Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Гарнизон. Глава 3.



Описание рассказа: Альтернативное название «Один День». В этом рассказе идет речь об одном дне из жизни молодого лейтенанта. О дне, изменившим все. Не только для офицера, но и для всего человечества.

Описание главы: Жестокий бой, тяжелые потери, сложные решения и помощь с неожиданной стороны.



«…Это было страшное утро. 
Мы словно мыши сидели в своей норе, а наверху гибли солдаты… 
Это страшно… Страшно смотреть на изуродованные тела совсем еще молодых ребят…». 
Из показаний д-р. Карин Чаквас. 

Шаньси. День вторжения. 08:54… 
 
Все надежды пошли прахом. Достаточно было взглянуть на объятый пламенем город, чтобы понять, что помощи ждать неоткуда. Звено штурмовиков было только началом. Казалось, целая эскадрилья вцепилась стальными клыками в ни чем не примечательный госпиталь на пологом холме. Когда-то один писатель, чье имя давно забыто, назвал это «Железный дождь». Очень точная метафора…
После жесткого авианалета уцелело лишь главное здание и несколько технических строений. Если учесть, что практически вся высота была перепахана вражескими бомбами и ракетами, это в действительности можно было назвать чудом, потому что все остальное лежало в руинах. Точные потери никому посчитать не удалось — штурм не заставил себя ждать. Неимоверными усилиями командиру роты удалось наладить кое-какую оборону. Линия, по которой заняли позиции солдаты, выглядела, как верхняя половина шестиугольника, прикрывающая сердце их обороны — центральный корпус больницы. С точки зрения здравого смысла, занять оборону в самом здании было бы выгоднее, но Купер не имел права подставлять под удар полсотни ни в чем неповинных жителей.
Первую атаку они отразили без особого труда. Впрочем, атакой это назвать можно было с большой натяжкой. Враг явно пробовал свои силы, приценивался к позициям защитников. Типичная разведка боем. Пришельцы подошли на расстояние прямой видимости, постреляли для острастки, и так же быстро отошли. А вот потом… Умирать не хотел никто, но жизнь, к сожалению, не дает нам возможности выбирать… 
— …авый фланг! Правый фланг держать! — разорялся лейтенант, заметивший перемену приоритетов противника с центра на правый склон. — А! Мать вашу!
Джеймс сплюнул вязкую слюну, и ужом выскочив из импровизированной траншеи, на пределе возможностей понесся к восточным позициям, каждую секунду рискуя получить пулю в висок. Внезапно прямо перед ним земля взлетела фонтаном, и упругая волна раскаленного воздуха швырнула лейтенанта на землю, при этом основательно припечатав. 
Купер, выплевывая набившейся в рот песок, кое-как поднялся на ноги… И тут же рухнул снова, правда, на этот раз он сделал это сознательно. Причиной тому явилась тяжелая бронемашина, медленно вползающая на позиции 3-го взвода. В ней не было чего-то феерического, сверхъестественного, как обычно показывают инопланетную технику в фантастических фильмах. Слегка приплюснутый корпус на четырех осях, композитная, полированная обшивка, две небольшие башни, поливающие огнем все вокруг. Ничего необычного, однако, было совершенно непонятно, как с ней бороться. 
Пока лейтенант, вжимаясь в землю, отползал под прикрытие груды бетонных блоков, черт знает как оказавшейся здесь, события развивались трагически. Не имея средств для борьбы с бронетехникой, командир взвода принял единственное возможное решение в данной ситуации — отступить. Однако он не знал, что путь для отхода был уже отрезан. На центральном направлении враг неожиданно сконцентрировал силы и прорвал линию обороны возле здания бойлерной. Небольшой отряд вражеских штурмовиков отрезал 3-ий взвод от основных сил. Ребята оказались на открытом пространстве между молотом и наковальней. А вместе с ними в окружении оказался и Джеймс. 
Поняв, что ситуация из критической переросла в катастрофическую, лейтенант плюнул на безопасность, и, поднявшись в полный рост, побежал наперерез покинувшим позиции солдатам. Чудом избежав смерти от перекрестного огня, Купер настиг отступающих бойцов на парковке перед разрушенным корпусом. 
— Отставить бегство! — срывающимся голосом приказал он.
— Сэр, но там БТР!.. — попытался возразить комвзвода. 
— Грег, мы отрезаны! Занять круговую оборону! Живо!
 На то что бы приготовиться к отражению атаки ушло не больше минуты. От взвода осталось всего четырнадцать человек. Десять из них расположились под прикрытием обвалившегося куска стены и должны были удерживать восточное направление, с которого двигались силы численностью до взвода при поддержке БТР-а. Остальные заняли позиции за двумя аэромашинами скорой помощи и готовились не дать вражескому авангарду их уничтожить, тем самым полностью ликвидировать правый фланг и создать нечто похожее на плацдарм для обхода основной группировки с тыла. 
Джеймс попытался разглядеть, что творилось на других участках сражения, но из-за плохого обзора ему пришлось ориентироваться исключительно по звукам. Судя по всему, пришельцы не стали посылать на штурм большую группировку войск, ограничившись парой взводов или, может быть, ротой. На левом фланге практически не было стрельбы, так же не стреляли возле больницы, которую оборонял небольшой сводный отряд из двенадцати человек. В центре уровень шума был средним, следовательно, прорыва там тоже не ожидалось. Очевидно, все свои силы враг бросил на плохо защищенный и малочисленный взвод капрала Грега Мориса. Знали куда бить, твари.
— Командир, они наступают! — крикнул капрал.
— Бойцы! Мы должны сдержать врага любой ценой! Любой! Я на вас надеюсь… Взвод! К бою!
— Сэр, я пойду к своим людям, — сказал Грег.
— Добро.
Морис потрусил к бойцам, которым предстояло практически голыми руками остановить вражескую бронемашину и взвод стрелков. А лейтенанту с четырьмя солдатами предстоял неравный бой с десятком вооруженных до зубов и закованных в броню по самые уши штурмовиков. 
Джеймс поймал в сетку прицела мелькнувшую за поваленной оградой фигуру и, задержав дыхание, коротко нажал на спуск. Новенькая, что называется, в заводской смазке, винтовка М-3 непривычно пророкотала и короткая очередь ушла в цель. Врага озарила яркая, синяя вспышка, напоминающая сплетенные в тугой узел молнии. Пришелец отшатнулся и тут же спрятался в укрытии. «Кинетический щит», — догадался Купер. 
— Черт бы вас побрал… — прошипел Джеймс.
 Тем временем противник пошел в полномасштабную атаку. Если это можно так назвать. Цепь инопланетян в светло-серой броне с широким воротом и в каплевидных шлемах, поливая огнем и так настрадавшиеся машины «скорой», перебежками, от укрытия к укрытию, довольно быстро продвигалась вперед. А у обороняющихся не было ни малейшего шанса вести хоть сколько-нибудь прицельный огонь. Высунешься — тут же получишь порцию стали несовместимую с жизнью.
Боец, находившийся рядом с лейтенантом, опасливо покосился на цепь сквозных пулевых отверстий в корпусе аэромашины и обратился к командиру:
— С-сэр, я думаю, это не с-самое хорошее укрытие…
— Найди другое! — раздраженно фыркнул Джеймс, широким жестом обведя открытое пространство вокруг них. — И вообще, если сейчас их не остановим, нам уже ни какое укрытие не поможет. Отделение! Огонь на подавление на счет «три»! Раз!.. Два!.. Три!!!
Купер, предварительно опустившись на одно колено, выглянул из укрытия и, взяв на прицел подобравшегося ближе всех штурмовика, открыл огонь. В цель попала лишь половина выпущенной им очереди. Еще бы! Десять метров — немалое расстояние. А вы как думали…
Лейтенант повел стволом вверх, и смертоносный поток стали устремился к голове противника. В мгновение ока щит пришельца «лопнул» и лицевой щиток покрылся паутиной трещин, окрасившись изнутри жидкостью синеватого оттенка. Враг еще пару секунд оставался на ногах, а затем рухнул на землю грудой бесполезного металла. Джеймс перевел огонь на другую цель, но не успел он и перегрузить щит врага, как что-то сильно дернуло его за плечо. От толчка Купера развернуло и бросило на твердый композит парковки. К его счастью, он оказался под прикрытием и избежал участи быть перемолотым крупнокалиберными очередями в фарш. 
Лейтенант почувствовал, как по руке стекает что-то теплое, а в плече нарастает жжение, но было не до этого. Он поднялся, проверил винтовку и переместился на другой конец их импровизированной баррикады. Рука начинала неметь, но пока что Джеймс с ней справлялся. Они смогли слегка замедлить продвижение противника, но и сами понесли потери. Бездыханное тело рядового Майлза лежало неподалеку. Командир чертыхнулся и выпустил три короткие очереди в залегшего врага. В ответ вражеские пули буквально изрешетили аэромашину, но к счастью, не задели лейтенанта. 
— Сэр, нам их не удержа… — солдат не успел закончить, стекло «скорой» разлетелось вдребезги, послышался отвратительный хруст и его голова раскрылась, словно спелый арбуз от мощного удара.
— Твою мать! — отшатнувшись, выпалил Купер, стирая с лица теплую кровь и мозговое вещество. 
Дальше — больше. Ракета прочертила синеватый след и ударила в борт машины. Ее тут же обволокло пламя, и через секунду она взорвалась. Взрывной волной Джеймса отшвырнуло в сторону, и он довольно сильно впечатался в жесткий композит, на какое-то время, потеряв ориентацию в пространстве. Он не мог даже пошевелиться, но мог наблюдать. 
 В стороне от него лежал боец, насквозь проткнутый стальным обломком, другой солдат схвативший руками за окровавленную голову пронзительно крича, катался по земле. На месте правой ноги у него был кровоточащий обрубок. Участь третьего солдата была не менее печальна. Вражеский боец повалил его на спину и, навалившись всем своим весом, душил прижатой к горлу винтовкой. Человек сопротивлялся, но силы были не равны. Джеймс попытался пошевелить рукой, но тщетно — тело не слушалось. К тому же винтовку выбило из рук, а другого оружия у него не было.
Каждый вдох отдавался лейтенанту острой болью в ребрах, сердце пропускало удары, в голове шумело, но все же он смог повернуть задеревеневшею шею и разглядеть, что творилось в тылу, там, где наступали основные силы противника. Довольно красноречивая картина открылась его взору. Пришелец в светло-серой броне и таком же шлеме, удерживая одной рукой винтовку, стоял одной ногой на раскинувшем руки теле комвзвода. На заднем плане, заехав передними колесами на остатки рухнувшей стены, величественно возвышалась вражеская бронемашина, разведя в стороны обе свои башни. А чуть поодаль пара инопланетян шагала сквозь тела солдат Альянса. Периодически останавливаясь, они стреляли одиночными в еще дышавших бойцов.
— Не… продержались… — горько прошептал командир роты и потерял сознание.
 В следующую секунду прогремел взрыв, и БТР противника охватило пламя, а со стороны главного корпуса по врагу открыли плотный огонь, но Джеймс Купер этого уже не увидел. 


***

— Я вам десятый раз говорю: нельзя его сейчас беспокоить! — почти кричал твердый женский голос.
— Дамочка! Посмотрите, что происходит! — возражал ей мужской бас. — Мне нужно с ним поговорить! Пока я прошу по-хорошему…
— ЧЕГО?! — женщина рассвирепела. — Ты мне угрожать вздумал, олух деревенский?! Да я тебя!..
Далее были слышны звуки возни, короткий вскрик и тяжелый удар.
Джеймс открыл глаза и снова зажмурился. Прямо над ним висела яркая лампа. Немного привыкнув к свету, лейтенант, кряхтя, сел на койке и, схватившись за страшно саднившее плечо, осмотрелся. Оказалось, что он лежал на койке в том самом подвале центрального здания, и, судя по всему, кто-то его основательно подлатал. Боли почти не было, лишь небольшой дискомфорт в простреленном плече и отбитой спине. В большом помещении стоял тяжелый запах крови и медикаментов. Само помещение было разделено на две почти равные части, в одной из них расположились гражданские, а в другой, заставленной койками и различным медицинским оборудованием, со стонами доживали свои последние часы тяжелораненые. Их было около десяти. Бедняги, врачи пытались облегчить их страдания, но на «удар милосердия» они, видимо, решиться не могли. 
Однако больший интерес у Купера вызвала ситуация, имеющая место у лестницы ведущей наверх. Мужчина, облаченный в матово-черный бронекостюм, сидел на полу и вялыми движениями потирал затылок, скрестив руки на груди, над ним стояла ухмыляющаяся доктор Чаквас, а сзади находился боец из сводного отряда. Он держал в руках толстую железную трубу неизвестного назначения и слегка покачивал своим оружием массового поражения грубиянов. 
Лейтенант встал на ноги и, подойдя к ним, в замешательстве переводил взгляд с доктора на солдата и обратно. Карин сменила выражение лица с торжествующего на снисходительное и протянула поверженному гостю руку.
— Извините, я погорячилась. Нервы, знаете ли.
— Ни хрена себе «погорячилась»… — фыркнул неизвестный, но все же принял помощь и поднялся.
Доктор хотела еще что-то сказать, но в этот момент в подвал ворвались два солдата, несущие на плечах своего раненого товарища.
— Врача! Скорее! — крикнул один из них, как определил Джеймс, это были парни из 1-ого взвода. 
Чаквас тут же забыла про своего горе-собеседника и кинулась к раненому. 
— Пулевое в голову… — констатировала она. — Черт! Нейрохирург нужен… Эллис! Готовь стол!
Купер наблюдал за тем, как суетятся медики, укладывая солдата на операционный стол, а затем повернулся к человеку в черной броне.
— Капитан Михаэль Лорге, командир группы «Фокстрот», — представился он, протягивая руку и шепотом добавил. — Ух, ураган баба…
— Лейтенант Джеймс Купер, — он пожал протянутую руку, — командир 2-ой роты 6-ого батальона 9-ого пехотного полка Арайса, — и так же шепотом ответил. — И не говори.
Капитан собрался что-то сказать, но доктор его бесцеремонно прервала. Подлетев к Джеймсу она взяла его перепачканной в крови рукой за подбородок, а другой рукой оттянула веко сначала на одном, а затем и на другом глазе. 
— Голова не болит? Сонливость? Расфокусировка зрения? Боли? — скороговоркой спросила она. — Нет? Хорошо. Так, вы оба мне нужны.
Пока военные удивленно переглядывались, Карин достала из кармана костюма голографический планшет и, нажав пару клавиш, протянула лейтенанту. Он взял его и перевернул лицевой стороной. На экране был изображен предмет прямоугольной формы, размером с небольшой чемодан, цвета вороненой стали. 
— Что это? — задал резонный вопрос Лорге. 
— Это то, что может спасти вашему солдату жизнь, — доктор кивнула на тяжелораненого бойца. — И не надейтесь, что сможете выговорить его название. Мне нужно, что бы вы доставили этот ящик мне в течение получаса. Не успеете — он умрет.
— Где нам его искать? — спросил Джеймс.
— В отделении нейрохирургии. Это новейшая разработка, в некоторых случаях практически может заменить хирурга. Насколько я знаю, она храниться в подвале отделения, в огнеупорном контейнере с кодовым замком. Даже если захотите, не пропустите. Сто метров влево от главного входа,и вы у цели. Все.
Офицеры еще раз переглянулись, пораженные напором этой хрупкой с виду девушки, и быстрым шагом направились к выходу. Поднявшись наверх, они двинулись по коридору и наткнулись на дюжину искалеченных тел, сложенных в ряд. Лейтенант медленно шел, вглядываясь в изуродованные лица совсем еще молодых ребят, отдавших свои жизни не за абстрактные идеи или ресурсы, а защищая свой народ. Защищая все человечество. 
 В одном из тел Купер узнал капрала Мориса, с которым он плечом к плечу защищал ту треклятую парковку. Перед глазами Джеймса тут же вспыхнул застывший кадр: «…Пришелец в светло-серой броне и таком же шлеме, удерживая одной рукой винтовку, стоял одной ногой на раскинувшем руки теле комвзвода…»
Лейтенант опустил голову и закрыл глаза рукой, сжав зубы в бессильном порыве. Видит Бог, не этого он хотел для своих людей. Не этого… 
Капитан положил руку ему на плечо, понимающе кивнул и сказал:
— У нас мало времени. Надо найти этот ящик пока тихо. А то опять на штурм пойдут, не до этого будет. 
Лейтенант согласно кивнул и двинулся следом за Михаэлем. Разглядывая спину своего нового сослуживца, Джеймс отметил для себя три вещи. Первое: оружие у Лорге было, скажем так, необычное — с виду винтовка была похожа на новую М-3, но не стандартного образца, как у них, а темно-черного цвета и со множеством дополнительных модификаций, к примеру, у винтовки имелась давно ушедшая в прошлое тактическая рукоять. Второе: броня у него тоже была странная. Что-то между армейским «Азгардом» и «Филином» спасателей. Опять же, черного цвета. Третье: рост и телосложение говорили о том, что физическая подготовка у него была на должном уровне. 
— Сколько я был в «отключке»? — спросил Купер, потирая зудевшее плечо.
— Два с небольшим часа, — ответил Лорге. — Мои ребята подоспели в последний момент. Еще чуть-чуть и лежать тебе в этом коридоре. 
— Ребята?
— Разведгруппа «Фокстрот». Когда началось все это безобразие, мы неподалеку были. На тренировке. Эх, как будто в другой жизни было… — вздохнул капитан и продолжил. — Так вот, решили мы пробиваться к промзоне, там вроде этих гадов поменьше было. Ну, а как добрались, так и увидели ваше «Ватерлоо». К вам на подмогу и двинули. Ну и… в общем, опоздали чуток. Только тебя с той стоянки вытащили. В общих чертах как-то так. 
 Они миновали коридор, и вышли к главному выходу. Возле разбитой стеклянной двери, прислонившись спиной к стене, сидел перемазанный в грязи, копоти и крови сержант Гибс.
— Гибс, ты в порядке? — обеспокоенно спросил Джеймс, подойдя поближе. 
Сержант поднял на него стеклянный взгляд и заговорил:
— Сэр?.. Они перебили весь мой взвод. Всех… — Дениэл опустил голову. — Никого не осталось… Ни-ко-го. 
— Пойдем. Мы ему не поможем, — сказал капитан, выходя на улицу.
Покинув здание, лейтенант увидел то, чего бы ни хотел видеть больше никогда в жизни. Новая оборонительная линия проходила в пятидесяти метрах от госпиталя, а практически все, что располагалось дальше, было обращено в пыль. На прежних позициях лежали тела мертвых солдат в тех позах, в которых они приняли смерть. Убрать их не представлялось возможным — местность простреливалась. 
— Черт! — сквозь стиснутые зубы прошипел лейтенант, со всей дури врезав кулаком по стальным перилам. — Черт! Черт! Черт!
Капитан вопросительно глянул на него.
— Ты знаешь, сколько я людей потерял за полдня? Знаешь? Больше половины роты! Больше половины! — почти кричал Джеймс. — Что мне говорить их матерям? Семьям? Что я скажу женам, чьи мужья лежат здесь, в сырой земле? ЧТО?!
Лорге с сожалением вздохнул и, схватив лейтенанта за грудки, прижал его к стене. Тот, не ожидая такой реакции, опешил, а Михаэль тем временем придвинулся к нему и, выговаривая каждый слог, заговорил:
— Прекрати истерику. Мертвых уже не вернешь. Подумай о живых. Ты командир, мать твою, или кто?! Держись достойно, подавай пример бойцам, а скорбеть будем позже. Если… Когда победим.
Капитан отпустил его и отступил на два шага.
— Я тебя понял, — поправляя форму, сказал лейтенант. — Я… Я сорвался. Просто… Я же никогда не воевал… Гм… Да, ты прав. 
— Ну, вот и хорошо, что понял. А теперь… — закончить ему не дали.
Из-за угла выбежал взмыленный боец и, остановившись перед офицерами, отчаянно пытался что-то сообщить:
— Сэр, я… там… это…
— Успокойся солдат. Отдышись.
Восстановив речевые функции, рядовой обратился по форме:
— Господин капитан, разрешите обратиться к господину лейтенанту! 
— Разрешаю, — буркнул Лорге, не жаловавший излишнюю субординацию.
— Сэр, есть связь! 
— Связь?! — удивленно переспросил Купер.
— Так точно, сэр! Сержант приказал вам доложить! — солдат сделал паузу и полушепотом добавил. — Сэр, там такое происходит…



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 30.07.2011 | 1322 | 3 | Шаньси, Гарнизон, Ватрикан | Ватрикан
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 26
Гостей: 21
Пользователей: 5

RedDevilL, KsanaBlack, Alone2050, Tay, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт