Гарнизон. Глава 2.


Описание рассказа: Альтернативное название «Один День». В этом рассказе идет речь об одном дне из жизни молодого лейтенанта. О дне, изменившим все. Не только для офицера, но и для всего человечества.

Описание главы: Вторая глава, в которой начинается основное действие.

«…Совершенно неожиданно. 
Хотя, мы все ждали этого… И боялись увидеть. 
Знаете, желать чего-то опасно. 
Иногда желания сбываются…» 
Из показаний д-р Карин Чаквас.

Шаньси. День вторжения. 06:34…

— Стой!!!
Тормоза армейского грузовика взвизгнули, и многотонная машина замерла буквально в паре метров от рубленого зада БТР-а, внезапно остановившегося посреди дороги. 
— Ты что, мать твою, ослеп?! — лейтенант одарил испуганного водителя гневным взглядом. 
— Никак нет, сэр! Виноват, сэр! Задумался… а он так резко… и я… — рядовой окончательно стушевался. 
— Задумался он… — пробурчал лейтенант, выбираясь из тесной кабины транспортника.
Спрыгнув на композит практически пустой в это ранее время дороги, он задумчиво пнул здоровое, бескамерное колесо грузовика и, поправив кепи, направился к источнику возникших проблем. Партия бронетранспортеров С-10 «Лис» была закуплена местными военными чинами всего два месяца назад, и все это время, проходя мимо боксов рембата, можно было услышать довольно нелицеприятные отзывы механиков о «криворуких проектировщиках этой ни на что не годной груды железа». Поэтому, внезапная остановка сопровождающего роту БТР-а не стала особым сюрпризом для лейтенанта Джеймса Купера. 
Подойдя к борту бронемашины, он несколько раз ударил кулаком по небольшому люку. Ответом ему послужил скрежет металла и чье-то бормотание. Люк резко распахнулся, и на свет показалась голова командира экипажа. Через несколько секунд он полностью извлек себя из тесного отделения и, сняв легкий, углепластиковый шлем, устало взглянул на Джеймса.
— Ну, и какого черта? — спросил лейтенант. 
— Не ори ты, — экипаж бронемашины не находился под непосредственным командованием Купера, поэтому частенько позволял себе разговор в таком тоне. Понятное дело, молодому лейтенанту, мягко говоря, не нравилось, когда с ним начинал пререкаться какой-то сержант!
Джеймс стиснул зубы, но все же сдержался:
— У меня сроки. Через двадцать минут рота в полном составе должна прибыть на полигон.
— Выпускной коллектор накрылся, — тем же усталым тоном пояснил сержант. — Без этой хреновины эта колымага с места не сдвинется. Я уже сообщил, эвакуатор пришлют через полчаса.
— Ладно, — смирился Джеймс. — Продолжим путь без вас. Удачи.
Лейтенант развернулся и зашагал обратно, к теперь головной машине. После не боевой потери, в их маленькой колонне осталось четверо армейских транспортников и замыкающий колонну БТР. Брат-близнец вышедшего из строя.
Купер забрался в кабину и, хлопнув дверью, включил радиопередатчик, вмонтированный в приборную панель.
— Внимание, колонна: далее следуем без сопровождения БТР-а № 1. Движение осуществлять согласно штатному протоколу. 
Приказав водителю начать движение, командир занялся созерцанием городского пейзажа. В данный момент они двигались по пригороду Арайса и скоро должны были свернуть на север, в сторону промзоны. За ней, в паре километров, расположился тренировочный полигон местных сил Альянса. На сегодня были запланированы учения по освобождению заложников. Хотя Джеймс не понимал, зачем им все это. Заложников должны освобождать полицейские отряды особого назначения, но уж ни как не подразделения регулярной армии. Однако приказ есть приказ.
Солнце уже взошло, и город стал потихоньку просыпаться. Редкие люди на улице провожали взглядом проносящуюся мимо военную колонну, в небе уже можно было заметить общественные челноки, доставляющие людей на работу, а на крышах высившихся в центре небоскребов стали загораться огни посадочных площадок. 
Шаньси — молодая и быстро развивающаяся колония, названная в честь провинции КДР (Китайская Демократическая Республика. Прим. автора.), где аж в 1968 году был запущен в эксплуатацию огромный космодром. Обширные запасы редкоземельных элементов, мягкий, почти земной климат, и постоянный приток населения привели к тому, что уже через десять лет после основания, количество городов на поверхности планеты достигло пятнадцати. И на этом здешние колонисты не останавливаются — десятки горнодобывающих компаний постоянно инвестируют в развитие инфраструктуры, а сельское хозяйство обеспечивает тысячи жителей пропитанием и работой. В связи с форсированным развитием колонии, Альянс Систем увеличил свой военный контингент на планете. Среди тридцати офицеров, получивших перевод, был и лейтенант Купер. До этого он служил на Чернобоге — небольшой отдаленной колонии, и, получив предложение перейти на службу в гарнизон Шаньси, не смог отказаться. Отчасти, этому способствовали, мягко говоря, натянутые отношения Джеймса с начальником администрации Чернобога. 
По прибытию в Арайс его определили в 9-й пехотный полк, командиром взвода. А недавно Джеймс получил повышение, и теперь в его подчинении находилась целая рота. 80 человек. Отношение в коллективе к  новому командиру было более-менее нормальным, солдаты ему подчинялись, но не более того. Особого уважения или трепета лейтенант у своих подчиненных не вызывал. И это его раздражало. Командование его тоже особо не выделяло, да и в личной жизни у него, что называется, был застой. Как говориться, беда не приходит одна.
Джеймс оторвался от созерцания пейзажа и поднял взгляд на забирающую в сторону дорогу. Они уже покинули город и теперь двигались по пустынной трассе, проходящей в стороне от большого аэрошоссе, где даже в такое время не останавливалось плотное движение. Дорожные знаки, попадающиеся с завидной регулярностью, сменили привычные обозначения на горящую красным надпись: «Внимание наземному транспорту! Трасса переходит в АЭРО-РЕЖИМ через 10 минут!»
«Эх, совсем перестали уважать традиционный вид передвижения…» — уныло подумал Джеймс, кинув взгляд на инструментрон. Через десять минут они уже будут на полигоне, а значит, беспокоиться не о чем, и есть немного времени передохнуть. Лейтенант уселся поудобнее, надвинул кепи на глаза и, сложив руки на груди, задремал. 
Неясные образы — порождения неглубокого сна, витали в голове. Неожиданно они сменились на довольно четкую панораму, всего на секунду задержавшуюся в голове, но кое-какие детали лейтенант успел запомнить. Серый от пыли дым стелился по примятой траве, укрывая собой что-то страшное, но что это, разглядеть было невозможно. Ярчайшая вспышка ослепляет его, возвышающейся вдали непонятный бетонный обелиск неожиданно трансформируется в полуразрушенное здание, и рушиться, как карточный домик, но прежде из дверей этого здания успевает выбежать темная фигура… 
Купер раскрыл глаза и увидел приближающуюся с ужасающей скоростью стену. Удар. Он впечатался в приборную панель и на миг потерял сознание. Очнувшись, Джеймс увидел рядового, повисшего на рулевом интерфейсе. Изо рта у него протянулась кровавая дорожка, а на теле имелись несколько пулевых ранений. Не веря в происходящее, лейтенант проверил пульс водителя. Тщетно, тот был мертв. В кабине пахло горелым пластиком, приборная панель искрила, а в потрескавшемся стекле имелись несколько пулевых пробоин от явно крупнокалиберного оружия. 
Купер попытался выбраться, но дверь заклинило. Развернувшись, он уперся спиной в перегородку, а ногами в упрямую дверь. Лейтенант рычал от натуги, пытаясь освободить проем, но проклятая дверь не поддалась ни на миллиметр. 
— Они возвращаются! — донесся снаружи приглушенный крик.
— Черт! — в сердцах выкрикнул Джеймс. 
 В этот момент к кабине подбежал перемазанный в копоти солдат, вооруженный чем-то похожим на арматуру. Секунда — и чертова дверь отошла в сторону. 
— Что за хр… — Купер не успел закончить фразу, солдат жестко толкнул его в сторону. Он упал точь-в-точь в небольшую канавку, проходящую вдоль здания. Не переставая чертыхаться, Джеймс попытался подняться, но не тут-то было! Сверху упало что-то большое и тяжелое, выбив у него воздух из легких и прижав к земле.
— Лежи, командир! — произнес прижавший его солдат, кажется, это был капрал Бишоп.
 Со стороны полей послышался нарастающий гул и, достигнув своего пика, был заглушен чередой оглушительных взрывов, прогремевших неподалеку. Их вжало в грунт ударной волной, а затем слегка присыпало землей. Купер приподнялся так, чтобы можно было осмотреть окрестности, и обомлел. Такого в своей жизни ему еще не доводилось видеть. В небесах планеты разворачивалась эпическая, и в то же время трагическая картина. 
Десятки, если не сотни, небольших кораблей проносились над городом. Вслед им устремлялись полосы зенитных очередей, поблескивающих в лучах утреннего солнца. На поверхности то и дело взметались ввысь поднятые взрывами земляные фонтаны, а небоскребы вдали пылали, словно огромные факелы. В непосредственной близости от них дела обстояли ничуть ни лучше: двое из четырех грузовиков горели, а БТР был буквально разорван на куски точечным попаданием авиационного снаряда. Выжившие солдаты прятались у подножья дорожной насыпи, в большинстве своем лежа и накрыв голову руками. Около уничтоженной колонны Джеймс насчитал несколько обгорелых трупов.
— Матерь Божья… Что это?! — ошеломленно спросил Бишоп.
— Это вторжение… — ответил Купер и неожиданно для себя явственно представил, что то же самое происходит и на Земле. Что точно так же, небо его родного города разрывают веера зенитных очередей, бомбы рвутся прямо на улицах, превращая в фарш бегущих в панике мирных жителей… Ярость и гнев переполнили все его сознание.
Лейтенант выбрался из канавы и поднялся в полный рост.
— Куда?! — капрал попытался схватить командира за лодыжку, но тот лишь отмахнулся и направился к спасающимся от бомбежки солдатам. Человек, целеустремленно шагающий сквозь ад авианалета, невольно вызывает уважение. 
— Встать! — гаркнул он на бойцов. — Подняться, мать вашу! Вскрыть контейнеры с оружием, вооружиться, занять оборону! Живо!
Купер знал, что говорит — после того как отработает авиация, начнется наземная операция и нужно быть готовыми встретить вражеских десантников во всеоружии. Кем бы они ни были. По счастью, рота на полигоне должна была не только провести учения, но и испытать партию новых винтовок М-3, недавно переданных полку для оценки их эффективности. Боеприпасов к ним было не шибко много, но на какое-то время должно было хватить. Все лучше, чем с палками кидаться на противника. 
Бойцы вскочили и на всех парах понеслись к головной машине, которая и везла оружие. Но винтовки это только половина дела. Броня, амуниция, средства индивидуальной связи — всего этого у них не было. Несколько идиотов из штаба посчитали, что дешевле доставить все это челноком, а солдаты не сахарные, не растают, если в грузовиках потрясутся. Джеймс радовался лишь одному — в небольшом челноке, выделенном под это дело, элементарно не хватило места для контейнеров с оружием.
— Бишоп! Вылезай из своей конуры… — только и успел крикнуть лейтенант, как две ракеты, выпущенные штурмовиком, врезались в двухэтажный цех, вдоль которого проходила неизвестного назначения канавка, и с оглушительным грохотом детонировали. Упругая взрывная волна бросила Купера на землю, обрушила несущую стену цеха, и обломки навсегда похоронили под собой не успевшего выбраться капрала. 
— Мать… — процедил сквозь зубы комроты, глядя, как оседает пыль на месте упокоения солдата.
 На то, что бы вскрыть запечатанные оружейные контейнеры с оружием, вооружить роту, извлечь боеприпасы из лишних винтовок и образовать под прикрытием чадящей колонны подобие строя ушло не более десяти минут. К счастью, авианалет в их секторе закончился довольно быстро, иначе с ротой было бы покончено в течение тех же десяти минут. Однако, особой радости это не вызывало — прекращение бомбежки могло означать только одно. В их квадрате уже высадился десант. Да и канонада, доносившаяся со стороны города, не прибавляла оптимизма.
Посоветовавшись с взводными — сержантами Дениэлом Гибсом, Крисом Мейнфилдом, Джессикой Риззо и капралом Грегом Морисом лейтенант принял решение. В ходе консилиума, проходящего под отборный мат, было решено — так как пробиваться обратно в город равносильно самоубийству, а оставаться здесь — еще большему самоубийству, военные решили прорваться к пологому холму, возвышающемуся неподалеку. Судя по словам Гибса, который был кем-то вроде старожила, там располагался медцентр, и закрепиться на господствующей высоте было бы в данных условиях идеальным вариантом.
Прежде чем выступить, Джеймс попытался связаться со штабом через свой «командирский» инструментрон, но тот, по непонятным причинам, вышел из строя и отказывался открывать даже инженерное меню. Смирившись с тем, что пока они сами за себя, лейтенант приказал двигаться за ним и первым взобрался на дорожную насыпь. Мельком осмотревшись, он определил, что они находились практически на въезде в район. По левую руку от него находились невысокие здания и цеха предприятий, частично разрушенные и охваченные пожаром, чуть дальше высились все еще выпускающие дым трубы и промышленные краны вида «козел четырехногий». 
Выживших гражданских не наблюдалось, только несколько обезображенных тел и разбитых аэрокаров. Справа открывалась панорама на агонизирующий город. Судя по усиливающейся канонаде, там гремел сильный бой, но как уже говорилось, силам городского гарнизона они помочь не могли. А прямо простирались распаханные и приготовленные к засеву поля. Чуть дальше и левее начинался небольшой холм, на котором располагалось большое белое здание, окруженное множеством мелких построек и едва различимым отсюда забором. Идеальный маршрут к медцентру пролегал напрямик через поля, а дальше нужно было свернуть, и не выходя на дорогу добраться до цели. Проще не бывает. Однако, как говорил один его знакомый капитан: «если в деле все гладко — это липа». 
Прямо по пашне двигался вражеский отряд численностью в десять бойцов. Перед Джеймсом встал выбор: отступить, увести роту глубже в квартал или расчистить легкий путь. Но в этот раз судьба выбрала за него. 
Из-за угла здания неожиданно выбежала женщина с ребенком на руках, и видимо не замечая отряд захватчиков, побежала прямо на них, постоянно оглядываясь. Она была слишком далеко, поэтому пехотинцы не могли ее остановить или предупредить. Им оставалось лишь с замиранием сердца наблюдать. Тем временем, она споткнулась, поднялась и, наконец, увидела, что в каких-то десяти метрах от нее в вальяжной позе хозяев положения стоят странные существа, облаченные в тяжелые бронекостюмы и каплевидные шлемы с затемненным забралом. Она с испугом замерла, крепче прижимая к себе плачущее дитя. Один из пришельцев что-то сказал другому, тот кивнул.
— Не надо… — одними губами прошептала женщина.
Длинная очередь скосила обоих. Мать упала на колени и завалилась на бок, издавая предсмертные хрипы. Ребенок громко и до слез жалобно закричал: «Мама!!!», видимо она в последний момент успела закрыть дитя собой. Пришелец не спеша подошел к ревущей девочке и ударом ноги повалил ее на спину. А затем… Свернул ей шею резким поворотом ноги, прижатой к горлу. 
Джеймсу даже показалось, что он услышал этот жуткий хруст. Кровавая пелена застлала глаза командира роты.
— Суки!.. — прошипел кто-то из солдат.
Лейтенант поднялся в полный рост, и до боли в костяшках сжимая винтовку, стальным голосом приказал:
— Рота! Цепью, во фланг противника, бегом марш!!!
Солдаты поднялись и, растянув строй, кинулись за командиром, на ходу ведя огонь. Некоторые что-то кричали, другие бежали молча, но всех их объединяло одно — ненависть. Жуткая ненависть к проклятым захватчикам, так жестоко расправляющимся с женщинами и детьми. В данный момент, бойцы готовы были зубами рвать глотки уродам, уничтожающим их народ.
Пришельцы не ожидали с этого направления столь молниеносной и яростной атаки. Это их и погубило. Они замешкались, потеряли драгоценные секунды. Сколь хорошей броней и кинетическими щитами они не обладали, натиск целой роты, пусть и потрепанной, им было не выдержать. Все было кончено в течение десяти секунд. Правда, победа не далась бесплатно. Инопланетяне успели положить двух ребят из 2-ого взвода. 
Купер опустил перегревшеюся винтовку и подошел к лежащим на сырой земле жертвам захватчиков. Девушка, еще совсем молодая, была буквально перерублена очередью в районе живота. А девочка… На нее страшно было смотреть. Тоненькие детские ручки, перемазанные в маминой крови, были раскинуты в стороны, легкое платьице было разодрано, а шея вывернута под неестественным углом. Влага тронула суровое, хотя еще молодое лицо лейтенанта и маленькая слеза покатилась по перемазанной в грязи щеке. 
«Твари… Сволочи… Инопланетные мрази! — ругался про себя лейтенант, неимоверным усилием воли сохраняя внешнее спокойствие. — Так же нельзя! Девочке не было и восьми!»
— Один еще живой, сэр! — сообщил рядовой Кроули. 
Джеймс подошел к поверженному врагу и сильным ударом ноги перевернул его на спину. Тот застонал и, прижав трехпалые ладони к кровоточащей ране, видневшийся сквозь дыру в бронекостюме что-то тихо сказал на неизвестном языке, в котором преобладали резкие тона.
— Чего? — спросил неизвестно кого сержант Гибс.
— Плевать! — рыкнул Джеймс и одиночным выстрелом пробил лицевой щиток шлема пришельца. 
— А все-таки интересно, что он сказал, — повторил сержант.
— «Вам конец», — ответила ему Джессика. 
— Ты-то откуда знаешь? — с мрачной, скорее нервной ухмылкой спросил сержант.
— Ниоткуда, — Риззо одарила Дениэла уничтожающим взглядом. — Но я уверена, что сказал он именно это.
Рота без приключений добралась до больницы. По прибытию на место, лейтенант приказал разделиться на группы и прочесать каждый сантиметр холма, при обнаружении врага, последнего уничтожить. А всех гражданских сопроводить в центральное здание. Сам Джеймс взял трех бойцов из 4-ого взвода и направился в то самое центральное здание. 
Проходная встретила их мертвой тишиной и жутким беспорядком. В коридорах больницы дела обстояли не лучше, повсюду валялись медицинские и не очень принадлежности, панорамное окно, тянущееся на протяжении всего коридора, кое-где было наспех закрыто всевозможным хламом, в общем, все следы указывали на поспешную эвакуацию. Проверив пару кабинетов и палат, солдаты не встретили ни единой живой души, но вскоре им улыбнулась удача. Из-за угла вышел средних лет мужчина, одетый в медицинский костюм и несущий на руках довольно большой контейнер белоснежного цвета. Увидев четырех вооруженных людей, направивших на него оружие, он отшатнулся, выпустил из рук контейнер и поднял вверх руки. Его ноша с грохотом ударилась о выложенный композитной плиткой пол, но ученого мужа, похоже, это не волновало. 
— Чьих будешь? — тихо спросил лейтенант, продолжая целиться в ошарашенного мужчину. 
— А-а-а-э-э…
— Успокойся, — Купер опустил винтовку. — Лейтенант Купер, 9-ый пехотный. 
— П-приятно п-познакомиться… Дули. Э-э, то есть доктор Кларк Дули. 
— Ты руки-то опусти-опусти. 
— Д-да. Спасибо, — доктор торопливо опустил руки, было явно видно, что он еще напуган.
— А теперь послушай, — начал лейтенант. — Дело наше — табак. Планета атакована, так что веди к главному.
— Главному?
— Ну, кто у вас тут командует? Распоряжается? — Джеймс стал терять терпение.
— А, вам, наверное, нужно к доктору Чаквас. Пойдемте, я отведу, — Дули задумчиво посмотрел на тяжеленный контейнер у своих ног.
— Кроули, вперед, — Джеймс кивнул на контейнер.
Рядовой тяжело вздохнул и что-то бормоча, поднял неизвестного назначения предмет. Они двинулись за Кларком, оставляя позади пустые палаты и кабинеты. Спустя некоторое время, они минули коридор, и вышли к лестнице, ведущей в подвал. Доктор стал бодро спускаться по ступенькам, военные пожали плечами и последовали за ним. Минув два пролета, они оказались в полутемном, большом помещении, заполненным перепуганными людьми в большинстве своем одетыми в больничные пижамы. Видимо, вторжение застало их прямо в постелях. Кларк подошел к молодой девушке, внимательно изучающей что-то в своем голопланшете, и сказал ей пару слов. Она посмотрела на стоящих у входа военных и быстрым шагом направилась к ним. 
— Лейтенант Джеймс Купер, 2-я рота, 9-ый пехотный полк, — представился командир.
— Доктор Карин Чаквас, старшая дежурной смены. Что происходит? — голос у доктора был твердый, уверенный и в то же время приятный. Одета она была в белый костюм с зелеными полосами и высоким воротом. Аккуратные черты лица, гармонировали со светло-зелеными глазами и каштановыми волосами, собранными в хвост до плеч. 
— Мы атакованы инопланетной расой. Наверное, это вы уже заметили. 
— Протеане?!
— Думаю, нет. По уровню оснащения они не сильно превосходят нас, — ответил Купер и спросил. — У вас есть связь? Хоть какая-нибудь?
— Нет, — Чаквас развела руками. — Силовые каналы вышли из строя, мы остались без энергии. Но у нас есть пара нуль-генераторов, так что поддержать необходимые системы мы можем. Жалко только Кира отключалась…
— Кира? — спросил Джеймс.
— ВИ медцентра, — пояснила доктор. — Она бы нам сейчас очень помогла. У нас же больные… тяжелые есть.
— Сколько здесь гражданских?
— Сорок три больных, три медсестры, я и доктор Дули. В корпусах Неврологии и Кардиологии тоже должны быть люди, мы как раз собирались послать…
— Нет необходимости. Мои люди их приведут. 
— Ваши люди? 
— Моя рота. Мы обеспечим оборону объекта, а вы позаботьтесь о гражданских. Хорошо?
— Да, — согласилась Карин и шепотом спросила. — Лейтенант, все так серьезно?
— Серьезней не бывает. Если что, я наверху. 
— Хорошо. 
Купер покинул здание и, дождавшись, пока его бойцы доставят всех гражданских в подвал главного корпуса, занялся налаживанием обороны. Оставив небольшой отряд для защиты гражданских и в помощь Чаквас, лейтенант построил оставшихся людей. 
— Солдаты! — обратился он к неровному строю. — На наши плечи пала огромная ответственность. Ответственность за жизни этих людей. Я не знаю, что ждет нас дальше, но надеюсь на вас. Вы всегда доблестно несли службу, но мирное время закончилось и теперь мы должны защитить колонистов. И не только их. Здесь будет решаться судьба не только этого города, но и всего человечества. Не люблю говорить долгие речи… В общем, надерем задницы инопланетным засранцам! 
— Да! — заревел строй.
— Не подведите…
— Смотрите, сэр! — Риззо указала на восточный горизонт, откуда приближались несколько едва различимых точек.
— Что за… — Купер пригляделся и обомлел. — ВОЗДУХ!!!

Комментарии (16)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Spectr
16   
Согласен с АRMом! Турианцы слишком жестокие, зачем ломать шею ребенку, да еще так жестоко? Логичнее застрелить
0
Olivia
15   
Эпизод с матерью и ребенком пронял меня до костей. Умница, все четко, понятно, без лишних слов и так по-настоящему... В какой-то момент даже ненависть у турианцам проснулась, но... на то она война, люди вели бы себя так же, если не хуже.
0
11   
cool Не ... ну классно написал , если честно) Улыбнуло, я же говорил что почитаю)
2
ARM
9   
Ну блин, политрук Альянса, надобно всему турианскому составу нашего форума взять да и расстрелять тебя. smile
Серьёзно, несмотря на то, что рассказ просто превосходен и доставил массу эмоций, очень и очень... неприятно то, что ты выставил турианцев такими негодяями. dry Здесь у тебя те же фашисты, только раза в три злее. И это-то раса знаменитая своими моральными устоями и честью?
Между прочим, в ВПК турианцев погибло даже больше чем людей. А с такими расстрелами всё должно было быть как раз наоборот, так что их не было.
ps Ну ничего, я отыграюсь в Инциденте yahoo
3
Ватрикан
10   
Посмотри на него

Разве, похоже, что он несет добро? biggrin

Так уж я вижу турианских солдат, и потом, я же не клеймлю всю расу садистами и маньяками. Мало ли, может это какой карательный отряд, кто его знает... Да и почему сразу негодяи? Люди, думаешь, в турианцев не стреляли и не казнили пленных? На войне особо не до чести... Или ты или тебя.
P.S. Готовлю смокинг, не гоже на расстрел абы как являться. smile
0
ARM
12   
Ну разумеется не несёт, ведь ты показал Десоласа. wink
Одно дело казнить пленных, а другое - гражданских и детей. Не думаю, что турианцы стали бы так поступать.
Ты-то не клеймишь, но вон Маша уже расистской стала по отношению к турианцам biggrin
Так что вердикт один: расстрел за пропагандистскую подрывную деятельность в адрес Иерархии. Привести приговор в исполнение! biggrin
2
Ватрикан
13   
2
ARM
14   
Почтим память казнённого, несмотря ни на что он был хорошим товарищем biggrin
0
Покрышкин7
8   
Сильно.
2
LeBron
5   
Ватрикан, как я понял, действия этой главы до событий пролога происходят? smile
2
Ватрикан
7   
Да, пролог описывает время, когда уже началось освобождение Шаньси, а основная история это день вторжения. smile
0
strelok_074023
4   
Я уже ненавижу турианцев...Теперь, благодаря тебе, Ватрикан, я не смогу относиться к ним как прежде, Война Первого Контакта была слишком далека от моего воображения...Но теперь стало одним ксенофобом больше smile И это комплимент
3
Ватрикан
6   
Спасибо. Ну, как говориться a la guerre com a la guerre, времена когда воины шли по определенным правилам давно минули в прошлое.
0
КОММУНАР
2   
Показаны жестокие реалии войны, особенно та женщина с ребёнком cry
Ватрикан в следующий раз убей больше турианцев.
3
Ватрикан
3   
Это и была моя основная задумка, показать войну не как в голливудских фильмах, а хотя бы немного реалистичнее. Ну, и куда уж без трагедий на войне? Буду рад, если у меня это получилось.
3
LeBron
1   
Понравилось. Особенно, как описывают боевые дейстивия, разруху, стоящее уныние и тоску. Ещё впечатлил момент, когда Турики убили женщину с ребёнком. Мало, но очень драматично.
2