Afterlife. Статус кв(о). Глава 15 (часть 2). Расследование


Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Полани рассказывает, что такое бош'тет, а Вайлет интересуется здоровьем.



Вайлет установила будильник на начало седьмого по общеземному времени — то, которое использовали на «Салиме» и кварианцы. Поэтому, стоило зумеру начать свою унылую песню, Блад открыла глаза и не торопясь, с удовольствием потянулась, встречая последний день расследования.
К сожалению, не все склеилось — то, что вылетело из головы Блад, по-прежнему упорно не желало туда возвращаться.
Обидно, досадно, но ладно.
Вайлет хлопнула по инфотатуировке, выключая будильник... Однако зумер упрямо продолжал гудеть. Занудно, противно и наплевав на желания дознавателя побыть в тишине. Блад энергичным движением воли вытрясла из головы остатки сна и сообразила, что это не будильник, а вызов с коммуникатора. Глянула на татуировку.
— Кого еще черт несет в начале пятого?
Женщина встала с кровати, неэстетично почесала отлежанную ягодицу, и, как была в одном нижнем белье, прошлепала к рабочему терминалу. Уселась за столом, подперла подбородок рукой и включила связь. Разумеется, однопоточную по видеоканалу — блистать грудью, едва прикрытой тонкой, военного покроя майкой, она не собиралась.
— Доброе утро, Вайлет. Извините, что разбудил.
— Э-э-э...

Блад уставилась на экран. Звонка от этого персонажа, да еще в столь ранний час, она не ожидала совершенно. Ален Мортимер, насколько знала Блад, постоянно проживал в португальском офисе Комиссии, то есть у него сейчас ровно те же четыре часа и двенадцать минут, что и на «Салиме», и вообще на большинстве кораблей, бороздящих пространство ближнего круга (1) Солнечной системы.
— Хоть я вас и не должен видеть, — улыбнулся Мортимер во все свои тридцать два белоснежных зуба, — все же отдам должное вашей замечательной форме. И пока вы одеваетесь, позвольте сообщить вам некоторые новости.
— Вы наглец, Мортимер, — вздохнула Вайлет. — Стоило ожидать подлянки от комиссара.
Блад глянула на параметры видеосвязи — разумеется, Мортимер воспользовался своим правом не подчиняться запретам собеседника и теперь отлично видел растрепанную, еще не до конца проснувшуюся Блад во всем ее великолепии.
— Но поскольку наглец вы галантный, — улыбнулась женщина, — а главное, мой начальник, который если уж и звонит ни свет ни заря, то вовсе не для того, чтобы позырить на мои сиськи. Короче, что там за новости?
— Они вам не понравятся.
— Валяйте уж.
— Мы не смогли удержать информацию о случае на «Салиме». Мониторинг новостных серверов дал положительный отклик, и сегодня утром ожидаем в Экстранете многочисленные заметки о ЧП на кварианском корабле. Не хочу вас торопить, Вайлет, но теперь, чем быстрее мы закроем эту ситуацию и отрапортуем наверх, тем лучше.
— Откуда слив? — нахмурилась Блад.
— Вот это самое интересное, — усмехнулся комиссар. — Кварианцы уверяют, что по этому случаю наглухо изолировали свою инфосферу от Экстранета. Вы знаете, если уж кварианцы задумали о чем-то промолчать, они промолчат. У них же де-факто военная диктатура и строжайший контроль за передачей информации.
— Я бы не стала делать столь смелых выводов. Я бы это назвала...
— Неважно, как вы бы это назвали, — перебил Мортимер. — Дело не в терминлогии, а в сути. А суть такова, что Коллегия адмиралов по нашей просьбе — а та строилась на вашем докладе, — заблокировала информацию по ЧП на грузовике. Далее. Мы связались с Титаном, азари тоже подтверждают строжайший информационный карантин. До окончания расследования убийства они гарантируют молчание со своей стороны. Им это выгодно по очевидным причинам — все-таки речь идет об очередном столкновении с кварианцами, а для Совета матриархов это ничуть не менее болезненный вопрос, чем для Флота.
— Хорошо, — кивнула Вайлет, — с их сторонами понятно. А с нашей?
— Разумеется, мы тоже фильтруем все каналы, — произнес Ален. — Мы даже приструнили товарищей из Комиссии по внешним связям.
— И что, вайчаи вот так просто взяли и угомонились? — хмыкнула дознаватель. — История с Гилой как-то говорит мне, что ваши заклятые друзья играют в свою игру.
— Это с ВКСА они могут играть, — строго сказал Мортимер. — Поверьте, с нами в игры не играет ни одна из Комиссий. Все знают, что если нужно, мы можем надавить на кого угодно и где угодно внутри Ассамблеи. Даже Марс — и тот старается с нами не связываться.
Вайлет медленно покачала головой. У нее были сомнения в том, что вот все силы внутри пространства Ассамблеи решительно делают стойку перед Комиссией.

Мортимер тем временем продолжал.
— Словом, за каналы кварианского, азарийского и человеческого секторов мы совершенно спокойны. Насколько мне известно из ваших докладов, госпожа Пассанте снова в обойме доверия Совета матриархов, и тоже помалкивает. Так что и за Цереру опасаться не стоит. Остаются только три канала утечки, Вайлет. И так случилось, что все три сейчас состыкованы друг с другом.
— Я поняла, — кивнула Блад. — Можете смело исключить один — на «Белленоре» активировано глухое информационное эмбарго с начала расследования.
— Может быть, утечка была раньше? — предположил комиссар.
Блад промолчала с секунду, поднимая с пола штаны, куда она их бросила вчера вечером.
— Крайне маловероятно, — сказала Вайлет, запрыгивая в брючину. — Я заблокировала связь еще до своего путешествия на грузовик. И никто из кварианцев не знал, что, собственно, происходит с «Салимом». Даже я не знала — только догадывалась.
Мортимер в несвойственной ему манере, чуть ли не вульгарно, потер лоб ладонью.
— Не знаю, Блад, — признался комиссар. — Утечки с «Салима» или спасательного судна еще менее вероятны. Первый после восстановления связи с Флотом замкнут на общее информационное пространство кварианцев, а оно фильтруется, как я уже сказал. Ну а спасатели... Мы мониторим их служебный канал, там ничего, кроме технических данных. Это же КЧС, а тамошние ребята вообще крайне немногословны. Это же почти армия. Генеральный комиссар Ойгу скорее съест свой китель, чем допустит пустую трепотню среди своих людей.
— Я проверю спасателей, Мортимер, — сказала Блад. — Это несложно, у них весь трафик протоколируется.
— Хорошо, — Мортимер на экране кивнул, блеснув своей белоснежной, как и улыбка, шевелюрой. — Берегите себя и... кварианцев. Вы же знаете, это очень хрупкие существа.
— Да, зна...
Вайлет на секунду замерла с совершенно дурацкой позе — застегивая ширинку.
— Мортимер, до связи, — произнесла Блад и одним рывком метнулась к терминалу. — Будет вам преступник еще до завтрака. Обещаю.
Женщина выключила связь еще до того, как комиссар по этике успел отойти от шока, вызванного внезапным действием Блад.
Какая же она феерическая дура — исключать подозреваемого из числа тех, кто по всем признакам этим подозреваемым и должен быть! Осталось выяснить буквально одну единственную вещь, и расследование собственно убийства азари можно торжественно закрывать.


Женщина поправила форму дознавателя, впрыгнула в боты и прошла к сейфу, если так можно назвать ящик для личных вещей, установленный в каждой каюте «Белленоры». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем Вайлет займет это вместилище. Пискнул кодовый замок, скользнула в нишу дверца, и Блад вынула оружие. Изо всех сил надеялась, что применять его сегодня не придется, но береженого, как известно, бог бережет. Прицепила на пояс ответную часть гравикобуры «Стража», запахнула курточку, прилепила на поясницу собственно пистолет, рассовала по карманам три запасных термокомпенсатора. Напоследок забрала из сейфа силовые наручники и тоже повесила на пояс.
Если не считать отсутствия опознавательных знаков да еще неуставных ботинок, Вайлет выглядела в точности так же, как и привыкла выглядеть на Марсе, будь он неладен. Разве что пора бы постричься — Блад забрала волосы в пучок и привычным движением закупорила его в тугой клубок на затылке. Щелкнула заколка на базе нулевого эффекта — астрономически дорогой подарок от близкого ей человека. Человек этот остался в миллиардах километров отсюда, даже не на одной из человеческих колоний... Впрочем, дело давнее и грустное, не время о нем сейчас думать.

К слову, о времени. Начало седьмого. Нормально.
— Гила! — позвала Вайлет в интерком.
— Слушаю, капитан!
Голос кварианки свеж и бодр. То ли девушка не ложилась и сидела, как и Вайлет, на стимуляторах, то ли привыкла подниматься рано-ранешенько. Второе более вероятно, все-таки сестренка Полани кадровый военный.
— Гила, свяжись с Дираком и отправь ему инструкции. Найдешь их в моей личной папке под названием «Общий сбор». Да, и не забудь свои собственные, они в той же папке.
— Есть, мэм, — ответила Гила. — Вы куда-то уходите?
— Да, ухожу. Нужно поговорить кое с кем на «Салиме».
— Хорошо. Увидите сестру — не говорите пока, что я здесь.
— Хорошо, скрытница ты наша, — усмехнулась Вайлет. — Да, к слову. Не знаешь, Дирак закончил ремонт гравикомпенсаторов? Я не вижу отчетов в техническом журнале.
— Я не знаю, — отозвалась кварианка. — Но хотите, узнаю. Спущусь к нему на технический уровень.
— Он что, ночевал там?
— Да, это обычное дело для кварианских инженеров. Машгор дает вполне комфортные условия для сна в любое время в любом месте. А современные модели позволяют спать хоть бы в космической пустоте.
— Понятно. В общем, ищи Датто, отправляй ему инструкции и потом найди Дирака — для него там, в инструкциях этих, тоже есть несколько строчек. И еще раз повторю: свои собственные не забудь!
— Будет сделано, капитан.
Вайлет открыла свою личную папку на доступ Гиле, выключила и заблокировала терминал в каюте, но предварительно скачала на инструментрон все результаты работы Шерлока.

***

— Комиссар?
Полани с нескрываемым удивлением уставилась на человеческую женщину-верзилу.
Во-первых, было еще слишком рано для визита — инструметрон показывал начало седьмого утра. Сама девушка только с ночной вахты, а вот люди обычно начинают рабочий день сильно позже.
Во-вторых, Полани совершенно не ожидала визита человеческого Спектра. Это как если бы к рядовому кварианскому технику зашла в гости легендарная Тали’Зора — вот просто так, поболтать и узнать как дела.
Наконец, девушка по-прежнему чувствовала себя рядом с землянкой ну форменной замухрышкой. Червяком, выражаясь по-земному. Ее неполные полтора метра в высоту и жалкие сорок килограммов просто меркли в присутствии почти двухметровой и без малого стокилограммовой Вайлет Блад.
Умом кварианка понимала, что среди людей встречаются и еще большие гиганты. В космическом десанте рост за два метра вообще считается нормой, а если учитывать массивность людей как биологического вида, то даже турианцы — Полани они всегда казались верхом мужественности и статности — так вот, даже турианцы по сравнению с отдельными представителями Земли выглядели довольно бледно.
Генная инженерия — вот чем среди прочего сильны люди. За какие-то жалкие сто-двести лет люди научились так играть со своим геномом, что в свое время, вскоре после принятия людей в галактическое сообщество, это даже вызывало ожесточенные споры в Совете Цитадели.
Сторонники, вернее, лояльные к людям саларианцы убеждали остальные расы в том, что ничего страшного homo sapiens с его чрезвычайно гибкой генной картой не принесет. Легко понять рогатиков — любая новая наука, любые новые горизонты — благо для них. Новый вызов, повод обогатить свои исследования новыми данными.
Азари, сами страдающие от недостатка генетического разнообразия, также склонялись поддержать евгеническую программу людей, пусть зачастую она и уходила глубоко за пределы этически приемлемых решений. Кроме того, азари чисто физиологически куда ближе к людям, чем к любой иной расе Галактики. Неудивительно, что Земля интриговала и привлекала голубокожую расу.
Категорически против проводимого людьми генетического калейдоскопа выступали турианцы, чем, к слову, серьезно портили свое эпическое сотрудничество с азари. Но турианцев надо понять. Буквально на собственной шкуре дети Палавена ощутили то, насколько сильнее стал былой враг в последние пару десятков лет. Несмотря на достигнутый мир с Землей, регулярные стычки Иерархии и Альянса все еще были скорее правилом, чем исключением. И если в битве при Шаньси люди уступали турианцам буквально во всем, начиная с умения вести космический бой и заканчивая физической формой (один турианец в рукопашной стоил троих людей), то уже через двадцать лет элитные десантники ВКСА, совсем еще молокососы — с пяти-десятилетним опытом сражений, — ничуть не уступали турианским ветеранам, у которых за плечами по полсотни лет активных боевых действий и ежедневной муштры.
И конечно же, категорически против евгенических программ Земли выступали батарианцы. Ну, тут все просто — они столько наполучали от людей, что принципиально были против человечества, и никогда этого не скрывали. И в отличие от турианцев, не признавали за людьми объективных преимуществ, списывая все победы Альянса на случайности или неравенство сил. Последнее особенно смешно — батарианцы вообще никогда не ввязывались в бой, не обладая как минимум полуторакратным численным перевесом.

— Полани, мне нужно с тобой поговорить.
Человеческий Спектр сегодня без спецкостюма — из оборудования только полумаска-респиратор да браслет-инструметрон. Старой модели, человеческой разработки, без микросборщика и с весьма ограниченным функционалом. Люди до сих пор страдают от нехватки нулевого элемента.
— Я... — кварианка сглотнула. — Я не уверена, что хочу с вами разговаривать.
— Это с чего такие обиды?
Человек неодобрительно свел густые шерстистые брови к переносице. Вайлет Блад, как и большинство людей, совершенно не старалась быть мимически тактичной в разговорах с кварианцами.
— Это не обиды, комиссар, — произнесла девушка. — Просто я не разговариваю с теми, кто пользуется чужими отношениями к своей выгоде. Всего хорошего, комис...
Полани дернулась захлопнуть створку люка перед носом человеческой громадины, но та сноровисто сунула в дверь брутальный тупоносый ботинок — обувка эта совершенно не вязалась с остальным нарядом комиссара. Нарядом весьма строгим и не лишенным изящества даже по азарийским меркам. Хотя правильнее было бы апеллировать к моде дреллов — это они знатоки и ценители военизированных моделей гражданской одежды.
— Уберите ногу, Блад, — произнесла Полани. — Вы не у себя на корабле. И не на Земле, кто бы там ни были в своей Ассамблее.
— Да, девочка, я не у себя дома, — согласилась комиссар. — И потому не собираюсь беречь имущество.
Ударом колена Вайлет буквально вбила створку внутрь каюты. Полани едва успела убрать руку, иначе не обошлось бы без травмы.
— Да что вы...
— Цыц!
Женщина-человек стремительно, словно наплевав на могучее телосложение, просочилась в дверь и быстро закрыла створку за собой. Огляделась, задержала взгляд на идеально уложенном постельном имуществе — в случае с кварианцами это лишь термосохраняющее покрывало и маленькая подушечка под шлем-маску. Неодобрительно покачала головой, заприметив древний, как первый инструметрон, терминал на стене.
Потом, ничуть не стесняясь хозяйки каюты, прошла к рабочему столику и взяла в руки видеорамку, что стояла, прислоненная к стене.
— Прежде чем ты начнешь названивать капитану, — произнесла комиссар, не оборачиваясь, — мне бы хотелось знать, кое-что. Например, кто наплел тебе, что я подговорила Николаса украсть записи Дирака.
Полани подперла спиной дверной косяк, скрестив руки на груди.
— Можно подумать, — произнесла она, — это не так.
— Да, это не так, — Вайлет зачем-то на пять секунд активировала инструметрон, затем поставила рамку на место и обернулась. — Даю тебе слово комиссара по этике, что это не так.
— Вы еще не комиссар.
— Де-юре, — кивнула женщина. — Де-факто я комиссар третьего ранга. А комиссары моей Комиссии не врут, уж это ты должна знать.
— Все равно не верю, — упорствовала Полани. — Нико ни за что бы не пошел на такое, не надави вы на него.
— А ты спрашивала у него самого?
Полани промолчала.

Конечно же, ей не хватило решимости спросить у Нико напрямую. Она знала, что молодой человек переписал данные, которые Дирак передал ей пару недель назад. Но боялась даже вообразить себе, что Нико, милый Нико мог подкинуть такую шутку без давления извне. Потому как это... Ну, это же просто ужасно! Воспользоваться ее к нему отношением и слямзить личные данные, пока она спит у него в каюте.
Нет, конечно же, его кто-то вынудил. Иначе и быть не может.
— Я спрашиваю, ты с ним говорила? — комиссар своевольно присела на койку Полани — кровать негодующе скрипнула под весом человеческой женщины.
— Нет, не говорила, — буркнула Полани. — Но я верю, что он сам бы такого не сделал.
— Вот ведь наивное создание, — усмехнулась Вайлет. — Нико сделал это ради тебя, дурочка ты малолетняя.
— Что за бред!? — Полани аж задохнулась от негодования. И уже совершенно всерьез взялась за инструметрон, чтобы вызвать капитана, но... оказалось, что прибор сдох. В смысле, не видел ни одной частоты. Все каналы связи просто умерли.
Вайлет разом стерла улыбку с лица.
— Извини, я не могу позволить тебе беспокоить капитана по пустякам, — произнесла женщина. — У меня локальный нулификатор волновой функции. Если у тебя случайно нет нейтринного коммуникатора, ни с кем ты не свяжешься.
— Вы за это...
— Мне эту прелесть выдал твой капитан, девочка, — продолжила комиссар. — По нашему с ним соглашению я обладаю всеми функциями паладина-регулятора. Решение капитана согласовано с Орденом и Коллегией адмиралов. Документы показать?
— Но...
— С сэрой Тарой’Олли мы тоже все это обсудили, — снова прервала Полани женщина. — Через сорок минут я назову преступника, Полани’Альтис вас Салим. И я не хочу никаких случайностей. Поэтому ты будешь делать то, что я скажу. Все понятно?
Полани потрясенно молчала.
Если то, что говорит эта грубая женщина — правда, то...

Ну, девушке еще никогда в жизни не доводилось общаться с паладином-регулятором. По сути — высшим офицером Ордена, за исключением его главы. Даже сама Тара — и та обязана была бы делать все, что скажет человек, обладающий таким высоким статусом. Выше паладина-регулятора только Глава Стола паладинов, который подчиняется исключительно Собранию кварианского народа, то есть полному составу Коллегии адмиралов плюс Конклав капитанов. На памяти Полани Флот создавал должность паладина-регулятора два раза за всю историю Ордена. И оба раза — по сверхисключительным вопросам.
Первый раз — когда начался межрасовый трибунал над экипажем «Пути предназначения», спустя шестнадцать лет после трагедии Двадцати шести. Тогда паладин-регулятор взял на себя расследование со стороны Флота, и высшие матриархи азари, скрипя зубами от злости, были вынуждены давать ему показания. Разумеется, сама Полани этого не застала, но читала в обязательном образовательном курсе.
Второй раз паладин-регулятор появился во время Большой чистки, уже после рождения девушки. Но опять же, в виду своего малого возраста, лично Полани ничего не наблюдала. Читала самолично, опять же из исторических курсов в средней школе. Насколько она сейчас помнила, дело касалось процесса над мятежниками во главе с легендарным капитаном Каром’Данной вас Райя. Новообразованной спецслужбой Флота, отдельным дисциплинарным корпусом при Ордене паладинов был вскрыт заговор против Коллегии адмиралов. Заговорщики вместе с капитаном «Райи» планировали захватить флагман, взять власть над Флотом в свои руки, после чего распустить Коллегию адмиралов и полностью свернуть всю деятельность Ордена, кроме чисто исследовательской. К счастью, заговор удалось раскрыть на финальных стадиях, и тринадцать капитанов вместе с Каром’Данной отправились в бессрочное Изгнание. Исполнительные офицеры получили полное поражение в правах и были переведены на самые незначимые корабли Флота, а рядовые участники заговора — опущены в классе до первого уровня с испытательным сроком в десять лет. Все это время их успехи на службе числились «виртуальными» и накапливались в компьютерах тех кораблей, где они проходили искупление. Говорят, большая часть условно осужденных исправилась, вернула себе полагающиеся регалии. Но были и те, кто не согласился с наказанием и таинственно исчезли — всего больше полутысячи кварианцев. Их, говорят, до сих пор разыскивают паладины-сыщики.
И вот — новый паладин-регулятор, да к тому же человек!
Возможно ли такое? Полани не разбиралась в Кодексе Круглого стола, поэтому не была уверена, что такое невероятно. Скорее всего, какие-то исключения действительно имеются, раз уж Коллегия и Орден передали Вайлет такие серьезные полномочия.
— Хорошо, — вздохнула Полани. — Я вам верю.
— Замечательно.
— Верю в том смысле, — быстро поправилась девушка, — что у вас есть такие полномочия! А вот насчет Нико...
— Да бош’тет тебя заклюй, неверующая! — вскрикнула комиссар. — Ну говорю же тебе, Нико это сделал по собственной воле! Как ты не поймешь, что он настолько в тебя влюблен, что старается оградить от любых, мать их, тайн и загадок! Данные, что ты хранила мертвым грузом, реально помогли мне сузить круг подозреваемых! Одним этим движением твой ненаглядный Нико сделал для «Салима» и кварианцев больше, чем ты за всю свою сознательную жизнь!
Полани покачала головой.

Наверное, и здесь комиссар права. Но... Но в таком случае нужно будет поговорить с Нико и объяснить ему — по возможности вежливо, — что свои чувства стоит проявлять... более в лицо. А не когда она спит раздетая в его каюте.
— Ладно, — Полани разомкнула, наконец, руки с груди и, как обычно в минуту растерянности, потерла пульсар-фонарик шлема. — Ладно, пусть будет по-вашему. Только не заклюй, а заплюй.
— Что? — не поняла Блад.
— Говорю, правильно говорить «бош’тет тебя заплюй». Это идиома такая, что-то вроде вашего «черт тебя дери». Только без сексуального подтекста. Это у вас черт должен кого-то отодрать, ну... вы понимаете... А у нас бош’тет — это такая мерзкая вонючая слизнеящерица, сосуществовавшая с нами еще... Ну, словом, когда у нас была планета.
— И что? — удивленно поинтересовалась комиссар, — имя какой-то ящерицы для вас столь грубо, что внесено в список нецензурной ругани?
Полани снова вздохнула.
Ну вот, еще один инопланетник, которому все нужно разжевывать.
— Она не только мерзкая, — объяснила девушка. — Она к тому же падальщик и, отчасти, паразит. Раньше, в древние времена, она проникала в... Нет, извините, комиссар, я не могу об этом говорить. Об этом не говорят вслух (2).
Землянка улыбнулась.
— Ну да, понимаю, — сказала Блад. — Помянешь черта, он и появится.
— Да, что-то типа того. А еще он дырявит пузыри и может сожрать мозг новорожденного. Ну, раньше так было, когда мы еще жили на Раннохе. Поэтому извините еще раз, не будем об этом.
Блад поднялась с кровати и подошла вплотную к девушке.

Полани по-прежнему весьма плохо разбиралась в людях по их внешности, и единственное, что хоть что-нибудь говорило ей о человеке — его глаза. Как и у остальных рас Галактики, с четко обозначенными зрачками и удивительной сложности радужкой. Ни у кого, кроме людей, она не имела уникального, свойственного лишь конкретному индивидууму рисунка. Даже азари, подозрительно близкие в своей внешности к землянам, и те могли иметь абсолютно одинаковые глаза. Например, у матери и дочки.
У человеческого Спектра глаза были... странные. Темно-коричневые, переходящие в черноту ближе к зрачку, и потому казавшиеся какими-то опасно затягивающими. Интригующими, если можно так сказать. При этом остальное лицо не производило решительно никаких эмоций. В меру морщинистое, но с не самой богатой мимикой, что на кварианский взгляд — безусловное благо. Правая часть лица и вовсе какая-то мертвая, словно частично парализованная. Может быть, людям и незаметно, но для кварианца очевидна мимическая дисгармония на физиономии Вайлет Блад. Например, улыбка комиссара — кривоватая. Кому-то она может показаться нарочитой, но Полани видела, что это какой-то органический след, возможно, старая травма, толком так и не залеченная.
Говорят, эта Вайлет Блад — бывший космопех, которая потом долгое время служила в полиции. Тогда совершенно неудивительно — люди обожают стрелять друг в друга. Бывает, попадают и в лицо.

— Полани, — тихо произнесла Блад. — Пожалуйста, скажи, кто сообщил тебе о поступке Нико. Это важно.
— А вы не скажете? — девушка, робея перед тушей комиссара, посмотрела снизу вверх. — Я не хочу, чтобы у него были неприятности.
— Если это не касается моего расследования напрямую, то не скажу.
Полани потопталась в нерешительности. Кварианка понятия не имела, скажется ли это на расследовании или нет.
— Мне об этом сказал Дирак, — наконец выдохнула она. — Он и сам просил не придавать этому значения, в общем-то...
— Спасибо.
Вайлет повернулась в сторону столика — того самого, на котором стояла видеорамка.
— Ты была близка с Заной? — спросила женщина.
— В каком смысле? — насторожилась Полани.
Девушка знала, что среди землян процветают гомосексуальные отношения, естественные и для азари, но совершенно немыслимые на Флоте. Вопрос Вайлет Блад в этом смысле показался каким-то ну совсем неприятным.
— В смысле, вы с ней давние подруги, да?
— Ах, да, — облегченно произнесла девушка. — Почти с самого рождения.
— Скажи, а как часто Зана болела?
— Болела?
— Ну да, — кивнула Блад. — Как часто у нее случались эти ваши проблемы с иммунной системой? Бывало ли так, что она лечилась сама, без обращения к корабельному медику?
— Никогда такого не было! — убежденно произнесла Полани. — Я ей завидовала страшно, она и раньше редко сваливалась, а в последние пару лет вообще здоровее всех была, наверное! Ни разу не видела у нее гипериммунного ответа! Даже когда она меняла лицевую маску на штатном ТО — и то умудрялась обойтись без заражения. Не то, что я...
— Так, нюни долой! — скомандовала комиссар. — У тебя совершенно нормальное для кварианки здоровье.
— Это вы так говорите, — тихо произнесла Полани. — А я знаю, что...

Полани вспомнила, как отвратительно ей стало, когда прекратилось действие иммуноблокиратора. Она даже старалась не показываться на глаза Нико — чтобы тот не винил себя почем зря. В конце концов, это она фактически изнасиловала молодого землянина.
Вот уж сама себе удивишься — первый сексуальный опыт, и такой пугающе интенсивный! Но зато потом... О, лучше не вспоминать. Машгор дважды пытался вызвать неотложную помощь, но Полани недаром была талантливой программисткой. Удалось обойти все эти социальные процедуры и обойтись самолечением. Правда, пришлось утащить из медблока кое-что, но опять же, бабушка Даро совершенно точно ничего не заметит. А если и заметит, но наверняка поймет ее, Полани, состояние.
— Ни черта ты не знаешь! — Блад резко повернулась и буквально ткнула девушку пальцем чуть повыше груди. — Если бы у тебя были реальные проблемы с иммунитетом, ты бы после секса с человеком, да еще с отложенной снадобьем Гото реакцией, с неделю валялась бы в горячке, ощущая раскаленный паяльник между ног! Или не читала мемуаров Касуми?
— Я не... — Полани с трудом сдержалась от того, чтобы всхлипнуть. — А что Касуми?
— Что Касуми? — рассмеялась Вайлет. — Это же самая близкая подруга Тали. Касуми Гото выпустила двухтомник мемуаров о своей службе на второй «Нормандии». Это она, образно говоря, вытаскивала Тали’Зору из петли, когда хренов самец Шепард выбрал смазливую мордашку азари вместо кукольного личика Зоры. Впрочем, капитана не надо винить — влияние азари на объект своего интереса воистину чудовищно. Поверь мне, я знаю, о чем говорю.
— Я... я читала Касуми Гото, — дернула плечами Полани. — В переводе на хелиш. Там всего один том, и нет ничего про паяльник.
— Цензура, — просто объяснила Блад. — У вас же, блин, романтический социализм, а в таком обществе просто необходима правительственная фильтрация информации.
Комиссар положила одну ладонь на дверную ручку, а другой неожиданно тепло, можно сказать, нежно коснулась плеча Полани.
— Нико любит тебя, дуреху гипериммунную, — улыбнулась Блад. — И раз уж мы заговорили о кварианском здоровье, то поверь мне, старой тетке, вынужденной общаться с самыми разными расами. Если ты через два дня после коктейля Касуми уже на ногах и вовсю работаешь, значит, у тебя офигенный шанс на иммунную терапию где-нибудь в недорогой человеческой клинике. Я думаю, тебе стоит пройти генетический тест и поговорить с капитаном. Уверена, он будет до усрачки рад видеть твою мордашку без шлема и с радостью оплатит лечение.
— Правда?
Сердце Полани, казалось, задало тот же вопрос и перестало биться в ожидании ответа.
— Правда. И ты сможешь заниматься сексом с Нико сколько захочешь и как угодно часто. Смотри только, не загоняй парня. Знаю я эти ваши кукольные аппетиты.
Громоздкая женщина засмеялась и похлопала Полани по плечу.
— И спасибо за беседу, — добавила Блад. — Ты сама не знаешь, насколько мне помогла.
Комиссар подвинула плечом кварианку и вышла из каюты. Полани совершенно автоматически протянула руку и закрыла люк за самым странным землянином, которого ей довелось когда-либо видеть.

Продолжение следует...

===

Примечания:
1) Ближний круг Солнечной системы — пространство до Пояса астероидов включительно. Дальний круг — от внешней границы Пояса астероидов и до орбиты Нептуна. Сверхдальнего круга не существует, вместо него используется термин Транснептуновое пространство — оно длится до пояса Койпера.
2) Полную справку о термине «бош’тет» и стоящем за ним биологическим виде вы можете запросить в Межрасовом информатории Главного лунного музея пангалактических связей.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

RomanoID
2   
Опоздал я с ним.
Он теперь главный военный. wink
0
RomanoID
1   
Сказано же, слизнеящерица, падальщик-паразит. wink
0