Делай, что должен... Глава 2


Жанр: драма, боевик, приключения.                                                                                      
Персонажи: ОС
Статус: в процессе
Аннотация: представим на минутку, что СССР сохранился, и сохранился именно в том виде, когда его потенциал был наиболее мощным - 30-40е годы - начало 50х годов 20 века. Как бы тогда выглядела вселенная Mass Effect?
Описание: Глава, в которой ударная "тройка" высаживается на Иден Прайм. 
Предупреждение: отличие от канонов небольшое, товарищ SVS, Ваша конструктивная критика очень ценна для меня, но, пожалуйста, наберитесь терпения. Следующая глава Вас порадует, обещаю.


Глава 2.


— Периметр чист, капитан, — доложил Джокер по радио. Подняв «Нормандию» на несколько десятков метров, он резко рванул с места, уходя за склон каньона. Рёв двигателей корабля стих вдалеке.

Тихий не ответил. Группа соблюдала радиомолчание.

Тихий снял со спины автомат и трусцой двинулся вперёд по каньону к месту боя. Аленко и Дженкинс двигались чуть позади и контролировали сектора, оглядываясь по сторонам. Дно каньона поросло невысокой травой, вдоль стенки журчал ручей с прозрачной чистой водой, летали насекомые, в небе пролетали птицы. Пейзаж был обманчиво спокойным. Впереди тропа сужалась и поворачивала вправо.

У самого поворота каньона группа наткнулась на два обугленных человеческих трупа, но следов огня вокруг видно не было. Словно кто-то сжёг двух человек, после чего непонятно зачем принёс трупы сюда. Также не было видно никаких следов боя. «Может быть, какое-то направленное микроволновое излучение?» — подумал Тихий. Но тогда трава вокруг трупов тоже бы сгорела, а она была целой и невредимой.

Тихий отметил для себя эту важную деталь и приказал группе двигаться дальше. На дне каньона там и тут лежали валуны, и группа продвигалась незаметно, от укрытия к укрытию, непрерывно прикрывая друг друга и контролируя сектора. Уже была пройдена половина пути, виднелись деревца, растущие у самого выхода из каньона, когда навстречу троице вылетели два яйцевидных дрона с прикреплёнными к днищу небольшими пулемётами. Проскользнув по воздуху вдоль стены, они открыли огонь по бегущему в укрытие Дженкинсу. Две пулеметные очереди пересеклись на его груди, щит со звоном отключился, и две тяжёлые пули прошили его тело навылет. Тихий и Аленко отреагировали мгновенно и открыли огонь по вражеским машинам. Через секунду оба дрона, разбитые бронебойно-зажигательными пулями большого калибра, упали на дно каньона и загорелись. Аленко бросился к Дженкинсу, Тихий же взял на прицел верхние края каньона, прикрывая их от возможных атак сверху. Аленко прижал палец к сонной артерии лежащего на земле Дженкинса, но пульс не нащупал. Это действие было скорее инстинктивным, чем разумным, ведь на внутреннюю часть визоров шлемов Тихого и Аленко, помимо показаний радара, проецировалась и информация о состоянии здоровья бойцов. Датчик безапелляционно показывал, что Дженкинс мёртв.

Это было весьма странно. Тихий видел, сколько пуль попало в щит Дженкинса, прежде чем тот отключился. И их было всего четыре при заявленной прочности в 10-15 попаданий. Но ведь диагностика систем скафандра обязательно показала бы заниженную мощность щита, и в этом случае боец обязан был доложить об этом командиру. Если только Дженкинс не соврал про то, что он проверил снаряжение...

Тихий подошёл к телу Дженкинса и посмотрел на его лицо, на котором навсегда застыло выражение крайнего удивления и недоумения.

— Грёбаный идиот, — тихо и зло произнёс он. Кайден в недоумении уставился на своего командира.

— На «Нормандии» я приказал ему провести диагностику систем скафандра, — спокойно пояснил Тихий, не сводя глаз с тела Дженкинса. — Он посчитал это лишним, потому что скафандры были только что с завода, совсем новенькие. Грёбаный идиот. Диагностику нужно проводить всегда, даже когда в этом нет необходимости, чтобы исключить «плавающую» неисправность.

Он нагнулся к телу Дженкинса и закрыл ему глаза.

— Надеюсь, Кайден, ты будешь в точности выполнять мои приказы. Потому что если их не выполняют ... — он показал на тело Дженкинса. — Случается вот такое.

— Так точно, сэр, — ответил Аленко.

Тихий повернулся в сторону выхода из каньона.

— Двигаемся дальше. Приказа никто не отменял, — произнёс он.

Солдаты, перебегая от укрытия к укрытию, двинулись дальше.

* * * 

Патронов у Эшли оставалось совсем немного. Практически весь боезапас был потрачен на напавших на колонию гетов, весь её взвод полёг под их огнём, очень быстрым, точным и беспощадным. Поганые железяки использовали очень мощные и скорострельные винтовки, в результате чего от кинетических щитов не было никакого толку — они мгновенно вырубались первой же очередью. Попытка спрятаться в укрытии для восстановления щита приводила лишь к тому, что на голову спрятавшегося бойца немедленно прилетала миниатюрная, но весьма мощная осколочная граната. Роботы бросали их очень метко.

Оставалось только одно: быстро перемещаться по местности, менять позиции и уповать на то, что в щит в момент восстановления не прилетит пуля.
Вот и сейчас Эшли бежала что есть сил к каньону, надеясь найти укрытие за разбросанными по дну валунами. Её преследовали два пулемётных дрона, летящих по воздуху в паре метров от земли, прекрасно ориентируясь на её белую полированную броню. Эшли бы сейчас правую руку отдала за матовый камуфляжный бронескафандр, ужасно выглядящий, но дающий хоть какую-то маскировку. Конечно, надежда на каньон была эфемерной, дронам гетов ничто не мешало обойти её над стенами и атаковать сзади и сверху. Однако этот вариант лучше, чем тот лесок у археологической площадки, в котором геты зажали её отряд — деревья не были преградой для их пуль.

Эшли бежала зигзагами с таким расчётом, чтобы между ней и дронами было хоть какое-то препятствие — или растительность, которая помешает им прицелиться, или валун, который примет на себя их пули. Но впереди было относительно открытое место, и Эшли поняла, что до укрытия добежать не успеет, вынырнувшие из-за валуна дроны её изрешетят. Словно в подтверждение этой догадки сзади прилетела пуля, но попала в щит, ровно наполовину снизив его мощность. Эшли резко упала на землю, перекатилась, выхватила пистолет и быстро выстрелила четыре раза: по две пули на каждый дрон. Ошмётки дронов упали на землю. Однако перевести дух ей не удалось. Эшли увидела слева от себя двух гетов, всего в десятке метров. Последние, однако, даже не смотрели в ее сторону. Всё их внимание было приковано к несчастному гражданскому, которого геты прижимали спиной к стоявшей на земле непонятной цилиндрической конструкции на треноге высотой в полтора метра. Лицо несчастного было искажено гримасой животного ужаса, он не издавал ни звука. И вдруг из конструкции, к которой они прижимали мужчину, вылетел огромный телескопический заострённый кол, и приподнявший на несколько метров над землёй пронзённое тело.

Эшли охватил ужас. Она со всех ног бросилась прочь, выхватывая со спины автомат с остатками боезапаса, и нырнула за ближайший валун.

Геты повернули в её сторону свои цилиндрические головы с единственным светящимся «глазом», что-то очень быстро защёлкали друг другу, обмениваясь информацией, а затем вытащили свои винтовки и направились к её укрытию. Эшли поняла, что они хотят с ней сделать — неподалёку стояло ещё несколько конструкций, подобных той, что убила несчастного, а чуть дальше висели пробитые кольями ещё несколько человек.

Что ж, живой Эш им не дастся. Если ей суждено сегодня погибнуть, то она погибнет в бою. А если её не убьют в бою, то последнюю пулю солдат сама пустит себе в лоб.

Но геты вдруг остановились и неподвижно, как статуи, посмотрели на её укрытие. Эшли аккуратно выглянула и словно почувствовала их прожигающий насквозь «взгляд». «Чего они ждут?» — мелькнуло в голове. Но геты сами ответили на этот вопрос — со стороны археологической площадки к ним быстрым бегом приближались ещё пять роботов. Подкрепление. Эшли вскинула автомат и открыла огонь. Роботы кинулись врассыпную, уворачиваясь от её пуль, и, обходя с флангов, открыли огонь. Но только они стреляли не в неё, а куда-то за её спину. Обернувшись, она увидела двух солдат в тёмно-серой броне без знаков отличия, перебегающих от укрытия к укрытию. Вокруг них взлетали фонтанчики пыли, едва заметно вспыхивали кинетические щиты их брони, когда в них попадали пули. Мужчины бежали навстречу стреляющим по ним гетам, не открывая огня. Наконец, когда до гетов оставалось около пятидесяти метров, оба одновременно выкинули вперед руки, словно пытались ударить в лицо стоящего перед ними невидимого противника, и две голубоватых волны биотической энергии ударили по гетам, разметав их в стороны. Следом солдаты открыли прицельный огонь из автоматов. Через несколько секунд всё было кончено — все семеро гетов превратились в металлолом.

Один солдат пробежал мимо неё, занял укрытие за небольшим камнем и взял на прицел направление, откуда пришли геты. Второй, тяжело дыша, подошёл к ней.

— Ты в порядке? — спросил он. — Тебя не ранили?

— Нет, я цела. Спасибо, что спасли меня, сэр. Я уж думала...

— Мы ещё не спасли тебя. Вокруг наверняка полно этих тварей. Кто ты и откуда?

— Ах да, виновата, — Эшли ещё не пришла в себя после боя, поэтому забыла об элементарной субординации. — Сержант Эшли Уильямс, 212 взвод.

— Зови меня Тихий. Я — капитан, — Тихий решил пока не называться полностью: режим секретности со спецподразделения N7 никто не снимал. — Какое у тебя было задание?

— Мы охраняли археологическую площадку, когда на нас напали геты...

— Геты? — подал голос второй солдат. — Они не появлялись за пределами Вуали Персея уже триста лет. Вы уверены в своих выводах, сержант? И что это за Зубья Дракона? — солдат смотрел не в прицел винтовки, а на гетские колья с насаженными на них людьми.

— Лейтенант, следи за периметром! — одёрнул его Тихий. Боец снова начал контролировать сектор. — Неважно, кем именно является противник, если он враждебен. Продолжай, сержант.

— Мы пытались увести гражданских с площадки, но их перебили вместе со всем взводом. Окружили и перебили, — она запнулась на мгновение, переводя дыхание. — Похоже, из всего взвода осталась только я.

— У нас тоже один погибший — дроны с пулемётами на брюхе срезали парня очередями. Так что, сержант, ты пойдёшь с нами. Займёшь место двухсотого, — приказал Тихий.

Эшли хотела было сказать «Есть, сэр!», но её взгляд привлекло рельефное «клеймо» на правой стороне нагрудной бронепластины капитана — N7. Она кое-что слышала про это спецподразделение, созданное для выполнения специфических задач, что состоит оно из ударных «троек», но чтобы присоединиться к такой «тройке»... Ведь совершенно неизвестно, что у них за задание. Да и она, как честный пехотинец, не доверяла всем «секретникам», представителям подобных N7 подразделений.

— К чему колебания, Эшли? — капитан словно прочёл её мысли. — Ты разве не хочешь поквитаться с гетами за своих ребят?

Сомнения Эшли мгновенно развеялись, словно их и не было.

— Хочу. Я с вами, сэр.

— Я не сомневался в тебе. Подожди, сейчас я подключу тебя к системе.

Он включил инструметрон — голографический прибор в виде браслета на левой руке с функциями персонального компьютера, и подключился к системам её бронескафандра. На своём визоре он сразу увидел данные о её состоянии, состоянии её брони и оружия. Не говоря ни слова, он отстегнул от креплений два магазина патронов и протянул ей. Она перезарядила винтовку.

— Готова? — тихо спросил он.

— Да. Выдвигаемся, — ответила она.

— Лейтенант, вперёд, — приказал Тихий Кайдену.

И обновлённая ударная «тройка», стараясь не смотреть на колья с трупами, перебегая от укрытия к укрытию и прикрывая друг друга, двинулась к археологической площадке.

* * * 

Найлус двигался, словно тень. Не произведя ни одного выстрела, он сумел добраться до транспортного терминала мимо нескольких отрядов гетов. Здесь, на железнодорожных платформах, стояли контейнеры с рудой, готовые к отправке в космопорт, повсюду валялись тела рабочих. Однако у самого терминала не было ни одного гета. «Должно быть, отправились на перехват группы Тихого», — подумал он. Если верить результатам сканирования местности, археологическая площадка с маяком должна находиться неподалёку. Так что у Тихого сейчас начнутся серьёзные проблемы, если они ещё не начались. Одиночный гет — существо крайне тупое и для тренированного бойца не представляющее никакой опасности, тут Найлус был абсолютно уверен в успехе Тихого. Но производительность нескольких гетов, объединённых в беспроводную сеть, возрастает в геометрической прогрессии, а такого врага победить уже намного сложнее. Они становятся умнее, быстрее, опаснее. Чем больше гетов подключено к единой сети, тем умнее становятся и отдельные их бойцы. Геты — не просто роботы, это скорее новый вид разума. Искусственного общественного разума, крайне враждебного для всего живого.

Выглянув из-за очередного укрытия, Найлус осмотрел местность. Краны, подъёмники, трубы коммуникаций различного назначения и ящики, ящики, ящики. Железнодорожные платформы стоящего на путях состава были ими заставлены. Все, кроме двух первых звеньев. На самой первой платформе стоял только протеанский маяк, видимо, перетащенный гетами с археологической площадки, готовый к отправке в космопорт. А между сваленных на перроне контейнеров с рудой прохаживался турианец, облачённый в тяжёлую броню и с пистолетом на поясе. Терминал находился глубоко на территории, контролируемой противником, так что увидеть здесь кого-то живого было весьма маловероятно. Кроме того, Найлус узнал этого турианца. Это был Сарен, тоже Спектр, они вместе с Найлусом начинали службу в Корпусе. Что он тут делает?

Найлус вышел из своего укрытия. Сарен обернулся на звук и посмотрел на него.

— Сарен?

— Найлус, — скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс Сарен.

— Сарен, это моё задание. Что ты здесь делаешь? — спросил Найлус, стараясь не выдать своего удивления.

— Совет решил, что тебе не помешает помощь, — спокойно ответил Сарен и медленно двинулся навстречу Найлусу.

Найлус убрал оружие. Он был рад увидеть знакомое лицо.

— Гетам был нужен протеанский маяк? Как ты считаешь? — спросил Найлус и прошёл мимо Сарена к железнодорожной платформе с поставленным на ней маяком, чтобы рассмотреть его поближе. Сарен оказался позади Спектра.

— Несомненно, — ответил Сарен.

— Ситуация крайне сложная, — сказал Найлус, разглядывая маяк. — Повсюду геты. Как мы вытащим отсюда маяк?

— Не волнуйся, — сказал Сарен, незаметно вынимая из креплений крупнокалиберный пистолет и направляя его на затылок Найлуса. — У меня всё под контролем.

* * * 

Место последнего боя двести двенадцатого взвода «тройка» нашла без проблем — много трупов, тут и там валяются разбитые пулями останки гетов. Взвод перед своей гибелью неплохо потрепал противника, Тихий видел не менее пятидесяти уничтоженных роботов. Собрав с тел бойцов боеприпасы, группа двинулась дальше.

На археологической площадке, расположенной у подножья поросшего травой холма прямо на выходе из каньона, их встретила небольшой отряд гетов, который они немедленно уничтожили, закидав гранатами. Группа осмотрела площадку.

— Здесь нет протеанского устройства, — сказала Эшли. — Когда мы уводили отсюда учёных, оно стояло прямо вот тут, — она указала на круглый каменный фундамент посередине площадки. — Похоже, геты его куда-то перенесли.

«Теперь ясно, зачем они напали на колонию, — подумал Тихий. — Очевидно, следующий их шаг — дотащить маяк до космопорта, погрузить на корабль и подорвать колонию, уничтожая все следы своего пребывания здесь».

— Как быстрее всего добраться до космопорта? — спросил он у Эшли.

— Ну... — она задумалась, — можно попробовать через транспортный грузовой терминал, монорельс от него проложен прямо к космопорту, но там наверняка полно гетов. Вот по этой дороге мимо лагеря учёных, — она указала на грунтовку, ведущую к вершине холма.

— Выдвигаемся. И побыстрее, — приказал он группе и трусцой побежал вперёд с дробовиком наготове — бой предстоял на средней дистанции. Группа двинулась за ним.
Они взобрались на холм, где располагался лагерь учёных, пять стандартных компакт-коттеджей, и осмотрелись. Коттеджи располагались слева от дороги, а справа же... Справа стояли вряд семь Зубьев Дракона, как их метко окрестил Аленко, и на них висели пробитые... люди? Нет, не люди. Человекоподобные существа синего цвета с глазами-окулярами, сплошь покрытые какими-то трубками, и светящиеся голубым светом прожилками, словно светодиоды или повреждённые световолокна.

— Господи!.. — прошептал Аленко.

— Что геты сделали с ними?! — воскликнула Эшли.

Тихого мучило нехорошее предчувствие. Интуиция никогда его не подводила. В такие моменты иголочки вдруг начинали колоть виски и колокольчик начинал звенеть в затылке. Сейчас колокольчик превратился в набат. В ближайшие секунды должно произойти что-то весьма опасное.

Вдруг кол одного из Зубьев Дракона со скрипом и скрежетом сложился в цилиндрический корпус, тело существа упало на землю, дёрнулось и начало подниматься на ноги. Глаза-окуляры, засиявшие синим огнём, уставились на бойцов. И от их взгляда у всех троих по спинам пробежал неприятный холодок.

Неизвестно, сколько бы продолжалась эта игра в гляделки, если бы Эшли не сделала несколько шагов навстречу существу. Существо вдруг сорвалось с места и кинулось на неё, издавая хриплый звук.

Тихий и Аленко отреагировали мгновенно — два одновременных выстрела из дробовиков отбросили тварь назад. Прокатившись по земле, тварь замерла, из неё потекла синяя кровь.

— Лейтенант, ты уже дал название Зубьям Дракона, — Тихий помог Эшли подняться и обратился к Аленко. — Дай название и этим тварям.

— Хаски, — первое, что пришло в голову, сказал Кайден.

— Короткое и звучное. Годится, — одобрил Тихий.

Остальные шесть Зубьев Дракона скользнули в корпуса цилиндров, хаски повалились на землю, но подняться они не успели — несколько одновременных залпов дробовиков «тройки» попросту не позволили им это сделать. Тихий просканировал местность на предмет противников и обнаружил движение: в одном из компакт-коттеджей находились двое.

Тихий жестом отдал команду «тройке» «внимание» и указал направление, и они с дробовиками наготове двинулись к коттеджу. Коттедж был заперт изнутри, однако взломать цифровой замок с помощью программ инструментона не представляло никакого труда. Через пятнадцать секунд замок со звонким щелчком открылся.

— Люди! Хвала Создателю! — воскликнула испуганная женщина в одежде учёного. Вместе с ней в коттедже находился престарелый мужчина, казавшийся обезумевшим от страха.

— Быстро! Закройте дверь, пока они не вернулись! — страшным шёпотом прошипел он вошедшим.

— Кто вы и что здесь делаете? — спросил Тихий.

— Я доктор Уоррен, это — доктор Мануэль, — сказала женщина. — Я руководила раскопками. Мы должны были отправить находки в космопорт и свернуть лагерь. А потом... — она вздохнула, пытаясь успокоиться, — потом начался этот кошмар.

— Вы видели, что здесь произошло?

— Мы спрятались здесь, когда напали геты. Мы видели, как они... — она запнулась. — Как они насаживают людей на эти колья...

— Никто не спасся! — тем же страшным шёпотом произнёс Мануэль. — Время людей закончилось! Скоро здесь останутся только руины и трупы!

— А что с Вашим помощником? — Тихому определённо не нравилось поведение Мануэля.

— Доктор Мануэль — блестящий учёный, специалист по ксенотехнологиям. Но он всегда был немного... не в себе. Гений и безумие — часто две стороны одной медали.

— Видеть будущее — это безумие?! — дико вращая глазами, прошипел Мануэль. — Видеть, что всё превратится в руины, что все погибнут... что спасения нет... что надежды нет... Разве это безумие? Нет, я не сошёл с ума! Я единственный, кто не сошёл с ума!

— Мануэль, пожалуйста! — умоляюще сказала ему доктор Уоррен. — Иди, приляг, скоро успокоительное подействует!

— Вы видели здесь турианца? — продолжил расспросы Тихий.

— Я видел турианца! — шептал Мануэль. — Он вёл в бой наших врагов! Он их пророк! Он был здесь перед нападением!

— Это невозможно, — тихо сказал Аленко. — Перед нападением Найлус был на «Нормандии».

— Значит, Мануэль видел не Найлуса, — предположил Тихий.

Лекарство тем временем начало действовать на Мануэля, и у него начали подкашиваться колени.

— Мануэль, иди приляг! — повторила доктор Уоррен, поддерживая его за плечи. — Тебе станет лучше.

— Мы уходим. Заприте дверь и ждите спасателей, — Тихий двинулся к выходу.

— А вы разве не спасатели? — в голосе доктора Уоррен послышалась тревога. — Вы оставите нас здесь?

— Мы не спасатели, — твёрдо ответил Тихий. — И мы не можем взять вас с собой. Заприте дверь и дождитесь помощи. Если геты вас до сих пор не убили, значит, вы им не нужны.

— Да... Да, вы правы, — тихим голосом произнесла доктор Уоррен. — Я запру за вами дверь.

«Тройка» двинулась дальше, на вершину холма, по дороге, ведущей к терминалу монорельса, оставив позади лагерь учёных. Холм был довольно высокий и, забравшись на него, они смогли увидеть почти всю колонию. Внизу, у подножия холма, находился транспортный терминал, на погрузочных площадках которого стояли несколько Зубьев Дракона с насаженными на них хасками. Дальше лежали пути монорельса, ведущие к довольно высоким зданиям космопорта, расположенного в нескольких километрах севернее. А над колонией...

— Господи, какой огромный... — прошептала Эшли.

Над колонией висел тот самый корабль, который Тихий видел на записи. Гигантский гибрид креветки и паука. Он словно стоял над колонией на «лапках», устремив в небо заострённое «брюшко». Теперь была возможность рассмотреть его получше. Длина корпуса составляла никак не меньше двух километров, диаметр в самом широком месте — около трёхсот метров.

Вдруг корабль оторвался от земли и начал подниматься в небо, сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее. Вдоль его корпуса мелькали красные молнии. Издав напоследок закладывающий уши, проникающий прямо в мозг, страшный звук — то ли треск, то ли рык, — корабль исчез за облаками.

— Пёрднул и улетел, — констатировал Кайден. — Где смысл? Где логика?

Тихий обернулся к нему и серьёзно посмотрел прямо в глаза.

— Экий Вы, батенька, циник! — после небольшой паузы и без тени улыбки на лице произнёс он. — Но шутку понял. Смешно. Уверен, мы сработаемся. Особенно если так по́шло шутить не будете в присутствии дамы, — он кивнул в сторону Эшли.

— Враги! — крикнула «дама» и начала палить короткими очередями из автомата по бегущим к ним хаскам.

Тихий мысленно обматерил сам себя — нельзя отвлекаться на задании! Даже на идиотские шуточки подчинённых. Вот и результат — отвлёкся и прошляпил момент, когда хаски соскочили с Зубьев. Хорошо, что Эшли была начеку, а то неизвестно, чем бы всё закончилось.

Тихий выхватил автомат и, прыгнув за ближайший валун, начал отстреливать приближающихся хасков короткими очередями. Бойцы последовали его примеру.

— Геты! — крикнул Кайден.

С грузовых платформ на терминал уже бежал десяток роботов, вооружённых автоматами.

— Бейте хасков, геты — мои! — крикнул Тихий бойцам, положил автомат на землю и выхватил со спины снайперку.

В обойме «Гадюки» 12 зарядов, чередуются по два дезинтегрирующих патрона и один бронебойно-зажигательный. Сначала двумя дезинтегрирующими пулями пробивается кинетический щит, затем одной бронебойно-зажигательной разносится на куски голова противника вместе с его шлемом. Одной обоймы должно хватить на четырёх гетов. Он припал глазом к оптике.

«Поехали», — сказал он сам себе.

Три очень быстрых выстрела по голове гета — готова груда металлолома. И так четыре раза. Смена магазина — и опять по новой. Через восемнадцать секунд целых гетов не осталось. Эшли и Кайден тем временем добивали оставшихся хасков.

Тихий перезарядил снайперку и отправил её за спину, затем подхватил автомат. Перебегая от укрытия к укрытию, «тройка» двинулась к очищенному от врага грузовому терминалу.

Подбежав к пандусу, Тихий медленно поднялся наверх и увидел лежащее среди ящиков тело Найлуса. Половина черепной коробки турианца была изуродована выстрелом. Фиолетовая кровь растеклась большой лужей.

Тихий присел возле трупа. Сзади с оружием наготове подошли Эшли и Кайден.

— Выстрел в упор из крупнокалиберного пистолета. В затылок, чуть снизу, — констатировал Тихий. — Твою ж мать...

Эшли молча смотрела в сторону ящиков, словно пытаясь там что-то рассмотреть, Кайден контролировал задний сектор, водя автоматом из стороны в сторону.

«Рапорт будет просто блестящим, — мрачно подумал Тихий. — Задание можно считать проваленным, ибо как можно считать экзамен сданным, если экзаменатор погиб?»

— Движение, — тихо произнесла Эшли и направила автомат в сторону груды ящиков.

— Не стреляйте, не стреляйте! — из-за ящиков, высоко подняв руки, выбрался мужчина средних лет в робе грузчика. — Я человек, не стреляйте!

— Кончай орать, придурок, пока геты не набежали! — Тихий рыкнул на несчастного. — Ты кто такой?

— Я Пауэлл, грузчик! — уже тише сказал человек. — Я прятался здесь во время нападения!

— Долго ты там сидел? Ты видел, кто убил этого турианца? — Тихий показал стволом автомата на труп Найлуса.

— Я сидел тут в ящиках с самого начала нападения, — испуганно сказал Пауэлл, опустив руки. — А этого парня застрелил другой турианец. Тот, другой, пришёл сюда первым. Ждал, когда появится ваш друг. Он называл его Сареном. Ваш друг расслабился, потерял бдительность, и потом тот другой пристрелил его. Выстрелил сзади в голову. Хорошо, что меня не заметил...

— И что он сделал дальше?

— Тот, другой, запрыгнул на платформу, на которой был погружен протеанский прибор, и укатил в сторону космопорта.

— Стоп, стоп, Пауэлл. А как же так получилось, что ты прятался за ящиками один? Почему больше никто не пытался укрыться вместе с тобой?

— Ну я... — Пауэлл замялся. — Я иногда... В общем, если мало работы, я иногда отдыхаю здесь, среди ящиков. Иногда посреди рабочего дня очень хочется спать, и...

— Понятно, — сказала Эшли. — Ты выжил, потому что ты лентяй.

— Ладно, Пауэлл, прячься там дальше. Ты нам очень помог. Группа, за мной, — скомандовал Тихий и двинулся в сторону монорельса. Пауэлл хотел что-то сказать на прощание, но передумал и снова исчез за ящиками.

«Тройка», всё также контролируя сектора, добралась до монорельса, села на головную грузовую платформу и, взломав её управление, двинулась на ней в сторону космопорта, благо у каждой платформы имелся свой мощный двигатель.

Воспользовавшись передышкой, Тихий решил обдумать ситуацию.

Задание становилось все более интересным. Сначала геты, которые ни с того, ни с сего, вылезли из-за Вуали Персея, откуда не высовывали своего железного носа на протяжении почти трёхсот лет, теперь гибель Найлуса от рук какого-то Сарена, свободно разгуливающего по захваченной гетами территории и угоняющего поезд с протеанским маяком... Или он тоже прилетел сюда за маяком по поручению Совета? Но тогда зачем убивать Найлуса? Как он вообще добрался до маяка? Почему его не грохнули враждебные ко всему живому геты? Скорее всего, за маяком они сюда и прилетели такой весёлой компанией, так почему не убили конкурента? Ведь наверняка была возможность совсем незаметно пробраться вглубь контролируемой ими территории нереально!

Или реально?

Или не «конкурента»?

Может быть, доктор Мануэль не бредил?

«Я видел турианца! — вспомнил Тихий слова безумного доктора. — Он вёл в бой наших врагов! Он их пророк! Он был здесь перед нападением!»

У Тихого возникло безумное, но логичное предположение: этот Сарен с гетами заодно. Именно его, а не Найлуса, видел доктор Мануэль.

Бред. Любой контакт с гетами всегда заканчивался только одним образом — гибелью контактёра. Попытайся Сарен это сделать — сыграл бы в ящик тут же, не отходя от кассы.
Если только он не нашёл способ управлять ими. Но это уже совсем из области фантастики, причём даже не научной. Гетов пытаются взять под контроль всё время их существования, и никто: ни их создатели-кварианцы, ни частные организации, ни правительственные структуры, ни их объединения - не смогли ничего добиться. Что и неудивительно — невозможно взять под контроль искусственный разум размером с туманность. Можно взять под контроль маленькую изолированную от общего разума группку гетов, взломав им нейросеть, и то это решение временное, потому что они рано или поздно всё равно вырвутся, у них адаптивное сознание и многократное архивирование, так что они просто восстанавливают себя из архивов. Но всех гетов взять под контроль невозможно.

К тому же это не объясняет факта появления того гигантского корабля. Построить такую дуру не может никто в Галактике, даже геты. Но если это всё же был корабль гетов, почему он не забрал остальных роботов? Геты, конечно же, сущности не аппаратные, а программные, гету достаточно скопировать себя на другой носитель, например, сервер на корабле, но разбрасываться своими телами, на изготовление которых ушла уйма ценных ресурсов, мягко говоря, нелогично.

Тихий понимал только то, что он не понимал ничего.

Значит, остаётся только одно — выполнять приказ. Маяк следует доставить на «Нормандию».

* * * 

Сарен спешил. Кто-то шёл по его следу, и этот кто-то был настроен весьма серьёзно. Команда последнего, по сообщениям гетов, уничтожала небольшие отряды роботов за секунды, а хасков — и того быстрее, а ведь у этого солдата команда — всего лишь три бойца, включая его самого. Видимо, Найлус работал не один. Ещё один Спектр? Впрочем, неважно. «Властелин» уже ждёт на орбите, совсем скоро сюда прибудут корабли Совета Цитадели, а встреча с ними не входила в планы Сарена. Нужно срочно забирать информацию с маяка и убираться отсюда. Бомбы сделают всё остальное — зачистят следы.

Он подошёл к ближайшему гету и приказал:

— Ставьте заряды. Уничтожить всю колонию. Никто не должен знать, что мы были здесь.

Гет ничего не ответил, даже не двинулся, но Сарен знал, что робот уже передал приказ в сеть, и с челнока уже выгружают четыре ядерных заряда по пятьдесят килотонн каждый. Этого вполне достаточно, чтобы уничтожить все следы их пребывания здесь и всех случайных выживших, включая ту команду, что шла по его следу.

Только здесь, в грузовом космопорту, был достаточно мощный для активации маяка источник энергии, и только здесь можно считать информацию с него. Именно по этой причине Сарен задержался на этой планете. Изначальный план подразумевал использование маяка прямо на месте раскопок, в этом случае удалось бы ограничиться только уничтожением персонала и охраны археологической площадки, но, перетаскивая маяк к космопорту, они слишком наследили. Приходилось проводить глобальную «уборку». Надо только на всякий случай оставить у бомб небольшой заслон из гетов. Хорошо, что Сарен был достаточно умён и опытен, чтобы предусмотреть и такой вариант развития событий.

Сарен подошёл к включённому маяку, стоящему на краю посадочной площадки челноков и сияющему приятно тёплым жёлтым светом, замер на несколько мгновений, не сводя с артефакта глаз. И вдруг его тело сильно напряглось и выгнулось дугой, его мелко затрясло, маяк притянул его чуть ближе к себе и приподнял над полом, на несколько секунд сияние усилилось.

Челнок с «Властелина» уже заходил на посадку.

* * * 

— Конечная, командир! Просьба освободить вагоны! — в очередной раз попытался пошутить Кайден. На этот раз более удачно.

Грузовая платформа остановилась у перрона, солдаты сошли на станции. Площадь была заставлена готовыми к отправке ящиками с рудой, так что прибытия ударной «тройки» никто не заметил.

В боевом порядке команда начала продвижение между ящиками в сторону посадочной площадки челноков, возле которой датчик движения показывал какую-то нездоровую активность.

Вдруг раздался грохот выстрела, и щит Тихого потерял сразу половину мощности. «У гетов есть „Вдова". Хреново!» — подумал Тихий, прячась в укрытии за ящиками. Эшли и Кайден последовали его примеру. «Вдова» — это тяжёлая во всех смыслах снайперка, предназначенная для уничтожения живой силы противника и легкобронированной техники на расстоянии до пяти километров. Весит она аж 39 килограмм. Совершенно логично, что гет выбрал целью именно его — ведущего «тройки». Если бы он стрелял в Эшли, она бы стала «грузом 200» с первого же выстрела — она одета в стандартную броню, пусть и нестандартной окраски.

Тихий не заметил, что его правая нога на сантиметр высунулась из укрытия, и гет немедленно воспользовался этим. Громыхнул выстрел, не успевший восстановиться кинетический щит со звоном отключился. Тяжёлая пуля «Вдовы», пусть и сильно потерявшая кинетическую энергию на щите, больно ударила Тихого по бронепластине, срывая её с креплений и отбрасывая в сторону. Тихий тут же спрятался в укрытии полностью.

«Вернёмся — засуну эту пластину в жопу интенданту», — твёрдо решил Тихий, осмотрев сорванные крепления на бедре. Они имели явные следы неквалифицированного ремонта. Это говорило о том, что Тихий сейчас был одет не в новую броню, как было положено по инструкциям, а уже побывавшую в передрягах и списанную, а затем наспех кустарным образом восстановленную. Что алчная крыса-интендант сделал с новым скафандром, можно было без труда догадаться.

Высовываться было нельзя. Геты стреляют очень метко даже когда их немного и они довольно тупы.

— Что будем делать, капитан? — спросила сидящая рядом Эшли. — Нам не высунуться.

Тихий осмотрел укрытие и заметил щель между ящиками.

— Ну-ка подвинься, — обратился он к Эшли, снимая со спины снайперку.

Она сдвинулась чуть влево, и он начал осматривать местность через щель сквозь прицел снайперки. Обзор был, конечно же, так себе, но примерное расположение снайпера Тихий уже прикинул.

— Лейтенант, сделай так, чтобы гет выстрелил.

— Есть, — ответил Кайден и снял с головы шлем. Затем надел его на ствол винтовки и начал медленно поднимать над ящиками. Невероятно, но этот бородатый приём антиснайперской борьбы сработал: гет выстрелил в шлем, приподнявшийся над ящиками, приняв его за вражескую голову, после чего тут же получил две дезинтегрирующие и одну бронебойно-зажигательную пули прямо в светящийся глаз.

«Гет был довольно глуп, раз купился на поднятый шлем, — заметил Тихий. — Значит их тут немного, не больше десятка».

Тихий убрал снайперку, достал автомат, вскочил и перебежал до следующего укрытия. Видимо, это был единственный снайпер гетов, так как по нему больше никто не стрелял. Круговой радар вывел на визор шесть целей, двигающихся навстречу, и вторую волну, тоже из шести целей.

— Гранаты! — приказал Тихий, и все три бойца метнули из укрытий по три «сюрприза» в сторону подбегающей группы хасков, разнеся их на куски, затем перебежали чуть вперёд, меняя позиции (и весьма вовремя — за теми ящиками, где они только что были, уже рвались гетские гранаты), и метнули ещё по два «сюрприза» подбегающим гетам. Когда врагов осталось всего трое, бойцы успокоили их навсегда шквальным огнём из автоматов, высунувшись из укрытий за ящиками.

«Тройка» вышла на площадку для челноков.

У перил на той стороне стоял работающий протеанский маяк, а в нескольких метрах от него лежали в ряд четыре стальных конических устройства и мигали голографическими индикаторами...

— Твою ж мать!.. — Тихий сразу понял, что это, как понял и то, что времени осталось совсем немного.

— Бойцы, периметр! — скомандовал он, и Эшли с Кайденом взяли под контроль сектора вокруг Тихого, склонившегося над бомбами.

— Лейтенант, пусти меня в свой «браслет», — спокойно приказал он, Кайден нажал несколько кнопок на загоревшейся голографической панели своего инструментона, после чего тот заработал параллельно с аналогичным прибором капитана.

Бомбы были синхронизированы, так что достаточно было обезвредить одну из них, чтобы защита отключила оставшиеся три. Главное — не отключить случайно эту защиту. Тихому удалось программно обойти три уровня безопасности, обнаружить активность дополнительного скрытого детонатора, вызвать перегрузку на детонаторе «на неизвлекаемость», после чего он на всякий случай снял защиту с отключения режима «недотрога». Всё-таки боевой инструментон — отличная штука.

— Лейтенант, отрубить питание. Работай, — Тихий тут же занял место Кайдена в контроле периметра, а Кайден тем временем с помощью набора инструментов, который всё время носил с собой, вскрыл оболочку каждой бомбы и физически отсоединил элементы питания, а затем нашёл питание резервное и отключил его тоже.

— Готово, — доложил Кайден. — Бомбы обезврежены.

Тихий перевёл дух.

— Эшли, что у тебя?

— Периметр чист, — ответила Эшли и посмотрела на капитана. Тот снял шлем и вытер пот со лба, затем надел снова и убрал автомат в крепления на спине.

Маяк найден, бомбы обезврежены. Можно вызывать «Нормандию».

— Тихий — «Нормандии», мы в космопорту, маяк у нас. Требуется эвакуация.

— Принял, Тихий, плавно работаем. Будем у вас через восемь минут, — раздался в эфире голос Джокера.

Кайден сидел на одном из взрывных устройств и переводил дух, Тихий с помощью своего инструментона проводил диагностику снаряжения, стоя неподвижно и читая выводимую на визор информацию, и думал, что надо бы вернуться за оторванной бронепластиной — чтобы было чем дать по голове интенданту. Эшли же заинтересовалась работающим маяком, излучавшим жёлтый пульсирующий свет.

— Он так себя не вёл, когда его только раскопали, — заметила Эшли, но её замечание осталось без внимания — Кайден слишком устал, а Тихий был занят диагностикой. Она подошла к маяку поближе...

И вдруг что-то невидимое словно схватило её и начало подтаскивать к маяку, его свечение усилилось. Она попыталась позвать на помощь, но слова словно застряли в горле, она не могла произнести ни звука. Она не могла даже вздохнуть.

В этот момент Тихий обернулся и увидел Эшли, отчаянно сопротивляющуюся действию маяка. Тихий мгновенно подбежал к ней, схватил за талию и резко швырнул назад, подальше от маяка. Маяк отпустил её неожиданно легко, но лишь для того, чтобы взяться за самого Тихого. Кайден кинулся помогать Эшли, и в этот момент тело Тихого приподнялось над полом и выгнулось назад в диком напряжении. Ему в мозг хлынул поток образов. Чувств. Эмоций. Он видел смерть, ужас, разрушение, хаос, боль... Какие-то города, жителей которых методично истребляли... Сгорающие планеты... Взрывающиеся в надежде уничтожить врага солнца... Война... Страшная война на уничтожение... И надежда.

Маяк взорвался, Тихого отбросило на несколько метров в сторону. Он покатился по металлу пола и замер.

Кайден и Эшли подбежали к нему и перевернули. Его неподвижные голубые глаза были широко распахнуты, в них застыл ужас. Однако системы скафандра показывали, что Тихий жив.

— Аленко — «Нормандии»! Готовьте медблок, капитан ранен.

— Принял вас, Аленко. Работаю, — раздался в эфире спокойный голос Джокера.

Эшли испуганно смотрела на лежащего без сознания капитана. Они были знакомы не больше часа, но он уже дважды за этот час спасал ей жизнь, причём сейчас — почти пожертвовал собой ради неё. И сейчас он лежит без сознания, на грани жизни и смерти. По её вине. Ведь если бы она не подошла к маяку... Эшли решила, что не простит себе, если он умрёт.





Отредактировано: Rogue_Godless.

Комментарии (25)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

RAY
25   
Прочел вторую главу и понял что тоже самое читал в "Сын земли". Причем тут СССР, какое влияние оказывает на вселенную вообще непонятно. В чем разница в мышлении "американца" Аленко и товарища Тихого?
Вступление и первая глава произвели отличное впечатление, жаль что все скатывается в пересказ
0
8   
Какая еще обойма? Система термозарядов есть только у гетов
0
11   
То есть как "какая"? А чем же, извините, стреляет их оружие? Бесконечный боекомплект, знаете ли, невозможен в принципе, а термообойма, по логике, является всего лишь расходным элементом системы охлаждения оружия. Так что как ни крути, а патроны нужны. Как вариант - можно объединить обойму с баллоником фреона. Тогда оружие охлаждается порцией фреона сразу после выстрела. Да, это усложнит производство, обслуживание и использование оружия, но эффективность возрастёт в разы по сравнению с системами с воздушным охлаждением. Вспомним, хотя бы, легендарный пулемёт "Максима" на водяном охлаждении.)))
0
Scavenger
13   
Собственно, тут небольшая путаница возникла у автора комментария, видимо. Магазин (не богомерзкое "обойма") у всего оружия МЭ был всегда, рассчитанный на несколько тысяч пуль. "Как бы бесконечный" ресурс, одного магазина за глаза хватит на стрельбу несколько часов без перерыва.

А вот термозаряд (если все-таки придерживаться официальной хронологии, бо события те же самые) все-таки в эпоху Иден Прайма и Властелина был только у гетов. Органики пользовались несъемной системой охлаждения.
Посему наличие магазина ничуть не мешает наличию/отсутствию термозаряда.

Кстати говоря, могу ошибаться, но, по-моему (и по логике, учитывая вышеизложенное), пули одни и те же, а "бортовой компьютер" оружия наносит определенный состав на пулю (зажигательная смесь, кинетический боеприпас, разрывной и т.д.) перед открытием огня. Соответственно, нельзя в магазин загрузить, скажем, 500 разрывных и 500 зажигательных пуль (которые и не пули в традиционном понимании).
0
14   
Это уж слишком усложнит оружие, что серьёзно уменьшит его надёжность. Так что традиционное решение - разные типы боеприпасов - здесь более чем логично. Да и сложно представить магазин на несколько тысяч патронов. Не, лучше как в "Чужих" - магазин на сотню патронов, особым образом уложенных. Это как-то... приземлённее, что ли...
0
Scavenger
16   
Не патронов, а пуль. Гильз в МЭ уже нет. Пуля - это де-факто частица размером с песчинку, которая "откалывается" от магазина. Таким образом, брусок размером с, скажем, магазин от М107 имеет "вместимость" именно в тысячи пуль.
0
18   
О как...

И почему это не приходило мне в голову? Или это описано в Кодексе? Признаюсь, не весь я его прочитал, не весь...

Но в любом случае, мы уже вписались в разные типы боеприпасов и сменные магазины, так что оставим как есть. Оно какбе привычнее.
0
wect
7   
А когда прода? vinsent
0
Истина
4   
Кстати.В вашем произведения в СССР был построен коммунизм или нет.
0
9   
Коммунизм не может быть построен, так как является идеалом, а идеал недостижим по своей сути.
0
SVS
15   
А вот это уже любопытный момент, на котором не могу не остановиться подробнее. То есть как это "не может быть построен", "недостижим по своей сути"? Именно построение коммунистического общества было основной целью, для которой существовал Советский Союз. Фундаментом идеологии. Не случайно главная (и единственная) партия в СССР называлась не как-нибудь, а "Коммунистическая". Проще говоря, партия и правительство обещали народу светлое коммунистическое будущее. Причем не очень далекое, изначально, насколько помню учебники истории, еще в двадцатом веке собирались управиться.
И вот это действительно любопытный вопрос. Как же смог СССР, в котором не построили коммунизм аж к XXVI веку, протянуть так долго? Ведь сам этот факт говорит о полной несостоятельности данных когда-то обещаний и самой идеологии. Причем совершенно неважно, хороша идеология или плоха, речь не об этом. Речь о том, что, коль скоро за шесть-то веков не управились, дальше явно можно и не напрягаться.
И как-то непонятно, что же произошло? Вожди КПСС честно объявили людям: "Товарищи, коммунизм отменяется, на самом деле мы никогда его не построим"? И люди покладисто ответили: "Ну, нет так нет, обойдемся развитым социализмом..." Или в течение шестисот лет светлое будущее регулярно переносится на... ну, собственно на светлое будущее? И кто-то еще воспринимает такие обещания всерьез? Честно говоря, оба варианта кажутся одинаково неправдоподобными.
Словом, если ответ на первый мой вопрос: построили ли коммунизм - "нет", возникают новые. Почему СССР не развалился? Во что верят люди, если коммунистическое будущее отменяется? Существует ли еще КПСС? (опять-таки, если коммунизм - недостижимая мечта, какой смысл в таковой партии? Партия "кремлевских мечтателей"?) Как вообще развивалась история СССР с XX по XXVI вв.? Все это имеет отношение не столько к политике и идеологии, сколько к целостности придуманного Вами мира, а потому хотелось бы услышать ответы.
-1
17   
Всё просто. Идеальное коммунистическое общество не может быть построено, это да, но к нему можно максимально приблизиться. Равно как и нельзя выпустить идеально прямой рельс, но можно сделать так, что погрешности будут стремиться к нулю. Коммунистическое общество недостижимо, потому что в людях слишком много эгоизма, но социализм позволяет загнать его под шконку и направить созидательные силы общества на развитие всего общества, а не отдельных индивидуумов. Результат можно наблюдать на примере космической отрасли конца 80-х годов. Если помните, "Буран" совершил свой первый и единственный полёт полностью в автоматическом режиме, причём при заходе на посадку бортовой компьютер принял самостоятельное решение зайти на второй круг, так как скорость снижения отличалась от расчётной. Американцы при, как они говорят, "более эффективном капитализме", смогли повторить подобное только 20 лет спустя.

Почему СССР не развалился в моей реальности? Потому что в нашей реальности, что бы ни говорили "демократические" пропагандисты на подкормке олигархата, развал СССР был результатом предательства в верхних эшелонах власти. Поднявшийся всего лет за десять местечковый национализм, в конечном итоге переросший в геноцид русского населения и фактически разорвавший страну, был результатом спецоперации руководства КГБ, которое было причастно к предательству. Там, конечно, и ЦРУ отметилось, но без КГБ у них бы ничего не получилось.

А теперь давайте представим, что предательства не было. Что Дудаева, внедрённого в руководство подпольной чеченской националистической организации, грохнули, как только он попытался сыграть соло, а то и раньше, а сама организация была разгромлена. Представим, что к власти вместо Горбачёва пришёл некто другой, гораздо более лояльный к родной стране, и местечковые националисты и тухлые диссиденты пошли дружной колонной в Сибирь убирать снег. Весь. Чайными ложками. А дальше - к 2030 году, благодаря плановой экономике и реализованной программе "Спираль", на геостационарную орбиту выводится солнечная электростанция, которая преобразует солнечный свет в узконаправленный луч микроволнового излучения и направляет его на приёмник на Земле. Это полностью решает все энергетические проблемы СССР. Благодаря той же программе, которая позволяла создать орбитальную оборону, можно приостановить гонку вооружений, и высвободившиеся с ВПК средства направить на подъём уровня жизни населения до европейских стандартов (причём без грабежа колоний, как это сделал Запад). Ну а дальше - по программе, описанной ещё Королёвым: крупная орбитальная станция-порт а-ля "Врата", база на Луне, с которой стартуют корабли на Марс, Титан, Европу и прочие планеты Солнечной системы, а там организовывается добыча полезных ископаемых, что отодвигает коллапс Человечества на многие тысячелетия.

Но это всё теория. Реальность, увы, такая, какая она есть. И при рыночной экономике всё это недостижимо по очень простой причине - рыночная экономика не терпит отсутствия прибыли. Если отрасль не приносит прибыли, она сворачивается. И не надо приводить мне в пример программы НАСА, вся эта НАСА была организована как военный, политический и идеологический ответ на космическую программу СССР, и сейчас она потихоньку сворачивается, превращаясь фактически в туристическую отрасль. Уже не идут разговоры о том, чтобы покорять Космос, а о том, как сделать так, чтобы можно было трахаться на орбите в невесомости.
0
SVS
19   
Ну, интриги Мирового Зла и Продажных Диссидентов - ответ предсказуемый, хотя лично я не поверю, что сильное, крепкое государство с приличной идеологией и властью, которую люди уважают, можно вот так взять да и развалить, равно как не верю в СССР, где на официальном уровне признали неосуществимость коммунизма и т. п. Но нет смысла об этом спорить, сие не в формате нашего сайта, и, в конце концов, у всех свои мечты.
0
21   
>лично я не поверю, что сильное, крепкое государство с приличной идеологией и властью, которую люди уважают, можно вот так взять да и развалить...

А кто сказал, что это было просто? Процесс занял много лет кропотливой диверсионной работы, так что удивительного тут мало.
0
Ахатара
20   
Все слишком идеально. Слишком.

Начнем с того, что без поддержки большинства, причем абсолютного, на всех уровнях, населения этой самой "идеальной" страны у Ельцина и компании(которые как раз и ответственны за развал, Горбачев наоборот старался Союз сохранить) вышла бы во-о-от такая фига с маслом. А раз развал поддержала такая куча народу, то наверное "не все гладко в королевстве Датском".

Далее, п.2. Всех в лагеря не загонишь, разве что весь Совок превращать в один сплошной лагерь. Недовольных на тот момент было уже слишком много. Что бы сохранить контроль над страной действовать надо было лет на 40-50 раньше. Развал - всего лишь результат целой кучи факторов различной длительности и этот процесс начался не за 10-15 лет, а много раньше. И спецслужбы никакие были для этого не нужны - разве что их бездействие. Страна все от и до сделала сама.

Плановая экономика, по крайней мере плановая экономика Совка - дерьмо, извините за выражение. Что бы не говорили совецкие пропагандисты, но с чем-чем, а с экономикой в СССР было так плохо, что аж невозможно. Производилось невероятное колличество абсолютно никому не сдавшихся вещей, в то время как нужное производилось в колличествах не покрывавших даже базовые потребности. Единственное что в СССР делалось более-менее качественно это продукция ВПК и актуальные технологические наработки, вроде космических. Но на все остальное забивался стабильный болт. Как говорится, железо жрать не заставишь, подавай еду.

Первыми запустить орбитальный коллектор СССР точно бы не смог, потому что уже на тот момент разрыв в научном потенциале с Западом напоминал каньйон, перерастающий в пропасть. Потому что на так не любимом вами Западе интеллектуаньные поиски поощрялись так не любимой ныне всеми копирастией, которая приносила научным пионерам свои дивиденты, а вот в Совке отсутствовала вообще любая форма поощрения развития, кроме идеологической, да и то - очень слабой. И все это на фоне постепенно хиреющей под собственным весом индустрии, тоже быстро отстающей от заграничных показателей. Фактически, космическая программа Союза была его лебединой песней, ибо эти разработки велись(особенно под конец) фактически с помощью палочек и желудей, если сравнивать их с западными образцами. Да, в этом плане Союзу есть чем гордится, но не системой, а людьми, которые сделали практически невозможное.

Про освоение космоса в свете вышесказанного промолчим.

НАСА сейчас постепенно переходит на частный капитал и плечи тех, кому это действительно интерестно. Упомянутый вами с таким сарказмом космический туризм - не что иное как подработка на стороне, позволяющая, во-первых, потихоньку обкатывать обновки, а во-вторых - неплохой способ получить немного средств поверх финансирования для работы. В конце-концов - человечество собирается в ближайшем будущем выходить на орбиту так же естественно, как к себе домой. Надо же начинать практиковатся biggrin
0
22   
1) Для получения поддержки большинства потребовалось несколько лет пропагандистской и откровенно вредительской работы (я помню поля гниющей колбасы в Шушарах, когда страна находилась на грани голода и как на государственные деньги снимались антигосударственные фильмы типа "Покаяния" и "Чекиста"). Так что этот фактор предателями был учтён.

2) Вот бездействие КГБ и было результатом предательства, хотя тому же Андропову много раз докладывали о связях т.н. диссидентов с американскими спецслужбами.

3) Если она такое дерьмо, как же СССР с такой экономикой ВОВ выиграл? А Рейх с его "продвинутым рынком" проиграл? Нестыковочка-с... При всех своих недостатках типа инертности и неповоротливости плановая экономика имеет несколько преимуществ, которые с лихвой покрывают все её недостатки. Например, получение совхозами сельхозтехники по себестоимости, что позволяет не повышать цену на продукты питания. Но главное преимущество - быстрая её мобилизация в случае чрезвычайных ситуаций, а также быстрая ликвидация последствий этих ЧС. Доказательство - авария на Чернобыльской АЭС, наиболее катастрофичные последствия которой были предотвращены с минимальными потерями. Аналогичная авария на Фукусиме, как мы видим, грозит Японии с её "передовой" рыночной экономикой полным крахом. Тот же Рейх, например, проиграл в том числе и потому, что Вермахт получал боеприпасы и технику с наценкой, а РККА - по себестоимости. И не надо мне про подвиг народа - заслуги людей, конечно, нельзя недооценить, но в условиях рыночной системы толку от их подвига было бы, как от козла молока. Так что никаких "рынков"! Только "план", "план" и ещё раз "план".)))

3) А ничего, что тот же Сахаров за свои труды получил аж 140 000 "палочек" в виде советских рублей? Ну-ка, припомните-ка, сколько стоила тогда квартира? А автомобиль? Так что поощрение было, и было очень значительным. Естественно, в зависимости от значимости открытия, а не за работы "британских учёных". Опять же, программа "Спираль" (найдёте в сети, что это такое) разрабатывалась только в СССР, в штатах такого не было и в помине. Так что запустить орбитальный коллектор первым СССР вполне мог. И заметьте - без грабежа колоний.

4) Только вот незадачка - дальше орбиты никто не пойдёт. Потому что невыгодно. Туризм - единственное, что приносит мгновенную прибыль, и с точки зрения капитализма остальное не имеет смысла. Так что госфинансирование будет постоянно снижаться, особенно ввиду кризиса "продвинутой" "рыночной" экономики, пока Космос не станет частным. А поскольку добывать на орбите нечего, а коллектор стоит столько, сколько на всём Западе денег нет, то и электростанций там не будет.

Так что картина будущего - реального будущего - открывается очень и очень безрадостная. И вся эта "гламурность" Запада, на которую Вы купились, есть ни что иное, как реакция на раздражитель - СССР. Но сейчас СССР больше нет, так что и развиваться Западу больше нет необходимости.
0
Ахатара
24   
1) Для получения поддержки большинства оказалось достаточно в течении лет 30-40 стабильно и неприкрыто забивать болт на самые базовые потребности этого большинства, как то: жилье, еда, предметы первой необходимости, развлечения. И если первый и четвертый пункты еще как-то решались, пусть и спорными методами, но решались, а вот второй и третий пункты как-то внимания не привлекали. В итоге народ просто-напросто задолбался жить в постоянном дефиците самого неободимого, и когда "гласность" показала, что "за бугром" житие в этом плане куда лучше, многие задались вопросом "а почему так, если коммунизм у нас?". Ответ в свете истории найдите сами.

2) Пруф на эту занимательную инфу можно? Кроме того, не стоит забывать, что КПСС прежде всего орган политический, а где политика, там грызня за места получше всегда присутствует. И история полна примеров, когда внутренние дрязги ставились превыше внешних угроз. В конце концов, страной управляли люди. И я не думаю, что бездействие было осознанным предательством. Болт на ГБ начал забиватся намного раньше, когда поняли, что серьезная войнушка не грозит, да и сверху гайки закручивать перестали.

3)Во-первых, см. пункт выше про ВПК. Во-вторых, вспомни про силу и количество полученых лещей от Верхмата в первой половине ВМВ. А также вспомни про союзные поставки, которые проводились всю войну. И наконец сравни размеры и географию противников. А также просмотри географию военных действий. Далеко немцы ушли?

Недостатков у этой системы на самом деле куда больше названных, и главный ее недостаток - отсутствие даже намека на "защиту от дурака". Другими словами: главный изьян плана в том, что те, кто по нему будет жить, не имеют даже косвенного влияния на него, а состаляющие его люди часто руководствуются отнють не не твердыми знаниями и актуальными сведениями, а желаниями всем известной части тела. Зато она полностью контролируемая.

Рыночная экономика с другой стороны таких проблем не имеет, ибо сама себя регулирует. В качестве минуса: направить ее в нужную тебе сторону не выйдет и развитие ее составляющих будет идти исключительно туда и тогда, когда это будет им надо.

О да, и РККА это сильно помогло. Как не хватало амуниции, так и дальше не хватало. Только к войне с Японией Союз наконец сумел обеспечить войска приемлемым колличеством амуниции. За почти пять лет. А вот у немцев с амуницией таких проблем не было. По крайней мере там где были нормальные дороги smile

3) Ничего, потому что подобные поощрения получали только нужные государству проекты и, что еще важнее, лишь немногие из учасников проектов. Тогда как система патентов позволяет(хоть она и нуждается в доработке) получать дивиденты буквально каждому, что означает, что заинтересованными в поиске и реализации новых идей становится большее количество людей. Другими словами, эта система дает на выходе больше ОИ, чем "плановая наука". Конечно, прорывных открытий вряд ли станет больше, зато все остальные ее сферы не будут простаивать и хиреть в ожидании, пока вышестоящие соизволят обратить на них внимание.

4) Ага, особенно когда уже есть проекты поселений и добывающих платформ на Луне, проекты по добыче минералов в первом астероидном поясе, отправка экспедиций к Венере и Марсу. Конечно все застрянет на орбите, ибо не выгодно и не нужно tongue Штука в том, что государствам в космосе делать нечего. Ты удивишся, но юрисдикция государств на орбите и заканчивается. А дальше пойдут те, кому туда надо. В наше время государства постепенно становятся не нужны, потому что глобализация делает более важным обьединение людей по интересам, а не по территориям. Наиболее логичным "движителем" космоса являются добывающие компании, но немало и других претендентов.

Ну да, а в Совке эти деньги волшебным образом найдутся, ога. Щаз, вынь и положь. СССР вообще-то тоже государство, имеющее бюджет, население, производсвенные и добывающие мощности, научный потенциал. Причем упраляемое практически целиком горсткой людей, которых беспокоят исключительно личные амбиции. Это не воздушный замок, а вполне реальный объект. Который не обладает даже базовыми мощностями для подобного проекта. Если уж экономику совка истощило простое соревнование "кто первый закинет мячик повыше", то что с ней сделает проект, который не потянет даже экономика СШП, я просто боюсь представить. Создаст черную дыру на месте Земли, наверное.

А вы перечитались пропагандистской литературы без попыток вникнуть в вопрос хоть чуть-чуть глубже, причем со всех сторон, а не только с субьективной. Слова часто звучат красиво, но их материальное воплощение редко выглядит привлекательно.
-1
Кватерместер
3   
Пусть лучше с Тали завязывает роман куда интересней будет
Жду проды.
-1
wect
6   
Полностью поддерживаю! biggrin
0
12   
Боюсь разочаровать, но консервативное воспитание главного героя не позволяет ему затевать романы с представительницами других биологических видов.)) Хотя Тали мне очень нравится, и они очень подружатся, я в этом более чем уверен. Впрочем, концепция, как говорится, в разработке. biggrin
1
wect
23   
Как говориться дождёмся второй части.
Ведь после воскрешения и эш на Горизонте мнение может поменятся cool
0
SVS
2   
Нельзя не отметить высокое качество текста. Написано весьма грамотно. По содержанию пока сказать нечего, в добавление к сказанному ранее. Посмотрим, что там дальше будет.

А вот какой вопрос пришел в процессе чтения (не этой главы конкретно, а всего произведения в общем). Коль скоро действие разворачивается в изрядно далеком будущем, и все еще существует СССР, вопрос этот напрашивается. Коммунизм-то построили, или еще нет? Пора бы...
1
10   
см. коммент №9.
0
Истина
1   
Много к чему есть придраться.И критиковать есть что.Рассказ хорош,но есть и ляпы.

Как я понял отношения между Тихим и Эшли перерастум в любовным.В прочем посмотрим.
-1
Ailura
5   
Поддерживаю) Что-то про Эшли совсем забыли однако ж... да и по характеру ему с ней проще будет
-2