"Cherry" IV


Третий рассказ из серии Легенды "Кровного Братства". Действие происходит     
за три года до событий "Шепчущего Мака".
Новые герои, старые знакомые и ещё одна история - Что может быть лучше?
 
 

Полгода. Полгода нещадных тренировок, полгода изматывающего, вытягивающего все силы режима, постоянные каждодневные практики в рукопашном бое и стрельбе; заучивания, зазубривания и оттачивание всех дарованных ей Маком знаний и умений; заветное познание таланта, пробужденного против её воли — всего этого оказалось непозволительно мало для Аннабель. У нее было явное преимущество и в силе и в умении, а благодаря уникальному дару и усердию она смогла добиться всего этого в удивительно короткие сроки. Дикая, первобытная, если не животная сила, пробудившаяся ото сна, уже не раз спасала жизнь ей и её напарнику, Бубну. За всё время уникальное чутьё еще ни разу не подводило девушку. Она наивно полагала, что всего этого багажа способностей ей с лихвой хватит, чтоб справиться с чем угодно и кем угодно. И как же она ошиблась. Аннабель, ученица Мака, ныне наречённая наемницей Черри, теперь с позором волочилась по земле вслед за тащившими её батарианскими солдатами. Схваченная, связанная, униженная.

Прошло более чем три месяца с того дня, как она в последний раз видела Мака. С того самого момента она так и не получила от него обещанных вестей — ни единого письма, ни строчки о том, где он, что с ним, жив ли он вообще? Мак обещал хотя бы изредка, но напоминать о себе. Лгал ли он, или с ним и в правда случилось что-то страшное? Зная, кто он и на какую работу ему приходится соглашаться ради каких-то только ему ведомых нужд, она ещё сильнее начинала переживать за своего учителя. Вскоре ее походы к бару «Кирпич» стали постоянными. Она каждый день навещала старого, бородатого и неизменно зловонного Кока в надежде, что хоть через него ей удастся что-то разузнать о судьбе ее наставника. Но тот лишь разводил руками, при ней же часами просиживая за небольшим коммуникатором в ожидании ответа на запрос. Они спрашивали вновь и вновь, не обращая внимания на отсутствие даже отрицательных откликов. Старик только недоумевающе чесал затылок, ссылаясь на то, что прежде такого не случалось. Однажды он что-то пробубнил про каких-то «Братьев» и на вопрос Аннабель о том, кто они такие, лишь удивленно выпучил глаза. Оказываться, Кок все это время не просто мог связаться с Маком, но и обеспечивал связь с целой группировкой наемников, в которой он состоял и о которой ей никогда и ничего не рассказывал. Остальное было делом нехитрым. Аннабель сумела связаться с начальством группировки, но делиться своими сведеньями они не спешили. Ей пришлось признаться, откуда она знает Мака и, к своему удивлению в ответ получила предложение вступить в группировку. Только после этой «формальности» они соглашались открыть имеющуюся у них информацию. В лицо хлестнула струя воды.

— Э, не-е-ет, дрянь, — с подобием улыбки проговорил батарианских офицер, — Из-за тебя и твоего дружка я лишился возможности спокойно провести этот наряд. Так что и не надейся, человеческое отродье, у нас ты еще долго не уснешь.

Загоготали другие солдаты. Аннабель, еще так и не придя в себя до конца, попыталась осмотреться. Ее тащили двое, связав ноги веревкой, а рядом следовал обозначившийся ранее офицер-батарианец. Их сопровождали оставшиеся после боя роботы, несшие на себе тела поверженных товарищей.

— Еще и рапорты заполнять на эти чертовы жестянки, аргх.. — прорычал офицер, злобно блеснув маслянисто-черными глазами, — клянусь, я буду писать их твоей кровью, человек. Взвод, стоять!

Отряд остановился близ бронетранспортёра, на котором и прибыл к месту поимки наемницы.

— Гараг-2, говорит Михт, как слышно? — проговорил в рацию батарианский офицер.
— Слышу тебя, ну как дела, Михт? Поймали нарушителей?
— Одну, — буркнул в ответ тот, — второй пока не показался.
— Выясните все, что можно, на месте. Будет упрямиться — везите на базу, Багард уже расчехлил свои инструменты.
— Передай ему, чтоб подождал, — усмехнулся в рацию Михт, — эта дрянь мне половину мехов поломала.
— Ясно, конец связи.
— Ну что, милочка, — скалясь жуткими, похожими на иглы зубами, пробасил Михт и сразу же пнул ее в живот, — поведай нам, где же твой дружок? А то лейтенант Чиза недоволен, что его «летуна» так неслабо помяли на последнем вылете. Ну же... Что, воздуха не хватает? — улыбнулся он глядя на кашляющую и жадно глотающую воздух девушку, — Снимите с нее шлем.

Кто-то из солдат туже подошел и, не церемонясь, сорвал мешающий головной убор.

— Какая ты у нас красивая, — нанеся очередной удар, бросил офицер и потянул её вверх за размотавшуюся вишневую косу волос, — говорят, человеческие самки очень дорожат этими зарослями на голове. Но для ваших солдат это слабость, — он с силой дернул, и Аннабель показалось, что ее голова разрывается на части. Лицо исказила гримаса боли, но она не спешила радовать слух своих врагов столь желанной для них музыкой стонов и криков.
— Какая смелая, — ухмыльнулся офицер и тут же нанес удар под солнечное сплетение, — но я все еще жду ответа, мразь. Где твой сообщник?!
Аннабель продолжала молчать.
— Молчишь? Что ж, так даже интереснее, — батарианец вытащил из-за пояса изогнутый нож, — Давненько мне не выпадал случай поиграться с человеком. Кто бы другой отдал бы тебя на утеху роты солдат — хорошая альтернатива. Но я вас, людей, терпеть не могу, — острое лезвие коснулось лица Аннабель, — меня буквально выворачивает от одного только взгляда на ваши мерзкие лица. Молчать! — рявкнул он на усмехнувшихся подчинённых, — Да я скорее глаза себе выколю, чем позволю своим людям осквернять себя такой мерзостью, как совокупление с вашим видом. Но обещаю тебе: если ты не будешь отвечать на мои вопросы — я буду медленно скармливать тебе все то, что посчитаю лишним в твоем теле. Уяснила? Уяснила, мразь?!
Он с силой ударил ее по лицу тыльной стороной ладони. Из-за ножа удар оказался еще тяжелее, но девушка лишь поморщилась, скривившись от так ненавистного еще с тренировок металлического привкуса. Из уголка в рта потекла тонкая алая дорожка.
— Ну что ж, — жутковато улыбнувшись проговорил батарианский офицер, — тогда, пожалуй, начну с ушей..
— Михт, — раздалось из рации, — Михт, это Гараг-2, ответь.
— Паскудство, — буркнул тот и без размаха в очередной раз толкнул пленницу ногой в грудь, опрокидывая ее на землю, — Чего вам? Я занят.
— Поступил приказ немедленно доставить пленника на базу.
— Издеваетесь?! Я еще даже не начал!
— Я знаю, какое ты трепло, Михт, — усмехнулся голос из рации, — уверен, он уже корчится в муках от одной твоей родословной. Но приказ поступил из штаба батальона, я бы на твоем месте не мешкал.
— Рахни вас раздери! — прорычал батарианец, убрав рацию рацию подальше от губ, — Принял. Выдвигаемся. Ну что ржёте, ублюдки?! Каждому выпишу наряд на работу в загонах варренов! Будете, как салаги, дерьмо лопатами грести. Берите эту шваль и грузите в машину, живо!
Смачно схаркнув в сторону Аннабель, офицер прошел к панели.
— Капрал, — стуча по корпусу броневика крикнул он, попутно набивая что-то на высветившимся терминале, — открывай! Едем на базу!
Окружавшие пленницу роботы побросали своих поломанных товарищей и поспешили занять свои места на бортах БМП.
— Чтоб вас, жестянки! — зло рыкнул Михт, — тащите человека сюда и живо крепите весь этот металлолом на магнитных фиксаторах, остальные запчасти — в кузов! Живее! — он вновь ударил по металлической обшивке, — капрал, ты там уснул, что ли?!
Бортовая дверь тут подалась вперед и отъехала в сторону. Затем сверкнула синяя вспышка, и батарианский офицер, корчась, распластался на угловатом кузове броневика. Аннабель заметила лишь мимолетный голубоватый росчерк, и двое солдат, тащивших ее к броневику, лихо столкнулись лбами, да с такой силой, что ее осыпало мелкими осколками лопнувших шлемов.
Девушка не успела даже удивиться, когда серый силуэт, подсвеченный синеватым сиянием, вновь с силой впечатал поднявшегося было офицера в землю. Батарианец на мгновение смешно поднял руки с ногами к небу и затих.
— Бубн! — пытаясь сесть, воскликнула Аннабель.
— А кто же еще? — усмехнулся наемник, подходя к ней. Наемник явно не ожидал, что спасенная им пленница, даже будучи связанной, сумеет так изогнуться и словно змея врезаться головой прямо ему в живот.
— Ублюдок! Где ты был?! Я тут чуть не померла!
— Тихо ты, — закашлялся тот, пытаясь утихомирить бившуюся в путах напарницу, — Черт, больно же!
— Ты еще не знаешь, что такое боль! Развяжи меня!
— Я все больше убеждаюсь, что это плохая идея, — как ни в чем ни бывало, рассмеялся наемник, — погоди... Да не дергайся ты, дура!
— Какого черта, Бубн?! Какого черта?! — зло цедила Аннабель, — А если бы меня сейчас порезали?
— А что мне было делать?! — буркнул в ответ тот, — у этих гадов опознавательные маячки намертво в вделаны в броню. Если бы я вылез из броневика, эти жестянки, — он кивнул в сторону уже закрепившихся на бортах мехов, — тут же бы меня засекли и открыли бы огонь!
— Так почему же ты не взломал панель?! — потирая запястье, ругнулась девушка, — ты же именно за этим сюда собирался?!
— Там требуется офицерский код — все, на что у меня хватило времени — это взломать дверь и вырубить водителя. Прости, Черри, но по-другому было никак.
— Да ведь мне чуть уши не отрезали!
— Без риска — никуда. Вот наша работа, — театрально развел руками Бубн, — а теперь залезай в броневик, если жить охота!
— Каков наш следующий шаг? — уже несколько успокоившись, спросила Аннабель, присаживаясь рядом с водительским креслом.
— Я успел глянуть имеющиеся карты, — ответил Бубн, заводя машину, — если проехать дальше, будет поворот, ведущий к небольшой базе. Судя по всему, наш маяк указывает именно на нее.
— И ты предлагаешь ворваться прямо в стан врага? — изумилась девушка.
— А почему бы нет? — усмехнулся наемник, — У нас многотонный таран с большой пушкой на крыше — чего еще надо? Если повезет, вообще без единого выстрела туда попадем. К тому же мне интересно, что предпринмут «Кровные Братья», когда мы таки доберемся до пункта назначения.
— Глупая затея. И ты им все еще доверяешь?
— Сигнальную ракету я запущу только там. Я привык выполнять поставленные задачи, сколь бы невозможными они не казались.
Броневик резко тронулся с места и помчался вдоль сплошной стены леса. Все это время стрелка указателя неизменно вела их по направлению именно к той самой базе, куда Бубн и направил украденный броневик. По пути попадались и другие машины с патрулями, но их не трогали. До базы оставалось не больше пары километров. Наемник уверенно вел машину, заранее оповещая редкие посты звуковым сигналом. И, как ни странно, это работало. Солдаты послушно убирали преграды и поднимали шлагбаумы, не забывая даже салютовать. Похоже, все были в курсе, чей это броневик, а значит, батарианец Михт был не из последних офицеров этого района. Наемники даже пожалели, что оставили их на границе леса — важный заложник им бы сейчас точно не помешал.
Но их удача не могла длиться вечно. Уже ближе к самой базе патрульные перекрыли подступы к объекту. Стояли противотанковые ежи, всюду были натянуты сотни метров колючей проволоки, а у самых стен развернуты пулеметные гнезда и противотанковые расчеты. Им навстречу вышел солдат в уже знакомом тяжелом обмундировании батарианской пехоты, требуя остановить машину, но Бубн лишь добавил газу, направляя броневик чуть в сторону, чтобы проскочить между тяжелых бетонных блоков. Стальная обшивка вгрызлась в них, подбрасывая машину вверх. Опомнившиеся солдаты открыли огонь, первая же выпущенная ракета снесла броневику орудийную башню. Но наемник все давил и давил на газ, пробившись через первую линию обороны. Новые ракеты, выпущенные батарианскими солдатами, только чудом не задели петляющий на грунтовке броневик. Внутри него все трясло; похоже, что передние колеса машины серьезно пострадали при столкновении с бетонным ограждением, и Бубн едва мог удержать машину под контролем. Кабину наполнили крики и безудержный мат обоих наемников, хотя сами они навряд ли сейчас понимали то, что орали. БМП со всей оставшейся после первого удара мощью пробила железные ворота базы и ворвалась во внутренний двор. Опомнившись, Бубн тут же ударил по тормозам. Оба, он и Черри, задыхаясь, недоумевающе переглянулись.
Снаружи все затихло: не летели новые ракеты, смолкли пулеметы, а солдаты даже не пытались окружить вторгшихся на их территорию безумных наемников. Только три одинокие фигуры застыли прямо напротив них в багрово-изумрудной броне. В центральном Черри с Бубном легко признали Говоруна по крупным оранжевым вставкам в тяжелой броне. Эти трое просто стояли, убрав руки за спину, видимо, ожидая пока испытуемые, наконец, соизволят покинуть свой транспорт.
У наемников не было слов, чтобы описать все то, что они испытали в этот момент. Самое скупое описание, какое они могли сейчас дать — это шок. Видимо, устав ожидать реакции испытуемых, Говорун жестом поманил их к себе.
Черри и Бубн молча покинули покорёженный броневик и, осматривая внезапно опустевшую базу, осторожно приблизились к патриарху «Кровных Братьев».

— Привет! — беззаботно встретил их Говорун.
— Что все это значит?! — первым не выдержал Бубн.
— Как что? — с притворным удивлением отозвался Говорун, — полагаю, то, что вас можно поздравить, господа хорошие. Вы прошли испытание.
Наемники вновь недоумевающе переглянулись.
— Так это что, был всего лишь спектакль?! — подала голос Аннабель.
— И весьма интересный, не находите? — улыбнулся сквозь маску Говорун.
— А если бы кто-нибудь погиб?! — вскрикнула Аннабель, — если бы и нас прикончили?!
— Смешно слышать такие вопросы от наемницы, — хмыкнул патриарх, — я вам уже говорил на старте и повторю на финише: «Ваша задача добраться из пункта А в пункт Б. На остальное мне плевать». Так что можете собой гордиться.
— А как же те батарианские солдаты? — все еще недоумевал Бубн, — я же их...
— Им уже оказана вся необходимая медицинская помощь, — уверил его Говорун, — но, право, прошу вас — давайте пройдем в более уютное место. День на этой планете длится почти сорок часов, и солнце уже изрядно припекает, а в этой броне стоять под ним совсем не в радость.
— Вы что, издеваетесь? — рявкнул Бубн.
— Мы вам все объясним, — невозмутимо ответил патриарх, — пройдемте.
И все трое одновременно повернулись и направились к одному из корпусов. Наёмникам ничего не оставалось как последовать за ними.

***
Бубн с Черри вошли в просторную залу под ликующие приветственные возгласы. Со всех сторон их тут же обступили десятки крикливых батарианцев в уже знакомом по последним стычкам обмундировании. Обоим стало несколько не себе от такого числа не самых приятных человеческому глазу представителей галактического сообщества. Невольно казалось, что вся эта шумная толпа вот-вот накинется на обескураженную парочку и растерзает их на множество мелких кусочков. Однако вместо воображаемого ими линчевания их поздравляли, дружески трепали и похлопывали по плечам. Самый смелый, отважившийся похлопать Аннабель пониже спины, скорчился позади парочки под гогот своих товарищей, держась за вывихнутое запястье. Девушка улыбнулась, про себя подумав: «Неужели все мужчины настолько предсказуемы?»
Само помещение, судя по всему, служило общей столовой, но пребывало в жутком состоянии. Грязь, пыль, тенета — такое чувство, что пользовались ей впервые за несколько десятков лет. Весь зал был заставлен невзрачными металлическими столами округлой формы с выдвигающимися из-под них сидениями. Один из таких столов стоял прямо по центру залы, освещенный одиноким светильником. За ним-то и расположился Говорун, в обществе двух не особо разговорчивых бойцов в броне «Кровных Братьев». Патриарх любезно предложил наемникам присесть и те, немного помедлив, приняли его приглашение.
— Ну что же, дорогие мои, — патриарх подмигнул испытуемым сквозь прорезь своего шлема, — настал момент которого мы ждали даже больше вашего, — кто-то из окружающих солдат довольно хмыкнул, — Маски прочь, господа!
Все как один потянулись, оттягивая тугие вороты скафандров, и Черри с Бубном одно за другим стали открываться красноватые, взмокшие от пота, но довольные и привычные человеческие лица. Рты выплевывали накладки с игольчатыми зубами, и бывшие батарианцы устало разминали челюсти, и многие не преминули сплюнуть на и без того не самый чистый пол зала. Сейчас с закрытым лицом оставался только сам Говорун, отчего-то пренебрегший возможностью снять маску.
— Ну и как вам? — не без самодовольства спросил он, — Кстати, друзья! Я забыл вам представить наших сегодняшних героев! Перед нами закаленный ветеран и солдат Альянса — Бубн, а так же талантливая и очаровательная Черри! Для всех вас это станет новостью, как несколько недель назад стало новостью для меня! Перед нами ученица самого призрака нашей группировки — патриарха Мака!
По залу прошел удивленный ропот. Наемники в полголоса переговаривались друг с другом, изучая новоприбывшую парочку, в особенности задерживая взгляды на ней, Аннабель.
— Ну, так как вам? — повторился Говорун.
— У меня нет слов, — не скрыл удивления Бубн, — Не думал, что ваша братия выкинет нечто подобное... Зачем?
— Чтобы вы поверили, — спокойно ответил тот, — Чтобы вы себя почувствовали в той заднице... Ой! прошу прошение, — патриарх с несколько смущенным видом склонил голову перед Аннабель, — в той... Не самой привлекательной ситуации, в которые вечно влипают рубаки из нашей братии.
Несколько наемников рассмеялось, но большинство, молчаливо улыбаясь, кивали в подтверждение слов своего главы.
— А как же ловушки! А штурмовик? Роботы? — начала Аннабель, — По нам стреляли, и явно не из хлопушек! Что, если бы нас размозжило то бревно или мы наткнулись бы на колья?
— Ну, полагаю, вы заметили нашу систему оповещения в подобных случаях, — ухмыльнулся патриарх, — насчет прочего: мы не дураки и следили за каждым вашим шагом через маячки, незаметно установленные на ваши бронекостюмы еще на звездолете. И наш штурмовик на бесшумном ходу всегда был поблизости, чтоб в экстренном случае вмешаться.
— И этот же штурмовик выкосил новую полянку в лесу своими ракетными залпами, — буркнул Бубн, — мой биотический барьер едва выдержал его попадания.
— Мы не поскупились и установили на него очень качественный ВИ-интерфейс, который и координировал огонь из орудий, — продолжил объяснять Говорун, — ваши маячки отмечали вас как дружественные объекты. Те попадания, в коих ты нас упрекаешь, были спровоцированы тобой же, когда в ход пошла биотика. Мы не ожидали столь жесткого отпора. Если бы все прошло по плану, штурмовик просто улетел бы, якобы восполнять боезапас.
— А перестрелки? Мы могли кого-нибудь сильно ранить или даже убить, — приняла эстафету Аннабель.
— Не-е-ет, — махнул рукой патриарх, — Это было практически исключено. Риск попасть под удар был, но наши ребята были на него согласны. К тому же, полагаю, вы оценили их экипировку?
— Ходячие танки, — согласно кивнул Бубн, — но вы не ответили на вопрос.
— Да-да, — их собеседник смиренно поднял руки, — насколько вы помните, перед заходом на корабль мы попросили вас сдать свое оружие. Так вот, в нем, как и во всем вооружении, использовавшемся в ходе этой операции, стволы были переделаны на стрельбу пустотелыми болванками из более легкого сплава. Так что ими при всем желании нельзя было пробить современную тактическую броню. Единственную угрозу, как мы и полагали, имели исключительно рукопашные столкновения. Что мы в итоге и получили. Те, с кем вам уже довелось тесно пообщаться, сейчас лежат в лазарете, — он позволил себе легкую усмешку, — звать Багир, Гулдан и Борри, водителем был Кряк. Можете их навестить, когда мы закончим. Извиняться не стоит, но... — помощники Говоруна извлекли из-под стола четыре причудливо разукрашенные разноцветными ленточками плетеные корзинки, доверху набитые всевозможными ароматными фруктами, — но внести немного витаминов в их рацион для скорейшего выздоровления будет не лишним.
Наемники в голос расхохотались, не удержался и Бубн:
— А если бы пострадавших было бы больше? — с издевкой заметил он.
— О, у нас все предусмотрено, — с достоинством заметил патриарх, беглым взглядом окинув всех собравшихся, — Что не пойдет на поправку больным, обязательно сгодится для наших возлюбленных жен, зазноб и детей. Как ни крути, а для них у нас сегодня кор-по-ра-тив.
Зал вновь наполнился смехом и одобрительными возгласами.
— Ничего себе у вас корпоративы, — Аннабель в изумлении покачала головой, — ну, насчет остального нетрудно догадаться, а что дальше?
— Будет совет, и мы решим как с вами быть, — уже обыденным тоном ответил Говорун.
— Разве мы не прошли испытание? — Аннабель обменялась с Бубном коротким взглядом.
— Оно дало вам шанс показать, чего вы стоите — остальное уже от вас не зависит.
Почти в этот же момент на их с Бубном плечи легли огромные тяжелые ладони. Наемники обернулись и увидели настоящую громаду, одетую в багрово-изумрудную броню со знакомой эмблемой «Кровных Братьев» — черный кубок и падающие в него три алые капли. На их сравнительно тщедушные плечи опирался настоящий великан, в тени которого они просто потерялись бы.
— А! Толстый, вот и ты, — поприветствовал его Говорун, — ну и как прошел ваш конклав? Что решили?
— Все решили, — пробасил здоровяк, — Добро пожаловать в наши ряды, Бубн.
— А что насчет?..
Говорун не успел закончить фразу. Толстый резко, словно котенка, за шиворот поднял девушку, которая в его руках моглa показаться совсем невесомой, и та, барахтаясь, повисла в воздухе.
— Отдельный разговор, — лишь пробухтел он и понес несчастную в глубь помещения. Солдаты расходились, уступая ему дорогу. Бубн было сорвался с места, но его удержали, немым жестом указав, что вмешиваться в происходящее ему не стоит. Аннабель изо всех сил билась и кричала, пытаясь высвободиться из каменной хватки великана, но тщетно. Он словно и вовсе не замечал ударов и пинков, которыми она пыталась выбить себе свободу, принимая их самое большее за комариные укусы.
— Отпусти меня! — в очередной раз выкрикнула та.
— Что происходит?! — не выдержал Бубн.
— Очевидно, есть причина, — холодно ответил Говорун.
— И какая же, интересно? — наемник тут же покрылся синеватым сиянием.
— Даже не думай, — на него тут же оказалось наставлно не меньше дюжины оружейных стволов, — Я сам пока ничего не знаю, но волноваться не стоит.
Тем временем Аннабель уже вынесли за пределы столовой, и она оказалась в столь же заброшенном помещении, где пылилось множество старого оборудования и кухонной утвари.
Аннабель решительно ничего не понимала. За сегодняшний день на ее долю сюрпризов выпало уже слишком много, и похоже, что захватившая ее круговерть и не думает останавливаться. Что же этим «Кровным Братьям» от нее нужно? Вряд ли ее сюда затащили с целью поставить к плите и заставить кормить скопившуюся в зале ораву. Хотя, чем больше она узнавала об этой странной группировке, тем больше понимала: ждать от них можно чего угодно, но они все равно найдут, чем удивить. Так же получилось и сейчас.
Пройдя чуть дальше, за массивными стеллажами показались еще двое бойцов в уже знакомых багровых и изумрудных цветах. Те, как и несший ее здоровяк по кличке Толстый, без лишних разглагольствований раскрыли встроенные в пол металлические створки широкого люка, за которыми был лишь непроницаемый мрак подвала. Она сделала еще одну, последнюю попытку высвободиться, но хватка великана ослабла, только когда она оказалась над самым люком.
Аннабель аккуратно, словно кошка приземлилась на жесткую поверхность металлического пола, и створки тут же захлопнулись. До них можно было дотянуться руками, но они уже были наглухо заперты на засов. Что случилось? Зачем они это сделали? Что она сделала или что ей теперь следовало сделать? Наемники хранили молчание. Она кричала, она звала их, но не получала ответа.
«Да, что же это такое происходит-то?».

***
— Эти ребята влетели нам в копеечку, — проговорил мужчина в темной легкой броне и закрывающей все лицо маске, за спиной которого удобно устроился завернутый в плотную ткань клинок. С высоты третьего этажа он следил за тем, как пара испытуемых вошла в соседний корпус.
— Да ладно тебе, Плаха, — к окну подошел еще один человек в стандартном боевом скафандре «Кровных Братьев», украшенном острыми стальными шипами, — Такие самородки, как они, быстро окупятся. Сегодняшние затраты — мелочь. У меня уже даже заготовлена пара неплохих контрактов! Эти мальцы вернут должок уже через месяц.
— Тебя волнуют только деньги, Детройт, — хмыкнул мужчина, которого назвали Плахой.
— Именно поэтому я и единственный из патриархов, кто следит за общим экономическим состоянием нашей братии, — криво улыбнулся тот, — Я лучше пущу БМП на лом, чем куплю бесполезный в наше время меч за чертову прорву кредитов.
— Хочешь опробовать мой клинок в деле? — хладнокровно парировал тот, — Уверяю, ты останешься доволен. Он одинаково хорошо рубит что плоть, что бронетехнику.
— Спасибо, но на сегодня трат хватит, — с легкостью отказался Детройт.
— Если все же повнимательнее приглядеться к нашим новичкам, — мечник вернулся к прежней теме, — не спорю: сил и упорства им не занимать. Со смекалкой тоже порядок, но они безрассудны. В иной ситуации, они скорее всего были бы уже мертвы.
— Но они выполнили поставленную задачу, — к спорящим присоединился третий. Настоящий великан возвышался над каждым из своих товарищей не меньше чем на голову. Ширины его плеч свободно бы хватило и на пару крепких зрелых мужчин, а сжатые кулаки были размером с голову уже не малого ребенка. Однако для облика настоящего атланта или титана ему недоставало той стройности, что древние цивилизации приписывали своим мифическим героям. Под нестандартным нагрудным бронежилетом угадывалось округлое пузо, слово бы силач проглотил немалый котел.
— Они мне нравятся, — пробасил он, — особенно меня впечатлил Б.А.И.Р.овец. Я бы с таким смахнулся на ринге в свое удовольствие. Да и девка неплоха. Потрясающее чутье! Многие другие уже лежали бы нашпигованные свинцом, а эта порхает как бабочка.
— Хех, Толстый, я уже сомневаюсь, что наш совет все такой же непредвзятый, как принято считать, — подмигнул великану Детройт, — Уж не потерял ли ты голову из-за смазливого личика, пузатый ты наш?
— Ахах, — громыхнул, а не рассмеялся Толстый, — да, правда, на такую девоньку грех глаз не положить, но я ей в отцы гожусь. А вот кому из сыновей бы предложил... А ты Детройт, тот еще ёж, — он похлопал друга по плечу, — но оставь подобные колкости Говоруну, тебе не к лицу такие речи, словно со страниц поэмы взятые.
— Вот ты выдал, — рассмеялся тот.
— Может, все-таки вернемся к делу? — вмешался Плаха.
— Да, — разном кивнули оба.
— Сегодня нас только пятеро, но решение необходимо принять, здраво взвесив все «за» и «против», — продолжил тот, — Говорун доверил свой голос мне. Начнем с солдата.
— Добро, — тут же принял слово Толстый, — ратный богатырик. Сильный, опытный, отважный, да и еще биотик!
— Психованный биотик, — хмыкнул Детройт, — такой в отряде не менее опасен, чем засланный.
— И подготовку «Синих Светил» трудно не заметить, — добавил Плаха.
— По нашим данным, он отказался с ними работать, — покачал головой великан, — даже испытательного срока не отбыл.
— Таких как раз и засылают, — хмыкнул патриарх-меченосец, — Не все такие прямодушные, как ты, здоровяк.
— Но это и не значит, что нельзя никому доверять, — парировал тот, — ты тоже не самый дружелюбный тип, но мы же тебя все еще терпим.
Плаха в ответ только фыркнул.
— Наша разведка работает хорошо, Толстяк, но никто не застрахован от ошибок, — согласился Детройт, — в нашем случае это опасно. Слишком много ребят, желающих просто зарабатывать деньги своими «не мирными» талантами, могут пострадать из-за одного предателя. Мы отвечаем за этих людей.
— Но! — покрытый шипами патриарх вновь обратился к своим названым братьям, после некоторого молчания, — я, пожалуй, тоже подержу кандидатуру этого... Бубна. Он прошел испытание — это уже многого стоит! У них был шанс отступить, у них был шанс отказаться от этой затеи, когда засомневались в честности предложенного испытания, но они этого не сделали. Б.А.И.Р.овец умеет наладить контакт, и я думаю водить сквады он станет куда раньше, чем перейдет в старшие. К тому же, — Детройт хитро улыбнулся, — я уже сообщил, что для него у меня уже имеются кое-какие дела, с не кое-какой выгодой...
— Поддерживаю, — согласно кивнул Толстый.
— Торгаш, волус твой товарищ, — ухмыльнулся Плаха, — думаю, Говорун с вами бы согласился, но я... Я думаю, что не лишним будет держать глаза открытыми.
— Ну что же, — довольно хлопув, потер руки Толстый, — тогда обсудим изюминку нашего сегодняшнего пирога, а вернее сказать, хех, Вишенку!
— Как легко ты пренебрег моим голосом, Толстый, — донесся из глубины комнаты доселе не звучавший голос.
— Ой... Да, ты прав, — здоровяк виновато улыбнулся, — Прости Мак.
Последний, пятый патриарх сидел на полу, постелив для удобства дешевый матрац, с неизменно непроницаемым видом, подобно Плахе. Тот так же скрывал свое лицо на любом мероприятии «Кровного Братства», но, в отличие от своего основного конкурента по индивидуальным заказам, его личина не была тайной для остальных патриархов.
— Ты вроде и сам не горишь желанием им пользоваться, — с безразличным видом заметил Плаха, — Твой труд и твой вклад в наше дело не остается незамеченным, но нам все-таки хотелось бы хоть иногда видеть нашего братца на сходках.
— И вправду, вечно ты пропадаешь, Мак, — согласно кивнул Толстый.
— Дела, — только и ответил тот.
— Ну да, ну да... — покачал головой Детройт и оперся на подоконник, — кажется, ты хотел нам что-то сказать? Мы все во внимании. Что ты думаешь насчет Бубна?
— Бубн — да, Черри- нет, — ответил тот, — я бы даже сказал — однозначное нет.
— Вот даже как? — Плаха даже присвистнул, — Какой ты, оказывается, заботливый, Мак. Неужто так боязно за своего подмастерья? Думаю все наши братья как один пребывали в кхм... шоке, от того что ты взял себе ученицу.
Все трое как один тотчас закивали.
— Так в чем же дело? Почему нет? Или мы может еще чего не знаем?
— Мать твою, только не говори что она от тебя?..
— Помолчи, Детр, — прервал неуместную шутку Толстый.
— Ей здесь не место — это всё, — коротко ответил Мак.
— По-моему тут дело все же в...
— А вроде бы очень даже, — Детройта вновь перебили, но на этот раз уже Плаха, — если ее еще чуток поднатаскать — получится весьма доходный боец. А уж если взяться как следует, то не удивлюсь появлению в наших рядах нового ассасина! — патриарх высокозначительно поднял указательный палец и усмехнулся, — черт, работу тогда уже на троих придется делить.
— Верно, друг. Ты прям читаешь мои мысли, — довольно почесывая подбородок, согласился Детройт, — только кончайте меня перебивать! Я просто хочу разрядить обстановку.
— Просто послушайте меня и откажитесь от этой затеи, — повторил Мак, глядя на собравшуюся в комнате компанию.
— Извини, друг, но мы решим все так, как решили в случае Бубна и так, как решали всегда, — пробасил Толстый.
— Такой самородок грех отпускать, — не специально, но сейчас Плаха озвучил мысли всех остальных патриархов, что имели возможность наблюдать за ходом испытания, — девочка хорошо обучена и подготовлена, в этом снимаю перед тобой шляпу. Меня удивили ее стойкость и целеустремленность и еще больше меня поразили ее рефлексы и интуиция! За практикой дело не постоит. Признаюсь, я был поражен с какой лёгкостью она выполнила порученный ей рекрутский контракт. У тех саларианцев не было и шанса.
Все патриархи, кроме Мака, удивлённо переглянулись.
— Зная, какой ты занятой, может отдашь мне её на стажировку? — быстро продолжил Плаха, перехватив слово у уже открывшего рот Толстого.
— Считай, что это будет небольшой эксперимент, — патриарх-мечник окинул взглядом всех собравшихся, — что скажешь?
Мак мрачно оглядел лица своих товарищей, тех немногих, кого по-прежнему мог звать друзьями, и по ним понял каков будет вердикт сегодняшнего их братского совета.
— Что же, похоже, я в меньшинстве... — невесело заключил наемник.
— Не волнуйся, брат — с нами она не пропадет, — ободряюще похлопал его по плечу патриарх-великан, — голову даю на отсечение — девочку в обиду никому не дам.
— И все-таки, — произнес Мак, — я бы хотел предложить для нее дополнительное испытание. Хочу лично убедиться, на что она в действительности способна. И мне потребуется помощь, а конкретно твоя, Плаха.
— Звучит интригующе, — ответил тот.
— Задействуем «Погребок палача».
— Аха-ха, — довольно рассмеялся патриарх, — добро, Мак. Добро. С радостью приму ее в свою обитель. Уж если надо кого как следует припугнуть...
— Что будет надо — я скажу, — отрезал Мак.
Патриархи лишь непонимающе воззрились на своего товарища.
 
 
ОТредактировано. SVS

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Spectr
2   
Дарс, опять удивляешь! За что так девченку? Как всегда на высоте:-) жду продолжение
2
LSD
1   
Ну вот, теперь пятой главы нет sad . А глава интересная. Хочется поскорее узнать чем все закончится.
1