спичку и увидел на стене план эвакуации при пожаре. На плане были нарисованы бесконечные тоннели и
коридоры, уходящие глубоко под землю. Заголовок плана гласил: «База Грандмастера Дона Квадратиосто на Элетании».
«У него здесь целая база! — воскликнул Эпистафий, — надо уничтожить здесь всё».
С этими мыслями он оторвал от стены план (это чтобы карта местности при себе была) и пошёл спускаться вниз по длинной лестнице.
Ему тут же встретилась группа злодеев, вооружённых нунчаками. Они размахивали ими и кричали что-то на непонятном языке.
Перерождённый пустил в них чёрную сингулярность, и они замолчали навсегда, болтаясь в воздухе.
Таких групп ему встретилось много. Но обучение в храме и верное оружие делали своё дело быстро и качественно. Правда, стоит сказать, что один из злодеев задел Эпистафия своим нунчаком, оставив большой синяк. За это Перерождённый долго бил его по почкам, приговаривая «Ах ты, подлый злодей! Сейчас поплатишься за всё!»

Лестница кончилась зловещим дугообразным коридором, освещаемым зелеными свечками, которые крепились к стенкам. Свечки потрескивали, сильно дымили, и кажется были ароматическими, так как воздух был пропитан запахом яблока, от которого у Эпистафия сильно заболела голова.
«Коварный орден! Ну ничего, он поплатится за эту подлость!»
Кажется все патрульные группы ордена были перебиты, ну или просто находились далеко, так как в зловещем коридоре вместе с приторным ароматом зеленого яблока висела гнетущая тишина, словно замышлявшая что-то недоброе для отважного Эпистафия.
Перерожденный бесшумно шел вперед, как вдруг он услышал печальный вздох.
«Наверное, это томится несчастная девственница!» — Эпистафий яростным тигром подпрыгнул к двери и осторожно, стараясь не шуметь (чтобы не испугать девственницу) открыл дверь.
— Кажется, я ошибся комнатой, — Эпистафий обвел взглядом помещение, где возле стола, на котором лежала внушительная скрижаль, внушающая благоговение одним своим массивным видом, стоял щуплый член Ордена, все в такой же зловещей зеленой маске, как и все остальные.
— ТЫ! — человек возмущенно подпрыгнул и моментально встал в боевую стойку, скрючив свои злые пальцы в перчатках. — Ты пришел за этой таинственной скрижалью? Никто не посмеет отобрать эту скрижаль у ордена, а значит и у меня!
— Нет, злодей! Я здесь чтобы освободить прекрасных девственниц!
— Врешь! Тебе нужна скрижаль! Но ты ее не получишь, не будь я сержант Золотишкин!
Эпистафий грустно покачал головой и кинул в сержанта свой верный топор.
Когда перерожденный вынул подарок учителя из головы незадачливого злодея, он посмотрел на древнюю скрижаль.
«Кажется она не такая древняя как те скрижали, которые лежали в храме талатресса», — подумал Эпистафий. " Но все равно, глядя на нее, я ощущаю себя чуточку мудрее и сильнее«.
Следующая дверь в коридоре оказалась закрытой, что сильно разозлило Перерожденного. Биотикой он так вдарил по двери, что она влетела внутрь, сшибив кого-то. Вскочив внутрь, Эпистафий увидел что это был злодейский туалет. Смущенно кашлянув, он извинился, и решив что лучше встретится с злодеем при других обстоятельствах вышел, попытавшись вставить дверь на место. Правда, когда Эпистафий отошел на несколько шагов, дверь снова упала, и сзади послышался сдавленный стон. Перерожденный подумал, что возможно следующей встречи уже не будет.
Наконец, после комнаты с злодейскими зелеными швабрами, Эпистафий обнаружил то, что искал.
Его взгляду открылось гнусное зрелище. Девственницы всевозможных рас были прикованы грубыми наручниками к батареям, и тихо плакали.
Гнев вскипел в груди мужчины, и он моментально стал окружен всполохами грозной черно-красной биотики. В голову Перерожденному полетел злодейский зеленый нунчак, но так и не долетел, испепелившись едва он только попал в биотическое поле Эпистафия. Эпистафий поднял вверх руки, и через секунду раздался громкий хруст, с которым сломались злодейские шеи двух охранников несчастных девственниц. Третий решил схватить висящую у него за спиной винтовку, но встретившись с горящим взглядом нашего героя захрипел, и схватившись за грудь умер от разрыва сердца.
Девственницы испуганно вскрикнули.
— Нет, пожалуйста, не убивай нас! — жалобно заплакала одна из них. Она была ворка, и Эпистафий с удивлением подумал, до чего же странный и злодейский у элкора вкус.
Остальные девственницы из чувства солидарности тоже заплакали.
— Подождите, подождите! Не плачьте! Я здесь чтобы спасти вас!
— Оооо! — восхищенно протянули девственницы, преданно глядя на Эпистафия.
— Но как же мы пойдем? — человеческая девушка с золотистыми кудрями грустно опустила голову, и все остальные девственницы тоже грустно опустили головы. — Ведь в здании полно охраны!
— Не беспокойтесь об этом! — Эпистафий взмахнул руками, и красные завитки биотики разломали сковывающие руки девушек наручники. — Я с ней разобрался, ваш путь будет свободен! Вам нужно будет только осторожно смотреть под ноги и не споткнуться об трупы!
— О боже! — еще не поднявшаяся на ноги азари испуганно сжала кулачки и прижала их к груди. Ее большие глаза наполнились слезами. Ее кожа была не такая синяя, как у прекрасной Министры, но все равно она была очень милая, и Эпистафию стало ее жаль. — Я не знаю, смогу ли я справиться!
— Ты сможешь! — уверенно сказал Эпистафий, опускаясь на одно колено перед девушкой. — «Верь в себя, и все получится!» — так говорил мой учитель, когда я был слаб и сомневался. Верь в себя, храбрая азари!
(Называть ее прекрасной он не стал, потому что так он мог теперь называть только Министру).
Азари улыбнулась сквозь слезы и благодарно посмотрела на Перерожденного.
— Ты очень добр. И глаза у тебя добрые и мудрые. К тому же у меня есть биотика. Мы не пропадем!
Девственницы ушли по коридору в сторону лестницы, а Эпистафий поднес план эвакуации поближе к свече, и внимательно посмотрел на него.
«В центре находится большой зал. Возможно, там находится ответственный за все эти злодейства!»
И Эпистафий пошел вперед. Он старался думать о том, что его ожидает впереди, но мысли все равно возвращались к прекрасной Министре. Ему очень хотелось как-нибудь связаться с ней, узнать все ли с ней в порядке. Вдруг она замерзла, и ее прекрасная синяя кожа стала еще более синей... Но он понимал, что нельзя давать возможность Зеленому ордену ее найти, и стойко терпел.
«Нет, так не пойдет!» — думал Эпистафий. — «Ведь она прекрасная синяя азари, а я убийца. И я давал обет целомудрия в храме учителя! Мы не можем быть вместе!».
От этих мыслей сердце Перерожденного захватила тоска.
Наконец этот длинный темный коридор закончился, и Эпистафий вошел в зал. Стены были задрапированы зеленым шелком, на котором был вышиты зловещие эмблемы Зеленого ордена. Помещение было просто огромным, и в нем царил злодейский полумрак.
Из-под шелка, словно брошенные ягоды, высыпала очередная группа врагов. В Эпистафия полетели сюрикены, от которых ему пришлось уклониться сложным прыжком с переворотом. Но все же один сюрикен прошел сквозь плащ Эпистафия, оставив в нем (плаще) дырку. Перерожденный понял что это будет серьезная битва.
Эпистафий бросил боевой клич, в виде десятибуквенного древнего кроганского слова, состоящего из девяти согласных и одного твердого знака, и выхватил свой верный вакидзаси.
Противники на секунду подались назад, но тут же их злодейская натура взяла верх и они всем скопом ринулись на Эпистафия.
Перерожденный закружился в смертоносном вихре, орудуя как своим оружием так и ножнами от него. Одному он перерезал горло сверкнувшим словно смертоносная молния вакидзаси, параллельно блокируя и тут же контратакуя ножнами. Благородное крепкое дерево, украшенное золотыми драконами, без труда проломило маску и нанесло страшный удар противнику.
Эпистафий спиной почувствовал опасность и вовремя обернулся, успевая уклониться от новых ударов оставшихся врагов. Но один из них все таки успел подло ударить Эпитафия ногой под подбородок, так что у Перерожденного лицо задралось вверх и что-то хрустнуло в шее. Враги отпрыгнули назад, наблюдая смог ли этот удар сразить Эпистафия.
Тот же медленно опустил голову, и с хрустом размял шею.
— По-твоему, это удар? —с презрением спросил он, медленно подходя к застывшему от ужаса члену Зеленого ордена. Его товарищи, которые находились подальше, и поэтому могли двигаться, в ужасе попятились назад. Ударом ноги с разворота Перерожденный отбросил его, да с такой скоростью, что пролетая мимо он сшиб волной воздуха оставшихся противников. Эпистафий покрылся красным сиянием и ударил ногой в пол, и копья черной биотики пронзили всех оставшихся в живых.
Эпистафий выпрямился, переводя дыхание, и увидел вдали стоящую спиной к нему фигуру в зеленом плаще, которая все это время оставалась безучастной ко всему происходящему. Эпистафий тут же сжал кулаки, активируя биотическую магию, и быстрым шагом направился покарать очередного члена Зеленого ордена.
— Я бы не торопился на твоем месте... — на редкость мерзким и злодейским голосом произнесла фигура, медленно поворачиваясь лицом. — Перерожденный.
Сердце Эпистафия упало вниз и разбилось на тысячи страдающих осколков. В руках фигуры, все в той же злодейской маске, что и остальные, находилась заплаканная прекрасная Министра, а к ее нежной хрупкой шейке был прижат злодейский кривой нож.
— Отпусти ее! — вскричал Эпистафий.
— Я не дурак, Перерожденный, — фигура гнусно захихикала. — Сделаешь шаг, или попытаешься воспользоваться своей магией, и твоей прекрасной синей азари конец!
— Я... Я пыталась набрать код... Но я не успела! — по лицу Министры покатились слезы, прекрасные и чистые как она сама.
«Надо было оставить только первые три цифры! Прости меня, моя милая азари! Нет, не прощай, ведь нет мне прощения!» — страдая, думал Эпистафий.
— Ты поплатишься перерожденный, — прошипел злодей, снимая маску со своего лица. Лицо было злодейское. Мрачная зеленая повязка пересекала один глаз, крючковатый нос нависал над тонкими черными усиками. — Тогда в храме, ты швырнул меня в статую вашего языческого божка! Меня, Мастера зеленого ордена!
— Ты! — Эпистафий в гневе сжал кулаки. Параллельно он незаметно поднял биотикой метательный топор из сапога, который висел за спиной, ожидая удобного момента. Все таки Эпистафий носил черно-красную одежду, поэтому Мастер не заметил его черно-красной биотики. — Из-за тебя погиб наставник!
— А из-за тебя я лишился глаза! — Мастер злобно оскалился. — Ну ничего, ты скоро умрешь, а твоя азари станет отличным пополнением коллекции девственниц нашего великого Гранд-Мастера Дона Квадратиосто!
Прекрасная Министра жалобно сморщилась и снова заплакала.
— Почему ты совершаешь такие злодейства для такого ужасного злодея?!
— Гранд-Мастер воспитал меня с раннего возраста... Мне в радость служить ему и Ордену! К тому же все девственницы после ночи с Гранд-Мастером становятся не девственницами, и становятся рабынями в сети борделей, которыми владеет Дон Квадратиосто! Ха-ха-ха-ха-ха! — и злодей рассмеялся зловещим каркающим смехом.
— Так вот каков твой гнусный план! — воскликнул Эпистафий.
— Да! Ну а теперь...
Но договорить он не успел. Потолок содрогнулся, земля под ногами попыталась уйти вбок. Верх зала проломился, и внутрь упали горящие обломки металла, в которых Эпистафий узнал обломки корабля своего друга Иннокентия.
— ... У меня синтепоидный гарглюф, — эхом донеслись последние слова пилота до Эпистафия. -Смерть вместе с кораблём будет лучше для меня, чем загнуться в муках и корчах... Иди, Эф. Иди, Перерождённый!
«Спасибо, Иннокентий!» — мысленно поблагодарил Эпистафий друга за его жертву и кинул заготовленный топор в отвлекшегося Мастера.
Резко обернувшись, тот злобно ощерился, и отбросив красавицу Министру, взмахом руки с плащом отбил летящий в него топор. Алые рубины печально сверкнули на прощание и исчезли в дали зала.
Мастер повелительно выбросил в сторону руку с растопыренными пальцами, и в нее влетела нагината, которая все это время лежала неподалеку, и Эпистафий ошибочно принял ее за искусно инкрустированную росписью тросточку. Оружие тут же окуталось зловещим ядовито-зеленым огнем, слепящим глаза Перерожденного.
— Что ж, видимо все же придется замарать руки.... Точнее нагинату! Ахахахахаха! — Мастер злодейски рассмеялся и ринулся вперед.
И начался бой.
Эпистафий успешно блокировал подлые выпады Мастера, но все же вакидзаси был куда короче нагинаты, и Эпистафию никак не удавалось до него достать. Когда перерожденный попытался сбить Мастера своей черно-красной биотикой, тот ловко отпрыгнул и отбил ее свои зеленым полем.
«Рано или поздно я устану блокировать», — напряженно думал Эпистафий. «Вот чего он добивается!»
— ОчксиЙААА! — грозно крикнул противник и крутанулся на месте, окружаясь зеленым ядовитым вихрем.
Эпистафий кинул в него вакидзаси и ножны, заставляя Мастера отпрыгнуть и выигрывая для себя время.
Перерожденный встал в боевую стойку. Вокруг него зазмеилась его уникальная черно-красная биотика. Эпистафий очень редко использовал эту позу. Это была очень сложная поза, в ней было неудобно ногам, которые очень сильно затекали, но она давала невероятную силу.
Черно-красное поле сформировалось в огромного черно-красного дракона, который злобно распахнул пасть и ринулся на Мастера.
Тот злобно зашипел и взмахнул руками вверх. Из-за его спины вперед прыгнул огромный биотический змей, который бросился прямиком в шею дракону.
Это была просто поистине эпичная битва. Забившаяся в уголок Министра сжалась в комочек и испуганно закрыла глаза, не в силах смотреть на эту грызню двух биотических титанов. Эпистафий грозно ревел и рычал, Мастер шипел и изредка выкрикивал страшные слова на древних языках, дракон и змей остервенело рвали друг-друга.
Вот змей опять попытался вцепиться дракону в шею, но промахнулся и повис у него на лапе. Дракон грозно взревел (а может то был Эпистафий), и укусив змея за загривок рванул головой вверх.
Монстр зашипел... и растворился зелеными завитками, уходя не в небытие. Мастер тут же захрипел, хватаясь за сердце. Зашатался и упал на колени.
— Кхххх....
— Это тебе за наставника!!! — вскричал Эпистафий.
— Пусть так... Ты победил... — Мастер крючился в приступах боли и агонии. — Но ты все равно никогда не узнаешь правды о себе, спрятанной в секретной комнате за этим залом! Не узнаешь, потому что я ее тебе не скажу! Кха-ха-ха-ха...
Тело злодея выгнулось, он издал последний предсмертный хрип, выпучив глаза и неистово ими вращая и замер.
«Твои злодеяния закончились на этой земле, злодей!» — подумал Эпистафий. Но он был очень грустен. Он подошел к напуганной Министре и помог ей подняться.
Прекрасная азари, только что увидевшая гнев и силу Эпистафия в полную силу тряслась от страха, но его грустное, так полюбившееся ей лицо вызвало приступ сочувствия, который пересилил страх.
— Ты победил... Почему же ты так грустен, Эпистафий?
— Ты слышала что он сказал... — Перерожденный тоскливо поднял свои ножны и вакидзаси. — Я теперь никогда не смогу узнать правду о себе, ведь он теперь никогда мне ее не расскажет!
— Не печалься, милый Эпистафий! — вскричала прекрасная и добрая Министра. — Пойдем в эту секретную комнату, и сами посмотрим на эту правду!
Лицо Эпистафия просветлело, и он благодарно взял руки азари в свои.
— Ты — синяя звезда, озаряющая мой темный путь, о прекрасная Министра! Как мне повезло встретить себя!
— Идем же, Эпистафий! — азари потянула Перерожденного за собой, и они направились в секретную комнату.
«Нет, я все же должен помнить об обетах!» — одернул себя Эпистафий.
Дверь в секретную комнату скрывалась за одной из вытканной на шелке эмблемой, которую умная Министра догадалась содрать.
В комнате находился компьютерный стол. Эпистафий подошел к нему и увидел цифровую фоторамку с фотографией. На фотографии стоял грозный элкор, возле него сидел ребенок в большом подгузнике. На голове у карапуза была зеленая маска. Эпистафий перевернул рамку, на ней сзади маркером было написано «Сочи, лето 2159».
«Какой злодейский ребенок», — подумал Эпистафий и отложил фотографию. Теперь его полностью занимал секретный компьютер.
Компьютер загудел и на мониторе высветился синий экран приветствия, с просьбой ввести пароль.
Эпистафий пошарил глазами, но не увидел нигде прилепленной бумажки с паролями.
— Смотри, эти кнопки на клавиатурной панели самые грязные! Попробуй набрать их! — сказала наблюдательная Министра.
Эпистафий послушно набрал «qwerty» и колонки пропели приветственное «Ту-ту-ду-ду».
«Какая у меня умная Министра!» — с восхищением подумал Эпистафий.
На рабочем столе, где была картинка с синим небом и зелеными полями, было много различных значков, но Эпистафия привлекла папка с названием «СЕКРЕТНО».
«Возможно, там находится правда обо мне!» — подумал Перерожденный, нетерпеливо нажимая на эту папку. Правда возле курсора появились часики, и Эпистафию пришлось сначала дождаться, когда загрузятся все приложения и антивирус.
Внутри папки он увидел файл «ПЕРЕРОЖДЕННЫЙ.txt» и сердце его забилось. Эпистафий открыл файл.

Имя: Эпистафий
Прозвище: Перерожденный
Настоящее имя: Фома Квадратиосто
Опасность: А1 (высший уровень)
Необходимость уничтожения: А0 (должен быть давно мертв, но все еще жив из-за своего высшего уровня)
Оружие: Биотическая магия, вакидзаси, метательный топор, удача
Семейное положение: Не женат, принес обет целомудрия.
Биография: Является сводным братом Дона Квадратиосто. Родители — владельцы гигантской сети борделей и производства товаров интимного назначения. Когда Гранд-Мастер подстроил несчастный случай с родителями — выжил. Был подброшен на порог храма спасшей его няней-ворка. Обладает иммунитетом к блохам ворка и синтепоидному гарглюфу. Няня скончалась на пороге. Является наследником всего имущества покойных родителей. Подлежит уничтожению, пока общественности не стало известно что он жив.


Эпистафий застыл, не в силах пошевелиться от шока.
— Фома... Квадратиосто? Подстроенный несчастный случай? Я владелец борделей... Как же... Министра! — он обеспокоенно обернулся, но было поздно. Не справившись с такой шокирующей информацией, прекрасная азари закатила глаза и с громким стуком упала в обморок.

Отредактировано: Scavenger

Комментарии (19)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

17   
Следующая дверь в коридоре оказалась закрытой, что сильно разозлило Перерожденного. Биотикой он так вдарил по двери, что она влетела внутрь, сшибив кого-то. Вскочив внутрь, Эпистафий увидел что это был злодейский туалет. Смущенно кашлянув, он извинился, и решив что лучше встретится с злодеем при других обстоятельствах вышел, попытавшись вставить дверь на место.

— Фома... Квадратиосто? Подстроенный несчастный случай? Я владелец борделей... Как же... Министра! — он обеспокоенно обернулся, но было поздно. Не справившись с такой шокирующей информацией, прекрасная азари закатила глаза и с громким стуком упала в обморок.
Надо же такой вежливый Эпистафий владелец сети борделей! biggrin biggrin biggrin
P.S Очень смешной ,интересный и эпичный рассказ.Автор продолжай в том же духе!
2
Alzhbeta
8   
Вернер, это просто шикарно! biggrin Как лихо Эпистафий супостатов расшвыривал - я в восторге! Вакидзаси, нагината, сюрикены - как ты стараешься с подбором такого необычного для мира МЕ оружия, молодцом!
А Винда-хрюша на компе у элкора и фотка "Сочи, лето 2159" - это полный вынос! biggrin
Твоя фантазия впечатляет и доставляет, пиши ещё, не бросай!
0
Verner
15   
Спасибо большое за приятные слова! Да я очень стрался с подбором оружия, что бы оно было красивым и реалистическим и бой что бы получился изящныым! smile
2
ОстА
7   
Quote
Эпистафий бросил боевой клич, в виде десятибуквенного древнего кроганского слова, состоящего из девяти согласных и одного твердого знака

Во-во, я тоже так ругаюсь, когда за рулём... biggrin
0
Verner
14   
Да я хотел что бы все было жизнено, как в жизни. cool
0
Батон
18   
Я за рулем перешел на кварианский, чтобы никто не догадался! smile
1
ОстА
19   
А кроганский теперь общеупотребителен? wink
0
Apeiron
6   
Отлично, автор, напор экшена не ослабевает, держишь марку.
Но переигрываешь местами, переигрываешь... Найди баланс, а? И отожги за счет этого в следующей главе еще круче))
1
Verner
13   
Что бы переигрывать, надо играть. А я не играю. Я пишу о любви.
6
Goldi
4   
Во-первых, это шикарный стёб не только над Массычем, но и над Звёзданутыми. Посудите сами. Эпистафий обладает очень необычной биотикой (тёмная сила наверное), у него есть учитель (ситх!) и ваще, он мега крут (Люк курит в сторонке). Этакий кроссофик Вселенных получается biggrin
Во-вторых, не могу не отметить гениальность автора. Вот некоторые из безусловно, пернатых уже выражений:

"К тому же все девственницы после ночи с Гранд-Мастером становятся не девственницами, и становятся рабынями в сети борделей, которыми владеет Дон Квадратиосто! Ха-ха-ха-ха-ха! — и злодей рассмеялся зловещим каркающим смехом.
— Так вот каков твой гнусный план! — воскликнул Эпистафий".

"— Подождите, подождите! Не плачьте! Я здесь чтобы спасти вас!
— Оооо! — восхищенно протянули девственницы,..."

"— ... У меня синтепоидный гарглюф, — эхом донеслись последние слова пилота до Эпистафия".

В-третьих, есть такое ощущение, что Эпистафий - это настоящий конкурент другого, не менее незабываемого героя, чьё имя Григораш
4
mamma
5   
А я то все думаю, что мне это напоминает? Чаплин, верно подметил.Что касается автора, тут много не скажешь. Это просто ШИКАРНО! Высший пилотаж!
3
Verner
16   
Спасибо вам за подбадривающие слова! smile
1
Verner
12   
Спасбо за возложение на меня таких надежд, я постараяю их оправлдать все! cool
2
Архимедовна
3   
Нет, пройти мимо такого гениального бреда я не могу!
Quote
Правда, стоит сказать, что один из злодеев задел Эпистафия своим нунчаком, оставив большой синяк. За это Перерождённый долго бил его по почкам, приговаривая «Ах ты, подлый злодей! Сейчас поплатишься за всё!

Так и представляется серьёзный дядька, который лупит хулиганистого пацана ремнём по пятой точке. lol
0
Verner
9   
Почему ты счиитаешь что это бред? Я стралася очень, писал от души и для души вообще-то. dry
2
marittana
2   
Боже, я не могу представить, что нужно употребять, чтобы сбацать такой сюжет lol
Видимо на это способен только не замутненный стандартами мозг начинающего автора! Браво! Сегодня в фан-клубе будем гулять всю ночь! Гип-гип, ура!
3
Verner
10   
Как ты считаешь, хорошо что я начинающий автор и мой мозг не замутнен? А то мне кажется чо я не достатчно опытен и надо мной изза этого смеются все.
4
Goldi
1   
Фома Квадратиосто. Необходимость уничтожения: А0 (должен быть давно мертв, но все еще жив из-за своего высшего уровня)

Это эпично! Боже, я плачу! biggrin cry
4
Verner
11   
Спасибо, Голди, за твои положительнныые эмоции! я очень рад что радую других! smile
3