Убийца Драконов (4) Былое - Неудачи и Маяк


Жанр: экшн, приключения, альтернатива;
Персонажи: Шепард, Найлус Крайк, Аленко, Андерсон;
Описание:
Шепард - герой.
Шепард - военный преступник.
Шепард - садист.
Шепард - наркоман.
Шепард - людоед.
Из всех этих утверждений ложно лишь одно. Угадаете какое?



ГЛАВА 3. БЫЛОЕ - НЕУДАЧИ И МАЯК


Створки разъехались, и в командный пункт вошел Шепард. Вопреки уставу, он был одет в джинсы и куртку, хотя должен был быть в полном боевом облачении. Его лицо хранило выражение добродушного ехидства, которое придавало ему вид «своего парня». Впечатление было обманчиво.
Двое разумных, находящихся в помещении, повернулись к нему. Это были капитан Андерсон и Спектр Найлус — средних лет турианец в черно-красной броне и с бело-коричневым узором на лицевых пластинах.
— Капитан Шепард, хорошо, что пришли раньше, — сказал Найлус, приветствуя капитана. — Перед миссией нам следует обсудить некоторые детали. Ранее я никак не мог застать вас для приватного разговора.
— Я от вас прятался, — не смутившись, заявил Эдвард.
— Зачем?! — оторопел Найлус.
— Нам не следует тратить время на... — попытался вмешаться Дэвид.
— Капитан Андерсон запретил мне контактировать с вами, — не обратив внимания на попытку капитана сменить тему, пояснил Шепард.
— Почему? — удивленно спросил Найлус у Андерсона, повернувшись к нему и раздвинув щитки на лице, выражая недоумение.
— Он боялся, что я вас убью, — невозмутимо сообщил Шепард.
— Ничего подобного! — возмутился Андерсон.
— Да? А вот когда я прикончил того, предыдущего Спектра, вы так злились и кричали.

Найлус стал медленно отступать в угол, попутно готовясь выхватить оружие. На его лице появилось мрачное выражение зверя, загнанного в ловушку и готовящегося дорого продать свою жизнь.
— Что ты несешь?! — покраснел от гнева Андерсон и торопливо обратился к Найлусу, стараясь исправить ситуацию. — Вот именно поэтому я и не хотел, чтобы вы общались наедине! Капитан очень эксцентричен и предрасположен к весьма небезобидным шуткам. Разумеется, никакого Спектра он не убивал...
— Пока! — с ангельской улыбкой вставил Шепард, пристально смотря на Найлуса.
— Молчать! — сорвался на крик Дэвид, после чего сжал пальцами переносицу и несколько секунд молчал, успокаиваясь. Глубоко вздохнув и придя в себя, он продолжил, обращаясь к Шепарду. — Ты можешь побыть серьезным полчаса? Нам предстоит важный разговор, и я хочу, чтобы ты вел себя как человек, а не генератор случайных чисел.
— Сами виноваты, — угрюмо ответил Эдвард. — Мне так редко выпадает возможность пообщаться с инопланетянином, а тут невероятная удача: живой Спектр! Идеальный собеседник! И тут же запрет. Обидно! — он помолчал и уже серьезным тоном обратился к Найлусу. — Ладно, о чем речь?
— Я имею доступ к данным по Торфанской операции, и меня очень впечатлили ваши действия во время штурма. — неуверенно начал Спектр, смотря на Шепарда с легкой опаской, — поэтому я предложил вашу кандидатуру на место Спектра.
— Альянс давно добивается этого, Спектры — элита. Принятие человека в их ряды существенно повысит влияние человечества в пространстве Цитадели, — пояснил капитан.
— Лицензия на убийство, свобода перемещения, неприкосновенность, — облизнулся Шепард. — Мечта террориста! Я согласен! Что от меня требуется?
— Я буду сопровождать вас на нескольких миссиях и составлю собственное мнение о вашей пригодности, — объяснил Найлус.
— На место первой миссии мы сейчас и направляемся, — перехватил нить разговора Андерсон.
— Иден Прайм, — задумчиво проговорил Шепард. — Совершенно не представляю, чем можно заняться на этом мирном курорте таким, чтобы потребовались мои таланты.
— Археологи рыли протеанские руины и нашли нечто работающее, — пояснил Спектр. — Это маяк. В силу своего назначения, подобные устройства великолепно защищены и могут хранить важные данные. Для доставки маяка на Цитадель и необходимы вы.
— А, так вот почему Совет так резко возжелал Спектра из числа людей! — ехидно протянул Шепард. — Просто нашлась шикарная подмазка — маяк! Потрясающей сложности миссия: достать неопасный предмет с курортной планеты. Ладно, нужны политесы — я поиграю. Пойду подбирать снаряжение к операции. Как думаете, какие плавки мне больше пойдут: в полоску или одноцветные? — напряженно-задумчивым тоном спросил он у Андерсона.
— Шепард! — попытался оборвать его тот, но был прерван голосом взволнованного Джокера:
— Капитан, у нас сообщение с Иден Прайм! Лучше вам самому посмотреть!
— Выводи на экран, — скомандовал Дэвид.

Широкий, во всю стену рубки, экран осветился, и на нем немедленно замелькали изображения взрывов и очередей. Несколько фигур в броне Альянса пытались отстреливаться от кого-то, не видимого с этого ракурса. Внезапно весь обзор заслонило лицо в шлеме и послышался голос, заглушаемый выстрелами, разрывами и криками:
— Они свалились из ниоткуда! Требуется помощь! Эвакуаааааааа...
Камера резко дернулась, взлетело облако пыли, изображение поймало часть неба и оборвалось.
— После этого сигнала нет! Вообще ни хера нет! — взволновано сказал Джокер.
— Перемотай на 38.5, — сосредоточено приказал Андерсон.
Изображение дернулось и застыло. Посреди комьев почвы, на фоне неба частично виднелся огромный корабль совершенно безумных очертаний. При одном взгляде на него все трое почувствовали, как по спине поползли мурашки.
— Вперед! Быстро и тихо! Задача осложнилась, — приказал Андерсон.
— Мы можем приблизиться незаметно и быстро забрать маяк до прибытия основных сил, — Найлус тоже не промолчал.
И лишь Шепард так и не отвел глаз от чудовищного корабля, смотря на него и тихо шепча что-то одними губами. Он выглядел ошарашенным. Прислушавшись, Дэвид разобрал его слова. Это была молитва Атаме.
— Эдвард, — окрикнул его Андерсон, и когда тот сбился и обернулся, многозначительно посмотрел в его глаза.
— Пойду готовиться к миссии! — придя в себя, четко доложил Шепард. — Прошу разрешения взять с собой экземпляр КАИНа в качестве тяжелого оружия.
— Разрешаю! — чуть подумав, одобрил Дэвид.
Быстрым шагом дойдя до двери, Эдвард повернулся и неуверенно спросил:
— Вот только... Как думаете, стоит использовать камуфляж, или лучше покрасить в нежно розовый?
— ВОН!

***

Все собрались в ангаре и внимали инструкциям Андерсона: Кайден — внимательно, Дженкинс — с азартом, Найлус — равнодушно, и лишь Шепард был необычайно притихшим. Казалось, вид необычного корабля выбил его из колеи, и теперь он пытался одновременно придти в себя и не показать остальным свою неуверенность.
— Продвигайтесь быстро, направляйтесь к раскопкам и ни на что не отвлекайтесь, — лаконично обозначил цели Андерсон.
— Что делать с выжившими? — бодро спросил Дженкинс. Его энтузиазм пока не был прибит армейской рутиной, и поэтому молодой капрал любое задание воспринимал как приключение.
— Помощь выжившим — задача второстепенная! Главное, заберите маяк! Остальное сделает регулярный флот. Он уже на пути сюда, — ответил капитан. — Найлус, вы присоединитесь к основной группе?
— Один я двигаюсь быстрее, так что пойду вперед и буду сообщать об обстановке, — отозвался Спектр и направился к выходу.
— Шепард! Ситуация очень нестандартна, поэтому я хочу, чтобы вы постоянно были на связи и докладывали о прохождении миссии!
— Кайден будет связным, — необычайно покладисто отозвался Эдвард.
— Удачи! — закончил Андерсон, и боевая группа направилась к выходу, а капитан — в радиорубку.
Поднявшись на лифте и заняв кресло, он только успел настроить клавиатуру, как внезапно раздался сигнал связи.

Так быстро?!

— Адмирал Андерсон! Лейтенант Аленко на связи!
— Без чинов! — прервал его капитан.
— Хорошо... Мы высадились. Противника не видно, но мы нашли тела археологов. Продвигаемся дальше.
Спустя несколько минут, в течении которых капитан, дабы не терять время, начал составлять отчет, раздался вызов, и подавленный голос Кайдена произнес:
— У нас потери, во время боя с...
— Заткнись! — оборвал его Шепард и звенящим от злобы голосом прорычал: — У нас две потери! Капрал Дженкинс и младший лейтенант Канок!
— При чем тут наш кладовщик?! — оторопел от такого напора Андерсон.
— Я убью его, когда вернусь на борт!!! Отбой!
Прежде чем капитан опомнился, вновь возобновилась прерванная Эдвардом связь, и Аленко торопливо сказал:
— Долго объяснять, прилагаю отчет. Идем дальше. Отбой.
На инструметрон капитана тут же поступил блок информации, в который он внимательно вчитался. И не сдержавшись, грязно выругался — это был отчет с компьютера брони Дженкинса. Из него следовало, что силовые поля, создаваемые генераторами, не стыковались. Щиты любой брони, разумеется, не являлись монолитными — генератор такой сложности был бы чудовищно дорог и энергозатратен. Множество небольших источников, разбросанных по всему костюму, создавали небольшие силовые поля, и уже из них собирался кокон непробиваемой защиты. Ничто не ново под луной, и сверхсовременная броня являлась, по сути, пластинчатым доспехом. Только вместо металла — чешуйки, состоявшие из полей эффекта массы. Соответственно и условия надежности были теми же: отсутствие зазоров. За этим был обязан следить кладовщик. И именно в такой зазор и попала очередь, выпущенная по капралу. За такое грозил трибунал.

Нет, до трибунала он не доживет. Шепард не даст. И потом будет много проблем. Что же делать?! Эдварда не переубедишь! А мешать себе и кораблю дороже!

От мрачных мыслей капитана отвлек сигнал:
— Мы нашли выжившего! Точнее, выжившую. Это сержант Эшли Уильямс. И по-видимому, она последняя из солдат Альянса, все остальные уничтожены. Хочет пойти с нами...
— Но так как она последняя, я принял решение оставить ее в тылу! В рамках сохранения редких и вымирающих видов! — язвительно вмешался Шепард. — И кстати, мы знаем, кто наши враги. Это геты.
— Геты?! Что они тут забыли?!
— То же, что и мы, полагаю. Маяк.
— Так, — взял себя в руки Андерсон, опомнившись от такой новости. — Сержанта возьмите с собой и поспешите. Маяк не должен достаться жестянкам!
— На кой черт она мне сдалась?! — заныл Шепард.
— Это приказ! Она местная, а вам не помешает проводник и поддержка! Отбой! — отрезал капитан.

Геты! Это плохо, даже очень... Они двести лет носа не показывали из родных систем, что изменилось? В любом случае, это война! Альянс не оставит нападение без последствий! На мировой арене появился новый игрок.

— Мы обнаружили гражданских! Это археологи из лагеря, они укрылись в здании, — бодро доложил Кайден.
— Мы обречены, машины уничтожат всех! Всех! Никто не спасет нас от... Ой! — раздался отдаленный голос с явно истеричными нотами, прерванный глухим шлепком.
— Заткни хайло, нытик! — а это был уже Эдвард, еще более раздраженный, чем обычно.
— Что у вас происходит?!
— Просто один из гражданских не в себе и капитан его...
— Что, опять?!
— Да нет, просто вырубил! Он жив!

Слава богу!

— Гетов в округе не замечено, так что мы продвигаемся дальше. Отправляю координаты археологов.
— Аленко, L2-шник ты наш контуженный! Я тебя кем назначил? Если склероз начался, так ты не стесняйся, скажи! Кто будет о тварях докладывать, придурок?!
— Да, точно! Мы столкнулись с существами, в которых геты превращали колонистов при помощи неизвестной технологии. Они сохранили гуманоидную форму, но не похожи на людей и крайне агрессивны. Очень опасны на близкой дистанции.
— Их можно привести в себя? Как вы полагаете?
— Нет, сэр, это уже не люди, скорее, боевые биороботы.
— Хорошо, продолжайте путь! Отбой!

Биороботы?! Такие технологии невозможно унифицировать! Значит, геты готовились к войне именно с людьми. И хорошо готовились.

— Все очень плохо! — раздался голос Шепарда. — Очень!
— Что случилось?
— Корабль. Который мы видели во время передачи. Он здесь. Взлетает с поверхности, — Эдвард был абсолютно спокоен. Это было плохо — молодой суперсолдат в нормальном состоянии был либо язвительным, либо ироничным. Спокойным он становился только от очень сильных переживаний, и это означало в скором времени либо кучу трупов, либо глубокую депрессию.
— В чем дело? Доложите! — скомандовал Андерсон.
— В нем почти три километра длинны.
— Проверьте визор! — только и сумел сказать на такую ересь капитан.
— Первым делом. Все точно, — он немного помолчал и спросил: — Вы понимаете, что это значит?
— Что мы безнадежно отстали от гетов, — мрачно отозвался Андерсон. — Продолжайте путь. Может, маяк еще на поверхности?
— Так точно.

Три километра?! Крупнейший корабль Совета всего семьсот метров! И он неспособен приземлиться на поверхность — ядро не выдержит. При таком техническом превосходстве геты просто обречены на победу!

— Почтим память Найлуса Крайка минутой молчания, — наигранно-весело воскликнул Шепард, в очередной раз выйдя на связь.
— Двухсотый? — тоскливо спросил Андерсон, уронив голову на руки и с ужасом представляя рапорт, в котором придется сообщать командованию столько плохих новостей.
— Ага! Выстрел из пистолета в затылок. Свидетель утверждает, что стрелял другой турианец, по имени Сарен.

САРЕН?!

— КТО?!
— Вижу, имя вам знакомо. Долгая история?
— Очень, — выдавил капитан. — Что за свидетель?
— Какой-то раздолбай, решивший прикорнуть среди белого дня между ящиками. Сидел тихо, как мышка, посреди кучи различных грузов, так что его не нашли.
— Продолжайте путь!

Сарен... И геты... Напьюсь.

Имя старого врага всколыхнуло память и заставило вновь пережить позор и унижение. Поражение от лап этого мясника. Разбитую мечту.
— Капитан! Нужна помощь! Шепард ранен! Необходима эвакуация!
— Обстановка?
— Противники уничтожены! Опасности нет!
Быстро отдав приказы Джокеру, Андерсон вновь обратился к Кайдену:
— Что с маяком?
— Уничтожен. Шепардом.
— ЧТО?!!
— Непреднамеренно! Мы перестреляли гетов и обнаружили маяк. Капитан подошел к нему, и тот вдруг включился. Сам по себе. Шепард попал под влияние и не смог действовать, а маяк спустя несколько секунд взорвался.
— Ждите. Скоро будем.

Полный провал.

***

В лазарете было тихо. Горел приглушенный свет, слегка вибрировала палуба, передавая мощь двигателя. Дверь открылась, и вошел капитан Андерсон. Его появление прервало разговор очнувшегося и помятого Шепарда с доктором Чаквас.
— О, капитан Андерсон! Пациент в норме. Что ж, оставлю вас одних, — женщина вышла из помещения, прикрыв за собой дверь.
Капитан окинул взглядом Шепарда и отметил его больной вид и явную подавленность.
— Как самочувствие?
— Плохо. Миссия провалена. Количество дурных новостей превышает все мыслимые пределы, а эта тупая сука была первой, кто попался мне на глаза при пробуждении.
— По словам Кайдена, она неплохо себя показала на миссии, — нахмурился капитан. — Из нее получится неплохая замена Дженкинса.
— Кстати о Дженкинсе...
— Лейтенант Канок отправлен под конвоем на базу. Его ждет трибунал.
— Везунчик. Ничего, может его оправдают и тогда... — Эдвард мечтательно зажмурился.
— Не оправдают! — отрезал Девид. — Что произошло с маяком?
— Когда я к нему подошел, он неожиданно активировался и начал творить что-то с моей башкой, — нахмурился тот. — Все расплылось, я услышал сильный треск и почти мгновенно провалился в сон наяву. Даже понять ничего не успел!
— Что вы видели?
— Смерть, — после паузы начал говорить Шепард, тихо и подавленно. — Бойню, равную которой даже мне и не представить. Миллионы умирающих в страшных муках. И миллиарды ровным строем идущих на бойню. С улыбками счастья падающих в огромные машины для переработки и без крика, в экстазе разрываемых на куски огромными молотилками, — он немного помолчал, приходя в себя, и уже бодрее продолжил: — А еще войну. Я видел войну с синтетиками, странными, непохожими ни на что, виденное мной раньше. Войну в которой не было надежды.
— Об этом необходимо доложить Совету, — глухо произнес Андерсон. Описание ужасного видения проняло даже его.
— Не стоит. Если там и были важные сведения, то на них наверняка наложились и мои собственные кошмары.
— С чего вы взяли?
— А иначе почему всей этой бойней в моем видении командовал тот чудовищный корабль? — парировал Шепард.
— Ну, хорошо. Правда, с Советом все равно придется говорить. О Сарене.
— Кто он? — остро взглянул на капитана Эдвард.
— Враг! Для всех людей! — резко отозвался тот, отвернувшись и нервно пройдя по комнате. — Он Спектр, один из лучших. Живая легенда! И он ненавидит людей. Мы с ним пересеклись, когда по его вине погибли рабочие с завода в одной отдаленной колонии. У него там была миссия, миссия Совета. Были десятки способов выполнить ее, не устраивая бойню, но он не стал их искать. Просто обрек полторы тысячи людей на смерть.
— И какую мозоль мы ему отдавили? — поинтересовался Шепард.
— Я не знаю. Что-то во время «Первого Контакта».
— Он не ради убийства людей на Иден приперся. Ему был нужен маяк! И он его получил.
— Верно. И это особенно плохо! Цели у него, может, и не связаны с человечеством, но проблем нам доставят обязательно! А цели у него колоссальные! Если для них он умудрился вытащить гетов из их берлоги, — капитан остановился и, обернувшись в Эдварду, резко сказал ему, ударив кулаком по ладони: — Мы должны его остановить!
— Это само собой! — серьезно подтвердил Шепард. — Ведь без этого мне не стать Спектром! И прощай лицензия на убийство! А уж мне она необходима!
— Поднимайся наверх, — устало и разочаровано проговорил Андерсон. — Мы подлетаем к Цитадели.
Развернувшись, он твердой походкой пошел к двери, не выдавая груза тяжелый мыслей, давящих на плечи. У самого выхода его неожиданно окликнул Шепард:
— Дэвид! — и дождавшись, когда капитан обернется, серьезно пообещал: — Я его уничтожу.
— Я в тебе и не сомневался! — ответил тот и вышел. На душе полегчало, и теперь он едва заметно улыбался. Уже поднимаясь по лестнице, Дэвид услышал звенящий от возмущения голос Эшли Уильямс:
— Сэр! На протяжении всей миссии вы оскорбляли меня и подвергали сомнению мои профессиональные качества! Я не...
— Да пошла ты!

Он никогда не изменится.

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (1)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Darth_Eclipsis
1   
Шедевр)))
0