Второй шанс. 28.3


Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: м!Шепард, Призрак;
Аннотация: астероид, поиск артефакта;
Примечание: по мотивам оригинальной кампании, продолжение "Сына Земли";
Статус: в процессе.


— Впечатляет!
Джейкоб одобрительно присвистнул, рассматривая тысячекилометровое озеро лавы. И его можно было понять — с орбиты спутник смотрелся действительно здорово. Тёмный шар, пронизанный прожилками жидкого огня, медленно вращался, словно красуясь перед нами, как будто стремясь показать себя во всей своей мощи. Десятикилометровые вулканы извергали потоки расплавленного камня, взрываясь в небо фонтанами искр и пепла.
— Горячее местечко. Вулканы и лава под ногами, плюс метеоры с неба.
— Ну и … мы сюда прилетели? Намазано тут, что ли?
Джек, подбоченясь, стояла слева от меня, методично пережёвывая жвачку.
— Шахтёры нашли какой-то артефакт, возможно протеан, возможно ещё чей-то. Им заинтересовались сразу несколько сторон: «Затмение», «Экзо-Гени», отряд Посредника и неизвестная группа. В настоящее время связь с шахтой отсутствует, что там произошло — неизвестно. Наша задача выяснить, что за артефакт там найден. Если он будет нам полезен — заберём.
— Имеет ли смысл туда соваться? — Гаррус с сомнением рассматривал орбитальную голосъёмку малой планеты. — Ставлю сотню кредитов — мы опять наткнёмся на хасков и машину по их производству.
— Вероятность такого исхода составляет 46.53 процента, — голос гета, впервые свободно стоящего среди нас, прозвучал неожиданно. — Возможно нахождение заброшенного комплекса одной из рас, ранее уничтоженных Жнецами, включая протеан. Вероятность — 32.86 процента.
— Капитан, на поверхности работает передатчик малого радиуса действия. Схема кодирования сигнала принадлежит группе «Затмение».
— Можешь расшифровать?
— Сигнал очень слабый, часть сообщения утеряна. Стопроцентное восстановление невозможно.
— Давай что есть, — Миранда опередила меня.
Голос саларианца зазвучал в отсеке, прерываемый помехами и звуками стрельбы:
«… и услыш… держи…. …ше… олир… …ание! Э… …. …еан! Повт… …. протеан!»
Неизвестный инопланетник словно глотал окончания слов, стараясь как можно быстрее донести свою мысль. Если бы не столь большие повреждения, мы знали бы, что именно произошло, а так нам достался лишь совершенно непонятный набор кусочков слов, скорее всего, предупреждавший о какой-то опасности.
— СУЗИ, ещё что-нибудь?
— Отрицательно, капитан, сигнал транслируется в цикле.
— Разворачивай полную сеть «Аргуса», СУЗИ, максимальное сканирование. Прежде чем десантируемся, я хочу знать всё, что только можно. «Нормандия» — готовность ноль!

— Надеюсь, этот кусок камня не треснет у нас под ногами, — Грант подозрительно осматривал окрестности. — Неудобное место для драки.
— Тем веселее будет, — Джек хохотнула. — Что может быть лучше, чем швырнуть кого-нибудь в трещину поглубже?
Под нами, в здоровенном кратере, располагался небольшой лагерь нелегалов — три потрёпанных кунга и какой-то легкосборный домик, от которых по поверхности кратера змеились гибкие шланги к здоровенному топливному танку, когда-то давно снятому с военного заправщика. Из импровизированного посёлка в разные стороны расходились колеи от ВТ7 или списанного М29-го, но сейчас громоздкой машины нигде не было видно. Впрочем, как и самих людей в лагере.
— Будем обходить? — Джейкоб кивнул на относительно пологий спуск в полукилометре от нас. — Или спрыгнем тут?
— Здесь. Грант, Тейлор, Джек, Солус — со мной. Гаррус, Легион, Заид — прикрываете.
Я активировал канал связи с мостиком.
— Миранда, мы начинаем.
— Вас поняла, капитан. Удачи!
Закрепив конец троса, я ещё раз взглянул на противоположную отвесную стену, где виднелось неровное отверстие, к которому вели следы вездехода. Возможно, там мы найдём хоть кого-нибудь и выясним, что здесь произошло. С орбиты СУЗИ не смогла определить ничего конкретного, лишь искажения сигналов да помехи почти по всему диапазону частот. Но чем было вызвано подобное возмущение, по-прежнему оставалось непонятным. Вероятно, так действовал артефакт, а может просто природная аномалия спутника гиганта давала такой эффект. Через несколько часов буду знать это точно, пора начинать.
Однако стоило Джейкобу опуститься ниже кромки кратера, как на тактическом экране пропали данные телеметрии его костюма. Резко рванув трос, я остановил спуск и жестом велел подниматься назад. Похоже, оборвавшаяся связь с наземными отрядами нашла своё объяснение, во всяком случае с теми, кто спустился в посёлок. И вряд ли такое удалось бы объяснить естественными причинами. Связь наверху работала стабильно, но нам-то предстояло проводить операцию внизу, и делать это без координации в складывающихся условиях не хотелось. Камень под ногами слегка дрогнул, будто от близкого падения метеорита, лишний раз напоминая нам, что долго стоять на одном месте здесь не стоит. Я взглянул на саларианца, надеясь на его предложения насчёт связи, но тот уже что-то увлечённо собирал, сняв с пояса какой-то блок. Компактный принтер инструметрона выдал пару деталей, которые тотчас были использованы. Словно почувствовав мой взгляд, профессор поднял на мгновение руку, ни на секунду не останавливая процесс сборки. Оставалось дождаться конца этой весьма быстрой работы.
— Готово. Установим ретранслятор здесь. Добавил сейсмоанализатор. Для безопасности, — привычной скороговоркой выплюнул объяснения своих действий Солус. — Подготовился заранее, предполагал проблемы на поверхности.
Небольшой модуль с длинной антенной быстро занял место в пробитой круглой выемке в скале. Гибкий полупрозрачный металлопластиковый хлыст профессор закрепил по неровной стене, сделав его почти незаметным. Закончив свои манипуляции, он чуть отошёл и удовлетворённо кивнул самому себе головой.
— Готово, капитан. Связь со вторым отрядом будет гарантированна в пределах действия ретранслятора сигнала.
— Отлично, Мордин. Выдвигаемся.
Падать при меньшей силе тяжести было гораздо приятнее, чем при стандартной, во всяком случае рывок страховочного троса не вызывал особенно неприятных ощущений. Я отцепил карабин и занял безопасную позицию, осматривая с земли выглядящий покинутым посёлок.
— Мы внизу.
— Видим вас, — Вакариан отозвал мгновенно. — Пока всё тихо. СУЗИ зафиксировала повторные толчки на глубине и предполагает их искусственную природу. Источник колебаний — менее полукилометра под кратером. Уверен — это и есть тот самый артефакт. Но есть опасения возрастания геологической активности в нашем районе.
Я на всякий случай попробовал вызвать корабль, но в эфире были сплошные помехи.
— Гаррус, какие рекомендации с борта?
— Кроме как «убраться оттуда подальше»? — Турианец коротко усмехнулся. — Минимизировать время операции любыми способами. Мы близко к разлому плиты, любая геоактивность здесь чрезвычайно опасна.
Короткими перебежками мы приближались к лагерю, пытаясь найти хоть какие-то признаки присутствия шахтёров. Тейлор первым добрался до гермодвери дома и ткнул пальцем в сенсор. Джек и Грант держали дверь под прицелом, пока мы с Мординым прикрывал их с тыла.
— Заблокировано.
Джейкоб убрал «Катану» в кобуру и с помощью армейского ножа сорвал крышку модуля управления, затем просто перекусил один за другим кабеля питания.
— Это чужая собственность, Тейлор. Была.
— Пока контора платит, я могу себе позволить не особо церемониться, — он весело хохотнул. — Малыш, открой нам дверку.
Он хлопнул Гранта по бронированному плечу, вытягивая ствол обратно. Кроган недовольно рыкнул, но одним движением рванул на себя люк. Внутренняя дверь оказалась открытой, и воздух вырвался из помещения, осыпав камень кристалликами мгновенно застывшей воды. Джек юркнула первой внутрь здания и тотчас выругалась.
— …, опоздали мы, начальник.

— Не меньше недели, — Солус спокойно убрал анализатор. — Гнилостное разложение у всех тел.
— Странно, — я передал информацию о находке Гаррусу, и тот транслировал её наверх. — Значит их убили до того, как пришёл ответ от корпорации. Это, конечно, могли сделать ребята из «Затмения», но время не сходится. Причину смерти установить удалось, профессор?
— Это не «Затмение». Неизвестное оружие, — он с усилием оттянул грязный разорванный ворот на теле турианца и указал на выжженную дыру на прочной коже инопланетника. — Возможно лучевое или плазменное. Стреляли в упор.
— Их убили здесь? — Тейлор стоял в проёме, оглядывая местность.
— Похоже, что да. Кому придёт в голову раскладывать тела в таком порядке?
Я отодвинул стул и попробовал включить терминал, но компьютер даже не моргнул индикаторами. Это было странно: внешних повреждений не было, и ничего не должно было мешать машине работать. Но при снятой крышке корпуса всё стало на свои места — оптоблок памяти вынули, притом явно неопытной рукой, обломившей крепление гнезда. И, видимо, та же рука и пробила, и изрезала плату чем-то острым.
— Кто-то очень не хотел, чтобы его секреты узнали.
— И этот кто-то и убил шахтёров? — Гаррус с сомнением в голосе предложил версию. — Разошлись во мнениях и что-то не поделили? Кто-то из своих?
— Хороший вопрос. Но зачем собирать всё обратно?
Джек копалась в углу, потроша ящик одного из покойников, и что-то мурлыкала себе под нос, вроде бы и не особенно обращая внимания на наш разговор. Но на последнюю фразу соизволила среагировать:
— Может вот это будет ответом.
И бросила на стол перед терминалом небольшой пурпурный пакет.
— Красный песок, я эту дрянь сразу узнаю.
Мордин сунулся в пакет щупом анализатора.
— Не совсем. Сложная смесь наркотических препаратов. На основе песка.
— Да по …, — Джек пожала плечами. — Наркота что так, что эдак.
— Шахтёры-наркоманы? Или это только один такой был? Надо проверить остальные.
Мордин покачал головой.
— В телах не содержится характерных следов метаболитов, позволяющих предположить прижизненное применение этого препарата.
Грант уже выворачивал один за другим личные ящики работяг. Откинув последнюю коробку, он с сожалением огляделся.
— Ничего нет больше.
На полу теперь громоздилась куча какого-то барахла, среди которого не нашлось бы ничего мало–мальски ценного. Какие-то личные не то талисманы, не то просто безделушки, одежда, запасные батареи к СЖО, списанные комплекты НЗ армейского образца, пара пистолетов старого типа да какие-то модули неясного назначения. Поковыряв носком сапога груду мусора, я двинулся к выходу.
— Двигаемся дальше. Ничего больше здесь мы не найдём.
Осмотр кунгов так же не дал ничего полезного. В одном была лаборатория с химическими анализаторами, старая и носившая явные следы частого использования. Во втором модуле располагалась зарядная станция для всех типов аккумуляторов, от тяжёлой техники до планшетов, а в третьем находились, видимо, наиболее ценные находки шахтёрской артели — во всяком случае, на стеллажах мы нашли несколько крупных кусков руды с большим содержанием металлов платиновой группы. Каждый камень был промаркирован, и в бортовом терминале нашлись координаты мест, где были добыты конкретные экземпляры. Судя по тому, как чётко и подробно велись записи, парни были далеко не новичками в своём деле, скорее профессионалами, и предполагали работать довольно долго на этом спутнике.
— Если оценки верны, этими месторождениями стоит заниматься всерьёз. Одной только платины хватит, чтобы покрыть все затраты. Гаррус, передай эти данные на «Нормандию». Не пропадать же такому труду зря.
Пол под нашими ногами снова дрогнул, заставив зашататься в своих ячейках куски камней.
— Гаррус, докладывай.
— Повторные толчки на той же глубине, Шепард. СУЗИ пока не наблюдает афтершоков, но амплитуда постоянно увеличивается.
Выйдя на поверхность, я направился в сторону следов, шедших к пролому в стене кратера. Самого отверстия не было видно, отсутствие атмосферы не давало возможности разглядеть что-то в чёрной тени, и приходилось полагаться только на данные сканирования.
Мы были почти на середине кратера, когда камень под нами резко словно ушёл вниз, сбив с ног всех. Поверхность ходила ходуном, словно бы кто-то решил выколотить ковёр. Спустя несколько секунд всё стихло, оставив нас лежать в пыли.
— Шепард! — Гаррус был крайне встревожен.
— Всё в порядке, — я поднялся на ноги и замер, рассматривая большую трещину метрах в ста от нас. — Вот …
Ругательство вырвалось неосознанно — дно кратера, по которому мы шли, теперь пересекала здоровенная трещина, метров двух шириной и добрых пару десятков длиной. Солус внезапно взмахнул руками и схватил меня за плечо.
— Чтобы там ни было, но оно вызывает форшоки, Шепард!
— Мордин, подробнее, пожалуйста. Я не специалист по горам и вулканам!
— Эти спровоцированные колебания должны вызвать напряжение коры спутника и привести к гораздо более сильным толчкам уже природного происхождения.
— Более сильным?
— Именно! Вплоть до полного разрушения данного района.
— ….!!
Джек и Тейлор среагировали почти одинаково, даже Гранту явно хотелось убраться отсюда подальше, но он смог себя сдержать.
— Уходим отсюда. Какой бы там артефакт не лежал — оказаться в пропасти из-за него я не собираюсь. Гаррус, эвакуация, срочно!
Обратно мы бежали, каждую минуту ожидая худшего.
— Гаррус, — говорить на бегу было неудобно. — Запроси у СУЗИ, может ли она рассчитать, когда будет следующий толчок?!
— Если взять за модель последние интервалы, — Мордин ответил прежде СУЗИ и турианца, — то следует ожидать нового сотрясения через девять минут.
— Я не собираюсь сдохнуть на этой проклятой каменюке! — Джек на бегу материлась сквозь зубы.
— Мы должны успеть!
Над головой, на мгновение перекрыв звёзды, показался челнок и тотчас нырнул к нам, стремительно теряя высоту. Десантный люк был гостеприимно распахнут в нарушение всех правил полёта.
— Мак! Какого чёрта?!
— Капитан, — СУЗИ ответила мне вместо нашего пилота. — Я поддерживаю контроль над стабилизацией.
Я запрыгнул в открытый люк и шагнул к пилоту.
— Прошу прощения, капитан, — Мак проворно оперировал управлением, даже не обернувшись ко мне. — Но мистер Вакариан и СУЗИ сказали, что вы в наиболее опасной ситуации, и надо успеть подобрать вас до следующего толчка. Группа прикрытия отходит на безопасное расстояние. Мы будем готовы принять их на борт, как только вы загрузитесь.
Я медленно выдохнул.
— Спасибо. Всем.
Очередное сотрясение поверхности мы наблюдали уже в безопасности на борту «Кадьяка», поднявшись на полкилометра от спутника и отлетев как можно дальше. По камню словно побежали волны ряби, взметнув пыль и мелкие обломки. Вторая трещина пересекла кратер, словно разрубив его надвое, и угрожающе подобралась к постройкам погибших шахтёров.
— Профессор Солус считает, что следующий удар расколет дно кратера и вызовет подъём лавы на данном участке. Данные орбитального и наземного сканирования подтверждают эти предположения.
— А мы так и не узнаем, что же именно нашли эти бедолаги, и кто их убил, — Гаррус сидел напротив меня. — Равно как и что произошло со всеми теми, кто сюда добрался до нас.
Я не успел ответить своему старому другу, как большая часть кратера словно взорвалась, и в облаке пыли взметнулись вверх и в стороны огромные глыбы камня, вскрывая свои секреты. У меня не находилось слов, чтобы описать свои чувства, когда стало понятно, ЧТО именно скрывалось под поверхностью спутника. Даже с учётом всех разрушений, явственно видимых на останках, ошибки не могло быть никакой, слишком уж характерная форма появившегося древнего объекта выдавала его происхождение. И всё же, несмотря на всё отторжение, которое я испытывал к увиденному, вид сверху потрясал размерами конструкции. Находись мы на поверхности, вряд ли удалось бы осознать такую колоссальность.
— Это ещё что за… — Джек расширившимися глазами смотрела на металлические лапы устрашающего размера.
— Прошу знакомиться — Жнец, собственной персоной. Не такой большой, как тот, что напал на Цитадель, но ошибки здесь быть не может. Древний ИИ, один из тех, кто каждый Цикл уничтожает всю развитую жизнь.
— На этот раз не повезло ему, а не нам, — Заиду удавалось казаться невозмутимым. — Ты точно уверен, что выбираешь противников себе по плечу, Шепард? Эти парни кажутся слегка крупноватыми.
— Он… мёртв? — Непривычно было видеть Дженнифер в таком состоянии.
— Надеюсь. — Столь близкое соседство с этой формой жизни не добавляло радости. — Убираемся отсюда, Мак, и побыстрее!
Пилота упрашивать не приходилось, он и сам горел желанием оказаться подальше от этого места. Пока челнок набирал высоту, я неотрывно смотрел на экран терминала, отображавшем останки Жнеца, постепенно тонувшие в лаве, обманчиво медленно заполнявшей кратер. Оставалось тешить себя надеждой, что кипящий камень расплавит эту дрянь и навеки упокоит её в своей толще.
— Шепард?
Встревоженное лицо Миранды появилось на экране терминала.
— Всё в порядке, мы возвращаемся, пусть и с пустыми руками, но живые и оставшиеся сами собой. Последнее время в нашем деле уже это становится большим успехом, верно?
Слабая улыбка коснулась красиво очерченных губ молодой женщины.
— Рада это слышать, капитан.

Даже на борту своего корабля я не мог выкинуть из головы последние кадры, которые увидел на голоэкране десантного отсека. Что-то явно разрушило корпус Жнеца, пробив его броню и разворотив внутренности. Такое оружие нам бы отнюдь не помешало, в свете предстоящего возвращения гигантских машин. Но сколько времени прошло с тех пор, когда обломки древней формы синтетической жизни рухнули на поверхности спутника?
— СУЗИ, Мордина и Легиона на связь. И сама не отключайся.
— Выполнено, капитан.
С некоторой паузой сформировав вопрос, я обратился к своим собеседникам:
— Жнеца, который скрывался под поверхностью спутника, кто-то подстрелил. Имея только запись с камер, можем ли мы каким-то образом оценить время, когда он был сбит, и определить оружие, которым был нанесён такой сильный урон?
— Слишком мало исходных данных, — Солус ответил почти мгновенно. — Невозможно определить точное время, только весьма приблизительная оценка. Разброс будет очень значительным.
— Согласно зафиксированным разрушениям прочного корпуса необходима мощность порядка мегатонны на каждое попадание. — Голограмма гета была похожа на статую.
— Разве их было несколько? — Я удивлённо посмотрел на синтетика. — Даже один такой удар должен был разорвать его в клочья!
— Прошу прощения, капитан, но, согласно отчётам Альянса и Цитадели, прочность материалов, составляющих корпуса Жнеца, может позволить выдерживать чрезвычайно сильные одиночные попадания, — голос СУЗИ прервал мои слова. — При длительном обстреле, для разрушения конструкции, мощность каждого выстрела может быть меньше, но вероятность последовательного многократного поражения одного и того участка брони невелика. Погрешность оценки, озвученной Легионом, составляет не более десяти процентов.
Я молча и задумчиво рассматривал голограмму развороченного корпуса Жнеца, показавшегося нам на миг из своей могилы. Пожалуй, Легион был прав: в него попали несколько раз. И не оставалось сомнений, что все Жнецы способны выдерживать столь безумно мощные удары, оставаясь боеспособными. Но какое оружие способно наносить такой чудовищный урон?
— Что мы можем противопоставить?
Солус всплеснул руками и заходил взад-вперёд.
— Прежде всего, ракеты с термоядерными боеголовками. Они есть практически у каждого народа, и их запасы весьма значительны. Тем более что носителем может выступать всё, что угодно — от челноков до корветов. Для более крупных судов такая тактика будет неэффективной. Поэтому только на «Квуну», единственном линейном корабле Волусского протектората, сделали ставку на атомное оружие. Но, насколько известно ГОР, — тут саларианец хитро улыбнулся, — в Альянсе хватает крейсеров, имеющих на борту достаточно средств доставки ядерных боеприпасов в дополнение обычному вооружению.
Он на мгновение прервался, взявшись за подбородок своим привычным жестом, затем скороговорка продолжилась.
— Также возможно использовать заряды с антивеществом, но его наработка слишком сложна, чтобы быть массовым оружием. И, конечно же, остаётся обычное кинетическое оружие, которым оснащены наши корабли, при использовании оптимальной тактики.
— Возможно использование рентгеновских лазеров, как в стационарном, так и более мобильном исполнении, — СУЗИ внесла своё предложение. — Данная разработка давно известна и применяется в целях защиты жизненно важных объектов. Но, при должной переделке, это оружие можно превратить из оборонительного в наступательное.
— Дезинтегрирующие ракеты так же могут быть полезны, — Легион прекратил изображать статую и сделал пару движений, словно переминаясь на месте. — Массовый залп способен прорвать оборону Жнеца.
— Стало быть, и у нас есть чем ответить, — перечисленное вооружение не являлось чем-то неординарным на флоте и это немного успокаивало. — Приятно осознавать, что мы не беззащитны. Весь вопрос будет только в том, успеем ли мы среагировать на их появление и достойно встретить.
Голограмма СУЗИ внезапно возникла над терминалом.
— Капитан, прошу прощения. Входящий вызов от госпожи Т`Сони, максимальный приоритет.
— Спасибо, СУЗИ. Переведи вызов в мою каюту. Профессор, Легион, попробуйте оценить на основе тех данных, которые передал нам Андерсон по исследованиям материалов Жнеца и всего того, что есть среди документов «Цербера», есть ли какие-то ещё неучтённые нами возможности. Хотя бы теоретически.
Я поднялся в каюту и включил видеосвязь. Мгновенно над терминалом появилось лицо крайне встревоженной азари.
— Унклар! Хвала Богине — ты жив!
Она явно была обрадована увидеть меня.
— Я только что получила кое-что о том месте — это…
— Был Жнец.
Лиара осеклась, остановившись на полуслове.
— Нам чертовски повезло, что те, кто добрался до него первыми, запустили что-то, приведшее к местному апокалипсису, — я скинул её видео со Жнецом. — И вдвойне повезло успеть убраться оттуда до того, как всё там превратилось в адскую жаровню.
— Шепард, — молодая инопланетянка быстро пришла в себя. — Я не знала о том, что ждёт вас на этом спутнике. Один из моих людей всё-таки успел отправить сообщение, но я получила его только что.
Я медленно опустился в кресло, физическая и эмоциональная усталость накатывали с необоримой силой, больше всего хотелось скинуть одежду и растянуться в кровати.
— Ни секунды не сомневался и не сомневаюсь в том, что ты не представляла, что нас здесь ждёт. Это всего лишь издержки полевой работы. Нам сегодня очень крупно повезло.
— Везение не может быть вечным! — Мне показалось, что в глазах Лиары блеснули слёзы, но мгновением позже азари отвела их от меня и смотрела куда-то в сторону. — Во имя Богини!
Возглас, вырвавшийся у неё и прервавший фразу, не оставлял сомнений — зрелище появившегося Жнеца не оставило её равнодушной. Девушка даже чуть отодвинулась в сторону, но быстро взяла себя в руки и вернулась на место.
— Он… мёртв?
— Хочу в это верить. Если они могут выживать и после такого — нам останется только поднять вверх лапки и добровольно сдаться, — попытка улыбнуться привела лишь к тому, что лицо исказила кривая усмешка. — Лично я доставлять им такого удовольствия не намерен. Мордин, Легион и СУЗИ смогли лишь примерно оценить необходимую мощность для поражения такого объекта. Порядок вышел около мегатонны на попадание — для гарантированного вывода из боя одного Жнеца. Всего одного малого Жнеца.
Лицо Т' Сони потемнело.
— Исследователи Совета в своих докладах давали примерно похожие оценки. «Властелина» обстреливали сразу все корабли 5-го флота Альянса и оставшиеся в строю силы безопасности Цитадели. На гетов тогда был отдан приказ не отвлекаться даже при угрозе уничтожения собственного судна. Многие азари и турианцы погибли, выполняя этот приказ.
— Как и матросы Альянса.
— Да. Люди тоже отдали свои жизни ради победы, — Лиара кивнула на моё уточнение. — Но это был один большой Жнец, и у наших сил не было линкоров после выхода из боя «Пути предназначения». Оставалось лишь несколько крейсеров, фрегаты и истребительное прикрытие.
Я с удивление посмотрел на бывшую азари-археолога.
— Это не я. Серый Посредник… Бывший Посредник, — она быстро поправилась и тихо рассмеялась. — Так вот, он провёл много времени за исследованием этой битвы и сил, представленных в ней. Его оценки тоже не слишком отличаются от твоих данных. Кроме того, он вёл очень большую работу по протеанам и по всем предыдущим цивилизациям до них, выискивая всё прямо связанное с пришествием Жнецов.
Слова азари словно заставили всю усталость испариться, заставив всё тело напрячься и быть готовным к бою.
— И?
Лиара лишь покачала головой.
— Шепард, ты должен понимать — здесь безумный объём информации! Я тороплюсь, как могу, пропуская мимо всё, что можно, стараясь не замечать все найденные памятники и артефакты, за которые раньше отдала бы всё что угодно. Но наш враг подчищает все хвосты с методичностью хорошего уборщика, не оставляя после себя почти никаких весомых следов. Хотя некоторые находки показывают, что и они не безгрешны.
— Как эта штука? Может быть, это делалось специально.
Азари покачала головой.
— Нет. Вероятность нахождения одного из своих убитых составляет крайне малую величину. И тратить ресурсы на ликвидацию подобных следов вмешательства не имеет смысла. Тем более, что их опасность столь же велика, как и нахождение тех машин, что периодически откапывают шахтёры.
Она сделала небольшую пауза, снова посмотрев куда-то в сторону.
— И вполне вероятно, что эти самые находки тоже являются всего лишь частями их погибших товарищей. Во всяком случае, наш яг вполне серьёзно рассматривал такую версию. Но я сейчас имела ввиду кое-что другое, до чего у Жнецов почему-то не дошли руки. Благодаря усердию многих поколений исследователей удалось накопить много свидетельств прежних цивилизаций. Если можно так сказать.
Гримаска неудовольствия тёмным облаком прошлась по её лицу.
— Самые ранние находки, которые точно удалось идентифицировать как не принадлежащие к последующим циклам развития — все они примерно около 500 тысяч лет. Что было раньше — нам неизвестно абсолютно.
Лиара явно была готова продолжить столь вдохновенно, но, видимо вспомнив, откуда я недавно вернулся, с виноватой улыбкой остановилась.
— Прости, Унклар, но на эти темы я могу говорить вечно.
— Прекрасно помню, как ты рассказывала про протеан. В твоих рассказах они словно оживали, — я осёкся, заметив как изменилось лицо девушки, и поняв, что вспоминать времена первой «Нормандии» и всего произошедшего на ней после Иллиума вряд ли уместно. — Извини.
Азари прикусила нижнюю губу и глубоко вздохнула, опустив голову. Но буквально тут же справилась с эмоциями и спокойно продолжила, словно ничего не произошло, и она и так собиралась закончить разговор.
— Это я должна извиниться, принялась снова за свои экскурсы в историю, а тебе после операции надо отдохнуть. ВИ передаст на «Нормандию» всё, что может быть полезно, хотя и не так много, как бы мне хотелось. Может быть, СУЗИ сможет что-то найти, или у «Цербера» найдётся дополнительная информация, что сможет раскрыть мои знания. До свидания, Шепард. И… будь осторожен.
Изображение Т' Сони пропало, и голограмма погасла спустя несколько мгновений, оставив меня перед пустым терминалом.


«Рыба глубоко заглотила приманку».
Призрак достал зажигалку, щёлкнул кнопкой и отрешённо смотрел, как пламя медленно, словно нехотя, взбирается по бумаге всё выше и выше, оставляя после себя крошащуюся черную труху. Мужчина не стал дожидаться, когда огонь начнёт лизать его пальцы, и опустил догорающий остаток в пепельницу. Иногда агенты позволяли себе лишнюю сентиментальность, вроде вот таких записочек, и он, не колеблясь, отдавал приказ на ликвидацию. Но сейчас эта жалкая бумажка была единственным гарантированным способом получить всё. «Или всё проиграть», — противный внутренний голос иногда играл застарелого скептика. Усмехнувшись своим мыслям, Призрак откинулся на спинку кресла, продолжив обдумывать ситуацию и последствия. В любом случае, в игре ставки начали расти, и подниматься гораздо выше, чем кто-то иной мог бы себе позволить. Но когда на одной карте стоит выживание всего вида, его законное место во главе всей галактики — нет ничего, чем он не рискнул бы. И никого. Холодок пробежал по спине, но Джек лишь положил руки на подлокотники кресла, стискивая тёмное дерево. Ничья жизнь не могла быть выше человечества, даже его собственная. Отбросив ненужные и лишние рассуждения, Призрак выпрямился в кресле, коснувшись кончиками пальцев голоинтерфейса — пора приступать.
ВИ-помощник вывел на экран перед ним всю информацию, сгруппировав так, чтобы можно было отслеживать все изменения одновременно. Запустив несколько процессов и активировав целевую программу, человек чуть отодвинулся и оглядел всё изображение. Где-то в верхней части виднелись небольшие окошки камер наблюдения, но не они интересовали главу «Цербера». Этим займутся аналитики и досконально разберут видеозаписи после завершения операции, если понадобится — то хоть с привлечением всех мощностей базы. Сейчас важно было только одно — точнейшее соблюдение всех временных интервалов. Таймеры обратного отсчёта работали синхронно, методично отсчитывая секунды и минуты, каждый этап исполнялся, не оставляя никаких иных вариантов развития событий. Удовлетворённо кивнув головой, Харпер откинулся в кресле, доставая ещё одну сигарету — оставалось ещё несколько часов, можно было позволить себе немного расслабиться. Остальными проектами он займётся после завершения этого хода в большой игре.


— Главный насос опять хандрит.
Старший механик с проклятием отбросил промасленную тряпку, дополнив ею груду других таких же, и с трудом поднялся на ноги. Палуба и переборки в машинном отделении были покрыты тонким слоем мутной маслянистой жидкости. Его одинокий голос был еле слышен за гулом ротора.
— Если мы дотянем до ближайшего космопорта — нам уже повезёт.
Человек со злостью стукнул по металлическому кожуху кулаком, словно это в какой-то мере могло помочь в его беде. Крышка отозвалось гулким эхом, но проклятая турианская железяка ни в какую не хотела работать как надо, теряя за час по десятку литров смазки. Латанная-перелатанная посудина давно просилась на разборку, но капитан, и по совместительству единственный владелец, всё никак не мог перебороть свою жадность, заставляя его исхитряться в ремонте того, что было бы стыдно отправить на самую захудалую свалку. Ткнув грязным пальцем в липкую кнопку интеркома, Азрам вызвал мостик.
— Да?
Резкий голос капитана еле пробивался через шум механизмов.
— Мы потеряли треть всего масла и продолжаем его терять. У меня в отсеке скоро можно будет в нём плавать. Нам нужно в ближайший порт, Такаци, и чем скорее, тем лучше.
Человеку приходилось почти кричать, чтобы быть услышанным.
— ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ НА ВСЁ МАСЛО В ЭТОЙ ГАЛАКТИКЕ! — интерком взорвался бешеным воплем, хорошо слышимым даже за гулом. — Мы обязаны быть через три часа в Валтри, и мы там будем — понятно тебе или нет?! Делай что хочешь, хоть сам заливай это … масло в турбину, но снижать скорость и рисковать сроками никто не будет!
Миниатюрный японец на капитанском мостике натянуто улыбнулся своему пассажиру:
— Не беспокойтесь, мистер Торльфссон, моё судно даст фору любой посудине в секторе. Алкинс гений, он сможет заставить работать даже то, что кварианцы выбросят на свалку, так что никаких задержек в пути, как я вам и обещал.
Капитан бросил взгляд на старинные наручные часы.
— Через шесть часов мы пристыку…
Человек не успел договорить, как весь корпус судна вздрогнул, заставив обоих находившихся на капитанском мостике схватится за первую попавшуюся под руку опору, чтобы не упасть на настил палубы. Потолочные лампы разом погасли, вслед за ними отключились дополнительные терминалы, лишь экран главного компьютера продолжал работать, освещая призрачными отблесками отсек. Японец хотел было обругать своего механика, но вспомнил, что сам запретил восстанавливать аварийное освещение. Тогда это казалось ему лишней тратой кредитов.
— Какого чёрта…, — Такаци, еле попадая дрожащими руками в нужные кнопки, запросил ВИ о состоянии судна.
— Пробоина прочного корпуса, разгерметизация грузового трюма, разгерметизация реакторного отделения, реактор заглушён, двигатель заглушён, ядро запитано от резервного источника питания. Оставшееся время работы от батарей — двадцать минут.
Судно снова вздрогнуло, но не так сильно как в первый раз. Такаци рефлекторно схватился за стол, но тут же взял себя в руки и повернулся к своему пассажиру, ещё не представляя, что будет ему говорить. Сильные пальцы схватили его за горло.
— Ты говорил, что у твоей поганой посудины достаточно мощные щиты, чтобы лететь этим маршрутом, — Такаци пытался судорожно разжать железную хватку, чтобы сделать малейший вдох. — Моли всех своих богов, если ты в них веришь, что твой механик починит эту кучу дерьма, и мы прибудем вовремя. Иначе вы оба проклянёте тот день, когда твоя шл…
Договорить он не успел, среагировав на движение створок люка, и отшвырнул капитана в сторону, одновременно выхватывая из кобуры пистолет. Отсек мгновенно наполнился грохотом стрельбы, впрочем, довольно быстро затихшей.
Полусидя у переборки, опираясь одной рукой на палубу и держась второй за смятое горло, Такаци с ужасом смотрел на странные, нечеловеческие фигуры в бронескафандрах с затемнёнными забралами. Он не сразу признал в них турианцев, тем более что за всю свою жизнь, проведённую в разных удалённых местах Галактики, ему до сих пор не приходилось встречаться с представителями Флота Иерархии. Да и отвести взгляд от дула оружия, направленного ему в голову, было довольно затруднительно. Двое десантников подхватили обмякшее тело его пассажира и потащили к выходу, командир штурмовой группы шагнул к единственному оставшемуся в живых человеку.
— Имя, звание.
Автоматический переводчик не мог передать всех повелительных интонаций прозвучавшего приказа, но Такаци мгновенно ощутил, что малейшее промедление и один-единственный выстрел докончит начатый абордаж.
— Такихомори Такаци, владелец и капитан «Хоси», частный предприниматель, — он с трудом прохрипел ответ, надеясь, что нашивка Флота Палавена настоящая, и он не попался в руки одной из шаек пиратов и работорговцев Предела.
Его ответ явно не устроил офицера, и бронированный ботинок с противным хрустом раздавил его кисть, заставив взвыть от боли.
— Твой наниматель — компания-прикрытие отделения человеческой террористической организации, твой пассажир — полевой высокопоставленный агент, везущий какое-то оружие для проведения теракта. И ты будешь мне доказывать, что ты не работаешь вместе с ним? Ещё раз спрашиваю по-хорошему: твоё звание в «Цербере», ублюдок.
Боль оглушала несчастного капитана, но вряд ли кто-то здесь мог ему посочувствовать.
— Я не работаю на «Цербер»! — Горло с трудом позволяло ему говорить достаточно громко, чтобы не вызвать ещё больший гнев десантников. — Я ничего не знаю! Меня наняли для доставки груза и пассажира в космопорт Валтри, посадочный пирс два, док-площадка шесть! В компьютере всё есть, я ничего не знаю ни про ваш проклятый «Цербер», ни про какое-то оружие!
Тяжеленная нога турианца, словно пригвоздившая его раздробленную кисть к палубе начала медлено поворачиваться, словно растирая мерзкого жука, заставляя сломанные кости тереться друг об друга и разрывать мягкие ткани вокруг. Такаци орал от боли, пытаясь хоть как-то оттолкнуть ногу турианца, но удар приклада в голову снял малейшие надежды хоть как-то облегчить своё состояние.
— Я ничего не знаю…
Человек уже лишь хныкал, не надеясь ни на что. Он был бы рад никогда не связывать с этим контрактом, никогда не видеть ни этого проклятого пассажира, ни турианцев, пришедших за его головой.
— Один контейнер! — Кости продолжали медленно смещаться, вызывая непереносимую боль. — Трюм! Он в трюме! Металлический ящик! За фальшпанелью с терминалом! Код для открытия 8–0-1–4!
Командир прекратил размазывать об палубу руку человека, дожидаясь ответа от своих людей. Видимо он его успокоил, и инопланетник отступил на шаг назад.
— В следующий раз, человек, ты будешь разборчивее в том, на кого собираешься работать.
Такихомори слышал его словно сквозь толстый слой ткани — какой-то далёкий, еле различимый, но всё равно страшный, голос, вещающий ему некое предупреждение. Он сидел, забившись как можно глубже в угол между переборкой и шпангоутом, сжавшись и баюкая искалеченную руку. Внезапно рядом с ним что-то упало, и он вздрогнул, желая слиться с металлом и пытаясь прикрыть голову уцелевшей рукой. Скрипнули бронированные ботинки скафандра, и турианец ушёл, оставив его одного, но человек даже не пошевелился, боясь что его просто пристрелят, если он попробует вздохнуть поглубже. Но тянулись минуты, ничего не происходило, и Такаци осмелился приподнять голову. В этот же момент по корпусу прошла лёгкая вибрация, заставившая его снова сжаться, но всё сразу стихло.
Он не сразу понял, что эта вибрация была сигналом того, что турианский корабль отстыковался от шлюза его судна и наконец-то оставил «Хоси» и её экипаж одних. Без пассажира, без груза — и без смертельно опасного, как оказалось, контракта. Взгляд наткнулся на упаковку с панацелином, валяющуюся на палубе рядом с ним. Судя по маркировке, он подходил для азари, саларианцев и людей. С трудом подняв её, капитан зубами разорвал тонкий пластик, вытянул шприц и, закричав от боли, воткнул иглу в искалеченную ладонь. Боль стала стихать почти сразу, и он доковылял до своего кресла. На глаза попался по-прежнему светившийся экран главного терминала, всё также отсчитывающего время работы ядра от батарей.
Такихомори не верил своим глазам — на весь штурм и допрос ушло всего пятнадцать минут, показавшиеся ему целой вечностью. Прошипев проклятия на головы всем, человек левой рукой снял с шеи ключ и открыл небольшой сейф, вмонтированный переборку. Он никогда не доверял банковским ячейкам, предполагая, что будет гораздо сохраннее держать всё ценное рядом с собой. Вытащив шкатулку, выполненную на далёкой родине предков, Такаци запер замок и как можно быстрее прошёл к небольшому люку. «Хоси» было бессмысленно спасать: она не окупила бы тех кредитов, которые запросили бы только за буксировку её в док. Обведя напоследок ставший уже таким родным капитанский мостик его бывшего судна, человек решительно дёрнул ручку аварийной капсулы. Немного жаль, что он не сможет заполучить все кредиты по последнему контракту, промелькнула крамольная мысль, но бывший капитан постарался как можно быстрее изгнать её — он смог уцелеть в переделке и был тому более чем счастлив. Не стоило гневить духов своей чёрной неблагодарностью.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (4)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

3   
Я так полагаю,что продолжения ждать не стоит?
unklar
4   
Не верное предположение smile Но, к моему сожалению, говорить о времени выхода следчасти я пока не могу - она написана не полностью. До мая постараюсь - но раньше вряд ли.
ArtSnur_vas_Liveron
2   
Дождались... Спасибо., Унклар, за новую главу) С нетерпением жду продолжения!
tinni
1   
Спасибо за продолжение!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!