Экскурсия. Часть 3: О судьбах нелегких


Жанр: психология/боевик/историческая сводка;
Персонажи: Джокер; СУЗИ; свои; упоминаются почти все значимые персонажи трилогии МЕ;
Предупреждения: события происходят через восемьдесят лет после концовки «Контроль»;
Описание: после Дня Мира команда Шепарда распалась, и каждый пошел своей дорогой, ведь у каждого свои идеалы, стремления и мотивы. Галактика изменилась, а это значит, что и все они тоже: кто-то достиг больших успехов, кто-то стал изгоем, кто-то канул в лету, но легкой судьба не была ни у кого. 

Я представляю вашему вниманию рассказ в четырех частях об экскурсии по «Нормандии», которая проводится Джокером и СУЗИ. Однако для вас, дорогие читатели, это не просто ностальгическая повесть, перемежающаяся воспоминаниями о былых деньках, а попытка описать моё видение того, как изменилась вселенная МЕ после того, как капитан Шепард стал Новым Катализатором. Что стало с государствами и всеми любимыми персонажами? Я постараюсь дать ответ на этот вопрос.



Часть 3

Джокер обернулся и увидел, что остальные уже вышли из каюты. Он помедлил ещё немного и поспешил в лифт, подавив в себе порыв снова побаловаться с моделькой Жнеца, пока никто не видит. Когда пилот спустился на третью палубу, все уже выстроились перед Памятным Мемориалом. Играл гимн Дня Мира, и Джефф поспешил замереть на месте, приложив правую руку к груди. Школьники сделали то же самое: кто-то с явной неохотой, кто-то с издевкой, кто-то всерьез. Даже СУЗИ сделала это, несмотря на то, что от ИИ никто никогда не требовал исполнения церемоний.
Когда отгремели последние аккорды мелодии, написанной известными композиторами — Клинтом Мэнселлом и Джеком Уоллом — все расслабились, и СУЗИ пустилась в перечисление имен на мемориале. С годами этот список только расширялся, даже несмотря на то, что кураторы Комитета убрали имена «нежелательных личностей» и отсюда.
Джокер тяжело вздохнул и вспомнил, как вся команда стояла вот на этом же месте после того, как на «Нормандию», лежащую в джунглях неизвестной планеты, передали сообщение с Земли. Связь-то никуда не делась благодаря квантомеханическому коммуникатору.

Джокер стоял рядом с Гаррусом и Тали, сложив руки на груди. Адмирал Хакет передал речь Нового Конструкта и подробный отчет уже два часа назад, но Джефф до сих пор не мог поверить, что Шепарда больше нет. Когда этот человек вернулся после того, как два года его считали мертвым, всем казалось, что уж Шепарда-то смерти не видать ещё долго, но реальность в очередной раз показала, что она разительно отличается от фантазий и надежд. Капитана больше нет, и это факт. Он принес себя в жертву, чтобы закончить Войну.
Конечно, можно было говорить, что теперь Шепард по-настоящему бессмертен, но Джокер сразу же отбросил эти иллюзии: Конструкт ясно дал понять, что он не Шепард, а лишь то, что было создано на основе личности капитана.
Джефф Моро поежился — несмотря на то, что «Нормандия» разбилась в джунглях, и здесь было довольно жарко, пилота пробирал странный озноб. Совсем как тогда, в спасательной капсуле...

Наконец к собравшимся возле мемориала присоединилась СУЗИ, которая принесла две именные таблички. ИИ передала одну из них Эшли, которая, стиснув зубы, из последних сил сдерживала слезы. Гаррус говорил что-то утешающее ей на ухо, но это слабо помогало.
Первую табличку СУЗИ установила сама, в центре мемориала, и тут же отступила за спины остальных. Теперь адмирал Дэвид Андерсон присоединился к списку, который был установлен на «Нормандии» по его собственному приказу.
Джокер вздохнул и уставился на собственные ботинки. Ему было безумно жаль Андерсона, но Джефф ловил себя на мысли, что ждал этого еще когда адмирал решил остаться на Земле. Лейтенант Моро словно чувствовал, что это будет последнее сражение старого солдата. Сообщение о смерти адмирала передали вместе с остальной информацией: его тело нашли парящим в невесомости у основания Цитадели, и выглядело оно просто ужасно — помимо повреждений, полученных из-за декомпрессии и обледенения, обнаружилось пулевое отверстие в животе, а лицо было разбито: сломаны нос и челюсть, будто перед смертью кто-то избивал Андерсона. Выяснить обстоятельства его смерти уже вряд ли представлялось возможным.
После того, как все выдержали почтительную минуту молчания, Эшли, покрепче сжав табличку, сделала несколько нерешительных шагов к мемориалу. Помедлив, она прикрепила табличку над именем Андерсона и, на секунду прикрыв глаза, быстро отступила назад — по её лицу текли слезы.
Прошла минута, другая... Никто не решался уйти первым, и все сохраняли молчание. Единственное, что нарушало тишину, — редкие всхлипы Эшли, которая всё никак не могла подавить слёзы.
Первыми стали расходиться обычные члены экипажа, ведь уже нужно было занимать места по расписанию и улетать с этой планеты.
— Джефф, нам пора, — тихо произнесла СУЗИ на ухо Джокеру.
— Да, конечно, — пилот мотнул головой, прогоняя оцепенение, и направился к лифту.

СУЗИ закончила перечисление тех, чьи имена находились на мемориале, и повела детей дальше. Сначала она показала им помещение системы жизнеобеспечения, где раньше жил Тейн, а затем общий кубрик экипажа.
Джокер, пока процессия была занята, не терял времени даром — он прошел на правую смотровую палубу, где когда-то обитала Касуми Гото. Сейчас помещение оставалось комнатой отдыха, в которую её превратили во время перестройки «Нормандии»: слева стоял карточный стол, отделенный от остального помещения пластиковой перегородкой, справа красовалась всё та же барная стойка с муляжами бутылок, а рядом кресло виртуальной реальности. Впереди располагались диваны и широкий панорамный иллюминатор. Из него должен был открываться вид на озеро Президиума, но вместо этого была установлена голограмма, вполне успешно имитирующая панораму космоса. Перед стеклом повесили голограммы поменьше — каждая рассказывала о боевых кораблях и наземной технике, которые сыграли наибольшую роль в Войне.

Джефф вспомнил, как здесь было уютно при Касуми, и вздохнул. Разумеется, о судьбе знаменитой воровки было известно мало — уж об этом она позаботилась — но за прошедшие восемьдесят лет СУЗИ периодически сообщала Джокеру о громких кражах, над которыми ломали головы лучшие следователи Галактики, а это значило, что Касуми продолжала свою деятельность. Правда, в последние двадцать лет пропажи прекратились: воровка ушла на покой или до неё все же добрался один из «потерпевших»? На этот вопрос не мог дать ответа никто.
В дверях кубрика показалась СУЗИ, которая укоризненно смотрела на Джокера, оставившего процессию, и тот поспешил скрыться на левой смотровой палубе, где интерьер — по-прежнему достаточно жесткие сидения и полки с книгами вперемешку с информационными деками. Только теперь к ним добавилось несколько ВИ, имитирующие известных личностей: Хакета, Виктуса и саларианского адмирала Типриктиюдларада. Они готовы были подробно ответить на любой вопрос о Войне, но те, кто лично знал их прообразы, находили мало сходства с оригиналами.
Джокер присел на один из диванов и посмотрел на пустую площадку перед панорамным иллюминатором. Во время охоты на Коллекционеров юстицар Самара проводила львиную долю своего свободного времени в медитации на голом полу. Выглядела она при этом жутко: глаза, источающие однотонное сиреневое свечение, почти полная неподвижность и циклические колебания поля массы между ладонями. Джефф с опаской подумал, что эта грозная старушка восьми сотен лет от роду всё ещё бороздит просторы Галактики в поисках ардат-якши и прочих криминальных элементов. После Войны Орден Юстицаров взял в свои руки власть над большинством колоний азари, но получил мощный удар со стороны СПЕКТР-а и едва избежал уничтожения. Совету не нужно было столь нестабильное правительство, подчиняющееся архаичному Кодексу.
Самара во всех этих политических делах не участвовала и просто занималась тем же, чем и до Вторжения. Жила и здравствовала до сих пор, да, вероятно, переживет ещё многих, включая самого Джокера.
Следующим пунктом в экскурсии был медотсек, где когда-то властвовала несравненная доктор Чаквас. Эта пожилая, но очень даже боевая леди в свое время пережила войну Первого контакта, Битву за Цитадель, гибель первой «Нормандии» и плен Коллекционеров, а генеральное сражение за Землю не стало исключением. Однако на этот раз после гибели капитана остался корабль, и Чаквас не пожелала уходить. Она продолжала служить на борту старшим медиком, пока однажды не повздорила с новым капитаном — Эдвардом Купером. Честно сказать, вина Купера в этом была минимальна — к тому времени Чаквас все больше и больше начинала злоупотреблять своим любимым бренди, а капитану это не понравилась. «Воспитательная» беседа не закончилась ничем хорошим, в итоге доктор была награждена званием «старой алкоголички», а Купер — «молокососа, которой не дорос ещё, чтобы учить жизни».
Для Чаквас это ничем хорошим не закончилось — капитан написал рапорт, а Хакет уже отошел от дел и не мог помочь. Статус героини войны не спас положение, Купер тоже неплохо отличился во время Вторжения, к тому же не поленился откопать старые обвинения о сотрудничестве с «Цербером». Чаквас с формальными почестями быстро отправили в отставку. Впрочем, уже через полгода «Нормандию» и так переквалифицировали в музей, однако если Джеффа просто перевели на другой корабль, то Чаквас было куда тяжелее. Она улетела на Землю и поселилась где-то в Австралии. Там доктор, будто назло всем, уже всерьез подружилась с бутылкой, что сказалось на здоровье далеко не самым лучшим образом. В какой-то момент Чаквас опомнилась, но бросилась в другую крайность — отправилась на Омегу врачом-добровольцем, чтобы помочь турианцам с какой-то новой чумой, скосившей треть населения станции. В итоге Чаквас сама заразилась и сгинула в тоннелях Омеги, но Джокер слышал и другую версию: якобы она стала жертвой одного из адъютантов, которые и по сей день скрывались в недрах станции, но Джефф считал это бредом.

В святая святых «Нормандии» — отсек ядра ИИ — СУЗИ никого не пустила, сославшись на то, что там нет ничего интересного, и помещение является служебным. Скорее всего, так и было, ведь там не было ничего, кроме скучных серверов, а ИИ не было присуще излишнее беспокойство за свою безопасность, но Джокеру нравилось думать, что СУЗИ просто не хочет подпускать этих школьников к своему настоящему «телу». В глазах бывшего пилота это делало её более живой.
СУЗИ... Отношения с ней так и не стали чем-то большим, чем этакий «дружеский симбиоз», начавшийся ещё ту пору, когда пилоту пришлось вместе с ИИ спасать корабль от Коллекционеров. Когда началась война и, тем более, когда СУЗИ обзавелась внешней оболочкой в виде тела «доктора Евы», стало казаться, что между человеком и машиной действительно что-то может быть. Конец Света в лице Жнецов маячил на горизонте с убедительной четкостью, и психологический самообман подталкивал Джеффа признаться в испытываемых чувствах хотя бы самому себе. Были осторожные эксперименты в виде похода в кино вместе с СУЗИ, в клуб и разные другие места. Долгие разговоры, шутки, чувство того, что общество машины Джокеру более чем приятно.
Перед генеральным сражением за Землю, когда казалось, что потом может быть уже поздно, дошло до того, что они провели вместе ночь — СУЗИ позаботилась, чтобы об этом не узнал никто, даже Шепард. Тело «доктора Евы», идеально имитировавшее живого человека, вполне позволяло и такое. Возможно, именно это и стало отталкивающим фактором, которое вернуло Джокера и СУЗИ на старый уровень дружеских отношений. ИИ, каким бы совершенным она ни была, не могла испытывать эмоций, только адаптировать поведение под человеческие стандарты. Секс не был исключением — СУЗИ могла идеально имитировать всё то, что делало это занятие точно таким же, как у живых существ, но это все равно было... не то. Чувства, любовь и секс всё-таки понятия сугубо живые, а не синтетические. С её стороны отношения с пилотом были чем-то вроде исследования, пусть даже не совсем осознанного. Если сказать ещё точнее, то СУЗИ просто пошла навстречу Джокеру с его чувствами. И когда закончилась война, когда Жнецы вдруг стали друзьями, когда стало очевидно, что жизнь возвращается в прежнее русло, Джефф и СУЗИ стали отдаляться друг от друга. Такие отношения были ненастоящими, а для окружающего общества даже пугающими. 
Джокер и СУЗИ снова стали друзьями... лучшими, самыми близкими, но только друзьями. Хотя... даже это определение вряд ли подходило для отношений с машиной. Правильнее будет сказать именно «дружеский симбиоз». Они работали вместе на «Нормандии», а потом и на других кораблях. Это был наилучший исход из всех, что мог получиться, но изредка Джефф думал о том, что если бы он был наполовину машиной, а СУЗИ наполовину человеком, совсем как Жнецы, все могло бы сложиться иначе. Почему-то в этих фантазиях всё представлялось в зеленом свете.

В кают-компании СУЗИ снова пришлось терпеливо объяснять «бездельникам», что восемьдесят лет назад не было конвертеров пищи, а значит, должность «кок» и такое помещение, как «камбуз», было в порядке вещей. Впрочем, это продолжалось недолго, хотя и не обошлось без глупой иронии «бездельников» о том, как все было примитивно.
Пройдя мимо резервных спальных капсул, процессия остановилась в боевой рубке, бывшем прибежище Гарруса Вакариана. Здешняя пушка, огромная в масштабах фрегата даже в сложенном состоянии, впечатлила всех без исключения, особенно «крутых». Сейчас гидродинамические орудия почти вытеснили старые кинетические, за исключением только главных калибров дредноутов, и не были редкостью, однако вряд ли кому-то из этих школьников доводилось видеть такие вблизи. Джокер подумал, что такой же восторг у современных конструкторских бюро вызвало бы попавшее в их руки плазмодинамическое орудие, которое пришло на вооружение Жнецов вместо гидродинамики — «Страже» всё ещё нужно было превосходство над остальными, чтобы оправдывать роль галактической полиции. Многие бы отдали что угодно ради визита на базу Жнецов в Темном Космосе или их новый аванпост в Центре Галактики, но это ещё никому не удавалось — «Стража» ревностно оберегала свои новые технологии. Их хитрость, сила и тактика не шли ни в какое сравнение с теми, что можно было наблюдать во время Войны. Создавалось ощущение, что раньше это было, по сути, игрой в поддавки, в которой Жнецы не сражались в полную силу, а наблюдали, анализировали и задавали некую планку для младших рас... Планку, которую Шепард смог преодолеть.
И гидродинамическое орудие, которое когда-то бесконечно калибровал Гаррус, теперь уже не было чем-то из ряда вон выходящим.

База Коллекционеров, вращающаяся на фоне ядра Галактики, внушала не просто опасение, а самую настоящую жуть, ведь это было очередное свидетельство того, что возможности Жнецов намного превосходят любые потуги других рас.
Впрочем, куда большую тревогу у Джокера вызывал корабль Коллекционеров, который покинул док и собирался сделать то, что не удалось дронам «Око».
— Они готовятся открыть огонь, — предупредила СУЗИ, но это и так было всем очевидно. 
На этот раз маневр уклонения оставил с носом вражеский залп.
Джефф Моро бросил «Нормандию» влево, уклоняясь от нескольких ярко-желтых потоков частиц, сливающихся в один ослепляющий луч. 
Уход на торможение, переворот, разворот и полная тяга — все эти действия были проделаны Джокером с идеальной точностью, и повторные залпы врага также не смогли поразить корабль. Внешне пилот был идеально собран и сосредоточен, но внутри у него кипела ненависть — наконец-то появился шанс в открытом бою поквитаться с теми, кто уничтожил первую «малышку» Джеффа и едва не захватил «Нормандию» позавчера.
Наконец-то за спиной прозвучал долгожданный приказ Шепарда:
— Главное орудие к бою! Покажем им наши новые зубы.
— Есть, капитан, — кровожадно улыбнулся Джефф и сдвинул в сторону голографическую плашку, которая прикрывала управляющий порт «Таникса».
Фрегат слегка вздрогнул, когда пушка выдвинулась из своей ниши и разложилась в боевое состояние.
— Орудие готово, — раздался в наушнике голос Гарруса.
— Тогда поехали... — прошептал Джефф и дал полный вперед. Через секунду его кулак опустился на круглую голографическую кнопку, и «Таникс», который уже был наведен на цель Вакарианом, изверг поток расплавленного металла. Яркая синяя «капля», очень сильно растянутая в пространстве и разогнанная до огромной скорости, впилась в борт корабля Коллекционеров и пробила его насквозь.
— Ну, как вам такое, ублюдки?! — Джокер победно вскинул вверх кулаки, совсем как тогда, в битве за Цитадель. Он повторил залп, и вражеское судно, которое два года назад уничтожило первую «Нормандию», начало разваливаться на части. Но Джефф подошел к ним слишком близко...
Мощный взрыв задел фрегат, и ядро отключилось, о чем незамедлительно просигнализировала СУЗИ. А безжалостная инерция тянула корабль прямо к борту станции.
С огромным усилием Джокер сумел развернуть «Нормандию» днищем к базе и пытался снова набрать высоту.
— СУЗИ, сделай что-нибудь!
— Ядро перегружено, рекомендую приготовиться к столкновению.
Удар повалил на пол всех, кто был в кабине, а Джефф едва не переломал себе половину ребер — пилота бросило на подлокотник его любимого кресла с кожаной обивкой.
Дыхание перехватило, а по ушам ударил жуткий скрежет, но, с трудом повернув голову в сторону панели управления, Джокер увидел, что ядро готово к перезапуску. Оказалось, что при таких гравитационных перегрузках даже просто протянуть руку вперед стоит нечеловеческих усилий, но Джефф сумел — он запустил принудительный запуск, после чего просто откинулся назад. Вскоре «Нормандия» остановилась...

Глядя на то, какой интерес проявляют дети, Джокер решил, что экскурсия задержится, а значит, есть время вспомнить о том, кто раньше проводил здесь почти все свободное время.
После возвращения на Землю Гаррус оставался на «Нормандии» ровно столько, сколько следовало, чтобы со всеми попрощаться. Сыграло свою роль чувство долга турианцев — Вакариан не мог оставить Иерархию в тот момент, когда государству нужны были все, кто мог участвовать в восстановлении разрушенного.
Джокер не знал точно всех подробностей жизни Гарруса в этот период, которой занял почти два десятка лет, но краем уха слышал его рассказ после возвращения. Какой-то высокопоставленный родственник Вакариана настаивал, чтобы тот поступил на службу в Управление Контроля и Безопасности под его начало, и Гаррус не мог отказаться — это была политика. Но он не видел в этом смысла — считал, что простые рабочие руки лучше ещё одного оперативника. В разное время Вакариан возглавлял патрульную эскадру на границе с Саларианском Союзом, был официальным представителем на многих формальных мероприятиях Цитадели и занимался разведкой на Омеге до тех пор, пока Иерархия снова не начала подниматься на ноги, и тут уж бунтарский характер Гарруса взял верх. Разумеется, на период службы ему пришлось расстаться с Тали, оба были нужны своим народам на разных краях Галактики, но отношения между ними и так не являлись чем-то по-настоящему серьезным, аналогично СУЗИ и Джокеру. Насколько знал Джефф, после Дня Мира Тали и Гаррус видели друг друга вживую всего один или два раза.
Но Вакариан, в отличие от Тали, всё-таки вернулся на «Нормандию» по приглашению Джеймса Веги, который в то время как раз занял пост капитана. Хакет и его офицеры тогда всё ещё имели кое-какое влияние, поэтому командование Альянса, скрипя зубы, позволило турианцу находиться на борту фрегата. Но пробыл на «Нормандии» Гаррус недолго — корабль уже не участвовал в опасных и дерзких авантюрах, как раньше, не спасал Галактику, а с Вегой Вакариан не был столь уж близким другом, как с Шепардом. К тому же он довольно сильно чувствовал неприязнь большинства членов нового экипажа. Поэтому через два года «неправильный турианец» подался на вольные хлеба и занялся старым делом — охотой на преступников. Жнецы обеспечивали порядок между государствами и следили за тем, чтобы нигде не было больших кровопролитий, но даже они не могли искоренить всю преступность и, тем более, коррупцию. Гаррус хотел внести свой вклад в это дело, и перед тем, как до него добрались агенты контрразведки Федерации Терминуса, которую Вакариан считал первоочередной угрозой спокойствию в Галактике, он успел пролить немало крови преступников, маньяков и террористов. Сгинул один из самых знаменитых героев войны в Нубийском Просторе. Даже СУЗИ не смогла обнаружить информации о том, как был убит Гаррус, но что было известно точно, так это то, что он насолил очень влиятельным людям из группировки «Рейдеров», являвшейся основой Федерации. Прожил Вакариан меньше, чем кто бы то ни было из команды «Нормандии», хотя некоторые считали, что легендарный Архангел на самом деле не умер, а ушел на покой. Джокер был уверен, что если это так, то СУЗИ обязательно бы нашла следы. А раз нет, значит непоседа Гаррус, который не желал играть по правилам с преступниками и не боялся мести, действительно мертв. К тому же Вакариан не был из тех, кто мог просто отойти от дел.
А вот бывшая обитательница последнего помещения на третьей палубе до сих пор жива, здорова и молода. СУЗИ показала каюту Лиары лишь мельком, так как там не было абсолютно ничего интересного — все оборудование, установленное Серым Посредником, было снято сразу же по возвращении на Землю. Разумеется, летая на корабле Альянса, невозможно утаить ни от него, ни от Совета то, что ты занял место самого знаменитого и таинственного торговца информацией. Лиару не трогали во время Войны только потому, что её деятельность в целом была полезна для сопротивления Жнецам, и не было времени на то, чтобы новый человек вникал в структуру сети Серого Посредника. Точнее, в то, что осталось от этой сети после атаки «Цербера».
В течение суток после приземления «Нормандии» в Ванкувере разведка Альянса совместно с Бюро Внутренней Безопасности провела операцию по захвату доктора Т’Сони и её аппаратуры. Несколько дней азари допрашивали и не убили, вероятно, только благодаря Хакету — ведь задержание было проведено вне корабля, вдали от глаз экипажа, а оборудование сняли в процессе «техосмотра».
Лиару отпустили, пообещав, что будут тщательно за ней наблюдать, но ни СПЕКТР, ни ГОР не были согласны с монополией Альянса на данные Серого Посредника. После гибели нескольких высокопоставленных офицеров Разведки и ВБВ в «несчастных случаях» руководители этих структур поняли, что дело принимает неприятный и опасный оборот. Открытая война была невозможна в свете присутствия Жнецов, но убийства и диверсионные удары могли серьезно подорвать и так ослабленную руководящую цепочку Альянса. Мало кто знал, как сильные мира сего поделили данные, но в итоге всё успокоилось.
А Т’Сони в первое время попросту растерялась. Серый Посредник и его организация были окончательно уничтожены вместе с собственной сетью азари, которую Лиара построила на Иллиуме. Археология также потеряла всякий смысл, так как Жнецы были готовы поделиться историческими сведениями о расах всех предыдущих витков Цикла — они и являлись этими расами, только в «вознесённом» виде, а давать деньги на исследование в то время никто не хотел. Остаться на «Нормандии» Т’Сони не позволили, поэтому она — для экипажа «по собственному желанию» — улетела в азарийский сектор космоса и приняла участие в восстановлении цивилизации. Однако оказалось, что политическая борьба значительно отличается от профессии торговки информацией, и конкурентки едва не сожрали Лиару со всеми потрохами. Долгое время она перебивалась периодическими заработками, то занимаясь какими-то мелкими научными заказами, то ища информацию для постоянно сменяющих друг друга политических лидеров азари. В это время Лиара и встретила своего старого друга — дрелла Ферона. Он предложил ей вместе вернуться на Иллиум, где Т’Сони успела заработать неплохую репутацию. Это помогло обоим выжить и даже неплохо устроиться в новой столице Иллиума — Юст Астре, строящейся взамен разрушенной Жнецами Нос Астры. Они снова занимались сбором ценной и важной информации. Так прошли для Лиары первые десять лет после Дня Мира, пока азари вновь не стали полноправной частью Совета, сумев восстановить стабильность в своем Консорциуме. Именно тогда большую поддержку получил проект Комитета по Истории и Культуре, который предполагал создание большой и наиболее полной, систематизированной базы данных о расах предыдущих витков Цикла, полученной от Жнецов. Когда мероприятию дали финансирование, они смогли пригласить к себе таких специалистов, как Лиара. Работы по интерпретации, распространению и архивированию там был непочатый край, лет на триста, и Т’Сони занималась этим по сей день вместе со своими коллегами. С Фероном и двумя дочерьми она перебралась на Цитадель, и Джокер с СУЗИ периодически навещали Лиару, благо она обосновалась в соседнем жилом секторе станции. Дочери Т’Сони уже заканчивали университет, а вот Ферон в последние годы был совсем плох — возраст давал о себе знать. Но, несмотря на это, он все равно выглядел счастливым — их с Лиарой брак вышел очень удачным.
А вот у первой владелицы второй и последней каюты на «Нормандии» с личной жизнью всё сложилось далеко не так хорошо, в противоположность карьере. Казалось бы, после Войны Миранда Лоусон могла вздохнуть спокойно: отец, преследовавший её всю жизнь, был мертв, как и бывший покровитель — Призрак. Насчет последнего у некоторых имелись сомнения, ведь тело главы «Цербера» так и не смогли обнаружить на Цитадели, но Миранда почему-то была абсолютно уверена в его смерти, отвечая на вопрос Джокера спустя пять лет после Дня Мира. Но об этом позже.
Подрывная деятельность Лоусон против лабораторий «Цербера» была на руку Альянсу во время Войны, но после оказалось, что Миранда не нужна Бюро Внутренней Безопасности на свободе — контрразведке необходимы были любые сведения о бывшем месте работы мисс Лоусон, а ей вовсе не хотелось остаток жизни провести запертой на одной из закрытых баз Альянса, помогая специалистам воссоздавать технологические успехи «Цербера».

Несмотря на то, что Миранда присоединилась к Призраку не из согласия с его убеждениями, а лишь для того, чтобы укрыть себя и сестру от длинных рук отца, Лоусон не хотелось обращаться за помощью к влиятельным инопланетным структурам — ГОР и Совету — ведь у них её ждала бы точно такая же судьба, как и в Альянсе. Миранда попыталась реорганизовать новый «Цербер» — она хотела снова собрать вместе бывших ученых и оперативников организации, которые не подверглись одурманиванию, но практически никого не нашла: «Феникс» после войны исчез, как доктор Арчер, и многие другие — над этим ломала голову не одна только Миранда. Лоусон пыталась выйти на след корпуса Петровского, ведь такое крупное боевое соединение просто не могло взять и пропасть, но вскоре прекратила это занятие. Когда Джокер спросил почему, она не ответила и попросила больше никогда не задавать этого вопроса.
Не видя выхода, Миранда и Ориана отправились к «FSR», которые как раз завершили начальный этап отделения от Альянса и представляли собой достаточно закрытую структуру, труднодоступную для БВБ. Колонии-отщепенцы, сумевшие подмять под себя бывшую компанию Генри Лоусона, восемьдесят процентов предприятий которой находились на их территории, очень настороженно относились к Альянсу и инопланетянам. Они вели политику изоляции. Когда Миранда смогла доказать «FSR» свою полезность, то начала быстро продвигаться по карьерной лестнице — службе безопасности «Группы Компаний Дальнего Космоса» были необходимы опытные кадры. В первую очередь её назначили в ячейку, занимавшуюся отбором таких же ценных специалистов и переманиванием их из Альянса. В числе многих других Лоусон удалось завербовать Кеннета и Гэбби, которые к тому времени уже два года были женаты. Миранда звала в «FSR» даже Джокера — тогда и состоялся их разговор — но Джефф отказался. Он не мог оставить «Нормандию», а угнать её было бы проблематично, да и подло по отношению к Эшли.
В данный момент Лоусон была назначена третьим послом «FSR» на Цитадели, пребывая на виду, под защитой дипломатической неприкосновенности. Впрочем, для БВБ она уже не представляла особенного интереса.
Джокер не так давно виделся с Мирандой и был поражен тем, что она почти не постарела из-за генетических модификаций, продлевавших ей жизнь ещё на столетие. Однако саму Лоусон этот факт практически не радовал — по вине тех же генетических модификаций она не могла иметь детей, да и ни один из мужчин, с которыми она имела многочисленные связи, не смог надолго заинтересовать Миранду. Джефф не знал почему, но приемных детей Лоусон не хотела. Видимо, из-за неспособности к деторождению и нереализованного в этом плане комплекса совершенства Миранда мечтала о собственном ребенке, что было невозможно даже с учетом новых технологий. А между тем, с каждым годом Ориана становилась все более самостоятельной, уходя из-под опеки сестры, и смысл жизни, который вел Миранду все это время, начал потихоньку стираться.
У Джокера создалось ощущение, что мисс Лоусон уже просто надоела жизнь, которая грозила продлиться ещё полторы сотни лет.

Экскурсия продолжалась уже на четвертой палубе. Сначала процессия проследовала в правый грузовой отсек, где во время Войны Диана Аллерс записывала свои легендарные «горячие репортажи». Точнее, они официально считались такими, а Джокер испытывал к этой журналистке стойкое отвращение, которое распространялось и на всю её работу, ведь даже Каллисса Аль-Джиланни казалась неплохой репортершей по сравнению с Аллерс, для которой вся эта Война означала лишь огромные рейтинги передачи. Подобное мнение разделяла почти половина экипажа, включая Шепарда, который высадил Диану на Цитадели после Тессии. Впрочем, это ничуть не смутило журналистку, и, пользуясь приобретенной популярностью, она продолжала работу, сославшись перед зрителями на то, что капитан «Нормандии» не хочет подвергать лишние жизни опасности на борту своего корабля.
Пронырливость и хладнокровность позволили Аллерс снискать славу одной из самых популярных и известных журналисток ANN. Если бы она была чуть более глупой, как Каллисса, сгинувшая в Терминусе в попытке взять интервью у лидеров Федерации, Диана кончила бы похожим образом, но ничуть не бывало: сейчас Аллерс наслаждалась безбедной старостью на Бекенштейне.
Отсек, где раньше жила Диана, был превращен в настоящую студию, стилизованную под стандарты, принятые в двадцать втором веке, ведь Кураторы из Комитета с успехом удержали легенду, придуманную Аллерс в оправдание тому, что Шепард выставил её с «Нормандии». Здесь можно было просмотреть не только репортажи Дианы, но и все материалы, записанные журналистами разных рас во время Войны. Разумеется, никто и представить не мог, что во время операции против Коллекционеров это помещение было пристанищем матерого наемника, где царил ужасающий беспорядок, тут и там валялись боевые трофеи, а в дальнем углу работала система сброса мусора. Комитету по Истории и Культуре не нужен в истории такой человек, как Заид Массани.
Этот старый наемник, казалось, был таким же непотопляемым, как и Шепард. Он пережил не только войну Первого контакта, выстрел в голову, сотни боевых акций, атаку на Коллекционеров, но и Битву за Землю, находясь в самом пекле схватки. Пьяные языки космопехов Альянса говаривали, что Заид голыми руками расправился с баньши.
На кого только ни работал Массани после Дня Мира: Альянс, «FSR», Федерация Терминуса, ГОР, «Затмение», «Кровавая стая»... Единственное, о чем жалел Заид, так это то, что он не смог добраться до своего заклятого врага Видо Сантьяго. Лидера «Синих светил», чья репутация была подорвана едва не удавшимся покушением, убрала Ария и поставила на его место Дарнера Воска, когда ей понадобился полный контроль над наемниками после изгнания со своей станции.
Никто не знал, где в итоге осел Заид, но ходили слухи, что именно его голос проорал на всех частотах «Давай, Джесси!» за секунду до того, как в борт Омеги врезался начиненный взрывчаткой грузовой корабль...

Житель противоположного, левого грузового отсека тоже едва не закончил жизнь самоубийством. Явик, последний выживший протеанин, почти выполнил то, что пообещал Шепарду перед финальным наступлением — он нашел могилы одурманенных братьев по оружию, которых сам же убил, и уже собирался перерезать себе горло ножом, когда... внезапно оказался в центре молитвы ханаров. Для них настоящий живой протеанин был как сошедшее с небес божество: ханары внимательно следили за всеми перемещениями Явика и не дали ему покончить с собой. Они просили Явика стать «посредником» между Вознесшимися Вдохновителями и ими, ничтожными последователями. Ханары обещали протеанину жизнь в роскоши и удовольствии, но Явику, которому Шепард позволил просмотреть видения из кристалла памяти, уже было все равно — чувство вины перед своим народом и погибшими товарищами было слишком сильно, ведь протеанин мечтал уничтожить Жнецов во славу погибшей Империи, а не жить рядом с ними. К тому же бывшему солдату вовсе не нравилась мысль о том, что он будет обитать среди «примитивных» медуз, которые в его виток Цикла были всего лишь домашними животными. Явик не желал провести остаток жизни — около полутора тысяч лет — в той же «примитивной» роскоши, постепенно теряя подвижность и толстея, каждый день слушая религиозный бред ханаров и получая бесконечные приглашения от разных исторических сообществ.
Поэтому Явик в достаточно грубой форме послал «больших, глупых, примитивных медуз» к Жнецам и уже занес нож над горлом, когда ему в голову пришла мысль о том, что последний протеанин ещё не заслужил права уйти, что месть ещё можно исполнить. Возможно, если бы не «примитивные» медузы, он не успел бы прийти к этому выводу. Прямо перед удивленными ханарами Явик пообещал закончить то, что провалил Шепард, и ушел обратно к своему кораблю. Он основал организацию под названием «Голос Предков» и призывал вступать туда тех, кто желал смерти Жнецов, а не их помощи. Популярность этой группировки была не так велика, как рассчитывал Явик, но и не так мала, как прогнозировала пресс-служба Совета. Протеанин пытался привлечь на свою сторону и рахни, которые уже дважды пострадали из-за контроля Жнецов, но так и не смог выйти на связь с Королевой насекомых. Рахни удалились в один из закрытых секторов после Дня Мира, и их нынешнее местоположение знал, вероятно, только Катализатор. 
«Голос Предков» получил поддержку неизвестного спонсора из систем Терминуса и провел несколько громких терактов, направленных против деятельности Жнецов. К счастью, они не нанесли ущерба обычным мирным жителям, и Явику, вероятно, спустили бы это с рук, как последнему протеанину, если бы не Катализатор. Он вовсе не был всепрощающим добрым ангелом, как считали некоторые, и агрессию, направленную против Жнецов, пресекал в корне. По «Голосу Предков» был нанесен такой же беспощадный удар, как по Левиафанам, и Явика с его сторонниками отправили за ретранслятор «Омега-4», где Жнецы организовали не только аванпост, но и тюрьму для опасных преступников, по договору с Советом. Официально оттуда не возвращался ещё никто, но периодически в экстранете очередной «счастливый беглец» принимался расписывать ужасы, происходившие за «Омегой-4». В желтой прессе была особенно популярна версия о том, что именно туда Жнецы отправили свою армию хасков, замененную дронами, и продолжают пополнение для нового удара по Галактике. В этом было мало логики, но желтой прессе зачастую плевать на такие «мелочи».
О Явике предпочли забыть все, кроме тех же ханаров, некоторые из которых по сей день осаждали офисы Советников с требованиями выяснить у Катализатора судьбу «Вдохновителя».

Несмотря на то, что последний протеанин под конец показал себя не самым лучшим образом, это замяли, и каюта сейчас была оформлена так же, как и во время Войны. К интерьеру, созданному Лиарой, добавили только ВИ с голограммой зеленого цвета, стилизованной под Явика, который мог рассказать что-нибудь из истории и культуры протеан. Эта информация была получена от Жнецов, из-за чего Джокер всегда полагал, что если бы Явика не схватили, за подобное надругательство он бы отправил к праотцам весь Комитет.
Впрочем, однажды в этом музее произошел инцидент, который работники Комитета нескоро забудут: Грант, сопровождавший Рекса на одну из политических встреч, решил посетить «Нормандию» в странном для крогана порыве ностальгии и потом едва не разнес на куски офис Комитета. Его возмутило то, что бывшее жилище было целиком посвящено Явику, а о самом Гранте не было даже упоминания. Чиновники имели неосторожность заявить крогану, что он фигура слишком незначительная в истории Шепарда. Очень... большая... ошибка... Пострадало несколько людей, три азари и два ханара, был нанесен «значительный ущерб имуществу», а Гранта удалось успокоить только срочно вызванному на место происшествия Рексу. К счастью, никто не погиб. Саларианский Советник попытался раздуть из этого инцидента большой скандал, но турианцам удалось спустить все на тормозах: СБЦ ограничилось большим штрафом, который уплатил Рекс, не хотевший шумихи вокруг кроганов, и занесением Гранта в «черный список» — теперь вход на станцию ему был заказан.

Последние двадцать минут Джокер развлекал себя воспоминаниями о том, как Грант связывал ханаров узлом. Это было намного интереснее, чем то, что происходило в каюте Явика.
Как только пара «яйцеголовых» — элкор и азари — попали в помещение, их буквально прорвало. Оказалось, что эти двое всерьез увлекаются протеанской культурой: сначала они в пух и прах разнесли работу реставраторов, раскритиковав буквально каждый уголок каюты, а затем затянули долгую и занудную лекцию о жилищах протеан. И если азари хотя бы говорила нормально, то затянутые речи элкора являлись настоящей пыткой для всех, участвовавших в экскурсии, кроме, разве что, СУЗИ, которая с безучастным видом стояла возле голограммы Явика.
Бывший пилот уже хотел было снова сбежать и пойти впереди остальных, но тут Конорс и «бездельники» не выдержали — поднялся такой шум и гам, что Джефф не мог отказать себе в удовольствии понаблюдать за ссорой, самыми мягкими эпитетами в которой были: «проклятые зубрилы», «двоечники», «дура» и «рассержено: бестолочи».
— Джефф, помоги нам! — искусственно придав голосу строгую интонацию, СУЗИ, с трудом удерживающая элкора, готового ринуться в бой, воззвала к Джокеру, стоявшему в стороне со сложенными на груди руками и радостной улыбкой на лице.
Сначала тот и не думал двигаться с места, но когда решил, что это отличный шанс отодрать Конорса за уши, все же решил помочь СУЗИ и учительнице. Получить перелом Джокер не боялся — уже давно были созданы имплантаты, позволившие Джеффу не обращать внимания на синдром Вролика.
Когда удалось восстановить порядок, учительница долго извинялась перед Джокером и СУЗИ за поведение своих подопечных, которых впереди, очевидно, ждала долгая и строгая воспитательная беседа.
— Да что вы, не извиняйтесь! — продолжал радоваться Джефф. — На борту этого корабля происходили и не такие драки.
Он с усмешкой вспомнил, как Джек швырнула стул в Миранду, Тали едва не проделала в Легионе вторую дыру, Шепард опрокинул Вегу через колено, а Лиара чуть не устроила в этом же помещении бой с Явиком. 
И не только вспомнил, но и рассказал, несмотря на протесты СУЗИ.
Услышав такие подробности, школьники забыли свои разногласия — в кои-то веки все они слушали с открытыми ртами.
— Мистер Моро шутит, — бросив в сторону Джокера очередной искусственный испепеляющий взгляд, СУЗИ поспешила опровергнуть информацию, не одобренную Комитетом. — Правда ведь, мистер Моро?

Джефф в ответ только загадочно пожал плечами и, поправив кепку, направился в инженерный отсек. Пройдя мимо голографических стендов с техническими характеристиками «Нормандии», он остановился возле рабочего места инженера Адамса, который после превращения корабля в музей ещё какое-то время работал главным технологом на одном из кораблестроительных заводов Альянса. Ему принадлежал проект дешевого коммерческого двигателя для пассажирских и грузовых судов, который работал исключительно на эффекте массы без использования топлива, как системы перемещения Жнецов. После выхода Адамса на пенсию его преемник продолжил работу, и результатом стало то, что уже сейчас флоты некоторых государств по совместному проекту начали пополняться кораблями, которые не применяли топливо и толкающую тягу.
Однако Адамс этого уже не увидел — пятнадцать лет назад знаменитого инженера сбил аэрокар, прямо возле его дома на Элизиуме. Врачи поставили его на ноги, но это сильно подкосило здоровье Адамса, у которого вскоре обнаружились и проблемы с сердцем. Умер он весьма прозаично: в своей постели, в окружении детей и внуков. Джокер надеялся, что Адамс ушел из жизни счастливым — Джеффу было невероятно стыдно, что он не появился на похоронах. Даже ИИ делали ошибки — СУЗИ просто упустила эту новость в огромном потоке информации.
А вот Тали, которая когда-то работала за соседним терминалом, была ещё жива. Насколько знал Джокер, она всё-таки построила себе дом именно там, где застолбила землю восемьдесят лет назад. Однако для Тали это был долгий путь.
После Дня Мира, когда Жнецы восстановили активность сети ретрансляторов, боевой флот кварианцев без промедления проследовал на Раннох. Тали продолжала играть роль «картонного адмирала», так как остальным была выгодна её слава героини войны и сподвижницы Шепарда, который пользовался у рядовых кварианцев большим уважением. Однако когда Совет Адмиралов утратил влияние и был распущен, Тали покинула свой пост и по приглашению Конклава, вместе с Шалой Раан начала работу в Министерстве по Связям, в отделе, который занимался координацией действий с гетами и улаживанием спорных вопросов. Там Зоре пришлось нелегко, особенно когда партия «Родина», настроенная против гетов, хотела вовсе упразднить отдел, но вместе со своей «тетей» и бывшим адмиралом Заал-Корисом ей удалось убедить гетов, что «Родина» не собирается начинать открытую конфронтацию. А затем контроль над ситуацией взял в свои руки Совет, прислав на Раннох специально подготовленную группу дипломатов и Спектра. Катализатор подключился к делу ещё раньше, но он ограничивался лишь наблюдением и поддержанием в готовности крупного соединения Жнецов в соседней системе.
Тали наконец-то получила шанс уйти от политики и заняться тем, что всегда любила, — вознёй с техникой. И до сих пор она не покидала Раннох. Джокер знал, что Тали вышла замуж за кварианца, некоего Рагнара Тора, тоже помешанного на технике, и у них родилось двое сыновей, одного из которых Зора назвала в честь Шепарда: Джон Тор’нар’Раннох.
Приношу особую благодарность:
Dali и Джокеру за полезные советы и критику.
1721 за его «Post scriptum», который вдохновил меня 
на несколько идей, использовавшихся к этом рассказе.
Number_7seven за рекламный гигабар.
Алзи за перепроверку.

Отредактировала: Alzhbeta
Оформил: ARM

Комментарии (47)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Гондорец
47   
здорово!
1
1721
44   
Наконец-то я добрался до третьей части, благо появилось время и настроение для прочтения фанфика подобного уровня. В общем и целом судьба персонажей построена довольно реалистично и в соответствии с каноном. Особенно меня порадовал итог Явика, Грюнта и Заида; понравилось, что автор не идеализирует персонажей, в том числе и Лиару, судьба которой очень интересна, хоть и идет вразрез со смыслами разработчиков. Конечно особого рассмотрения заслуживают отношения СУЗИ и Джокера, учитывая, что их итог идет вразрез с идеями BioWar, но о нем я говорить не буду, поскольку это выходит за рамки фанфика и правил сайта вообще.

Как читателя меня порадовало совпадение своих предположений с задумкой автора касательно "FSR". Весь мировой опыт показывает, что сепаратизм не вырастает на пустом месте, а его успехи обратно пропорционально эффективной работе органов госбезопасности. В общем, хоть и появилась некое БВБ, по результатам его работы видно, что там сидят либо идиоты либо предатели, то есть де-факто опять подтвержден тезис о ничтожности Альянса, причем в очень резкой форме, поскольку до такого не доходил даже я, хоть пакостных слов в адрес человеческого государства никогда не жалел. Хотя, повторюсь, что в контексте контроля все мирские склоки теряют былую актуальность. Конечно, последний тезис вполне может содержать немалое количество оговорок, и не секрет, что поддерживающие начинания Явика, органики есть, благо протеанин поступил очень разумно, пусть и исключительно из примитивных соображений. Так или иначе, итог "Экскурсии" очевиден и может заключать в себе благоприятный конец всего; некий счастливый итог истории, абсолютный Happy End, как говорят наши эпические братья. Но! Все это возможно только в том случае, если не появится тайное движение против "Галактической полиции". И вот здесь очень актуален "Цербер".

Но я не буду вновь строить пустых предположений, и забегать не понятно куда. Все прояснится в четвертой части.
1
ARM
45   
Как всегда рад видеть ваш отзыв. ))
Касательно Лиары и СУЗИ немного не понимаю: почему вразрез? wacko Разве Лиара не могла лишиться данных СП, как и у вас, а отношения Джокера и СУЗИ зайти в тупик? ))

Кстати, насчет спецслужб: в официальном каноне, в "Цитадели", появилось упоминание о "Разведке Альянса", а значит у них она всё-таки была. wink
Касательно БВБ: я не вкладывал в текст никакой резкой формы. Предполагается, что в послевоенное время, тем более в свете временного отказа сети реле, влияние спецслужб вполне могло сойти к минимуму и это дало сепаратистам прекрасную возможность к отделению. Взять, например, распад СССР: как спецслужбы могли предотвратить выход республик из Союза?
Явик поступил разумно? Не соглашусь. Он был одержим местью.
Цербер... не думаю. Хотя в каком-то смысле да, но я не буду сейчас писать спойлеры из совершенно другого рассказа. )
Четвертая часть будет опубликована с минуты на минуту.
0
1721
46   
Да, я высказываюсь достаточно туманно. Смысловое наполнение и канон – это разные вещи. По смыслам BioWar, азари не могли развалиться, поскольку с первой и до последней части по нарастающей нам доказывали, что это самая совершенная раса Галактики; Лиара не могла быть арестована, так как нам также показывали, что эта самая умная торговка информацией, способная соперничать даже с Серым посредником, причем имея очень скудные средства. Аналогично складывается история и с Арией, а вот с СУЗИ и Джокером особая история: в третьей части нам упорно доказывают, что машина – тоже человек. Конечно с этим вполне можно и не соглашаться, но позиция разработчиков ясна: машина и человек могут любить друг друга, также как мужчина и мужчина, женщина и женщина, человек и азари. У меня принципиально иное смысловое наполнение; я оставляю канон, но сознательно отказываюсь от тезисов BioWar.

Явик, конечно, руководствовался только местью, вы правы. Под разумностью я имел ввиду другое, но это в фанфике это не затронуто, так что я не буду заострять внимание на том чего нет.

Под резкой формой имеется в виду сепаратизм; на самом деле из более резких вещей можно придумать только полный распад Альянса и прекращение его существования как такового.

На различные упоминаниях о разведке и даже о контрразведке (!!!) я тоже натыкался, но судя по тому как работал "Цербер" это был филиал Призрака. И, кстати, кроме туманного "Разведка Альянса", из которого не понятно, что это именно орган госбезопасности, в задачу которого входит защита национальных интересов (хотя судя по политики Альянса они вообще не знают что это такое), ничего не говорится. Ведь по названию можно заключить, что это разведка какого-нибудь научного департамента или флотская разведка, если речь идет о ВКС. Спецслужбы и госбезопасность – это куда более широкое понятие.
0
strelok_074023
40   
Гарруса, Гарруса то за што? Моя плакать! А Явик? Это ж фееричный долб... протеанин! Не, конечно, его отношения к жрецам как бы намекает, что вариант контроля Явику не по душе. Но чтоб так... А Заид чевой-то камакадзей заделался? Жалко его мне. Блин, Армыч, чета мне грустно тебя читать... Плохой ты, бередишь мне душу. Ностальгия у меня.
2
ARM
41   
Гарруса самому жалкА. cry
И Явик мне нравится не меньше. cry Проблема в том, что он не нравится Каталисту, а ему - Каталист.
Заид писал о таком способе "ухода от дел" в личных записях, в Логове СП. Точь в точь. wink
0
Кащей
42   
и все таки, почему контроль? почему не total annihilation?
0
ARM
43   
Не вижу в Уничтожении абсолютно ничего хорошего или рационального. wink
0
Докторъ_Дре
38   
В общем-то, признаю, что только сейчас прочитал все три главы. Знаете... Если я опишу все свои чувства, то не только лишусь должности, но и схвачу перманент.
Это... Это... Просто офигенно! Чувствуется стиль Арма вместе с небольшими вкраплениями влияния Post Scriptum. Все последовательно, судьбу каждого очень хочется узнать. С нетерпением жду следующей главы.
2
Mercenary
35   
Верю.

Вот так, просто - читаю и верю. *снимаю шляпу, хедкраба, и скальп случайно подвернувшейся азари. Задумчиво-одобрительно киваю, закусив нижнюю губу*

P.S'ы. Надеюсь, с Кортезом Джек всё хорошо... happy
0
ARM
36   
Неужто я такой убедительный? biggrin
PS *спойлер* и *спойлер*. wink
0
ARM
24   
Ну, при Синтезе вообще очень многое теряет смысл. Например, значение интриг и противостояний сводится к нулю, как и тяжелые судьбы.
Хотя, если взглянуть с другой стороны... впрочем, ладно, тема здесь не об этом. )
1
stalkerShepard
9   
Меня особенно порадовала благополучная судьба Лиары. Зная автора я готов поставить ему памятник за этот подвиг. biggrin
Круто, как всегда. smile
3
Потрошитель
11   
Более того, он убил Гарруса sad smile
0
ARM
21   
Они убили Гарруса! biggrin
3
TechnoTurian95
34   
Сво... Нехорошие люди! >(
0
TechnoTurian95
33   
Я не верю в это! Он не мог погибнуть так! Это же Гаррус Вакариан! surprised
0
ARM
37   
Он обычный человек турианец, который может умереть. wink
0
TechnoTurian95
39   
Нет! Вакариан - бог совершенен.

Гаррус Вакариан настолько крут, что Смерть боится подойти к нему.
0
ARM
20   
Ну, мне кажется, что гробить персонажей только за то, что мне они не нравятся, это очень большая ошибка. wink Гаррус тому пример, как и Явик, а ведь они одни из моих любимых персонажей.
Предвосхищая вопрос об Арии, пришедший из предыдущей части: я НЕ угробил её "просто потому что мне так захотелось" - это одна из конкретных вариаций самой игры. Если, например, в МЕ2 не выполнить миссию DLC, то в МЕ3 она так и останется невыполненной. Ну а без помощи Шепарда, Арию, с кучей её косяков в Омеге, легко сожрет Петровский. Думаю, это очевидно. Королева сдулась, королева должна уйти. wink
3
Tensa_Zangetsu
7   
Отличный фик! Брависсимо!)
А что касается судьбы персонажей - все правильно. Как говорится, "не в сказке живем" - и по-моему, рассказ более чем соответствует этому выражению =)
2
ARM
22   
Спасибо за отзыв. ))
Только жестокая реальность, только хардкор. cool
0
AZik
5   
Эх.Так трогательно, что прям слов нету. Тут можно поставить оценку больше 5 ?
0
ARM
19   
Движок Юкоза не позволит. smile Ему, бездушному, плевать на трогательность. biggrin
3
Андрюха
4   
Отличный рассказ, минуту молчания вызывает, трогательно так, что аж плакать хочется.
И всё из-за того, что уважаемый автор не пытается раскрасить весь мир в розовый цвет где всё прекрасно и все счастливы, а рассказывает нам более или менее реалистичную картину вещей, и это вызывает уважение.

P.S. Итак, остался только последняя, нижняя палуба Нормандии, где обитались Кортез и Вега. Делаем ставки, господа, что эти двое учудили в будущем... biggrin
Начну пожалуй, что Кортез основал какую-нибудь организацию по, которая будет защищать людей нетрадиционной ориентации законодательно, физически, морально... насчёт законодательности поясню, что после войны всем государствам (Ну кроме кроганов) наверняка нужны дети, что-бы восстановить популяцию и на этой почве личностей нетрадиционной ориентации вполне могли "Топить" всеми возможными способами...

Насчёт Веги... даже и не знаю, наверное либо стал N7 как ему советовал Шепард и стал крутым оперативником... либо как и все остальные герои войны ушёл на покой и купил домик в деревне...

Ах да и ещё там был МАКО, бессменный лидер по проходимости на любых планетах, уничтожитель молотильщиков... и ничем не примечательный глайдер с ракетницей с грозным названием...
3
Дюран
6   
Еще Джек. Рассказ потрясающий, надеюсь автор про нее не забыл, иначе он все же будет чуть менее потрясающим, чем мог бы. А вот если про Кортеза не вспомнят, я лично не расстроюсь) Да и вообще он наверное тогда, во время финальной битвы в Лондоне помер biggrin
0
ARM
17   
Уверяю вас, про Джек я не забыл. ))
0
Дюран
25   
Черт, жду) В столетнем возрасте татуировки наверное уже не так круто смотрятся, даже учитывая все достижения медицины
0
Ailura
10   
Да думаете, защитники нетрадиционных еще не назащищались с наших дней?) К тому же, насколько я помню, разрабы по поводу гомосексуальной темы поясняли, что-де в мире Массы нормально нейтрально относятся ко всем наравлениям, как к "гетеро", так и к "гомо".

Я лично надеюсь, что на фоне "бальшой политики" и "поднятия целины" не будет времени и ресурсов на такую мелкую возню, ибо достали эти гомозащитники и у нас.
0
Андрюха
12   
Я имел ввиду, что в стабильной обстановке, когда государству не нужны дети, то есть потенциальные рабочие и солдаты, то к лицам нетрадиционной ориентации относятся нормально.
Но в послевоенном отношении это неприемлемо: государствам нужно восстанавливать всё, популяцию, промышленность, экономику и ещё много чего. Для этого всего нужно очень и очень много новых рабочих, а от гомосексуальных связей детей не прибавляется...

Думаю логику власть предержащих в таком случае не трудно просчитать. wink
0
ARM
18   
Ну, мне не кажется, что гомосексуализм может ощутимо - действительно ощутимо - влиять на рождаемость, это мелкая проблема по сравнению, например, с сепаратизмом. wink
0
Ailura
26   
Более того, прямой корреляции между рождаемостью и процентом гомосексуального населения в генеральной совокупности нет как таковой.
Что значит "не нужны дети"? Мне непонятен сам смысл этой фразы, честно говоря. Государству выгоден стабильный естественный прирост (а вот Фрации сейчас выгоден естественный прирост КОРЕННОГО населения smile ).
Возьмите современную Европу, в которой рождаемость стремительно падает при параллельной легализации однополых браков.
А вот в послевоенное время, конечно, нужны рабочие руки, но руки ВЗРОСЛЫЕ, способные без роздыху восстанавливать разрушенное. Женщины беременные и имеющие маленьких детей - работники сниженой эффективности и соответственно невыгодны. Поэтому стимулирование и поддержание воспроизводства, как правило, начинается этак через несколько лет после окончания войны (с поправкой на длительность и разрушительность конкретной войны).
0
Андрюха
29   
Отходите от темы товарищь... тут комментарии к рассказу, а не рассуждения о том как нам государство обустроить.
0
Ailura
30   
Оу... пардон, увлеклась)
0
ARM
32   
Кхм, но ведь ты сам первый эту тему поднял. wink
0
ARM
16   
Рад, что удалось вызвать такие эмоции. ))
Ну, я не буду комментировать ваши догадки - сами и увидите, вероятно, на следующей неделе, но вот чего точно не будет, так это раздувания темы гомосексуализма. Я вообще не буду заострять внимания на ориентации Кортеза, ведь в игре он является достаточно неплохим оружейником, снабженцем, пилотом, и уж никак не ярым борцом за права меньшинств. То, что это единственный гей в трилогии не должно автоматически связывать его только со всем гейским. wink
МАКО ледяной глыбой стоит на Алкере, а Молот похоронен где-то на Земле, в исследовательском комплексе. sad
0
Ailura
3   
Спасибо Вам за рассказ, ARM. Позитива действительно мало, но это-то и не удивляет и выглядит вполне естественно и органично. Человеческое свинство вещь вполне известная, что бы не пели нам про патриотизм и "память народа".

Гарруса жалко... пожалуй, это единственный момент, вызвавший тихое тоскливое "nooooooo..."
1
Белая_Змея
8   
Мне тоже жалко турианского снайпера cry Пожалуй единственный перс, про которого читала с комком в горле. Про остальных такого не скажу.
0
ARM
15   
Мне тоже было жалко Гарруса. sad Но увы, именно таким я вижу его будущее.
А вам спасибо за отзыв. )
0
Ailura
27   
Ну знаете ли... я помню, каким усталым и психологически подавленным он был, как его согнула ответственность. Не думаю, что после такого он бы снова ринулся направо и налево причинять добро и наносить справедливость. Чай, не молоденький, чтоб в пекло бросаться очертя голову. Поэтому и не до конца верю в описание конкретно этой судьбы)
0
ARM
28   
Усталым и подавленным? Гаррус? Хм. Не помню такого.
Он и в бытность Архангелом молоденьким не был. Как-никак, уже отслужил и в армии и в СБЦ поработал немало. Он пошел бороться с преступниками своими методами потому что терпеть не мог бумажную волокиту и бюрократов, которые не давали ему нормально работать. wink
0
Ailura
31   
Ну... недоподавленным, ок) Но ответственность за тысячи судеб явно действовала на него гнетуще
0
Cain
2   
Ништяк
1
ARM
14   
Йоу, бро! biggrin
2
Потрошитель
23   
ARM тащит, комон biggrin
1
Реван
1   
Эх, вот читаешь, и сколько же ностальгии. Вот скоро Цитадель выходит - не представляю каково это будет со всеми прощаться:'(
Насчет самого рассказа: Он, конечно, отличный, но хотелось бы хоть чуточку больше позитива для галактики, ее рас, и нам известных
персонажей. А то читаешь - и думаешь, зачем в итоге было так стараться, если для многих все это кончилось плохо, да и галактику похоже, скоро сотрясет новая война. Да, можете называть меня любителем слащавых концов biggrin Интерестно, что будет в последней части? Вроде корабль почти-что пройден, в ангаре мало-что интерестного. Вобщем, с нетерпением ждем финальной части - надеюсь на вдохновляющий интерестный конец.
2
ARM
13   
Цитадель, да. happy Четвертая часть выйдет после Цитадели и, возможно, из DLC я почерпну новый материал, которому найдется место в последней части.
Ну, в общем и целом ведь все хорошо? smile Жнецы не дают разгореться войнам, постепенно проходит всеобщая глобализация, улучшается уровень жизни. Часть персонажей вполне успешно заняли теплые места в этой жизни, ну а остальным повезло меньше - тут уже я основывался на том, какие качества персонажей станут после Дня Мира благом, а какие заведут в тупик. Ну и характер, импульсивность, стремления... wink В общем-то, я сторонник достаточно жесткой реальности, в которой выигрыш войны не решает все проблемы мира.
Я думаю, такой конец ты увидишь. smile
0