Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Экскурсия. Часть 4: Ещё одна история



Жанр: психология/боевик/историческая сводка;
Персонажи: Джокер; СУЗИ; свои; упоминаются почти все значимые персонажи трилогии МЕ;
Предупреждения: события происходят через восемьдесят лет после концовки «Контроль»;
Описание: экскурсия подходит к концу, и сейчас станет ясно, что произошло с Джек, Стивом Кортезом и Джеймсом Вегой. Джокер все больше разочаровывается в новом поколении. Неужели они сражались ради неблагодарности, пренебрежения и издевательств? Джефф Моро уверен, что да, но...

Я представляю вашему вниманию рассказ в четырех частях об экскурсии по «Нормандии», которая проводится Джокером и СУЗИ. Однако для вас, дорогие читатели, это не просто ностальгическая повесть, перемежающаяся воспоминаниями о былых деньках, а попытка описать моё видение того, как изменилась вселенная МЕ после того, как капитан Шепард стал Новым Катализатором. Что стало с государствами и всеми любимыми персонажами? Я постараюсь дать ответ на этот вопрос.





Часть 4

В инженерный отсек проследовала процессия утихомирившихся школьников во главе с СУЗИ, которая начала рассказывать про революционность стелс-системы, чем вновь вызвала перешептывания среди «крутых» и «бездельников». Джокер с удовлетворением заметил, что Конорс морщится, теребя покрасневшее ухо. 
Голос благоразумия, который Джефф окрестил как «СУЗИ-2», отчитал пилота за то, что он, взрослый и солидный человек, находящийся в самом расцвете пенсионного возраста — сотне лет — устроил какую-то детскую конфронтацию со школьником, болезненно реагируя на его глупые выпады. Но бывший пилот ничего не мог поделать со своим характером. В конце концов, в Джокере всегда жила частичка озорного ребенка, которая обеспечила Джеффу статус души экипажа и позволяла с юмором выдерживать далеко не детские испытания судьбы.
Как, например, похищение команды коллекционерами... Джокер поежился.

— Мы можем спасти «Нормандию», мистер Моро. Но мне нужна ваша помощь. Передайте полное управление.
— Что? Ты с ума сошла! — нервно воскликнул Джокер. — Единственное, что я могу передать — сигнал бедствия!
— Разблокируйте мои базы данных, и я смогу очистить корабль. Вам придется пройти через техническую шахту в лабораторном блоке. Основные коридоры небезопасны. Ориентируйтесь по аварийным огням, мистер Моро, — продолжала СУЗИ, не слушая возражений пилота.
Пока она говорила, Джокер уже сдался. Он никогда не был храбрецом или отважным воякой, но готов был сделать то, о чем просила СУЗИ, чтобы не дать коллекционерам захватить корабль. Пилота до ужаса пугала перспектива идти туда, где уже хозяйничали враги, не имея при себе даже оружия и еле передвигаясь на хрупких ногах, но куда больше Джефф боялся снова подвести «Нормандию» и Шепарда.
— Проклятие... — процедил Джокер, нерешительно выжидая перед выходом из кабины пилота. Ещё пара секунд... Вперед!
Он едва успел пересечь зал БИЦ, как из лифта вырвался преторианец.
— Дерьмо! — простонал Джокер, боясь даже оглянуться. Он уже видел шахту, в которую ему нужно было спуститься, но не удержался от новой порции ругательств, когда за стеклом «окна», выходившего на ядро массы, показался ещё один преторианец, глядевший прямо на пилота.
Спускаясь по лестнице, Джефф радовался тому, что эта тварь слишком велика для такого узкого хода.
Пришлось ползти тридцать метров, больно стукаясь локтями о стенки шахты, но вскоре пилот оказался в отсеке системы жизнеобеспечения.
...
— Так, хорошо, я возле... тебя.
Позади Джеффа возникла голограмма голубого шара с вертикальной щелью вместо рта, которая действовала пилоту на нервы с первого дня на «Нормандии», но сейчас он был безумно рад такой компании.
— Подключите ядро к основным системам «Нормандии».
Разобравшись что к чему, пилот ввел команду «выполнить», и на секунду освещение в серверной погасло, а голограмма шара рассеялась.
— Ох. Я получила доступ к защитным системам. Спасибо, мистер Моро. Теперь вы должны реактивировать главный двигатель в инженерном отсеке.
Джокер, уже было решивший, что дело сделано, и все позади, издал разочарованный вздох, больше похожий на рычание.
— Только не говори, что мне опять нужно лезть в эту шахту, — взмолился Джефф.
— Обожаю ставить людей на колени, — спокойно ответила СУЗИ, и на мгновение пилот так испугался, что подумал: «лучше уж коллекционеры, чем взбесившийся ИИ». Он даже подумал, что придется разнести здесь все оборудование, но к счастью...
— Это шутка.
Джокер с трудом сдержал вздох облегчения и, стараясь не показывать СУЗИ свой испуг, произнес:
— Да, конечно.
...
— Изолирую инженерный отсек, — произнесла СУЗИ, и на дверях позади Джеффа щелкнули запирающие стержни. В этот же момент Джокер закончил настройку, и последняя система на корабле оказалась в руках ИИ.
— Получаю управление, — констатировала СУЗИ, и ядро начало пульсировать: голубоватый свет волнами расходился от основания большого шара, установленного на платформе, и Джокер прикрыл глаза рукой. Лучше бы он ухватился за что-нибудь.
«Нормандия» рванулась вперед, подальше от корабля коллекционеров, переходя на скорость света. Джокера отбросило назад, и он со стоном познакомился с ребристым покрытием пола инженерного отсека.
Джефф лежал так почти минуту, пока голос СУЗИ не вынудил пилота подняться. Со стоном он ощупал ноги и с удивлением обнаружил, что ничего не сломал. Это было настоящим чудом, учитывая болезнь Джокера и переделку, в которую он попал.
Джокер огляделся по сторонам, с тоской понимая, что спас свою «малышку» ценой потери всего экипажа. В последний раз на «Нормандии» было так пусто, когда коллекционеры уничтожили корабль в первый раз. Вот только тогда все было наоборот: экипаж был спасен, а фрегат разрушен.
— Отправь сообщение на шаттл Шепарда. Расскажи ему, что произошло, — попросил Джокер, опираясь на стену и устало прикрывая лицо ладонями.
Капитану это явно не понравится. А уж как не понравится мисс Лоусон...
— Сообщение отправлено. Ты хорошо себя чувствуешь, Джефф?
У Джокера не было сил удивляться странной заботе ИИ, и он устало заковылял к выходу из отсека.
— Нет, но спасибо, что спросила...

— А там что? — поинтересовался один из «нормальных». Он указывал на лестницу, ведущую к техническому помещению под инженерным отсеком.
— Ничего интересного, — ответила СУЗИ. — Там только трубы, кабели и механизмы. Это закрытая область.
Кураторы так и не придумали, что можно разместить в «подвале», поэтому экскурсии туда не водили. Смотреть действительно было не на что.
Впрочем, и в старые времена туда мало кто спускался. Только Шепард постоянно наведывался к Джек, а остальные побаивались агрессивную преступницу. Когда «Нормандия» участвовала в Войне, «подвал» служил неофициальным местом свиданий для парочек. Шепард и другие старшие офицеры смотрели на это сквозь пальцы — людям нужна была разрядка.
Джек наверняка бы оценила подобное перепрофилирование её «норы», но она отказалась вернуться на корабль, предпочтя остаться с курсантами из Академии Гриссома, а после Дня Мира неожиданно оказалось, что в её услугах Альянс больше не нуждается. Новое руководство Академии Гриссома решило, что бывшая преступница это далеко не самый подходящий инструктор для курсантов, пусть даже боевых биотиков старшего курса. Попечительский совет направил категорический протест, и Джек «попросили» с работы. Многие потом шептались, что она напоследок не разнесла там все только ради курсантов, к которым достаточно сильно привязалась. К слову, некоторые из них — те, чьи родители отреклись от детей-биотиков — изъявили желание покинуть учебу. Послав подальше и родителей и преподавателей они присоединилась к Джек. Несколько лет банда просто скиталась по Терминусу и Скиллианскому Пределу, перебиваясь случайными наемничьими заказами, а потом, когда окончательно сформировалась Федерация Терминуса, «Рейдеры» пригласили Джек к себе, вместе с «учениками», для тренировки таких же отрядов. Это продлилось целых десять лет, пока она не повздорила с новым руководством. Тогда Джек уже имела солидную популярность среди банд Федерации и смогла отколоть от «Рейдеров» целую эскадру, превратив её в личный пиратский анклав. На свою беду это формирование оказалось на редкость эффективным, и громкие вооруженные акции на коммерческих путях между Федерацией и Цитаделью привлекли внимание Катализатора. Агрессивность и самоуверенность Джек заставили её забыть принцип работы «Стражи»: Жнецы не могли уследить за всеми и вся, это было физически невозможно, поэтому мелкие боевые акции, диверсионные уколы и вооруженные рейды всё ещё оставались актуальны. Именно эта тактика использовалась любыми враждебными друг другу сторонами в Галактике, если степень их неприязни перерастала дипломатию, политику и шпионаж. Катализатор не вмешивался в такие дела, но громкие и заметные нападения пресекал сразу. В один прекрасный день эскадра Джек попала в засаду: вместо десятка грузовиков с нулевым элементом к ним пожаловала группа «Разрушителей». Ходили слухи, что Джек удалось сбежать и залечь на дно вместе с приближенными биотиками, но официальная версия Катализатора гласила, что пиратка была отправлена за Омегу-4. А Конструкт ещё ни разу не обманывал — он мог себе это позволить.
Эта «сущность» вообще не слишком утруждала себя каким-либо тактом. Хоть новый Конструкт и был создан на основе личности Шепарда, это определило лишь его новые цели и методы их достижения, но отнюдь не очеловечило коллективное сознание Жнецов. Джокер понял это сразу, но Эшли на свою беду — нет.

— Лучше не стоит, — ещё раз повторил Джокер.
— Я должна связаться с ним! — отрезала капитан-лейтенант Уильямс. — Шепард не мог просто так сгинуть! Он не для этого прошел весь этот путь.
— Эшли, это уже не...
— Это он, Джокер, как ты не понимаешь? Его речь «для всех» наверняка просто ширма. Шеп просто не хочет, чтобы кто-то думал, что такую власть получил один-единственный человек.
— Эш...
— А со мной он будет говорить уже по-другому. Я уверена, что шкипер ни в кого не превращался. Он всё ещё где-то там, в этой проклятой Цитадели...
После этих слов Уильямс просто отключила связь, не желая больше спорить с Джокером.
— Восстановить? — тут же спросила СУЗИ.
— Нет, — Джефф обреченно покачал головой и откинулся на спинку кресла. Чрезмерная навязчивость в такой момент только спровоцировала бы агрессию.
Однако изображение с камер никуда не делось. Лейтенант Моро отлично видел, как Эшли вошла в рубку связи и, некоторое время провозившись с панелью управления, вызвала «Шепарда». Сигнал был настроен на ближайшего Жнеца — одного из тех, что занимались восстановлением ретранслятора «Арктур».
Эта безнадежная идея возникла у Эшли во время возвращения на Землю. Несмотря на то, что она сама повесила табличку с именем Шепарда на мемориал, Уильямс не хотела верить, что капитан действительно потерян.
Над голографическим проектором возникло изображение постоянно меняющей форму фигуры: нечто подобное представлял из себя «Страж» на Илосе. На секунду Джеффу показалось, что он различает очертания мужчины в броне, но это ощущение моментально улетучилось, стоило лишь моргнуть.
— Джон? — Эшли подалась вперед. — Джон... это ты?
— Я — Конструкт, капитан-лейтенант Уильямс. Возникли проблемы? — ответил собеседник. Это действительно был голос Шепарда, но у Джокера от него мурашки по спине пробежали. Даже клон капитана был больше похож на «оригинал», чем этот абсолютно нейтральный тон на бодрые и уверенные интонации Шепарда.
— Джон, хватит, это же я! — голос Эшли дрогнул. Последняя надежда рушилась на глазах. — Я... я не знаю, как тебе удалось взять Жнецов под контроль, но ты ведь не... Джон, умоляю, скажи: где ты?! Мы что-нибудь придумаем, я обещаю.
— Понятно, — Катализатор прокомментировал происходящее тем же убийственно-нейтральным тоном, не обращая внимания на мольбы девушки. Голограмма исчезла, и сколько Эшли ни пыталась вызвать «Шепарда» снова, ничего не выходило. Конструкта это не интересовало.
— Черт тебя подери, шкипер, — простонала Уильямс. Она бессильно опустилась на пол и тоскливо подперла голову руками, но слез больше не было. Несмотря на сильнейшее потрясение Эшли по-прежнему оставалась солдатом, сильной женщиной.
Внимание Джокера привлекло изображение с другой камеры: возле входа в рубку связи стояла Тали. Она обхватила плечи руками, словно замерзла, но к температуре воздуха это явно не имело отношения. Кварианка слышала весь разговор. Видимо, её эмоции тоже перебороли здравый смысл. Несмотря на роман с Гаррусом, для Тали было сложно забыть то, что произошло между ней и Шепардом во время охоты на коллекционеров.
— Проклятие, — прошептал Джокер, глядя на два этих изображения с камер. В такие моменты шутить ему вовсе не хотелось.

Наконец-то экскурсия подошла к последнему пункту — ангару. Обычно именно это место производило на посетителей наибольшее впечатление, ведь здесь была установлена объемная голографическая панорама — гордость Комитета. Джокер в свое время очень удивлялся тому, что кураторы не пожадничали на такую дорогую «игрушку».
Все пространство здесь было освобождено от контейнеров, когда-то в изобилии «украшавших» ангар, а оба шаттла «Кадьяк» сдвинуты в самый конец и намертво закреплены у закрытой аппарели.
— Ну и что здесь за... — Конорс снова было затянул старую песню, выходя из лифта, но именно в этот момент система заработала: освещение погасло, по ушам ударили первые аккорды тяжелой, но, без скромности, грандиозной музыки, написанной композиторами Джеком Уоллом и Клинтом Мэнселлом, как и гимн Дня Мира.
Не успело возмущение школьника достигнуть хоть сколько-нибудь значимой высоты, как было напрочь сметено испугом: прямо сквозь него пролетела... «Нормандия». Точнее, её уменьшенная голографическая копия. А вслед за ней и весь Объединенный Флот, собранный для атаки на Землю...

— Все флоты доложили о готовности, капитан, — произнес Джокер. Шепард стоял за его плечом, сложив руки на груди и хмуро уставившись вперед.
Джефф уже в который раз посмотрел на экран ЛАДАР-а, и его ещё больше переполнило чувство восторга пополам с гордостью. Через Ретранслятор «Харон» проходило столько кораблей, что их отметки сливались в единое пятно, которое расползалось вперед, увеличиваясь в геометрической прогрессии. Здесь были все: турианцы, азари, саларианцы, элкоры, ханары, волусы, батарианцы, кварианцы, геты и, конечно же, люди. Такого огромного флота история этого витка Цикла ещё не помнила. Это была самая настоящая МОЩЬ, от которой захватывало дух. Что может противостоять такой силе?
Но Жнецы так не считали. Армада, которую они собрали для отражения атаки на Цитадель, преспокойно разворачивалась в боевой порядок на орбите Земли и возле пояса астероидов. Силы хранителей Цикла многократно превосходили объединенный флот не только качественно, но и количественно. Кабинетные стратеги, которые предлагали подавить Армаду за счет численности, явно не были знакомы с цифрами: здесь просто не было шансов. Жнецы гораздо сильнее, быстрее, умнее и даже хитрее Союзников. Их нельзя победить в открытом бою просто физически. Единственная надежда — Горн.
Объединенный Флот приближался к Жнецам, и когда первые корабли начали выходить из сверхсветового режима поблизости от Земли, тут же «заговорили» их линейные орудия. Миллионы снарядов и ракет устремились навстречу врагу, оставляя позади себя длинные инверсионные следы.
Жнецы ответили, и через несколько секунд ряды обеих флотилий смешались. Фланговые группы вышли из сверхсветового режима справа, слева, снизу и сверху от места боя, но изначальный план уже полетел к дьяволу: Жнецы вновь навязали свою любимую тактику «ближнего боя», используя преимущества в прочности, точности и маневренности. Фланговые группы не могли вести огонь и вынуждены были присоединиться к мясорубке.
«Таникс» выстрелил три раза подряд, разметав несколько тяжелых вариаций «Ока», гнавшихся за медузообразными истребителями-дронами ханаров. Последняя преграда была устранена, и Джефф направил «Нормандию» вниз... к атмосфере Земли. 
Когда фрегат взрезал носом тяжелые черные облака, затянувшие небо Лондона, Джефф передал управление СУЗИ и тяжело поднялся из кресла.
— Капитан... — позвал он собравшегося уходить Шепарда. — Будьте там осторожнее.
Джокер приложил ребро ладони к кепи. Командир кивнул и сделал то же самое. А потом он ушел в ангар, и больше Джефф никогда не видел Шепарда.

Первоначальный испуг школьников улетучился почти моментально. Полностью трехмерные медиаатеатры, где зритель мог наблюдать за действием «изнутри», перестали быть редкостью ещё до их рождения, однако они не ожидали увидеть такое дорогое «удовольствие» в этом музее.
Вокруг во всей красе разворачивалась картина генерального сражения, воссозданная благодаря сохранившимся записям с бортов кораблей, прошедших эту битву. Мимо проносились кинетические снаряды, ракеты, растянутые капли «Таникса» и лучи орудий Жнецов. Туда-сюда сновали крошечные истребители и перехватчики. Одни несли тяжелые дезинтегрирующие торпеды, другие бомбы Жнецов класса «Черная Звезда», а третьи вели охоту друг на друга.
Крейсеры, фрегаты и носители с трудом маневрировали, стараясь не столкнуться друг с другом и Жнецами. Дредноуты обменивались тяжелыми ударами с самыми крупными врагами, нередко задевая своих. Периодически тут и там вспыхивали плазменные шары термоядерных ракет.
Вот волусский дредноут «Квуну» одним залпом линейной вариации «Таникса» сбил Разрушителя, присосавшегося к борту крейсера Альянса. Из пусковых шахт дредноута вырвались ещё четыре торпеды, и через несколько секунд пространство перед «Квуну» озарилось ярчайшими вспышками, а сам гигант продвинулся ещё дальше. Оставалось лишь поаплодировать точности расчетов волусских канониров. Посмертно. На дредноуте сошлись сразу три залпа крупных Жнецов, а любому кораблю объединенного флота вполне хватило бы и одного. Обломки «Квуну» разлетелись во все стороны, врезаясь в дружественные корабли, двигающиеся под прикрытием дредноута.
Чуть выше большой Жнец избрал своей целью кварианский корабль-ферму, который был переоборудован в аналог дредноута ещё перед Восьмидневной войной за Раннох. Вытянув щупальца вперед, Жнец пробил шарообразную поверхность «Райи», попутно взорвав два мелких корабля кварианцев, прикрывавших ферму с этой стороны. На несколько секунд враг полностью скрылся внутри шара, оставив позади себя гигантскую рваную пробоину. Изнутри ударили красные лучи, и по поверхности «Райи» пошли трещины, а Жнец, пробив вторую дыру, целый и невредимый вышел с противоположного края.
Однако там его уже ждали: с десяток средних десантных кораблей гетов под прикрытием полусотни пиратских рейдеров Арии облепили поверхность Жнеца и начали высаживать десант, который должен был уничтожить врага изнутри.
На подмогу отправились четыре Разрушителя, но путь им преградил борт дредноута гетов, который не уступал размерами тому, что Тяжелый Флот Герреля уничтожил возле Ранноха. Мощность его щитов совсем немного, но превосходила совокупную мощность Разрушителей и они, не успев затормозить, разбились о невидимый барьер. На поверхность обшивки дредноута рухнули бесформенные груды искореженного металла.
Ста метрами правее пять саларианских крейсеров, пользуясь преимуществом в мощных бортовых лазерных пушках, кружили вокруг Жнеца, осыпая его градом болезненных «уколов». Однако тактика, которая работала против обычных кораблей, здесь была недействительна: гидродинамические орудия под сдвоенными плоскостями Жнеца выводили корабли саларианцев из боя один за другим, а истребители один за другим поражались мелкими ускорителями частиц, которые в изобилии усеивали поверхность Жнеца.
Крупный Жнец, чьи «глаза» светились нехарактерным зеленым светом, следовал за подкреплением из-за ретранслятора. Он находился под контролем Левиафана, как и два других неформатных союзника, однако в этом чудовищном хаосе командование никто не успел предупредить о том, что первые два уже вовсе не союзники...
Приблизившись к месту боя, Жнец вдруг замер на месте и, зеленое свечение исчезло. Четыре крейсера, идущих впереди, в том числе один азарийский, не успели даже понять, что их уничтожило. Левиафаны контролировали Жнецов только за счет передачи через свои «шары» влияния сразу нескольких «Первых». Однако здесь количественное преимущество полностью нивелировалось присутствием большей части Армады.
Три серповидных судна синхронно развернулись в сторону новой угрозы, и четко разошлись веером, чтобы выйти из общей мясорубки и окружить Жнеца. Это были лучшие крейсера остатков батарианского флота под командованием Балака. Сам он держал флаг на крупном пиратском рейдере, который под завязку был забит ядерными торпедами.
На другом конце места сражения один из кораблей коллекционеров вышел из боя чтобы приземлиться в Лондоне, но сзади на него набросилось звено дискообразных фрегатов элкоров. После уничтожения двигателей транспорт коллекционеров рухнул в атмосферу, и его обломки упали в пролив Ла-Манш, но до этого все солдаты и преторианцы покинули судно. Коллекционеры не нуждались в воздухе, поэтому являлись отличными космическими абордажирами. Им на пути попался единственный в своем роде крейсер ханаров, который управлялся с помощью множества ВИ и дронов всего тремя живыми представителями расы, находившимися в БИЦ, и одним дреллом-механиком.
На весь ангар прогремел голос адмирала Хакета:
— Внимание всем: «Горн» движется. Повторяю, «Горн» движется!
И действительно: из-за ретранслятора, который находился прямо в лифтовой кабине, появилась весьма крупная голограмма самого грандиозного и непредсказуемого механизма из всех, что были построены в этот виток Цикла.

Под прикрытием дредноута «Эверест» «Горн» направился к Цитадели. Жнецы, которых только что вроде бы теснили, неожиданно нанесли Объединенному Флоту целый ряд мощных контратак, но самому «Горну» уделили на удивление мало внимания. По нему было дано несколько залпов, но турианские и человеческие крейсера прикрывали объект настолько плотно, что вся мощь удара пришлась на них. От самого «Горна» отлетело лишь несколько сегментов внешней бронированной обшивки.
Куда большее давление Жнецы оказали на основную перезарядную базу истребителей в виде собранных вместе носителей разных рас. База находилась в опасной близости от самой гущи схватки, поэтому помимо крейсеров и фрегатов её прикрывали целых пять турианских дредноутов и человеческий «Килиманджаро». Пока крупные Жнецы отвлекали внимание, целый рой Разрушителей, несколько эскадрилий «Око» и фрегат коллекционеров прорвались к нежным корпусам авиаматок и устроили там настоящую бойню.
«Путь Предназначения», все ещё находившийся под командованием Матриарха Литании, развернулся в сторону транспорта хасков, но в этот момент луч самого Предвестника ударил в основание верхней «башни» флагмана, начисто срезав её. Казалось, что пришел конец кораблю, который первым вступил в схватку с настоящим Жнецом ещё три года назад, но Предвестник внезапно потерял к дредноуту интерес. Самый крупный Жнец Армады, превосходивший размерами любого из них почти в два раза, развернулся и направился прочь от места схватки вместе с ещё несколькими «соратниками». Предвестник летел к транспортному лучу в Лондоне.

Абсолютно все школьники стояли с разинутыми ртами, за исключением элкора и азари, которые устроили лекцию в каюте Явика. Они наблюдали за сражением с откровенной скукой.
Джокер поморщился. На фоне огромного количества жертв, которые все расы понесли в генеральном сражении, подобное безразличие выглядело даже хуже издевательств Конорса.
Джефф сложил руки на груди и огляделся. На фоне разворачивающейся картины боя он на миг увидел силуэт Джеймса Веги, мучающего турник в импровизированной берлоге между контейнерами, и Стива Кортеза, возящегося со своим драгоценным «Кадьяком».

После Дня Мира Джеймс ещё некоторое время служил на борту «Нормандии», пока центр подготовки N7 в Рио-де-Жанейро не возобновил свою работу. Лейтенанту, как заслуженному ветерану войны, находившемуся под командованием Шепарда, хотели присвоить рейтинг N6 в качестве награды, но Вега категорически отказался. Джеймс хотел доказать в первую очередь себе, что достоин носить это звание, и он был готов только на N7, несмотря на то, что даже те, кто сумел добраться до планки N1, уже считались весьма умелыми бойцами.
Однако... Джеймс срезался на пятом этапе, когда его и других курсантов отправили на Трезубец, чтобы пройти подготовку по бою в воде. Оказавшись на глубине в сто метров, Вега чувствовал себя сравнительно неплохо, но его погубил один из неожиданных сценарных ходов, так любимых инструкторами. На полпути к цели пропала связь с командованием и с другими курсантами, и Джеймс совершил фатальную ошибку: прервал выполнение основного задания и отправился на поиски товарищей, чтобы организовать общий подъем на поверхность. Он опоздал на штурм подводного рейдера и за это был исключен из списков на продолжение обучения. Веге присвоили категорию N4, которую он заработал на предыдущем этапе, и отправили в состав десантных сил Седьмого Флота.
Однако лейтенант сдаваться не собирался. Через год, как только появилась возможность снова подать заявку, он прибыл на Трезубец, наученный горьким опытом. Несмотря на то, что на этот раз «сюрприз» от инструкторов был совершенно другим, Вега справился и даже занял первую строчку в общем счете того потока кандидатов.
Шестой этап также был преодолен, и, вопреки предсказаниям главного инструктора Ника Фрайя, невзлюбившего Джеймса, по нормативам Вега пересек черту, за которой начиналась категория N7, означавшая результат класса «сверх успешно». Он потеснил бойца, раньше занимавшего пятую строчку в общем рейтинге. Четвертая принадлежала Кай Ленгу, третья Девиду Андерсону, вторая Джону Шепарду, а первая — Нику Фраю, чей рекорд никто не мог побить даже сейчас, семьдесят восемь лет спустя.
После получения заветной категории Джеймсу дали под командование отряд спецназа, большинство членов которого составляли бойцы «Дельты», понесшей гигантские потери на Земле. Вега и сам состоял в этом подразделении до Войны. 
Несколько лет они работали в Траверсе, пока отряд не был приписан к «Нормандии» в качестве штатной десантной команды по инициативе Эшли. И когда Уильямс подала в отставку, Вега, уже получивший звание капитан-лейтенанта, был назначен следующим командиром легендарного корабля. По его просьбе вернулся Гаррус, но уже после второго ухода турианца остаточное влияние Хакета и его приближенных офицеров настолько ослабло, что для нового командования нахождение на важных и заметных постах старых героев стало как красная тряпка для быка. «Нормандия» получила нового капитана, а Вега — пост командира десантного отряда на «Килиманджаро», который играл роль стационарной орбитальной крепости на орбите Элизиуме.
Через некоторое время Вега добился перевода в учебный центр Рио-де-Жанейро на должность младшего инструктора первого этапа. В это же время он «официально» расстался с азари Трией, отношения с которой начались ещё на Фел-Прайм, но шли как попало из-за Войны и образа жизни. Джеймс видел свою «девушку» хорошо если раз в полгода и, как у многих военных людей, это попросту разрушило их чувства.
Позже Вега разыскал Энн Брайсон, которая приглянулась ему во время поисков Левиафана, но она была давно замужем, поэтому капитан-лейтенант вернулся из отпуска несолоно хлебавши. Вплоть до самой смерти Джеймс так и не женился. Погиб он, занимая пост старшего инструктора третьего этапа. Это был взрыв, устроенный экстремистами, «официально» выдворенными из Федерации Терминуса. Майору Джеймсу Веге было семьдесят четыре года.

У Стива Кортеза судьба сложилась намного проще. Он так и продолжал летать на «Нормандии» в качестве пилота челнока на протяжении пятнадцати лет, а потом подал прошение о переводе на Деметру, где занял должность старшего интенданта станции снабжения. Кортез больше не мог заниматься пилотированием из-за крушения челнока на одном из рейдов «Нормандии»: Стив чудом не разбился насмерть о скалы астероида, где устроили засаду истребители пиратов. Он был представлен к награде, но перед этим перенес пять часов замурованным под обломками «Кадьяка», три операции на ногу и ещё одну на голову.
На новом посту Кортез заметно улучшил качество работы станции, и новая схема снабжения за его авторством была внедрена на многих других подобных объектах. 
Двадцать лет назад у Стива нашли раковую опухоль мозга. И все бы было нормально, ведь эта болезнь утратила статус неизлечимой ещё в начале двадцать второго века, но Кортез обратился к врачам слишком поздно, так как старался не обращать внимания на симптомы, упрямо полагая, что нет ничего серьезного. Его ждал месяц мучений и похороны на кладбище героев Деметры.
Рак был найден и у другого члена экипажа «Нормандии», по иронии судьбы тоже оружейника, но Джейкоб Тейлор, в отличие от Кортеза, получил квалифицированное лечение практически сразу, а сейчас жил и здравствовал вместе с женой, доктором Бринн, на Иден-Прайм. Да, Миранда пригласила старого товарища в «FSR» вместе с Джокером, Кеннетом и Гэбби. Ему совершенно не хотелось оставаться Альянсе, который слабо изменился со времен ухода Джейкоба в «Цербер», и поэтому, забрав с собой жену и новорожденную дочку, Тейлор без колебаний принял предложение мисс Лоусон. Благодаря своему спокойному и рассудительному характеру он прожил вполне спокойную жизнь на Иден-Прайм, где дослужился до главы планетарной Службы Охраны. Подал в отставку семь лет назад, и сейчас наслаждался счастливой старостью в окружении многочисленных детей и внуков.

— Он сделал это! — голос адмирала Хакета, снова прогремевший на весь ангар, едва не заставил Джокера подпрыгнуть на месте. Джефф снова слишком погрузился в воспоминания, забыв про голографическую битву, а тем временем Шепард где-то за кадром достиг транспортного луча. 
Там творился настоящий ад. Джокер никогда не забудет «взгляд» Предвестника...

— Я должна оказаться в непосредственной близости, Джефф, — объяснила СУЗИ в ответ на замечание Джокера про самоубийство.
Когда Шепард запросил эвакуацию, лейтенант Моро хотел отправить вниз челнок, у которого был шанс проскользнуть мимо Предвестника, планомерно поджаривающего весь «Молот». Однако СУЗИ сообщила, что у неё и гетов появилась идея, которая могла дать шанс солдатам пробиться на Цитадель. План заключался в том, что через «Нормандию» можно на короткое время сбить прицелы Предвестника, задействовав вычислительные мощности СУЗИ и гетов.
— СУЗИ, если ты собираешься что-то делать, то сейчас самое время! — голос Джокера предательски дрогнул, когда «Нормандия» замедлилась и опустилась на краю склона, ведущего вниз, к лучу. Он почти физически чувствовал на своей «малышке» прицел Предвестника.
— Мы начали наводить помехи ещё полминуты назад, — бесстрастно отозвалась ИИ, и Джефф нервно сглотнул, подумав, что мог быть уже тридцать секунд как распылен на атомы.
Насколько понимал лейтенант Моро, СУЗИ и геты сумели захватить контроль над системой помех, исходивших от луча, и направили их против Жнеца, поэтому Предвестник временно прекратил огонь. Так продолжалось почти минуту и за это время все раненые успели либо попасть на борт фрегата, либо отползти подальше. Джокер не знал, что именно в этот момент Шепард прощается с Эшли и Гаррусом, в последний раз касаясь аппарели своего корабля.
— Потеря контроля, — встревоженным голосом сообщила СУЗИ. — Предвестник вот-вот перехватит управление. Нужно улетать.
— Подожди! — неожиданно для самого себя отрезал Джокер. Именно в этот момент он полностью осознал, что сейчас НУЖНО рискнуть. Слишком много на кону.
— Контроль утрачен! — объявила СУЗИ. — Потерян пятый сервер, сорок процентов программ гетов временно вышли из строя.
Больше они сделать ничего не могли, и Джефф поднял «Нормандию» вверх. Несколько мучительных секунд созерцания желтых «глаз» Предвестника едва не заставили пилота поседеть, но корабль спасло только то, что мощь всех доступных орудий Жнец обрушил на солдат, продолжавших бег к лучу. А через несколько секунд «Нормандия» была уже далеко.
— Надеюсь, капитан справится, — выдохнул Джокер, ведя корабль обратно к месту сражения.

И он справился... ценой своей жизни.
— Крутое кино, конечно, — Конорс тут же озвучил свое «драгоценное» мнение, как только голографическая битва подошла к концу. — Но я видал боевики и получше.
Подросток не мог скрыть, что впечатлен: на его лице играла глуповатая улыбка, свойственная людям сразу после сеанса какого-нибудь блокбастера в медиаатре, и поэтому, из духа противоречия и нежелания признать, что ему понравилось хоть что-то в этом музее, Конорс продолжал сыпать едкими комментариями.
— Это не боевик, тупая твоя башка! — на этот раз Джефф не выдержал. В этом сражении отдали свои жизни столько солдат, что пилот просто не мог стерпеть такое издевательство. Оно относилось уже не к «Нормандии», а к Войне. Даже «крутые» смотрели на Конорса и его подпевал с неодобрением. 
— Там люди гибли, ты это понимаешь? Если бы не они, ты сейчас был бы куском жидкого дерьма внутри одного из Жнецов!
— Мистер Моро! — СУЗИ снова попыталась призвать к вежливости, но Конорс был настолько уперт, что сдаваться не собирался.
— Моему прадеду хватило ума выжить там! — огрызнулся школьник.
Это было последней каплей. Джокер издал гортанный клокочущий звук ярости и двинулся прямо на Конорса. Потом Джефф и сам не мог ответить, что конкретно хотел сделать: ещё раз отодрать за уши или оторвать голову целиком, но к счастью его остановили на полпути.
Всю оставшуюся часть экскурсии Джефф, кое-как успокоенный СУЗИ и учительницей, просидел в отдалении от остальных на одном из кресел, расставленных вдоль стен для более комфортного просмотра голографических сцен.
СУЗИ озвучила немного исторических фактов о временах после Дня Мира, потом рассказала об использовании ангара, «Кадьяке», упомянула о Веге и Кортезе. ИИ спросила: не хотят ли посетители просмотреть ещё одну голографическую сцену про Войну, благо их имелось здесь весьма немало, но учительница быстро отказалась. Финальный этап экскурсии и так был омрачен некрасивой сценой и общей натянутостью ситуации после неё.
— В таком случае наша прогулка по «Нормандии» подошла к концу, — постановила СУЗИ, и аппарель ангара открылась, залив помещение ярким светом, который отражался от воды озера причудливыми бликами на стенах.
— Наконец-то! Да чтоб я ещё раз сюда вернулся?! — проворчал Конорс и покинул корабль во главе остальных «бездельников». С площадки перед аппарелью можно было попасть на один из берегов по второй паре мостов.
Остальные школьники также потянулись к выходу, но учительница окликнула их:
— Не расходиться! Все ждите меня на берегу и Конорсу тоже передайте! 
Джефф наконец-то подошел к СУЗИ с азари, стоящим на краю аппарели.
— Простите, пожалуйста, — примирительным тоном произнесла учительница. — Я очень извиняюсь за поведение моих учеников.
— Вы также извините за поведение Дж... — начало было ИИ, но, увидев взгляд Джокера, решила, что будет лучше замолчать.
— Не понимаю, почему они так себя ведут? — сокрушенно покачала головой азари. — Я всегда им говорила, что нужно уважать ветеранов.
— Вы не виноваты, — мрачно ответил бывший пилот. — Вы-то видели ужасы военного времени, а им на все это плевать. Какое кому дело до того, что старый пердун по имени Джефф Моро когда-то участвовал в спасении галактики? — тон Джокера буквально сочился сарказмом.
— Ещё раз извините, — учительнице явно хотелось провалиться сквозь землю. — Уж будьте уверены: я им задам! Будут знать как себя вести.
— Насколько показывают мои наблюдения, часть учеников не разделяют взгляды мистера Конорса, — мягко заметил СУЗИ, но азари уже спускалась вниз по аппарели.
— До свидания, СУЗИ, коммандер Моро! Спасибо за экскурсию! — крикнула она на прощание и поспешила за своими учениками.
Джокер был настолько раздражен, что даже не кивнул учительнице.
— Наорет она них, а дальше что? — спросил Джефф, садясь прямо на металлический пол ангара.
— Меры воспитания могут оказать определенное воздействие...
— Да плевать они хотели на её воспитание, как и на нас с тобой, — отмахнулся Джокер. — В этом-то возрасте...
— Джефф, тебе следовало вести себя сдержаннее, — не став развивать дискуссию про воспитание, СУЗИ снова подняла больную тему. — Он всего лишь ребенок.
— Ребенок? — Джокер оторвал взгляд от пола и в упор посмотрел в электронные глаза подруги. — Ребенок...
— Они подходят к переходному возрасту и, вследствие социальной адаптации и физиологических процессов в организме...
— К ДЬЯВОЛУ! — закричал Джефф в бешенстве. Он вскочил с пола так резко, что поясница отдалась острой болью. — ЗАЧЕМ ТЫ ЗАЩИЩАЕШЬ ЭТОГО ВЫРОДКА?!
— Он...
— ОН КУСОК ДЕРЬМА! Ты думаешь, что Конорс вырастет и образумится? Как бы ни так! Что, снизойдет чудо с небес, или сам Конструкт пообещает, что отправит Конорса за «Омегу-4», если он не станет уважать ветеранов? НЕТ! А когда у него появятся дети, их отношение станет ещё хуже!
— Его родители...
— Его родители воспитали этот кусок дерьма именно таким, — расхохотался Джефф. — Вот скажи мне, СУЗИ, неужели мы сражались ради этого? Неужели Шепард отдал свою жизнь ради того, чтобы такие неблагодарные твари потом жили в мире, который он сохранил?
— Есть и другие...
— ДЛЯ ЧЕГО МЫ СРАЖАЛИСЬ?! — закричал Джокер, не слушая возражений. — Ради них?! — он ткнул пальцем в сторону выхода из ангара. — Если так, то лучше бы Цикл и не завершался!
Коммандер Моро сплюнул на пол «Нормандии», чего раньше не позволял ни себе, ни кому бы то ни было, и побрел прочь.
— Джефф, не нужно судить по худшим представителям цивилизации, — спокойно произнесла ему вслед СУЗИ и пошла в другую сторону, к лифту.
«Может и так, — зло подумал Джокер, садясь на край аппарели. — Вот только этих представителей отнюдь не мало. Сам факт их существования — уже оскорбление памяти Шепарда».

— Нужно покинуть систему, — на плечо пилота легла рука СУЗИ. Только что адмирал Хакет отдал приказ об отступлении: «Горн» начал действовать.
— Да... уходим, — едва слышно прошептал Джефф. 
У него в горле стоял тугой комок. Джокер до последнего мгновения ждал, что в эфире раздастся бодрый, уверенный голос капитана, и Шепард назовет место, откуда его нужно забрать. Но ждать было больше нельзя: Цитадель раскрылась, подобно распустившемся цветку, и её сотрясало от мощности, которую вырабатывал «Горн». Рядом с башней Цитадели уже расползался ярко-голубой шар энергетической волны. Её цвет был глубже и ярче оттенка любого океана, а внутри проскакивали ослепительно-белые разряды. С каждой секундой шар разрастался все быстрее, и вот им уже была охвачена вся Цитадель. Жнецы, которых задевала волна, моментально зависали на месте, вспыхивая такими же голубыми огнями.
Джокер совершил крутой вираж и, прошептав: «Прости, капитан», — перешел на сверхсветовую скорость. Последним, что он увидел на задних обзорных экранах, было касание голубой волной поверхности Земли...
— Схема А-пять! — раздался на общей частоте голос Хакета, едва «Нормандия» затормозила возле ретранслятора. — Повторяю: всем кораблям, схема А-пять! Схема А-пять!
Адмирал беспрестанно повторял одно и то же, чтобы услышал каждый капитан. Маневр, о котором он говорил, входил в план генерального сражения и предполагал, что все должны пройти через ретранслятор, а те, у кого не остается времени или возможности, уходить за край Солнечной Системы.
— Вас понял, — отозвался Джефф и на полной скорости субсветовых повел «Нормандию» к ретранслятору. В основном рядом с фрегатом были такие же маленькие маневренные корабли. Более крупным судам требовалось время для настройки двигателей и нужных маневров. Джокер видел, как мимо пролетел дредноут «Эверест», флагман Хакета. Адмирал остался здесь.
Джефф отдал честь, почему-то решив, что и Хакета он больше не увидит, после чего начал заход в зону отправления «Харона».
— Внимание, энергетическая волна приближается! — предупредила СУЗИ. Джокер бросил взгляд на совмещенный экран ЛАДАР-а и радара: почти треть изображения была смазана помехами неизвестного импульса.
Ломаный светящийся разряд достиг поверхности «Нормандии», и фрегат рванулся вперед с безумной скоростью, подальше от неведомого излучения «Горна».
Обычно путешествие через ретранслятор занимало две-три секунды, но на этот раз прошло целых шесть, а все приборы возмущенно заверещали сразу после отправления.
Они все-таки прошли через парный ретранслятор. Но...
— Вот дьявол! — воскликнул Джокер, глядя на показания радара. — СУЗИ, что это?
Вокруг не было ни одного корабля: все фрегаты, летевшие вместе с «Нормандией», исчезли, а компьютер не узнавал карту созвездий.
— Во время прыжка наблюдалось нарушение работы устройства, — после секундной паузы сообщила СУЗИ. — Оно вышло из строя, и изначально заданные координаты распались на множество разных путей.
— То есть...
— Мы не в системе Арктура.
— Нас забросило в другую часть галактики? — воскликнула за спиной Трейнор. — Но ведь каждый крупный ретранслятор имеет только одну пару!
— Видимо это некие резервные протоколы.
— Нужно вернуться, — Саманта заняла место штурмана. — Джефф, разворачивайся!
— Не рекомендую, — возразила СУЗИ.
— Поче... — Джокер осекся.
Кольца ретранслятора снова начали вращаться.
— Приближается энергетический импульс, идентичный сигнатуре волны «Горна», — каждое новое высказывание СУЗИ «радовало» все больше и больше.
— Черт, черт, черт! — Джефф начал быстро вводить команды на пульте управления. — Сваливаем!
«Нормандия» разогналась как раз в тот момент, когда со стороны вновь образованного коридора нулевой массы ударил голубой луч. Кольца ретранслятора начали вращаться ещё быстрее, и вскоре движение стало неразличимо для глаза. Древнее устройство сотряс взрыв, от него полетели части обшивки, сияние ядра погасло, и треснули кольца. Зато ударила новая волна «Горна».
Джокер нервно сглотнул, когда корабль вновь перешел в сверхсветовой режим.
— Системе крышка! — возвестил он. Пилот хорошо помнил, что случилось после разрушения ретранслятор Альфа.
— Нет, Джефф. Перед прыжком датчики показали, что вся энергия перешла в энергетическую волну. Уничтожения не будет.
— Да кто знает, что эта волна вообще делает?! — всплеснул руками Джокер. — Вдруг...
— Поле массы разрушается! — перебила его Саманта.
— ЧТО?! — пилот посмотрел на показания датчиков и в очередной раз за сегодня огласил рубку отборной бранью.
— Держитесь за что-нибудь!
Но он уже ничего не мог сделать. Голубое сияние поглотило корабль, и Джокер успел лишь затормозить, выйдя из сверхсветового режима. В противном случае «Нормандию» бы просто размазало в пространстве.
Весь корабль сотрясло так, будто его пнул щупальцем Предвестник. Джокер приложился носом о пульт управления, и последнее, что он увидел перед ещё одним ударом и темнотой: светящийся диск планеты, стремительно заполнявший собой всё вокруг.

— Эээммм... мистер Моро?! — Джефф почувствовал, что кто-то тронул его за плечо. Пилот с неохотой открыл глаза и увидел прямо перед собой лицо подростка. Одного из тех, что были на экскурсии.
— Какого... — раздраженно начал было Джокер, но тут же удивленно замолк: школьник был не один. Джефф поднапряг память и понял, что здесь один из «умников» саларианцев, «крутые» турианец с кроганом и «нормальные»: турианец, человек и кроган.
— Нам... нам жаль, что вас так разозлил этот придурок Конорс, — несмело произнес подросток-человек. — Мы все, — он кивнул на остальных, — уважаем вас и этот корабль. Мне прадед много рассказывал о том, какие ходили легенды о «Нормандии» во время Войны.
— А мне мама сказала, что я родился благодаря капитану Шепарду. Он помог в излечении генофага, — подхватил кроган.
— Мой дед видел капитана в лагере заргона Виктуса на Менае, — продолжил турианец. — Шепард спас ему жизнь.
— Вас что, учительница послала извиняться? — удивленно поднял брови Джокер.
— Нет, мы сами! — тут же замотал головой человек. — Понимаете... эмм...
— Про самого Шепарда нам на экскурсии рассказали очень мало.
— Да-да-больше-сухие-исторические-факты, — наконец заговорил саларианец. — Я-сделал-предположение-что-большая-часть-из-этого-не-слишком-правдива.
Он тараторил почти как Мордин Солус, и Джокер невольно улыбнулся: «неужели все саларианцы такие умники и зануды даже в детстве?».
— В общем... эмм... да, вот, — подытожил турианец. — Но ведь вы воевали вместе с капитаном Шепардом, мистер Моро? Можете рассказать нам о нем?
— И описать его великие подвиги? — смешно пробасил второй кроган.
— Вот как... — уголки губ Джокера поползли вверх. За густой бородой и морщинами снова показался тот веселый пилот, душа экипажа. Ещё несколько секунд «мистер Моро» раздумывал, но потом махнул рукой. — Конечно, ребята. Пойдемте.
Джефф поднялся по аппарели обратно в ангар и, немного покопавшись в панели управления голограммой, активировал запись первого полета корабля.
— Значит, слушайте... — он начал свой рассказ, а за спиной Джокера голографическая модель «Нормандии» SR-1 совершила прыжок в систему, где находилась планета под названием Иден-Прайм.

— Ох, моя голова, — простонал лейтенант Моро, открывая глаза. Ему в висок словно вгрызся крошечный бур, который поставил себе цель: во что бы то ни стало добраться до мозга.
— СУЗИ? — позвал Джокер, оглядываясь вокруг. Рубка выглядела как после нашествия пьяных кроганов: повсюду свисали оборванные провода, бешено мигали голографические интерфейсы, противно пищали всевозможные виды сигналов тревоги. — СУЗИ!
— Здесь только я, — донесся до Джеффа голос Трейнор. Что-то загремело, и она застонала. — Проклятие, моя щетка!
Несмотря на жуткую боль, Джокер ухмыльнулся. Обернувшись, он увидел, что Саманта держит в руках две половинки своей любимой сверхнавороченной зубной щетки, купленной на Цитадели взамен потерянной во время эпопеи с клоном.
— Нашла о чем беспокоиться, — донесся знакомый рокочущий голос из другого конца кабины. Это был Гаррус, держащийся за вывернутую неестественным образом кисть. 
— Спасибо за мягкую посадку, Джокер, — хохотнул турианец, несмотря на боль.
— Космокомпания «Верткий раздолбай» не отвечает за физические увечья, — отозвался пилот. Он с тревогой ощупал себя и рискнул встать. Удивительно, но и на этот раз человек, страдающий синдромом Вролика, умудрился не сломать даже свои «стеклянные» ноги. Однако его радость была недолгой.
Позади кресла безжизненно лежало «тело» СУЗИ.
— Черт! — Джокер опустился на колени и сначала легонько, а затем все сильнее начал трясти её за плечи. — СУЗИ! СУЗИ!!!
— Я... зд...сь, Дж...фф, — донесся сверху искаженный голос ИИ.
— СУЗИ? — пилот тут же оставил тело в покое и запрокинул голову к потолку, где находился динамик. — Что с тобой?
— Врем... врем... временная пот... пот... потеря контроля над тел... тел... телом, — пояснила она. Раздался треск, и помехи исчезли. — Когда энергетическая волна настигла нас, я практически отключилась. Анализ показывает, что это был побочный эффект некоего основного действия «Горна». На всех компьютерах «Нормандии» наблюдался такой же сбой, но затем это прекратилось. Ты был не в состоянии пилотировать, и мне пришлось сажать корабль в аварийном режиме. Боюсь, у нас много повреждений, но все живы.
— Слава богу... — выдохнула Трейнор.
— Пойду проведаю Чаквас, — заявил Гаррус, по-прежнему держась за свою поврежденную кисть.
— Так куда нас занесло? — поинтересовался Джокер. Он щелкнул переключателем, но бронеплиты, закрывающие кабину, никак не среагировали.
— А ты выйди и сам посмотри, — посоветовала СУЗИ.
Джефф пожал плечами и направился к шлюзу. «Значит, там есть пригодная атмосфера», — рассудил он.
Процедура очистки не работала, а сам люк пришлось открывать вручную. Джокер решил, что нужно было позвать Вегу, но оказалось, что гидравлика, в отличие от автоматики, ещё работает. С неприятным скрежетом сегмент обшивки отъехал в сторону.
Снаружи ударил яркий дневной свет, и Джефф сощурился, прикрывая глаза рукой. Вокруг было много зелени, а откуда-то издалека доносился шум воды. В лицо пилоту подул прохладный ветерок. Воздух здесь был необычно свежий, как в горах — настоящий подарок после многократно переработанной атмосферы корабля.
Когда глаза привыкли, Джокер смело спустился на землю и ступил на нагретые солнцем камни. «Нормандия» лежала опасно близко к обрыву, накрыв своим корпусом мелкую речушку, откуда вода устремлялась вниз и, судя по шуму, впадала в более крупный водоем.

— Подумать только, мы в раю! — присвистнул подошедший Джеймс. Следом из люка появился Гаррус, передумавший идти к Чаквас, и СУЗИ, восстановившая контроль над своим телом.
— А в вашем человеческом раю две луны? — усмехнулся турианец, поглядев вперед. Над горизонтом нависали два округлых силуэта, едва различимых в дневном свете.
Наружу выходили остальные члены команды, а Джокер, с удовольствием подставив лицо теплым лучам солнечного света, смотрел на окружающее их великолепие. Да, он понимал, что впереди много трудностей с ремонтом «Нормандии», и неизвестно, что случилось с галактикой, но в этот конкретный момент Джефф «Джокер» Моро просто наслаждался окружавшим его великолепием и уверенностью в том, что Война так или иначе закончена.

— Так на самом деле и было? — спросил один из подростков.
— Да, именно так все и было, — кивнул Джокер. Он только что рассказал последнюю часть истории о Шепарде. — Я видел это своими глазами, а старческий маразм, вроде бы, ещё не добрался до меня, — Джефф улыбнулся.
Бывший пилот подумал, что через много лет, когда потомки этих школьников будут пересказывать историю своим детям, многое будет искажено собственными придумками и романтическими отступлениями. Это было неизбежно, но Джокер надеялся, что рассказчики окажутся добросовестными и добавят, что некоторые вещи уже забыты, потому что события происходили очень давно.
Со дня той памятной экскурсии Джефф приходил на «Нормандию» каждый субботний вечер, и здесь его уже ждали слушатели. Рассказы происходил в ангаре, на фоне записи из истории «Нормандии», и длился по нескольку часов, пока небо Президиума не начинало постепенно переходить в ночной режим.
И вот, по прошествии двух месяцев, история Шепарда была завершена. Позади Джокера мерцала панорама планеты-рая, которая впоследствии была названа «Эдемом» с легкой руки инженера Адамса. 
— А что теперь с этой планетой? — спросил один из турианцев.
— Семьдесят лет назад Совет Цитадели начал совместную колонизацию по новому проекту. Сейчас там развитая колония, несколько городов.
— Хотел бы я слетать туда, — мечтательно произнес мальчик, глядя на буйную зелень и водопады. — Очень красиво. Интересно, а каково там зимой?
— Вот станешь взрослым и слетаешь, — пообещал Джокер, ища на панели управления фон «Зимний Эдем», но такой не был загружен в память устройства. 
— Не знаю, парень, но, думаю, не менее красиво.
Джефф представил, как подросток когда-нибудь действительно поселится на Эдеме и будет зимними вечерами рассказывать истории своим детям и внукам. Эта мысль пришлась бывшему пилоту по душе. Почему бы и нет?
— Расскажите ещё о Шепарде, — попросил один из кроганов. Его особенно впечатляли описания того, как капитан побеждал в бою самых опасных врагов. Ну, возможно, Джокер приукрашивал «крутизну» Шепарда, но это того стоило.
«Что же им рассказать? — подумал Джефф. Он даже растерялся, но тут же вспомнил, что совсем забыл о поисках Левиафана и контратаке на Омегу. — Ах да, я не рассказал о клоне Шепарда. Стоп... был ведь эпизод с разоблачением личности Серого Посредника, теракт Балака и проект „Повелитель". Да, историй хватит надолго!».
— Уже поздно, но... ладно. Ещё одна история...


Приношу особую благодарность:
Dali и Джокеру за полезные советы и критику.
1721 за его «Post scriptum», который вдохновил меня 
на несколько идей, использовавшихся к этом рассказе.
Number_7seven за рекламный гигабар.

Написал, отредактировал и оформил: ARM



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.03.2013 | 3302 | 60 | mass effect 3, рассказ, Часть 4, Сузи, контроль, Джокер, ARM, экскурсия, будущее | ARM
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 77
Гостей: 63
Пользователей: 14

Kailana, GoldFox, MacMillan, Assassin-Tim, Grеyson, Mishook, Magdalene, Sifiya, DrVolos, FallenAngel, Faler92, bug_names_chuck, 1stSgt, enso
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт