Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Дневник капитана. Глава 3. Предвестники бури



Жанры: экшн, приключения;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Данный рассказ повествует об одном из ключевых периодов в истории Турианской Иерархии — присоединение к галактическому сообществу и судьбоносной роли турианцев в Кроганских Восстаниях. Было бы несправедливостью забыть, что даже за полторы тысячи лет до истории коммандера Шепарда в Галактике происходили не менее масштабные и значимые события.
Описание: В третьей главе Турианская Иерархия в первый раз сталкивается с угрозой, исходящей от кроганов, и капитан Квинт Иггваль по воле случая попадает в самую гущу событий.



— Уважаемые пассажиры, мы рады сообщить вам, что шаттл прибывает в Подгорную долину. Высота нашего полета 8000 метров, приземление ожидается через 15 минут в 12:07 по местному времени.
Заговоривший под потолком пассажирского шаттла голос выдернул сознание капитана Квинта из сна, от которого не осталось и следа, и заторможенные мысли наконец-то сложились в единую картину, напомнив Квинту, что он не на службе, а в отпуске, и что этот отпуск начинается не слишком приятно, судя по тяжелой и гудящей голове.
«Да я даже умудрился вход в атмосферу проспать! Впрочем, неудивительно, после всей этой возни с документами,» — несмотря на то, что бюрократические проволочки несколько нарушили привычный режим Квинта, было приятно еще раз вспомнить, что все улажено. Теперь Квинт был капитаном 1-го класса, что наделяло его новыми полномочиями, и, самое главное, улучшало его финансовое положение. Напоминание об этих фактах улучшило настроение капитана, которое было не самым бодрым после глухого сна в скафандре, пристегнутом к креслу, и он повернул голову в сторону иллюминатора.
Белоснежные облака простирались до самого горизонта, и сложно было сказать, где заканчивается облачность, и начинается бледное небо Фенсалира. Зрелище было, пожалуй, самым безмятежным, что только можно было себе представить, но, к сожалению, продлилось оно недолго - через несколько секунд шаттл стал быстро снижаться, быстрее, чем следовало бы ожидать, и иллюминаторы заволокло пеленой. Но, претерпев небольшую тряску, машина прошла через плотный слой облаков, и пассажиры смогли увидеть раскинувшуюся внизу Подгорную долину, как ее саму, так и город, носивший то же название. Конечно, поселение не могло сравниться в размерах и величественности с городами в колониях, заселенных сотни лет назад, но в маленьких захолустных городах все же была своя прелесть, особенно при такой концентрации нетронутых природных богатств поблизости.
Пилот добавил тяги, и шаттл устремился к городу, белым пятном блочных построек выделявшемуся на фоне пейзажа скудной желтоватой растительности на равнине и темных гор позади города. В нужное время включились маневровые двигатели, и пассажирский челнок, выровнявшись, плавно опустился на посадочную платформу небольшого колониального космопорта.
— Вниманию пассажиров. Мы прибыли в Подгорную долину. Экипаж шаттла прощается с вами и желает приятного отдыха!
Выйдя наружу, Квинт первым делом глубоко вдохнул сухой прохладный и необыкновенно чистый воздух Фенсалира, и остатки сонливости и недомогания тут же улетучились. После этого ритуального действия, посчитав, что в гостиницу, куда доставят его багаж, он всегда успеет попасть, Квинт решил направиться сразу в дирекцию туркомплекса, где он ожидал встретиться со своей сестрой.
Старшая сестра Квинта, Анга, открыла здесь туристический бизнес, оказавшийся довольно успешным, еще раньше, чем Квинт получил свой первый бортовой журнал капитана. Могло показаться, что благодаря этому Анга жила богато, но это не совсем соответствовало истине. Колониальный совет поднимал до небес налоги для успешных дельцов из отдаленных колоний, поэтому конечный доход был довольно среднего уровня. Иерархия, в целях сохранения авторитета Палавена, как центра влияния, не особо желала, чтобы колонии обрастали деньгами и возможностями, и удерживала экономический рост во внешних системах в разумных и безопасных пределах.
Шагать по городу было приятно, чем могли похвастаться немногие колониальные города, но Фенсалир оказался одной из тех колоний, в которых удалось свести к минимуму влияние цивилизации на окружающую среду. На этой планете не было ни заводов, ни фабрик, добывать ископаемое топливо здесь было невыгодно, поэтому туристы были основным источником прибыли для казны колонии, и город встречал их соответственно. Все было настолько чисто и аккуратно, что можно было подумать, будто город — макет архитектора-планировщика, где все дома, блоки, строения и дороги идеально подогнаны.
Наконец, Квинт добрался до высокого здания с потрескавшейся местами от зимних холодов краской на фасаде, зашел в холл и, увидев стойку регистрации, поспешил к ней. Однако, приблизившись, Квинт опешил — насколько он мог судить, за стойкой восседала азари. Конечно, это была азари, ведь Квинт, черт возьми, был одним из первых турианцев, кто вообще их видел. Гладкая кожа голубого оттенка, да и тонкие пальцы на пятипалой конечности не оставляли вариантов. Да уж, хоть все они и испытывали неописуемый восторг во время той экспедиции, но сейчас, представив рукопожатие азари, он поежился. Что было еще хуже, у него при себе не было переводчика, и общение, похоже, предстояло одностороннее.
— Послушайте... Эээ... Вы ведь меня понимаете?
Азари подняла вопросительный взгляд на Квинта. А может, это было раздражение или улыбка, черт их знает.
— Дело в том, что у меня нет переводчика. Я хочу поговорить с администратором Ангой Иггваль, я ее брат... Вы понимаете, что это означает? — Квинт знал, что азари однополы, и, скорее, были ближе к женщинам, поэтому он не был уверен, как их переводчики реагируют на братьев, отцов и мужей.
Инопланетянка закатила глаза, что выглядело жутковато, но определенно имело какое-то значение на языке жестов, и нажала на кнопку на панели, обращаясь к кому-то на своем лопочущем языке. К стойке подбежал молодой турианец, и обратился к Квинту:
— Приветствую вас в Подгорной долине, гражданин. Доминил Виктус, помощник администратора.
Квинт хотел было ответить, но тут раздалась трель коммуникатора, зазвеневшего у Квинта на поясе. Не обращая внимания на Виктуса, капитан выхватил коммуникатор и открыл канал связи.
— ...вторяю, говорит адмирал Хедин. Всем капитанам 58-го патрульного и всем капитанам Флота Иерархии, кто слышит это сообщение — вам предписано собирать корабли на орбите Фенсалира. Приказ высшего приоритета, — голос адмирала был искажен, вероятно, сигнал ретранслировали с мостика «Ангальта», проходившего осмотр на орбитальной станции. Квинт посмотрел на своего собеседника и понял, что тот тоже услышал сообщение. В этот момент из динамиков громкой связи откуда-то сверху зазвучал механический голос, оповещающий о необходимости покинуть здание, а на стенах вокруг загорелись стрелки, подсказывающие пути эвакуации.
Пока в холле поднимался недоумевающий гомон посетителей, Квинт нашел взглядом информационный терминал у колонны и бросился к нему, выкрутив громкость на максимум. Вместо стандартной сводки новостей оттуда зазвучало экстренное сообщение:
— Со станции «Фенсалир-Орбитер» пришло предупреждение об угрозе безопасности колонии. Гражданским лицам рекомендовано эвакуироваться из городов по стандартному протоколу. Патрульные звенья кораблей из близлежащих систем будут немедленно задействованы в обороне колонии. Космические и сухопутные вооруженные силы приведены в боевую готовность. Просим вас сохранять спокойствие при эвакуации и не препятствовать действиям службы безопасности...
— Что за чертовщина происходит? — спросил работник туркомплекса, подбежав к Квинту.
— Я слышал не больше твоего. Мне нужно, чтобы ты отвел меня к администратору.
— Но зачем вам...
— Я Квинт Иггваль, ее брат, и хочу убедиться, что она безопасно покинет колонию, — оценив произведенный на паренька эффект, Квинт похлопал его по плечу.
— Смотри, чтобы челюсть не свело. И неплохо было бы поспешить.
— Да, конечно, пойдемте за мной, капитан.
Некоторое время они петляли по зданию, и наконец в одном из широких коридоров они чуть было не столкнулись с той, кого искали.
— Квинт! Что ты здесь делаешь? Ты ведь должен быть в гостинице, — Анга, несомненно, была рада видеть Квинта, но пребывала в некоторой растерянности из-за всего происходящего.
— А где же я еще могу быть, как не здесь, ты разве не слышала про тревогу? Послушай, мне нужно попасть на «Ангальт». У вас возле этого здания есть шаттлы?
— Ты что, собираешься ввязаться в это? Никто ведь даже не знает, что происходит! Ты же в отпуске, Квинт, ты не обязан...
— Конечно, я должен ввязаться в это! Корабль не может простаивать без своего капитана! Пойми, я не могу просто эвакуироваться с гражданскими, — Анга выглядела очень встревоженной, и это не было бы удивительным, если бы Квинт не помнил ее всегда чрезвычайно спокойной. — Тем более, что я получил приказ от адмирала сектора. Так где у вас шаттл?
— Да-да, я покажу дорогу, — Квинт поспешил за сестрой, уже почти проталкиваясь среди эвакуирующихся сотрудников, высыпавших из кабинетов, и только выйдя наружу, на небольшую посадочную площадку, он обнаружил, что нигде не видит Доминила, помощника Анги. Но задерживаться было нельзя, и Квинт с сестрой поторопились в сторону крупного челнока, к которому уже стягивались люди. Этот шаттл был явно больше и вместительнее тех, которые несли на себе крейсера. Поднявшись по трапу, Квинт поспешил к кабине пилота.
— Эй, что вам здесь нужно? — пилот умолк, увидев вошедшего в кабину, и спустя пару секунд спросил:
— Я вас знаю?
— Я капитан Квинт Иггваль, и мне нужно попасть на мой корабль. Он пристыкован к третьей станции обслуживания. Вы сможете доставить меня туда?
— Капитан Иггваль? Эй, да это действительно вы! Не представляю, что могло занести вас в наши края, но для капитана Иггваля — все, что угодно. Надеюсь, вы там зададите им жару.
— Кому «им»? Я даже не знаю, кто или что вообще угрожает колонии!
— Я сам понятия не имею, капитан, мне просто сказали вывезти гражданских на транспортник. Но раз они стягивают патрули, то, думаю, предстоит заварушка, — пилот говорил это так, словно он сам бы не отказался поучаствовать в ней, но было похоже, что бои в космосе он видел только в фильмах.
— Не затягивайте со взлетом. Будет обидно, если я пропущу все веселье, — ответил Квинт, но пилот даже не заметил ноток сарказма в его голосе.
— Мы уже почти полностью загружены. Занимайте место, капитан, домчимся до вашего корабля с ветерком.

***

Квинт втиснулся внутрь своего скафандра, рядом с Ангой, которая, вглядываясь в иллюминатор, спросила:
— Ты не видел Виктуса? Он был не с тобой?
— Кажется, мы потеряли его в толпе. Надеюсь, он не попадет в неприятности.
—  А я надеюсь, что обойдётся без неприятностей. Квинт, ты хоть понимаешь, что от семьи остались только мы с тобой. Ты хочешь совсем оставить меня без родных?
Анга выглядел плачевно, и Квинт предпринял попытку ее успокоить:
— Не понимаю тебя, Анга. Это же, наверное, просто налет пиратов. Я слышал, недавно военные как раз упустили в соседнем секторе шайку. Тебе не о чем...
— Нет никакой шайки, Квинт. Я на это не куплюсь.
— Эй, я ведь служу на Флоте, и моя работа — решать такие проблемы. За те восемь с половиной лет, что я мотаюсь через ретрансляторы, ты могла бы привыкнуть к мысли, что в космосе вполне себе достаточно смертельных опасностей. Но я ведь жив, с чего бы мне умирать теперь? Глупости ты говоришь, — несмотря на убедительность этих доводов, Квинт уже не был абсолютно уверен, что верит в них сам.
Анга хотела что-то ответить, но голос пилота шаттла, возвестивший о взлете, не дал ей этого сделать, и она просто молча отвернулась к иллюминаторам под усиливающийся шум двигателей. Шаттл оторвался от земли, опалив раскаленной огненной струей покрытие платформы, и Квинт почувствовал, как его все сильнее и сильнее прижимает вниз и к спинке кресла — челнок, преодолевая свой немалый вес, все же довольно быстро увеличивал скорость, прорезая толщу воздуха.
Да, все таки она была по своему права — было несправедливо со стороны Квинта уйти из межпланетных полетов в состав межзвездной флотилии, подвергаясь риску во время каждой военной операции, после того как он остался единственным мужчиной в семье. Анга никогда не разделяла его устремлений, но Квинт не мог отказаться от предложения командования... Нет-нет, это самообман, конечно, он мог. Он просто пошел на поводу у юношеских мечтаний, вот и все. Увидеть далекие звезды, космические путешествия, и все такое прочее. И хотя его дальнейшая служба была далека от ожиданий, Квинт все же знал, что если бы он остался наворачивать круги и эллипсы вокруг солнца, под которым был рожден, то жалел бы об этом всю оставшуюся жизнь. Вот так и остаешься потом с противной смесью сожаления и осознания того, что не мог поступить иначе.
Неожиданно прекратившийся шум двигателей и появление невесомости высвободило Квинта из воспоминаний, и, взглянув в сторону иллюминатора, он увидел там только черноту, а также поймал гневный взгляд Анги. Вздохнув, Квинт отстегнулся от кресла и поплыл между креслами к кабине пилота.
— Хорошо, что вы здесь, капитан. С «Орбитера» не дают траектории перелета на вашу станцию.
— Конечно, не дают. Ведь эвакуационному шаттлу там делать нечего. Дайте мне связь с ними, — Квинт поймал плывущий к нему микрофон.
— Говорит капитан Квинт Иггваль с борта шаттла, — капитан замялся и, получив подсказку от пилота, продолжил: — FT-003, шаттл FT-003. Запрашиваю траекторию перелета на станцию SS-05, где базируется фрегат «Ангальт» под моим командованием.
После некоторой паузы со станции пришел ответ.
— Перелет разрешен, примите вектор, FT-003, — Квинт фыркнул, подумав, что слишком много злоупотреблял своей репутацией для одного дня.
— Принято, «Орбитер», выхожу в точку разгона, — это уже пилот ответил станции и обернулся к капитану, висевшему в воздухе у него за плечом.
— Да они там все помешались на правилах, как думаете, капитан?
Квинт не ответил.
Миновав несколько пилонов, шаттл пристыковался к станции, и капитан, не теряя времени, направился к шлюзу. Снова оказавшись в пассажирском отсеке, Квинт встретился глазами с сестрой. Времени для прощаний не было, но того, что Квинт увидел на ее лице, было более чем достаточно, чтобы понять, почему она была так встревожена. Она не просто боялась, а каким-то образом знала, что произойдет что-то нехорошее, но, конечно, не могла сказать ему это прямо, и теперь смотрела на своего брата, словно уже похоронив его. От этой мысли Квинт вздрогнул, и, отведя глаза, оттолкнулся в сторону стыковочного люка.
— Капитан на борту, запечатать шлюз!
— Шлюз запечатан.
— FT-003, расстыковка разрешена, можете продолжать полет.
Шлюзовая команда работала прямо как на учениях, и быстро стащила с него скафандр. Ощущая небольшое головокружение от резкого появления искусственной гравитации и чувствуя, как возвращается усталость, Квинт оглянулся на герметичный люк шлюзовой камеры, и в паршивом настроении направился к докам. Там его ждал «Ангальт».

***

Динамик громкой связи на мостике, издав треск, заговорил:
— Внимание, «Ангальт», говорит адмирал Хедин.
— «Ангальт» на связи.
— Ваша боевая задача: к началу боя звено должно скрытно выйти к ним во фланг и нанести удар с этого направления. Скорее всего, это их дезориентирует, и так вы сможете быстро лишить их нескольких кораблей.
— Адмирал, могу я спросить, кто наш враг?
— На «Орбитере» в нарушителях опознали кроганские корабли. Вам ясна ваша задача?
— Совершенно ясна, адмирал.
— Не теряйте головы, Иггваль. Ваше имя на слуху, и будет неприятно, если мы лишимся вас сегодня. Конец связи.
Старший помощник Фариус повернулся к Квинту:
— Предполетная завершена, капитан.
— Хорошо. Отстыковывайтесь и направляйтесь к эскадре на низкой орбите. Наши ведомые, «Вальдек» и «Флексум», уже должны быть там, передайте им код следования.
Отойдя от доков на подходящее расстояние, «Ангальт» развернулся, и, вспыхнув плазменным факелом двигателей, умчался к горизонту планеты. Через несколько секунд он превратился в мерцающую точку, а затем и вовсе затерялся среди звезд.

***

Командир скаутов Ратт, прогибая от нетерпения поручень, на который он опирался, глядел на экраны приборной панели, следя за медленным движением красной точки - их эскадры - к планете. Эскадра состояла из саларианских фрегатов, подаренных кроганам. И, хотя скорее всего хитрюги-саларианцы просто сплавили им списанные корабли, кроганские инженеры сами были не дураками, и теперь это были довольно неплохо защищенные спереди штурмовики, с установленными на бортах ускорителями массы и улучшенными рассеивателями тепла. Лишив корабли нескольких переборок, механики получили достаточно пространства, чтобы вместить внутри десантный шаттл. На борту носителя он был уязвим, но, оказавшись в космосе, он стал бы неуловим для крупных кораблей, и без труда доставил бы десант на планету.
Но все это было в теории. Ратт практически ничего не знал о противнике, и это превращало весь предстоящий бой в карточную игру, вот только на кону были жизни десантников и экипажей, да и самому Ратту очень не хотелось покидать этот мир, по крайней мере сейчас.
— И быстрее лететь мы никак не можем?
— Нет. Я даже не уверен, что это саларианское старье останется целым после торможения, и то, что мы, разгоняясь, удержались на курсе и не летим прямиком в планету, уже чудо.
Командир недовольно заворчал. Не раз он пытался «намекнуть» главе клана, что нужно было заиметь собственные корабли и орудия, прежде чем идти войной на Совет, но нетерпеливость и жажда крови одного дурака взяла верх, и остальные с радостью ломанулись за ним. Да и не каждый Вождь Клана просто так признается в своей некомпетентности и откажется от своих устремлений. «Когда кроганы получат Сур’Кеш, — с пренебрежением ответил Грауш во время недавнего такого разговора, — у нас будет столько кораблей, сколько потребуется». Раздраженный Ратт сказал на это, что возможно, Граушу стоит заправлять и вооружать флот своими амбициями, чтобы сразу захватить Цитадель, и вот теперь Ратт оказался здесь, на территории каких-то череполицых чужаков, недавно объявившихся в галактике. У Ратта не отняли его статуса, и не последовало какого-то наказания за дерзость, ему просто сказали однажды: «Вождь считает, что эти „турианцы" могут оказаться противником получше, чем остальные, и хочет, чтобы кто-то испытал этих ребят на прочность. Кто-то вроде тебя, хе-хе».

Ратт же считал их очередными мягкотелыми чужаками, которые будут умолять о пощаде, когда сдавишь им грудную клетку, и подбивать клинья к Совету при первой же возможности. Может даже, они начнут ради этого прижимать кроганов со своей стороны — ходили слухи, что у этих череполицых пушки бьют посильнее, чем у Совета. Вспомнив об этом, Рэтт снова повернулся к своему помощнику.
— Бронеплиты точно выдержат обстрел?
В ответ тот только фыркнул.
— Должны выдержать. Мы проверяли на наших орудиях.
«Просто отлично. Наши орудия — такое же барахло, как и остальное. Будь проклят этот варрен-переросток Грауш».

Отредактировано. Yellow_label_turian_tea



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.06.2013 | 809 | 2 | The_Deadliest_One, турианцы, Дневник капитана, Турианская Иерархия | The_Deadliest_One
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 43
Гостей: 41
Пользователей: 2

Сержант, Goldi
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт