Жизнь после Циклов. Глава 3


Жанр: экшн, приключения, драма;
Персонажи: Вега, Эшли, Гаррус, Заид, Ария;
Аннотация: "Нормандия"; Омега;
Статус: в процессе;
Примечание: продолжение "Фантазии о концовке трилогии Mass Effect". Прошло три года после Второй битвы за Цитадель. Галактика медленно оправляется после разрушительной войны со Жнецами.


Джеймс неистово лупил боксерскую грушу, тщетно пытаясь хоть немного снять напряжение после боя. За время войны со Жнецами он повидал всякое, но тем не было никакого проку от судов примитивных органиков, так что в абордаж они не ходили. А, по скромному мнению Веги, худшие из жестокостей боя вершились именно в абордаже. Одна сторона дралась с упорством обреченных, прижатая к стенке, а вторая любой ценой, практически всегда лишенная подкреплений, прорывалась к масс-ядру и мостику. Задача атакующих, как в случае Веги, серьезно усложнялась необходимостью взять корабль относительно целым. Пираты же, лишенные надежды сбежать, не были скованы подобными ограничениями. К тому же пленными их традиционно не брали и в лучшие времена. Сейчас же, когда разгул пиратства довел власти до ручки, с ним и вовсе никто не думал церемониться.
Но платить за все, как обычно, пришлось космической пехоте. Вега, нанеся очередной удар, поморщился от свежих воспоминаний. СУЗИ сумела отключить гравитацию и системы жизнеобеспечения на батарианском фрегате, и бойцы с «Нормандии» воевали в темноте и тишине, разбавленной только глухим уханьем магнитных ботинок, собственным дыханием и переговорами по внутренней связи. Время от времени десантники замечали тела пиратов, не успевших загерметизировать броню и примагнититься к палубе. Темные коридоры периодически освещались вспышками дульного пламени и взрывами гранат, а когда десант мог сократить дистанцию, сержант Хироши, немногословный и мрачный японец с Окинавы, пускал в ход свой огнемет. Специальная разработка, предназначенная для применения на некислородных мирах и в безвоздушных пространствах. Окислитель поступал из отдельного баллона и встречался с огнесмесью в специальной камере перед выбросом. Так странно было смотреть, как враги корчатся в пламени и кричат в полной тишине, ведь отсутствие воздуха милосердно избавляло уши от их криков. Военжуров никто и не думал извещать об этой операции, поэтому в выборе средств поражения цели космопехи не стеснялись.
Они едва успели прорваться к ядру, прежде чем батарианцы смогли перегрузить его, превратив свое судно в братскую могилу. Но ценой этому стали жизни двоих бойцов десанта, еще двое были ранены.
Дальше был прорыв к мостику. Уцелевшие пираты, понимая, что деваться некуда, и даже подрыв корабля не удался, стремились продать свои жизни как можно дороже. По законам жанра, капитан должен был ждать Джеймса на мостике, произнести пафосную, исполненную горечи и гнева речь о том, как совсем недавно они плечом к плечу сражались и одолели Жнецов, о надежде на возрождение батарского народа, о том, как эта надежда была втоптана в грязь Советом. Но в действительности ничего этого не произошло. Видимо, не желая погибать от рук солдат ненавистного Альянса, капитан подорвал себя связкой гранат вместе со всем мостиком, уничтожив почти все пульты и консоли управления. Однако миссия, как и та, по сбору информации о Коллекционерах, была выполнена. «Натиск» был успешно захвачен. Конечно, его мостику был нужен ремонт, но системы управления, двигательная и реакторная группа, а также масс-ядро были практически не повреждены. Фрегат отбуксируют в сухой док, и там инженеры приведут его в форму. Джеймс нанес последний богатырский удар груше, и отвернулся, вытирая пот с лица. Рядом с ним стояла Эшли.
— Как раненые? — спросил он своего командира.
— Доктор Чаквас говорит, что Ву и Мартинес поправятся через несколько месяцев. Караян почти потерял ногу, его отправят в госпиталь на Арктуре. Шмидт, к сожалению, потерял оба глаза, Чаквас сделала, что могла, но повреждения были слишком сильны, — невесело ответила Уильямс.
— Такими темпами у нас будет огромный флот из кораблей-призраков, — в тон ей ответил Вега.
— Я читала твой отчет, Джим. Даже несмотря на помощь СУЗИ, вы превосходно справились. Пиратов было чуть больше, чем вас, им было нечего терять, это был их корабль, но вы потеряли лишь четверых.
Вега лишь покачал головой. Эшли, видя это, подбавила в голос стали:
— Ступайте в командирскую каюту, примите душ и ложитесь спать, лейтенант-коммандер Вега. Это приказ.
— Есть, мэм, — отсалютовал Джеймс и направился к лифту.

***

Ретранслятор системы Сарабарик вспыхнул, выплевывая несколько боевых кораблей, похожих на хищных птиц, с головой выдавая их принадлежность к ВКС Иерархии. Затем еще несколько. И еще, но на этот раз несущих бело-синюю раскраску ВКС Альянса. За ними последовали изящные, обтекаемые суда азари. Наконец, к ним присоединились корабли саларианцев, немедленно окутавшие союзников роями беспилотных дронов.
На палубах собравшихся кораблей десятки опытных бойцов готовились к бою. Готовились принести возмездие беззаконной Омеге, огнем и мечом очистить ее от пиратской мрази. Кровь и страдания тысяч невинных эхом отдавались в душах солдат и офицеров, взывая к отмщению, им вторили стоны бесчисленных невольников, цепями прикованных к своим инструментам в шахтах Омеги, наполняя сердца праведным гневом. Нечестивцы будут наказаны, угнетенные освобождены, грешная королева Омеги будет сброшена со своего кровавого трона.
По крайней мере, так бы об этом говорили поэты. Нечто похожее, возможно, войдет в школьные учебники истории. Но реальность, как обычно бывает в таких случаях, была далеко не так проста.
Державами Совета двигала жесткая необходимость. Омега превратилась в пиратское гнездо, налеты на транспортные суда и колонии не способствовали стабилизации экономики, пребывавшей в, мягко говоря, рецессии. Сочной вишенкой на тортике были шахты с нулевым элементом — основой богатства в галактике. Омегу намеревались зачистить от недоговороспособных беспредельщиков, а выживших помиловать, заменив смертный приговор на пожизненную каторгу в этих самых шахтах. Впоследствии союзные силы предполагали и вовсе покинуть станцию, оставив ее в руках лидера, способного держать поредевшее поголовье отребья в узде и исправно переводить державам Совета долю прибыли от продажи нулевого элемента. А поскольку Омега оставалась вне правового поля Совета, он мог оставаться близорук к тому, что творилось на ее палубах и за счет кого пополняется дешевая, бесправная рабочая сила в шахтах — основа капиталистической экономики. История развивается по спирали, и умиротворение Омеги проходило в полном соответствии с тем, как оседлые государства вели дела с пиратами и кочевниками со времен Древнего Рима.

Гаррус прильнул к прицелу своего верного «Богомола» и еще раз обвел взглядом место, где он и его люди подготовили засаду. Практически идеальный огневой мешок, простреливаемый с двух сторон. И это не считая противопехотных мин, расположенных в ключевых местах, через которые деморализованный противник попытается дать деру. Оставалось только ждать, и Вакариан позволил себе задуматься, как же он дошел до жизни такой. Казалось бы, еще вчера он был советником примарха, нес службу на борту «Нормандии», дрался со Жнецами по всей галактике плечом к плечу со своим лучшим другом, Шепардом. А сейчас тот застрял послом аж на Раннохе, а он, Гаррус, вновь сидит в засаде на грязных, пропахших отчаянием и нечистой совестью палубах Омеги. Но в этот раз он здесь не ради личного крестового похода. В этот раз его направила Иерархия. Гаррус отчетливо помнил разговор с примархом:
— Мы должны разобраться с пиратами, Вакариан. А Омега стала их ключевой базой. Зачистим ее, и пиратство сразу станет куда менее досаждающей проблемой.
— Проще сказать, чем сделать, сэр. Если верить данным разведки, «Цербер» значительно улучшил защитные системы станции. И это не считая собственного флота Арии, кораблей пиратских капитанов, и астероидного поля. Крупными кораблями особенно не повоюешь. Проще говоря, я не верю, что вы предлагаете пойти в лоб. Значит, у вас есть какой-то план
— Само собой. Как говорил один из древних царей землян, ни одна крепость не может считаться неприступной, если через ее ворота может пройти ишак, нагруженный золотом, — усмехнулся Виктус. — Вот для чего мне нужны вы, Вакариан. Вы должны будете тайно попасть на станцию и вступить в контакт с Арией. Сообщите ей, что если она окажет содействие, то сможет сохранить Омегу… на определенных условиях.
— А мы не можем просто раз и навсегда прикрыть эту лавочку, взяв Омегу под постоянный контроль? Хотя бы под общим мандатом Совета? Сделать ее местом, где соблюдается закон и поддерживается порядок? — заговорили в Гаррусе остатки жажды справедливости
— Ни у кого из крупных игроков нет желания тратить уйму ресурсов на перечисленные вами вещи, а также реновацию шахтерского оборудования и постоянную необходимость обороняться от половины Терминуса — это просто невыгодно, — парировал примарх.
Мандибулы Гарруса гневно дернулись, но он лишь кивнул. Виктус был прав: добро и справедливость имели мало общего с необходимостью, а задуманная им операция и вправду могла увенчаться успехом и спасти много невинных жизней. Разумеется, далеко не все. Но война со Жнецами, и ужасные в своей бездушной расчетливости решения, которые им приходилось принимать, избавили Вакариана от иллюзий. А Виктус и был назначен примархом в том числе за умение, если этого требовала цель, пренебрегать условностями, приличиями и недовольством ортодоксов из Генштаба.
Даже коалиция держав Совета не могла выделить достаточно сил для успешного нападения в лоб на целый флот из пиратских судов, постоянно прибывающих на Омеге, даже с учетом содействия Арии. Поэтому была пущена дезинформация о большом конвое, тайно перевозящем артефакты Жнецов, за которые на черном рынке по-прежнему выкладывали огромные суммы. Это должно было увести многих пиратских капитанов прочь от Омеги туда, где вместо богатой добычи их уже ждал теплый прием. Эти сведения пираты получили от самого надежного источника в галактике, лучшего торговца информацией в истории — Серого Посредника.
Гаррус отвлекся от воспоминаний и взглянул на показания хронометра. До прибытия флота оставалось еще несколько минут. Не было нужды запрашивать доклады командиров групп, все они, в том числе и Заид, все еще не придумавший, как отойти от дел, и так прекрасно знали свое дело. Слава Архангела еще не успела окончательно померкнуть, и многие охотно присоединились к Гаррусу, который со по всем артистизмом, присущим его натуре, в течение нескольких месяцев не давал покоя пиратам, заполонившим станцию, отвлекал их внимание на себя, не давал им спокойно вздохнуть и оглянуться по сторонам. И когда день гнева, наконец, настал, все взоры были обращены совсем не в ту сторону, откуда пришло возмездие.
По всей станции взвыли сирены, пираты и наемники торопливо покидали объятья работниц сферы досуга, облачались в броню и спешили к своим судам. Прямо туда, где их уже ждали. Загрохотали выстрелы, заревели взрывы, немногие уцелевшие бежали кто куда, но ловушки были подготовлены на совесть. А тех, кто каким-то чудом сумел улизнуть, уже ждали «Когти». Банда, ставшая чем-то вроде милиции Омеги, с готовностью поддержала идею генеральной уборки на станции, так что в решающий момент они знали, что им делать.
Немногие пиратские корабли, оставшиеся на станции, торопливо расстыковывались и снимались с мест, только чтобы получить выстрелы в спину от оказавшейся совсем не дружественной оборонительной системы станции. Ее операторы намеренно вели огонь по маршевым двигателям, стремясь лишь обездвижить цели. Лишенные прикрытия и хода, пиратские суда оказались легкой добычей дронов и палубных судов союзной эскадры, и системы ПОИСК пиратов бессильно смолкали, открывая путь абордажным челнокам. Немногочисленные вахты, оставшиеся на борту, не могли эффективно противостоять абордажу. Бои не продлились слишком долго.
Через некоторое время Гаррус уже сидел напротив Арии на ее любимом диване в «Загробной жизни». Клуб словно бы и не заметил никаких перемен, только посетителей стало чуть меньше.
Ария выглядела почти довольной. Хоть ей и пришлось принять помощь, чтобы вернуть власть над станцией, но теперь Омега вновь принадлежала ей. И потом, ни один солдат так и не ступил на борт станции, так что рана, нанесенная гордости матриарха, оказалась не столь велика. К тому же Ария не прожила бы сотни лет, не будучи прагматиком. Так что, когда детали дальнейшего сотрудничества были обговорены, она даже позволила себе улыбнуться. В конце концов, бизнес есть бизнес.

— Было приятно поработать вместе. В этот раз ты даже не разнес мне пол-станции, — из уст Арии это звучало как комплимент.

— Ну, знаешь, как говорится у землян: «Бог любит троицу», — в словах Вакариана, тоне, каким они были сказаны, внимательный собеседник мог прочесть предостережение.

— Не хотелось бы. Третьего пришествия Архангела Омега может не пережить. Или он. Или они оба, — в свою очередь спрятала предупреждение в шутливом тоне матриарх. Затем жестом руки дала понять, что аудиенция окончена.
Найдя Заида, Гаррус решил пропустить пару стаканчиков в честь успешного завершения операции, а заодно и чтобы взбодрить старого наемника. Тот все не мог окончательно смириться с тем, что Самара отвергла все его ухаживания и улетела на Лессус, присматривать на своей дочерью.
«Я задолжала своим дочерям столетия, Заид Массани. Я поклялась остаться с Фалерой, если выживу в войне со Жнецами. Мне очень жаль». Звучный, сильный голос юстицара словно все еще отдавался эхом в сознании старого наемника.
— Эх, такая женщина, Гаррус. Единственная, кто понимала меня без слов, как Джесси, — в который раз за вечер пожаловался Заид, опрокидывая очередной стакан.
— Ну, не переживай ты так. Самара была не последней азари-матриархом с неоднозначным прошлым. В конце концов, еще осталась Ария. Да и мама Лиары вроде бы еще свободна, — Гаррус, как всегда, блистал остроумием.
Заид лишь угрюмо посмотрел на него, но Вакариан был готов поклясться, что краешек рта Массани чуть дернулся в улыбке. Гаррус позволил себе немного расслабиться. Надо бы послать весточку на Раннох. Шепард и Тали еще полгода назад звали его на новоселье, а он все так и не сподобился нанести им визит.

Отредактировано: Архимедовна.
 

Комментарии (5)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

5   
Я рад, что у меня есть читатели, которые ценят мое внимание к деталям. В частности, из реплик Арии можно сделать вывод, что Шепард не помогал ей возвращать Омегу, т.к. иначе она бы об этом вспомнила. Более того, Шепард точно не стал бы делать это в одиночку, он бы позвал команду. А значит, Ария не говорила бы о вмешательстве Гарруса как о втором пришествии Архангела. Просто в моей трактовке Шеп - вдохновитель, лидер и дипломат, на поле боя сильный прежде всего своей командой, а не как терминатор сам по себе. Да, как и всякий выпускник N7, он выдающийся боец, командир и оперативник, но сомневаюсь, что Ария стала бы звать на помощь его одного, полагая, что он в одиночку может что-то поменять.
LeViTeD
3   
Действительно радует наличие мелочей и отсылок. Читать очень приятно smile

Задумку с огнеметом сами придумали? Или есть материалы в интернете?
4   
Спасибо. Нет, просто подумал, что огнемет космопехоты, которая воюет там, где скажут, а не только там, где есть кислород, должен быть независим от окислителя, берущегося из атмосферы, а значит, иметь его с собой.
system_nick1
1   
Годнота.

Но, как мне кажется, слишком много земных поговорок от не-землян. Я конечно понимаю, что взаимосплетение культур, но не верю, что у турианцев, прирожденных воинов, не было своего ишака с золотом.
2   
Возможно, но для создания турианского аналога пословицы пришлось бы придумывать турианского ишака и полководца. Некоторые авторы, вроде Унклара, хорошо умеют придумывать недостающие детали вымышленных культур, такие, как имена и названия блюд. Но я так пока не умею).