Убийца Драконов (3) Встречи и знакомства


Жанр: экшн, приключения, альтернатива;
Персонажи: Шепард, Миранда, Андерсон, Призрак и другие;
Описание:
Шепард — герой.
Шепард — военный преступник.
Шепард — садист.
Шепард — наркоман.

Шепард — людоед.
Из всех этих утверждений ложно лишь одно. Угадаете какое?

ГЛАВА 2.  ВСТРЕЧИ И ЗНАКОМСТВА


Я смотрел в карие глаза одного из немногих людей, которых называл друзьями, и никак не мог прервать рукопожатие, отпустив его руку. Облегчение, спокойствие и умиротворенность выливались в безудержную улыбку, и я не сразу расслышал слова Дэвида:
— Как хорошо, что ты жив! Я уже и не надеялся.
— Ты знаешь, меня тяжело убить! — самодовольно улыбнулся, выпуская наконец его руку.
Сделав несколько шагов к скамейке, я рухнул на нее и впервые за эти безумные часы расслабился, чувствуя, как меня отпускает напряжение и пережитый в лимбе ужас. Несколько минут посидев с закрытыми глазами, я встряхнулся и печально спросил, оглядывая комнату:
— А где блонди? Она не выжила?
Из угла, где сидела скованная наручниками молодая брюнетка, послышался зубовный скрежет. После чего она процедила, стараясь сохранить равнодушный тон:
— Шепард, вам не кажется, что шутка затянулась?
Я вскочил и подбежал к ней, упав на колени. С наигранным ужасом прикоснулся кончиками пальцев к ее волосам и трагически прошептал:
— Блонди! Что с тобой сделали? Твои волосы! Это так жестоко!
Взгляд женщины стал внимательным и пристальным, напомнив мне прищур Гарруса в тот миг, когда он готовится спустить курок и избавить мир от очередного гета, так что я счел за лучшее прекратить стеб и изменить тон на нейтрально-приветливый:
— Руки давай.
Несколько секунд посверлив меня взглядом, Миранда протянула запястья, и я, внимательно осмотрев их и убедившись в отсутствии сюрпризов, аккуратно сжал стальные браслеты, разломив на части. Сзади подавился воздухом Дэвид, а Джейкоб облегченно выдохнул и явно почувствовал себя гораздо увереннее.
— Шепард, ты знаешь, кто они? — напряженно спросил Андерсон.
Что-то он больно нервный, с чего бы это?
— Сотрудники Альянса. Или Совета? — спросил я у поднявшейся Миранды.
— Ни то, ни другое. Они работают на «Цербер», — ответил за нее Андерсен, следя за моей реакцией.
Я почувствовал, как эйфория от спасения и встречи со старым другом начинает меня покидать и, решив взять паузу, сказал первое, что пришло в голову:
— Давайте присядем. В ногах правды нет.
И первым, подавая пример, вновь умостил зад на скамейку, подчеркнуто игнорируя взгляды остальных. Вместо этого я окинул взглядом комнату. Ангар, малый ангар — всего лишь два челнока, зато неплохой зал ожидания. Множество скамеек, терминалы межгалактической связи на стенах, несколько плакатов с рекламой фильмов. Довольно мило.

А чего это меня все глазами сверлят? Я пока все не обдумаю, рта не раскрою! Итак, что мне известно о «Цербере»? Радикальная террористическая группировка. Возглавляет некто Призрак, бывший офицер Альянса. Официальная цель — возвышение человеческой расы. Ненавижу нацистов! Хотя они не совсем нацисты, по крайней мере целенаправленных убийств инопланетян и провозглашения людей высшей расой за ними не замечено. Кроме того, никто еще не смог найти в их действиях фальши — они не прикрытие для отмывания грязных денег, а реально идейные. Очень скрытны. Большего о них, наверно, даже контрразведка Альянса не знает. Они меня вылечили. Зачем?
— Зачем вы меня вылечили? — задал я вопрос Миранде, которая уже устала следить за мной и сидела напротив, растирая запястья.
— Я не уполномочена отвечать на этот вопрос. Призрак хочет поговорить с вами, и уверена, вы получите ответы. И мы вас не лечили, а воскресили. В то время как Альянс и Совет просто списали.
Я перевел взгляд на Дэвида, и тот, вздохнув, принялся рассказывать:
— Тебя нашли после падения Нормандии. Мертвого.
Что-то мне не нравится начало, но ладно, не буду перебивать.
— Ни о какой реанимации не шло и речи, объявили о твоей смерти и передали тело на Землю. Точнее, собирались передать, но твое тело исчезло. Его выкрали, подкупив чиновника из СБЦ. Разумеется, такое без внимания мы оставить не могли; Лиара Т’Сони и я начали собственное расследование.
— Она выжила?! — встрепенулся я.
— Да, выжила, хотя и сильно пострадала. Когда выписалась из больницы, как раз прогремела история с твоими останками. Пришла ко мне, предложила помощь, а я в свою очередь потребовал помощи у Совета. Когда они попытались увильнуть, заявил, что это может быть связано со Жнецами. Громко заявил!
— Сыграл дурачка? — улыбнулся я, откинувшись на спинку и с интересом слушая рассказ. Новость о то, что азари жива, подняла мне настроение. Миранда и Джейкоб следовали моему примеру, не перебивая и ловя каждое слово.
— Именно так! Изобразил недоумение, напомнил о «кальмарах». После этого они решили мне не мешать и дали полный карт-бланш, лишь бы я заткнулся и улетел со своими речами подальше от вездесущих журналистов. Сначала нам удалось найти зацепки — мы неплохо работали вместе — но потом что-то произошло. Она резко изменилась, стала задумчивой, а потом внезапно нашла очень многообещающую зацепку — и я принялся ее разрабатывать. Но это оказалась пустышкой, а Лиара вдруг заявила, что прошло слишком много времени, уже поздно и бессмысленно. Самоустранилась и занялась брокерским бизнесом на Иллиуме.
Лиара?! На этой гламурной помойке?! Похоже, она действительно сильно изменилась.
— Я почувствовал неладное. Слишком много нестыковок было в ее поведении. Она что-то скрывала. Я внимательно проверил ту зацепку, что она мне дала и которая отняла у меня столько времени, и обнаружил, что это липа. Лиара сознательно меня обманула, направила по ложному следу. Я не стал задавать вопросы ей, а провел собственное расследование. Долго рассказывать, но оно привело меня сюда. Я не ожидал найти тебя живым. Тем более спустя столько времени.

Я слушал Дэвида и сравнивал с тем, что запомнил. Он сильно изменился, лицо избороздили морщины, которых раньше не было, глаза впали и поблекли, на серой броне виднелись следы неоднократного ремонта, а в волосах прибавилось седины. И, несмотря на все это, Дэвид был гораздо крепче, бодрее и... живее, что ли? Как будто разменял молодость на здоровье. Все-таки исполнение мечты, настоящей мечты, сильно сказывается! Пусть и запоздавшее на десятки лет.
Дослушав рассказ, я развернулся к Миранде и вопросительно посмотрел. Она не стала изображать недоумение и тут же ответила:
— Мы нашли Лиару Т’Сони, когда та близко подобралась к вам, и сделали предложение, от которого она не смогла отказаться. Мы предложили вернуть вас к жизни. Альянс же смог предложить лишь роскошные похороны.
— Он умер! — не выдержал Дэвид и перебил ее, ударив по подлокотнику кресла. — Умер! Я не знаю, как вы смогли это сделать, но у медиков Альянса не было никакой возможности хоть чем-то ему помочь.
— А они хотели? — язвительно прищурилась она. — По-моему, Альянс был просто счастлив избавится от Торфанского Мясника. Похоронить и забыть!
— Неважно, что думает руководство Альянса! У Шепарда есть друзья среди нас, и мы бы не бросили его умирать, если бы был шанс!
— Лиара Т’Сони посчитала иначе. Она не решилась сказать вам об этом, побоявшись, что вы предпочтете похоронить друга под флагом Альянса, нежели позволить ему жить трудами «Цербера».
— Слушай, у тебя попкорна нет? — тихо спросил я у Джейкоба, который слушал этот диалог, стараясь не отсвечивать. — А то такой шикарный срач я даже в сети не встречал!
Андерсон и Миранда заткнулись, как по команде. И мрачно уставились на меня.
— Не, не! Я только посмотреть. Участвовать не буду; вы не отвлекайтесь! — заверил я их, отвечая невинным взглядом.
— Шепард! — абсолютно синхронно и в один голос рявкнули они. Переглянулись и помрачнели, явно недовольные таким единодушием.
— Шепард, вам действительно стоит поговорить с Призраком! Ему есть, что вам сказать, — убежденно заявила Миранда, вставая и делая несколько шагов по комнате.
— А знаешь, — задумчиво протянул я. — Тебе тоже есть, что мне сказать.
На ее лице отобразилось недоумение, я же встал и, спокойно приблизившись, к стоящей женщине, несколько секунд всматривался в ее глаза. Плавно провел по волосам ладонью и, резким движением протянув руку, сжал ее горло и поднял в воздух.
— ЧТО С МОЕЙ БИОТИКОЙ?! — прошипел я, чувствуя, как из глубин сознания поднимается нечто злобное — зверь, с упоением пьющий смертный ужас в глазах молодой женщины и тихо нашептывающий «сожми руку, сожми».
Сзади дернулся Джейкоб и тут же замер как вкопанный, наткнувшись на приставленный к его голове ствол винтовки. Взявший его на мушку Дэвид молча качнул головой, призывая не делать глупостей, после чего аккуратно забрал оружие. Миранда же билась в воздухе, стараясь ослабить хватку и медленно, но верно задыхаясь.
— Эдвард, если ты хотел что-то у нее узнать, скоро будет поздно, — предупредил меня Андерсон.
Верно... Надо отпустить ненадолго, дать вздохнуть, надо...
Приложив немалое усилие, я разжал ладони, и женщина рухнула на пол, корчась и пытаясь вздохнуть. Совладав с желанием наступить на ее белое, хрупкое горлышко, я сжал руки за спиной и от греха подальше сделал шаг назад.
— Все... в порядке! У... кхе... вас изменилась кон...кхе-кхе... фигурация организма. Способности... работают. Но, вам придется... кхе... учится всему заново! — прохрипела она, почти с ужасом глядя на меня.
Вот как! Почему я сам не догадался? Меня восстановили буквально с нуля — естественно, что все внутренние настройки сбились. Хотя я нормально двигался, почти полностью сохранил координацию... Но человеческие движения универсальны, а биотика очень индивидуальна, да и двигаюсь я все еще гораздо более неуклюже, чем до... смерти. Как это странно звучит, чувствую себя нежитью. Забавно.
— Значит, вы мне больше не нужны, — спокойно резюмировал я и небрежно бросил за спину. — Кончай его.
За спиной громыхнула короткая очередь, раздался звук падающего тела. Через секунду рядом со мной встал Дэвид, непринужденно убирая за спину винтовку. Миранда с ужасом смотрела за наши спины, где вокруг головы чернокожего мужчины растекалась лужица крови, затем посмотрела на нас — в ее глазах мелькнула ненависть напополам с ужасом.
— Он же!.. Мы ведь вас спасли! Он вас спас! Мы же!.. Как вы можете?! — в ее глазах стояли слезы.
Я наклонился и вытащил из ее кобуры пистолет. Хорошая модель: стильный, отшлифованный дизайн, всего десять выстрелов в обойме, значит отличная мощность, не очень массивный, в руке прекрасно лежит. От пули из такого и умереть приятно. Проверив отсутствие блоков, я крепко сжал его в руке и, наведя прицел на голову Миранды, выстрелил.
Эхо загуляло по стальным стенам, а я вновь наклонился и вложил пистолет обратно в кобуру женщины. После чего вернулся к креслам и присел. Рядом со мной умостился Дэвид. Немного помолчав, я спросил его:
— Хоть что-нибудь для подготовки к вторжению делают?
— Почти ничего, — мрачно ответил Андерсон. — Мне удалось выбить под это дело целое подразделение Спектров, но чем больше времени проходило с отражения атаки, тем меньше Совету хотелось слушать «Сказки о Жнецах». Группа все еще работает, там теперь остались лишь те, кого мнение Совета интересует в последнюю очередь, а факты — в первую. Зато они действительно работают, и от них точно есть толк.
Мы немного помолчали. Было приятно сидеть рядом со старым другом и просто молчать, зная, что он тоже рад этому и наслаждается мгновениями тишины.

— Что все это значит? — хрипло спросила Миранда, выйдя из ступора и оторвавшись в конце концов от созерцания пулевого отверстия в сантиметре от своей головы.
— Ты куратор проекта по моему воскрешению. Если в моей голове есть чип контроля, то пульт от него может быть только у тебя. Я тебя освободил, не забрал инструметрон, напугал и дал время, играясь с твоей пушкой. Но ты ничего не сделала, а я до последнего сам верил, что пущу пулю тебе в голову. Теперь я могу быть уверен, что в моей голове нет ничего лишнего, — покладисто объяснил я и, подумав, самокритично добавил, — кроме тараканов.
— И ради этой проверки вы убили Джейкоба?! — сдавленно спросила она, с трудом сдерживая слезы.
— А кто сказал, что он мертв? — наклонил голову я.
— Но он же... — растерялась она.
Я улыбнулся и подчеркнуто медленно провел по волосам рукой. Миранда несколько раз перевела взгляд с меня на Дэвида и обратно, в ее глазах мелькнуло понимание, и резко сорвавшись с места, она кинулась к распростершемуся на полу бойцу.
— Сколько меня не было? — продолжил я прерванный разговор.
— Два года и четыре месяца прошло со дня уничтожения «Нормандии».
— Не так уж много, — подумав, решил я. А про себя добавил: «Мне доводилось бывать мертвым куда дольше. Пусть тогда я и дышал».
— Твой протеже упросил меня взять его на работу. Представляешь, он уверял всех, что ты еще вернешься!
— М-да, мне порой кажется, что он мазохист, учитывая, что, несмотря на все тренировки, он меня так и не возненавидел. Как он себя проявил?
— Весьма неплохо. Конечно, отсутствие профессионального военного образования дает о себе знать, но там, где нужно поработать головой и втереться в доверие, он просто находка. Пожалуй, со временем, он станет достоин звания Спектра!
— Кто бы мог подумать, да?
— Это точно! Когда я его увидел, то решил что ты окончательно сошел с ума. Внешность обманчива.
— Это верно.
— Ты пойдешь с ними? — спросил Дэвид, внимательно посмотрев на меня.
— Да. Призрак сделал невозможное, возродив меня и при этом даже не подготовил ошейник. Это странно и заслуживает уважения. Я должен с ним поговорить. Когда смогу, свяжусь с тобой.
Мы встали, долго глядели друг на друга, стараясь запомнить все черты, запечатлеть в памяти. Жизнь Спектров очень беспокойна и опасна. Может, мы видимся в последний раз. Дэвид протянул руку, и мы обменялись рукопожатиями. Напоследок. Развернувшись, он отправился к своему челноку. Проводив его взглядом, я обернулся назад, туда, где Миранда все еще хлопотала вокруг Джейкоба, который только начал приходить в себя. Понаблюдав за ее беспокойством, я вернул на лицо ехидную ухмылку:
— Пора, блонди! Нас ждет Призрак! Не стоит испытывать его терпение, как думаешь?


***


— Шепард, просыпайтесь, — тихий голос Миранды вытянул меня из легкой дремы, в которую я провалился, как только устроился в челноке.
Слегка приоткрыв глаза, я обратил внимание на ее позу: протянув руку, но похоже, не решаясь коснуться, она настороженно смотрела на меня, ожидая какой-нибудь подлянки. Крепко я ее впечатлил, аж самому приятно! Не буду обманывать ожидания! Резко встав, я рывком приблизился к ее лицу и звонко щелкнул зубами в миллиметре от носа брюнетки. С трудом удержавшись от крика, она отшатнулась, не удержала равновесие, запнулась и упала на противоположное от моего сидение. Тут же вернув на лицо выражение невозмутимости, Миранда встала и сообщила:
— Прибыли, — после чего развернулась и с максимальной скоростью покинула шаттл, стараясь, чтобы это не выглядело как бегство.
Но это все равно выглядело именно так! Прогнав с лица самодовольную ухмылку, я последовал за ней. За стандартным ангаром был совершенно пустой зал, из которого вели несколько дверей. Казалось, что я и не покидал станцию, на которой очнулся, настолько все было похоже. Стандартизация, чтоб ее!
— Ну, и где ваш Турбо-Каспер? — поинтересовался я.
— Вы к нему в таком виде собираетесь? — скривилась Миранда.
А что? Черт, я все еще в одних трусах. Правда, довольно широких, больше похожих на длинные шорты, но все-таки! И ведь даже внимания не обращаю, настолько комфортно.
— Веди! — скомандовал я и, видя недоумение на лице женщины, пояснил. — Гардероб, блонди!
В очередной раз скривившись, услышав это обращение, она повернулась и повела меня в одно из ответвлений. Поднявшись по лестнице, мы оказались в казарме. Миранда тут же подошла к шкафчику и вернулась с небольшой коробочкой, из которой достала инструметрон. Протянув его мне, она отошла к шкафам с одеждой, а я с интересом принялся осматривать, пожалуй, самую незаменимую вещь в современном мире.
Чип, размером с монету, имел приятный золотистый оттенок и абсолютно гладкую поверхность с обеих сторон. Аккуратно приложив его к внутренней стороне запястья, я подождал несколько секунд, пока встроенный нанохирург прикрепляет его к моей коже, затем встряхнул рукой, проверяя надежность крепления и легким движением мысли активировал. Быстро пробежавшись по функциям и убедившись, что ничего принципиально нового за время моего отсутствия не изобретено, я полез в характеристики и не удержался от удивленного присвиста — мощность железа подскочила почти в семь раз относительно того, что можно было ожидать исходя из скорости прогресса, который я помнил.
— Блонди, почему оружие перевели на термозаряды?
— Война подстегнула прогресс, — отозвалась она, подбирая мне одежду. — Образцы технологий гетов были исследованы, и оказалось, что во многих областях они нас сильно опередили. Например, синтетики нашли альтернативный способ производства термозарядов, который был почти в четыреста раз дешевле нашего. Соответственно, на них мгновенно перевели все оружие, отчего мощность возросла в семь раз.
Говоря, она перебирала одежду и кое-что откладывала. Вот только ее выбор мне совершенно не нравился.
— Но ведь, если современный пистолет бьет с мощностью старой снайперской винтовки, то практически все прежние тактики устарели!
— Щиты тоже стали сильнее, примерно в два раза, но в целом все так: бои теперь намного быстрее и смертоноснее. Привыкнуть можно. Если успеешь.
Оживает. Уже шутить начала. Вот и хорошо. Зачем мне солдат, которого от одного моего вида трясет?
— А роботы? До моего исчезновения их практически не использовали. Тоже технологии гетов?
— Они. Проанализировав останки гетов, удалось усовершенствовать ВИ до того уровня, при котором создание боевых роботов себя окупает. Правда, тупость этих железяк уже успела войти в легенды.
Это точно! Сам убедился. Инженеры и раньше без работы не сидели, а теперь наверняка как сыр в масле катаются. Если сейчас роботы повсюду, хакеры в дамках.

Миранда наконец закончила и вернулась ко мне с аккуратной стопкой одежды. Посмотрим. Белая рубашка, туфли, черные носки, выглаженные брюки, форменный мундир с символикой «Цербера», фуражка (!). Я вгляделся в лицо Миранды, мучительно соображая, прикалывается она или всерьез?
Под моим пристальным взглядом брюнетка начала слегка нервничать. Так и не придя ни к какому выводу, я проигнорировал принесенную одежду и пошел к гардеробу. После трехминутного поиска, остановился на светлых шерстяных штанах и такой же толстовке с капюшоном.
— Почему я не чувствую боли? — спросил я, решив не тратить время.
— Потому, что она вам не нужна. Ваш организм полностью перестроен и для запуска процесса самовосстановления ему не нужны болевые сигналы. А для вас... Что-то вы ведь чувствуете?
— Печаль, разочарование. Там, где повреждение.
— Это теперь и есть ваша боль. Сигнал о неисправности организма.
— Ясно, а что еще изменили?
Миранда насмешливо сощурилась и с оттенком ехидства уверила:
— Не беспокойтесь, все самое важное сохранено.
— Блонди, — расплылся в улыбке я, — В твоих ясных голубых глазах светится такое превосходство над грубыми, приземленными и озабоченными самцами, что я просто не могу обмануть твои ожидания, — и, опустив руку к паху, с довольным и похотливым сопением его почесал.
После чего не выдержал и буквально зарыдал от хохота, гладя на ее красное от гнева лицо.
— Шепард! Я настоятельно прошу вас больше никогда не называть меня «блонди»! — гневно отчеканила она и, тут же обернувшись, пошла к выходу, бросив мне, — Призрак ждет!
Никогда? Впрочем, почему бы и нет. Больше не буду. Если получится... Кое-что.


***


С глухим шорохом дверь за моей спиной закрылась, и я остался в полной темноте. Несмотря на это, я видел почти так же хорошо, как и при свете. Квадратная комната три на три метра, ни выходов, кроме того, через который я вошел, ни терминалов, лишь круг на полу, включившийся, как только я шагнул на него. По периметру выросла призрачная стена, и через несколько секунд я оказался в огромном зеркальном зале. Он был совершенно пуст, не имел никаких источников света, кроме...
Я замер, пораженный потрясающим зрелищем огромного умирающего светила. Огонь, смерть и стихия сплелись воедино в этом шаре плазмы. Волны, приливы и водовороты багрового океана завораживали.
— Коммандер Шепард, — чуть хрипловатый мужской голос заставил меня очнуться.
Его хозяин, человек лет сорока в идеально сидящем полосатом костюме и с сигаретой в руке сидел посреди зала в стальном кресле, вокруг которого в изобилии горели голографические интерфейсы, частично активные, но в основном едва заметные. Затянувшись, он смотрел на меня спокойно и без эмоций. В свою очередь, разглядев его, я почувствовал неприятный холодок, скользнувший по спине. На правильном, породистом лице горели голубым светом глаза хаска.
— Призрак, — ответил я — Почему-то я знал, что лично нам увидится не доведется. Кстати, потрясающий вид за окном! — и еще несколько секунд насладившись зрелищем огненного шара, задал наконец главный вопрос. — Ты совершил чудо, воскресив меня, и, как и всякое чудо, оно очень дорого стоило. Зачем?
— Потому, что вы совершили чудо ранее. Отсрочив Жатву, — ответил он, небрежно стряхивая пепел и на мгновение отводя свои искусственные глаза от меня.
— Жнецы... Да, мне удалось отсрочить их приход, но почему вы так этим озаботились? Никаких особых доказательств у меня не было тогда, как нет и сейчас. Совет Цитадели приписал атаку гетам, а Жнецов объявил сказочкой, которую Сарен скормил жестянкам, чтобы использовать их. От атаки на Цитадель, до моей смерти прошло меньше месяца, «Цербер» же начал искать меня сразу. Почему вы поверили в мою историю?
Призрак медленно затушил сигарету, встал и, неспешно подойдя ко мне, ответил, четко проговаривая каждое слово:
— Потому, что «Цербер» создан для борьбы со Жнецами.
— Что?! — от неожиданности я сделал шаг назад, и криво усмехнулся. — Этого не может быть. «Цербер» был основан более тридцати лет назад! Тогда никто еще не знал о Жнецах! Ну, а если все же знали, почему вы ничего не сделали?! Почему с Сареном боролся лишь я? Где были ваши оперативники?!
— Мы не справились, — ответил призрак, отведя глаза. — Наша конфронтация с Альянсом в это время достигла своего пика. «Цербер» объявили террористической организацией, приписали нам несколько крупных терактов, поэтому наша способность влиять на события в Галактике и следить за событиями были подорваны. Ситуация вокруг мятежного Спектра лишь с вашей точки зрения выглядела ясной, Совет же изо всех сил скрывал истинное положение вещей, в СМИ поступала дезинформация, поэтому в тот момент, когда во время расследования впервые прозвучало «Жнец», никого из наших агентов рядом не оказалось.
Пока звучала его речь, он иногда жестикулировал и, глядя на движения его рук, я вдруг понял, что за ними лидер «Цербера» прячет сильные и малоприятные эмоции. Ему было стыдно.
— Поэтому мы просто не успели разобраться в ситуации к тому времени, когда она стала неуправляемой. К тому же, «Цербер» никогда не был военной организацией и в критический момент послать в бой подготовленную армию мы не смогли. Когда полная картина стала ясна, было уже поздно, — добавил он, и, пристально посмотрев в мои глаза. — Мир уже спасли. Вы.
Я расплылся в улыбке, сложив руки на груди, откинулся чуть назад, взглянув на Призрака свысока. Наклонив голову, заговорил:
— И тогда, осознав, насколько облажались, вы резко положили на грызню с Альянсом и прочую возню в песочнице. Занялись делом, вербуя армию и подготавливая убежища на время войны. А заодно засунули подальше оскорбленное достоинство и решили воздать добром живому доказательству вашей некомпетентности. Мне.
— Довольно грубо, — спокойно ответил Призрак, возвращаясь назад и садясь в кресло, закинув ногу на ногу, — И абсолютно точно.
Он зажег новую сигарету и начал дымить, продолжая свою мысль:
— Вы прирожденный лидер, даже несмотря на все недостатки. Как личностные, так и физические. Человек ваших возможностей, имеющий опыт, статус и желание победить Жнецов необходим нашей расе. А значит, необходим «Церберу». Пока вы спали, начали пропадать человеческие колонии. Целиком. За этим могут стоять Жнецы, и я хочу, чтобы вы это выяснили. Вам будут предоставлены огромные ресурсы и полная свобода действий.
— Их невозможно победить, — спокойно ответил я. — Мы все обречены.
В глазах Призрака мелькнуло недоумение, но он подавил желание меня перебить и промолчал, внимательно слушая с каменным лицом.
— Я понял это еще тогда, услышав голос Бенезии, говорящей о Жнецах. Но еще лелеял надежду, что Совет прав и это просто старая сказка. Но потом был Вермайр и Назара, его голос, его равнодушие и пренебрежение, — я опустил голову и продолжил вспоминать, а перед глазами вновь проносились видения, выжженные в моем разуме старым маяком. — Но и тогда я еще не сдавался, мне казалось, что они не всесильны. Что можно бороться с надежной на победу... Моя надежда умерла во время битвы за Цитадель.
Я поднял взгляд на умирающее солнце, не останавливаясь:
— Знаешь, почему меня так поразило это зрелище? — я кивнул в сторону окна, — Потому, что я его уже видел. Тогда, во время боя у меня редко выпадал шанс бросить взгляд наверх, геты не давали. Но когда я смотрел, то видел лишь смерть и огонь. Море огня. Назара не останавливался, не обращал внимания, просто летел дальше. А вокруг него горело рукотворное солнце. Тысячи кораблей сосредоточили огонь в одном направлении: некоторые выпускали торпеды, а кое-кто даже шел на таран. Вокруг Жнеца горел вакуум. А он просто летел к своей цели. Он умер тогда, рассыпавшись прахом вместе с останками Сарена. А то, что с таким героизмом расстреляли войска Альянса под предводительством «Нормандии», было всего лишь трупом. Один из них уничтожил целую армию, и я не уверен, что мы имели бы хоть тень шанса на победу, если бы он не рвался к пульту, а просто уничтожал все вокруг себя. Это был всего лишь один из них. Один из сотен тысяч. Шансов просто нет. Они нас уничтожат.
— Ты сдался?! — Призрак стоял в шаге от меня, а я даже не заметил, как он приблизился. Пепел падал с его сигареты на пол, но его это, похоже, совершенно не волновало. Он был напряжен и смотрел на меня почти враждебно. — Просто смирился?!
Я расхохотался. Резко, громко. Говорят, у меня очень неприятный смех. Так вот — это правда. Злобный, захлебывающийся и немного надрывный, кажется, в любой момент готовый перерасти в истерику. Призрак не вздрогнул, лишь сощурился, а я, так же резко прекратив, заговорил:
— Сдался?! Конечно, нет! Я буду их убивать, нарушать планы, готовить ловушки и портить жизнь изо всех сил! Они назвали меня мелкой помехой, букашкой, они собираются уничтожить то немногое, что мне дорого, и они пожалеют об этом! Жнецам не удастся закончить Жатву и равнодушно занести мое имя в архив, нет!
Я глубоко вздохнул и, подняв руку к лицу, резко сжал. Окажись там что-нибудь живое, ошметки плоти разлетелись бы по всему залу.
— Мир обречен, но этот Цикл станет для «кальмаров» незабываемым!
— А если все же появится шанс на победу? — тихо и почти вкрадчиво спросил Призрак. Мой спич его, похоже, успокоил и, вспомнив о своей вредной привычке, он затянулся.
— Я вцеплюсь в него зубами и когтями! — резко ответил я и тише добавил. — Но он не появится. Чудес не бывает. А Боги спасают лишь души.
Немного помолчав, я посмотрел прямо в глаза Призраку, задержал взгляд на несколько секунд, и спокойно подытожил:
— Если вы выступаете против Жнецов, просто скажите, куда бить.
— Я рад, что вы с нами, командор. У меня есть для вас несколько сюрпризов. Приятных.
— Здорово! — обрадовался я и, поймав мелькнувшую в голове мысль, добавил, с трудом удерживаясь от злорадной ухмылки. — И, кстати, о сюрпризах: у меня есть одна небольшая просьба. Относительно оперативника Лоусон...


***


Я глубоко вдохнул, и мою грудь заполнила смесь самых различных запахов: озон, от множества работающей электроники, сигаретный дым, еще не выветрившийся из легких экипажа после перекура и кофе. Последний аромат перебивал все остальные и доминировал над ними. Казалось, одним лишь запахом черного густого напитка можно взбодриться. Рабочая атмосфера.
Моему взору предстал БИЦ (боевой информационный центр) заполненный огромным количеством людей: они сидели за пультами, ходили по помещению, негромко переговаривались и просто отдыхали, следя за показаниями на терминалах. Не было ощущения хаоса и суматохи, каждый здесь знал свое дело и выполнял его.
Медленно идя по коридору, я смотрел по сторонам и подмечал мелкие детали, четко показывающие, что это не корабль Альянса. Экипаж тихонько переговаривался, иногда спорил и шутил, кое-где негромко травили анекдоты и делились подробностями какой-то истории. Атмосфера и дисциплина отнюдь не военные. Ну и отлично!
— Миранда, — послышался за спиной тихий вопрос Джейкоба. — Ты покрасилась? Тебе... э... очень идет!
Не знал, что можно так скрипеть зубами. Ее стоматолог озолотится!
Впереди, облокотившись на металлическую панель, стояла и улыбалась мне...
— Здравствуй, Эдвард! — произнесла Карен Чаквас.
Я подошел к ней и крепко обнял. Действительно приятный сюрприз! Карен была со мной с самого начала мой карьеры в Альянсе. И вот теперь она здесь. Хороший знак.
— Привет, Карен! Ты совсем не изменилась! Как была древней развалиной, так ей и осталась!
Мы дружно расхохотались, и она ответила сквозь смех:
— Аналогично! Обязательно зайди ко мне, в медпункт, как выпадет свободная минутка, а сейчас тебе есть чем заняться! — сказав это, она развернулась и ушла.
— Капитан, если я вам понадоблюсь, мой кабинет на втором этаже. Все вопросы по устройству корабля можете задавать СУЗИ, а ваш техпаспорт есть в инструметроне. Прошу разрешения удалиться, у меня много дел, — быстро проговорила Миранда нейтральным тоном, избегая смотреть на меня.
— Конечно, — покладисто согласился я, с удовольствием любуясь ее свежевыкрашенными волосами цвета молока, — Миранда.
Ее имя я особо подчеркнул, отчего она в очередной раз скрипнула зубами, развернулась на каблуках и, печатая шаг, ушла вслед за Карен. Слабовата — мы еще и дня не знакомы, а я ее уже раз двадцать до белого каления довел. Далеко ей до Аленко. Я ведь так ни разу и не сумел его по-настоящему выбить из колеи. Не те замы пошли, ох не те! Кстати...
— Кто такая СУЗИ? — спросил я в пространство.
— Это наша система искусственного интеллекта, — ответил Джейкоб.
— Приветствую вас на борту «Нормандии», — выскочил из панели голографический шар.
— ИИ?! Настоящий ИИ?!
— Да, — лаконично отозвалась голограмма.
— Круто! — чуть не захлебнулся восторгом я. — Значит так, скачивай TES 72 Online и изучай правила! Вечером проверю. Надеюсь, мою гильдию еще не расформировали.
— Это не входит в сферу моих обязанностей, — попытался откосить шарик.
— И не забудь найти мне список последних правок баланса! И рекомендации по оптимальной прокачке к нему. Ориентируйся по лайкам. И кстати, СУЗИ звучит странно, я буду звать тебя Скайнет!
— Шепард, мое имя СУЗИ, — растерянно возразил ИИ.
— Это для маскировки, но мы-то с тобой знаем! — заговорщицки прошептал я, — Все, иди готовься!

ИИ счел за лучшее исчезнуть, а я развернулся к Джейкобу и медленно расплылся в злорадной улыбке. Тот замер по стойке смирно. А с лица можно было рисовать картину, если конечно, в ее названии будет склоняться слово «самопожертвование».
— Свободен!
— Так точно! — скрыть облегчение в голосе он не сумел.
— Здравствуйте, Капитан! Мое имя Келли Чамберс! — раздался за моей спиной тошнотворно бодрый голос.
Развернувшись, я встретился взглядом с прелестным созданием примерно двадцати лет отроду с рыжими короткими волосами, сложенными в замысловатую прическу и бледно-зелеными глазами, в которых при желании можно было увидеть чудесную лесную полянку с радугой на безоблачном небе и резвящимися розовыми единорогами.
— Я ваш секретарь, также исполняю обязанности штатного психоаналитика, — не заметив или не обратив внимания на мою реакцию, продолжила говорить она.
Я медленно шагнул вперед, тихо начиная говорить с каменно-непроницаемым лицом:
— Келли, ты знаешь, как я отношусь к мозгоправам? Нет, не знаешь. Так вот... — приблизившись вплотную, я наклонился и, взяв ее руку, бережно и почтительно поцеловал. — Я очень уважаю людей, помогающих найти другим душевное равновесие. Мне всегда везло с психоаналитиками, не единожды они буквально спасали меня, не давали сойти с ума. В смысле, окончательно, — счел необходимым уточнить я.
Рыжеволосое чудо заворожено слушало меня, не отнимая руки и глядя огромными зелеными глазищами.
— Вот только им со мной не везло, — печально вздохнул я. — И да обретут покой в объятиях Богини эти достойнейшие люди. Так что, Келли, безо всяких угроз и злости, от чистого сердца, прими совет...
Я перестал улыбаться и медленно, четко произнес, серьезно глядя в зеленые омуты:
— Не лезь в мою голову. Дольше проживешь.
— Капитан, я здесь не потому, что хотела найти теплое местечко, — волнуясь, но стараясь не сбиваться, заговорила она. — Человечество в опасности, и я не могу оставаться в стороне! У меня нет боевых навыков, зато они есть у вас и вашей команды. Вы будете спасать мир, а я буду спасать ваше душевное равновесие. И совершенно неважно, насколько это будет опасно! Это моя война и мой риск!
— Уважаю, — серьезно сказал я. — Можешь быть свободна, мне пока ничего не нужно.
Она кивнула и, развернувшись, уткнулась в свой терминал.
Я взошел на мостик, перед которым распростерлась, сияя крохотными огоньками звезд в бескрайней тьме, карта Галактики, и с удовольствием осмотрел свои новые владения. Далеко впереди сидел Джокер и препирался с СУЗИ. Какой у меня все-таки теперь острый слух: отсюда слышу, как он предается воспоминаниям о войне с гетами, упирая на количество уничтоженных синтетиков. Надо бы их помирить, что ли?

Прессли не хватает. Не то, чтобы я по нему скучал — мы едва тремя словами за все время перекинулись — просто примелькался. На его месте теперь немолодая строгая дама с идеальной осанкой распекает какого-то молодого инженера. Терминалы везде заняты, все шевелятся, бегают. Кроме одного мужчины...
Немного грузный... невысокий... в домашней серой толстовке и джинсах... с наметившейся плешью в темных волосах...
Я резко отвернулся, чувствуя могильный холод, схвативший внутренности. Ноги неожиданно подкосились и, чтобы удержаться, пришлось ухватиться за перила. Это он?! Это Отец?!
— Келли! — рявкнул я, тяжело дыша. — Иди сюда! Быстро!
— Да, капитан, — недоуменно смотрела на меня подошедшая девушка.
— Скажи, рядом с четвертым терминалом. Да-да, именно там, куда ты сейчас смотришь! Там... кто-нибудь стоит?
— Да, второй инженер Марк, — ответила она, удивленно смотря на меня.
«Слава Триединой! Пронесло...» — выдохнул я.
— Почему он не двигается? И почему не в форме?!
— Он часто так: задумается и замрет, к тому же у нас ношение формы не обязательно, просто многим нравится.
— Ясно, спасибо. Иди, — ровно сказал я, совладав с эмоциями и поборов желание свернуть шею этому Марку за то, что он предпочитает носить домашнее.
— Скайнет, где моя каюта?
— Верхний этаж, Шепард.
Пройдя к лифту, я поднялся наверх и вошел в «свою» комнату. А ниче так! Просторно, комфортно, светло. Аквариум надо будет опустошить и заменить террариумом. Гардероб полон, правда, непонятно зачем сюда броню засунули. Ее нужно рядом с оружейной хранить. Стол удобный, а что в ящиках? О!!! Наконец-то! Все! Все прощаю Призраку, даже то, что он еще не сделал! Вот оно — счастье!
Трясущимися от нетерпения пальцами я открыл пачку и, достав один косяк, перебрался на кровать и затянулся.
Стоит ли позволять этому действовать на нервную систему?
Конечно, стоит. Стоп! Что это было? Мысль не моя! Странное чувство, будто пробуешь что-то настолько непривычное и экзотическое, что организм не может сам решить, нравится ли ему этот вкус и предоставляет выбор разуму. И ты принимаешь решение, а потом убеждаешь мозг и вкусовые рецепторы в нем. Так и сейчас, это был не механический запрос ВИ имплантата, скорее собственная, немного отстраненная мысль. Потрясающе! Об интеграции такого уровня я еще даже в теории не слышал. Что ж, значит, отравить меня тоже невозможно.
Наркотик начал действовать и мир стал одновременно очень четким и в то же время нереальным. Теперь можно и подумать обо всем, что произошло за последние часы...
— Шепард, — выскочил из стены синий шар, — Призрак на связи.
— Иду, — покорно согласился я, чувствуя, как пелена нереальности гасит раздражение.


***

— Шепард, — начал Призрак, едва дождавшись стабилизации изображения, — надеюсь, вы успели познакомится с экипажем?
— Только начал, но это может подождать, — я уже упомянул, что по накурке добрый и покладистый?
— Отлично, потому что информация подтвердилась. Колония «Путь Свободы» перестала выходить на связь, — он затянулся и я, поймав веселую мысль, скопировал его движение, точно так же вдохнув дым. Прекрасно заметив мою подколку, он никак ее не прокомментировал и продолжил, — Немедленно отправляйтесь туда и найдите все зацепки.
— Нужно на что-то обратить особое внимание?
Призрак уже открыл рот, когда его прервал неожиданно загоревшийся красным индикатор на одном из спящих интерфейсов. Он бросил недовольный взгляд и внезапно напрягся, пристально уставившись на индикатор. Недоверчиво встряхнул головой и продолжил прерванный разговор со мной:
— Нет, просто прочешите всю колонию и обратите внимание на все странности.
Теперь Призрак явно торопился. Рядом с так и не погасшим индикатором загорелся еще один, и в синих синтетических глазах моего работодателя мелькнула самая натуральная тревога. Следующую фразу он почти выпалил:
— Все данные я уже переслал СУЗИ. Узнайте, кто на этот раз нам противостоит!
Я молча кивнул и, пока гасло изображение, успел заметить, как Призрак быстро направился к тревожным индикаторам.
— Скайнет! Миранду и Джейкоба сюда! Быстро!
Что происходит? Отчего он так занервничал? Пока я предавался подобным размышлениям, затягиваясь косяком, прибыли мои боевые хомячки.
— У нас первое задание, — не дожидаясь вопросов, заявил я и, открыв присланный файл с данными о колонии, развернул ее схему на столе.
— У кого какие иде...
— Шепард, Призрак на связи, — безжалостно нейтральным тоном заявила СУЗИ.
Я закрыл глаза, досчитал до десяти, в один затяг докурил косяк и погасил его о ладонь. После чего взмахом руки выгнал обоих соратников из комнаты и активировал связь...
Спустя пять минут резко ворвавшись в БИЦ, где как раз и находился весь экипаж, я с ходу взошел на возвышение и, активировав громкую связь, сказал:
— Джокер, координаты получил?
— Да, кэп! А что это за дыра?
— Это главный штаб «Цербера».
По толпе прошло волнение, Миранда вздрогнула и подалась вперед, с недоверием глядя на меня. Я же обвел взглядом экипаж и заявил:
— Мы летим спасать Призрака!




Отредактировано: Blue_Lady 

Комментарии (3)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

3   
Автор, неужели вы забросили работу из-за недостатка вдохновения? Было бы довольно прискорбно. Или дело в отсутствии комментариев? smile
Как бы то ни было, лично я очень жду продолжение. smile
0
Ailura
2   
Всё страньше и страньше...)

Боюсь, ассоциации с труЪ-коммандером у меня потерялись напрочь) Воспринимается больше как "ну был тут такой, натворил туут...") Но стиль письма не страдает вроде, так что будет интересно почитать, что там дальше и почему сей странный типус столь религиозен)

З.Ы. А чувство юмора у него дурацкое
0
Optika20
1   
Косяк меня добил! Морально. wacko Просто раздавил. А идея с проверкой "управляемости" Шепарда - просто блеск! Да и такой типаж Шепарда крайне интересен. Будем ждать проддолжения.
1