Второй шанс. 28.4


Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Призрак;
Аннотация: бой с кораблём Коллекционеров;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.
 


— Не знаю, что там, — турианец с трудом поставил контейнер, захваченный на борту частного судна. — Но весит оно прилично!
— Надеюсь, не очередной трюк «Цербера», — его соотечественник внимательнейшим образом осматривал каждый миллиметр поверхности металлического ящика. — Не хотелось бы открыть крышку, чтобы увидеть детонатор бомбы.
Он как раз успел по второму разу просветить инструметроном две тонких прорези замка, как в отсек вошли несколько штатских, не носивших форму Флота Иерархии, но оба младших офицера мгновенно выпрямились и отдали честь, отступив от стола с находкой. Старший из появившейся троицы подошёл к столу, а его напарники втащили через высокий комингс небольшую койку с привязанным человеком. Повинуясь взгляду, осматривавший металлическую коробку турианец ещё раз отдал честь и спокойно ответил на не заданный вопрос:
— Никаких следов взлома или проникновения. Объект защищён от любого типа сканирующих устройств. Запирающее устройство — механоэлектронный замок, требующий специальных ключей.
— Благодарю, лейтенант. Вы свободны, усильте караул у тюремного отсека.
— Так точно! Разрешите выполнять?
— Выполняйте.
Властный голос турианца словно разбудил связанного человека, тот вздрогнул и попытался дёрнуться в своих путах, но, быстро осознав всю беспомощность своего положения, оставил бесплодные попытки. Дверь отсека закрылась с громким лязгом, почему-то заставившим представителя Земли неосознанно вздрогнуть ещё раз.
— Итак, Лайонс Теренс-младший, — говоривший палавенец заложил руки за спину и повернулся к пленнику. — Или правильнее называть тебя Игнасио Равани? Может быть, ещё каким-то из десятка твоих имён?
Мандибулы чуть дрогнули в пугающей усмешке.
— Это был прекрасный план с точки зрения твоего начальства, но нам на этот раз удалось понять вашу хитрость. И мы не опоздали.
Турианец прошёлся взад-вперёд, поглядывая то на контейнер, покоящийся на столе, то на человека, которому он ещё недавно принадлежал.
— Итак, что известно: ты являешься агентом «Цербера» под прикрытием. Контрабандой и полулегальными методами обеспечиваешь поставки материалов разным лабораториям, как для нужд своей организации, так и для иных, включая инопланетных, кто готов заплатить за подобный товар. Я мог бы зачитать весь список, который разведка смогла отследить. Но в этот раз тебе поручили кое-что другое — доставить нечто столь ценное, что была проведена целая многоходовая операция, с привлечением очень больших сил и средств.
Инопланетник буквально впился взглядом в лицо человека и прошипел:
— Если бы не случайность, если бы один из ваших убийц не оказался настолько недисциплинирован… — Затем взял себя в руки и спокойно продолжил: — Одним словом, если бы он не был человеком, то всё могло пройти именно так, как запланировал ваш Призрак.
Последнее слово он произнёс как самое мерзкое ругательство, когда-либо существовавшее у разумных рас.
— Никто не знает, что же именно находится в столь защищённом сейфе. Сомневаюсь, что и ты знаешь, что именно внутри. Однако и военная разведка, и СБ очень хотят выяснить, не новый ли прототип оружия заполучил Призрак в результате своих переговоров и сделок, шедших со столь ненавидимыми и презираемыми чужаками. Если бы люди имели хоть малейшее преимущество перед расами Совета, то, безусловно, они бы уже развязали новую войну со всеми.
Мужчина с трудом повернул голову и плюнул в сторону турианца, но промахнулся.
— Мы уже в вашем Совете Цитадели, если вдруг позабыл, костяной урод, — речь человека была прерывистой и довольно тихой, туго стянутые ремни не давали глубоко вздохнуть. — Придёт время, и только люди будут занимать это место, без всяких там … инопланетников.
Землянин облизал пересохшие губы и скривился.
— И мы уже разок надрали вам задницы у Шаньси, рассчитывая только свои силы. Вы только и можете — нападать на беззащитные колонии. Ваш … Совет спасал Пятый флот Альянса Земли, а не хвалёные турианские флоты. Любое наше корыто заставит драпать все ваши…
Он не успел договорить, как стоявший рядом турианец без размаха врезал ему под рёбра кулаком, заставив захлебнуться хриплым криком.
— Отставить.
Конвиктус(1) подошёл к койке и впился глазами в лицо лежащего.
— Надеешься оскорбить и выиграть время, веришь, что твои кураторы рискнут напасть на корабль Иерархии. Зря, человек, сигнал тревоги мы перехватили, на помощь никто не придёт, — он сделал паузу, ожидая реакции пленника. — Мне нужен код от замка.
«Церберовец» лишь презрительно скривился.
— Ключи у нас, — турианец продемонстрировал обе небольших пластины человеку. — Вторая половина кода — тоже. Всё, что требуется — узнать недостающее. И мы это узнаем, вне зависимости от твоего согласия. Сказав его добровольно, избавишь себя от долгих и неприятных часов.
— Да пошёл ты, …
Турианец кивнул в ответ.
— Хорошо, человек. Был шанс вернуться домой — ты сам им не воспользовался. Это не мой выбор.
Он отступил от пленника.
— Допрос не доставит никому из нас удовольствия — мы не «Цербер», пытающий в своих лабораториях всех, кто попадает им в руки, просто ради удовлетворения своих животных инстинктов. Однако безопасность Палавена и Цитадели требует от нас жёстких мер. Я мог бы добавить, что сожалею. — Конвиктус чуть раздвинул мандибулы в усмешке. — Но это будет ложью. Мне не жаль ублюдка из «Цербера».

                                                                               ***

… — На собственном корабле выспаться не дают! — Я попытался схватить тонкое одеяло, но кварианка с ехидным смехом сдёрнула его с кровати.
— Вставай, соня!
Её веселье было заразительным, и улыбка сама собой появилась на лице. Что бы ни ждало нас в будущем — сейчас, рядом с Тали, я был счастлив.
— Вахта скоро заступит на посты, мне надо вернуться в реакторный отсек. Хочу протестировать сегодня вторичные силовые линии.
Послав мне воздушный поцелуй и провокационно качнув бедром, стармех выскользнула из каюты. Скосив глаза на светящий циферблат часов, я опустил ноги на прохладную палубу: Тали была права, пора уже возвращаться к своим обязанностям.

— СУЗИ, есть что-нибудь новое? — Расправив лацкан кителя, я шагнул к шлюзовой двери каюты.
— Новых нападений на колонии не зафиксировано. Наблюдаются перебои связи с удалёнными постами наблюдения — предположительно носят природный характер. Мониторинг и обработка данных в сетях общего пользования проведена, подозрительных сообщений не обнаружено.
Или наш враг затих на время, поняв, что мы его выслеживаем, и готовит нам какой-то неприятный сюрприз, или мы упускаем что-то важное. Но ни Лиара, ни СУЗИ с Мординым, ни весь штаб аналитиков «Цербера» не могли дать хоть какую-то новую зацепку. Могли ли мы все пропустить нечто ценное? Это сомнительно, хотя недооценивать нашего противника не стоило. Возможно, имело бы смысл попытаться привлечь мощности гетов к прогнозированию действий Коллекционеров, но Легион недвусмысленно дал понять, что общность пока не готова идти на столь плотное взаимодействие. Тактические данные они нам предоставили — и на том спасибо. С другой стороны, приятно осознавать, что оттуда мы не получим удар в спину, что синтетики прекрасно понимают: Жнецы являются угрозой их существованию в той же степени, что и нам. Если бы ещё удалось бы убедить в этом Совет…
Я отмахнулся от этого, прекрасно осознавая, что никто из них не станет меня даже слушать, особенно после Сарена с его еретиками. Любой политик, рискнувший после событий двухлетней давности заговорить о добрососедстве с синтетиками, может смело заканчивать свою карьеру. Трёхсотлетний страх нападения ИИ на всех органиков после изгнания кварианцев со своей Родины и опустошительного нападения гетов и Жнеца на Цитадель никому не даст шанса действовать иначе. Даже Земля, пусть и гораздо менее враждебно настроенная к ИИ, вряд ли станет проводником этой идее. Хотя бы по политическим мотивам. В голове промелькнула мысль, что преодолеть такие предубеждения будет чрезвычайно сложно, но звук открывающихся дверей лифта спугнул её.
БИЦ встретил меня привычной сосредоточенной работой операторов, улыбкой Келли и рапортом дежурного офицера. Маллард ещё раз отдал честь, закончив доклад по кораблю и ожидая дальнейших распоряжений. Что-что, а субординацию Альянс и «Цербер» вбивали в своих людей железно.
— Вольно, лейтенант. Можете идти отдыхать.
— Так точно, капитан.
Я не успел выбрать систему для прыжка, как Келли привлекла моё внимание.
— Капитан, срочный вызов от Призрака. Максимальный приоритет.
— Переведи в отсек связи.
Неужели наконец-то нам улыбнулась удача? Вряд ли глава «Цербера» стал вызывать меня таким способом просто так, от одного лишь желания обсудить какую-то отвлечённую тему. Я резко отвернулся от голокарты и быстро, почти бегом, направился к отсеку связи.

… — Итак, у вас крайне мало времени, капитан, — Призрак позволил себе наконец откинуться в кресле, приняв привычно расслабленную позу. — Мы делаем всё возможное, чтобы дать вам как можно больший запас до подхода тактической группы турианского флота. Максимум у вас есть двенадцать часов. Сколько там пробудет судно Коллекционеров — никому не известно. Но даже им нужно время, чтобы найти хорошо экранированный объект. Вспомните, с какой дотошностью они вычищали наши колонии, поэтому глупо надеяться, что просто взорвав турианцев, можно избавиться от опасности обнаружения системы «свой-чужой».
— Откуда вашему агенту известно, что это Коллекционеры? Если он был захвачен, вряд ли с ним стали бы делиться информацией о напавших.
— Во-первых, больше просто некому. Траверс не самое спокойное место, и там достаточно сброда, готового рискнуть всем ради добычи, но нападать на турианский корабль так близко к границе? Даже полный идиот представляет неотвратимые последствия — Иерархия всегда реагирует с максимальной силой. А во-вторых, — человек сделал затяжку, рассматривая ухоженные ногти на правой руке, затем перевёл взгляд на меня и жёстко усмехнулся. — Во-вторых, после того, как поисковая группа смогла достать систему «свой-чужой» со Жнеца, мы очень серьёзно подготовились. Агенты, оборудование, посты — было сделано многое и в кратчайшие сроки. Ошибки быть не может — это они.
Я довольно долго переваривал ответ Призрака.
— «Достали со Жнеца»?
— Альянс оказался абсолютно прав насчёт Великого разлома Клендагона. Но они не пошли дальше предположений, а «Цербер» нашёл и орудие, оставившее на планете такой след, и цель.
— Целью мог быть не только Жнец, — я попытался вспомнить что-то о Клендагоне, но кроме того, что упомянул мой собеседник, да мельком виденной фотографии огромного провала, ничего выудить из памяти не удалось.
— Однако он им оказался. Поэтому не тратьте время попусту, капитан. Я передал на борт «Нормандии» всю имеющуюся информацию. И… удачи, Шепард. Вам она понадобится.
Голограмма растаяла в воздухе, оставив меня одного в отсеке связи.
— СУЗИ! Боевая тревога! Пусть Джокер прокладывает курс по координатам — мы должны были там быть пару часов назад. Наземную группу в отсек связи.
По всем палубам раздался нарастающий вой ревунов, заставляя сердце биться чаще и мощнее. Ощущение рутины слетело, словно его сдуло утренним ветерком, не оставив после себя ни единого следа. Нам предстояло столкнуться с противником лицом к лицу и попытаться вырвать его столь тщательно охраняемый секрет.
— СУЗИ, подготовь все данные, всё, что есть по Коллекционерам и их судну. Похоже, нас ждёт стычка на их территории.
Я не успел договорить, как палуба словно слегка завибрировала, еле заметной дрожью отдав в ноги. Синий шарик голограммы СУЗИ спокойно мерцал на прежнем месте.
— Я выжал из движков всё, капитан. Немного потрясёт, но будем на месте через два часа. И на этот раз я не отдам свой корабль! — Джокер предвосхитил мой вопрос.

— Капитан, — Джейкоб первым нарушил тишину в отсеке связи. — Есть какие-то новости?
Вместо ответа я вывел над столом модель судна Коллекционеров.
— Нам потребуется штурмовать этот, или подобный, корабль в ближайшее время. Идеи, мысли, предложения?
— Рассматривал такой вариант, хотя сражения в космосе не мой профиль, — саларианец быстро заходил по отсеку, эмоционально размахивая руками. — Катастрофически не хватает информации. Всё, что известно на текущий момент, не даёт возможности рассчитывать на успех.
— Я могу добавить некоторые данные, — СУЗИ раскрасила модель в разные цвета. — По результатам обстрела из стационарных орудий колонии мощность их силовых барьеров сопоставима с дредноутом Альянса класса «Эверест». По снятым сигнатурам сканирования можно предположить расположение одного центрального масс-ядра и реакторов. Данные могут оказаться не точными, с учётом влияния неизвестного материала корпуса и средств противодействия сканированию.
На модели ярко высветились несколько точек.
— Нанести удар торпедами, запустив их двумя залпами. Придётся подобраться почти в упор, иначе их собьют раньше, чем они окажутся на нужной дистанции, — Гаррус опёрся на стол обеими руками, агрессивно наклонившись. — Потом добавить из главного калибра вот сюда и сюда. Так мы отрежем им доступ к отсекам. Уничтожив хотя бы один реактор, мы их оставим без главных орудий.
— Главное — нам нельзя допускать взрыв ядра. Оно должно быть огромным, чтобы позволять такой махине садиться на планеты. Если оно сдетонирует — защита «Нормандии» не выдержит. Не говоря уже о потере всей информации.
— Значит, постараемся избежать такого исхода, — Миранда пощипывала нижнюю губу. — После уничтожения систем генерации энергии от использования «Таникса» придётся отказаться. Максимум, что мы сможем — использовать ПОИСК. Лазеры проложат нам путь.
— Малоэффективно. Инфракрасные лазеры Альянса не обладают достаточной мощностью. Следовало бы использовать ультрафиолетовые.
— Ага, — Джейкоб поморщился. — На одних линзах разоришься. И перегреваются они на раз.
Мордин пожал плечами.
— Они эффективнее любых других доступных систем.
— Если тебе не надо участвовать в собачьей свалке — конечно. Саларианцы редко когда вступают в прямой бой. Вы предпочитаете нанести удар со спины и удрать.
— Разумеется, — Солус даже развёл руки в стороны. — Меньший риск, минимизация потерь со своей стороны!


… Время тянулось страшно медленно. Все посты уже отчитали свою молитву, вахтенный офицер подтвердил по интеркому сообщение СУЗИ, мерцавшее на терминале.
— Капитан, все системы в норме. Экипаж по боевому расписанию. Переборки задраены. Корабль к бою готов.
— Принято.
Цифры на терминале неспешно сменяли друг друга.
— Десять минут до точки выхода.
— Принято.
Штурмовые команды сидели в двух челноках, не представляя, что сейчас творится в БИЦ и на боевых постах. Джейкобу пришлось остаться на мостике, поскольку он единственный, кто имел опыт управления в космическом бою. Два года назад Прессли брал на себя все функции капитана, позволяя мне действовать в привычной среде на земле, сейчас же такого человека не оказалось. Всё, что было у нас для понимания происходящего — донесения СУЗИ да два терминала на «Кадьяках».
— Прибыли, дамочки! Все системы активированы, внутренние тепловые коллекторы задействованы. «Нормандия» на тихом ходу.
В голосе Джокера чувствовалась какая-то бесшабашная злость.
— Провожу сканирование сектора, — СУЗИ, в отличие от моего пилота, ничем не показывала эмоций. — Подтверждаю наличие обломков неизвестного судна, идентификационные данные отсутствуют, сигналов нет. Удаление две единицы.
— На лидаре дальнего обнаружения неизвестная цель! Сигнатура не подтверждена! Не подходит ни под одно описание!
— СУЗИ?
— Цифровой отпечаток соответствует кораблю Коллекционеров, зафиксированный на Горизонте, капитан.
— Вот даже так. Странноватое совпадение. Ещё что-нибудь?
— Коллекционер выходит на траекторию перехвата!
Меня посетило странное чувство дежавю, словно всё это уже было однажды. Из самых дальних уголков памяти, сминая все прочие мысли, ударили воспоминания последних часов первой «Нормандии» на орбите Алкеры. В прошлый раз мы тоже вышли из прыжка и нас атаковали, пока мы крались в тихом режиме, надеясь, что никто не сможет обнаружить корабль Альянса. И, как и в тот раз, меня не было на мостике.
Перегрузка вдавила в кресло десантного отделения, заставив все внутренности рухнуть куда-то вниз, только для того, чтобы в следующий момент дёрнуть вверх. «Танцы» Джокера в трюмном отсеке чувствовались почему-то особенно сильно.
— Всем приготовиться к маневру уклонения!


Тейлор стоял на капитанском мостике «Нормандии», плотно обхватив ладонями гладкий металл поручня ограждения. Вместо карты Млечного пути сейчас перед ним висела в воздухе полупрозрачная модель корабля со всеми отсеками. Руки ощутимо вспотели, стоило ему услышать, что это то же судно, что было и на Горизонте. Джейкоб не мог прогнать из мыслей врезавшийся в память кадр с брифинга, где огромный корпус возвышался над казавшимися такими крохотными домишками колонистов. Что может «Нормандия» противопоставить гиганту?
— Всем приготовиться к маневру уклонения!
Резкий, возбужденный крик с носа заставил Джейкоба собраться, казалось, Джокер сейчас расхохочется от удовольствия. А в следующий момент мир сошёл с ума: «Нормандия» выписывала такие пируэты, что без системы компенсации людям на палубах пришлось бы туго. Тейлор подобрался на мостике как перед прыжком, откинув все лишние мысли и сосредоточившись на предстоящем бое.
«На этот раз мы готовы. На этот раз охотник сам станет добычей!»
СУЗИ, не дожидаясь команды, уменьшила масштаб модели, выведя на голоинтерфейс расположение корабля Коллекционеров и планет звёздной системы. Коллекционер шёл умно, заходя в атаку со стороны местной звезды, стараясь использовать излучение светила для прикрытия.
«Интересно, два года назад они атаковали также?»
— Курс на сближение, Джокер. Адам, расстояние до цели.
— Есть курс на сближение.
— До цели 2.5 а. е., сэр.
— Сближение до одной единицы.
— Есть сближение до одной единицы.
Моро вёл корабль по замысловатой траектории, не позволяя противнику нанести удар из основного орудия. Уже два раза датчики зафиксировали выстрелы, не задевшие даже щиты. Но чем меньше становилась дистанция, тем больше был шанс попасть под удар. Если бы не надо было штурмовать это судно! Давно бы уже расчехлил главный калибр и как следует вжарил бы по этой мрази, выжигая каждого из них за похищенных людей с колоний. Джейкоб не мог забыть свою бессильную ярость, с которой он смотрел на то, как эти инопланетники собирают людей, словно урожай! Он глубоко вздохнул, расслабляя пальцы, стискивавшие поручень мостика. Сегодня будет нанесён удар, который станет первым настоящим ответом за все их набеги. Внезапно светящая модель перед ним изменила цвет, заморгав красным.
— СУЗИ! Статус!
— Касательное попадание в левый борт. Снаряд отклонён, циклонический барьер не пробит, повреждений прочного корпуса нет, излучатели поля в норме.
— Отличная работа, мех!
— Близкий контакт! — Один из операторов испуганно вскрикнул. — Множественные контакты!
— Сигнатура не определена, класс не определён, — его напарница отреагировала гораздо спокойнее. — Три неизвестных объекта, курс на сближение, дистанция восемьсот. Скорость…
— Это истребители, — Джокер витиевато выругался. — Хотят загнать меня под главный калибр этого … куска дерьма?! А вот вам, выкусите!
Гул компенсаторов стал сильнее, и Джейкобу почудилось, что он услышал протестующий скрип шпангоутов корпуса.
— ПОИСК ведёт цели. До входа в зону поражения десять секунд.
Вопль Моро с носа корабля оборвал оператора:
— Попробуйте-ка вот это!
На этот раз компенсаторы не смогли полностью снизить перегрузку, и всех на палубе БИЦ резко рвануло в сторону. На тактической карте небольшие отметки истребителей разом оказались рядом с «Нормандией». Тейлор скосил глаза в сторону Чамберс, которая вцепилась побелевшими пальцами в край терминала. Лицо молодой женщины было напряжено, мелкие бисеринки пота словно ожерелье покрывали ей лоб. Но, несмотря на явно видимый страх, она держалась на посту, координируя работу вспомогательных систем.
— Келли.
Она вскинула голову и вымученно улыбнулась.
— Все системы в норме, мистер Тейлор.
— Рад слышать, помощник Чамберс.
Тем временем лазерные турели ПОИСК отработали по неизвестным, и две красных отметки пропали, лишь третья, совершив под невероятным углом какой-то фантастический маневр, ушла из-под удара и зашла в хвост «Нормандии». Мгновением позже факел маршевого двигателя испарил надоедливую мошку.
— Йих-ха, да, детка! Съели …, да, съели?! Это — за прошлый раз! А теперь будет за этот!
Первый пилот победно вскинул руки над головой, потрясая кулаками. Потом оборвал себя и поправил неизменную бейсболку.
— Э, кхм… Мостик, небо чистое.
— Принято, Джокер.
Фраза пилота словно запустила по палубе незримую волну веселья. Первая победа далась бескровно и словно сама собой, будто бы так и надо, так и должно. Тейлор едва не поддался общей лёгкой эйфории и лишь усилием воли сдержал улыбку. Основной бой был ещё впереди.
— Курс на сближение с целью. — Перед капитанским мостиком изменилась голограмма, лидары уже могли дать более детальную информацию по врагу. — СУЗИ, целеуказание для БЧ-2.
На полупрозрачной модели, висящей перед ним, загорелись несколько красных маркеров.
— Целеуказание для БЧ-3, — на модели появилось несколько новых отметок другого цвета.
— СУЗИ, есть рекомендации по торпедному залпу?
ИИ задумалась на несколько секунд.
— Предлагаю осуществить два побортных залпа с минимальной дистанции.
— Мы не продержимся два захода на цель. Наши щиты не предназначены на длительный обстрел главным калибром. А испытывать броню на прочность со всем экипажем…
— Я сделаю один заход.
Джокер был внезапно серьёзен. На голограмме компьютер выстроил траекторию движения «Нормандии» захода на цель. Почти вся линия была красной из-за перегрузок.
— Ты угробишь корабль!
— Я смогу это сделать! А СУЗИ поддержит.
ИИ, однако, не была столь безапелляционно уверена.
— Для челноков это будут опасные маневры.

Нам, сидящим в челноках, пришлось туго. Металл корпуса скрипел и постанывал от негодования такими издевательствами со стороны пилота, словно сжимая зубы, с трудом перенося нагрузки. Компенсаторы в «боевом таракане» не предназначались для подобной эквилибристики, тем более что мы всё ещё были привязаны к «Нормандии». Я вполуха слушал переговоры на мостике, больше занятый тем, чтобы сохранить силы для предстоящей операцией. По моей команде ВИ челнока продублировал схему захода на атаку, предлагаемую Джеффом.
— Сбрось нас в начала маневра, Джейкоб. Мы активируем РЭБ и под прикрытием «Нормандии» подберёмся к нему.
— Это рискованно, капитан, — СУЗИ ответила мгновенно. — Я не могу гарантировать, что противник не обладает сканерами, способными отфильтровать наши сигналы. Оба «Кадьяка» могут оказаться под прицелом систем защиты Коллекционеров.
— Мы рискуем в любом варианте. Тейлор, начинай маневр.
— Принято. Всем приготовиться к активному маневрированию! Компенсационные системы — режим ноль! Пилотам челноков — приготовиться к взлёту!
Я отключил терминал и повернул голову к своим напарникам в отсеке.
— Всем приготовиться к старту и динамическим манёврам. Пилотам — следовать за «Нормандией» на минимально допустимом расстоянии. РЭБ включить по выходу с аппарели!

Тейлор пристегнулся к противоперегрузочному креслу, выдвинутому СУЗИ из-под палубы. Сейчас им крепко достанется, и вся надежда только на искусство пилота и качество судостроителей «Цербера». С носа донёсся необычно серьёзный голос Джокера:
— Приступаю к манёврам. Вхожу в зону действия дальней ПКО противника.
Джейкоб на капитанском мостике отслеживал перемещение противника на тактической карте. Корабль Коллекционеров был массивен и не так грациозен, как «Нормандия», но дал бы фору многим крейсерам Альянса в подвижности, при этом превосходя их в размерах. Но как бы не пытался уйти пилот инопланетников, Джокер не собирался давать ему ни одного шанса. С каждой секундой до первого выстрела оставалось ещё чуть-чуть…
— БЧ-2 — беглый огонь.
На палубах любого военного космического судна, при работающих системах компенсации, если ты не капитан или не оператор орудий и не можешь видеть сообщений ВИ о статусе систем, невозможно определить, ведётся ли бой. Возможно лишь на линкорах, с их чудовищными, проходящими почти по всей длине судна орудиями, удастся ощутить при стрельбе вибрацию, но Тейлору, за всю его карьеру в Альянсе, никогда не посчастливилось побывать ни на одном из флагманов Флота, когда тот вёл огонь из главного калибра. Нельзя сказать, что он этому сильно расстраивался, ему вполне хватило тех столкновений, в которых пришлось принимать участие.
Вот и сейчас, компьютер отрапортовал об открытии огня «Таниксом», но ничего, кроме инфографики на консоли, не говорило об этом. Где-то впереди, к цели нёсся раскалённый поток металла, разогнанный до умопомрачительной скорости. Пройдёт несколько секунд и… Мысли спутало резким рывком, желудок словно ухнул куда-то вниз, затем вверх, и мгновением позже кресло крепко лягнуло его под зад.
— Цель поражена, — СУЗИ докладывала так же спокойно, как если бы они находились в родном доке. — Зафиксировано пробитие щита третьим попаданием. Сектор обстрела перемещён. Изменение энергосигнатур, противник компенсирует снижение мощности.
— До точки пуска торпед — пять минут.
Теперь всем на борту приходилось тяжело, динамические манёвры Моро не могла просчитать даже СУЗИ, и болтанка становилась всё сильнее. На экране заморгало, загорелось красным по всей длине полупрозрачной модели, ИИ отреагировала мгновенно.
— Множественные попадания по циклоническому барьеру. Снижение мощности — 30 процентов. Излучатели в норме.
— Перевожу дополнительную энергию с резервных систем, — кварианка со своего боевого поста отреагировала столь же быстро.


Болтанку в железном ящике челнока прочувствовали все по полной программе. Страховочные поручни протестующе скрипели, когда туша Гранта отклонялась в одну или другую сторону, но удерживали нашего великана.
— Начальник, — Джек повернула голову в мою сторону, — долго мы…
Мощнейший удар прервал её на полуслове, скрип и стон металла был просто оглушителен. Я быстро бросил взгляд на тактический внутришлемный монитор — никто из штурмового отряда не пострадал, квадратики солдат по прежнему отливали зелёным.
— Мак, статус!
Пилот челнока ответил с небольшой задержкой.
— «Кадьяки» в норме. Швартовочное устройство в норме.
Если это не нас так долбануло, что же тогда творится с «Нормандией»? Но отвлекать сейчас Джейкоба было бы самоубийственной глупостью.
— СУЗИ! Статус!
— Пробития барьеров нет, излучатели в норме. Нарушения целостности корпуса и силового набора нет. Энергия со вспомогательных систем переведена на поддержку мощности защитных систем.
— Всю жизнь мечтал поучаствовать в настоящем космическом бою, сидя за большой пушкой, — Гаррус резко хохотнул. — А как случилось — она стреляет без меня, я же сижу в жестянке, ожидая выброски.
Очередной удар, отозвавшийся звоном в ушах, прервал разглагольствования моего турианского друга.
— Аппарель открыта, — голос СУЗИ донёсся словно через вату. — Взлёт разрешён.
— Ну наконец-то!
Рык Гранта, которого бесило находиться в замкнутом пространстве в ожидании драки, был достойным ответом.


Тейлор сидел в капитанском кресле, крепко вцепившись в подлокотники. Всё, что мог успеть сделать до перехода боя в близкий контакт, чтобы сохранить «Нормандию», он сделал. Теперь всё зависело от мастерства пилота, крепости самого корабля и удачи. Удачи им потребуется много.
— Операторам — торпеды левого борта!
— Торпеды к запуску готовы, сэр! До точки сброса: три, два, один — есть сброс!
Джейкоб инстинктивно подался вперёд, словно его движение должно было придать дополнительный импульс восьмиметровым, многотонным махинам, рвущимся сейчас через вакуум космического пространства к намеченным целям.
— Операторы правого борта!
Молодого человека дёрнуло в сторону, и он поспешно откинулся обратно на спинку, борясь с навалившейся тяжестью.
— … Есть сброс!
Ещё один рывок, теперь в другую сторону. Экипажу в компенсационных креслах было несладко, а как же там сейчас штурмовая группа в «Кадьяках»? Десантные челноки никогда не отличались комфортом, любой, кому приходилось участвовать в операциях, это мог подтвердить. С такими манёврами, что выписывает сейчас Джокер, спасая их шкуры от прямых попаданий с близкой дистанции, ребят внутри «боевых тараканов» должно колотить изрядно.
Навалившаяся тяжесть словно отражалась и на способности думать, мысли ворочались в голове неторопливо, словно валуны. Сколько времени надо торпедам, чтобы добраться до цели? Они выпустили весь свой арсенал в два залпа — для любого соперника, кроме левиафанов-линкоров, этого хватило бы с лихвой. Ни один крейсер, из построенных или стоящих на стапелях верфей, не смог бы пережить такой удар. Восемь торпед пополам разорвут любую «Женеву» или «Найроби», турианца или азарийца. Но сейчас перед ними цель, величиной сопоставимая с несущей маткой! Яркие, быстро двигающиеся точки на голокарте приковывали взгляд к себе, неумолимо сокращая расстояние до огромной метки Коллекционера. Ещё несколько секунд, и всё решится.


Два «Кадьяка» прикрывались корпусом «Нормандии» от удара со стороны оборонительной линии противника. Никто не знал, на что способны Коллекционеры, их уровень техники заметно превосходил любую расу Цитадели, но явно не дотягивал до Жнецов. Если Мордин прав, то после падения протеан некому уже было развивать технологию. С другой стороны — сами наши предшественники были намного более развиты, чем все расы Совета, вместе взятые. Их маяк, навечно отпечатавший своё паническое предупреждение в моём мозгу, не смогли повторить ни азари, ни саларианцы, ни люди. Да, он был завязан на их физиологию при передаче данных пользователю, но сама компактность, источник энергии — всё это оказалось за гранью технологически возможного. Хотя Мордин и обмолвился, что исследования даже обломков устройства уже позволили саларианским учёным подойти к прорыву в чём-то там.
— Торпеды пошли!
Голос Джокера прервал мои отвлечённые размышления.
— Передаю последние данные. Изменена точка высадки второй команды.
Это уже была СУЗИ. На небольшом экране терминала вторая отметка сдвинулась чуть ближе к первой.
— Корпус противника пробит орудийным огнём, вторая точка по результатам сканирования выводит в неизвестную полость. Расчётное время торпедного удара — двадцать секунд. Провожу кибератаку, ответные действия противника заблокированы средствами РЭБ.

Двадцать секунд… Меньше полуминуты отделяет нас от короткого рывка на пределе двигателей челноков к брешам в корпусе Коллекционера и столкновения с опасным противником.
— Есть попадания! Кинетический барьер противника уничтожен!
— Мак, жми!
— Есть, сэр!
Перегрузка вдавливала в ограждающие поручни кресла, скрипевшие под натиском бронепластин скафандров. Временами следовали рывки то влево, то вправо, когда пилот челнока исполнял противоракетные манёвры. Броня «Кадьяка» позволяла выдержать и пережить многое, но ждать от неё полноценной защиты от ракет ПКО или стационарный турелей типа ПОИСК всё же не следовало.
— Захожу на точку. Десантному отделению приготовиться.
— Давно готовы, — Грант сжимал казавшуюся такой тонкой по сравнению с его лапой металлическую трубу страховки.


… — Статус!
Удары по корпусу утихли, вибрация палубы перестала сводить с ума.
— Потеряны двадцать излучателей кинетического барьера правого борта, щит переключён в режим постоянного поля. Потери по левому борту — дюжина модулей. Общая мощность защиты снижена на десять процентов. Первичный осмотр по отсекам потерь атмосферы не диагностировал, проверка шпангоутов и стрингеров в зонах поражения дефектов не выявила. Все силовые машины в норме, внутренние повреждения на живучесть корабля не влияют.
— Сроки устранения?
— 3 часа, без учёта ремонта и замены бортовых внешних излучателей.
— Принято. СУЗИ, общекорабельный отчёт.
ИИ ответил с небольшой задержкой:
— Экипаж без потерь, помощник капитана Тейлор. Кроме излучателей внешнего корпуса и повреждения оборудования по отсекам от сотрясений никаких иных потерь нет. Броневая обшивка корпуса выдержала два прямых попадания и три касательных от орудий и ракет ПКО. Боерасход главного калибра — шестнадцать процентов. Системы ПОИСК после обслуживания готовы к бою, замена линз не требуется. Торпедное вооружение полностью израсходовано — необходим заход на ближайшую базу для замены ТПК(2). «Нормандия» полностью готова к бою.
— Какая ближайшая база МТО(3) есть в этом секторе?
— В данном секторе ни на одном из постов нет торпед. Ближайшее место — система Авернус. -
СУЗИ вывела карту.
— За Омегой… Придётся потерпеть, пока Шепард не получит данных с этой проклятой посудины — мы туда не пойдём. Принято. Что с нашим противником?
— Три торпеды сбиты средствами ПКО противника. Оставшиеся пять единиц успешно поразили цели, вызвав отключение щитов и поражение прочного корпуса. Повторный залп главного калибра довёл общую площадь разрушений до двух с половиной тысяч квадратных метров. Согласно оптико-электронному сканированию — противник полностью потерял атмосферу в центральных отсеках левого борта на большинстве палуб. Выведены из строя или уничтожены батареи лучевого оружия и пусковые установки ПКО. Оба основных реактора отключены, масс-ядро обесточено. Предварительные потери экипажа судна — неизвестны. В настоящее время корабль Коллекционеров находится в свободном дрейфе.
— И скорее всего, у них сейчас полным ходом идёт борьба за живучесть.
— Будем надеяться, что мы прихлопнули достаточно Коллекционеров, и Шепарду будет поменьше стрельбы.
— Хотелось бы верить.
Джейкоб устало отвалился на спинку кресла, позволяя себе немного расслабиться. Первая фаза боя прошла успешно, они не понесли потерь, а десантные челноки без проблем достигли цели. «Нормандия» не потеряла боевой устойчивости, ремонтная бригада устранит все разрушения так быстро, насколько это возможно. И они готовы в любой момент зайти на новую атаку, не сомневаясь, что корабль и его экипаж выдержат новый бой. Единственной проблемой, которая тревожила при таком раскладе — это их собственная штурмовая группа, уже вошедшая в одну из огромных пробоин в борту Коллекционера. Если ему придётся открыть огонь главным калибром — слишком высок риск задеть своих. Очень хотелось надеяться, что такого не произойдёт, но не приходилось сомневаться, что Шепард отдаст именно такой приказ в случае, когда дело пойдёт совсем туго.
Сжав кулак и пристукнув по подлокотнику, помощник капитана выругался про себя и искренне пожалел, что его место было именно здесь, за толстой бронёй их рейдера, в гораздо большей безопасности, чем десантники. Больше всего сейчас желалось оказаться рядом с капитаном в десантном отсеке «Кадьяка» или на палубе Коллекционера, пусть и рискуя подставиться под пули и ракеты древних хасков Жнецов.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1— Конвиктус — звание в системе внешней разведки, равно войсковому звания кирд-офицер (одолжено у АРМ, надеюсь, буду прощён;));
2— ТПК — транспортно-пусковой контейнер;
3— база МТО — база материально-технического обслуживания.

 

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

хакер
6   
Как всегда, когда хочу перечитать с самого начала, Унклар выкладывает ещё одну главу. Отличная глава, с нетерпением жду дальше.
ArtSnur_vas_Liveron
5   
Отличная глава! Так держать!))
juinoctober
4   
Ура! Дождались) ждём дальше)
system_nick1
3   
Замечательно написано, как всегда.

Мы все еще тут. Сидим, ждем, надеемся smile
2   
Наконец-то! Весьма интересно и логично обыгран момент добычи системы "Свой-чужой", куда правдоподобнее, чем в оригинальном сюжете.
Архимедовна
1   
Наслаждаемся!!!