Afterlife. Статус кв(о). Глава 15 (часть 3). Расследование


Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Весь экипаж "Салима" снова оказывается в изоляции, виртуальные проекции тихо ненавидят друг друга, а Вайлет, наконец, оглашает имя преступника.
 
 
 

Кают-компания «Салима» на удивление невелика, особенно в перерасчете на размеры судна. Невозможно представить здесь полсотни человек штатного экипажа, да и нынешний уполовиненный состав уместился в помещении еле-еле. Хоть кварианцы и меньше среднестатистического человека, все-таки двадцать восемь персон, не считая габаритной дамочки с Земли (или с Марса?) и четырех спасателей в полном инженерном облачении — для столь маленького помещения это перебор. 
Когда-то в самом центре помещения стоял большой круглый стол, за которым в тесноте, да не в обиде мог поместиться штатный экипаж космического буксира — восемь человеческих астронавтов. Над столом нависал усеченный восьмигранник дисплейного модуля. Словом, все по стандартному дизайну серии «Марине» от когда-то крупнейшей астрокосмической компании «Вейланд-Ютани» — ныне лишь одной из составных частей всемогущего ЕАСО. 
Вовзращаясь к обстановке внутри кают-компании — примитивный дисплейный модуль еще лет сто назад сменила изящная люстра голографического проектора, а «диванное кольцо» раздалось вширь и разбившись на четыре сектора по три места на каждом. Перед каждым сектором смонтированы самовыдвигающиеся столешницы, сегодня собранные заподлицо с уровнем пола. 
Датто оглядел присутствующих. Пожалуй, весь экипаж грузовика в полном составе. Не хватает разве что влюбленной парочки — вот уж головная боль так головная боль! Капитан решительно не знал, что делать с Полани и Нико, чей роман благополучно прошел стадию первого секса и, к огромному удивлению Датто’Мессы, даже не грозил распадаться из-за очевидных последствий для здоровья девушки. Разумеется, Датто внимательно следил за медицинскими показаниями машгора Полани, но похоже, у младшей из Альтис просто фантастическое здоровье — ему бы такое до операции по генетической коррекции! Надо будет как бы невзначай поговорить с девочкой о направлении на аналогичную процедуру — за счет средств корабля, конечно. Тем более, для Полани операция будет куда менее затяжной и болезненной, чем в свое время для него. 
Вайлет Блад. 
Ох уж, эта Вайлет. Капитан и восхищался этой женщиной, и откровенно боялся бывшего полицейского, еще ранее — космического пехотинца. Досье на Блад, подробное, насколько это вообще возможно по каналам Флота, Датто получил буквально вчера. В общем-то, ничего в нем такого шокирующего не было, разве что открытием стал интерес к этой женщине со стороны марсианской Миссии азари. Здесь данные дробились, но Датто понял, что «почти комиссар» имела какие-то весьма тесные отношения с кем-то из голубокожих. Знакомство Блад одновременно с матриархом Этитой и доктором Пассанте говорило о многом. Ни резкая, как разгерметизация отсека, матриарх Этита, ни скользкая, как хвост бош’тета, Айнора Пассанте, и близко не подпустят к себе того, кто уже не имеет очень близких отношений с кем-то из азари. 
Кроме Спектра от человечества, присутствовала в кают-компании и Спектр от кварианцев. Речь, разумеется, о сэре Таре’Олли. Паладин спокойно, даже как-то меланхолично похлопывала ладонью по своему шикарному бедру, ожидая, когда Блад огласит повод собрать в одном помещении весь экипаж, а еще аж целых четырех спасателей с безымянного бота. Уж непонятно, случайно или нет, но среди них ни одного кварианца. Все четыре — люди в новомодных земных инженерных костюмах космических инженеров. С той поправкой, что эти ИКСы — высшей степени защиты, упакованные в просто непробиваемые масс-поля и с развитой системой кинетического контроля. Короче говоря, если спасатели в чем-то и уступали спецназу человеческого космодесанта, так это лишь в оружии. Его инженеры КЧС не носили, но в тесном помещении кают-компании штатные кинетические манипуляторы спасателей могли навести шороху даже больше, чем четыре тяжелых пулемета. Это не говоря о полном комплекте технических умений, подвешенных на программах быстрого вызова микросборщика. 
Лица всех четырех спрятаны за безликими масками технического зрения, радиомодули заглушены, наспинные реакторы в полной готовности. Два спасателя перекрывают коридор в БИЦ, еще по одному закрывают своими громоздкими и обманчиво мягкими костюмами проходы к центральному и левому боковому лифтовым тоннелям. Комиссар Вайлет Блад, очевидно, очень серьезно подготовилась к сегодняшней утренней беседе. 
— Все собрались? — наконец, произнесла Вайлет. 
Датто снова посчитал коллектив по головам, и утвердительно кивнул. 
— Все, за исключением инженера-программиста Полани’Альтис и временно трудоустроенного инженера двигательной секции Николаса Вольфберга. 
Полное имя человека далось капитану не без труда, но все же Датто сумел с первой попытки выговорить его безошибочно, чем заслужил одобрительный кивок комиссара по этике. 
— Тогда позвольте мне огласить повод нашего собрания. 
— Да уж, будьте так добры, — буркнул главный инженер. Его буквально выдернули из кибернетического центра, где он со своими ребятами готовился к старту центрального процессора. Неудивительно, что Мардеш’Гора проявлял все признаки недовольства. 
— Датто, вы позволите начать? — обратилась к капитану Вайлет. 
Мужчина кивнул. 
Полученные час назад инструкции, не раскрывая всего, тем не менее, давали ему понять, что Вайлет готовится отрапортовать о завершении расследования. Очевидно, совсем скоро они все узнают имя преступника. Того, кто убил голубокожую. 
Датто не имел ничего против азари, но относился к ним с настороженностью, а главное, никаким образом не сочувствовал расе, породившей убийцу и, мало того, доверившей этому убийце одно из самых мощных орудий уничтожения, что появлялись в Галактике — новейший азарийский дредноут. У Датто’Мессы не было ни одного родственника на тех двадцати шести кораблях, но он был кварианцем, и никак не мог оправдать азари. Даже понять не мог, если уж совсем честно. Впрочем, мало кто может похвастаться тем, что вообще близок к пониманию голубокожих долгожителей. 
Вайлет Блад отвернулась от капитана. 
— Тогда прошу внимания, — произнесла женщина, чуть повысив голос. — В рамках полномочий комиссара по этике третьего ранга, а также следователя межрасового трибунала, должность которого делегирована мне единогласным решением Коллегии адмиралов, Президиума Ассамблеи и Совета Матриархов, я объявляю это собрание закрытым слушанием по делу убийства гражданки Автономии Титан Иланы Барриус. 
— Протест, — произнесла Тара. 
Все повернулись в сторону паладина. Женщина лениво пожала плечами и, глядя только на Вайлет, сказала: 
— Илана Барриус не является гражданкой Автономии Титан. Соглашение о признании автономии было подписано людьми и азари уже после того, как Барриус замороженным овощем летела на своем кораблике. Фактически, она понятия не имела ни о каком соглашении. Кроме того, оно до сих пор не подписано Коллегией адмиралов. И любой кварианец, например я, совершенно не обязан считать азари полноправным членом семьи народов Солнечной системы. 
— Тара, вы протестуете против буквы или духа? — спросила Вайлет и уточнила: — В смысле, вам не нравится определение процесса? 
— Я против этой вашей судебной бюрократии, комиссар, — Тара улыбнулась почти по-человечески широко. Одним предкам ведомо, чего это стоило мимическим мышцам кварианки. — Давайте без формализма, а? Без этих идиотских протокольных фраз. У нас тут тесная, сплоченная компания. Оставьте бюрократию волусам, если они еще где-нибудь водятся, конечно. 
— Хорошо, — Блад кивнула паладину. — Тогда неформально. А неформально так — мы собрались тут, чтобы я назвала вам убийцу азари. Знаю, что мало кто из присутствующих с очевидной приязнью относился к покойной, но преступление есть преступление. И более того, оно классифицируется как межрасовое, а потому расследованием данного печального факта может заниматься либо представитель народа, к коему относился потерпевший, либо представитель нейтральной расы. В виду отсутствия тут азари, следствие веду я. Это всем понятно? Возражений или, как их там, протестов, ни у кого нет? 
Возражений или протестов ни у кого не было. Несколько кварианцев, услышав о цели собрания, собрались и буквально ели глазами следователя, остальные же, включая Мардеша и Тару, лишь уселись поудобнее. Главный инженер, похоже, смирился с тем, что его оторвали от дел всерьез и надолго. 
— Датто, — Вайлет обратилась к капитану. — Пока я не врубила нулификатор, вы можете позвать Полани и Нико? Я бы хотела их видеть тоже. 
— Подозреваете кого-то из них? — хихикнула паладин. 
— Нет, — Блад покачала головой. — Просто хочу обезопаситься от различных пакостей. Всегда случаются пакости. Вам ли не знать, паладин. 
Тара неопределенно подвигала плечами, то ли соглашаясь, то ли сомневаясь в словах комиссара. 
Датто активировал систему локации по данным инструметронов влюбленной парочки. Увиденное его не удивило, хотя и немножко напрягло. Если так пойдет и дальше, Полани рискует все-таки свалиться с инфекцией, несмотря на имуноблокираторы и свой аномально высокий уровень бактериальной толерантности. 
— Ну что, капитан? 
— Э-э-э... 
Датто в нерешительности почесал подбородок. 
— Я думаю, нам лучше оставить ребят в покое. 
— Понятно, — вздохнула Вайлет. — Ладно, их дело молодое. Я надеюсь, они хоть на «Салиме»? 
— Разумеется, — подтвердил Датто. — А как же еще? Отсюда до каюты Нико всего четыре минуты. Если будет нужно, вызовем. 
— Хорошо, тогда начнем, пожалуй. 
Блад активировала свой собственный инструметрон, набрала какую-то долгую, на полминуты комбинацию, после чего прибор капитана услужливо расцвел разноцветьем предупредительных сигналов. Датто вгляделся в показания на голографическом экране перед глазами и, выражаясь человеческим языком, нахмурился. 
Неизвестно, как ей это удалось, но Вайлет заблокировала его инструметрону все функции связи и, главное, микросборки! То есть по факту, в распоряжении капитана осталась только дорогущая железка с развлекательными функциями, и ничего больше. Судя по возмущенному гомону в кают-компании, тот же самый фокус комиссар проделала и с инструметронами остальных. 
— Какого бош’тета! — воскликнул кто-то у стены. — У меня сдох инструметрон! 
— У меня тоже! 
— И у меня! 
— Это что, человек сделал? — раздался голос одного из парней Мардеша. 
— Комиссар, а вы не слишком ли много на себя берете? — спокойно, без тени нервозности поинтересовалась Тара’Олли. — Вообще-то, это можно классифицировать как умышленный саботаж против электронных систем корабля. 
Гомон в кают-компании, чуть приутихший, пока говорила паладин, снова начал нарастать. Кто-то из молодых судорожно пытался возобновить функции незаменимого устройства, но, судя по проклятиям на хелише, тщетно. 
— Спокойно! — подняла голос Блад. — Я не сказала никому из вас самого интересного. Вернее, почти никому — об этом знает та, кому сейчас совершенно точно не до экипажа. 
Вайлет чему-то улыбнулась и, дождавшись относительной тишины, продолжила: 
— У меня на руках патент паладина-регулятора, господа. Все знают, что это такое? 
— Что? — Мардеш аж привстал с дивана. — Вы что несете, комиссар? Капитан, о чем это она? 
Вайлет повернулась к главному инженеру. 
— Ну да, — произнесла человек. — Не верите, спросите капитана. 
— Датто, это так? — со своего места поинтересовалась паладин. Похоже, услышанное Тару не особо обеспокоило. Хотя должно было, как-никак она тоже паладин. И теперь получалось, что автоматически поступала в полное и беспрекословное подчинение человеку. 
Капитан нехотя, надо признать, но все-таки утвердительно кивнул. 
— Все верно, друзья, — произнес он. — Коллегия адмиралов согласовала с Ассамблеей передачу нашей гостье патента паладина-регулятора. 
— Бош’тет и все его пасти, — послышалось откуда-то от стены на хелише. — Это что же у нас тут случилось-то тогда... 
Гомон, ранее чуть было спавший, снова возобновился по нарастающей. Наверное, что-то похожее было во время памятного суда над Тали’Зора — на «Райе», в присутствии адмиралов Кориса, Герреля, Зен и Раан. 
Признаться, самому Датто было очень не по душе решение Коллегии. Оставив за скобками то, что такие решения в принципе выдаются раз в тридцать лет, а то и реже, было крайне странно слышать постановление, одаривающее сверхполномочиями чужака, да еще даже не приступившего толком к работе на Комиссию по этике! Или у Вайлет какие-то воистину чудовищной силы покровители среди людей, сумевшие надавить на Орден и Коллегию, или же дело действительно куда противнее, чем банальное убийство азари. 
Хотя какая уж там банальность! Подобного, то есть убийства азари на космическом корабле кварианцев, не случалось за все время, что помнил Датто. А скорее, вообще никогда не случалось. 
Даже странно, что «Салим» до сих пор не окружен десантными судами голубокожих. Лишенные боевого флота в обмен на Титан, азари теперь орудовали исключительно легко вооруженными десантными транспортами, но мало кому из боевых адмиралов Флота улыбалось оказаться один на один против единственного десантного транспорта азари. Отряд коммандос голубокожих был способен взять на абордаж корабль любого размера и боевой мощи. Пример такого подхода азари продемонстрировали буквально пару лет назад, когда два взвода космических коммандос в девять минут овладели новейшим крейсером «Дориан Грей». Да, это было в рамках совместных человеко-азарийских учений по отражению террористической угрозы, но, судя по взбучке, устроенной после некоторым генералам ВКСА, сами люди не ожидали такой эффективности старого, в общем-то, метода в исполнении азарийских боевых девчонок. 
— Прошу спокойствия! — Вайлет подняла руку, привлекая к себе внимание. — Пожалуйста, без паники. Чуть позже вы поймете, с чего такой бабах по вашей неокрепшей психике. 
— Госпожа комиссар Блад! — возмущенно вскрикнула бабушка Даро. — Я бы попросила... 
— Хорошо-хорошо, — Вайлет примирительно подняла уже две руки. — Прошу прощения. Итак, все успокоились? 
Гомон, местами переходящий в недовольный гул, понемногу улегся. 
— Давайте оперативнее, Блад, — попросила Тара’Олли. — Я хочу побыстрее закончить тут дела и свалить на «Камелот». 
— Можно подумать, вас сюда кто-то приглашал, — буркнул кто-то из сектора, занятого «залетными» — недавно назначенными на «Салим» членами экипажа. Датто проследил взглядом и недовольно поморщился — конечно же, Борес’Тенрес. Только с больничной койки, а снова за свое... 
Паладин сердито сверкнула глазом, и Борес тут же потупил взор. Понятно, что в открытую выступать против Тары новичок «Салима» не решался. 
— Вы наругались? — с улыбкой спросила Блад. — Я могу продолжать? 
Еще несколько секунд вялого поругивания, пара замечаний со стороны самого Датто, и, наконец, в кают-компании организовалось некое подобие порядка. 
— Итак, на повестке дня, прежде всего, убийство азари, — продолжила комиссар, выходя на центр помещения и становясь почти ровно под кубиком голографического проектора. — Поскольку дело это, как понятно, носит межрасовый характер, мы обязаны обеспечить присутствие всех заинтересованных сторон. Гила, у нас все готово? 
Блад на секунду замолчала, видимо, прислушиваясь к ответу во внутричерепном коммуникаторе. А Датто, Мардеш и еще пара «старичков» разом напряглись. 
Неужели та самая Гила? Старшая сестра Полани, девушка-программист, которая однажды решилась бросить вызов не только своему капитану, но и всей Коллегии? Дело совершенно не касалось области, за которую ответственны паладины, поэтому, быть может, Гила и отделалась лишь формальным отстранением от должности. В реальности же это был самый что ни на есть настоящий бунт. Девушка, недавно потерявшая родителей, буквально плюнула в лицо бывшему капитану «Салима» (именно так — сняла шлем-маску и плюнула), послала весь кварианский режим управления к бош’тету, после чего вильнула хвостом и, без ничего за душой, в одном только плохенько залатанном машгоре и с учебным инструметроном, рванула к людям. 
Все, кто знал реалии человеческой жизни, ждали Гилу обратно самое позднее через пару месяцев. Молодой, неопытной программистке решительно ничего не светило в пространстве Ассамблеи. Но шло время: год, два, три, пять, семь. Сменился и капитан корабля — на эту должность назначили Датто, — а Гила не возвращалась. Многие уж справили по наглой особе поминки, но тут раз — и вот ведь! Альтис-младшая, тогда еще совсем карапуз, примчалась к «дяде Датто» с радостной новостью: ей пришло письмо от старшей сестренки! 
«Дядя Датто, а у меня в самом деле есть сестра?» — первое, что спросила маленькая Полани у своего капитана. Ну не врать же девочке! 
С тех пор Гила’Альтис — эдакий символ непокорности кварианской молодежи. В среде незрелых кварианцев — олицетворение подросткового протеста, идол, кумир, икона. Называйте как хотите. Одно неоспоримо — Альтис-старшая остается здоровенной, хоть и малорослой, занозой в заднице Коллегии адмиралов. 
И вот, оказывается, эта малорослая заноза — заодно с занозой куда как устрашающих размеров, с комиссаром по этике, а по совместительству — с паладином-регулятором! 
Кила, это что же творится-то? 
— Да, спасибо, офицер Альтис, — произнесла Вайлет в интерком. 
Все корабельные «старички» разом вздрогнули, а молодежь в углу — Датто заметил, — начала лихорадочно перешептываться. Ой, ну и будет же сегодня вечером движуха среди молодых! Самые толковые уже сообразили, что их тайный кумир в нескольких сотнях метров отсюда, на яхте человеческого Спектра. Пожалуй, нужно будет поставить охрану на шлюзах. 
— Как я уже говорила, — продолжила Вайлет, не обращая внимания на шушукающихся, — мы обязаны быть на связи со всеми заинтересованными сторонами. Поэтому прошу любить и жаловать матриарха Галили Т’Нару. Это старший советник азарийского народа, правая рука главы Совета матриархов Автономии Титан. Галили, вы меня слышите, видите? 
Голографический куб зажегся, вниз брызнули кросс-лучи, и перед Вайлет сформировался неверный, чуть мерцающий, но безусловно узнаваемый образ матриарха Т’Нару. Если бы Датто мог себе позволить, он бы закрыл лицо рукой в жесте отчаяния. 
Галили Т’Нару — один из самых консервативных матриархов азари. Она напрочь отметала какую-либо вину своего народа в случившемся полвека назад, и более того, считала виновниками произошедшего именно кварианцев. Юридическая правота той или иной стороны до сих пор под огромным сомнением с обеих сторон соответственно, поэтому никто не может осадить древнюю, как само время, госпожу Галили. Если азари не врут, матриарху уже исполнилось тысяча сто сорок — возраст более чем почтенный даже для долгоживущих голубокожих. Действующая глава Совета матриархов на триста лет моложе. 
— Отлично вас вижу и слышу, комиссар Блад, — произнесла своим знаменитым скрипучим голосом матриарх. — Я надеюсь, вы хорошо поработали и выдадите нам преступника как можно быстрее. К слову, к вам уже отправились наши корабли, ждите их примерно через полтора часа. На всякий случай я распорядилась выделить охрану в виде корабля планетарной обороны. Я надеюсь, уважаемые кварианцы все хорошо расслышали? 
— Доброе утро, матриарх, — через силу выдавил Датто. — Да, я все расслышал, спасибо. 
— Вообще-то, у нас тут полночь, — заметила матриарх и тут же потеряла интерес к капитану «Салима». На кого именно смотрит азари, понять было нельзя, поскольку у себя на Титане матриарх глядела исключительно в экран голографического проектора. 
— Матриарх, — продолжила Вайлет, — вы позволите мне представить другую сторону? 
— Разумеется, комиссар, — азари почтительно кивнула в экран. — Мы недавно виделись с адмиралом Аррано, но думаю, перемолвиться еще раз не помешает. 
Датто с огромным, просто величайшим трудом подавил желание встать и выйти. И дело даже не в охране на выходах из кают-компании. Просто это было бы очевидной слабостью — реагировать на тонкие и острые, как смертоносный азарийский кинжал, подколки матриарха. 
Дело в том, что Датто знал непосредственно, как «недавно» азари общалась с кварианским адмиралом. Было это двадцать два года назад, Моор’Аррано только только вступил в капитанскую должность. Без сомнения, азари этим своим «недавно» давала понять кварианцам, что все их мельтешение — ничто для почти вечных голубокожих. 
Вайлет проделала манипуляции с инструметроном, и напротив изображения азари материализовался рабочий кабинет адмирала. В отличие от азари, кварианец сидел не прямо перед лучами голографического сканера, а за столом, положив могучие по кварианским меркам руки прямо перед собой. Со своими ста восьмьюдесятью двумя Моор’Аррано был настоящим гигантом среди своего народа. Под стать ему был и характер — жесткий, рубящий на куски и рвущий в клочья. При этом Аррано сохранял абсолютный иммунитет к издевательствам со стороны кого-либо, и особенно — азари. В общении с голубокожими он был подчеркнуто вежлив, разве что не учтив. Ну, как правило. 
— Приветствую, адмирал, — произнесла Вайлет. 
— Здравствуйте, комиссар, — произнес адмирал из-под маски. 
Аррано был одним из немногих высших офицеров Флота, кто так и не прошел генетической иммунотерапии и потому был вынужден носить традиционный машгор в полной его форме. Говорят, именно патологическое нежелание адмирала ложиться на операцию закрыло ему доступ в Орден паладинов. Физические и профессиональные характеристики у него были настолько высоки, что даже не будучи генетически модифицированным под требования Ордена, с легкостью проходил строжайший отбор в кандидаты на должность паладина. 
— Доброй ночи, матриарх, — добавил Аррано. — Как самочувствие? Впрочем, вижу, что отлично. В вашем-то возрасте так выглядеть... 
— Не дождетесь, адмирал, — ответила азари и вернула шпильку. — Поправьте, если я ошибаюсь. Вы ведь по-прежнему еще адмирал, не глава Ордена? 
Датто, уже ничуть не скрываясь, уронил лицо на растопыренную ладонь. Началось. Вайлет специально, что ли, выбрала самых не терпящих друг друга руководителей? 
— Ну а теперь, раз все в сборе, начнем, — произнесла Вайлет. 
— Да, пожалуйста, — отозвалась Тарра’Олли. — А то наши уважаемые иерархи примутся словесно уважать друг друга, а это слишком скучно слушать. 
Паладин Тара, как офицер Ордена, имела недокументированные полномочия подшучивать над офицерами Флота, как рядовыми, так и адмиралами. Это было прописано в своего рода правилах игры между собственно Коллегией и Орденом. Иначе их взаимоотношения рисковали накалиться сверх разумного. 
— Хорошо, я начинаю. 
Вайлет поправила изображение в головизоре, «отодвинув» адмирала и матриарха с центра помещения, и встала туда сама. Ровно под люстру излучателя и рядом с восьмиугольным столиком. Подняла руку, сверилась с чем-то на экране инструметрона, и начала свой доклад. 
— Я постараюсь быть по мере возможности лаконичной, господа. Однако даже при этом мне придется начать чуть-чуть издалека, поскольку дело, которым я занималась, при ближайшем рассмотрении оказалось куда интереснее, чем думалось мне поначалу. 
Итак, во всей этой кутерьме есть несколько очевидных стадий. Первая — перехват экипажем «Салима» разведкатера с «Пути предназначения». Сейчас, я думаю, всем очевидно, что Илана Барриус прибыла в замороженном состоянии именно с этой боевой единицы флота азари. Это подтверждают и бортовые записи катера, и собственно крайне засекреченные документы Совета матриархов, которые по моему требованию были раскрыты и предоставлены на рассмотрение паладину-регулятору и, что важнее, комиссару по этике при Ассамблее. Я уверена, уважаемая матриарх, Совет ни за что не дал бы мне копаться в ваших архивных хрониках, не будь у меня статуса человеческого спектра. Вы же подписали соглашение о признании Автономии, а стало быть, включились в правовую систему Ассамблеи. Так ведь, госпожа Т’Нару? 
Матриарх азари отправила в адрес дознавателя фирменную улыбку температурой на пару градусов выше абсолютного нуля. 
Блад продолжила. 
— Из этих документов также следует, что боевая единица азарийского флота, дредноут «Путь предназначения», был утерян азари. Официально утерян, прошу заметить, поэтому Титан не вправе претендовать на остатки корабля, где бы они не находились. Единственное, что необходимо передать Автономии в случае обнаружения корабля или его частей — это тела членов экипажа, буде таковые вдруг обнаружены. 
Из этого мы делаем вывод, что разведкатер азарийского дреноута — законная собственность кварианского Флота. И это же дает право грядущему межрасовому трибуналу отклонить поданный, насколько мне известно четыре часа назад, иск Титана к Койперу о признании космическим пиратством факта стыковки «Салима» с разведкатером «Пути». 
— Что? 
— Да неужели! 
— Быть не может! 
Половина присутствующих, из тех, что находились в помещении сидя, повскакивала с мест. Насколько было видно Датто, приподнялся из-за стола даже адмирал Аррано. 
Успокоить экипаж стоило немало трудов и добрые три минуты времени. Все это время и Вайлет, и азари сохраняли совершенно каменное выражение на лицах, спокойно ожидая окончания кварианской бури. Кого-то даже пришлось оттягивать от охранников-спасателей, с кем этот кто-то решительно собирался повздорить. 
— Матриарх, вы признаете факт подачи данного искового заявления? — спросила Вайлет, когда все, наконец, утихомирились и расселись (или встали — те, кому не хватило сидений) по местам. 
— Глупо отказываться о своих слов, тем более зафиксированных в документе, — произнесла азари. 
— Еще глупее обвинять спасителя вашего человека в абордаже катера! — рявкнул кто-то с галерки. 
Азари улыбнулась уголком губ. 
— Судя по тому, что уважаемая Вайлет Блад расследует убийство, — произнесла матриарх, — причем убийство именно Иланы Барриус, все как-то весьма туманно с вашим определением спасения, уважаемый инженер. Простите, не знаю имени. 
— Меня зовут... 
К счастью, стоящие рядом с молодым и горячим парнем члены экипажа заткнули разговорчивого — по визуальной команде Датто. В обязанности капитана входит заботиться о благополучии своего экипажа, а нет ничего более рискованного для кварианца, как попадать своим именем в бесконечную память матриарха азари. 
— Далее, — решительно продолжила Вайлет, когда обстановка снова стабилизировалась. — Из архивных документов Совета матриархов также следует, что «Путь предназначения» неоднократно выходил на связь после памятного события полувековой давности. И что были какие-то доклады от командира корабля, в то время как Совет уверял Коллегию, что полностью потерял связь с дредноутом. Я ничего не выдумываю, господа. Все это из официальных документов азари, к которым я волею судьбы получила доступ. 
— Это не имеет никакого отношения к расследованию, — быстро произнесла матриарх. — Да, действительно, мы имеем кое-какие бредовые донесения от сумасшедшего капитана «Пути», это верно. Но неоднократные попытки воздействовать на него, утихомирить, если хотите, ни к чему не привели. И потом, все равно это все было уже после этого страшного случая. Потерянные жизни было уже не спасти. 
— Не спасти — это верно, — включился в беседу адмирал Аррано. — Вот только зачем было врать, уверяя Коллегию, что связь с дредноутом полностью потеряна? 
— Я не буду отвечать на этот вопрос, — сказала азари. — В то время это было сочтено более правильным. Иначе бы кварианцы до сих пор не успокоились, а никому из нас не нужен активный конфликт, верно? 
— Да уж, лучше конфликт, залитый враньем! — усмехнулась Тара со своего места. — Матриарх, счет уже два-ноль не в вашу пользу. Вы уверены, что поставили на того следователя, который вам удобен? 
— Вопрос не в удобстве, уважаемая паладин, — сказала матриарх. — Вопрос в истине. Мы отлично знали, что она вскроется, и мы никогда не были против того, чтобы она вскрылась. Но мы также достаточно прозорливы, чтобы открывать истину тогда, когда к ней готовы все стороны. Все, понимаете? Как зрелый, опытный, созерцающий народ, так и незрелый, импульсивный, несмотря на всю свою многотысячелетнюю солидную историю. 
— Это уже перебор, матриарх! — воскликнул адмирал Аррано. — Я требую прекратить издевки! 
— Издевки? — азари пожала плечами. — Ну, раз вы так это трактуете... Если видите то, чего нет, то что я могу поделать? 
— Может быть, помолчать? — прищурилась паладин. 
— Хорошо, я помолчу, Тара’Олли вас Камелот. 
Датто похолодел. 
Если матриарх азари, да еще столь могущественный называет тебя по имени — это... Это... В общем, с этого момента капитан не дал бы за жизнь своей любовницы и пары рабочих минут. И на всякий случай зарекся продолжать отношения с этой опасной со всех сторон особой. 
— Я думаю, время вернуться в настоящее, — произнесла Вайлет, в упор глядя на Тару. — С вашего позволения я расскажу о том, что мне удалось узнать за прошедшие пару суток. 
— Давно пора, — буркнул Мардеш. 
— Как вы знаете, в любом преступлении есть несколько ключевых вопросов. В нашем случае их четыре. Когда произошло убийство? Где произошло убийство? Чем убили и, наконец, кто убил. Теперь, когда тело исследовано госпожой Даро, мы можем точно назвать дату смерти — первые двадцать минут после десятичасовых вечерних склянок, выражаясь языком древних мореплавателей. Насчет места преступления есть четкое понимание — азари убили в ее каюте, хотя я бы лично назвала ее скорее камерой. Далее — орудие убийства. Здесь, признаюсь, пришлось немного повозиться. Я долго не могла сообразить, как можно было ворваться в каюту и обрушить на бедную азари техническое умение «Заморозка». Да еще так, чтобы жертва не успела закрыться от него биотическим щитом. Известно, ведь, что уж что-что, а просыпаются бывшие командос мгновенно, и еще быстрее ставят биотическую защиту. Их этому учат, учат долго и подвешивают навыки буквально на подсознательном уровне. Это ведь так, матриарх? 
Вайлет обратилась к азари, но та лишь чуть заметно шевельнула плечами — мол, вы докладчик, вам и карты в руки. 
— Потом, когда я уже получила от капитана полную запись камер наблюдения за коридором, куда выходит дверь камер... прошу прощения, каюты, мне стало понятно — никто к азари не врывался. Дверь вообще не открывалась до момента, когда мертвое тело было обнаружено спасателями. 
— Погодите, — адмирал Аррано непонимающе затряс шлемом. — То есть что, она сама себя убила, что ли? И потом, у нас не только убийство азари, но и исчезновение кварианки! Или вы забыли про то, каким ужасным образом похитили Зану? 
— Разумеется, нет, — сказала Вайлет. — Два раза нет. Нет, не забыла про Зану, но о программистке, с вашего позволения, чуть позже. И нет, конечно же, азари не убила себя. С чего бы ей заниматься суицидом, да еще с помощью чисто технического умения? Насколько мне известно, «Заморозка» не числится в талантах азарийских коммандос. 
— Числится, — раздался голос матриарха. — Наши оперативники одинаково хорошо используют все, что только можно использовать. Только вот для «Заморозки» нужен инструметрон с микросборщиком. Насколько мне известно, у Иланы Барриус его при себе не было. 
— Не было, — подтвердила Вайлет. — То есть версия с самоубийством исключается полностью. 
— Так чем же ее убили? — подал голос Датто. 
— Не поверите, криогенно-полевым контуром от технического бота. Одного из тех, что я покрошила, возвращаясь с Полани из машинного зала. 
— ЗРВМ? — воскликнул капитан. — Исключено! Два из трех были деактивированы, а третий вы, по вашим же словам, уничтожили прицельным выстрелом в батарейный отсек. К слову, отличная стрельба, комиссар. Это одна из всего двух уязвимых точек этой зверюги. 
— Тем не менее, оружием убийства стал криогенный излучатель бота, — с уверенностью произнесла Вайлет. — Я дважды перепроверила отчеты ваших технарей по инвентаризации машинерии после того случая с заражением ВИ. В первом отчете, когда они только обнаружили бота, вообще ничего не говорится о его целостности. А вот во втором, уже более детальном, детально описывается состояние машины. Согласно этому отчету, эксплозия аккумуляторного вещества уничтожила несколько вспомогательных контуров, включая криогенный. 
— Ну и что? — подал голос заинтересованный Мардеш. — Если контур уничтожен, им уже даже стакан с пивом не охладишь. Не говоря уж об убийстве. 
— Да, я тоже так подумала, — улыбнулась Вайлет. — Поэтому лично проверила состояние бота. Мардеш, да вы должны помнить. Вы сами сопровождали меня в ангар, куда свалили всю поврежденную машинерию. 
Главный инженер согласно кивнул. 
— Вот там я и убедилась, что любой отчет нужно проверять с фонариком в руках, — сказала Блад. — Действительно, система принудительной диагностики определила криогенный контур как полностью выведенный из строя. Однако на самом деле эмиттер бозе-эйншейновского конденсата не уничтожен, а хирургически точно вырезан из бота. Грамотный специалист легко восстановит его работоспособность — был бы источник энергии. 
— Вот только не говорите, что аккумуляторы ЗВРМ тажке «хирургически вырезаны», — воскликнул Мардеш, уязвленный несоответствием рапорта своих ребят реальной действительности. 
— Не скажу, — ответила Вайлет. — Но вы же понимаете, источником энергии может быть что угодно. Хотя бы накопитель машгора. 
— Погодите! — виртуальный адмирал Аррано виртуально стукнул по столешнице. — К чему вы ведете, комиссар? Что убийца азари — кварианец? Это же бред! 
— Да ну? — язвительно усмехнулась такая же виртуальная матриарх. — А мне кажется, все вполне логично. На корабле один человек, одна азари и двадцать девять кварианцев. Чисто математически убийцей нашей девочки с куда большей вероятностью будет... 
— Перестаньте, госпожа Галили! — поморщился Датто. — Вы отлично знаете, что никто из кварианцев не опустится до убийства изолированной азари. Мы же не тренированые убийцы-коммандос. 
— Разрешите, я продолжу? — повысила голос Вайлет. — Спасибо. Итак, с третьим «что» мы тоже разобрались. Азари была заморожена концентрированным пучком криогенного излучения от технологического модуля выпотрошенного мною бота. Каюсь, тут и моя вина. Но вот что-то мне говорит, что не вскрой я эту зверюгу, то убийство все равно было бы — только в пару к азари добавилась бы еще программистка Полани’Альтис, которую я буквально спасла снайперским выстрелом в батарейный отсек тяжело бронированной техногадости. Спасибо, аплодисментов не надо. 
Итак, у нас остается только один вопрос — кто убийца. На этот вопрос я искала ответы несколько десятков часов, господа. И до сегодняшнего утра все еще не была уверена в ответе. 
— И что вас уверило? — спросил адмирал. 
— Не поверите, информация о здоровье местных кварианцев. 
Бабушка Даро подняла руку, жестом привлекая к себе внимание. 
— Это потому вы запрашивали медицинскую сводку на всех членов экипажа? — спросила корабельный врач. — Сегодня утром, буквально пару часов назад. 
— Да, верно, — подтвердила Вайлет. — Но я интересовалась не только у вас. При всем к вам уважении, госпожа Даро, вы зачастую не замечаете того, как некоторые пользуются медотсеком в своих целях. 
— Если вы о том, как Полани смешивала себе «коктейль любви», как мы называем иммуноблокиратор Гото, то я, разумеется, в курсе. Я отвечаю за здоровье экипажа, и я должна знать, что принимают мои подопечные. 
— Я не про это, — Вайлет махнула рукой. — Я про то, что та же Полани не раз и не два уже воровала у вас имуномодуляторы, стараясь не фиксировать своих недомоганий. Благо, у нее была причина казаться более здоровой, чем она на самом деле является. 
— У девочки отличное здоровье! — воскликнул Датто. 
— Я знаю, — кивнула Блад. — Судя по тому, что на следующие сутки после секса с человеком, пусть и под блокиратором, она живчик, и вот прямо сейчас снова предается ксенофилии... 
Дружный хохот в кают-компании заглушил слова дознавателя. Весь экипаж, разве что кроме совсем мелких детей (их не считали в составе экипажа и оставили в каютах), был в курсе межпланетного романа между Полани и человеком. 
— Так вот, — продолжила Вайлет, когда смешки стихли. — У Полани действительно хорошее здоровье. Для кварианки, разумеется. Но ей этого всегда казалось мало. Признаться, меня это сильно насторожило, и я, пользуясь своим правом врываться в каюты к молодым кварианкам, разузнала, с чего бы это Полани называет себя соплей. Оказалось, ее лучшая подруга — Зана’Солли — просто какой-то чемпион Мигрирующего флота по физическим кондициям. Шутка ли, за два года ни одного заболевания. Ни официально, по картотеке госпожи Даро, ни неофициально — по наблюдениям той, кто делит с девушкой каюту. Очень маленькую, к слову, каюту. Напрочь исключающую возможность уединиться и вдоволь незаметно почихать. 
— К чему все это? — спросил адмирал Аррано. — Какое отношение здоровье программисток имеет к убийству азари? 
— Прямое, — жестко произнесла Вайлет. — Мои допросы и анализ видеоматериалов говорили мне, что ни один из здесь присутствующих никак не может быть убийцей Иланы Барриус. Признаться, поначалу я сильно думала в сторону нашего уважаемого паладина, благо что взаимная любовь между ней и азари была очевидна даже слепцу. Уверена, госпожа Тара занималась ровно тем же — вела расследование убийства и анализировала алиби членов экипажа. И как и я, ничего не накопала ни на кого, кроме, быть может, себя самой — у нее нет безусловного алиби, кроме показаний камер в коридоре. То есть наш статный паладин ну никак не мог проникнуть незаметно в каюту пленницы. 
— Поосторожнее в терминах, комиссар, — произнес Датто. — Она не пленница, а гостья с неопределенным статусом. 
Вайлет повернулась к Датто и холодно, чуть ли не по слогам спросила: 
— Которую заперли в мизерной каморке — техническом отделении корабля? 
— На «Салиме» плохо с жилой площадью, Блад, — ответил капитан. — Вы же видели, в каких условиях приходится жить нашим талантливым программистам. Чуть ли не головах друг друга. 
— Мы не об этом, — заметила матриарх, все более и более внимательно выслушивающая полицейского дознавателя, а ныне заодно человеческого спектра и кварианского паладина-регулятора. — Мне показалось, что уважаемый детектив вот-вот укажет нам на убийцу, нет? 
— Да, — Вайлет глубоко вздохнула. — Как учит нас классическая дедукция, чтобы определить истину, нужно отбросить все заведомо невозможное. Оставшееся и будет искомой правдой, какой бы невероятной она не казалась. 
— И? — с явной вопросительной интонацией произнесла матриарх. 
Датто заметил, что несмотря на все внешнее спокойствие, изящные пальцы азари крепко обхватили подлокотники кресла. 
— Да вы уже и сами могли бы понять, — продолжила Блад. — Если исключить из числа подозреваемых Полани’Альтис, которая по показаниям камер слежения имеет железобетонное алиби сексуального характера... 
Снова смешки в помещении. 
— ...то получается, что единственным кандидатом на звание убийцы является ее подруга и соседка по каюте. Младший офицер второго класса Зана’Солли, прикладной программист космического корабля «Салим». 
 
Продолжение следует...
 
 
Отредактировано.SVS 

Комментарии (18)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

BasilRuster
11   
Редкий боштед долетает до середины Раноха...
Средний кварианец съедает за год четырёх боштедов...
Боштед, это не только ценный мех, но и три-читыре килограмма диетического, легко ус-ва-и-мо-го... сала!
0
Архимедовна
12   
Цитата BasilRuster
легко ус-ва-и-мо-го...
...легко ус-во-я-е-мо-го... (с) Точно сала?
0
BasilRuster
13   
да, в ориганале было ус во я и мо го. Посню, что неправильно, но не помню насколько=). А сала, да, именно сала, так как "мяса" председатель так и не сказал=).
0
14   
Гм.. а вот автор говорит, что боштеты сами в прошлом успешно ели квариков... причём изнутри.. wacko
0
BasilRuster
15   
Автор вообще много чего говорит. Притом так, что поменяй в произведение название расы "кварианец" на любое другое не защищённое авторским право, некто в плагиате его не сможет обвинить. А по поводу самого "паштета", скажем так, за всё время трилоги, мисс Зора сказала это слово единожды, когда обозвала этим неизвестным науке зверем адм.Гореля. И всё - больше его, окромя сетевой, негде не слышно. А персонажи автора упоминают его чаще, чем среднестатистический гопник слово из трёх букв.
0
RomanoID
16   
Так дело в том, что игра-то 14+, и соответственно по канону материться в устрашающих масштабах никому не позволительно! smile А тут у нас вольница! cool

Я вот еще одно слово-присказку на фан-хелише знаю, правда, не матершинную: шолар’ктэ набрэ! Угадайте, откуда.
0
BasilRuster
17   
Игра всю жисть была 16+ а то и 18+, я не знаю из какого вы региона. По поводу фанхелиша... так аффтор не сам всё енто придумал а пользовался наработками фанов этих крысов в скафандре?... Обыдно...обыдно...
0
RomanoID
18   
Не мое только "шолар'ктэ набрэ". Ну и "бош'тет", разумеется.
0
7   
Очень достойная работа... ну и назвать её щенячьим именем "фанфик" у меня никак не получается! wink - обе части Afterlife - настоящая серьёзная НФ книга.. спасибо автору!
1
Архимедовна
3   
Классическая дидукция!!! Да куда уж без неё smile
Признаться честно, после вашей фразы "убийца не садовник" я, тихо ужасаясь самой себе, подумала именно о Зане. И решила, что моя паранойя начинает приобретать промышленные масштабы.
Ан нет, с паранойей не угадала. А вот куда Зана девалась после убийства - пока догадаться не могу.
0
RomanoID
4   
Объяснение того, куда она делась - в следующей главе (в двух частях), которая уже лежит в админке.

Ну а что касается дедукции... Не дворецкий, не дворецкий! :)))

0
Scud
5   
От и напустили туману, ничего не скажешь - мистер Холмс на пару с сэром Конан-Дойлем, восхищённо попыхивают отменным гашишем, стоя в сторонке biggrin
0
Архимедовна
6   
А в итоге окажется, что всё было очевидно. smile
0
SVS
8   
А садовник! smile
0
Архимедовна
9   
Кхм.
Цитата SVS
А садовник! smile

Цитата RomanID
Не дворецкий, не дворецкий

Я перепутала впопыхах dry Так что трава тут ни при чём.
0
RomanoID
10   
Если "впопыхах", то, возможно, уже при чем. wink
0
Kobonaric
1   
nyam
0
RomanoID
2   
Остальное в Финале и Эпилоге.
Извините, не влезло. wink
0