"Cherry" III


Жанр: Экшн/мелодрама
Персонажи: Собственные: Мак, Аннабель
Предупреждения: присутствуют сцены насилия и жестокости
Описание: Третий рассказ из серии Легенды "Кровного Братства". Действие происходит за три года до событий "Шепчущего Мака"Новые герои, старые знакомые и ещё одна история - Что может быть лучше?
Размер: макси



***

Аннабель проснулась рано утром, как привыкла за свое долгое пребывание в лесной избушке Мака. В деревне еще даже не пропели петухи, а солнце по-прежнему грело далекий восходный горизонт. Она вышла на улицу. Не смотря на столь ранний час, на улице тем не мене то тут, то там появлялись фигуры фермеров и крестьян, отпирающих сараи и достающих инструменты земледелия. Где-то за соседним домом шумела пожилая китаянка, судя посему ругая мужа за какой-то проступок. На окраине деревни залаяла собака. Мир постепенно пробуждался ото сна, и было в этом нечто завораживающее. В свое время Аннабель так же наблюдала за неспокойной водной гладью Средиземного моря с Марсельского берега. Как и ее ругала мать за поздние прогулки и, пусть и редкие, но наглые прогулы школы… Мама… Как она сейчас там? Все ли у нее хорошо? Не одиноко ли ей без нее? Наверняка одиноко. Папы давно нет, а дочка на другом конце света, хотя должна бы быть вообще на другой планете. И письмо последнее она отправила уже неделю назад. Девушка печально вздохнула. Сейчас ей больше всего хотелось бы увидеть родное лицо мамы, обнять ее, поболтать с ней «о девичьем» за чашечкой ароматного кофе с круасанами (все же исконно французские «клише» ей очень полюбились за время, проведенное в Марселе) и отправиться прогуляться, все равно куда.

Пропел первый петух и Аннабель слегка встрепенулась. Но не крик домашней птицы нарушил ее умиротворение, а резкий стук упавшей деревянной чашки, раздавшийся у нее за спиной. Из дома.

— Черт, — буркнул Мак, опираясь на столешницу одной рукой, а другой, зажимая больной бок.

— Мак! Вот дурень! Ты зачем встал?! — боясь разбудить еще дремлющего в соседней комнате старика Чао, шепотом прикрикнула девушка на своего наставника, пытаясь одновременно подставить ему плечо. — Ты с головой вообще дружишь? Когда ты только успел на себя весь этот хлам нахлобучить?

— Кхе-хе… В горле пересохло… — хмыкнул наемник в изрядно потрепанном скафандре, беря девушку под плече.

— Позвал бы что ли, или стукнул как-нибудь, — помогая аккуратно добраться до его койки, шикнула Аннабель. — Если решил в крутого поиграть, то до Чака Норриса тебе все равно далеко.

 Мак несколько похрипывая засмеялся, усаживаясь на скрипучую пружинную кровать.

— Это да, Белли, — откинулся он к стенке комнаты, — мне еще до Сталлоне дорасти надо… Хотя…

— Молчи, беспокойный, — цыкнула девушка, — сейчас за водой сбегаю и дедушку Чао разбужу.

— Да, мэм, — лишь усмехнулся тот.

— Мадмуазель, — поправила его Аннабель, многозначительно превознеся указательный палец к потолку, и вышла из комнаты.

Растолкать старика оказалось достаточно проблематично, так как прошлым вечером старичок не брезговал выискивать вдохновения для очередного рассказа в горлышке бутыли домашнего вина. Так что первый стакан воды ушел на пробуждение бывшего военврача. Забавно, но свое не самое вежливое пробуждение Чао воспринял с обыденным хладнокровием, если не как должное. Словно его каждый день по утрам обливают холодной водой.

Обрисовав вкратце обстановку, Аннабель поспешила нагнать упущенное время и донести, наконец, до Мака долгожданное питье. Тот все так же сидел на койке, как и несколько минут назад, всматриваясь в горящую между плотными ставнями окна полосу поднявшегося солнца.

— Вот, — девушка протянула наемнику стакан с водой.

— Спасибо, — Мак опустил на дно сосуда встроенную в шлем соломинку и почти моментально осушил его.

— И не вздумай больше подобное вытворять, — со всей строгостью наказала Аннабель, — тебе нужен покой и отдых. Если такое еще раз повторится, я уговорю дедушку Чао сделать тебе клизму, а у старика руки иногда та-ак дрожат…

— Есть, мэм, — вновь рассмеялся Мак.

— Мадмуазель! — топнула та ножкой, принимая у него пустой стакан, но довольно улыбаясь. Слышать смех своего наставника ей приходилось не так уж часто.

— Что у вас тут за веселье? — в комнату вошел сам Чао и, окинув парочку быстрым взглядом, направился к стоящему у противоположной стены столу с разложенными на нем медицинскими инструментами и препаратами, — похоже я и заметить не успел, как ты оправился от всех осколков шрапнели? А, Мак?

— Терпеть не могу валяться без дела, ты же знаешь, — равнодушно ответил тот.

— А зря, — хмыкнул старик, подходя к непоседливому со шприцом наготове, — давай, расчехляй рукав — дам тебе еще обезболивающего.

 На руке у наемника засветилась золотистая панель инструментрона. Мак набил пару клавиш, и часть рукава скафандра раскрылась, словно обыкновенная молния. Аннабель отвела взгляд, чтобы не смущать Мака своим присутствием, но, тем не менее, она успела разглядеть этот небольшой участок тела ее наставника. Совсем нездорового, бледно-серого цвета кожа, с проглядывающимися под ней синеватыми венами. Кое-где ее пересекали бледновато-розоватые линии шрамов.

— Мне необходимо сейчас встретиться со старостой, — сказал Чао, как только полы скафандра на руке Мака сомкнулись, не оставив и следа, — вернусь где-то через час, может раньше. Тогда и осмотрю, как сработали регенераторы.

— Хорошо, — кивнул наемник, — можешь идти, Чао. Спасибо тебе.

 Как только старик покинул комнату, в ней воцарилось тишина. Лишь снаружи доносились приглушенные звуки жизнедеятельности деревни, вперемежку с голосами домашнего скота. Аннабель стояла в стороне, не зная что и сказать. Мысли все еще суетились в голове, выгадывая, как же Мак довел себя до такого состояния. Что же с ним случилось? Эта приоткрытая завеса его тайны только породила еще больше вопросов.

— Что, теряешься в догадках? — словно прочитав ее мысли, произнес Мак.

— А чего теряться-то? Чао мне все рассказал, — девушка с притворным самодовольством сложила руки на груди.

— Ха-ха, я почти повелся, — ухмыльнулся Мак.

— Ну… Почти все, — девушка озарила его ответной ухмылкой. — А почти уверена, что эти твои шрамы остались после спасения кошачьего приюта «Мяуко».

 Мак пару секунд сидел, словно огретый по голове веслом с невиданно доселе широко горящими глазами, после чего в голос расхохотался, посекундно «охая» и «ахая» от еще ноющих ран. Это было больше похоже на прорвавшуюся плотину смеха, словно сказанное ей переполнила его предел хладнокровия. Мак прямо захлебывался от пробужденных воспоминаний из детства, да так что и Аннабель, глядя на это, не удержалась и тоже рассмеялась.

— Дьявол, Чао! Предатель! Ох… — вволю насмеявшись, проговорил Мак и расслабленно запрокинул голову.

— Так непривычно видеть тебя таким, Мак, — обнажила жемчуг зубов Аннабель, наблюдая за своим наставником.

— Мне тоже, — усмехнулся он, — и ты хороша — вспомнить такое… Меня тогда три дюжины кошек чуть разом не растерзали! И откуда только их таких злых насобирали…?

Аннабель продолжала с улыбкой наблюдать за ним, боясь ненароком нарушить его умиротворение. Впервые она видела Мака таким счастливым, даже его глаза как будто горели особым веселым огоньком за темной маской, не способной сейчас скрыть его эмоций.

— Нам пора по домам, Белли, — полушепотом произнес он.

— Что ты имеешь в виду? — удивленно уставилась на него девушка.

— Ты в Марсель, ну… или на Терра Нову, где по легенде ты сейчас и находишься, — пожал плечами наемник, обратив взгляд к своей ученице, — тебя я подготовил хорошо. Теперь ты всецело способна контролировать свои способности, хотя честно… Я не сомневаюсь, что ты справилась бы с ними и сама. Ты молодец, Белли.

— Но почему сейчас?

— Боюсь, что я не смогу дольше находиться в тени, — вздохнул он, — заказы приходят и с ними надо что-то делать, иначе я потеряю вес в своей сфере…

— А ты и вправду хочешь туда вернуться? Неужели ты не найдешь чем еще себя занять?

— Увы, хочу я того или нет — это мой единственный хлеб. Это то, что я умею, и за это не берут налоги, — попытался отшутиться Мак.

— И когда ты собираешься меня покинуть? — расстроенным голосом проговорила та.

— Дай мне… еще денек отдохнуть, и я отвезу тебя в Марсель. Хорошо?

— Как скажешь, Мак…

***


 Вот и все. Полгода — вроде и не малый срок, а такое чувство, что все эти месяцы, дни и недели пролетели как единый миг и уже не вспомнить всех его подробностей. Словно подобно тому же мгновению ты даже не успел обратить на него внимания. А ведь произошло и впрямь не мало. Тебя учили, тренировали, закаляли, помогая стать более твердой и несгибаемой. Воспитывали в тебе нерушимую силу воли. Ты сама, стиснув зубы от боли, усталости, обиды и даже иной раз ненависти продолжала бороться и двигаться дальше, вперед. И у тебя есть цель. Сначала ты не воспринимала все это всерьез, не знала, зачем все это надо? Но потом… Потом ты поймаешь, постепенно осознаешь причину, побудившую Мака пойти этим путем. Ты и в правду чувствуешь, как внутри тебя зреет нечто. Словно растущий дикий зверь. Он дремлет, лишь иногда показывая свой характер, но с каждым разом ты понимаешь, что он все сильнее, а его клыки и когти становятся все более и более опасными. И чтобы держать его на коротком поводке, мало быть равной зверю — надо быть выше его, сильнее его, хитрее. Нельзя давать ему волю, если не уверена что сможешь вернуть зверя к ноге. И теперь она на это способна. Она сильнее, чем когда-либо прежде, но почему-то так трудно разомкнуть эти последние объятия, которые связывают ее с учителем, наставником, другом. Маком…

— Ну все, Белли, — наемник неловко поежился. — Твоя мама наверняка тебя уже заждалась.

— Да, — вздохнула Аннабель. — Мак, я же ведь тебя еще увижу?

— Не знаю, Бель, — пожал плечами тот и аккуратно отстранил ее от себя, — мне надо будет пропасть на неопределенный срок… Есть некоторые дела, требующие моего личного присутствия. К тому же ты в курсе, с чем мне приходится иметь дело, так что…

— Ну, ты пиши хоть, — отговорила Аннабель, — хотя бы раз месяц — мне хватит.

— Ладно… — отводя взгляд, вздохнул Мак.

— Вот и славно, — девушка улыбнулась светящимся за маской глазам, — ну… Тогда до встречи? Жаль я не смогу представить тебя маме, вот бы она удивилась, с кем я теперь вожусь.

 Мак еще пару мгновений молча глядел на свою ученицу. Не без укора, но сам себе он признавался, что привязался к этой настырной, упорной и никогда не унывающей девчонке. Он словно видел в ней что-то родное… То, о чем он просто забыл за верстами прожитых лет. Этот еще по-детски светлый и игривый огонек сапфировых глаз и улыбка на ее лице. Шею сразу потянул подвешенный на нее амулет, и на сокрытое маской лицо снова легла тень печали.

— Прощай Белли, — только и произнес Мак, прежде чем бесследно раствориться в воздухе.

 

***

 Шел сильный дождь. Потоки крупных ледяных капель волнами гулко ударялись о стальной корпус «Летуна» бившегося сейчас с нещадными потоками ветра над безымянной планетой. В кабине было пятеро. Трое близ кабины пилотов, в одинаковой багрово-изумрудной броне, с горящей холодным зеленым огнем прорезью для глаз. Еще двое сидели чуть поодаль, почти напротив друг друга. Крепкий, средних лет мужчина в сероватом бронекостюме с холодным, уверенным взглядом, и молодая, на вид хрупенькая девушка в легком темно-зеленом боевом скафандре и с аккуратно собранными в длинную косу вишневыми волосами.

— И что ты тут забыла, милочка? — подал голос мужчина, после долго изучения своей молчаливой попутчицы. — Или ты тут за место стюардессы?

Кто-то из наемников в багровой броне довольно хмыкнул в поддержку его слов, но та с равнодушным видом продолжила изучать купленный недавно пистолет-пулемет.

— Может, принесешь мне горячего кофе? Только крепкий — я сахар не люблю, — улыбаясь ехидной ухмылкой, продолжил её сосед, — хочу чуток согреться перед этой лёгонькой прогулочкой. А может, лучше ты сама меня согреешь?

Протянувшаяся было к ее ноге рука наемника, тут же отпрянула от резкого удара о кисть прикладом пулемета.

— Еще раз потянешься — сломаю руку в трех местах, — с наимилейшей улыбкой ответила девушка.

— Ах, ты какая сварливая, принцесска, — потирая ушибленное место, оскалился тот, — ловкая, но ты мне все равно не ровня.

— Куда уж мне, — закатила она глаза.

— Ахах, да у тебя на лице написано — еще в девках ходишь, — ухмыльнулся тот, — и не надо меня тут высокомерным взглядом мерить. Ты из своей «пукалки» хоть раз по телам стреляла? Что ты мне скажешь? Я хоть отслужил немало. И за страну повоевал и вольных денег нарубил. У меня за плечами не один лихой поход, а ты откуда такая вылезла?

— Да так, — пожала она плечами, — просто жила в лесу — скучно стало.

Несколько наемников разразились смехом.

— Нет, вы это слышали? — притворно утирая слезы, проговорил ветеран. — Она просто из лесу погулять вышла. Маршруток не было — она к нам села! Ребят, — он повернулся к сидевшим неподалеку наемникам в багрово-зеленом, — она походу просто чиканутая, может, ссадим ее, а сами дальше полетим? Нафига «Кровным Братьям» такая дура, пусть и с грудями?

Девушка лишь молча, скрестив руки, пропустила это оскорбление мимо ушей.

— Это уж не тебе решать, — встал один из троицы и, цепляясь за ручки у потолка кабины, подошел ближе к разношерстной парочке. На груди, плечах и поножах у него были заметны яркие оранжевые вставки.

— Думаю, самое время представиться. Я — Говорун. Один из ваших возможных начальников, если вы не помрете до финиша, конечно же. Внутри группировки нас полюбовно называют патриархами, или папами. Ну, об этом потом. Погодка за окном сейчас не ахти, но глядишь разгуляется. Вы у нас, голубки — особенные. Мало того что вас обоих вне обычного конкурса взяли, так вы еще будете первыми кто опробует наш обновленный полигон. Ваша задача: добраться из пункта «А» в пункт «Б», желательно в целом виде, длинна маршрута: тридцать пять километров. Мы постарались сделать его достаточно незаурядным, так что рты особо не разевайте. Кто вы и откуда мне по барабану, важно то, на что вы способны раз хотите вступить к нам в группировку. Остальное нам и так станет ясно. У каждого из вас есть по сигнальной ракете на экстренный случай. Какой именно он будет — зависит от вас. Но учтите, после поданного сигнала вам засчитывается поражение. Вроде все. Ждите высадки.

— Ах да! Чуть не забыл, — вновь обернулся к испытуемым Говорун, — мы псы войны, а не гренадерский полк. А у псов имен нет, только клички. Есть предпочтения как вас называть?

— Мне и мое имя нравится, — пожала плечами девушка.

— И я тоже маму любил, чтоб открещиваться, — хмыкнул ее напарник, — я не дворовая шавка, чтоб мне погоняло выписывать.

— Хотите или нет, будет по-нашему, — отрезал Говорун, — ты, дорогуша, будешь у нас Черри, а тебя, — он перевел взгляд на мужчину, — тебя наречем Бубном.

— Чего это Бубном то?

— Если и дальше так будешь с дамами общаться только в бубен и будешь получать, — усмехнулся патриарх и ударил кулаком по консоли. В кабину тут же ворвались потоки холодного воздуха, неся с собой мелкую россыпь дождевых капель. Косой ливень сплошной стеной бил о металлическую оболочку штурмовика, который едва смог приземлиться в такую, мало сказать, нелетную погоду.

— Ну, что же вы встали, голубки? — развеселым голосом воскликнул Говорун. — Пора и прогуляться! Куда идти подскажет навигатор, а теперь брысь с моего штурмовика!

Дважды повторять не пришлось. Черри и Бубн уже надели защитные шлемы и ловко спрыгнули на размытую глинистую твердь. Они были на опушке какого-то причудливого не то леса, не то джунглей. Местные деревья представляли собой извилистое плотное переплетение множества тонких, но уже задеревеневших стволов-лиан, увенчанных высокими широколиственными кронами. Многие соединялись в целые цепи и сети посредством провисших, в руку толщиной лиан. По земле ковром стелилась различная мелкая зелень и что-то на подобии папоротников, усыпанные мелкой листвой гранатового цвета. За сплошными серыми облаками не было видно солнца. Только мерцающий габаритными огнями «Летун» стремительно удалялся за северную окраину леса-джунглей.

— Мать твою… Моча небесная, — буркнул Бубн, глядя в серое невзрачное небо, — и когда уже лить перестанет? Пилоты до вылета говорили, что непогода уже тогда часа три как буйствовала…

— Боишься ножки промочить, — хмыкнула названная Черри, утирая со стеклянного забрала капли.

— Хах, ты видимо никогда не была на Амазонке, — в отместку бросил наемник, — я и не в таких местах побывал, так что ты держись поближе, глядишь по моим следам и испытание пройдешь.

— Какой лихой петух, — бредя в глубь джунглей вслед за наемником, проговорила девушка, — а скафандр от самодовольства по швам не разойдется?

— Не будь ты бабой, валялась бы уже мордашкой в грязи, — покосился на нее тот, срубая очередную преградившую путь лиану широким армейским клинком, — уж тем, кто сомневается в моей, так скажем, компетентности мне всегда есть чем ответить.

— Как мне повезло, — с иронией ответила та.

Наемник резко развернулся, и лезвие боевого ножа оказалось у самого горла Черри. Бубн с улыбкой смотрел в глаза девушке.

— Не шути со мной, «Барби».

— Ты бы ножик-то свой убрал.

— А то что? — ухмыльнулся наемник, но тут же опустил взгляд вниз, где дуло небольшого пистолет-пулемета уже уперлось в его пах.

— С девушками надо уметь дружить, а то детей не будет, — с невинным взглядом улыбнулась Черри.

— Ловка сучка, — буркнул Бубн касаясь лезвием тонкой шеи, — может ты и не такая пустышка, как те «валькирии», что встречались мне прежде. Говорун упомянул, что мы с тобой особые кандидаты на поступление. Со мной-то все ясно: я ветеран множества боевых действий и Б.А. И. Р.а — один из первых кто развивал непосредственно боевую биотику среди людей. Плюс ко всему я опытный офицер — дай мне толковых ребят и любой враг, даже в разы превосходящий нас численностью, захлебнется в собственной крови. И поверь, мне уже не раз приходилось заниматься подобным, и я просто тащусь со своей работы. Война мне мать родна. Но ты… Кто ты, черт возьми?

— Такая же, как ты, иначе бы меня здесь не было, — улыбнулась Черри, — просто треплюсь меньше.

— Не-е-ет, ты другая. И мне от этого не по себе, — слегка покачал головой наемник. — В твоем взгляде нет ничего подобного, что читается у любого, кому доводилось проливать кровь на поле брани. Ты словно только вышла из «учебки», закончив курс молодого бойца. Не чувствуется в тебе практики. Но ты и не глупа — ведешь себя осторожно, не поддаёшься провокациям. Так кто ты? Чего ты забыла у «Кровных Братьев»?

— Так это были провокации? — усмехнулась девушка.

— Срабатывает чаще, чем ты думаешь, — холодно ответил тот, — так ответь на вопрос.

— К чему это? Какая тебе разница?

— Ну, кого попало у себя за спиной не держат… Я с тобой поделился, может ты ответишь взаимностью? А, «Барби»?

— С таким как ты и идти то в одну сторону не в радость…

— Пока у нас одна цель, так будет проще, — подмигнул он ей, — никто не знает с чем нам там придется столкнуться, согласна?

Черри некоторое время молча смотрела наемнику в глаза. Холодные и расчетливые. В таких не прочитаешь плутовского подвоха. Личина наглого рубаки была всего лишь маской, за которой скрывался настоящий, бывалый солдат, чьи действия так просто не просчитаешь. В то же время взгляд был простой, прямой и честный. Наемник вызнал для себя достаточно и решил, что вести себя с ней более открыто будет лучше, чем и дальше прикрываться глумливым образом. Бубн не шел на попятную, даже учитывая ту ситуацию, что возможно дальше проходить испытание будет уже некому. И у девушки было верное чувство. Они с Черри либо решат все миром, либо оба погибнут прямо здесь и сейчас.

— Согласна? — повторил вопрос Бубн все тем же спокойным голосом.

— Согласна, — слегка кивнула девушка.

— Славно, — наемник медленно отвел нож от ее горла, дождался, пока девушка приспустит оружие и, ловко перехватив клинок за лезвие, сделал шаг назад.

— Вот и дождь кончился, — Бубн запрокинул голову, вглядываясь в зеленые кроны, с которых продолжали стекать остатки скопившейся на листве воды, — ну что, милочка, чего ты ждешь от вступления в группировку?

— Ищу друга, — перехватывая поудобнее пулемет, ответила Черри, — а «Кровные Братья», так просто информацию о своих не выдают. Прям монастырь какой-то.

— Да, это мне в них и нравится, — согласился Бубн, — коллектив у них весьма своеобразный, а точной их численности не знает даже Серый Посредник. Когда я уточнял, мне выдали цифру от пятидесяти единиц до двух тысяч. Ну… так же еще поговаривают, что и платят им отнюдь немалые гонорары.

— И за деньги они занимаются всем. Будь то охрана щенка или сброс станции с орбиты. Да, — дополнила Черри.
— О-о-о! Так ты даже не в курсе их кодекса чести? Как все запущено…
— Мне о нем ничего не рассказали.
— А они вообще не разговорчивы, да? — Бубн облокотился на ствол дерева-лианы, скрестя руки на груди, — обычно люди знают, куда они идут. Ты толи и вправду дурочка, то ли нелепый шпион.
— Мне только нужно узнать, что стало с моим другом, — зло сощурилась девушка, — я не собираюсь строить здесь карьеру.

Бубн только недоумевающее смотрел на девушку, тщетно пытаясь разгадать логику действий своей собеседницы.

— Ты хоть сама понимаешь, что делаешь и о чем говоришь?
— Как я и сказала, тебя это мало касается, — отрезала Черри, — Ну так что? Долго мы еще на месте стоять будем?
— Бабы… От вас одни беды да чудеса… Само мироздание трещит от вашей логики, — мысленно махнув рукой на причуды своей напарницы, Бубн цокнул языком. — Что же… Есть какие-нибудь предположения по поводу нашего испытания, мисс Вишенка?
— И это меня спрашивает опытный офицер? Боевой ветеран?
— Длинна марша, как сказал Говорун, почти три с половиной десятка километров. Сомневаюсь что все это расстояние сплошные джунгли. Наверняка будет какая-нибудь топь или даже сад с опасными растениями… Продолжишь, или все мне разжевывать?
— Ловушки, — подыграла ему «мисс Вишенка», — что-то вроде волчьих ям, капканов, может даже растяжки, стандартные приспособления для обороны в условиях леса. Если полигон готовили заранее, а мы оба знаем, что так оно и есть, то, скорее всего дождь уничтожил большинство следов проходившей здесь работы. Да и растения здесь растут явно быстрее обычного — месяца более чем достаточно.
— Месяц это вряд ли, — наемник кивнул в сторону чащи, намекая на то, что пора выдвигаться, — здесь почти вся зелень вьется, так что растяжки могут случайно сработать за этот срок… Мины? Нет, это уже чересчур… Думаю, здесь больше стоит опасаться местного зверья и ядовитых растений.
— Согласна, — продираясь сквозь густые зеленые ограждения, выдохнула Черри, — ты лучше смотри вперед да под ноги, а я буду поглядывать по сторонам и следить за тылом.
— Да-да…

Какое-то время они продолжали двигаться по направлению на север. Иногда местная растительность выстраивалась перед ними самой настоящей стеной, которую ножом уже не перерубишь и приходилось делать не малый крюк. По пути уже попадались первые «подозрительные», как выразился Бубн, растения с дивными пестрыми бутонами, усыпанные у цветоложа неприметными острыми иглами. Наемники решили не испытывать судьбу и обойти сие творение природы стороной. Те, кто их сюда забросил не оставили им даже карты. Все что у них было — это небольшой прибор, который по запросу выдавал золотистое голографическое кольцо со стрелкой, действующей по принципу компаса. И прибор этот был только один. Похоже, главы группировки хотели знать, как испытуемые себя поведут — объединятся они или же станут бороться, соперничать друг с другом.

«Интересно, а что тогда здесь творится при обычном конкурсе, когда людей в разы больше?» — подумала про себя Черри.

— Опа! Стоп! — вывел ее из раздумий Бубн, приседая перед ничем не примечательным посадком папоротников. — А вот и первый сюрприз.

Черри аккуратно обошла своего попутчика и взглянула на находку. Это оказался добротный медвежий капкан, заросший или специально накрытый какой-то ползучей сетью зелени, на подобии клевета.

— Такой пол ноги оттяпает и глазом моргнуть не успеешь, — проговорил Бубн, плавно отодвигая нависшие над ловушкой ветки папоротника, — думаешь, на нас ставили?
— Вещь охотничья, но чем не повод проверить нашу бдительность? — озираясь по сторонам пожала плечами девушка, — следов вокруг никаких нет, может, остался с прошлого испытания?
— Нет, глянь на механизм, — наемник приподнял живую сетку, — все хорошо смазано, как новенький. Он здесь явно недавно. Разрядим? А?
— Незачем, лучше пойдем дальше, — кивнула в сторону севера Черри, — если так будем под каждым кустом сидеть и за месяц не доберемся.
— Неужели девушка не пожалеет несчастную тварь случайно угодившую в этот капкан? — ухмыльнулся наемник.
— Оглянись вокруг — здесь нет ничего, что бы хоть мало—мальски напоминало звериную тропу. Сплошные заросли. В такие места зверь по своей воле не полезет.
— Так ты у нас еще и следопыт, — присвистнул Бубн, — ты полна сюрпризов, милочка. Значит, не врала, что из лесу вылезла?
— Не врала.
— Ладно, двинулись, — наемник перешагнул капкан и с размахом перерубил очередные преградившие путь лианы. Раздался резкий свистящий звук, а затем скрип вперемежку с хлопаньем полопавшихся веток. Бубн, тут же догадавшись, что вокруг происходит, решил было плюхнуться на землю, но его вдруг с силой дернуло за жесткий ворот брони. Наемник зажмурился, но на мгновение ему показалось, что перед этим он увидел яркую зеленую вспышку. Массивное бревно пронеслось прямо перед лицом поваленного на спину наемника, осыпав его мелкой щепкой и сорванной листвой. Он в оцепенении ждал пока сработавшая ловушка перестанет раскачиваться и резко встал на ноги, недоумевающее пялясь на свою попутчицу.
— Ты… — задыхаясь, начал он, — ты что творишь, безумная?! А что если бы я не успел упасть? Или успел бы недостаточно низко?

Девушка лишь молча, присела и указала ему за спину. Прямо на том месте, куда Бубн собирался упасть торчали непонятно откуда взявшиеся заостренные колья.

— Ты… Это… — глаза наемника едва ли не выпадали из орбит от удивления. — Это… Как? Ты что, одна из них?!
— Ты чего? — переполошилась Черри.
— Ты одна из «Кровных Братьев»!
— Что? Нет, с чего ты взял?
— Не вешай мне лапшу на уши — спалилась уже, — шикнул на нее Бубн, — Сознавайся — тебя приставили ко мне, чтоб напрямую следить за прохождением полигона? Так?
— Забавно, я подумала тоже самое и про тебя…
— Вот только я чуть не воткнулся в эти штыри, а ты целехонька и меня еще вытащила, — Бубн все еще продолжал переводить тревожный взгляд с Черри на ловко составленную ловушку и обратно, — Они что, и вправду собрались меня здесь прикончить?! Ваши патриархи?!
— Говорю же, я не из группировки!
— Дьявол! Я бы тут сдох и все. Видимо я ошибался на счет «Братьев». Сволочи, разве так проверяют новичков?! Вот попал на колья и сигнал бы даже подать не смог бы, на кой хрен мне тогда их спасительная ракета?! — Бубн с силой пнул обнаруженный ранее капкан и тот тут же захлопнулся. В тот же миг из соседнего папоротника в небо рванулась стремительная зеленая искра, пробивая даже заслоняющие небо кроны деревьев-лиан.
— Так вот что это был за свет… — наемник стоял, задрав голову всматриваясь в пробитое, прожженное отверстие, — Почему у меня такое чувство, что лучше бы нам здесь не задерживаться?

Почти сразу после этих слов издалека послышался гулкий шум работающих двигателей. В нем сразу можно было узнать тот штурмовик, который и высадил их на этот полигон. Наемникам, проходящим испытание «Кровных Братьев», оставалось только подивиться сколь стремительно разворачивались события. «Летун» пролетел прямо над ними и принялся кружить, пытаясь найти удобный угол обзора. Все бы ничего, покуда сверху не раздался грохот крупнокалиберного пулемета. Бубн и Черри кинулись в рассыпную, уже не заботясь о том что могут попасть в очередную ловушку. Пулеметный огонь буквально выкашивал всю растительность. Падали ветки и лианы, кора древесных стволов взрывалась снопами щепок, а земля вперемежку с дождевыми лужами вздымалась грязевыми фонтанами. Черри едва успела скользнуть в темную нишу переплета корней одного из деревьев, прежде чем свинцовый град ударил по ее прошлой позиции. Ее напарник в это время так же укрылся за широким стволом и принялся в ответ обстреливать штурмовик. Машина заложила крутой вираж, пытаясь зайти в тыл наемнику, но тот вовремя успел сменить позицию, воспользовавшись моментом, пока его скрывали широкие листья древесной кроны. Штурмовик не скупясь тратил запас ракет, но к счастью наемников делал это в слепую, пытаясь достать их за счет радиуса поражения. Черри не знала что делать. Вокруг царил настоящий хаос, тяжелые пули пулемета пробивали стволы деревьев, едва не задевая саму, засевшую в полости одного из них, наемницу. В узкой щели она снова увидела Бубна. Тот вновь занял удобную позицию за стволом дерева и открыл огонь по «Летуну». Воспользовавшись моментом, пока наемник отвлекал на себя внимание штурмовика, Черри успела выбраться из своего укрытия и так же вступила в бой с летающей бестией. Пули ее пистолет-пулемета выбивали искры из металлической обшивки штурмовика и казалось не причиняли ему никакого вреда, но вот в него врезался ослепляющий синий сгусток. Затем еще один и еще и еще. Сгустки с силой сталкивались с металлической броней и рассыпались мелкими языками пламени, оставляя глубокие вмятины. Штурмовик шатало из стороны в сторону, словно бумажного змея. Один из двигателей полыхнул пламенем и по-черному задымился. Машина, не прекращая обстрел, подалась назад и, выпустив последнюю пару ракет, резко ушла в сторону и, покачиваясь в воздухе, устремилась прочь от места стычки.

— Эй! — раздался крик Бубна, — Куда рванулись, ублюдки?! Я еще не закончил!!!

Наемник выскочил на выкошенную взрывами опушку, где еще несколько минут назад росла буйная зелень, а теперь дымились опалённые деревянные ошметки бывших деревьев-лиан и почерневшая земля. Черри не верила своим глазам — Бубн словно факел с ног до головы полыхал удивительным пламенем сотканного из различных оттенков синего. Это было настолько чуждо и невероятно, что девушка просто застыла в изумлении разинув рот.

— Сукины дети!!! Я вас всех на орбиту запущу!!! — надрываясь, кричал им в след наемник, словно помешанный, — Вы разозлили Стюи!!! Стюи вас всех отымеет!!!
— Бубн! — попыталась окликнуть его Черри, но безрезультатно. Наемник словно обезумев, рвал горло, осыпая уже пропавший из виду штурмовик такими ругательствами, что у девушки едва ли уши в трубочку не сворачивались.
— Бубн! Очнись, придурок, их уже нет! — она схватила его за гудки и как следует встряхнула. Теплые синие языки пламени побежали у нее по рукам. Наемник хрипло продолжал бранить пилотов шутомовика, вперив взгляд куда-то сквозь Черри.
— Стюи зол…! Стюи очень зол… — продолжал бубнить он, — Стюи каждому сколотит гроб…
— Да очнись же ты, псих, — набравшись смелости, Черри все же решилась и влепила пощечину своему ненормальному напарнику. — Очнись!

Бубн медленно повернулся и посмотрел прямо в глаза девушке. Плетущиеся по его телу синеватые языки пламени пропадали. Он ничего не сказал, просто неспешно отстранил от себя Черри и плюхнулся на землю, принявшись жевать шоколадный батончик, непонятно откуда взявшийся у него в руке.

— Ты… — было, начала та, но Бубн жестом остановил ее и продолжил мерно уплетать свой обед. Так продолжалось достаточно долго. По крайней мере, Черри так казалось. Наемник неспешно жевал незаурядную пищу. Как только весь батончик был съеден, Бубн достал еще один и продолжил свою трапезу в том же темпе.
— Бу-у-убн, — девушка присела напротив него и помахала рукой, пытаясь добиться хоть какой-то реакции.
— Не мешай, — проговорил тот с набитым ртом.
— Жалко прерывать твой полдник, но, если помнишь, нам здесь не рады.
— Помнишь… — кивнул он, запихивая последний кусок и доставая еще два батончика, — будешь?
— С собой все в порядке? — приняв угощение, поинтересовалась девушка, — Что это вообще было?
— Побочный эффект от L2 — биотического импланта-усилителя, — с отрешенным видом проговорил Бубн, — иногда случатся… Не обращай внимания…
— Должна признаться это будет нелегко, — стараясь как можно дружелюбнее улыбнулась ему Черри, — Такой отборной брани мне слышать еще не доводилось.
— Угу… Есть из-за чего…
— В смысле?
— Ты заметила эмблему на борту штурмовика? — со странной улыбкой спросил он, — Это объединенные военные силы Батарианской Гегемонии… Скажи, это все розыгрыш?
— Прости, дружок, но я во все той же лодке, что и ты, — девушка отрицательно покачала головой, — Можешь мне не верить, но это так…
— Что за ерунда? Они что, высадили нас на границе какой-то батарианской колонии? Но как же они тогда сами попали сюда? Хотя… дождь мог создать какие-нибудь помехи и их штурмовик может быть по-особому оборудован, но… Нет, это бред, — Бубн сплюнул себе под ноги, — если это все спектакль то он чертовски реалистичен, у меня едва барьер выдержал… Но если это все взаправду — мы в полной заднице, милочка… Скорее всего, нас примут за шпионов Альянса, а батарианцы людей ох как не жалуют — живым им лучше в лапы не попадаться…
— Раз так, то сидеть на месте тоже не пристало, — вскочила на ноги Черри, — необходимо выбираться пока они не взяли нас в кольцо. Сомневаюсь, что они знают в какую сторону мы направляемся. Кстати, а куда нам надо?

Наемник молча включил врученный Говоруном компас с горящей на золотом кольце треугольной стрелкой.

— Дело говоришь, Вишенка, — задумчиво кивнул Бубн, — дело говоришь… Вперед!

Пробираться дальше в джунгли стало еще сложнее. Теперь испытуемым постоянно мерещились замаскированные ловушки и капканы. Не раз приходилось огибать заросли причудливых шипастых растений, в том числе и самых настоящих плотоядных. Подобные «хищники» представляли собой подобие «волчьей ямы», зарытые в землю и, прикрываясь сеткой из лиан и листьев, они ждали, пока добыча сама попадется в западню и, как сказал Бубн, тогда в жертву вонзали десятки жал с токсином. После этого попавшийся обед останется только переварить. К слову о животных, Черри впервые заметила более или менее ясные признаки их присутствия. На деревьях-лианах виднелись пустые или же брошенные гнезда, собранные из множества широких листов; ближе к земле обозначились различные по размеру отнорки и подкопы проделанные к внутренней полой части древесного переплета. Кое-где виднелись прогрызенные ходы сквозь стену перекинутых от дерева к дереву лиан. Но сами представители местной фауны показаться на глаза отнюдь не спешили, но зато давали настоящий простор для применения Черри ее навыков следопыта. Она видела знакомые или хотя бы похожие отметины от когтей и зубов, кое-где была заметна работа чьего-то клюва, а на одном из деревьев она обнаружила след необычайно крупного головоногого, причем слизь данного представителя выедала настоящую траншею на деревянном стволе, чью кору и острым ножом не в раз проткнешь.

Наемники двигались несколько часов без остановки на отдых. Наученные последней схваткой с батарианскими войсками они перемещались с большей осторожностью, ведь любая случайно и по неосторожности сработавшая ловушка могла выдать их местоположение. Как говорил Бубн: «Неведенье хуже дезинформации — с него ничего не возьмешь» и, следуя этому правилу, они шли вперед, то и дело, петляя и обходя опасные участки. Несколько раз над ними проносился патрульный штурмовик, но они успевали вовремя скрыться.

Время шло, Черри с Бубном потеряли счет бесконечным крюкам, обходам и кругам, которые им приходилось преодолевать, чтобы и дальше оставаться в тени от взора противника. Лес становился все реже, земля более зыбкой и влажной, местами оборачиваясь непроходимой топью. Бубн оказался прав в самом начале их путешествия: природа этого «полигона» «Кровных Братьев» выстраивала перед ними все больше и больше препятствий. Идти стало в разы тяжелей, они по грудь погружались в вязкую, землистую воду, в которой все так же вились незримые путы лиан. И, в придачу ко всему, она так и кишела различными гадами, то и дело норовивших вцепиться в наемников своими мелкими зубами-иглами.

Только спустя несколько часов блужданий по гиблой, нехоженой местности, переводя дух, на редких островках, они, наконец, смогли выбраться на твердую землю. Сейчас Бубн и Черри были больше похоже на болотных монстров, нежели на людей. Все в грязи, тине, запутанные, замотанные по самую шею множеством мелких лиан и вцепившиеся докучных паразитов, так и норовивших тщетно, но от этого не менее упрямо, прокусить плотную материю скафандра. Наемникам даже пришлось поднять герметичный ворот скафандра и полностью закрыть шлем, чтоб пройти наиболее глубокие места топи.

 По мере их продвижения, джунгли становился все реже и прозрачнее. Аккуратно обходя притаившиеся ловушки и ракетные растяжки, они, наконец, вышли к проходящей между стенами джунглей просеке, по ширине не меньше сотни метров. Было заметно, что эту местность регулярно выкашивают при помощи тяжелой техники. В подтверждение тому виднелись множество линий колеи, оставленных после прохода машин. Наемники затаились на самой границе леса. Бубн внимательно изучал местность при помощи бинокля, пока Черри следила за тылом.

— Вроде никого, — наконец произнес наемник, тяжело привалившись к стволу дерева-лианы, — черт, мне это не нравится, Чер. Что там дальше?
— Откуда мне знать? — фыркнула девушка. Несмотря на случившееся, Бубн продолжал считать ее наблюдателем «Кровного Братства». Хотя Черри должна была признать — Бубн хоть и бубнил периодически, что ей пора бы уже сдаться и признать свою причастность к его приключениям, но вперед ее не пускал и сам вел их небольшую группу, огибая попадавшиеся по пути ловушки. Видимо решил, что если и не добьется помощи от своей напарницы, то хоть покажет, из какого теста он сам слеплен. Черри не противилась. Девушке было все равно на потуги своего товарища, и она осторожно шла следом по уже расчищенному и проверенному маршруту. Главное — добиться своего. А если уж все так удачно для нее сложилось, почему бы этим не воспользоваться, ведь наемник все равно не хочет верить ее словам.

— Что-то я даже устал, — выдохнул Бубн, пригубив походную флягу — тридцать пять километров, блин. Мы пока петляли уж двадцатку и не одну точно накрутили. А теперь черт знает, что делать с этой просекой.
— А что с ней может быть не так?
— Все проверяешь меня? А, Вишенка? — ухмыляясь, глянул на нее тот. — Как будто сама не знаешь.
— Допустим, что нет, — не без игры ответила девушка.
— Слушай, достала ломаться, — буркнул наемник. — Давай просто посчитаем, что мне подкинули разведданные, а? Это же не против правил? Без этого же никак. Только психи пойдут не зная куда.
— Я ничего не знаю, устала уже повторять, — гнула свое Черри, — то была случайность и все.
— Тьфу ты, зараза, — Бубн и вправду сплюнул в сторону, — хрен с тобой, сам справлюсь.
— Так чего же мы стоим?
— А куда торопиться, скажи мне? Мы там будем как на ладони, а раз вычищено, значит за этим участком идет пристальное наблюдение, ага? — Бубн зло зыркнул на присевшую подле него напарницу. — Надо пройти этот участок быстро и тихо, пока какой-нибудь штурмовик не прилетел…

Наемник слегка привстал, огляделся по сторонам и вновь скрылся за листвой.

— Похоже, просека окружает тот лес напротив. Такие делают, чтоб обезопасить себя от пожаров и открыть обзор наблюдателям на постах. Ага?
— Ага, — устало кивнула девушка на ёрничество своего напарника.
— Я вот боюсь если там что важное, то наверняка стоят какие-нибудь датчики…
— Так или иначе, нам туда, — Черри удостоверилась, что золотая стрелка их указателя направлена именно на противоположную стену джунглей.
— Да… Но как…? — Бубн хотел было что-то сказать, но осекся и тут же прижался к земле, озирая раскинувшийся перед ними пустырь из-под веток окружающих папоротников. Над головой стремительно пронесся штурмовик, но шум все не стихал. Послышался рычащий гул моторов. Следом шла колонна из четырех броневиков с эмблемами Объединенных Военных Сил Батарианской Гегемонии. На их кузовах виднелись причудливые наросты, не меньше восьми с борта. Колонна проследовала дальше на запад, но один из броневиков, что замыкал шествие, остановился у противоположного края просеки, практически напротив наемников. Бубн аккуратно поднес к глазам бинокль и стал следить за происходящим.

 Из бронемашины показалось трое солдат. Все как один в тяжелой броне. Глухие закрытые шлемы, высокие бронированные вороты, многочисленные броневые пластины и щитки — настоящие ходячие танки. Двое озирали окрестности через прицелы штурмовых винтовок, третий с отметкой офицера возился с панелью на торце броневика. Почти сразу как он окончил, непонятные до этого наросты на машине зашевелить и по одному начали от нее отделяться.

— Черт, черт, черт, — цедил сквозь зубы Бубн, — это плохо, это очень плохо!
— Что там? — шепотом поинтересовалась Черри, так же распластавшись на земле.
— Патрульные мехи… и много… Кажется, я начинаю тебе верить, — проговорил Бубн, не отрываясь от бинокля. — Видимо, перестали надеяться на ловушки — будут прочесывать лес.
— Что будем делать?
— Знаешь про БПБ?
— Это что?
— Ох… — вздохнул наемник, глядя как роботы выстраиваются в широкую цепь, — Боевой Патрульный Бот — сейчас их повсеместно используют для охраны границ. Боевой ВИ, улучшенная моторика и более тяжелая броня. Легкое вооружение. До кучи — тепловизор, пусть и дешевый. Стопроцентная обнаружаемость на дистанции до сорока метров. Это значит, у нас пара минут, чтобы свалить отсюда.

— Тогда надо уходить влево, с востока боты наверняка уже на подходе к лесу, — мыслила вслух Черри, — А спрятаться в гуще дерева не получится?
— Неа, засекут. Тем более, если следом пойдут солдаты, то они сразу обнаружат наши следы. Да попасть в ловушку не мудрено дело…
— Что же делать? Назад нельзя.
— А вперед — смерть. Короче, — Бубн слегка приподнялся, — Не знаю, сработает или нет, но тебе придется мне довериться.
— Не нравятся мне эти слова…
— Ступай на восток, отвлеки на себя внимание: пошуми, постреляй. Я попробую и зайти с запада и перехватить управления на БТРе.
— Безумие, — озираясь на медленно подступающих роботов, прошипела Черри.
— Некогда болтать. Вперед!

И они тут же разбежались, взяв немного вглубь леса.

Цепь роботов неспешно, но неотвратимо приближалась к стене джунглей. Не было понятно, зачем батарианские солдаты выслали шагающие машины в непроходимые джунгли, однако сомневаться в том, что сейчас ее жизнь висит на волоске, не приходилось. Черри бежала что есть сил, уходя все дальше на запад. Положение было критическим, если план Бубна не удастся, то ее почти наверняка возьмут в кольцо. Необходимо будет как можно быстрее уйти глубже в лес и скорее всего, использовать выданную при высадке сигнальную ракету, уповая на то, что «Братья» не бросят ее здесь погибать.

Девушка резко остановилась. Первая пуля пролетела прямо перед лицом наемницы и та тут же прижалась к стволу дерева. Ее заметили. Украдкой выглянув из укрытия, она обнаружила, что роботы уже перегруппировались и начали выстраиваться полукругом вокруг ее позиции, все более и более сужая его. В ход пошел ее небольшой пулемет. Пули послушно разили цели сбивая щиты, но, практически не нанося вреда бронированной оболочке механических солдат, гордо и размеренно, в полный рост, приближаясь к своей цели. Следом осторожной рысью следовала тройка батарианских солдат, не спеша лезть в эту перестрелку. Черри старалась задержать этот натиск, но понимала, что долго держать эту позицию ей не удастся. Она била по сочленениям, иной раз, отстреливая конечности упрямым роботам и выводя из строя оптику. И чем ближе они подходили, тем чаще у нее это получалось, но их все равно оставалось слишком много, чтобы справиться в одиночку, а враг, тем не менее, продолжал наступать. Огонь из орудий патрульных ботов становился все плотнее, уже не давая наемнице отстреливаться. Её время вышло. Необходимо было срочно отступать, иначе эти жестянки ее расстреляют в упор. Сделав пару глубоких выдохов, собираясь из всех сил рвануться в лесную чащу, но вместо этого она резко рухнула на землю, едва ли на садясь на шпагат. Чувство — моментальное, неосознанное, но от этого не менее верное и удивительное — спасло ее от кучной пулеметной очереди, превратившей в труху кору извилистого ствола дерева, к которому мгновение назад она прижималась в поисках укрытия.

— Стоять дрянь! — пробасил один из солдат, вышедших со стороны джунглей. Увы, она не успела заметить были ли это те самые бойцы, что следовали за роботами и сумевших зайти ей в тыл, или же это была, наконец настигшая ее погоня из самого леса, но дела складывались сейчас отнюдь не в ее пользу — она окружена. Ловкий перекат и очередной град пуль пропал даром, так и не задев наемницу. Еще один боец стремительно рванулся на девушку, замахиваясь прикладом, но отточенный, размашистый удар пяткой в висок опрокидывает солдата. Снова раздались выстрелы. Заискрился кинетический барьер, спасая хозяйку от ударивших в грудь болванок. Сердце бешено билось в груди, страх захлестывал наемницу — еще бы немного и не сносить бы ей головы. Она, было, спряталась за ближайшее дерево, как неожиданно, что-то вцепилось ей в руку и потянуло. Пистолет-пулемет уткнулся в металлический корпус робота, мертвой хваткой сжавшего запястье и поминутно именуя ее «нарушителем». Пули рикошетом отлетали от брони, высекая снопы искр, но безрезультатно. Мех в очередной раз обозвал ее «нарушителем» и девушку прошиб мощный электрический разряд. В глазах потемнело, тело забилось и застонало, с уст сорвался вскрик, и она сползла вниз по древесной коре.

— Попалась, — услышала Черри усмешку подошедшего солдата, прежде чем ее сознание потухло окончательно.

Отредактировано: Ватрикан

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

LSD
3   
Классная глава! Даже сказать нечего smile
1
Spectr
1   
Дарс, ну ты крутишь! Тут и действий побольше и философия присутствует. Хотя есть соблазн подождать и разом прочитать все великолепие
1
DarSaN
2   
Собственно это один рассказ и я даже глав в нем не предусмотрел) Просто текста много, а так бы всё в один большой бы заделал))
1