Something Like Home. Глава 3. Часть 2


Оригинальное название: Something Like Home
Автор: tarysande
Переводчик: Ketara
Разрешение на перевод: Есть
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Гаррус/фем!Шепард;
Жанр: Romance/Family
Аннотация: Шепард в карцере, Жнецы на подходе, и Гаррус не собирается сидеть сложа руки.
Предупреждения: Смерть персонажа
Перепост: С разрешения переводчика
Статус: закончен
Статус перевода: в работе



*** 
16 августа 2186 года 
Похоже, Иерархия начала подготовку, Андерсон. Спасибо за отчеты — они очень помогли. Примарх назвал меня своим Советником по борьбе с Жнецами. Хотел бы я видеть лицо Шепард, когда он это сказал. Турианец говорит о Жнецах без воздушных кавычек. Быть может, теперь он заставит... 
*** 
— Ну и кто она? 
Гаррус поднял взгляд от датапада, выражение его лица не изменилось. Лишь правая жвала предательски дрогнула. 
— Она? 
Солана нахмурилась, хотя это и не испортило ее добродушного настроя. 
— Девушка? 
— Девушка? — он хотел мельком взглянуть на нее, может, она видела, что он писал, но у него ничего не получилось. Может, он и понял бы ее намерения, если бы у нее на лице было выражение, которое означало бы «только ты можешь быть таким сумасшедшим». Медленно, словно это не имело значения, он отложил датапад с незаконченным сообщением подальше от ее любопытного, пристального взгляда. 
Сев рядом с ним, Солана толкнула его плечом в плечо: 
— Да ладно, Гаррус. Очевидно, что у тебя есть девушка. 
Гаррус сменил тактику и ухмыльнулся: 
— Я же такой неотразимый. 
Солану было не одурачить: 
— В случае, если ты не заметил — а мне кажется, так и есть — дочь Примарха вчера за ужином едва не затащилатебя в постель. 
Он моргнул. 
— Она не... 
— Да, Гаррус. Она собиралась. Это было настолько очевидно, что мне практически жаль ее. Больно было смотреть. А ты просто... — Солана указала на него пальцем, — ...делал то, что делал. 
— Что? 
— Что? Ты всерьез решил поиграть со мной? С родной сестрой? — Солана раздраженно фыркнула и откинулась на спинку дивана, не глядя на брата. — В эту игру можно играть и вдвоем, знаешь ли, — она сложила руки на груди и положила ногу на ногу. — Вот, что я выяснила: у тебя есть девушка. И не просто какая-то девушка, потому что секс — даже хороший секс — не помешал бы тебе увидеть все изобилие выпавших тебе возможностей. Честно. Дочь Примарха. Значит, к ней ты относишься очень серьезно. Ты не рассказывал о ней, поэтому можно предположить, что ты думаешь, что или она не чувствует то же самое к тебе, или что мы с папой не одобрили бы? 
Свои последние слова она произнесла как вопрос, но Гаррус просто смотрел на нее, надеясь, что она не услышит бешеный стук его сердца. 
— Хм, — задумчиво сказала она. — И никаких остроумных замечаний о том, что ни одна девушка не сможет сопротивляться твоему очарованию? 
— Ни одна девушка не сможет сопротивляться моему очарованию, — невозмутимо повторил он слова сестры. 
Жвалы Соланы дрогнули от сдерживаемого смеха. 
— Тогда парень? 
Гаррус усмехнулся в ответ: 
— Уже ближе. 
— Врешь. Это была проверка. Я сомневаюсь, что время, проведенное тобой за игрой в героя всея Галактики, так сильно изменило твои вкусы. Но она не турианка. 
Его смех резко оборвался. 
— С чего ты так решила? 
Она неуверенно пожала плечами: 
— Считай, что я догадалась. Кроме того, я вижу выражение твоего лица. Духи. Так. Насколько синяя у нее кожа? Она похожа на твои клановые метки? И когда же мы с ней познакомимся? 
— Синяя... — эхом отозвался Гаррус. — Синяя? 
Солана рассмеялась, не обращая внимания на его удивление. 
— Я знала! Ты прав, папе это не понравится, но... Сейчас это не редкость. У Аликс Верэниус супруга — азари, и никто ничего не говорит. А он не последний человек в Иерархии. Она даже на видео с ним часто встречается. У меня есть друг, который однажды столкнулся с ней на вечеринке, и он сказал, что она очень красивая. Только голос громкий, но это его мнение. Без урчания? Это, конечно, недостаток. Как ты это терпишь? 
— Сола... 
Сестра улыбнулась ему, и Гаррусу мгновенно захотелось, чтобы у нее вообще не было фантазии. 
— У меня нет азари... партнерши. Подруги. Любовницы. Что там еще-то? Никаких азари. Клянусь. Они слишком... синие. 
Она прикрыла глаза и склонила голову, Гаррус понял, что застал ее врасплох. Вдруг она резко сжала его предплечье обеими руками: 
— Ты не... слишком часто смотрел Флот и Флотилия? Как это вообще возможно? Ну, ты знаешь... с их костюмами? Они же всегда... полностью одеты, не так ли? Тебе пришлось проводить исследования? Должно быть, это была самая неловкая строка поиска в экстранете. 
Он часто дразнил Шепард по поводу ее румянца — она краснела от малейшей провокации, а ему так это нравилось — но турианцы так не делают. К счастью, его сестра была настолько увлечена своими вымыслами, что он успел взять себя в руки и перебить ее: 
— И с кварианкой я тоже не сплю, — без колебаний, не задумываясь, добавил он. — На самом деле, она — кроган. Это все шрамы. Она не смогла сопротивляться. 
— Что? Как это... как ты... что?! 
Он рассмеялся. Действительно рассмеялся. Впервые с тех пор... с самого начала. Арест Шепард. Его мама. Все. 
— Ну и у кого теперь бесценное выражение лица? Где бы я нашел кроганку, Солана? Думаю, я мог бы присмотреть себе одну на Тучанке, но в этом случае Рекс просто оторвал бы мне гребень и скормил бы одному из своих варренов. 
— Тучанка? — она покачала головой, ее пальцы судорожно сжались на его руке. — Рекс? Ты... у тебя теперь есть друзья среди кроганов? Кто ты и что ты сделал с моим братом? 
— Друг — это сильно сказано. У Шепард есть друзья среди кроганов. У меня есть знакомые среди кроганов, которые любезно забыли о моей расовой принадлежности и решили не пытаться меня убить. Скорее всего потому, что ей бы это не понравилось. Забавно, но люди изо всех сил стараются не раздражать Шепард. Спонтанное убийство ее... 
Солана удивленно вскрикнула, а Гаррус слишком поздно осознал, что только что сказал. — Спонтанное убийство ее артиллериста. 
Его сестра ткнула его под ребра, и, разинув рот, уставилась на него, правильно истолковав его слова. Он задался вопросом, что точно выдало его. Он был так осторожен, рассказывая о ней раньше. Наверное, он не сдержал урчания. Или не контролировал выражение своего лица, когда думал о ней. Наверное, он головой ударился. Солана толкнула его еще раз, только сильнее. 
— Ты, должно быть, шутишь. Спектр. Человеческий Спектр. 
Он пожал плечами: 
— Я служил на ее корабле. Не знаю, что такого удивительного в том, что я упоминаю ее в шутке? 
— Не делай из меня идиотку, ты сам почти сказал, что любишь ее. 
— Нет. 
— Да, ты сам себе это точно сказал, братец, — Солана спрятала лицо в ладонях и покачала головой; у него было неприятное чувство, что она просто пытается сдержать смех. — Папе это... 
— Папа ничего не узнает, — Гаррус сказал это настолько резко, что Солана удивленно посмотрела на него. — Сейчас тяжелое время, Сола. Люди прислушиваются ко мне. Мне нужно, чтобы меня слушали. А это только осложнит ситуацию. Не надо усложнять вещи сильнее, чем уже есть. 
Она менялась как в замедленной съемке. Сначала лицо, затем плечи сгорбились, а затем она обхватила руками колени, стараясь отгородиться от нахлынувшей на нее тоски. 
— Да, — сказала она. — Тяжелое. 
Солана вздохнула, но даже когда снова выпрямилась, тоска так и не отпустила ее: 
— Я не хотела... я ничего не скажу. Но, хм, это же папа. Ты же знаешь его репутацию и методы допроса. Скорее всего, он уже знает. 
Гаррус пожал плечами: 
— Если он не затронет эту тему, я сам ее не заведу. 
— Ах да, — сказала она. — Семейный девиз Вакарианов. Если тебе что-то не нравится, проигнорируй это и надейся, что это исчезнет. 
— До сих пор работало. 
Она скривилась: 
— Нет, не работает. Разве ты не видишь, насколько у нас все плохо? Ты что, этому радуешься? Я имею в виду, ты мог бы поговорить со мной, если хочешь. 
— Сола... 
Все же, это была не отговорка. Повернувшись, она пристально уставилась на него, чуть склонившись вперед. Гаррус отчаянно боролся со своим инстинктом, стараясь не сбежать. 
— А это разве не запрещено? Долго развивающийся роман под носом у начальников, нарушающий все известные правила? У них же есть какие-то такие правила, так? У людей? 
Ее вопросы вызвали краткую улыбку. 
— Ты читаешь слишком много романов, Сола. Мы, хм... мы не состояли в отношениях, когда «Нормандия» принадлежала Альянсу. А у «Цербера» вряд ли были правила, запрещающие... эээ... очень близкую дружбу. 
— Особенно дружбу между людьми и не людьми. Поделом ублюдкам. Я надеюсь, ты доказал им это. На каждой доступной поверхности... 
Он съежился и склонил голову, слишком живо он помнил некоторые доказательства. И некоторые поверхности. 
— Солана. Остановись. Пожалуйста. 
— Что? Ты боишься говорить об общении? Спаривании? Соединении? — она рассмеялась. — Как там люди выражаются? Занятии любовью? Сексе? Ох, или ты берешь пример с азари? Объятия вечности. Что насчет... 
Гаррус застонал и закатил глаза, пока его сестра выдавала еще дюжину синонимов, все более и более вульгарных. Он боролся с искушением — очень соблазнительным — активировать звуки перестрелки на своем омни-туле. Быть может, звуки выстрелов заглушат его сестру. 
— Ты закончила? 
Она на мгновение закрыла глаза, прикидывая, все ли сказала. И только Гаррус поверил в то, что сестра успокоилась, как Солана ухмыльнулась и спросила: 
— Действительно ли люди такие мягкие, как выглядят? 
— Солана! 
— Что? Я никогда не встречала турианцев, которые... ну, ты знаешь. С человеком. Может мне быть просто любопытно? 
— Если тебе любопытно, посмотри в экстранете. 
Она захихикала. Захихикала. Это было ужасно. Гаррус хотел провалиться сквозь землю. Или чтобы напали работорговцы. Или чтобы отряд злобных элкоров влез в окно. Что угодно. Нападение Жнецов точно закончило бы беседу. Он никогда так сильно не желал прибытия Жнецов. 
— А тебе пришлось это делать, так? Могу поспорить, это так. О, хотела бы я посмотреть твою историю поиска в экстранете. Это несколько забавнее, чем отношения с кварианкой. 
Он впивался в нее взглядом. Смех не остановился. Только усилился. Напряжение повысилось. 
— Даже не думай об этом. 
— А я ни о чем не думаю. 
— Ты ничего не найдешь. Даже если действительно взломаешь мою защиту. 
Она усмехнулась: 
— Всегда что-то можно найти, Джей, ты сам это знаешь. Тебе надо бы подумать над усилением защиты. Лучше всего запрятать ваши порнофотографии в папку под названием, я не знаю, Logs или Config или Скучные Отчеты о Миссии. 
— У меня нет... 
— Да ладно, — застонала она. — Ты недостаточно хороший лгун, чтобы врать так нагло. 
— Ну, сейчас-то мы можем закончить этот разговор? Я заплачу тебе. Я заплачу тебе миллионы кредитов. 
Она сжалилась над ним и замолчала без вопросов. Или хихиканья. Он почти расстроился, когда смех и улыбки вновь сменились грустью и тишиной. 
— Так... какая же она? На видео ее постоянно искажают. На что она похожа? 
Он открыл рот, чтобы ответить, но вдруг осознал, что не знает, что сказать. 
— Честно? Она бы тебе понравилась. Она сильная и целеустремленная. Чертовски любит свой тактический плащ. Почти всегда невозмутима. Она никогда не позволяет мне действовать необдуманно. Без оглядки. Но она знает цену хорошей шутке и никогда не упускает возможность пошутить. И она заставляет меня смеяться. Когда я... — он сделал паузу, резко вспомнив первые секунды своего бодрствования на SR2, лицо ужасно болело даже под наркозом, Чаквас и Шепард улыбались. Он все еще был почти уверен, что ее возвращение было долгим, сложным, за пределами мечтаний, или это сон, и его убьют сразу же, как только он проснется. Но что-то в той улыбке убедило ему, она настоящая. Действительно настоящая. Наверное, потому, что он никогда и ни у кого не видел такой улыбки, у Шепард тоже. Она была просто счастлива. Видеть его. 
Он неопределенно пожал плечами и отвернулся: 
— Я почти погиб. Никто мне этого не говорил, но я был на грани. Слишком близко. И вместо того, чтобы волноваться или плакать, или притворяться... она мельком оглядела меня и сказала: «Черт, Гаррус, ты был всегда уродлив. Наложи немного грима, и никто ничего не заметит». Поступила она совершенно верно. Все остальное было бы банально, — он коснулся своей травмированной щеки. — Она... она лучший друг, который у меня когда-либо был. 
— Тогда... Извини. Я знаю, что ты, вероятно, не хочешь говорить об этом, но я должна спросить. Почему ты не с ней? 
— Потому что, — мягко ответил он. — Она совершила ошибку и не позволила мне пойти с ней. 
— Ты любишь ее. 
— Она — Шепард, — повторил он фразу, которую сказал своей маме. 
Солана кивнула, будто бы это что-то объясняло — мама сделала то же самое — и сложила руки на коленях. Гаррус знал, что мог теперь оставить ее, взять датапад и вернуться к работе, и беседа была бы закончена, но он не сделал этого. Вглядевшись в позу своей сестры, без труда прочитав язык ее тела, он немного помедлил перед тем, как спросить: 
— А у тебя что? Почему ты и Наксус не вместе? 
Она ничего не сказала, но не встала, чтобы уйти, как он ожидал, ее тело напряглось. 
— Давай, Сола. Я могу повторить тебе твои же слова. О том, что становится легче, если высказаться? Давай поговорим, если хочешь? 
— Это... это так очевидно? 
— Папа сказал, что долгое время вы были друзьями. 
Она посмотрела на него, и краткая вспышка паники исказила черты ее лица. 
— Он сказал? 
— Не вини меня за любопытство. Он был первым, к кому ты посоветовала обратиться, когда услышала, что Галактика катится к черту. Возможно, я не отец, но я не был плохим детективом. Не нужно быть гением, чтобы понять, что он для тебя что-то значит. 
— Он... У него есть связи. Он почти генерал. Его уважают. Я думала... Я знала, что он может помочь. 
— Верно, — ответил Гаррус. — Пока что все логично, можно принять за чистую монету, я может и поверил бы тебе, не будь ты моей младшей сестрой. Поверь мне на слово, я прекрасно вижу, кто и как на тебя смотрит. 
Сола покачала головой, не поверив ему. Она сплела свои когти и сжала ладони, вновь погрузившись в тишину. 
— Мы друзья, — сказала она наконец. 
— Веришь ему или нет, у меня больше опыта в «друзьях, которые стали больше, чем друзьями на ближайшем столе». Если ты обещаешь перестать использовать такие слова, как общение и объятия вечности, то я даже поделюсь своими знаниями. 
Она не рассмеялась, но ее жвалы дрогнули, выдавая развлечение, а не раздражение. Он продолжил несколько мягче: 
— Ты не ответила на мой вопрос. Почему вы не вместе? 
— Это сложно... 
— Да, не спорю. По крайней мере, вы одной расы. Черт, папе, кажется, он даже нравится. 
Солана вздохнула: 
— Дело не в папе. И не в Наксусе. Это... Знаешь, так бывает... 
— Я знаю что? 
Она впилась в него взглядом, стараясь понять, он серьезно или притворяется. 
— Иерархия. Когда-то мы были на одной и той же траектории. Сейчас же он собирается стать одним из самых молодых генералов вооруженных сил, и я... Я не знаю, кто я. 
— Ты — Вакариан, — парировал Гаррус. 
— Вакарианы никак себя не проявили. И ты видел дом. Мы уже не те, кем когда-то были. 
— Ерунда, Солана. 
Она прикрыла глаза и вопросительно склонила голову. 
— Я имею в виду не дом. И не деньги. Черт, и даже не имя, даже при том, что оно все еще достаточно весомо, раз отцу не пришлось ждать аудиенции у Примарха целых три месяца. Изменился только твой путь. Наксуса это волнует? Он что-то говорил о том, что ты решила остаться и заботиться о маме? 
— Ничего не было... 
— Я на это не куплюсь. 
Она уныло зарычала: 
— Он хотел сделать все правильно. Пройти Регистрацию, удостоверься, что папа не против. И мама, конечно, тоже, но все знают, что папа ярый сторонник правил. Не хотел, чтобы я потеряла лицо. В то время... думаю, в Регистре я была выше него. Его ветвь семьи ничего собой не представляла, так что, у них было только имя — Федориан... и никакого престижа. Лучшего термина не найти. 
Гаррус кивнул, будто бы это имело какой-то смысл. 
— Так, ты просто послала его, сказав вернуться, когда он поднимется на несколько строк? 
— Конечно, нет. 
Он с притворным смущением посмотрел на нее. 
— О, но когда все изменилось, он отказался от тебя? Тогда он не достоин твоего времени, Сола. Я могу победить его в поединке. Или на расстоянии. Если мой визор будет при мне. 
Она выпрямилась и вызывающе повернулась к нему, ее глаза горели решимостью. Этого он и добивался. 
— Все было совсем не так. Он никогда... Мама заболела, и я отвернулась от всего остального. Я думаю, он заслужил больше, чем я могу предложить. Мне... мы... Корпалис занимает много времени. 
— Так он сказал, что не хочет тебя ждать. 
— Да замолчи ты, — рявкнула она. — Он сказал, что будет ждать — он хотел помочь — но я сказала, что не могу принять его помощь. У него было слишком много возможностей в жизни. Так что я порвала наши отношения прежде, чем они зашли слишком далеко, и он ушел служить во Флот Цитадели. Он был частью 24-ого, ты знаешь. Это... именно поэтому я подумала, что он поверит тебе. Он был там. Он видел, с чем боролся. Я не думаю, что тогда он поверил, что это были просто геты. 
— А теперь? 
— Это сложно, — повторила она. — Все закончилось прежде, чем кому-то стало известно об этом, а теперь его родители начали искать ему подходящую пару. Все правильно... Не надо в это вмешиваться. Это эгоистично. 
Гаррус сдержал стон, вместо этого сказав: 
— Хочешь знать, что я думаю? 
— Не особенно, — ответила она, — Но что-то мне подсказывает, что тебе все равно. 
— Ты заставила меня сидеть и слушать перечисление всех известных синонимов слова «секс». Тебе придется потратить пять минут на выслушивание братского совета. 
Солана поморщилась. 
— Необходимость продать несколько семейных реликвий или сделать перерыв в перспективной карьере не изменила тебя. Ты такая же, как и прежде. И вы важны друг другу. Жнецы могут прибыть на следующей неделе или в следующем месяце. А может, и завтра. И они могут все уничтожить. Не трать впустую время, которое у тебя есть. Если у тебя что-то есть... тебе нужно держаться за это, вот тебе мой совет. Нет никаких гарантий. Побудь эгоисткой. Всего чуть-чуть. 
— Ты ужасный турианец. 
Он пожал плечами и фыркнул: 
— Итак, я продолжаю. Вы слишком много времени потратили впустую. 
Она снова вздохнула, но тело ее расслабилось. 
— Ты можешь ошибаться. 
— Могу, но не ошибаюсь, — ответил он настолько дерзко, насколько смог. 
Солана дернула жвалами: 
— Ты невыносим, Джей. 
— И это тоже. 
Солана поднялась на ноги и вздрогнула, как мечтатель, проснувшийся от глубокого сна. 
— Спасибо, — сказала она. — За то, что поговорил со мной. Кажется, теперь я все понимаю. Я знаю, почему. Со мной все будет в порядке. 
Гаррус склонил голову, принимая ее слова: 
— Передай ему, если он сделает тебе больно, ему придется объясняться со мной. А я действительно хороший снайпер. 
Солана погладила брата по лбу тыльной стороной руки. Их мама всегда так делала. Гаррус чувствовал, как сердце стиснула тоска. И горе. И сожаление.
— То же самое, — сказала она. 
*** 
Сообщение отправлено: 1 сентября 2186 года 
Мне кажется, или ругань Гегемонии постепенно смолкает? Она нужна нам здесь, Андерсон. Я делаю все возможное, но никто так не заводит толпу речами, как Шепард. Слышали бы вы, как она орала на кварианцев. Вы бы ею гордились. ГВ 
*** 
Сообщение получено: 2 сентября 2186 года
Жаль, но у меня нет ответа на твой вопрос, сынок. Кажется, мои запросы теряются на пути к людям, которые должны дать ответы. Забавно, но это так. ДА 
*** 
Сообщение отправлено: 2 сентября 2186 года
Помимо развлечения, вы адски разочарованы, так? ГВ 
*** 
Сообщение получено: 2 сентября 2186 года
Сам бы лучше не сказал, сынок. ДА 
*** 
Броня была ужасно дорогой. Высшее качество. Лучшие кинетические щиты, какие только были у Гарруса. Сидит как второй набор пластин. Даже цвет был идеальным — сам для себя он такой бы и выбрал. 
Он никак не мог понять, откуда взять денег и решил, что пора бы использовать некоторые счета, которые остались у Шепард от «Цербера». Он посчитал забавным тот факт, что она добровольно отдала корабль «Цербера» Альянсу, но умолчала об оставшихся счетах. Теперь он чувствовал странную благодарность. Он сдержал улыбку, напомнив себе связаться с Лиарой попозже. Если даже Серый Посредник не сможет создать неконтролируемый анонимный счет, то он не знал, кто сможет. 
Если — когда он был реалистом — худшее произойдет, он не хотел, чтобы его семья осталась без помощи, потому что они потратили свои последние деньги на новую броню для него. Однако когда он благодарил своего отца, его благодарность была подлинной. 
— Надо было сделать это раньше, — сказал его отец, отмахиваясь от благодарности и указав на дыру в старой броне, оставленной летуном. — Мы должны извлекать уроки из прошлого, а не носить постоянные напоминания о них. Особенно, когда ты наделен властью. Глядя на тебя, они должны видеть твою компетентность, а не пример твоей неудачи. 
Хорошо сказано, коротко и по делу. На деле было сложно, но Гаррус справлялся. Духи прошлого — Омеги, Архангела — воевали с воспоминаниями о потерях и провалах Гарруса в его новой роли. Создание команды заставило его задаться вопросом, кто из подчиненных был потенциальным Лантаром Сидонисом. Он просмотрел досье, выискивая улики, ища слабости, на которые могут надавить, чтобы достать его, искал щели в броне до того, как кто-то всадит в него пулю, о которой он должен был знать заранее. 
Размышляя, как Архангел, он начал сомневаться во всех, поэтому постарался думать как Шепард. Если бы в ее прошлом был Лантар Сидонис, она бы никогда никому о нем не сказала, а ее команды последовала бы — действительно последовала — за ней в ад. Возможно, команда, которую он создал, не видела кругов ада, но Гаррус видел. Он знал, чего хочет от них. Ему нужны люди, которые последовали бы за ним, но не вслепую. Ему нужны люди, которые не сломаются. И если — когда — Шепард придет, чтобы забрать его, ему нужны люди, которые справятся с работой без него. 
Наксус стал его единственным заместителем, другие варианты не рассматривались. Молодой полковник был незаменимым помощником. Он всех знал, его все уважали, говорил властно, но подчинялся Гаррусу без жалоб. Гаррус видел, что остальные следовали примеру Наксуса, и медленно, медленно вещи начали вставать на свои места. Про себя Гаррус думал, что он отлично подходил Солане, и собирался промыть сестре мозги. У него уже был семейный девиз. Они вместе работали, вместе обедали, даже ругались несколько раз, и оба притворялись, что не знали, что Гаррус знает о том, что Наксус любит его сестру. 
Гаррус был прав — бой будет нелегким. Он был вынужден просить и умолять о каждом нужном ему ресурсе, о каждой модификации, которую стоило установить, о каждой линии обороны, которую следовало создать. Как и в СБЦ, бюрократизм постоянно расстраивал его планы. На Омеге он всего добивался тщательно выстроенными планами. Было противно, но эффективно. И за несколько дней — хороших дней — он почти поверил, что добился чего-то стоящего. 
*** 
Сообщение получено: 10 сентября 2186 года
Эй, Джей. Подумала, что ты мог бы счесть эти видео... интересными. Все еще думаю, что люди выглядят ужасно мягкими. Сола 
Прикрепленные файлы: 5 
Скачать файлы? 
*** 
Сообщение отправлено: 10 сентября 2186 года
Я не хочу знать, сколько времени ты потратила на их поиски в экстранете. И я не могу поверить, что ты прислала мне порно. На работу. 
*** 
Сообщение отправлено: 10 сентября 2186 года 
Я лучшая сестра или самая лучшая сестра? 
*** 
Сообщение отправлено: 10 сентября 2186 года
Я волнуюсь о тебе, Сола. 
Файлы загружены. 
*** 
Месяц спустя после начала работы Целевого отряда по борьбе с Жнецами, однажды утром Гаррус удивленно увидел свою сестру рядом с Наксусом. Молодой полковник лишь коротко кивнул в знак приветствия перед поспешным уходом на свое рабочее место, но Солана осталась стоять на месте, оглядываясь вокруг широко открытыми глазами с удивленным выражением лица. 
— Ты же не собираешься оправдывать произошедшее тем, что вы просто столкнулись на улице? — голос Гарруса сочился скептицизмом. 
Солана не склонила голову, не стала ругаться, даже бить его не собиралась. Турианка лишь засмеялась, и улыбка на ее лице была слишком счастливой для кануна войны, и Гаррус почувствовал, как его собственное настроение повысилось до ее уровня. 
— Конечно, — весело сказала она, — мы столкнулись друг с другом у двери. Говорили о погоде. О прежних временах, обо всем вокруг, — сузив глаза, она добавила. — Будешь меня дразнить, и я отправлю копии всех тех файлов, которые отправила тебе, на каждое рабочее место твоего отряда. С твоего почтового адреса. 
Гаррус поднял руки, будто собирался сдаваться. 
— Ни слова. Клянусь честью. 
Она иронично усмехнулась: 
— Только честью? Ты должен предложить что-то более весомое. 
Гаррус фыркнул: 
— Прекрасно, хочешь экскурсию? 
— Вот это другое дело. Посвяти меня во все секреты миссии ради разнообразия? 
— Да нет тут ничего секретного, — ответил Гаррус. — Но не все можно рассказывать. Будет хорошо, если ты никому ничего не будешь рассказывать. 
Она со значением посмотрела на него. 
— Порно на каждое рабочее место твоего отряда, Джей. Это помешает твоей производительности. 
— Видео было очень грязным, Сола. 
Посмотрев на брата преувеличенно хитрым взглядом, Солана ответила: 
— Конечно. Я даже не знаю, как они это делают. Разве это не опасно? Я имею в виду... зубы. И я думала, с дестро- и лево-кислотами надо быть осторожнее. 
— Я могу классифицировать тебя как угрозу национальной безопасности. 
— Сразу после тебя, любящая людей ошибка природы. 
Он сердито посмотрел на нее, удостоверившись, что их никто не слышит. 
— Время и место, Сола. Время и место. 
Она сняла свой омни-тул. 
— Для подобных случаев у меня есть одна очень интересная программа. Ищет каналы, убивает вирусы, делает личные беседы личными. И по низкой цене — ты не поддразниваешь свою сестру, но разрешаешь ее дразнить тебя так, как она того хочет. 
— Ой. 
Она улыбнулась. 
— Так, кроме разговоров о погоде с моим замом, что ты здесь делаешь? 
— Это не может быть просто дружеским визитом? 
— Может, — ответил Гаррус. — Не знаю, почему я тебе не верю, но может. 
Она кивнула, ее улыбка никуда не исчезла.
— Тогда давай так и будем считать. Покажи мне, над чем вы тут так усиленно трудитесь. 
Он показал. Она ходила за ним как приведение, наблюдающая тень. Время от времени он оглядывался, чтобы удостовериться, что она внимательно его слушает. Он почему-то сравнил сестру с рыбой, что лениво плавала в аквариуме у Шепард. Он показывал ей различные изменения, внесенные в протокол, когда их прервал махающий датападом лейтенант с взволнованным выражением лица. Лаетус мельком глянул на Солану; Гаррус едва услышал ее тихий смех. Он протянул ему датапад и остановился на расстоянии удара от Гарруса. 
— Сэр, это очень необычная тактика. 
Гаррус его знал — Лаетус был хорошим солдатом с впечатляющим послужным списком, но так же и одним из самых разочаровывающих членов его команды. Гаррус был почти уверен, что он хотел попробовать подорвать его авторитет. Но Лаетус чертовски хорошо обращался с числами, Гаррус еще не встречал более блестящего специалиста по логистике. 
— Жнец — очень необычный враг, лейтенант. Мы это уже обсуждали. Подробно. 
Если выражение на лице Лаетуса не было угрюмым, то было уже на грани. В любом случае настолько, насколько кадровый военный мог позволить себе в присутствии начальника. Хотя у Гарруса были сомнения, считал ли вообще Лаетус его начальником. Если у него был выбор, Лаетус обычно передавал свои сообщения через Наксуса. Сейчас он явно не радовался отсутствию посредника. 
— Это вы так утверждаете. Сэр. 
К его чести, Гаррус сохранил спокойное выражение лица. Он даже не выказал испытываемого презрения. 
— Твой враг умнее тебя. Он быстрее и сильнее, один из них чуть не разрушил Цитадель, со всеми ее флотами и всей ее властью. Что собираешься делать, лейтенант? 
— Генерал Тэксен применил более сильную, быструю и действенную атаку, следуя протоколу. Мы турианцы. У нас не было бы самого мощного флота в Галактике, если бы мы не разбрасывались хорошими тактиками без видимых причин. Протокол существует не просто так. И он работает. 
Гаррус захохотал, озадачив лейтенанта. Датапад в протянутой руке дрогнул. 
— Не знаю, поблагодарить тебя за болтливость или наказать за неуважение, Лаетус. Как насчет компромисса? Ты скажешь мне, какой именно протокол ты хотел бы соблюсти, и я объясню, почему он не сработает. А если не смогу, то приму твои рекомендации для обсуждения. Меняю твое терпение на готовность признать, что я знаю, о чем тут говорю. И ты или остаешься, или покидаешь команду. Понял? 
— Сэр, — Лаетус выглядел пристыженным, когда неловко отдал честь. — Понял, сэр. 
К тому времени, когда Лаетус наконец ушел, а Гаррус начал изучать датапад с данными по делу — коконы Коллекционеров, причины легкости, с которой Властелин прорубил флоты Цитадели, и так далее, он почти забыл о своей сестре. Он повернулся и увидел, что она пристально вглядывалась в него с неприкрытым удивлением, и когда она заговорила, в ее голосе явно слышалось удивление: 
— У тебя хорошо получается. 
Он сухо ответил: 
— Ты сомневалась во мне? 
Солана развела жвалы в широкой усмешке. 
— Конечно, сомневалась, — сказала она, добавив. — Я... всегда удивлялась. Я знаю, ты и папа никогда не сходились во взглядах по поводу правил СБЦ, и мне кажется... я всегда думала, что ты... 
— Некомпетентный? — подсказал ей Гаррус. 
Для приличия турианка приняла пристыженный вид. 
— Да. Извини. Это просто... люди обычно не бросают то, что хорошо у них получается, знаешь ли. 
— Хм -, сказал он. — И именно поэтому ты так тщательно игнорировала звонки из «Арсенала Армакса»? 
Она с прищуром посмотрела на него. 
— Откуда ты... 
— Да ладно, — с широкой ухмылкой сказал Гаррус. — Ты думаешь, что только ты умеешь взламывать почту, Сола? 
Она покачала головой, ее жвалы слабо дрожали: 
— Невозможно. 
Он ответил с притворным сочувствием: 
— В твоих мечтах. Каково это — быть побежденной в собственной игре? 
— Я все-таки разошлю порно. 
Он всегда восхищался тем, как Шепард одним лишь пристальным взглядом запугивала людей, когда хотела чего-то добиться. Гаррус попробовал сам. Пару секунд спустя Солана нервно дернулась. Он развел жвалы в самодовольной улыбке. 
— Ты мне врешь. 
— На этот раз ты выиграл, — хихикнув, сдалась Солана. — Но месть будет сладка, Гаррус Вакариан. Попомни мои слова. Когда-нибудь, когда ты меньше всего будешь ждать... 
— Да, да, — сказал он. — Я весь дрожу. Смотри сама. 
Весь остаток дня она ходила за ним по пятам, даже предложила несколько идей ценных модификаций для вооружения и брони. 
— Интересно, — задумчиво сказала она, всматриваясь в одно из рабочих мест. — Можно ли изменить тактический плащ так, чтобы он скрыл какую-нибудь военную постройку? Если возможно подключить источник питания... 
Гаррус заметил влюбленный взгляд, которым Наксус смотрел на Солану, пока она что-то счастливо бормотала себе под нос, вдохновенно копаясь в омни-туле. Однако она, кажется, ничего не замечала, помечая для себя какую-то информацию. 
После почти пяти минут наблюдения за бормотанием сестры, Гаррус наконец сказал: 
— Ты будешь ночевать здесь? Я иду домой. 
Он понял, что именно это и имел в виду. Он сказал — домой. Интересно, когда это случилось. Солана, не обратив внимания на его секундное замешательство, вздрогнула, подсветка ее омни-тула резко погасла. 
— Как долго я... 
— Несколько часов, — стараясь говорить серьезно, замаскировав ложь под наглостью, ответил Гаррус. — Ребята уже ставки делали. 
Солана тут же взглянула на часы и, увидев время, сердито уставилась на брата. 
— Тебя так легко провести, — сказал он. — Пошли уже. Поздно. Ты идешь? 
— Я... ну... 
— Хочешь поговорить о погоде? 
— Что-то типа того, — звука ее тяжелого вздоха было вполне достаточно, чтобы Гаррус остановился и обернулся к ней, увидев, что она судорожно вцепилась рукой в свой локоть. Ее жвалы слегка подрагивали. — Слушай... — резко, но не грубо сказала она. — Скорее всего, я это больше не повторю, поэтому слушай внимательно. Ты был прав. Насчет Наксуса. Вот. Спасибо. 
Гаррус активировал свой омни-тул. 
— Это надо записать. Сохранить для потомства. Солана Вакариан своему старшему брату: «Ты был прав». 
Она слегка ударила его в плечо. Он знал, что таким образом она его благодарила. 
— Ублюдок. 
— Да, ты тоже, Солана. Ты тоже. 
Она переступила с ноги на ногу перед тем, как добавить: 
— Послушай, я... давно тебе ничего не дарила и я... возможно, должна была бы раньше поделиться своими модификациями, я... Там подарок в твоей комнате. Я не хотела переделывать «Клык», помню, что ты говорил, что тебе нравится убивать одним выстрелом, переделать таким образом «Вдову» невозможно, а вот «Богомол» — вполне. Он отличный, «M-92S», особенно после того, как я поработала над ним... 
— Сола, — сказал он. — Слишком быстро. Смысл не улавливается. Я знаю одного саларианца, которому такое нравится, но я действительно хочу выбраться отсюда прежде, чем будет пора снова идти на работу. 
Солана нервно рассмеялась. 
— Верно. Да. Хорошо. Две вещи. Я... я оставила у тебя на кровати схемы своего тактического плаща. Я знаю, ты такие штуки не признаешь, но твоего бравого командира они точно заинтересуют, судя по твоим рассказам, хотя... Может и нет. Это лишь прототип. 
Гаррус мастерски скрыл свои эмоции за усмешкой: 
— Я уверен, ей понравится. Если они выпустят ее и позволят оценить такой плащ. 
Солана склонил голову и неловко пожала плечами: 
— Ну, если ты думаешь, что ей понравится. 
— Солана Вакариан — скромная. Нет, не говори ни слова. Надо записать: «Ее брат думал, что никогда такого не увидит». Надо, наверное, и это тоже записать. 
Она угрюмо посмотрела на него, но, по крайней мере, смущаться перестала. 
— И что еще? Ты сказала — две вещи. 
Неловкость вернулась в полную силу, Солана потерла ладонями тыльную сторону шеи и пожала плечами. Или дернулась. Он думал, что это было пожатие плеч. Затем она сказала: 
— Я сделала тебя оружием. Хорошо. Я переделала тебе оружие. Оно дома. Подумала, что тебе захочется иметь вещь, соответствующую твоей новой броне. Я переделала прицел так, чтобы его можно было использовать в условиях плохой видимости — в туман, к примеру, или в дым — и, мне кажется, получилось неплохо. Добавила кое-какие опции, хотя я знаю, что ты отличный снайпер. И этот твой визор! Джей, тебе нужно модернизировать визор! Обещать ничего не могу, но уверена, что могу его улучшить. 
— Спасибо, Сола, — сказал он. 
Она пожала плечами и склонила голову: 
— Да не за что. 
— Ладно — он сказал. — И ты говорила с Наксусом о погоде. 
Она усмехнулась: 
— Точно. 
*** 
Сообщение отправлено: 16 сентября 2186 года
Прикрепил подарок, любезность моей сестры. Не знаю, сможете ли вы передать его ей, но если сможете ... ГВ 
*** 
Сообщение получено: 18 сентября 2186 года
Черт. Не моя область, но даже я вижу, насколько эти схемы сложные. Я приложу все усилия, чтобы нечто подобное для нее все же сделали. Скрести пальцы, сынок. Они позвали ее на разговор. Я почти уверен, что они послушают ее. Может, даже разрешат ей делать то, что она умеет лучше всех. Хочу видеть ее полностью готовой, когда придет время. ДА 
*** 
Сообщение отправлено: 18 сентября 2186 года
Лучшая новость за последние месяцы, сэр. ГВ 
*** 
Сообщение получено: 27 сентября 2186 года
Похоже, это, наконец, случится, Вакариан. Наконец-то. Дата назначена. Ждать еще долго, но это просто формальность. Не знаю, отдадут ли они ей корабль сразу же, но слушание должно, наконец, прояснить ситуацию. ДА 
*** 
Сообщение отправлено: 27 сентября 2186 года
Пожелайте ей удачи, сэр. ГВ 
Недоставленное сообщение вернулось отправителю. 
*** 
Сигнал мобилизации раздался почти сразу, как только пришли первые данные о Таетрусе. Побежденные на Таетрусе вооруженные силы Иерархии отступили к Палавену, но Примарх отправил несколько команд на Менае, Дигреус, Нанус, Фериус и Керри Ома. 
Гаррус видел, как это произошло. Он первым предложил основать несколько баз для поддержки в случае полномасштабного нападения. Он использовал все свои навыки убеждения, чтобы уговорить Примарха, что такая расточительность ресурсов была необходима, и в конце он победил: команды разделились, как и ресурсы, и получили разные приказы в зависимости от ситуации. Если бы кто-то пал, другие могли бы продолжить работу. Менае был защищен лучше всех. И если произойдет худшее — Духи, хоть бы не произошло — и Палавен падет, Менае примет на себя центральное командование. Но если и Менае падет ... 
Этого не случится. Это не могло случиться. Он знал, что у него замечательная команда — не было генералов лучше, чем Коринфус и Виктус. Менае будет держаться, как и всегда. 
Он колебался, когда собирал сумку, упаковывал улучшенное Соланой оружие и новую броню и закинул вещмешок на плечо. Сейчас никто не будет косо на него смотреть из-за ношения оружия. Оглядев комнату, он попытался запомнить ее в подробностях. Может, это место не было ему домом — давно уже — но с ним были связаны воспоминания, а это тоже очень важно. Прошлое надо запоминать. Особенно сейчас. 
— Транспортник здесь, — неожиданно раздался голос отца. Гаррус обернулся. Его отец стоял в дверном проеме. Лишь напряжение в плечах выдавало его усталость. Однако, войдя в комнату, он выглядел спокойным и собранным, как и всегда. — Твоя сестра просила тебя быть осторожнее. Более красноречиво, чем говорю сейчас я, — он сделал паузу. — Не злись на нее за то, что она не пришла. Сола не любит прощаний. И никогда не любила. 
— Я тоже. 
Отец усмехнулся в ответ: 
— Я надеюсь, ты, по крайней мере, оставишь ей записку. 
Гаррус хихикнул, кивнув на свой омни-тул. 
— Я собирался послать сообщение. Но, я вижу, ты меня опередил. 
— Однажды полицейский — всегда полицейский. Всегда знал, когда преступник соберется рискнуть сбежать. 
Гаррус вздохнул: 
— Я могу остаться... 
— Нет, — перебил его отец. — Они нуждаются в тебе, сынок. Ты — единственный, кто знает, с кем они воюют. 
— Я никогда не командовал флотом. Не знаю, чем смогу помочь. Не нужно быть экспертом, чтобы посоветовать «продолжать стрелять и пытаться не умереть самим». 
Его отец рассмеялся: 
— Ты немного утрируешь, Гаррус, ты ведь хорошо обращаешься с оружием. Не надо себя недооценивать. 
Гаррус выпрямился во весь рост. 
— У меня был хороший учитель. 
— Ты сам. И это не самое важное, — он сделал паузу, затем подошел ближе и положил руку на плечо Гарруса. — Когда увидишь ее, передай своему человеку, передай коммандеру Шепард, что есть некто, кто очень благодарен ей за ее попытку спасти всех. 
— Ты мог уехать. Вы оба могли уехать. Ты ведь должен был знать, что по Палавену ударят в первую очередь. 
— Нет, сын. Мое место здесь. И твоя сестра никуда не уйдет, пока Наксус находится здесь. Мы оба это знаем. 
— Тогда я должен... 
Его отец покачал головой: 
— Ты оставил здесь правильного человека. И ты правильно летишь на Менае. Мы будем осторожны. 
— И если вдруг... послушай, папа, если они начнут эвакуировать население, обещай мне, что ты улетишь. 
— Гаррус... 
— Пожалуйста, — сказал Гаррус. Просил. Его не смущала дрожь в голосе. Он помнил — четко и ясно — девушку в коконе на корабле Коллекционеров, она просто растворилась. Он не хотел даже думать — не мог себе представить — что то же самое могло произойти с его отцом или сестрой. — Пожалуйста, папа. 
Он сделал многое, чтобы поразить отца, но не начал пространно уговаривать его. Он просто не мог. Сдержанность его отца ослабевала, и он склонил голову на бок. Гаррус знал, что почти добился обещания, и этого было достаточно. И он знал, что его отец знал, что этого жеста вполне хватит. 
— И папа... 
Отец взглядом заставил его замолчать: 
— Постарайся не заставлять нас ждать твоего визита так долго. Твоя сестра волнуется за тебя. 
— Скажи ей... 
Отец вновь жестко перебил его снова: 
— Скажи ей сам. Позже. После... 
Гаррус кивнул: 
— Отдай ей «Клык», — он указал на лежащее на кровати оружие. Он уже откалибровал его под рост и вес сестры и привычку стрелять немного левее цели. — Скажи ей бережно хранить его для меня. 
Отец кивнул: 
— Я рад, что ты приехал, сын. Обстоятельства оставляют желать лучшего, но... 
— Папа, — на этот раз Гаррус перебил его. — Я знаю, ты тоже ненавидишь прощания. 
Он обнял своего отца и почувствовал, как старый турианец повторил его жест. Гаррус знал, что они оба никогда не повторят этого снова. На этот раз все будет хорошо. Иногда в словах не было никакой необходимости. 
*** 
Сообщение получено: 3 октября 2186 года
Я знаю, тебе будет трудно, но не делай глупостей. Дыши. Стреляй метко и целься в голову. С.
 
*** 
Сообщение отправлено: 3 октября 2186 года
Я тоже люблю тебя, Солана. Джей.

*** 

В этот раз он покидал Палавен, стоя в кабине и молча наблюдая за тем, как удалялся его родной мир. Гаррус пытался запомнить каждую деталь. Сипритин стал размытым пятном, затем тем же стал материк, а потом он смог увидеть только облака и звезды. 

Он больше не нахальный молодой турианец, улетающий поступать в СБЦ, и даже не линчеватель, желающий свести счеты любой ценой. Гаррус понимал, что покидает свой дом — не в первый и не в последний раз. Он сумел убедить себя, что когда-нибудь вернется сюда. Хотя себе он практически не верил

*** 
Сообщение отправлено: 4 октября 2186 года
Жнецы атаковали турианцев. Мы держимся, но и только. Каков ваш статус, Андерсон? ГВ 
Недоставленное сообщение вернулось отправителю.

Отредактировано. DrDre

Комментарии (7)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Дюран
1   
И вот мы подошли к событиям ME3. А сколько глав вообще в произведении? Подробно ли будут события ME 3 пересказываться, или скорее будет похоже на "Свежий ветер", то бишь на первом плане Гаррус и Шепард, а остальное мельком, мельком?

Глава отличная, кстати, как и предыдущие.
0
Ketara
2   
Глав всего-то четыре. В следующей Гаррус всего лишь встретиться с Шепард, и только. Основная задумка рассказа - рассказать о том, что делал Гаррус, пока Шепард была под арестом. Все)
0
Дюран
3   
Жаль, что так коротко. Но зато как качественно! И правда сильно сопереживаешь, когда читаешь. Я, конечно, не сухарь, но далеко не любому рассказу удается во мне такой отклик вызвать
0
Ketara
4   
У автора это, если не ошибаюсь, четвертый фанфик из целого цикла. Остальное не читала, но надо посмотреть.
1
Darth_LegiON
5   
Не подумай, что я хочу, твоего исчезновения из сети на долгие недели, но их тоже было бы здорово перевести wink
0
Ketara
6   
То ругаешься, что надолго пропадаю, то сам выталкиваешь из инета .... Ты уж определись) biggrin
0
Darth_LegiON
7   
Да надо бы. Но решение за тобой smile
0