Страж Туманности. 12


Продолжение "Теней Войны". Маркус и Налена снова сталкиваются с "Цербером" и подчиненной ему корпорацией "FSR", которая ищет Стража - древнее оружие Протеан.
В этой главе Маркус находит союзников, а Дориан Блейд отправляется на встречу со своей мечтой...


Шаттл приземлился на одну из посадочных площадок космодрома, оборудованного еще «Затмением». Двигатели смолкли, и Скотт Маклейн спрыгнул наружу через раскрывшийся грузовой люк. Заниженная сила тяжести на этой планете позволила ему мягко спружинить, приземлившись на ноги. Его уже ждали; неподалеку от посадочной площадки замер ровер — классический «Мако» на шести огромных колесах.

Он забрался в машину. «Мако» стронулся с места. Чуть вздрагивая на неровностях дороги, ровер быстро мчался к участку раскопок. Покинув машину, он спустился вниз на лифте и, в сопровождении Краснова и еще одного их своих офицеров, отыскал Дориана Блейда.

Его наниматель ждал в большом зале, освещенном загадочным голубоватым светом. Это было нечто вроде центра управления, судя по количеству странно выглядевших терминалов и голографических панелей. Судя по размерам кресел перед ними, Протеане были рослым народом — несколько крупнее людей. Часть терминалов была активирована, и над ними светились зеленовато-желтые интерфейсы. Скотт смотрел на все это с умеренным любопытством. Кажется, пока он отсутствовал, ученые доктора Оямы сумели пробудить эту древнюю базу к жизни.

Тут же была смонтирована и мобильная система коммуникации, состоящая из голографического проектора, при помощи оптоволоконного кабеля связанного с передатчиком, который размещался на поверхности. Иначе поддерживать связь с «Тиамат» или людьми в захваченном лагере «Затмения» было невозможно — никакой радиосигнал не мог пробиться за пределы подземного укрытия Протеан.
Дориан Блейд стоял перед коммуникатором и о чем-то разговаривал с Юлией Кэмпбелл, голограмма которой светилась над проектором. При виде Маклейна, владелец «Группы Компаний Дальнего Космоса» извинился, кивнул ей, и перевел свое внимание на Скотта.

— Ты вовремя, Скотт! — судя по голосу, Блейд пребывал в хорошем настроении, — доктор Ояма как раз заканчивает последние приготовления к активации Ключей. Я предположил, что ты тоже захочешь это увидеть. Кстати, должен повториться — ты прекрасно поработал на Иллиуме.

Скотт не был в этом так уж уверен. Да, ему удалось выполнить задание и вернуть Ключ, но случилось это, главным образом, благодаря везению и вмешательству Маркуса Тайлера. О чем, конечно же, его нанимателю знать необязательно. Маклейн ничего не рассказал Блейду об этой неожиданной встрече. Возможно, Тайлер еще доставит неприятности, но в своем решении Маклейн был уверен. Он всегда отдавал свои долги.

— Мне просто повезло, — произнес он, — я чуть было не попал в ловушку «Затмения». Эти наемники настроены серьезно, мистер Блейд, от них еще могут быть неприятности. К тому же, теперь у них ваши деньги, — неохотно добавил он.

Воспоминание о том, как его обвели вокруг пальца, вовсе не доставляло Маклейну удовольствия. Блейд небрежно отмахнулся.

— Эта шайка меня мало беспокоит. Если они будут настолько наглы, что снова сунутся сюда, мы просто повторим урок — так, что больше они уже никогда его не забудут. Но сейчас я хочу, наконец, найти Стража.

Он подозвал Ояму.

— Доктор, у Вас все готово?
— Да, мистер Блейд. Имея три ключа, мы можем активировать масс-реле, ведущее к нужному нам месту.
— Великолепно, — Блейд возбужденно хлопнул в ладоши, — так зачем медлить? Давайте начнем!

Маклейн проследовал за своим нанимателем к главному терминалу управления посреди зала. Тут уже суетился доктор Ояма — сегодня он как никогда напоминал растревоженного воробья — и двое его ассистентов из научной группы. Скотт увидел также и пленного волуса, Тан Рола.

— Волус согласился сотрудничать с нами, — вполголоса пояснил Дориан Блейд, — он уже больше полугода изучает эту базу, так что его помощь оказалась полезна. Конечно, — он еще больше понизил голос, — со временем, от него придется избавиться. Мне не нужны свидетели-чужаки.
Маклейн промолчал, да Блейд и не ждал ответа. Его внимание снова переключилось на Ояму.
— Итак, доктор?
— Одну минуту, — ответил тот, — я провожу последнюю проверку. Это не займет много времени.
— А где Ключи? — заинтересовался Маклейн, — я их не вижу.
— Вы не понимаете, мистер Маклейн, — заявил доктор Ояма. — Ключи — это не материальные объекты. Эти сферы были всего лишь их носителями. Своего рода биотическими записывающими устройствами. Ключи — это фрагменты кода, записанного при помощи темной энергии. Насколько мне удалось выяснить в архивах этой базы, всего их было создано несколько десятков, и они были скрыты на необитаемых планетах по всей Галактике.
— Да, вы говорили об этом, — заметил Дориан Блейд, — они сделали так, чтобы исключить вероятность случайного обнаружения Стража.
— Я уверен в этом, — подтвердил Ояма, — понимаете, если бы ключ к Стражу хранился бы здесь же, на этой базе, найти его было бы слишком легко. Теоретически, это мог бы сделать кто угодно. Случайный путешественник, пираты, те же наемники из «Затмения». Тан Рол, например, быстро догадался, что это место представляет собой не просто хранилище древних технологий. Другое дело, если необходимо собрать несколько ключей. Это по силам только развитой цивилизации, исследовавшей значительную часть Галактики.
Ученый-азиат вздохнул.
— Мне искренне жаль этих Протеан. В отличие от большинства соплеменников, которые или пытались бежать от Жнецов, или смирились со своей участью, эта группа боролась до последнего. И они были всего в одном шаге от успеха. Они нашли способ победить Жнецов. Они построили своего Стража в единичном экземпляре, но этого было недостаточно, чтобы одолеть армаду вторжения. Вот почему Протеане спрятали его. Они надеялись, что те, кто придут им на смену, вовремя найдут Стража и будут готовы встретить Жнецов во всеоружии.
— Странная надежда, — заметил Маклейн, — не логичнее было бы предположить, что те, кто найдут это чудо-оружие, используют его против соперников?
— Это логично с нашей точки зрения, — возразил Ояма, — но вы забываете, мистер Маклейн, что у Протеан не было соперников в космосе. Так уж получилось, что пятьдесят тысяч лет назад их народ оказался единственным, вышедшим к звездам. Протеане расселились по всей Галактике, создав единую державу. Им не с кем было воевать, пока не явились Жнецы.
— Кроме того, — добавил ученый, выдержав паузу, — постарайтесь поставить себя на место этих несчастных. Совершенно неожиданно для себя, Протеане оказались вовлечены в войну с расой машин, несущих всем бессмысленное уничтожение. Когда Жнецы удовлетворились содеянным и ушли, их народ уже был обречен. Уцелевших оказалось слишком мало, чтобы возродить разрушенную цивилизацию. Протеане вымирали и знали это. Наверное, в таких обстоятельствах вам тоже было бы затруднительно мыслить рационально.
Разговор прервался, потому что к Ояме, неуклюже переваливаясь, подошел волус.
— Доктор, — просипел он, глубоко вдохнул, — процедура проверки завершена. Мы готовы.
— Прекрасно, Тан Рол, благодарю вас, — Ояма перевел взгляд на Дориана Блейда, — мистер Блейд?
Тот быстро кивнул и сцепил пальцы.
— Начинаем.
Ояма начал набирать на протеанском интерфейсе команды. Делал он это быстро и уверенно, время от времени сверяясь с какой-то схемой на своем датападе. Над зеленоватой голографической панелью затанцевали в воздухе непонятные символы и сложные графики. Работа заняла у доктора несколько минут, затем он снова повернулся к Блейду.
— Все сделано, сэр. Система активирована. Идет процедура подготовки.
Блейд нервно огляделся по сторонам.
— Ну, и что теперь? Что должно произойти?
— Я не уверен, мистер Блейд, — ответил ученый, — это должно разбудить масс-реле, которое ведет к Стражу, но я не знаю в точности, как это произойдет, — он посмотрел на данные на экранах, снова изучил свой датапад. — Во всяком случае, согласно этим сообщениям, системы работают в нормальном режиме. Очевидно, нам нужно немного подождать.
— Это может быть опасно, — встрял волус, — мы играем с тем, что превыше нашего понимания. Такие игры всегда кончаются бедой.
На него никто не обратил внимания. Ояма продолжал работать с терминалом. Блейд стиснул кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Скотт Маклейн просто ждал. В центре управления сохранялся мертвый покой. Не было слышно звука работающих механизмов, пол не пронизала вибрация — проще говоря, не наблюдалось никаких внешних признаков того, что база Протеан пробудилась к жизни после пятисотвекового сна.
Ожидание растянулось на несколько минут. Дориан Блейд уже начал заметно нервничать. Неожиданно, коммуникатор запищал, сигналя о вызове. Над голографическим проектором снова появилась капитан Юлия Кэмпбелл. Ее лицо, обычно уверенное и невозмутимое, сейчас выдавало потрясение.
— Мистер Блейд, — торопливо заговорила она, — тут что-то происходит!
— Что случилось? — быстро спросил Дориан Блейд.
— Я думаю, сэр, вам лучше это увидеть лично, — произнесла капитан «Тиамат», — я перевожу на ваш экран картинку с обзорных камер корабля.
Изображение мигнуло и сменилось. Теперь на нем появился огромный кусок скалы на фоне сияющего шара планеты. Маклейн узнал ее меньший спутник — астероид около полусотни километров в поперечнике, когда-то в далеком прошлом захваченный ее гравитационным полем.
С ним действительно что-то происходило. Громадную глыбу железа и кремния охватило зеленоватое свечение; ее очертания странным образом размывались. Она явно ужималась в размерах. Выглядело это так, будто астероид тает, как ледяной ком, попавший под струю горячей воды.
Дориан Блейд громко вздохнул. Охнул Тан Рол. Что-то забормотал Ояма. Даже Краснов тихо ругнулся сквозь зубы. Маклейн молчал, хотя увиденное произвело впечатление и на него. Свечение вокруг спутника становилось все ярче и гуще. Или, скорее, это был фосфоресцирующий зеленоватый туман, окутывающий его все более плотным клубком, и постепенно растворяющийся в безвоздушном пространстве.
— Невероятно! — прошептал Ояма. — Что это — спутник распадается на атомы? Я даже не представляю, как такое возможно...
Процесс продолжался довольно долго. Хотя разрушение астероида происходило довольно быстро, общее количество материи, которую необходимо было «растворить», исчислялось многими триллионами тонн. Скотт задумался над тем, что использовали Протеане, чтобы добиться такого эффекта. Может быть, самовоспроизводящиеся наниды, разбирающие материю на отдельные атомы? И что будет, если такая хрень попадет на какую-нибудь планету? Ее тоже постепенно переработают в такую же зеленоватую дымку, которая тянется за тающим астероидом? Теория подобного оружия абсолютного разрушения существовала уже давно, с тех самых пор, как появилось само понятие нанотехнологий, но и сегодня никому не удалось осуществить ее на практике. Да никто особо и не пытался по причине никчемности такого рода супер оружия — войны ведутся ради захвата территорий, а не ради их полного уничтожения.
— Интересно, — произнес он, — может, это и есть «Страж»? Средство уничтожать Жнецов? Я думаю, эта штука, чем бы она ни была, разберет на молекулы все, что угодно — Жнеца в том числе.
— Я сомневаюсь, что это Страж, — возразил Ито Ояма, — но посмотрите!
Спутник продолжал таять, и постепенно этот процесс все ускорялся. Вероятно, тут на самом деле работали наноботы, расщепляющие материю и использующие ее для собственного размножения. Затем, неожиданно, в потоках светящегося тумана мелькнуло нечто серебристое. Это был явно объект искусственного происхождения. Железистый материал астероида быстро распадался вокруг него, но сам объект почему-то оставался невредим. Вскоре стало очевидно, что он имеет форму большого — не менее двух километров в поперечнике — кольца.
— Поразительно! — выдохнул Ояма.
— Кажется, это и есть обещанное масс-реле, — заметил Маклейн.
— Да, похоже на то, — согласился Дориан Блейд, — хотя, оно выглядит меньше обычных.
— Канал, связывающий Илос и Цитадель, был еще меньше, — отозвался доктор Ояма, — видимо, Протеане достигли значительного прогресса в строительстве масс-реле.
Они наблюдали, как огромное кольцо постепенно высвобождается из-под породы. Точнее, кольца было два, одно внутри другого. Внешнее достигало в диаметре двух с половиной километров, внутреннее было чуть больше полутора. Казалось, что эти кольца ничто не связывает между собой, но они держались вместе, медленно вращаясь вокруг своей оси — это равномерное вращение повторяло движение растворившегося спутника.
Наконец, последние осколки астероида исчезли. Осталась лишь одна зеленоватая дымка, постепенно рассеивающаяся. Громада пятидесяти километров в поперечнике была полностью уничтожена менее, чем за один час.
— Что ж, — прокомментировал Скотт, — ключи сработали. Что дальше?
— Доктор? — Дориан Блейд смотрел на Ояму.
— Очевидно, теперь мы должны пролететь через это масс-реле.
— И что нас ждет по другую сторону? — спросил Блейд.
Японец пожал плечами.
— Страж.
— Хотелось бы узнать чуть больше подробностей, — заметил Скотт.
— Как и мне, мистер Маклейн, — ответил ему доктор, — сейчас, я больше ничего не могу добавить. Подробности придется выяснять на месте.
— Что ж, — сказал Блейд. — Так и поступим. Скотт, сколько у нас солдат?
— Около трехсот человек, — ответил Маклейн. Его группа понесла большие потери во время штурма базы «Затмения», так что ему пришлось привлечь дополнительные силы. Они прибыли на транспортном корабле «Far Space Research», эскортируемом шестью фрегатами. Маклейн знал, что Ронна Т’Элин собирается нанести ответный удар, и был готов устроить ей жаркую встречу.
— Двести бойцов оставим здесь для охраны, — решил Блейд, — вместе со всей тяжелой техникой. Не думаю, что она может быть нужна нам за этим масс-реле. Еще сотню мы заберем с собой на «Тиамат». Сразу, как только корабль будет готов, мы отправляемся за Стражем.

* * *
Клуб «Звездная Гавань» размещался на одном из уровней района Закера. Это было относительно тихое заведение, основными посетителями которого являлись торговцы, которые приходили в клуб, чтобы обсудить свои дела. Под стать клиентуре была и обстановка. Тут, в отличие от большинства подобных заведений, не гремел тяжелый металл, и даже вовсе не было танцпола. Декор также был достаточно скромен и прост, зато имелось достаточно маленьких изолированных комнат, где посетители могли поговорить без посторонних ушей.
Маркус Тайлер занял одно из таких помещений. Комната была тесной, и большую ее часть занимал круглый столик на четверых. Стены и потолок излучали мягкое янтарное мерцание, не раздражающее глаза. Каких-либо украшений не было — даже картин или цветов. Ничто не должно было отвлекать посетителей от их разговора.
Маркус был один. Налена пришла вместе с ним, но заняла столик в общем зале. Маркус выглянул наружу. Там все было спокойно. Из скрытых динамиков лилась мягкая музыка, между круглыми столиками скользили девушки-официантки, разнося еду и напитки. Посетители клуба принадлежали к числу всех народов Пространства Цитадели, от волусов до ханаров. Разумеется, были тут и другие земляне. Торговцев хватало в любом народе, за исключением разве что кроганов, которые предпочитали ремесло наемников.
Маркус посмотрел на Налену. Та занимала место в углу. Она была одна и не подавала вида, что узнает своего напарника. Она настояла на том, что будет в клубе и прикроет его, если что-то пойдет не так. Маркус не предполагал, что встреча может закончиться дракой, но согласился с ее доводами.
Его внимание привлек новый посетитель, появившийся в клубе. Это был мужчина-землянин, высокий, стройный, с каштановыми волосами. Выглядел он лет на тридцать пять. На человеке был простой гражданский костюм, но он не больше походил на торговца или бизнесмена, чем кроган — на волуса. Военную выправку было ни с чем не перепутать.
Новоприбывший быстро осмотрелся по сторонам. Затем его взгляд остановился — он узнал Маркуса. Тот вздохнул и отступил обратно в отдельную комнатку. Человек сразу направился к нему.
Он остановился, когда их с Маркусом разделяло не больше метра, и посмотрел тому в глаза. Маркус ответил прямым взглядом.
— Лемарр. Рад тебя снова увидеть, — он протянул руку.
Второй человек, после секундной задержки, ответил рукопожатием.
— Маркус Тайлер, — произнес он, — я бы хотел сказать то же самое, но слишком много времени прошло. И я слишком многое слышал о тебе за это время.
— Если ты намекаешь на мою связь с «Цербером», то это правда, — спокойно ответил Маркус, — давай сядем и поговорим.
Он сел на стул за круглым столиком. Старый знакомый последовал за ним.
— Насколько я знаю, ты хорошо продвинулся вперед по службе, — заметил Маркус, — капитан первого ранга Сюффрен, командующий флагманом флота Альянса Система. Этот «Везувий» действительно так могуч, как о нем рассказывают?
— Это дредноут нового поколения, — сухо ответил Лемарр, — но я пришел говорить не о своем корабле. Ты сказал, что тебе нужна моя помощь. Что ж, я здесь. Расскажи, в чем дело, и я решу, стоит ли тебе помогать.
— О... — протянул Маркус, — я вижу, ты и правда мне не рад.
— Ты сам признал, что работаешь на «Цербер». От этой шайки было слишком много проблем в последние годы, — капитан Сюффрен прищурил глаза, — что заставило тебя присоединиться к ним, Маркус? Ты же никогда не страдал ксенофобией.
— Ну, в «Цербере» состоят не одни только полоумные ксенофобы, — возразил Тайлер, — к тому же, Альянс и ВКС не очень-то спешили на помощь, когда Коллекционеры разоряли человеческие колонии.
— Эти колонии не входили в сферу юрисдикции Альянса. Мы были бессильны.
Маркус пожал плечами.
— Вот и причина, о которой ты спрашивал. Не думай, что я собираюсь каяться или просить прощения.
Сюффрен отвел взгляд.
— Я слышал о твоей семье, — произнес он, — я бы выразил соболезнования, но сомневаюсь, что ты ждешь их от меня.
— Оставим это, — Маркус решил перейти к делу, — если хочешь знать, я уже некоторое время не работаю на «Цербер».
Лемарр Сюффрен пристально посмотрел на него.
— Вот как? Ты поэтому хотел меня видеть?
— Да, — подтвердил Маркус, — так получилось, что мне стало известно о кое-каких проектах, которые втайне разрабатывает «Цербер». У меня есть важные данные, которые я хочу передать Хаккету или Андерсону. Ты можешь устроить мне встречу с кем-то из них?
Лемарр почесал гладко выбритый подбородок.
— Разумеется, — сказал он, — я могу поговорить об этом с адмиралом Хаккетом. Я же капитан его флагманского корабля. Но сначала я хочу знать, что за данные?
— Я уже сказал — информация по некоторым проектам «Цербера». Очень гнусным проектам. Один связан с исследованиями технологий Жнецов. Он так и назывался — проект «Подчинение», и был связан с попыткой практического использования принципа «индоктринации» Жнецов на людях.
Капитан поморщился.
— Я вижу, со времен войны «Цербер» нисколько не изменился. Это не первый раз, когда твои, хм, бывшие друзья пытаются играть в такие игры. Прошлых неудач им оказалось мало.
— Второй проект называется «Страж», — Маркус не ответил на колкость, — мне о нем почти ничего не известно, кроме того, что над ним «Цербер» работает прямо сейчас, и что он как-то связан с Протеанами. Работы ведутся через корпорацию «Far Space Research», ее главу зовут Дориан Блейд...
— Что? — перебил Сюффрен, — ты уверен?
— Абсолютно. Большую часть информации я выкрал из их архива несколько месяцев назад. Фактически, «FSR» принадлежит «Церберу». Они используют эту компанию как ширму и источник средств для себя.
Маркус пристально посмотрел на старого друга.
— Но мне кажется, что это не стало для тебя сюрпризом.
Лемарр медленно кивнул.
— Ты прав. Мы уже некоторое время наблюдаем за ними. Нет, мы не знали наверняка, что «Группа Компаний Дальнего Космоса» связана с «Цербером», хотя и допускали это. Но у нас не было никаких доказательств.
— У меня они есть, — заверил Маркус, — так ты поможешь мне встретиться с адмиралом?
— Да, — ответил капитан, — Мы знаем, что Дориан Блейд замешан в каких-то грязных аферах. Советник Андерсон пытается подобраться к нему вплотную. К сожалению, у Блейда слишком много влиятельных друзей в правительстве Альянса, так что, вести расследование открыто невозможно. Мы не можем задействовать спецслужбы Альянса — то есть тех, кому по должности следовало бы заниматься этим делом. Приходится действовать самим, — Лемарр скривил губы. — Но мы — флотские офицеры, а не дознаватели. Не могу сказать, что нам удалось добиться больших успехов.
— Что ж, я готов вам помочь.
— Я переговорю с адмиралом Хаккетом немедленно.
Он вышел на связь с командующим ВКС Альянса через уни-инструмент. Разговор продлился недолго.
— Адмирал согласен встретиться с тобой, — сообщил Лемарр, — немедленно.
— Где?
— На борту «Везувия».
— Меня это устраивает, — сказал Маркус, — только я буду, хм... не один.

* * *
Через час, шаттл Сюффрена приблизился к дредноуту «Везувий». Маркус рассматривал корабль на обзорном экране. Очертаниями, новый флагман Военно-Космических Сил Альянса заметно отличался от прежних «Эверестов» — он был значительно длиннее, но несколько уже. Это придавало облику громадного военного корабля некий намек на изящество.
— Я вижу, Альянс времени не теряет, — заметил Маркус.
Сюффрен пожал плечами.
— Это головной в серии из десяти линкоров. Его полная длина 1250 метров, то есть он на четверть крупнее мощнейших турианских дредноутов класса «Саттра», — похвастался он своим кораблем, — главная пушка стреляет таким же снарядом, как и «Эверест», но его скорость выше примерно на сорок процентов, то есть кинетическая энергия возросла вдвое.
— Я не вижу бортовых кинетических орудий, — сказал Тайлер, разглядывая «Везувий».
— Потому что их нет. Это позволило сэкономить массу и свободное пространство внутри корабля, за счет чего маневренность возросла почти на пятнадцать процентов, а мощность кинетических щитов удалось увеличить на треть. Взамен бортовых ускорителей массы мы поставили тяжелые гамма-лазеры нового поколения — всего их шестнадцать. Кроме того, «Везувий» оснащен восьмидесятью пусковыми ракетными шахтами, улучшенной системой «ПОИСК» и несет сорок истребителей-перехватчиков в качестве отряда прикрытия.
— Серьезная игрушка, — согласился Маркус. — Интересно, как к ее появлению отнесутся другие народы?
Лемарр Сюффрен пожал плечами.
— Все перестраивают свои флота после войны со Жнецами. Альянс не исключение, — он вздохнул, — кстати говоря, строительство «Везувия» стало возможным во многом благодаря Дориану Блейду и его компаниям. Они поставили двигатели, масс-ядра, броню, генераторы щитов, часть вооружения и систем управления.
— Это может стать проблемой, — сказала Налена, которая все это время молчала, — ваше правительство не захочет портить отношения с человеком, от которого зависят ВКС Альянса.
Сюффрен покосился на азари.
— Вы правы, — ответил он, — поэтому мы и не можем выступить против Блейда открыто. Но если он действительно работает с «Цербером»... — капитан не договорил.
Шаттл изменил курс и скользнул под днище гигантского дредноута. В сером корпусе раскрылись ворота шлюза, челночный кораблик снизил скорость и залетел внутрь. Выдвижные захваты зафиксировали его, ворота внизу закрылись. К корпусу шаттла присосалась труба мобильного шлюза.
— Ну все, прибыли, — сказал капитан Сюффрен, — пойдемте, адмирал уже ждет.
Несмотря на внушительные габариты, изнутри «Везувий» казался тесным — узкие, низкие коридоры, максимально ужатые помещения, герметично изолированные друг от друга отсеки. Впрочем, это было характерно для любого боевого корабля. Тут и там были видны члены команды, занятые какими-то делами. При виде капитана, они вытягивались и замирали по стойке «смирно».
Сюффрен легко ориентировался в сложном лабиринте внутренних помещений линкора, и проводил своих спутников в кают-компанию. Та тоже была не так велика, как можно было ожидать на звездолете подобного размера. Видимо, при проектировании «Везувия» уделяли максимальное внимание функциональности, жертвуя комфортом.
В кают-компании их встретил знаменитый адмирал Хаккет, в прошлом — командующий Пятой Флотилией Альянса Систем и герой пресловутой Битвы за Цитадель, случившейся в 2183 году. Тогда вмешательство землян спасло не только «Путь Предназначения» и Совет Цитадели, но, как говорили, и всю Цитадель. С тех пор у Земли было собственное место в Совете.
Адмирал был немолодым, но крепким человеком среднего роста. Он кивнул, приветствуя вошедших.
— Маркус Тайлер, я полагаю? И мисс Налена Дайлис? Прошу, садитесь. Очевидно, у нас есть, что обсудить.
Они сели. Проницательные серые глаза адмирала изучали Маркуса и его подругу.
— Итак, — заговорил он, — начнем с главного. Капитан Сюффрен сообщил мне, что у Вас есть некая информация, касающаяся Дориана Блейда, мистер Тайлер.
— И не только его, — Маркус коснулся своего уни-инструмента, — здесь записано все о проекте «Подчинение», который разрабатывал «Цербер», используя корпорацию Блейда в качестве прикрытия.
— «Подчинение»? — повторил Хаккет.
— Они пытались воссоздать машину Жнецов, влияющую на сознание людей, — пояснил Маркус.
Адмирал стиснул руку в кулак.
— Проклятье! Мало им было катастроф с прошлыми проектами, и снова они суют руки в огонь! Чертовы фанатики! — он снова посмотрел на Тайлера. — Так что там произошло?
— Как вы сами сказали, адмирал — катастрофа. Кроган по имени Гартнак Тарр, Лорд Войны, работавший на «Far Space» как наемник, хотел заполучить эту машину Жнецов себе, и дальше события разворачивались, хм... непредсказуемо. В результате, исследовательский комплекс «Цербера» был разорен, а машина уничтожена.
— Хорошая новость, — проговорил Хаккет, — с другой стороны, это означает, что нам нечего предъявить Дориану Блейду.
— Но информация, которую я украл из архивов «FSR», доказывает, что компания связана с «Цербером», — возразил Маркус, — этого недостаточно для обвинения?
Хаккет покачал головой.
— Боюсь, все не так просто. Уверен, капитан Сюффрен уже рассказал вам, что этот корабль, на котором мы сейчас находимся, во многом построен благодаря помощи компаний Дориана Блейда. Этот человек на очень хорошем счету у правительства Альянса. Чтобы подобраться к нему, нужны чрезвычайно весомые, а главное — материальные улики. Любую информацию можно подделать, мистер Тайлер. Если мы попытаемся обвинить Блейда, используя в качестве доказательства только Ваши данные, он, несомненно, сразу заявит, что это фальшивка. Возможно, составленная тем же «Цербером», чтобы очернить его. И доказать обратное будет не так просто, как хотелось бы. Блейда любит пресса, у него большое влияние в правительстве, наконец, просто огромные деньги и целая армия высококлассных адвокатов в услужении. Дело заглохнет само собой.
— Богиня... — проворчала Налена, — я знала, что так и будет!
— Короче говоря, — подытожил адмирал Хаккет, — Ваши сведения, Тайлер, полезны, но недостаточны.
Маркус сдержал смешок.
— Ну что ж. В таком случае, возможно, я могу предложить кое-что еще. Мне стало известно, что Дориан Блейд разыскивает нечто, имеющее отношение к Протеанам. Это называется «Страж».
— Вам известно что-то еще?
— Немногое. Я не знаю, что такое этот «Страж». Возможно, некое сверхмощное оружие. Но он нужен Блейду. Ради этого «FSR» напала на лагерь наемников «Затмения», которые занимались раскопками протеанских руин. Вероятно, «Страж», или нечто, имеющее отношение к нему, было спрятано в этих руинах.
— Вы знаете, где находится этот лагерь? — спросил Хаккет.
— Я — нет, но об этом знает капитан «Затмения», Ронна Т’Элин, — сказал Маркус, — она планирует ответный удар по «Церберу». Возможно, с ней удалось бы заключить сделку — координаты планеты в обмен на огневую поддержку.
— Не лучшая идея — сотрудничать с наемниками, — скептически заметил Сюффрен.
— Но это может быть единственным выходом, — адмирал Хаккет задумался, — действовать нужно быстро. Мы должны будем найти эту наемницу прежде, чем она начнет действовать самостоятельно.
Маркус и Налена обменялись взглядами.
— Так вы в деле, адмирал?
Хаккет утвердительно кивнул головой.
— Да. Я предоставлю вам необходимую «огневую поддержку». Если под ней вы подразумевали военные корабли, то они у вас будут.
— Сэр, но мы не можем действовать против Дориана Блейда официально, — напомнил капитан Сюффрен, — у нас по-прежнему нет против него никаких улик.
— Я это понимаю, — согласился адмирал, — Но мы и не собираемся действовать против «Группы Компаний Дальнего Космоса». Однако, Лемарр, «Везувий» только введен в состав нашего флота, и еще продолжает испытательные полеты. Я намерен, с целью проверки работоспособности систем навигации нашего флагманского корабля, поручить Вам и вашему боевому отряду еще одно такое испытательное задание. Ничего особенного, просто полет по нескольким ничейным звездным системам. А с кем Вы можете случайно столкнуться во время этого полета, кто способен предсказать заранее? Если, к примеру, Вы обнаружите, что некто — неважно, кто — проводит незаконные раскопки на руинах Протеан, Ваш долг, как офицера ВКС — вмешаться и навести порядок. Все формальности, как и ответственность, я беру на себя.
Лемарр Сюффрен взял под козырек.
— Я понял, сэр.

* * *
— Масс-реле активировано, — доложил один из навигаторов, — начинаем прыжок через тридцать секунд.
Корпус «Тиамат» пронизала мелкая вибрация — корабль начал разгон на пределе мощности двигателей, направляясь к вращающимся кольцам масс-реле. Внутри громадного устройства зажегся голубоватый огонь — оно было готово к тому, чтобы перебросить корабль в неизведанные дали. Туда, где была спрятана цель всего их поиска.
«Что же ты такое, Страж? — задумался Дориан Блейд, — на что ты похож? Как мы сможем использовать тебя? И должен я все-таки передать тебя „Церберу"? О нет, я так не думаю!»
— Десять секунд.
Блейд сжал кулаки. Его сердце колотилось. В последний раз он так волновался, пожалуй, во время своего первого вылета на «Магеллане». Тогда корабль, едва вступивший в строй, всего-то совершал испытательный полет от станции на орбите Луны к Венере. Теперь это могло показаться смешным. А ведь с тех пор не прошло и пятидесяти лет. Далеко же шагнуло человечество за эти десятилетия...
— Прыжок! — сказал навигатор.
Масс-реле ослепительно сверкнуло, высвободив накопленную энергию, и обзорные экраны потемнели, когда, на одно краткое мгновение, «Тиамат» была выброшена за пределы привычного пространства и времени.

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Батон
1   
Интересно!
Во время написания этой главы ты же не мог знать, как выглядит Хаккет, даже скриношотов к Прибытию еще не было. Но тебе удалось угадать с цветом его глаз, за что получишь репой biggrin
1
SVS
2   
Действительно. Хаккет из "Прибытия" очень похож на то, каким я его представлял раньше. Мне даже казалось, что у него должна быть бородка, именно такая, какая у него оказалась в ДЛС. smile
1