Страж Туманности. 13


Продолжение "Теней Войны". Маркус и Налена снова сталкиваются с "Цербером" и подчиненной ему корпорацией "FSR", которая ищет Стража - древнее оружие Протеан. В этой главе Маркус продолжает заключать союзы против Дориана Блейда, а тот, наконец, находит "Стража".



Корабль чуть вздрогнул, когда прыжок завершился. Картинки вернулись на обзорные экраны. Блейд вдохнул воздух и осмотрелся.
«Тиамат» находилась в нескольких десятках километров от масс-реле — пары колец, в точности копирующих те, через которые корабль прошел, чтобы переместиться сюда. Куда именно «сюда» — это, разумеется, пока было неясно. Они оказались в какой-то неизвестной звездной системе. Черное полотно космоса на экранах рассекала наискось длинная, узкая красно-желто-голубая полоса — космическая туманность. Блейд не смог опознать ее. Прямо по курсу светилась сине-фиолетовым огромная планета — газовый гигант. Колоссальный шар был опоясан ободом концентрических колец, что придавало ему сходство с Сатурном. Впрочем, у большинства газовых гигантов в Галактике имелись кольца. Несколько в стороне можно было различить серо-серебристую искру — один из многочисленной свиты спутников планеты.
Центральное светило этой звездной системы было безупречно белым и очень далеким. Блейд прикинул, что, очевидно, эта планета расположена не ближе от своей звезды, чем тот же Сатурн от Солнца.
— Где мы находимся? — негромко спросил он.
— Проводим анализ, — отозвался офицер-штурман, — хм... стандартная система навигации не действует, сэр.
— Значит, нас забросило в какую-то чертову удаленную дыру, — констатировал Дориан Блейд.
Система галактической навигации, основанная на сигналах, распространяемых через сеть масс-реле, позволяла ориентироваться во всем пространстве, исследованном расами Цитадели и Систем Терминус. Но само это пространство составляло немногим более одной сотой доли Галактики. Очевидно, «Тиамат» оказалась где-то в пределах остальных девяноста девяти.
— Мы попробуем воспользоваться принципом звездной навигации, — сказала Юлия Кэмпбелл.
Звездная навигация была более сложным и длительным, и при этом менее надежным способом, но зато она не нуждалась в сигналах от масс-реле. Она была основана на принципе распознания некоторых наиболее крупных и ярких звезд Галактики, и анализе их взаимного расположения на карте звездного неба. Это позволяло определить приблизительное местоположение корабля.
Пока сверхточные системы наблюдения выделяли среди причудливого узора здешних созвездий необходимые «маячки» вроде Арктура, Сириуса или Альдебарана, а ВИ анализировал информацию, Дориан Блейд переключил внимание на Ояму.
— Итак, доктор, очевидно, мы на месте. Что теперь? Как искать Стража?
— Теперь мы должны передать опознавательный сигнал, — ответил тот, — он у нас имеется. Это простой радиокод. Страж должен распознать его и ответить. Конечно, при условии, что это... хм, это устройство все еще в исправности, — ученый развел руками, — Вы ведь понимаете, мистер Блейд — прошло пятьдесят тысячелетий. За это время могло случиться все что угодно. Страж мог просто... сломаться от возраста.
Блейд поморщился. Это была пугающая мысль, а хуже всего было то, что Ояма был прав. Пятьдесят тысяч лет — огромный срок. Едва ли хоть что-то, созданное землянами или другими расами Цитадели, могло просуществовать так долго. Изделия Протеан были гораздо долговечнее, и все равно, влияние времени сказывалось и на них. Большая часть техники и механизмов, оставшихся после Протеан, была найдена либо заметно попорченной, либо полностью пришедшей в негодность.
— Давайте все же надеяться на лучшее, — сказал Блейд, — воспользуйтесь нашим главным передатчиком, доктор, и транслируйте этот сигнал во всех направлениях.
Снова потянулись минуты ожидания. Затем, по одному из экранов побежали строки данных.
— Мистер Блейд, мы получаем ответный сигнал! — доложил офицер связи, — я не могу его расшифровать, но мы имеем пеленг. Это узконаправленный луч, и он исходит от ближайшего спутника.
— Прекрасно! — Блейд сцепил пальцы. — Вперед! Капитан, курс — на этот спутник.
— Просто невероятно, — прошептал Ояма, — пятьдесят тысяч лет — и все это еще работает...
Ожили главные двигатели. «Тиамат» развернулась и взяла курс на спутник газового гиганта. Можно было отчетливо видеть, как тот вырастает на главном экране. Вот он стал уже размером с Луну в небе Земли и продолжал приближаться. Могло показаться, что «Тиамат» неподвижно висит в пустоте, а движется сам спутник, нагоняя корабль.
Неожиданно ВИ подал сигнал.
— Программа звездной навигации завершила работу, — сообщил штурман, — вот наше приблизительное местоположение.
Над главным проектором возникла голограмма галактической спирали. Район, определенный системой навигации, был выделен красным светом. Блейд нахмурился.
— Хм. Опасно близко к Вуали Персея. Есть риск столкновения с гетами.
— Другие корабли в этой системе не обнаружены, — возразила капитан Кэмпбелл, — кроме того, близость с Вуалью относительная. Насколько мы можем судить, ближайшая звездная система, где существуют базы гетов, находится не менее, чем в двух сотнях световых лет. И геты никогда не проявляли интереса к космической экспансии, так что, я бы сказала, риск минимален. Разумеется, мы в любом случае будем наготове.
— Как называется эта туманность? — спросил Блэйд.
— Кварианцы называли ее Лин’Тор, — ответил ему штурман, сверившись с данными из архива. — Это переводится с их языка как «Место Тьмы» или «Место Угрозы». Эта область Галактики остается практически неизученной уже много веков. Даже в эпоху расцвета кварианской культуры, они почему-то не пытались основать здесь свои поселения. Разумеется, сэр, — добавил он, — мы ничего не знаем о том, пытались ли исследовать ее геты.
— Ну что ж, значит, мы будем первыми, — сказал Дориан Блейд.
Пока они говорили, «Тиамат» продолжала сближение со спутником. Вскоре, корабль начал сбрасывать скорость и вышел на постоянную орбиту в нескольких сотнях километров над его поверхностью.
Спутник газового гиганта был вполне заурядным каменным шаром, чуть больше тысячи километров диаметром. Его поверхность была рассечена высокими горными хребтами и изрыта многочисленными шрамами от ударов астероидов.
— Откуда идет сигнал, Мейер? — спросила Юлия Кэмпбелл.
— Уточняем, мэм, — ответил связист, — есть! Вот из этого большого кратера!
Изображение Галактики над проектором сменилось голограммой спутника. Сигнал шел со стороны одного из кратеров в районе экваториальной зоны. Кратер был действительно велик — неправильная окружность более тридцати километров в поперечнике. Никаких искусственных сооружений внутри него не наблюдалось.
— Очевидно, Страж спрятан под землей, — предположил Ояма.
— Скорее всего, — согласился Блейд, — как бы то ни было, мы на месте. Приготовить шаттл к запуску!

Полчаса спустя, большой десантный корабль, покинув свой ангар в брюхе «Тиамат», приземлился посреди кратера. Посадка корабля подняла над поверхностью тучу белесого пара — земля была покрыта толстым слоем углекислоты, смерзшейся в сухой лед. Огонь посадочных двигателей растопил его, окутав корабль вихрящимся смерчем из углекислого газа. Впрочем, тот очень быстро рассеялся в пространстве. Шаттл чуть вздрогнул, спокойно опустившись на четыре толстые короткие «лапы» — опоры. Двигатели замолчали.
— Ну что ж, выдвигаемся, — решил Блейд.
Их группа состояла из двадцати пяти человек на четырех роверах, из которых только один был вооружен. Дориан Блейд сомневался, что здесь им могут встретиться препятствия или угрозы, с которыми придется бороться силой артиллерии. По этой же причине он взял с собой всего пятерых бойцов — Маклейна и четверых солдат. Остальные принадлежали к научно-технической группе. Ито Ояма со своими ассистентами и инженеры во главе с Хельгой Филипс — коренастой светловолосой женщиной с морщинками в уголках серо-голубых глаз.
Блейд надел шлем, прошел через шлюз и легко спрыгнул вниз, не воспользовавшись лесенкой. Его падение выглядело, как в замедленном кино — неестественно плавным и неторопливым. Уровень гравитации здесь не превышал десяти процентов от стандартной. Дориан Блейд даже почувствовал себя дезориентированным — он уже отвык от невесомости.
Десантный корабль возвышался над ним. Через грузовой люк один за другим выползали шестиколесные роверы. Под ногами у Блейда была белесая поверхность, покрытая мелкими кристалликами сухого льда. Далеко впереди, как хребет мифического чудовища, возвышался неровный край кратера. Громадный, мрачный синеватый шар газового гиганта угрожающе нависал над горизонтом; его кольца прочертили в небе огромную дугу.
— Мы завершили выгрузку, сэр, — по радиосвязи доложил Маклейн. Они могли переговариваться только через коммуникаторы, поскольку слабая гравитация этого спутника не в силах была удержать даже самую тонкую атмосферу.
— Прекрасно, Скотт. Все слышали? По машинам!
Люди заняли места в роверах, и четыре машины двинулись вперед, туда, откуда шел сигнал. Им предстояло преодолеть около пяти километров, на что ушло чуть больше четырех минут. Поверхность кратера была относительно ровной, и машины могли развить солидную скорость. Блейда удивило, что он по-прежнему не видит вокруг ни намека на искусственное вмешательство. В прошлом он побывал не на одном десятке подобных мертвых планет, и это место выглядело в точности так же, как и любая из них.
Наконец, машины сбросили скорость и остановились. Люди в скафандрах снова выбрались наружу.
— Сигнал идет прямо отсюда, — пробормотал доктор Ояма. — Ну что ж, попробуем.
Он подозвал двух своих помощников, которые приблизились, неся странное, громоздкое устройство. Ояма подключил к нему свой уни-инструмент и начал набирать какие-то команды.
— Это мобильный терминал, — пояснил он, не прекращая работать, — мы переоборудовали его, приспособив для операций с алгоритмами протеанских систем виртуального интеллекта.
Что бы ни делал японец, это возымело эффект. Неожиданно, земля под ногами у людей задрожала. Дориан Блейд с трудом удержался на ногах и заметил, что кое-кто из окружающих упал на колени.
Участок поверхности неподалеку начал двигаться. Блейд понял, что это смещаются, раскрываясь, створки огромных ворот. Когда они остановились, перед людьми зиял круглый черный провал не менее двадцати метров в диаметре. Он казался бездонным. Кто-то из техников воспользовался лазерным дальномером и сообщил, что глубина шахты превышает тысячу метров.
Затем внизу стало заметно какое-то движение, и вскоре к поверхности всплыла круглая левитационная платформа. Она была достаточно велика, чтобы вместить не только всю группу, но и пару роверов в придачу.
Маклейн обратился к Блейду.
— Сэр, возможно, имеет смысл взять под землю наш «Мако»? Мы не знаем, что нас там ожидает.
— Вряд ли нам понадобятся пушки, Скотт, — ответил Блейд, чуть улыбнувшись, — хотя, ты прав. По крайней мере, лишним ровер не будет. Хорошо, мы возьмем «Мако».
Они быстро разместились на платформе. Ояма снова воспользовался своим терминалом, и та начала спускаться вниз. Двигалась она не очень быстро, словно тонула в густой жидкости, так что Блейд даже успел заскучать, наблюдая вокруг себя только гладкие стены шахты, облицованные гладким, глянцевито отсвечивающим материалом.
Затем внизу забрезжило уже хорошо знакомое голубоватое свечение. Так же были освещены внутренние помещения протеанской базы на той безымянной планете. Платформа продолжала спуск, и, через несколько минут, вплыла в огромную пещеру явно искусственного происхождения.
Это было действительно колоссальное пространство, выжженное под землей с помощью какой-то неизвестной технологии. Дальняя стена терялась в призрачном синеватом свете. Оно было абсолютно голым — ни дверей, ни интерфейсов на стенах. Просто гладкая поверхность. И посреди гигантской пещеры-ангара темнело нечто огромное.
Блейд услышал в наушниках, как вздохнул Ояма.
— Немыслимо... — прошептал маленький ученый.
— Мы это искали? — сказал Скотт Маклейн. Даже ему изменило обычное хладнокровие.
Дориан Блейд заставил свой голос звучать спокойно, но это было непросто.
— Ну что ж, господа, — сказал он, — цель наших поисков, наконец, перед нами. Вот он, Страж Протеан.

* * *
— И все равно, я не уверен, что это хорошая мысль, — повторил Лемарр Сюффрен, — ты же лучше меня знаешь, что из себя представляют эти наемники.
— Нам и незачем с ними дружить, — ответил Маркус, — но никто, кроме «Затмения», не сможет указать нам путь к цели, и такова неприятная правда. А мы нужны им, чтобы противостоять «Церберу», и без наших пушек они просто не справятся. Здесь и сейчас наши интересы совпадают, а значит, ничто не мешает нам заключить с ними временный союз.
Капитан «Везувия» неохотно кивнул, признавая его правоту. Они вдвоем заняли один из столиков в «Вечности», дожидаясь Ронну Т’Элин. Маркус вышел с ней на связь час назад, как только они прибыли на Иллиум. Не теряя времени, он просто сообщил Ронне, что им известно о ее планах атаковать «FSR», и что они могут оказать помощь. Наемница, безусловно, была неприятно удивлена, но согласилась на встречу — у нее просто не было выхода.
Они прибыли в Нос Астра на яхте Маркуса и Налены. «Везувий» и его боевой отряд поддержки ожидали на границах скопления Полумесяца, подальше от любопытных взглядов.
— Что она из себя представляет, эта Ронна? — спросил Лемарр.
— Да примерно то самое, что ты о ней думаешь, — ответил Маркус. — Не могу сказать, что я с ней близко знаком, и не рвусь знакомиться, честно говоря. «Затмение» пользуется большим влиянием на Иллиуме, а Ронна — одна из самых сильных и жестоких капитанов в группировке. Она так же коварна, как любой из них, но опаснее большинства. Но сотрудничать с ней можно, пока это в ее интересах. Разумеется, с оглядкой.
— Что ж, если это необходимо... — Сюффрен осекся, — так, кажется, вот и она.
— Она, — подтвердил Маркус, глядя на высокую азари, входящую в клуб. Она была в простом облегающем гражданском костюме, но на двух ее сопровождающих — тоже азари — красовались желто-черные комбинезоны «Затмения». Обе охранницы были вооружены автоматическими пистолетами.
При их появлении, в клубе воцарилось напряженное молчание. Капитан прошла прямиком к столику, который занимали Маркус и Сюффрен и, не дожидаясь приглашения, села.
— К делу, — сразу сказала она, — вы сказали, что предлагаете соглашение. Прежде всего, я хочу знать, кто вы такие, и откуда знаете о моих делах?
— Мы представляем Земной Альянс, — напрямую ответил Маркус, — мое имя Маркус Тайлер, это — капитан Лемарр Сюффрен. Альянс уже некоторое время следит за Дорианом Блейдом. Нам известно, что люди Блейда захватили базу, откуда Вы вывозили для продажи артефакты Протеан. Нам также известно, что Вы, вопреки желанию других капитанов «Затмения», собираете силы для контрудара. Поэтому, мы решили предложить Вам взаимовыгодную сделку.
Азари смотрела на двоих землян желтоватыми кошачьими глазами. По ее лицу нельзя было угадать, о чем она сейчас думает. Ронна была красива, но вот приятной ее внешность назвать было трудно. Это была красота стального клинка — холодная, острая и жестокая. Красота самой смерти.
«Она живет и сражается уже несколько веков, — подумал Маркус, — во скольких боях она побывала за все это время? Сколько людей убила? Наверное, лучше не углубляться в подсчеты...»
— Вы сказали — взаимовыгодную, — произнесла Ронна после непродолжительной паузы, — прежде всего, я хочу знать, в чем будет заключаться эта «взаимная» выгода.
— Мы можем предложить Вам огневую поддержку, — взял слово Сюффрен, — у нас есть внушительная боевая мощь, но мы не знаем, где расположена Ваша база. У Вас есть координаты места, но недостаточно сил, чтобы противостоять Блейду.
— Вы так в этом уверены? — холодно спросила Ронна.
— Я знаю это наверняка, — отчеканил Лемарр. — «Far Space Research» — влиятельная корпорация, связанная с космическими исследованиями. Нам известно, что у Блейда имеется достаточно много хорошо вооруженных кораблей. Мне неизвестно в точности, сколько сил удалось собрать Вам, капитан Т’Элин, но знайте, что Вам предстоит иметь дело, самое меньшее, с тяжелым крейсером и его мобильной группой сопровождения.
Ронна ничего не сказала в ответ на это, но Маркус заметил, что азари задумалась. Было очевидно, что она восприняла предупреждение всерьез. Наземные силы «Затмения» были велики, но возможности наемников в космических схватках были ограничены. Как правило, «Затмение» специализировалось по десантным операциям, редко вступая в открытый бой с противником в космическом пространстве.
— Почему Альянс решил действовать против Блейда? — наконец, спросила она, — я наводила справки. Его компании на хорошем счету у вашего правительства.
Подумав, Маркус решил сказать правду.
— «Группа Компаний Дальнего Космоса» — это только прикрытие. На самом деле, Дориан Блейд работает на «Цербер».
— «Цербер», — медленно, задумчиво повторила наемница, — да, разумеется. Мне следовало бы догадаться.
— Так мы договорились? — спросил Сюффрен.
Губы Ронны сложились в красивую, но неприятную улыбку.
— Не так быстро, — ответила азари, — прежде, чем заключать какие-то соглашения, я хочу знать, что вы можете мне предложить и что потребуете взамен.
— Как я уже сказал, мы предлагаем вам боевую поддержку флота Альянса, — ответил Лемарр, — достаточную, чтобы подавить любое сопротивление, которое может оказать «Цербер». Взамен, нам нужны от Вас координаты планеты, на которой Вы вели раскопки артефактов.
— Что будет с руинами Протеан, когда мы покончим с «Цербером»?
— Они будут официально переданы под наблюдение Совета Цитадели, как предусмотрено в существующими договорами, — ответил Лемарр.
— Не уверена, что мне нравится эта идея, — заметила Ронна.
— Вы в любом случае не сможете оставить их для «Затмения», — возразил ей Маркус, — о вашей нелегальной торговле уже стало известно как на Иллиуме, так и за его пределами.
— В качестве компенсации, — добавил Лемарр, — Альянс предлагает Вам плату в размере десяти миллионов кредитов за участие в нашей... совместной операции. Цена достойная.
— Это мне решать, — сухо ответила Ронна, но Маркус понял, что они привлекли ее интерес.
По сути, у Ронны не оставалось выбора. Лемарр сказал правду — после того, как о нелегальной операции «Затмения» узнали, продолжать ее стало невозможно, да и просто опасно для наемников. Никому не захотелось бы ссориться с Советом Цитадели и их агентами — легендарными Спектрами. Кроме того, если бы Ронна предпочла ударить по силам «FSR» самостоятельно, успех ее предприятия был бы сомнителен. И, главное, она сама очень хорошо это понимала.
Она не могла и просто отказаться от своих замыслов — после всех усилий и средств, которые вложила в подготовку операции. К тому же, ей нужен был этот бой, и ей нужен был успех, чтобы укрепить свои позиции среди прочих капитанов «Затмения». Маркус понимал, что Ронна собирает вокруг себя столько наемников не без умысла стать самой влиятельной в числе лидеров группировки. Но это было невозможно без громкой победы.
Приняв предложение, Ронна получала эту победу. Пусть ее и пришлось бы разделить с Альянсом — «Затмение» было наемной организацией и работало с любым, кто им платил. Земляне были нанимателями ничуть не хуже других. К тому же, десять миллионов, действительно, были достойной суммой для «Затмения». Поэтому, Маркус уже не сомневался, что наемница согласится на предложенные условия.
— Еще одно, — сказала она, — «Страж». Что это такое и зачем он нужен Дориану Блейду?
— Это нам неизвестно, — откровенно ответил Маркус, — мы знаем лишь то, что Блейд, вернее, «Цербер», его ищет.
— Ради этого они напали на нас, — тихо сказала азари, — из-за «Стража» они убили Аураль. Я хочу знать, во имя чего умерла моя сестра.
— «Страж» для чего-то нужен «Церберу», — произнес Маркус, — это может быть оружие, или корабль, или что угодно другое. Но мы в любом случае не хотим, чтобы «Цербер» получил его.
— Так мы с вами договорились, мисс Т’Элин? — спросил Сюффрен.
Она еще немного помолчала, потом кивнула.
— Да, — в ее голос снова вернулась ледяная невозмутимость, — я согласна на сделку.
— Вы передадите нам координаты?
Ронна холодно улыбнулась.
— Не так быстро... партнеры, — ответила она, глядя на Лемарра, — мои корабли и люди стартуют через двенадцать часов. Надеюсь, ваши силы будут в готовности к этому моменту?
— Безусловно, — заверил Сюффрен.
— Прекрасно. Мы встретим вас в секторе Тета Стикса возле масс-реле. Остальные вопросы обсудим там. Всего наилучшего.
Она встала и покинула «Вечность», двое охранниц последовали за капитаном. Сюффрен проводил их взглядом.
— Она просто само очарование, — язвительно протянул он, — кажется, я только что влюбился.
— Что мы сделаем? — спросил Маркус.
— Ты же слышал даму, — с ухмылкой откликнулся Лемарр, — она назначила нам встречу. Было бы невежливо опоздать.

* * *
«Страж» парил в нескольких десятках метров над полом огромного ангара. Не было заметно никаких захватов или креплений — очевидно, его удерживало в воздухе поле эффекта массы. Его серебристо-серая обшивка, казалось, испускает слабый, ровный свет.
Дориан Блейд и его группа смотрели на огромный корабль, а в том, что это был именно корабль, сомневаться не приходилось. Его очертания не напоминали ничто из того, что раньше видел Блейд. Пожалуй, самым близким сравнением, которое пришло ему на ум, была бы ласточка, сложившая крылья — длинный, узкий корпус и стремительные, плавные обтекаемые обводы, нехарактерные для крупных космических кораблей, которые обычно проводили весь свой срок существования в безвоздушном пространстве.
Блейд мысленно отметил, что «Страж» оказался меньше, чем он предполагал. Подсознательно, он ожидал увидеть нечто, по крайней мере, не уступающее размерами пресловутым Жнецам, но боевой звездолет Протеан оказался не настолько велик. Он был больше, чем «Тиамат», но не превосходил габаритами дредноут класса «Эверест». Хотя, конечно, едва ли корабль длиной около восьмисот метров можно было называть «маленьким».
Маклейн присвистнул.
— Интересно, — прагматичным тоном сказал он, — как Протеане скрыли эту громадину так глубоко под землей? И еще интереснее, как мы будем ее откапывать.
— Ну, раз он здесь как-то оказался, значит, его можно и освободить, — заметил Блейд, — прежде всего, я хочу посмотреть, что у него внутри.
Платформа, на которой они все находились, неспешно облетала неподвижный корабль. Дориан Блейд рассматривал его, поражаясь непривычным, сглаженным очертаниям. Они создавали обманчивое впечатление легкости и даже хрупкости. При габаритах дредноута, «Страж» выглядел стремительным и изящным, как фрегат.
— Что ж, доктор, — обратился он к Ояме, — можем мы попасть внутрь корабля?
— Я полагаю, — ответил взволнованный ученый, — коль скоро нас пропустили так далеко, вряд ли теперь заставят толкаться у дверей. Я попробую стандартный протеанский код.
Он снова произвел какие-то манипуляции со своим терминалом, и платформа слегка изменила направление движения. Она приблизилась вплотную к борту «Стража» и замерла. С этого ракурса, корабль выглядел невообразимо огромным — в неярком голубоватом свете казалось, будто бы его корпус уходит в бесконечность.
В борту открылся круглый люк около двух метров в диаметре. Скотт Маклейн первым заглянул внутрь. В одной руке у него был фонарик, в другой — пистолет. Но за раскрывшимся проемом находилась всего лишь банальная шлюзовая камера, просторная, пустая, с голыми металлическими стенами.
Следом за Скоттом, внутрь заглянула Хельга Филипс — не рискнув, однако, сделать шаг вперед. Эта женщина была ровесницей самого Блейда, и знакомы они были уже не один десяток лет. Она была старшей над инженерами. В свое время, она была в числе первых, кто обследовал протеанское хранилище, найденное на Марсе. Во многом благодаря ее работам, на Земле были построены первые собственные звездолеты.
Блейд не пожалел денег, чтобы привлечь ее к проекту. Он нуждался в способностях миссис Филипс. Ояма, при всех своих познаниях о Протеанах, был ученым и историком, но не техником. Он был незаменим, когда нужно было заниматься расшифровкой, переводом и анализом информации, но изучать неведомые механизмы — и вооружение! — «Стража» предстоит Хельге и ее группе. Именно ей придется оживлять эту древнюю, загадочную машину, которая уже пятьдесят тысяч лет дожидается нового хозяина. Но прежде всего...
— Что ж, — произнес Дориан Блейд, — если вы позволите...
Он отстранил Маклейна и Хельгу и первым шагнул внутрь корабля.

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
1   
Хм!
Чем-то похоже на то, как Шеп и ко увидели левиафан "Укрытие"... Левитационная платформа тоже знакома:D
0
SVS
2   
Левитационная платформа - самое естественно средство перемещения для героев будущего. smile Ну, после телепортации, конечно, но не доверяю я ей. Получится что-нибудь вроде:
- Мистер Скотти, потрудитесь объяснить, почему у меня вдруг женская грудь, и куда пропал мой фазер?
- Простите, капитан Кирк, я случайно перепутал вашу телепортационную матрицу с лейтенантом Ухурой.
0
Батон
3   
Мне больше понравилось в "Космических яйцах", когда президента Дриста телепортировали, и у него задница оказалось спереди smile
0
SVS
4   
Помню этот момент! biggrin
0
Батон
5   
Ага!
Он сказал: "Это что, моя задница? Почему мне не доложили, что она толстая?"
Мэл Брукс жжет. В этом плане мне еще и Робин Гуд: Мужчины в трико нравится, где он играл брата Тукмана biggrin
0