Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Something Like Home. Глава 4.



Оригинальное название: Something Like Home
Автор: tarysande
Переводчик: Ketara
Разрешение на перевод: Есть
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Гаррус/фем!Шепард;
Жанр: Romance/Family
Аннотация: Шепард в карцере, Жнецы на подходе, и Гаррус не собирается сидеть сложа руки.
Предупреждения: Смерть персонажа
Перепост: С разрешения переводчика
Статус: закончен
Статус перевода: закончен





Экстренное сообщение. 
Вражеские суда были замечены рядом с ретранслятором Требии. Нападение неизбежно. Вооружайтесь. Это не учения. Ожидайте дальнейших инструкций. 
Экстренное сообщение. 
Вражеские суда были замечены рядом с ретранслятором Требии. Нападение неизбежно. Вооружайтесь. Это не учения. Ожидайте дальнейших инструкций. 
Экстренное сообщение. 
Вражеские суда были замечены рядом с ретранслятором Требии. Нападение неизбежно. Вооружайтесь. Это не учения. Ожидайте дальнейших инструкций. 
Экстрен... 

*** 
— Сэр? Советник Вакариан, сэр? 
Гаррус не оглянулся. Его карта была в полном беспорядке — красный цвет потерянных планет и сражений, в которых можно потерять всю Галактику; темных пятен нетронутых колоний. Нетронутых планет, нетронутых систем становилось все меньше — и он не знал, что делать с этим. В краткие минуты работающей связи отчеты самого высокого уровня приходили быстрее, чем он мог их принять. Ничего хорошего в них не было. Он делал, что мог, укреплял оборону, разрабатывал тактику, но все равно терпел поражения. Жнецы не играли по правилам, и они использовали тактику, которая органикам и не снилась. Они могли передвигаться без ресурсов, без отдыха, видимо, без дозаправки. Сколько бы Гаррус не думал, он не мог предсказать, что они могут сделать затем. И никто не мог. Турианцев отбросили на три шага назад, в сражении они защищались когтями и зубами, как и всегда, стараясь выжить. 
Возможно, это глупо, возможно, она будет такой же беспомощной, как и остальные, но он не мог отделаться от мысли, что Шепард, возможно, знала, как перевернуть ход борьбы, как перейти в наступление вместо глухой обороны, как перестать постоянно убегать, чтобы не умереть. 
Она и раньше делала невозможное. Он верил в нее без всяких доказательств, стараясь хоть во что-то верить. 
Но Шепард здесь не было. Лишь некоторые его сообщения Андерсону удалось отослать; остальные не доходили или оставались неотправленными в его почтовом ящике — но все остались без ответа. Возможно, она была там. Черт, возможно, она уже в пути, но у него была планета, которую надо оплакать, и луна, которую надо спасти, а времени на всякие «может быть» и «возможно» не было. У него была карта. И работа. Пока этого должно быть достаточно. 
Все началось с Таетруса. По крайней мере, для турианцев. Батарианцы приняли на себя первый удар, и краткого заблаговременного предупреждения было достаточно, чтобы турианский флот начал мобилизацию. Гаррус достаточно хорошо подготовил их к этому. Но, пока корабли собирались на орбите Палавена в ожидании неминуемого боя, Жнецы следовали другим маршрутом. И не одним. Никто не ожидал нападения на Таетрус. Это был маленький мир, обычная колония. Маленькая, но Духи, как же больно терять хоть что-то. Гаррус искренне верил, что Жнецы так издеваются. Для существ, по их утверждениям равнодушных к органикам, кроме уничтожения, чтобы помочь выжить, они демонстрировали ужасную способность бить так, чтобы нанести наибольший урон. Не физический — психологический. Эмоциональный. Даже насмешки Предвестника, казалось, были высказаны специально, чтобы нанести наибольший урон боевому настрою Шепард. Если они не уйдут, к бактериям перейдет мировое господство, спасите Духи. 
Наблюдение — серьезное преимущество. А Жнецы умели наблюдать. Они знали, как наиболее эффективно использовать эту возможность. Атака на Таетрус была ужасно разрушительной, была открытой раной, но транслировать падение Таетруса на все пространство турианцев? Кажется, Жнецы наслаждались этим. 
Видя все разрушения, турианцы ожидали худшего. Падение Таетруса причинило боль. Но этот удар объединил всех турианцев в Галактике против тех, кто отважился на это нападение, теперь они пытались взять реванш. Гаррус думал, что увидел Дух Ада. Черт, не хотел бы он рыть яму самому себе. 
Падение Таетруса привело к Сражению за Палавен и Коронати. У Гарруса не было времени планировать, поэтому обо всем он узнавал по факту. Это был адский риск. Они нарушали все правила, а бедный Лаетус увлекся подчинением. Умный. Гаррус, конечно, допускал падение Коронати. Но этого было мало. О, им удалось сбить нескольких Жнецов; это уже что-то. Но турианцы несли тяжелые потери, и краснота на карте Гарруса разрасталась. Ужас. 
Когда вышла из строя антенна связи, Гаррус попытался приспособиться, попытался построить защиту турианцев так, как умел. Он тоже наблюдал, в конце концов. Жнецы были слишком самоуверенными. Они верили в свою непобедимость. Но Гаррус видел, как уничтожили Властелина. У них были свои слабости. Их можно было уничтожить. 
Галактика потеряет миллионы, миллиарды, но если кто-то выживет, кто угодно, это можно считать победой. 
Он остался здесь, должен был удержать Менае. Он обязан. Палавен горел совсем рядом — не думай об этом, не думай о них, папа проконтролирует, чтобы они спаслись, не думай о том, что ты не получал вести от них много дней, не думай о... А если Менае падет? 
Менае не могла пасть. 
Менае не могла пасть! 
— Сэр? 
— Выкладывай уже, Лаетус, — рявкнул он, позаимствовав любимую фразу Шепард. 
— «Прости, что?» — спросил он в первый раз, когда услышал это выражение. 
— «Говори уже, черт возьми», — улыбнулась она в ответ.

Этим он хотел скрыть собственную рассеянность. Он не мог позволить себе отвлекаться. Не сейчас. Когда все поставлено под угрозу. 
Лейтенант казался сбитым с толку. Затем он моргнул, выпятил грудь и сказал: 
— Эээ, у нас есть... Сэр, связи почти нет, вышки снова не работают, но мы стараемся это исправить, и мы, наконец, засекли активность на каналах Альянса. Ну.... Вот, сэр. 
Внезапно он понял, почему его обозвали «сэром». В животе все перевернулось. Он постарался не дать эмоциям отразиться на лице. Карта подождет. Всего минуту. Море красного и темного тоже подождет до тех пор, пока он услышит то, что хочет услышать. 
— Отчет. 
Солдат не двинулся с места. Голос был наигранно спокойным и ровным, но Гаррус притворился, что не заметил этого. Он знал, что они придут, и Жнецы все еще чертовски пугали его. Чудо, что многие посвященные все еще могут хладнокровно соображать. Для непосвященных было еще не поздно. 
— Они потеряли Землю, сэр. 
Четыре слова. Четыре слова, и он снова оказался в своей квартире на Цитадели, когда Андерсон рассказал ему об Алкере несколько лет назад. Озноб прошелся вдоль его позвоночника, но Гаррус держался прямо и не позволил ни единому намеку на чувства отразиться на его лице, никак не выдал их языком тела. Советник Примарха по борьбе с Жнецами не мог впасть в уныние из-за одного-единственного неподтвержденного отчета. Гаррус отрывисто кивнул головой. Совершенно спокойно. 
— «Попытайся не умереть на этот раз», — мысленно попросил он. 
— Статус флота Альянса? — спросил он. Солана — не думай об этом, не думай о них, они спасутся, с ними все будет хорошо — знала бы, о чем говорил тон его голоса, но лейтенант лишь вздохнул и начал перечислять последние известные координаты крупных кораблей Альянса. Гаррус слушал его краем уха, уже вбивая первые координаты в карту. Его родная планета под огнем, он знал, что они не могли рассчитывать на помощь человечества. И ничью больше. Больше он не увидит Шепард в прицел своей винтовки, штурмующую его базу на Омеге. 
Только сейчас он признался самому себе, как сильно надеялся получить еще один шанс, еще одну такую возможность. 
Тревога забилась в его сознании, причиняя боль. 
На сей раз проклятые Жнецы даже не знали, насколько точно выбрали цель. 
Когда солдат закончил отчет, Гаррус снова кивнул. 
Он повернулся к карте. Ввел координаты Солнечной Системы. 
Земля горела красным. Красным, как Палавен, как Таетрус, как Кхар’Шан. 
Его коготь завис над командой признать планету павшей. 
Он не смог нажать ее. 
Давай, Шепард. Сделай это, приложи все усилия. Докажи, что они не правы. 
А сейчас, Менае не могла пасть. 
Он этого не позволит. 

*** 
Сообщение отправлено: 7 октября 2186 года

Андерсон? 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю.
 
*** 
Сообщение отправлено: 7 октября 2186 года

Шепард? 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю. 

*** 
Сообщение отправлено: 8 октября 2186 года

Черт возьми, Шепард, скажи мне, что ты спаслась. 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю.
 
*** 
Сообщение отправлено: 9 октября 2186 года

Они говорят, что коммуникации повреждены. Они говорят, что по Земле нанесен мощный удар. Они говорят, что Ванкувер теперь груда развалин, выживших очень мало, лучше не надеяться на чудо. Сражайся, Шепард. Ты должна найти меня. 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю.
 
*** 
Сообщение отправлено: 10 октября 2186 года

Ну, вы, ублюдки! Держу пари, вы жалеете, что не послушали ее раньше. 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю.
 
*** 
Когда коммлинк Гарруса ожил после длительной радио-тишины из-за поврежденных коммуникаций, генерал Коринфус поприветствовал его следующим образом: 
— Вакариан, сэр, вы слышали? Коммандер Шепард и ее команда здесь, ищут Примарха, — Гаррус чуть не уронил винтовку. К счастью, он был один, никто не мог даже случайно заметить потерю его самообладания, а секунду спустя доказательства были уничтожены, а его секрет оказался снова надежно скрыт. 
— Что вы сказали? — переспросил Гаррус, доверив помехам на линии замаскировать резко нахлынувшие на него эмоции. — Я слышал, Шепард сейчас на Земле? Коммандер Шепард из Альянса? 
— Так точно, сэр. 
— И... простите, вы сказали, что она здесь из-за Примарха? Встреча на высшем уровне? 
— Ее прислал Советник Спаратус, но шаттл Примарха Федориана был сбит чуть больше часа назад. Я пытался связаться с командованием Палавена, чтобы узнать, кто следующий Примарх. Я решил, что должен отчитаться, сэр. 
В этой новой реальности, где никто — даже чрезвычайно организованная, чрезвычайно систематизированная Турианская Иерархия — не мог составить точный список убитых, Гаррус почувствовал лишь слабый укол горечи за гибель Федориана. Еще один хороший турианец погиб. Еще одно оскорбление, за которое Жнецы в свое время поплатятся. Он переборол желание взглянуть вверх, где Палавен боролся за жизнь, где Сипритин горел ярче любого другого города его родного мира. Он попытался не думать о своем отце, своей сестре. Кроме одного отрывочного сообщения от Наксуса из Штаба Командования Палавена, в котором сообщалась предварительная оценка разрушений и статистика погибших (три миллиона за первый день, пять — за второй), его сознание предательски коснулось его семьи, вестей от которой не было. 
Галактика умирала быстрее, чем успевали обновляться списки погибших. 
Гаррус глубоко вздохнул. Он сжался, будто от холода, стараясь затолкать свои невеселые мысли о выживании куда подальше. 
Особенно, когда выживание стало тем, во что ему только и осталось, что верить. 
— Генерал, коммандер с вами сейчас? Можете передать ей комлинк? 
Он поверит ему, только когда сам поговорит с ней. Как тогда на Омеге. Ему было недостаточно увидеть красную эмблему N7 в прицел. Не было достаточно услышать, как кто-то произнес ее имя. Он должен был сам услышать ее голос, должен был услышать, как она произносит его имя так, как могла только она. 
Будет гораздо убедительнее, если она еще и улыбнется так, как умеет только она. 
— Никак нет, сэр. Она и ее команда пытаются починить башню коммуникаций, — Коринфус усмехнулся, хотя Гаррус мог сказать, что радости в его голосе не было ни грамма. — Черт, сэр, со всей этой чертовщиной, вы, быть может, ближе к месту Примарха, чем все мы думаем. 
Гаррус раздраженно фыркнул. Так же, без всякой радости: 
— Заткнись, Коринфус. 
Генерал снова усмехнулся: 
— Достаточно честно, Вакариан. Не уверен, что кто-то сейчас хочет эту работу. Но вы уже работали с коммандером. Поэтому я решил, что вы захотите знать. Вы можете вернуться на базу? Вы эффективнее проведете переговоры, чем я. 
Гаррус чуть не рассмеялся снова. Вместо ответа он сделал три выстрела. Его цель не дрогнула. Переделанное Соланой оружие идеально ему подходило. Он снова нажал на курок. Три мясистых головы взорвались. Все будет в порядке. Все будет хорошо. Все выживут. 
— Уже иду, — сказал он, явив более радость, чем профессиональный этикет. 
Конечно, его энтузиазм несколько поутих, ведь с Шепард он не говорил — ни устно, ни письменно, лишь косвенно через Андерсона — целых полгода. Он спросил ее однажды, хотела ли она кого-то ближе к дому, и хотя тогда она сказала «нет», это ни в коем случае не гарантировало, что, будучи дома, ее приоритеты не изменились. 
Веди себя как профессионал, одернул он себя. Мы находимся в чертовой зоне боевых действий. 
Однако, независимо ни от чего, ему не терпелось ее увидеть. Она все еще была его самым лучшим другом во всей этой чертовой Галактике. И это не изменится. Ему просто надо вести себя профессионально. Он сможет это сделать. Черт, он приложит все усилия. 
— Тогда позвольте мне просветить вас, сэр, — сказал генерал Коринфус, и хотя связь дважды прерывалась по пути, поговорить им удалось. 
Его родная планета горела; он понятия не имел, что с его семьей, живы ли они вообще; между ним и базовым лагерем оказалось полно врагов, но Гаррус только сейчас прочувствовал, о чем рассказал ему Лаетус. 
Они потеряли Землю, сэр. 
Духи. Это же бред. Надеюсь, ты справишься, Шепард. 
*** 
Сообщение отправлено: 15 октября 2186 года

Давай, Сола. Если кто-либо и сможет взломать канал коммуникации, то это ты. Ты обещала отомстить мне при первой же возможности. Скажи, что с тобой все в порядке. 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю. 

*** 
Один взгляд на ее лицо сказал ему, что она была удивлена и счастлива видеть его. Ее тонкие выразительные брови дрогнули, кривая улыбка коснулась полных губ, а его визор зафиксировал внезапное ускорение ритма ее сердца. В другое время, без Жнецов и запаха смерти, пропитавшего воздух, она бы улыбалась, подумал Гаррус. Может быть, она даже рассмеялась бы. Возможно, она бы даже обняла его. 
Он, наконец, услышал ее голос: 
— Ты жив, — сказала она, по всей видимости, не совсем доверяя своему зрению. Вся резкость, к которой она прибегла в разговоре с Коринфусом, испарилась, уступив место удивлению и некоторому недоверию. 
Он без труда узнал ее. Стандартная черная броня Альянса с красной N7 нашивкой. Она заметно похудела, ее волосы отросли. Глаза говорили ему — вот она, Шепард, но разум твердил, что он мог ошибиться. Он не выспался и долго был напряжен, очень долго. 
Она неуверенно протянула ему руку, он решительно ответил на приветствие. Гаррус встретил ее неожиданно и только сейчас в полной мере осознал всю степень облегчения, когда ее пальцы сомкнулись на его ладони. Настоящая. Живая. Пока он не передумал, Гаррус левой рукой накрыл ее ладонь, превратив профессиональное приветствие в более интимный жест. Турианцы, не привычные к человеческим жестам, не знали, что это означало, но команда Шепард точно все заметила. Он видел, как, нахмурив брови, пристально смотрит на них здоровенный морпех, а Лиара отвернулась недостаточно быстро, чтобы скрыть улыбку. 
— Меня трудно убить, — сказал он, не желая отпускать ее, но зная, что держит ее руку уже слишком долго. — Ты должна это знать. 
Она не сводила с него глаз весь разговор: 
— Я думала, ты будешь на Палавене, — а он услышал: «Я думала, ты погиб». Ответил он немного поспешно, немного неловко, одним взглядом сказав: «Я тоже думал, что ты погибла». Схватка взглядов длилась дольше рукопожатия, но затем Шепард тряхнула головой и представила ему лейтенанта, чьи ранее нахмуренные брови успели вернуться в нейтральное положение. 
Закончив обсуждать достоинства Виктуса как нового Примарха, Джокер тут же нарушил секундное молчание срочной передачей с «Нормандии». Шепард обернулась к нему и, улыбаясь, спросила: 
— Ты идешь, Гаррус? 
И только потому, что он разработал план действий на случай, если ему придется покинуть Менае, заранее предупредил Коринфуса и увидел, наконец, Шепард прямо перед собой, ответил он немедленно: 
— Шутишь что-ли? Я сразу позади тебя. 
В ад. Как в старые добрые времена. 
Встав по правую руку от Шепард, на свое законное место, он почувствовал себя значительно лучше, чем за все прошлое время. 
*** 
Сообщение отправлено: 15 октября 2186 года

Плохие новости о Федориане, папа. Он был хорошим турианцем. Извини. 
Похоже, я снова возвращаюсь на «Нормандию» с Адрианом Виктусом. Он теперь Примарх. Надеюсь, он не злится на меня за тот инцидент с мамой и фруктами шкота. 
Ты должен был эвакуироваться. 
Пожалуйста, папа. Получи это сообщение. Продолжай пробовать. 

Недоставленное сообщение вернулось отправителю. 

*** 
В шаттле все молчали. Он никогда не был так рад тишине или пристальным взглядам. Она нечаянно коснулась его коленом. Мгновение спустя шаттл тряхнуло, и он ударил ее плечом. Случайно, конечно. Джеймс Вега снова нахмурился, но Шепард смерила лейтенанта спокойным взглядом и спросила: 
— О чем-то задумался, Джеймс? 
— Нет, мэм, — сказал он, склонив голову, и с наигранным интересом начал рассматривать пол под своими ногами. 
Шепард с легкой улыбкой склонилась к Гаррусу: 
— Так. Когда я просила тебя больше не злить наемников, я думала, ты догадаешься, что рассерженные рабы Жнецов тоже не самая желанная компания. 
— Это все мелочи, Шепард. 
— Не все так просто, — заметила она. — Послушай, Гаррус... 
— Коммандер Шепард, — сказал Виктус. — Могу я занять минуту вашего времени до того, как мы состыкуемся с кораблем? Нам многое надо обсудить. 
Лишь Гаррус был достаточно близко, лишь он услышал сорвавшийся с ее губ стон, но когда она повернулась к Примарху, выражение ее лица не выдавало ни расстройства, ни раздражения. Она стала профессионалом, коммандером Шепард. 
— Я вся внимание, Примарх. 
— «Позже», — подумал Гаррус. Вега косо посмотрел на него. Будет лучше продолжить разговор позже. 
Пока Шепард подробно обсуждала стратегию с Виктусом, Гаррус одним ухом прислушивался к беседе на случай, если ему придется вступать в разговор, и, не моргая, смотрел на морпеха, дрогнувшего под его взглядом. 
Как только двери «Кадьяка» открылись, Шепард выпрыгнула в грузовой отсек — Гаррус заметил, что он больше похож на отсек SR1, хотя здесь было светлее. Он взглядом поискал в тени «Мако». Вместо Чемберс к Шепард подошла незнакомая Гаррусу женщина, которая передала ей несколько датападов. Независимо от того, что она там увидела, Шепард нахмурилась. 
Гаррус думал, что и так знает, что там написано. Хороших новостей в последнее время вообще не было. Он бы узнал первым. 
— Примарх, — сказала Шепард, отключив датапад и вновь надевая маску спокойствия, скрывая беспокойство за слабой улыбкой. — Специалист Трейнор будет регулировать ваши взаимодействия с вашими людьми. Пожалуйста, если вам что-то понадобится, сообщите ей, и она приложит все усилия, чтобы помочь вам, — ее пристальный взгляд на мгновение коснулся Гарруса, и он понял, что ее следующая фраза касалась и его, и Виктуса. — Совет на связи, посмотрим, смогу ли я заставить азари присоединяться к нам, поэтому мы сможем поговорить чуть позже. Чувствуйте себя как дома. 
Когда Гаррус кивнул, Шепард уже ушла. 
Гаррус оставил Виктуса в командном зале детально изучать военные карты — такие же красные, как и те, что он оставил на Менае — и направился к отсеку Главных Батарей. Большинство встречных людей Гаррус не знал, потому как «Нормандия» снова принадлежала Альянсу, а не «Церберу», но ему гораздо спокойнее было видеть синие униформы вместо черно-бело-желтых. 
Конечно, Главная Батарея выглядела иначе. После сообщений Андерсона он этого ожидал. В какой-то степени это был абсолютно новый корабль, эдакий гибрид SR1 и SR2. Яркие цвета «Цербера» и экстравагантную отделку заменили цветами Альянса. Гаррус провел рукой по консоли. 
— Добро пожаловать обратно, Гаррус, — сказал СУЗИ. 
— СУЗИ, — Гаррус удивленно поприветствовал ИИ, он был рад слышать ее голос. — Я почти не ожидал тебя увидеть. Я думал, тебя уберут при перестройке корабля. Альянс славится своей «любовью» к искусственному интеллекту. 
СУЗИ ответила чертовски самодовольно: 
— Команда техников решила, что я ВИ. Я не стала их переубеждать. 
Турианец усмехнулся: 
— Держу пари, ты так и сделала. 
— Кроме того, я смогла сохранить несколько файлов без ведома команды техники. 
На сей раз Гаррус рассмеялся абсолютно открыто: 
— В этом я тоже не сомневаюсь. 
— Я сохранила ваши личные файлы на консоли. Кроме того, я думаю, что могу вернуть «Таникс» в то состояние, в котором вы его оставили, сейчас оно не работает так, как надо. Я проведу обычную диагностику. Через пятнадцать минут все будет готово. 
— Тебе стоит познакомиться с моей сестрой, — сказал Гаррус. — Вы бы поладили. 
— Тогда я думаю... что готова попробовать. 
Вцепившись в край консоли, Гарруса склонил голову. Он так долго открещивался от всего — выполнял свои обязанности, закопав эмоции поглубже, в попытке держать себя под контролем ради тех, кто надеялся на него — что внезапно нахлынувшие переживания сбили его дыхание. 
— «Давай, Джей», — представил он упрек Соланы. — «Возьми себя в руки. Сейчас не время». 
— «Ты права, Сола. Сейчас точно не время». 
— Гаррус, — окликнула его СУЗИ, — из твоего молчания и внезапного скачка сердечного ритма я могу сделать вывод, что ты волнуешься о семье, которую упоминал. Хотя я не могу гарантировать свою эффективность, учитывая текущее состояние коммуникационных вышек по всей Галактике, но могу установить программу связи. Могу перепробовать все доступные для использования частоты. 
— Спасибо, СУЗИ, — мягко сказал он, подняв голову и в упор посмотрев на консоль. Это были конкретные меры. Максимальная эффективность. Подготовка к неизбежному бою. Исправить что-то небольшое, чтобы помочь решить глобальную проблему. — Не хочу тратить ценные ресурсы. Не для личных целей. Слишком многое сейчас под угрозой. 
— Это не проблема. Эффективность «Нормандии» не нарушится. Я сообщу тебе, если смогу установить контакт. 
Он кивнул даже при том, что СУЗИ, фактически, не было в комнате. 
— Спасибо, — повторил он. 
— Я... Мне жаль, Гаррус, — сказала она чуть позже. И, по странности, он поверил ей. Он полагал, что какими бы странными не были взгляды ИИ на органический мир жизни и смерти, любви и потерь, ей действительно было жаль. Прежде, чем он успел что-то сказать, СУЗИ продолжила говорить: 
— Завершено 53% диагностики, и, я полагаю, Шепард направляется к Главной Батарее, сейчас она уже побывала у ядра ИИ. 
Гаррус выпрямился и расправил плечи. 
— У ядра ИИ? Проблемы? 
— Нет, я так не думаю. Я получила новую платформу... Тело. 
— ...Чего? Ты шутишь! 
— Нет, Гаррус. Это не смешно. 
— Тело. 
СУЗИ издала предположительно удивленный звук: 
— Я буду в кабине пилота, если ты захочешь убедиться сам. А сейчас Примарх Виктус хотел бы поговорить с тобой. Устанавливаю связь с командным залом, Гаррус. 
— Не думаю, что ты слышишь нечто подобное в последний раз, СУЗИ, — сказал Гаррус перед тем, как приятный голос ИИ сменился мрачным голосом Примарха, рассуждающего о стратегии и количестве павших в этой ужасной войне. 
Его визор активировался, когда Шепард вошла в отсек, но Гаррус проигнорировал поток новой информации, сосредоточившись на беседе с Виктусом, ожидая от нее первого шага. Как и в прежние времена. 
Он уже решил, что не собирался... стоп. У них обоих было слишком много обязанностей, слишком много проблем, чтобы напрасно тратить время, обмусоливая один вопрос. Если она захочет уйти, если она оставит его, то он отпустит ее, он же профессионал. Целиком и полностью спокойный и собранный. 
И, убитый горем, прозвучал голос его сестры. Не забывай — убитый горем: 
— «Успокойся». 
Он представил себе смех Соланы — печальный смех; он ясно слышал его — и знал, что она, вероятно, имела на это право. 
Не то, чтобы он когда-либо позволил бы Шепард увидеть, насколько ему будет больно. 
Он всегда будет рядом, если нужен ей. У него это все-таки неплохо получается. 
Он сохранял спокойствие, пока Шепард переступала с ноги на ногу, и они обменялись бессмысленными фразами о необходимости больших пушек для победы. Теперь у него появилась возможность действительно рассмотреть ее. Он быстро оглядел ее на поле боя, чтобы убедиться, что все ее конечности на месте, что кровь не сочится из ран, теперь он мог совершенно иначе осмотреть ее здесь, в, так сказать, родной среде. Она уже сняла броню и избавилась от пота и грязи сражения. Униформа оперативника «Цербера» уступила место форме офицера Альянса. В черно-белых тонах она выглядела не очень уверено; синий подходил ей намного больше. Синяя форма придавала зеленоватый оттенок ее серым глазам, но также и подчеркивал фиолетовые круги под глазами. 
Даже уставшая, даже истощенная, с покрасневшими глазами и впалыми щеками, более бледной, чем полгода назад, кожей, для него она по-прежнему была безумно красивой. 
И, несмотря на все его отмазки и отказы, после множества опровержений, он понял, что все это время его сестра была права. 
Он хотел спросить Шепард о Советнице азари, о нынешнем положении кроганов, о том, чем бы он мог ей помочь. Гаррус знал, что не мог снять все бремя ответственности с ее плеч, но будь он проклят, если позволит ей страдать в одиночестве с таким грузом. 
Но для начала... ему нужно было получить ответ на основной вопрос. Протокол воссоединения. Было бы просто здорово, если бы собственное природное урчание не выдавало его с головой. Он начал разговор какой-то шуткой о шрамах и с облегчением увидел ее улыбку. Духи. Она даже рассмеялась. 
Пренебрежительно? В смысле, «размечтался ты, парень»? Или она его любит? С другой стороны, можно было посчитать смех признаком заинтересованности. 
Он не понимал, насколько боялся отказа, пока она не пришла к нему, пока не настало время что-то решать: 
— Я не забыла проведенное вместе время, — он заикнулся об исследованиях, но Шепард заткнула его поцелуем. 
Он забыл. Он забыл, каково это — быть счастливым. Мгновение спустя ее аромат накрыл его, мягкие губы коснулись травмированной жвалы, нежные руки оказались там, где оказались. Счастье. Единственный луч света во тьме. Он снова нашел то, что считал потерянным. Вздохнул, думая, что умер. 
Может быть, она не знала, чем закончится война — а кто это мог знать? Но этого было достаточно. Когда они начали говорить о Жнецах и их вторжении, они снова стали самими собой: Шепард и Вакариан. Лучше, чем он надеялся. Сильнее. Лучше. Они должны быть лучшими. 
— Шепард? — спросил он. — А Андерсон... 
Она явно смущенно склонила голову: 
— Он возглавляет сопротивление на Земле. 
Гаррус вздохнул с облегчением: 
— Подходящий человек для такой работы. 
Ее улыбка была счастливой и печальной одновременно. 
— Я тоже так думаю. Но мне это не нравится. Проклятье, передавать сообщения почти невозможно. 
— Если получится... в следующий раз, когда будешь говорить с ним, передай ему спасибо. От меня. 
— Благодарность Андерсону? От тебя? За что? 
— Однажды он... сделал мне одолжение. Это все. Он заслуживает благодарности. Дал мне шанс, когда все было безнадежно. 
— Конечно, — все еще нахмурившись, сказала она. Шепард не давила, видимо, Гаррус не хотел отвечать на этот вопрос. — Я передам ему. Это насчет тактического плаща? Он тонко намекнул, что это как-то связано с тобой. Но ничего мне не объяснил. Он знал, что я хотела держать тебя подальше от всей этой ерунды. 
Гаррус кивнул: 
— Да — сказал он. — Тактический плащ. Я заметил, что ты используешь его. 
— Использую, — улыбнулась она. — Эта модель заставила мой старый плащ сгореть от стыда, я даже боюсь признавать, что это была моя разработка. Полагаю, это изобретение твоей целевой группы? Кого мне благодарить за схемы? 
— Да, — после долгой паузы ответил он. — Что-то вроде того. Я, хм, передам твое одобрение. 
Шепард осторожно наблюдала за ним — очень внимательно — слишком долго, но вместо того, чтобы надавить, она сменила тему, задавая вопросы о его целевой группе и семье. Последнее заставило его сердце сжаться, и он не стал задерживаться на этой теме. Он почти рассказал ей о своей матери, но когда у нее весь мир — Галактика — на плечах, он не захотел добавлять ей новых проблем. Когда-нибудь, позже, если у них будет время, чтобы познать мирную жизнь, он расскажет ей. Они будут рассказывать друг другу истории, обмениваться колкостями и соревноваться в стрельбе. 
Друзья. Семья. Истории. 
Но сейчас все иначе: война, Призрак, Советники и Жнецы. Она улыбается ему так, как никому другому, и все исследования в мире не подготовят его к мощному скачку зашкаливающих эмоций. 
— О, ты никогда не догадаешься, — сказала она, остановившись по дороге к двери. По радости в ее голосе он понял, что она скажет что-то хорошее, а не сообщит о еще одной потерянной планете или прорванной линии фронта. — Я пошла на охоту на мои модельки кораблей, их почему-то раскидали по всей «Нормандии». И знаешь, что я нашла в трюме инженерного отсека? Я нашла своего проклятого хомяка. 
— Одиссей решил, что «Нормандия» все-таки его дом? 
Шепард хихикнула: 
— Или он не был готов оставить переживания и вернуться к обычной скучной хомячьей жизни? Все равно. Он жив и здоров. Ему не причинили никакого вреда. Ты должен... навестить его позже. 
Пауза была почти незаметной, жвалы Гарруса разошлись в счастливой улыбке. 
— Определенно,- сказал он. — Не хочу, чтобы он подумал, будто он одинок. 
— Да, — ответила она, глядя на него сияющими глазами, скорее всего, тусклое освещение «Нормандии» успешно скрыло ее слезы. — Я тоже этого не хочу. 
— Потому что это не так, — продолжил Гаррус. — Ни сейчас, ни когда-либо еще. Я надеюсь, он это знает. 
И когда Шепард выходила из отсека, она тепло улыбнулась ему через плечо, и Гаррус на мгновение позволил себе надежду. На победу. Надежду на мир. На то, в чем он никогда не признался бы раньше. 
На возможность навещать проклятого хомяка. 
Но сначала дело. «Таникс» нуждался в калибровке. 
— «Старая поговорка все-таки ошибалась», — подумал он, просматривая результаты диагностики СУЗИ. Когда? Когда-нибудь они смогут вернуться домой. 
Черт, иногда стоит уехать и вернуться, чтобы понять, что у тебя вообще есть дом, куда стоит возвращаться. 
*** 
Сообщение получено: 15 октября 2186 года

Одиссей соскучился по тебе. Обед? 
*** 
Сообщение отправлено: 15 октября 2186 года

Это может пождать? У меня тут... Нет, не буду шутить. Уже иду.


Отредактировано.DrDre



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 18.02.2013 | 986 | 9 | Фем Шепард, Ketara, Гаррус | Ketara
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 78
Гостей: 69
Пользователей: 9

greenfox111, MacMillan, salar, Alzhbeta, Grеyson, Scrin, Faler92, ARM, DanMark
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт