Через тысячу лет после конца света. Часть III. История одного охотника.


Жанр: постапокалипсис, социальная драма, приключения.
Персонажи: Зирра, Хьюстон, Таркус, Доран.
Описание: Эпизод из нелегкой жизни охотников.
Статус: В процессе
Предупреждение: смерть одного из героев. Бессмысленная и беспощадная.

 

Бывают профессии опасные. Бывают — неблагодарные. А бывают такие, что единственной мотивацией ступить на этот путь есть только одна фраза: «Если не я, то кто?»


 Ветер бросал струи дождя в лицо бегущего турианца, будто стараясь его задержать, остановить, заставить преклониться перед его силой и убить, бросив его в зубастые пасти местных тварей. Но мужчина сдаваться не собирался — он пер словно танк, подгоняемый резкими, похожими на скрип, воплями. Вокруг стояла сплошная пелена. Ничего не было видно дальше десяти метров, но зато был уже слышен гул приближающегося водопада. Турианец вложил все свои силы в этот последний рывок. Вот мелькнули очертания огромного валуна, а значит он на верном пути. От камня двадцать шагов. Вот и дерево с тросом... Достав ремень, он перебросил его через канат и, оттолкнувшись, уже скользил над обрывом. Мимо него с визгом пролетела первая, самая расторопная тварь, исчезнув навсегда в пропасти, скрытой туманом...

 Небольшая, но уютная пещерка, которая, по всей видимости, служила передовым убежищем для охотников, была на удивление суха, полностью опровергая законы если не физики, то здравого смысла. Располагаясь за водопадом, хорошо прикрываемая потоками падающей воды, она представляла собой прекрасное место, где можно было спрятаться и переждать, образно говоря, даже новое вторжение Жнецов. Несколько канатных дорожек, берущих свое начало на возвышенностях, позволяли добраться до уступа, который шел вдоль скалы и плавно спускался к входу. Отсюда же были проложены три канатных дорожки на противоположную сторону, позволяя выйти отсюда на более низкие участки противоположного берега.

 Молодая кварианка была занята чисткой своего оружия, когда внезапно заговорила рация, оповещающая, что Таркус — а именно так звали беглеца — привел с собой компанию членистоногих. Девушка протерла ушибленный затылок, которым она, дернувшись от неожиданности, приложилась о стену — а ведь они тут не из поролона — и крикнула лежащему мужчине:
— Хьюсон, у нас проблемы! Да очнись ты, хватит спать!
 Человек открыл один глаз и недобро взглянул на соседку. Кажется, он готов был выпалить фразу «Кто посмел потревожить мой покой?!» и с ножом наброситься на обидчицу, но все обошлось...
— Что случилось?
— Да Доран орал, что Таркус хвост привел, — затараторила девушка. — Ты что, не слышал ничего?
— Неее-а, — протянул человек поднимаясь. — Хватай свое ружье, Зирра, пойдем.
 Выйти парочка никуда не успела, ибо запыхавшийся Таркус появился на пороге собственной персоной. Мокрый, уставший, но безумно радостный.
— Я их нашел! Нашел! — с порога заорал турианец, стягивая с себя промокшую насквозь одежду.
— Скорее это они тебя нашли, друг мой, — осадил того Хьюстон. — Что с Дораном?
— Ну... Не знаю... Он на посту был. Думаю, там и остался. Куда ему еще деться с дерева-то? На голову жучкам?
— Бррр.. Сидеть там, да еще в такую погоду! Я ему уж точно не завидую, — протянула кварианка, а затем задала вопрос, который вертелся у всех в голове: — А его там не сожрут?
Словно в опровержение всех этих мыслей заговорила рация:
— Они ушли. Зирра, смени меня — я домой.
 Обреченно вздохнув, кварианка выскочила наружу. Проводив ее взглядом, человек не удержался от комментария:
— Хороша, чертовка. А ведь говорят, что лет четыреста-пятьсот назад они не могли снимать шлем...
— Да, я тоже это слышал. Хочу сказать, что ты пра... — договорить Таркус не успел, ибо в этот момент в помещение буквально вкатился саларианец, распихивая всех и вопя о том, что он заслужил минимум два литра горячего чая.

 Только приблизительно через полчаса, когда все успокоились и согрелись, трое охотников смогли приступить к обсуждению того, что нашли.
— Я просто такого еще никогда не видел, — Таркус в задумчивости мерил шагами пещеру. — Обычно они строили огромные ульи, которые на десятки метров возвышались над поверхностью... Но этот... Вход в него находиться в корневище огромного поваленного дерева. Он весь под землей. Я даже успел просканировать: туннели идут вглубь на два километра — он должен быть больше, чем все остальные в десятки раз.
— Протоулей? — Доран задумчиво погладил подбородок...
— Вероятнее всего, — ответил турианец. — Они гнались за мной до самого упора, хотя обычно оставляют погоню через километра два. А тут пять! Вашу ж мать, у меня ноги отваливаются до сих пор.
— Тебе повезло, что ты вообще жив, — подал голос мужчина. — Не понимаю, как они тебя не догнали.
— Просто я теперь с ними заодно, а сейчас наброшусь и сверну вам шеи! — огрызнулся Таркус, а затем продолжил уже более спокойным тоном: — Я вот что заметил... Все вокруг входа усеяно трупами гротеров. Желто-черных.
— Постой-постой, — человек поднял руку. — Желто-черные это же те, которых нашли недавно? Молодой улей в ста километрах от поселения?
— Именно, — кивнул Таркус. — Вы их еще осами называете. Панцири у этого улья зелено-коричневые. Я так думаю, что обнаружить их в джунглях будет невозможно, если что.
— Да... Маскировка отличная, но у нас ведь есть и инфракрасные датчики.
— Ты забыл, что они холоднокровные?
— Да, черт... Незадача.
— Вот и я о том же. Итак, надо сообщить в город. Хьюстон, возьмешь Зирру и дуете прямо к профессору — я думаю, он заинтересуется находкой.

***

 Прошло более суток с того момента, как они покинули передовой лагерь. Девушка мирно спала, подложив под голову свой небольшой рюкзак с провизией, а мужчина следил за тем, чтобы никто не потревожил ее сон. Солнце буквально полчаса назад выкатилось из-за горизонта, а значит, вскоре они вновь двинутся в путь. Вчера, с первыми лучами солнца они отправились в город, оставив в лагере двух бойцов. Дождь перестал лить еще в тот вечер, когда турианец принес данные, но решили все же выступать поутру, как рассветет.

 Девушка зашевелилась, отрывая мужчину от воспоминаний, и открыла глаза. Два ярких молочно-белых огонька весело засветились в глубокой тени в кроне дерева.
— Доброе утро, Хьюстон, — сказала она, потягиваясь. — Как ночь прошла?
— Утро добрым не бывает, — проворчал мужчина в ответ, — тем более когда, словно обезьяна, сидишь на ветках.
— Ну мог бы сидеть внизу, зачем полез? — девушка тем временем вылезла из некоего подобия гамака, и, опираясь на многочисленные ответвления ствола, начала его собирать. — Хотя, я думаю, стал бы ты завтраком для какой-нибудь саблезубой твари.
— Так почему тогда спрашиваешь? — огрызнулся человек.
— А чего ты ноешь? — парировала кварианка, запихнув невесомый материал в рюкзак. — Идем!
 С этими словами девушка осмотрелась и начала медленно спускаться вниз. Уже перед самой землей она затормозила и прислушалась: птицы кричали совсем близко, а значит ничего неожиданного, по идее, не должно им встретиться. Спрыгнув с нижних веток на землю, она приняла у Хьюстона его рюкзак и винтовку. Мужчина спрыгнул следом и тихо прошептал:
— Я вот думаю, если те гротеры настолько упорные, почему они так просто развернулись и ушли?
— Не знаю. Может, решили, что наш друг разбился о камни?
— Может быть... В любом случае, нам надо спешить.
 Человек забрал у девушки свои вещи и быстрым шагом направился прочь. Пожав плечами, Зирра последовала за ним. Она уже давно привыкла, что парень этот несколько не от мира сего, хотя и каждый из них, охотников, имел как минимум одного большого таракана в голове — нормальные люди никогда бы не записались в их ряды.

— Слушай, а это правда, что вы еще лет триста назад не могли ходить без шлемов? — внезапно спросил мужчина.
— К чему ты клонишь?
— Да просто интересно. Трудно сказать что ли?
— Да. Это правда. Только не триста, а пятьсот лет назад мы, наконец, смогли адаптировать нашу иммунную систему к реалиям нашей планеты. Тем не менее, я думаю, ты смог заметить наш стиль одежды — он никогда не менялся с тех пор, и в любой момент мы сможем нацепить нашу маску обратно. Так-то.
— Зачем?
— Она нам заменяет шлем. Я думала, что ты хотя бы это сможешь понять.
— Какая же ты зануда, Зирра... — в сердцах сказал мужчина и резко остановился.
 Девушка, хотевшая указать на то, что зануднее его самого и не сыскать вовсе, ткнулась носом в неожиданно возникшее препятствие. Сообразив, что что-то не так, она присела и осмотрелась.
— Птицы затихли... Даже сверчки не орут... — прошептал человек.
— Сама слышу. Хотя, может, мы их своими криками распугали?
— Да нет... Вряд ли. Так, тихо и аккуратно — вперед! — скомандовал человек и, активировав тактическую маскировку, заскользил через тени, стараясь производить как меньше шума.
 Уже в который раз пожав плечами, девушка накинула маскировку и устремилась по его следам.

 Через некоторое время они вышли к месту, которое стало причиной такой тишины в лесу: небольшой лагерь, который был оставлен около часа назад — угли в костре еще дымились. Много вытоптанной травы и остатки трапезы.
— Изгои... — сказала девушка. — Только они могут устроить пикник прямо в улье, плюя на гротеров и прочих тварей.
— Без сомнения, — человек деактивировал маскировку. — Все же странные люди. Не удивлюсь, если однажды они заявятся к нам верхом на жуках...
— Или жуки верхом на них.
— Ты читаешь мои мысли, Зирра. В любом случае, нам нужно спешить.
— Ага, — жалобно отозвалась девушка с завистью глядя на жаренную недоеденную ножку какого-то местного животного.
— Даже не думай. Я тебя на руках тащить не буду! — бросил человек, заметив направление взгляда кварианки, и подтолкнул ее вперед. Пробурчав что-то нечленораздельное, она все же повиновалась, быстрым шагом углубившись в чащу.

 К вечеру они достигли берега реки, которая шла через город, а значит завтра, к обеду, они уже должны быть дома. Ночь вновь предвещала им веселое времяпрепровождение на дереве. Но ничего не оставалось делать. Глядя на далекие звезды, Зирра мечтала, как она вновь окажется в теплой постели, как рады будут ее родители и маленькая дочурка. Вспомним о ней, девушка мгновенно погрустнела — ведь та росла без отца, который погиб, добывая минералы на отдаленной шахте, да и мать постоянно была на заданиях. Девочка воспитывалась бабушкой и дедушкой, которые хоть и любили ее безумно, но не могли заменить ей отца и мать. Пообещав, что когда вернется, то сменит свою работу, она разбудила Хьюстона, ибо была уже его смена, а сама улеглась спать.

 Утро, как и прошлое, оказалось безоблачным, ясным и тихим. Быстро перекусив остатками того, что у них было, оба охотника отправились в путь. Вдоль берега идти было намного легче и быстрее, чем продираться сквозь заросли неведомых растений, хоть и были они здесь, как на ладони.
— Я уже все решила, даже не пробуй меня отговорить, — в который раз произнесла Зирра.
— Нет, ну я конечно все понимаю, но тебе до повышения осталось полтора месяца. Егерь — это ведь не охотник!
— Ну да, конечно. С той только разницей, что егеря бороздят не только джунгли, но еще и отправляются в пустошь, откуда половина не возвращается.
— Зато положение в...
— Да плевала я на положение! — оборвала человека девушка. — У меня дочери четыре года, а она маму видит раз в два месяца! Хватит, надоело.
— Ну смотри... Дело твое.

 Повисло молчание, прерываемое лишь поскрипыванием мелких камней под подошвами ботинок. Каждый думал о своем. Зирра о своей дочери, Хьюстон о том, что скоро и сам дослужится до егеря и что, как и десятки других, отправиться в пустошь, которая куда как более опасна, чем эти кажущиеся зеленым адом джунгли. Он погрузился в свои мысли так, что только сильнейшая пощечина заставила его прийти в себя. Он увидел испуганно-злое выражение лица кварианки, которая уже одевала свою знаменитую маску, а затем и услышал знакомый до боли скрипящий крик. Гротеры.
— Прятаться поздно! Бежим! — крикнул он, схватив за руку девушку, и припустил по берегу. Вдали уже виднелся город, окруженный чистым полем. Выйти на открытое пространство — и их заметят, окажут помощь...
— Быстрее, быстрее! — повторял он, тяня за собой кварианку.

 Сбоку вдруг раздался пронзительный визг и из прибрежного куста вылетело то, чего они так боялись — полутораметровое насекомое, ощетинившись шипами и еще Бог знает чем, неслось прямо на них. Девушка не растерялась и, выдернув руку, активировала омниклинок, который как в масло, вошел аккуратненько между жвалами, заставив жука отправиться в мир иной. Заговорила штурмовая винтовка Хьюстона, отправляя к праотцам еще парочку насекомых. Тем временем подоспели жуки-солдаты, которые были и больше и живучее, чем те, с которыми охотники только что расправились. Способные не только кусаться и рвать в ближнем бою врагов на части, но и постреливать издалека кислотной слюной и отравленными шипами, они представляли собой реальную угрозу всему живому. Увернувшись от плевка, Зирра выпустила заряд дроби, перерубивший пополам выскочившее из чащи насекомое. Несколько шипов вонзились в броню, но не пробили ее. Хьюстону тем временем удалось забросить зажигательную гранату в подбегающую толпу. С десяток жуков, охваченных пламенем, разом бросились к воде, что явно намекало на какое-то наличие интеллекта и невероятного самообладания, ибо человек в такой же ситуации, наверное, впал бы в панику. В любом случае, им это не помогло — мелкий ручей не мог их спасти от горящей даже в безвоздушном пространстве смеси... Тем временем короткий, но жесткий бой подошел к концу. Трупы двадцати пяти гротеров, разбросанных по берегу, представляли собой зрелище неаппетитное и довольно жуткое.
— Йухху! — крикнула кварианка, выкинув вверх руку с дробовиком. — Мы сделали это, Хьюстон!
— Да-да. Теперь бегом, уже чуть-чуть осталось... — его оборвал далекий выстрел. Как в замедленной съемке человек видел, как разлетается стекло шлема девушки; как та, не проронив ни слова, падает, все еще держа дробовик в вытянутой руке. Будто во сне он метнулся к ней и, схватив, затащил под обрыв, укрываясь от огня снайпера. Однако уже было поздно что-то делать для Зирры — точно посередине ее лба была видна маленькая, аккуратная, опаленная дырочка...

***
 Хьюстон не спеша шел, поднимая ботинками небольшие облачка пыли. Яростно палило солнце, но он не обращал на это внимание. Он полностью был погружен в мысли и воспоминания, которые вот уже три месяца не давали ему покоя. Он будто наяву видел детское и обиженное выражение лица девушки... Ее широко открытые, но уже не светящиеся глаза... Он понимал, что ничего не смог бы сделать, но все равно чувствовал в этом свою вину. Ожившая рация заставила отвлечься человека от грустных мыслей.
— «Ястреб» на связи.
— Ну и где ты лазишь, Хьюстон? Ты же сказал, что будешь через час! Уже полтора прошло! — звонкий голос, принадлежащий молодой азари выражал крайнюю степень негодования.
— Вышла небольшая задержка, доктор Т’Лиа. Буду через пятнадцать минут. Конец связи.
 Мужчина деактивировал инструментон и, улыбнувшись чему-то, ускорил шаг...

Отредактировано: Архимедовна.

Комментарии (4)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Ахатара
2   
Глава понравилась, все описано красочно и достаточно детально, но:
Цитата
Вспомним о ней, девушка мгновенно погрустнела — ведь та росла без отца, который погиб, добывая минералы на отдаленной шахте, да и мать постоянно была на заданиях. Девочка воспитывалась бабушкой и дедушкой, которые хоть и любили ее безумно, но не могли заменить ей отца и мать.

После этой фразы я сразу понял, относительно какого персонажа написано предупреждение в шапке wink Интрига интригует smile но хотелось бы поменьше подобных предсказуемостей(все вышенаписанное является только моим ИМХО и никоим образом упреком автору не является smile ).
0
Darth_Eclipsis
3   
Без предупреждения здесь никак нельзя...( А-йа-йа-й сделают biggrin
0
Архимедовна
1   
Хорошая глава, мне понравилось. Быт охотников, пусть и мельком обрисованный, действие напряжённое, диалоги симпатичные (улыбнуло пару раз). А финал то какой! За что ж её так? sad Господи *вздыхает и качает головой*, кругом тайны.
Очень даже неплохо.
1
Darth_Eclipsis
4   
Спасибо) Старался)
0