Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Объекты в космосе. Глава вторая.



Жанр: альтернатива, экшн, romance
Персонажи: фем!Шепард/Кайден Аленко
Описание: Нелегко уговорить кого-то вместе с тобой взорвать целую звездную систему и принести в жертву сотни тысяч жизней. Еще сложнее это сделать, если этот кто-то - твой бывший друг, который считает себя преданным тобой и у тебя нет неоспоримых доказательств необходимости такой жертвы. А еще очень непросто сохранить жизнь тому, кто готов ею пожертвовать ради правой цели в любой момент. И при этом сохранить хоть толику нервов.
ps Без флаффа, есть нематные ругательства и серьезные проблемы. Все по-взрослому, но и от всей души.



Сила, приложенная к объекту, равна его массе, умноженной на ускорение.
Второй закон Движения сэра Исаака Ньютона

— ард...

Тревожащее чувство будто она забыла нечто достало ее даже на грани забвения. Что-то было неправильно. Джейн отчаянно старалась упорядочить мысли, напрягаясь изо всех сил, дабы связать их в одно целое, однако разум был неповоротливым и безразличным будто увяз в болоте. «Или засыпался снегом. Или завяз в песках. Или-», - колоссальным усилием воли она оторвалась от составления бесполезных метафор. Кто-то что-то сказал?

«Шепард».

Что...

«Шепард!»

Она резко открыла глаза, рефлекторно дернувшись вперед. Чьи-то руки сдержали этот порыв, зафиксировав ее спину. Хорошо знакомое лицо выплыло в поле зрения.

— Ты... — произнесла она, еле ворочая языком. — Во... вот оно как.

Каким-то образом, несмотря на все происшедшее, было здорово чувствовать что он рядом сейчас. Зрение неохотно возвращалось вместе с остальными чувствами. На самом деле они скорее сразу и резко заявили о себе. Шепард была не до конца уверена, что волосы могут ныть, но ее определенно ныли.

— Как... — слова застряли в ее горле в то время как она заметила, что вся ее правая часть сверкает наподобие ядра Танталуса.

— Не пытайся говорить, — прозвучал голос. — Даже твоя удача имеет свои границы и мне бы не хотелось испытывать их сейчас. — В ответ на незаконченный вопрос он объяснил: — Когда ты не вышла на связь спустя два дня, Хаккет послал меня за тобой.

Он слабо улыбнулся, продолжая тщательно наносить меди-гель на ее искалеченный бок.

— Найти тебя было более чем просто. Я просто искал самое бестолковое и наиболее опасное место... после этого оставалось только следовать путем разрушений.

Отбросив пустой тюбик, он озабоченно нахмурился, рассматривая свое произведение.

Она наблюдала за ним в тишине, изо всех сил желая чтобы боль заставила ее соображать.

С отстраненным увлечением Шепард наблюдала как Аленко латает ее изорванную плоть. Рокочущий звук в ее ушах перешел в монотонный гул, и нарастающее ощущение срочности стало сильно беспокоить, импульсивно сжимая тисками грудь. Что-то было неправильно. «Давай, мозг. Работай»

Что-то... ретранслятор.

— Нет, — мир закружился в момент как она снова дернулась вперед, — ты не должен быть здесь. Тебе — надо идти, — она поймала проходящую мимо руку.

— Не неси чепуху, я никуда не иду. А сейчас сиди спокойно, — он высвободил руку и прислонил ее спиной к стене.

— Кайден, пожалуйста, — она начала раздражаться. — У нас нет времени. Просто иди.

— Не получится, Шепард, — заявил он категорично.

— Ты не... Не слушаешь меня. У тебя нет на это времени... оставь меня.

Почему у него нет аварийного протокола? «Мне нужно установить его во всех с кем я работаю, — торжественно пообещала себе Шепард, — Я так и сделаю, если...»

— Скажи мне, — мягко произнес он угрожающе нейтральным тоном, — ты находишь какой-то особенный смысл в том чтобы пропасть на каждом обреченном корабле, или ты всего лишь по своей природе склонна к суициду? Я все еще сопоставляю факты, но может, ты и сохранишь мне немного сил. Если ты просто собираешься сбежать и найти какой-нибудь другой бессмысленный, идиотский, но крайне зрелищный способ покончить с собой — то мне бы хотелось знать сейчас, что я впустую трачу время.

Она слабо попыталась оттолкнуть его руки.

— Просто уходи, черт тебя дери!

Она была уверена, что смерть ранит меньше чем этот спокойный, отчужденный голос. Ей очень хотелось просто проснуться.

Он проигнорировал ее неуклюжие попытки.

— При всем моем уважении, капитан-лейтенант, я не принимаю от тебя никаких распоряжений.

— Проклятье, Кайден...

— Нет, — он удержал ее руки, его лицо было мрачно, — я не оставлю тебя снова. Не в этой жизни.

Жесткое, горькое лезвие в его голосе было непохоже ни на что, что она когда-либо слышала от него. Когда их глаза наконец встретились, его взгляд пристально и без жалости вперился в ее. Она отшатнулась от того что увидела там. «Трус»

Ярость и горечь, которую она ожидала, неприятие и разочарование, которые она заслуживала, но пустая тоска, хитросплетенная смесь обвинений и ненависти к себе, съедающей все — это было больше чем она могла перенести. «Чертов трус».

Силы бороться оставили ее, и глухое, глубокое чувство пустоты заняли их место. Страх слабо отражался в глубинах этой пустоты, будто она перегнулась через край бездны. Она позволила себе закрыть глаза, в то время как Кайден продолжал ее штопать. Ни один из его упреков не нашел отражения в его усилиях подлатать ее. Старательные и добрые — такие же, как всегда — его руки заправляли ее антисептиком и пеленали в бинты. Она едва ощущала легкие прикосновения.

— Половина твоих ребер сломана, другая подверглась сильному ушибу и я даже не буду пытаться сосчитать количество пулевых отверстий, — заметил он. — Не пытаешься уклоняться сегодня как я погляжу.

— Это... то, для чего броня и нужна, — со слабым сарказмом возразила она.

Он одарил ее твердым взглядом.

— Твоя броня пошла в увольнение, Шепард. Она выглядит так, будто ты пыталась поймать ракету голыми руками.

— Руками... в перчатках, — парировала она, скрываясь за стеной легкомыслия. Она протянула ему ладони в качестве доказательства. Защитная пластина отлетела, обнажая обожженную и раскромсанную кожу.

Было очевидно — этот жест отнюдь не порадовал. Беря предложенную руку, он продолжил протестовать:

— Чтобы здесь не случилось, тебе повезло, что ядро реактора не взорвалось пока ты находилась внутри. Нам нужно добраться до контрольного терминала. Там мы сможем возобновить расплавление ядра пока не стало слишком поздно.

Он закончил с ее руками и принялся собирать свои запасы. Шепард заметила, что область вокруг них буквально засыпана смятыми тюбиками, выкинутыми марлями и пустыми шприцами. «Это объясняет танцующие огни».

— У меня закончился медигель, — продолжил он. — Нам нужно попытаться найти где-нибудь еще. Я сомневаюсь, что все это будет держаться пока мы доберемся до корабля.

«Постой, ну-ка назад, что он сказал? Черт бы побрал этот морфиновый туман».

Она тупо уставилась на него:

— Возобновить расплавление?

Он посмотрел на нее так, будто она повредилась головой. Возможно, так оно и было, она была вполне уверена, что ей довелось врезаться головой сегодня несколько раз. Наклонившись, чтобы проверить ее зрачки, он объяснил:

— Да, чтобы разрушить астероид пока он не достиг ретранслятора. Помнишь?

«Разрушить... о, черт». Она поймала его руку, не обращая внимание на волну боли, которая захлестнула конечность.

— Кайден, послушай меня. Жнецы приходят. Прямо сейчас, прямо здесь. С помощью этого ретранслятора они организуют массированную, хорошо скоординированную атаку на целую галактику в одно мгновенье. Мы не можем позволить этому произойти. Это ретранслятор должен быть уничтожен, — Джейн почувствовала, как ее голос обретает твердость с каждым произнесенным ею пламенным словом. Отчаяние и наркотики придали ей новых сил.

— Это, — он сделал усилия, чтобы сдержаться, — это может уничтожить целую систему. Шепард, здесь сотни тысяч жизней. Должен быть другой путь.

— Его нет. Может быть, если бы я была быстрее, я остановила бы Кенсон и ее дружков, которые пичкали меня успокоительными два дня — может, тогда я могла отговорить ее от самоубийства — может, тогда у нас было время придумать другой выход. Но я не была, я не смогла, и другого пути нет. Невозможно подсчитать жизни, свести ситуацию к холодной и безликой математике, но я знаю что нужно сделать. Эта система или вся галактика. Я Спектр. Это моя работа принимать дерьмовые решения, чтобы Совет мог ночью спать спокойно, а их совести были чисты. Это моя работа выполнять задания. Любой ценой.

Он несогласно замотал головой.

— Сарен был спектром. Он делал то, что как он думал, было правильным. И посмотри куда его это привело. В безымянную и неоплаканную могилу.

— Спектры не умирают в почтенном возрасте, Кайден. Мы не идем на эту работу, потому что беспокоимся о своем здоровье или имеем планы на хорошую пенсию. Я думаю, ты обнаружишь, что большинство из нас принудительно увольняют со службы, как только мы начинаем доставлять больше проблем, чем приносим пользы, — Шепард устало вздохнула. — Когда приходит это время, они посылают кого-то типа тебя.

— Почему ты так уверена, что они до сих пор не послали?

Она похлопала по руке, все еще держащей медицинский набор.

— Если бы ты был здесь чтобы прикончить меня, мы бы имели совсем другой разговор.

Недоверчиво мотнув головой, он продолжил настаивать:

— И как ты обо всем этом узнала? Как ты можешь быть такой уверенной?

— Артефакт, Объект Ро. Он разговаривал со мной как Предвестник. Как Властелин. Он отсчитывает время до Прибытия Жнецов, — Она махнула в сторону светящихся цифр. — Нам нужно действовать пока таймер не закончит свой отсчет.

Он попытался отстраниться.

— Ты веришь в это? Шепард, ты говоришь о жизнях целой системы. Ты хоть понимаешь, как безумно это звучит?
«Также безумно как видения Маяка, которые определенно безумные.»

Он попытался освободить руку, но она использовала это движение, чтобы притянуть его ближе на уровень глаз.

— Я говорю о жизни каждого, — она протянула ему свой инструментрон. — Я не могу заснять видение, но звук тоже хорошо работает.

Шепард включила инструмент. Звук стрельбы наполнил комнату, но над этим звуком был голос, подобный тому что они слышали ранее. Даже записанная версия звука заставила волосы на его шее встать дыбом.

— Это единственный выход.

— И кто дал тебе право давать такие распоряжения?

Шепард наконец потеряла терпение:

— Ты видишь кого-то рядом? — отрывисто произнесла она, с силой сжимая его плечо. — Я бы с радостью позволила бы кому-нибудь еще принять такое решение. Кому-то более квалифицированному, более знающему. Кому-то лучше меня. Но в результате, здесь только ты и я, и я сделаю то, что я должна сделать, и никто, даже ты, не встанет на моем пути.

Она отпустила его, и он отшатнулся, не отводя пристального взгляда с ее лица. Тишина правила целую вечность, пока он стоял около нее, сосредоточенно изучая ее лицо, ища что-то, что знал только он. Когда-то давно было время, когда его лицо было открыто и неосторожная игра эмоций показывала каждую мысль, проносящуюся в его голове. Время, когда не существовало ничего, что он мог бы от нее утаить, время, когда ему ничего и не нужно было утаивать. Но вмешавшиеся годы построили барьер между ним и миром, и сейчас его лицо было таким же непроницаемым как холодный бетон под ней. «Я сделала это». Она позволила себе провести мгновенье, оплакивая прошлое, ощутив как сжимается ее грудь. Джейн спрашивала себя, собирается ли она стрелять в него только для того чтобы заставить уйти.

В конце концов, он отвернулся.

— Ладно, Шепард. Если Хаккет и Совет до сих пор верят в тебя, я буду полагаться на их суждение. — «Но не на твое». — Но тебе надо быть чертовски уверенной, что я захочу посмотреть на твой инструментрон когда мы выберемся отсюда.

Она печально улыбнулась.

— Меньшего я и не ожидала.

Предупреждение мигало на заднем фоне, напоминая, что оставалось всего пятнадцать минут на то чтобы добраться к спасательным шаттлам.

— Я думаю мы засиделись, — заметил он. — Я вызываю кавалерию.
Он зажег экран своего инструментрона, но попытки связаться с кораблем показали только помехи. Он вздохнул и поднялся, направляясь к ближайшей консоли.

— Адамс, ты слышишь?

Помехи.

ВИ тут же услужливо произнес:

— Коммуникации не работают. Весь персонал должен направляться к спасательным шаттлам.

Он сжал зубы.

— Проклятье, Шепард. С тобой ничего не бывает просто, не так ли?

— Это талант, — прошептала она. Помахав рукой наподобие флага, она добавила: — У меня правда есть карта. Или это против правил?

Он соединил их инструментроны несколькими кликами и передал файл.

— Посмотрим что получится, — уступил он, оценивая с сомнением что-то на экране. — Так что, можешь ли ты идти или надо вытаскивать тебя отсюда?

— Ну, я же сказала: тебе следует оставить меня здесь.

Сдержав небольшую улыбку, он взял ее дрожащую руку и поднял ее на ноги. Одной рукой она обхватила его за плечи, другой он взял ее за талию, тщательно избегая прикосновений к ранам. Попытка двинуться пронзила ее бок, но это была тупая боль, завернутая в хлопок и легко переносимая. «О чудо современных наркотиков...». Облокотившись на него только чуть больше чем требовалось, она позволила этому ощущению близости отвлечь ее от всего кроме переставления ног перед собой. Он был здесь. Он пришел. Она сильнее сжала ладонь на его плече. В этот момент больше ничего не имело значения. Даже Жнецы.

После нескольких неуверенных шагов они нашли ритм в своей нескладной походке и вместе прошли через коридор.

Он был прав, это весило тонну. Ему приходилось, безусловно, и раньше вытаскивать бывшего капитана из разных передряг — она конечно вернула эту любезность в двойном размере — однако сейчас Аленко мог со всей уверенностью сказать, что новые дополнения Шепард были чертовски тяжелыми. Хотя она и старалась держаться как могла, с каждой секундой ее шаги становились все более и более вялыми и она склонялась все больше и больше на его плечо. Ее тяжелое дыхание отрывисто звучало в его ушах, голова поникла и подбородок склонился на его грудь почти полностью. Ему становилось все более ясна необходимость найти какую-то дополнительную помощь. «Или цистерну медигеля. Или оба варианта», — размышлял он. Изменив положение руки так, чтобы удерживать большее количество ее веса, они продолжили идти.

Их продвижение было остановлено очертаниями пары укрепленных дверей. Воздушный люк. Взглянув на карту, Кайден мысленно отругал себя. Конечно. Спасательные шаттлы были расположены на поверхности базы. Потому что это имело смысл. Но воздушные люки означали доступ вовне. А доступ вовне означал в свою очередь наличие скафандров. Тяжелых скафандров, если бы им очень, очень повезло. Он обернулся на путь, которые они прошли. Как хлебные крошки из извращенной сказки, их путь отмечала дорожка разбитых кусочков брони спектра. Урон, нанесенный ее броне, был вне возможностей его ремонтного набора. Шепард нуждалась в новом костюме если они хотели иметь хоть какую-то надежду добраться до шаттлов. Оставив ее на ближайшей лавке восстанавливать дыхание, он отправился исследовать вестибюль.

Хотя в комнате, увы, и не было средней брони, к которой бывший капитан питала самые нежные чувства, в самом дальнем углу Кайден обнаружил выброшенный и скомканный комплект легкой броню очень знакомого цвета. «О, Шепард это понравится».

— Тебе это нравится, не так ли? — бывший капитан невнятно пробормотала нечто неприличное, в то время как Аленко помогал ей сменить костюм. Она перегнулась через переборку, в момент как он помогал ей влезть во второй ботинок, который был едва ли слишком маленький. Перед этим они сняли остатки брони, в надежде как можно меньше беспокоить ее раны. Однако сейчас новые незнакомые пластины испытывали сильное сопротивление, соприкасаясь с плохо прилегающей подложкой.

Решение быть благоразумным и воздержаться от комментариев было лучшей частью той доблести, которую проявил капитан пряча ухмылку и отворачиваясь от взбешенного спектра. Вселенское чувство юмора, определенно, не нуждалось в его содействии, думал Аленко, безмолвно наслаждаясь чувством кармической справедливости. Фонд Сирта определенно умел делать качественное снаряжение. Они определенно не заслужили то пятно позора, которое большинство морпехов наложило на их продукты, но Фонду надо было лучше думать о цветовой гамме.

***

«Она очень... розовая», — заключил Аленко. Джокер прыснул в свой кофе.

Уильямс бросила на них испепеляющий взгляд: «Посмейтесь еще у меня, Эл Ти».

Когда они ее встретили на Иден Прайме, броня сержанта была заляпана грязью и запекшейся кровью, так что он не обратил внимание на оттенок под этим слоем. После этого была битва за Маяк, взрыв последнего и отчаянная эвакуация бесчувственного старшего помощника. Таким образом все несвязанные с последним мысли крайне эффективно стерлись из его головы.

В течение напряженных часов Уильямс отскребала, оттирала и чистила броню до блеска. Все это время они ждали новостей от капитана. Он разместил ее в грузовом отсеке, где Уильямс сражалась с пластинами с вероятно чуть большим усилием, чем требовалось. Однако если кто-то это и заметил, то ничего не сказал, очевидно сочтя происходящее за реакцию на избыток адреналина. Сейчас когда они готовились к высадке на Цитадели, Аленко в первый раз оценил нетрадиционный оттенок, который Уильямс выбрала для своей брони. Поначалу он даже усомнился, что она и правда хочет оттереть ее.

Шепард застала всю компанию входя на мостик. Резко остановившись она произнесла:

«Ничего себе...»

Неестественная ухмылка, которая была все время на лице сержанта пока та колдовала над броней, расцвела в полноценную усмешку. Кайден сделал вид, что его внимание целиком занято консолью перед ним. Джокер в свою очередь предпринял все усилия чтобы его хохот звучал как покашливание, впрочем, это получилось весьма неубедительно.

Ловя момент для наилучшего впечатления, Уильямс вскинула безупречный салют и выпалила:

«Сэр! Барби-Солдат в ожидании распоряжений, Сэр!»

Наступила гробовая тишина, весь персонал уставился на разодетую в пурпур солдата. Тишина была в конце концов нарушена звуком еле сдерживаемого хохота пилота. С трудом оторвав взгляд от сцены перед ним, Аленко повернув голову и увидел слезы, которые лились по лицу рулевого, содрогавшегося в беззвучном смехе. И тут же, как один человек, вся остальная часть команды разразилась гиканьем и смехом, в то время, как ухмылка на лице Уильям превратилась в зубастую усмешку.

Шепард с каменным лицом, в уголке рта которого только чуть-чуть проявилось едва заметное движение, торжественно вернула жест:

«Добро пожаловать на борт, солдат».

***

Если он правильно помнил, та броня в любом случае прожила недолго, хотя и не без вины сержанта. Следующей остановкой в их туре по Галактике был Ферос, знаменитый своей кислотной фауной. Или это было флора? Неважно. Когда дело касалось капитана Шепард, жизнь снаряжения становилась ужасной, крайне жестокой и очень быстро заканчивалась. Теперь, когда он вспомнил об этом, Аленко вдруг понял, что он не видел никого в «Фениксе» с тех самых пор как выбросил свою собственную броню на Алкере. Эта мысль стерла его улыбку без следа, и лицо приняло мрачное и хмурое выражение. «Надо будет подумать об этом в другое время, когда я смогу позволить себе роскошь расслабиться».

Он закончил герметизацию ее скафандра, затянув последнюю пластину возможно чуть сильнее чем надо, хотя если Шепард и заметила это, то ничего не сказала. Почувствовала ли она изменение его настроения, или сама была не в духе, или просто берегла силы, бывший капитан, к счастью, хранила молчание.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Имир почти достал их ракетой.

Космос был тем чем он есть, так что единственный звук, который слышала Шепард, был ее собственным тяжелым дыханием да рокотом двигателей, который доносился через камень под ногами. Это была чистая случайность, что в нужный момент она заметила вспышку на периферии зрения. Оттолкнувшись обоими руками, она послала Аленко и себя в полет пониженной гравитации, в то время как град пуль разорвал пространство, которое они только что занимали.

Позволив импульсу донести ее до поверхности, она заняла укрытие за ближайший упаковочным контейнером, вскрикнув, когда сильный удар боли прошел через раненый бок. Это небольшое движение заняло все внимание меха. Хрупкая защита металлического контейнера вздрагивала и корежилась под этим вниманием, в то время как Шепард отчаянно старалась цепляться за сознание. «Тупица ,тупица, тупица», — ругала она себя. — «Ты позволила Имиру поймать тебя без штанов. Ты творишь сегодня сплошное дерьмо». Лежа ничком, она тускло осознала, что Аленко уже поднялся на ноги и был занят тем, что швырял все коробки, контейнеры и все остальное, до чего только могла дотянуться его биотика в направлении приближающегося меха. Похоже, все это служило тому, чтобы отвлечь внимание меха от Шепард, но сейчас Кайден был сам вынужден нырнуть за канистру, в то время как робот преодолевая заграждение за заграждением, приближался к хлипкому укрытию. Она увидела как пули прошли насквозь через тонкий металл и отрекошетили от брони капитана.

«Недопустимо». Испытывая сильную боль, она перекатилась на ноги и приготовила гранату одной рукой, одновременно настраивая инструментрон второй. Граната едва успела оставить ее пальцы в момент, как она нырнула за колонну. Теперь внимание Имира было полностью направлено на нее.

Используя возможность, он запустил ныне оставленную и совершенно дырявую канистру в робота.

— Проклятье, Шепард, оставайся в укрытии! Если хоть одна пуля достигнет тебя, этот костюм не выдержит! — выругался Кайден.

— Ты в своем уме? — скептически возразила она. — Эти коробки дерьмо, а не укрытие. К тому же, ты только что сам бросил все годные.

Будто в доказательство ее слов, правая сторона его контейнера отвалилась — продырявленный метал срезался как бумага. Она выпустила несколько очередей из винтовки и оценила свои запасы. Одна граната, пригоршня пистолетных зарядов и полдюжины зарядов для дробовика. «Так, а где я использовала Каин?» Ракета врезалась в колонну, покрывая ее шлем осколками. «Ах, да. На другом Имире».

Дав ему знак сделать перегрузку, она достала дробовик и приготовила последнюю гранату.

— Этот контейнер долго не продержится, приготовься.

Он взглянул на нее с подозрением:

— Что ты...

— Сейчас!

Завернув за колонну, она кинула гранату прямо в робота. Матерясь, Кайден активировал перегрузку и перебежал к следующему контейнеру, пока Шепард прикрывала его.

Перебегая к другой колонне, она отметила, что последнее большая тень на заднем фоне взмыла в воздух, оттолкнувшись от поверхности астероида. Шаттлы. «Черт побери». Башня связи теперь была их последней надеждой. «И что делать? Звать Нормандию? Я надеюсь, у Кайдена есть какой-то план, ибо я на нуле». Джейн заняла укрытие за следующей колонной, пули прошли очень близко от ее лица. Она обогнула колонну, выпуская залп. Перегрузка Аленко сняла большую часть щитов робота и ее попытки уже поцарапали броню. Остался дробовик и восемь выстрелов из пистолета. «Это самый лучший день моей жизни».

Бросив взгляд, она увидела, что Аленко устроился уже лучше. Он нашел укрытие за бетонной стеной и сейчас разряжал винтовку в приближающегося монстра. Как она видела, он приготовил другой бросок и захватил уже очередную канистру. «Этот человек когда-нибудь устает?» Она мотнула головой. «Сконцентрируйся, Шепард.»

Очертания ретранслятора становились все ближе. «Мы не справимся», — поняла она. — Не с такой скоростью«. Еще одна пуля просвистела совсем рядом. «Сконцентрируйся, черт побери!» Ее руки начали дрожать и она ощутила как теплая жидкость стекает под пятку в правом ботинке. Бросив взгляд вниз, она обнаружила что пуля ее не задела. «Вау, фантастика».

Выпустив последние две очереди зажигательных патронов, она снова дала ему знак. Стазис. Аленко вопросительно посмотрел на нее, но приготовил движение. «Я должна сделать это быстро».

Как только темная энергия оставила его пальцы, она начала двигаться снова. «Двенадцать, одиннадцать, десять...» У Имира было время взять ее на прицел прежде, чем он был обездвижен голубым огнем. «Девять, восемь, семь. Не достаточно близко». Она подняла дробовик, борясь с предательским дрожанием рук. «Три, два... Чисто!»

Краем глаза она заметила, как Кайден ныряет за укрытие в мгновенье как завеса темной энергии рассеивается. Машина ожила и в этот самый момент Шепард выпустила две пули, точно в два оптических устройства робота.

Последующий взрыв поднял ее в воздух и отбросил далеко. «Наконец достаточно близко», — подумала она, проплывая по воздуху. Шепард закрыла глаза в ожидании приземления. Но его не произошло. Неуверенно открыв глаза, она обнаружила себя висящей в воздухе, крепко зажатой в биотическом поле, лицом к лицу с разъяренным морпехом.

— Это и был твой план? — он махнул рукой на черные куски горящего бетона: это было все, что осталось от Имира. — Ты совсем выжила из своего крошечного ума? В какой аномально дикой вселенной выходить против тяжелого меха с одним пистолетом считается жизнеспособным планом!? Тебя могли убить! Если в галактике есть хоть какой-то смысл, так и должно было случиться! Какой задницей ты думала!?

— Но ведь сработало, не так ли? — резонно заметила Шепард.

— Только потому что ты обладаешь какой-то сумасшедшей, мутантской, коверкающей реальность способностью! — в волнении он сделал движение будто желая провести рукой сквозь волосы, но вовремя осознал, что на его пути шлем.

Она уставилась на него:

— Ты закончил?

— Знаешь что? Нет. Я не закончил, — он попробовал обвиняющее ткнуть ее, но его остановило собственное поле. Не замечая этого, он разорвал его. — Настало время кому-нибудь вбить немного разума в этот невероятно толстый череп пока ты не только убьешь себя, но и всех вокруг тебя из лучших побуждений. Потому что в один прекрасный день законы физики догонят тебя с твоей очаровательной бандой террористов и убийц, которые не смогут их удержать. И тогда даже долбанный капитан Шепард не избежит эпицентра взрыва.

Он круто повернулся, отошел на несколько шагов и оглянувшись еще раз уничтожающе посмотрел на нее:

— Эта... эта тяга к саморазрушению которая заставляет тебя бежать прямо в сердце опасности вместо того чтобы избегать его, как бы поступил любой здравомыслящий человек, безусловно делает тебя великим морпехом, но, без сомнения, не особо долго живущим. Я никогда не пойму почему ты до сих пор жива.
Он махнул пренебрежительно в ее сторону.
— Я бы предположил, что ты продала душу дьяволу, если бы я не знал, что по факту она уже принадлежит Церберу, как и вся остальная часть тебя, — язвительно добавил он.

— Но даже ты не сможешь выдержать это, Шепард. Ты правда не видишь? Посмотри на себя! Этот скафандр единственное, что держит твое тело вместе, но разве это тебя останавливает? Ты чуть было не подорвалась в ядерном реакторе и еще до того, как меди-гель хотя бы высох, припечатала к полу тяжелого меха. При этом у тебя нет ничего кроме подбронника. Это слишком, даже для тебя!

Она позволила буре слов пройти мимо нее, реке эмоций, которая запоздала на целых три года. Она позволила ему гневаться так долго, как она смела, но в конце концов ей пришлось прервать.

— Я знаю, — просто сказала Джейн.

Он осекся на полуслове.

— Ты... знаешь?

— Да, на самом деле знаю. Но это гонка против времени и мы проигрываем. Скверно проигрываем. Сегодня мы получили немного времени, но кто знает как много? Я думала, у нас есть годы на подготовку, но я вернулась только чтобы обнаружить, что все расы галактики держались за свои задницы все эти два года и мы сейчас не больше готовы чем были в тот момент, когда меня заставили совершить долгую прогулку через люк. Что, галактике я нужна только для того чтобы подержать ее чертову руку?

— Это не то, что я...

— Я знаю, что не смогу выдержать это, — прервала она. — Я не тупица, Кайден. Я знаю, что я не смогу вечно бежать от мира. Я думала, что сегодня он наконец поймал меня, но теперь я полагаю, что буду бежать чуть дольше. Но однажды он уже поймал меня и я уверена, что когда-нибудь он проверит свои записи и обнаружит, что мое имя уже зачеркнуто. И тогда это будет просто вопросом времени, когда он исправит ошибку. И если есть хоть одна вещь, в чем вселенная чертовски хороша, так оно и будет.

— Ты не духовная ошибка, — выдохнул Аленко. — Мир не делает ошибок, люди не просыпаются после смерти. Ты действительно хочешь, чтобы я поверил будто ты была мертва два года? Что какие-то ученые Цербера смогли сделать за два года то, что человечество пытается сделать тысячелетиями?

— Я не ожидаю, что ты будешь во что-то верить, Кайден. В последнюю очередь — в меня. У меня есть миссия и я закончу ее на своих условиях. Я буду бороться, бороться так сильно как смогу, так долго как смогу, и используя все, что у меня есть, и молиться; молиться, что это будет каким-то образом, хоть как-то достаточно для того чтобы вселенная в конце концов проявила простую порядочность и позволила провалиться Жнецам обратно в ад вместе со мной.

— Шепард...
— А если я не смогу довести дело до конца, что ж. Я обучила хорошую команду, я верю что они подчистят оставшееся.

— Твоя команда сейчас не здесь, Шепард, — устало сказл он.

Она посмотрела на него оценивающее.

— Ты здесь.

— Ты... — наконец сказал он, — Ты делаешь так, что с тобой чертовски трудно спорить, ты знаешь?

— Это талант.

Еще раз вздохнув, он отвернулся от нее, осматривая их недавнее поле битвы.

— Клянусь, иногда тебе нужен хранитель.

— Ну, — мягко произнесла она, — это место было свободно какое-то время.

Он посмотрел на нее. Она не могла прочесть выражение его лица сквозь темный визор, но могла представить его усталый вид. Джейн подумала, что ее вид сейчас такой же.

— В этом виновата только ты.

— Есть куча людей, которых надо винить, и я не последняя из них, — вздохнула она. — Что ж, если мы закончили констатировать очевидное, то нам пора идти. У меня совсем нет желания сыграть в жаренного цыпленка с этим ретранслятором.

Он взглянул на виновный объект. С каждой секундой ретранслятор становился все больше и больше.

— Точно.

Осторожно опустив ее на твердую поверхность, Кайден аккуратно обхватил ее рукой.

— Я полагаю надеяться на то, что твои раны вновь не открылись, это слишком? — покорно спросил он.

Она криво усмехнулась, зная, что он не видит эту усмешку:

— Может чуть-чуть.

Он раздраженно вздохнул.

— Давай. У тебя не так много крови, чтобы ее терять.

Он почти тащил ее весь оставшийся путь к башне. Там Аленко поспешно вызвал интерфейс.

— Внешний канал открыт, — прощебетал ВИ.

— «Фермопилы», как слышно? Адамс!

Вместо того, чтобы соединить с рулевым, голограмма мигнула и они оба предстали напротив знакомой кальмаробразной формы.

— Что за...

— Шепард, — гулко произнес дисплей. Спектр застыла. — Ты начинаешь раздражать. Ты сражаешься с неотвратимостью. Пыль против космического ветра. И это кажется тебя победой. Звездная система, принесенная в жертву. Но даже сейчас ваши величайшие цивилизации обречены. Ваши лидеры будут умолять служить нам.

Она выпрямилась, становясь лицом к лицу с проекцией.

— Может ты и прав. Может мы и не можем выиграть, — Она скрестила руки на груди и демонстративно вскинула подбородок, уставившись на Жнеца, — но несмотря ни на что, мы будем сражаться с вами, — заявила она. — Также, как сражались с Властелином. Также, как сражаемся сейчас. Какими бы незначительными мы не были, мы будем бороться, будем приносить жертвы и мы найдем выход. Это то, что делают люди.

— Знай, что ты погибнешь в тщете. Ваше время придет. Ваши расы падут. Приготовьтесь к Прибытию, — дисплей вспыхнул еще раз и башня связи подключилась.

Тяжело опершись на консоль, Джейн, изогнув брови, взглянула на Кайдена:

— Как тебе такое доказательство?..

— Капитан? Капитан, вы там?

Прислонив руку к уху, Аленко ответил:

— Адамс! Нам нужна эвакуация, эта штука скоро будет совсем близко! — он перевел взгляд на шатающегося спектра и добавил: — Скажи медбригаде, чтобы они были готовы.

— Есть, сэр! С другой стороны, чем дольше вы будете там, тем меньше дистанцию нам придется преодолеть до ретранслятора!

Он скривился.

— Очень смешно, лейтенант.

— Делаю что могу, сэр, — ответила она шутливым тоном. «Эти пилоты просто боль в заднице».

«Фермопилы» появились в поле зрения как только капитан отвернулся от башни.

Они приготовились заскочить в открытый отсек — один поддерживал другого. Пронеся свою ношу последние несколько метров до входа, Аленко локтем захлопнул дверь люка.

— Адамс! Уводи нас отсюда!
— Ай-ай, сэр!

Он пошатнулся, когда двигатели загудели на полную мощность. Шепард склонилась на колени. Он поймал ее в тот момент, когда она рухнула на него, ее голова с мягким стуком ударилась о его броню.

— Эй, останься со мной! — взмолился он, укладывая ее на пол.

— Прости... — пробормотала она, уткнувшись в его плечо. Ее свободная рука что-то втолкнула в его. Ее инструментрон. — Отдай это... Андерсону. И скажи, что... турианский советник сосет.

Он сжал ее руки, в то время как их узким кругом обступила его команда. Они подхватили спектра и перетащили ее на уже приготовленные носилки.

— Скажешь ему сама.

отредактировано strelok-074023


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.04.2012 | 1655 | 12 | ME2, Кайден Аленко, перевод, фемШеапард | Viwi
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 22
Гостей: 19
Пользователей: 3

KsanaBlack, Alone2050, Tay
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт