Mass Effect: Капкан для героя. Интерлюдия 3


Жанры: приключения, экшн; 
Персонажи: Джон Шепард, ОС; 
Статус: в процессе;
Описание: Путь первого человека, принятого в СпеКТР, начался на Акузе. Именно там лейтенант N7 Джон Шепард сделал первые робкие шаги к тому, чтобы стать легендой.



Интерлюдия 3-я

15 февраля 2183г. 
Станция «Цитадель» 
Шестая Кольцевая Аэромагистраль 
18-00

«Скользкий Дик» Холлоуэй считал себя Контрабандистом с большой буквы. Другие в жестокой действительности систем Терминус не выживали. И дело было не в поставленном на поток провозе красного песка в подконтрольный Совету сектор космоса, или в продаже запрещенных технологий любому, кто был способен раскошелиться. Только здесь, на Цитадели, Ричард чувствовал истинное торжество. Он, один из самых непримиримых преступников, спокойно расхаживал в каком-то километре от резиденции презираемого им Совета. До сих пор так и было. 
Теперь же он не испытывал ничего, кроме липкого, словно подтаявшая карамель, чувства страха. С самого выхода из ретранслятора Холлоуэю казалось, что кто-то пристально наблюдает за ним. Прекрасно выполненные «липовые» документы позволили без особых проблем пройти таможенный контроль, но даже когда двери терминала прибытия закрылись за ним, тревога не отступила. А сейчас, когда до конца путешествия оставалось пройти каких-то пару сотен метров, сердце и вовсе норовило выскочить из груди. Холлоуэй привык доверять своей волчьей интуиции, и более всего ему сейчас хотелось развернуться спиной к яркой вывеске «Сверхновая» и дать деру подальше от Цитадели. Но самое паршивое было то, что выбора у него теперь не было: груз должен быть доставлен. 
«Уж лучше рискнуть, и засунуть голову в капкан, чем разочаровать Призрака», — Дик нервно хмыкнул. 
За спиной раздался звук приземляющегося аэрокара. Преступник резко обернулся. Транспорт плавно опустился в нескольких метрах от него, но из аэрокара никто не вышел. Подождав несколько секунд, Дик решительно пошел ко входу в бар. Холлоуэй сделал всего два шага, как в левом колене громко хрустнул установленный всего месяц назад искусственный сустав. Больше от неожиданности, чем от боли, он пошатнулся и рефлекторно припал на больную конечность, отчаянно пытаясь сохранить равновесие. С трудом распрямившись, контрабандист огляделся. Аэрокар стоял на месте, все такой же безжизненный. Дик почти вживую почувствовал, как его царапает чей-то тяжелый взгляд. Это стало последней каплей. Резко развернувшись, он сделал несколько шагов к аэрокару. 
За спиной раздался громкий окрик. Слов Холлоуэй не разобрал, но этого и не требовалось. Контрабандист на автомате вскинул дробовик и выстрелил на звук от бедра, почти не целясь. Турианец в форме СБЦ резко пригнулся перед самым выстрелом, прячась за капотом аэрокара. Крупная дробь просвистела у него над головой и впилась в дальнюю стену парковочной площадки, оставив приличных размеров дыру. Но Холлоуэю было не до того, чтобы смотреть, куда угодил его выстрел: воспользовавшись заминкой противника, контрабандист быстро преодолел оставшееся до аэрокара расстояние и рывком открыл дверь. Из салона на него испуганно уставился саларианец в замызганном медицинском костюме. Дик одним движением выдернул его из машины, пнув для острастки пару раз, и занял его место. На его счастье, саларианец не заглушил двигатель. Контрабандист резко дернул обтянутый кожей рычаг ИСУ*, отключив аэрокар от системы автоматической парковки. 
Машина, заурчав, начала неторопливо набирать высоту, постепенно смещаясь к узкому выезду на магистраль. Как только нос аэрокара повернулся к усеянному аварийными огоньками транспортному окну, Дик вдавил в пол педаль газа. Натужно заревев, машина рванулась вперед. Бросив взгляд на камеру заднего вида, он смачно выругался: вслед за ним так же спешно поднимался аэрокар преследователей... 

***** 

— Говорит детектив Бейли: ведем преследование подозреваемого по шестой кольцевой магистрали, требуется подкрепление. Повторяю: требуется подкрепление..., — Армандо держался в плотном потоке машин, стараясь не отстать от уходящего по замысловатой траектории аэрокара контрабандиста. 
— Держи ровнее, — сквозь зубы проговорил Гаррус, — я не могу прицелиться. 
Турианец почти по пояс высунулся из окна, выцеливая небольшие генераторы масс-поля, в надежде точным выстрелом лишить угнанный аэрокар подвижности. Задача была весьма непростая — контрабандист умело вилял, прячась за другими машинами. Погоню осложнял час пик, и, как следствие, обильный траффик на всех трех этажах движения. Холлоуэй резко поддал газу и скрылся за грязно-желтым грузовым аэрокаром с размазанной эмблемой «Элкосс Комбайн». Потеряв преступника из виду, Бэйли перестроился влево, собираясь повторить его маневр. Сравнявшись с кабиной грузовика, он недоуменно прикрикнул — угнанного аэрокара не было в зоне видимости. Инспектор бросил короткий взгляд на пролетающие слева в каких-то нескольких метрах встречные машины, но отбросил этот вариант. Трасса была забита и проскочить незаметно он бы не смог. 
— Куда он делся? — проорал Гаррус, пытаясь перекричать воющие вокруг двигателя. 
Ответ пришел с самой неожиданной стороны — сзади. Контрабандист совершил обратный маневр с другой стороны грузовика, пропустив его вперед, и пристроился за машиной преследователей, а затем резко прибавил скорость. Тяжелый удар сотряс аэрокар Службы Безопасности. Турианца порядком тряхануло, и он рефлекторно нажал на спуск. Пуля пробила лобовое стекло встречной машины, водитель которой моментально ушел вниз с линии огня. В последнюю секунду Гаррус успел увидеть, как через боковое стекло с пассажирского места подбитого им аэрокара на него уставилось бледное лицо азари. Через мгновение транспорт скрылся из виду. Но Вакариану было уже не до него. Холлоуэй медленно выдавливал их в сторону встречного потока. Резко развернувшись, турианец навскидку выстрелил несколько раз. Пули повредили обшивку аэрокара, не нанеся существенного ущерба, но пальба возымела свой эффект — преступник притормозил, отцепляясь от них и начал набирать высоту, стремясь в очередной раз сменить этаж магистрали. Бейли, с трудом удерживавший машину на трассе, наконец, смог выровняться и тут же рванул следом за контрабандистом. Погоня продолжилась. 

***** 
— Черт побери! — выругался Скользкий Дик. Сбросить «хвост» не удалось. Преступник понимал, что подкрепление уже где-то рядом. А значит, его поимка становилась вопросом времени, и весьма недолгого. «Добраться бы до Фиста, он спрячет» — лихорадочно перебирал варианты Холлоуэй. Но контрабандист прекрасно понимал, что он не может заявиться к одному из лидеров преступного мира Цитадели с эскортом СБЦ. Дик нервно оглянулся, выискивая пути возможного побега. Его взгляд упал на зеркало заднего вида, и Холлоуэй обомлел: на него испуганно уставилась пара саларианских глаз. Он был готов поклясться, что несколько секунд назад там никого не было. 
— Аааа, — преступник не целясь выбросил кулак в сторону пришельца. 
— Ай! — саларианец схватился за подбитый глаз, — Мы так не договаривались! 
— Я с тобой, образина, вообще ни о чем не договаривался, — прорычал Холлоуэй, снимая с пояса дробовик с явным намереньем пристрелить незваного гостя. 
Но он не успел. Отвлекшись от дороги, он не заметил, как из одного из боковых разъездов вынырнул спортивный аэрокар матово-черного цвета с тонированными наглухо стеклами. На полной скорости разрезав транспортный поток с решительностью камикадзе, он, даже не пытаясь притормозить, врезался в бок угнанного аэрокара, увлекая тот на встречную полосу. От удара у Дика зазвенело в ушах, и он как в замедленном кино увидел пытающиеся уйти от столкновения встречные машины. Чудом больше никого не зацепив, два аэрокара, слипшиеся, как сиамские близнецы, пробили тонкую стенку и рухнули на пешеходную дорожку. Один из двигателей угнанной машины взорвался, и Холлоуэй отрубился. 

***** 
Все произошло очень быстро, и единственное, что Бэйли успел сделать, это проводить изумленным взглядом дымящий, как подбитый истребитель, аэрокар. 
— Давай за ним, уйдет! — крикнул захваченный азартом погони Гаррус. 
— Не получится, — Армандо в сердцах стукнул кулаком по рулю, — Придется искать объезд. 
Бейли был прав — на встречной полосе царил полнейший хаос. Аварийная ситуация, созданная столкнувшимися машинами, на глазах превращала казавшийся идеальным поток аэротрассы в гигантскую трехэтажную пробку. Ушедшие от столкновения аэрокары пытались вернуться на полосу, нервно сигналя и мигая аварийными маяками. Вакариан спешно вывел на инструментрон схему транспортных развязок. 
— Через триста метров будет съезд на резервную линию для спасательных служб. 
— Будем на месте через пять минут, — Бейли прибавил газу, перестраиваясь в крайний правый ряд, — Лишь бы не ушел за это время... 
— Не думаю, — коротко ответил турианец, глядя на клубы дыма, вздымавшиеся по другую сторону трассы. 

***** 
Сознание возвращалось урывками, складывая из разрозненных картинок разноцветной мозаики окружающий мир. Все происходящее казалось страшным сном. От удара о поверхность Дика выбросило на капот машины. С трудом разлепив залитые кровью глаза, он ухватился за вывернутый наизнанку лонжерон, подтягивая к нему саднящее, как одна большая рана, тело. Скатившись по измятому остову аэрокара, контрабандист шлепнулся на землю, охнув от боли в правой ноге. Конечность была вывернута в колене под замысловатым углом а форменная штанина насквозь пропиталась кровью. Дик огляделся, ища путь к спасению, и увидел ЕГО. Сквозь дым к нему не спеша двигалась огромная фигура турианца. Синие полосы замысловатого рисунка на его серой броне переливались, четко указывая на принадлежность незнакомца к элитному войсковому подразделению Цитадели, Специальному Корпусу Тактической Разведки. Но и без этого Дик узнал свой самый страшный кошмар. 
— Сарен..., — контрабандист попытался дотянуться до лежавшего в метре от него дробовика. 
— Рад, что моя слава меня опережает, — турианец с ленцой наступил на оружие. Холлоуэй дернул дробовик на себя, но тщетно. СпеКТР ухватил преступника за горло и одним рывком забросил обратно на капот. Тяжелый кулак турианца впечатался Дику в левый бок, ломая ребра. Контрабандист закашлялся, выплевывая сгусток крови. 
— Если ты знаешь кто я, то понимаешь, что мне нужно. Не осложняй себе жизнь. Отдашь мне свой груз сейчас — умрешь быстро, — Сарен говорил негромко, но каждое его слово отпечатывалось в мозгу человека монотонным прессом, способствовали тому железные трехпалые тиски его руки, сдавливающей Холлоуэю горло. 
— Да пошел ты, — едва слышно прохрипел Дик, силясь разорвать смертельный захват. 
— Глупо, — турианец свободной рукой ухватил его за запястье и одним резким движением сломал его. Плотная ткань рубахи с треском порвалась, выпуская наружу обломок кости с повисшим на нем куском сухожилия. Холлоуэй завопил. Не обращая на это ровным счетом никакого внимания, СпеКТР повторил процедуру уже с другой рукой. Крик сменился на жалобное всхлипывание. 
— Где. Блок. Памяти, — Сарен казался все таким же безмятежным, — Я могу продолжать очень долго. В твоем случае это почти бесконечность. 
— Сзади на поясе, потайной карман под кобурой, — прорыдал контрабандист, — И будь ты проклят, чертов садист. 
Турианец перевернул его на живот и вытащил на свет божий небольшой прямоугольник. Потеряв интерес к преступнику, Сарен отбросил его как мешок с тряпьем и тот с чавкающим звуком шмякнулся на землю. Зажав заветный блок в кулаке, СпеКТР включил инструментрон. Экран заполнился несуразными символами и картинками порнографического содержания. 
— Зашифровано, уродец, — злорадно прокомментировал Дик, пытаясь на покалеченных конечностях отползти подальше, — И хоть всего меня сломай, ключа я не знаю. Так что можешь начинать отсасывать. 
— Оно и понятно. Кто же доверит ключ к шифру неудачнику вроде тебя, — парировал Сарен, одновременно извлекая из-за пояса крошечный пятиугольник с мигающей красной лампочкой. Приложив его к блоку памяти, СпеКТР активировал дешифратор. Всего через несколько секунд цвет сигнального огонька сменился на ярко-зеленый и турианец пробежался глазами по принявшему свой исходный вид тексту. 
— Значит, Иден Прайм..., — задумчиво пробормотал он, закончив чтение. 
Сделав два быстрых шага к успевшему отползти на пару метров Дику, он бережно положил блок памяти рядом с ним. 
— Будет лучше, если СБЦ найдет его рядом с твоим трупом. Надеюсь, эти криворукие смогут расшифровать послание. В этом случае Совету будет чем заняться ближайший год. А у всех, наконец, откроются глаза на истинную сущность вашей убогой расы. Впрочем, тогда это уже не будет иметь ровным счетом никакого значения. Ну что ж, наше знакомство было коротким, но весьма продуктивным. Как агент Специального Корпуса Тактической Разведки, я приговариваю тебя к немедленной ликвидации. Приговор привел в исполнение СпеКТР Сарен Артериус, — турианец занес ногу над головой преступника. 
— Призрак прикончит тебя, ублюдок, — выплюнул Холлоуэй в бессильной злобе. 
— Уже начал бояться, — усмехнулся Сарен, опуская ногу. Черепная коробка контрабандиста лопнула с сухим треском, забрызгав сапог турианца ошметками мозгов. 
Сдавленный стон откуда-то из машины привлек внимание СпеКТРа. Обойдя покореженный аэрокар сбоку турианец обнаружил на заднем сиденье зажатого в погнутый металл саларианца. Выглядел тот скверно: из-за многочисленных порезов казалось, что на нем нет живого места, да еще под глазом налился огромный синяк. Но саларианец был жив и в сознании. Испуганно глядя на приблизившегося СпеКТРа, он из всех сил пытался выбраться из стального капкана. Поняв, что тот все видел, Сарен подобрал дробовик контрабандиста и направил его на ящерицу. 
— Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Без обид, — равнодушно произнес он. Но выстрелить не успел. 
— Служба Безопасности Цитадели, оружие на землю! — от приземлившегося неподалеку аэрокара бежал Бейли, на ходу выхватывая пистолет и направляя его в спину турианца. На полшага от него отставал Гаррус. 
Сарен медленно повернулся, переведя ствол дробовика на Армандо. 
— Направлять оружие на СпеКТРа плохая затея, детектив. 
Бейли удивленно уставился на турианца. 
— СпеКТР Артериус, что, черт возьми, здесь происходит? 
— Я помогаю вам делать ВАШУ работу. А что, вы сильно против? 
— Так это был ваш аэрокар?!? Вы же могли убить кого-нибудь! 
— А я и сейчас могу, — вкрадчиво ответил Сарен. Армандо сглотнул возникший в горле комок. 
— Я думаю, мы достаточно хорошо друг друга понимаем, чтобы перестать тыкать друг в друга оружием, — решил вмешаться Гаррус, пока ситуация не накалилась еще больше. Молодой турианец встал между СпеКТРом и Бейли спиной к последнему. Оружие Вакариан не вытаскивал, но правую руку чуть завел за спину, приготовившись в случае надобности сорвать с магнитной кобуры пистолет. 
Сарен прикинул шансы. Несомненно, он мог бы прикончить обоих. Но не факт, что он успел бы это сделать до подхода явно вызванных детективами подкреплений. А вражда с СБЦ никак не входила в его планы. Конечно, оставался еще свидетель. Но кому поверят, герою Цитадели или неизвестному саларианцу, находящемуся в шоковом состоянии? 
— Ваш преступник мертв. Погиб при аварии. Тут еще один в машине, возможно, сообщник, — СпеКТР опустил дробовик. 
— Скоро здесь будет аэрокар реанимации, может выживет, — Армандо последовал его примеру и убрал пистолет. 
— Это вряд ли, — усмехнулся Сарен, — Ну что ж, оставляю вас самих разбираться со всем этим. 
Не говоря больше ни слова, он развернулся и пошел прочь с места аварии. 
— СпеКТР Артериус, у СБЦ возникнут к вам вопросы по поводу произошедшего, — крикнул ему в спину Гаррус. 
— Я предоставлю открытый отчет директору Паллину. В случае официального запроса в Корпус, естественно. 
— Вот же мудак, — прокомментировал Бейли когда Сарен скрылся из виду, — Мне казалось, что еще секунда, и он начнет палить. 
— Мне тоже, — признался Гаррус, — Как думаешь, какого хрена он здесь забыл? Насколько я помню план операции, он должен был подстраховывать основную группу около «Логова Коры». 
— Учитывая, что наводку на Холлоуэя предоставил он, нас попросту кинули. Я ни в жизнь не поверю, что он бы успел так быстро догнать нас. Значит он знал, что Холлоуэй придет именно в «Сверхновую». Может, Паллин что-нибудь прояснит. 
— Вот сейчас и спросим, — Армандо кивнул головой в сторону приближающейся под вой сирен армады полицейских аэрокаров. 

***** 
Президиум 
Офис СБЦ 
19-30

— Сегодня вечером, во время операции по поимке опасного преступника, сотрудниками СБЦ был обстрелян аэрокар советницы Тевос. Мы готовы предоставить видео этого шокирующего происшествия, — изображение Калиссы Аль Джилани на экране экстравизора сменилось на кадры погони, снятые одной из камер на аэромагистрали. На ней было четко видно, как Гаррус Вакариан, высунувшись из окна, стреляет по не уместившемуся в кадре противнику. Паллин раздраженно выключил звук и немигающим взглядом уставился на опустивших глаза подчиненных. 
— Шеф, я все объясню, — откашлявшись, начал Гаррус. 
— Да уж будь так сказочно любезен, — елейным голосом ответил директор. 
— Это произошло случайно, — попытался было влезть Бейли. 
— А судя по этому боевику, все произошло очень даже нарочно. Ты кем себя возомнил, мальчик? Арнийским мстителем? Ты какого рожна открыл пальбу в центре Цитадели? — взорвался Паллин. 
— Преступник открыл огонь первым, — стиснув зубы, упрямо ответил Вакариан, — Могли пострадать штатские. 
— Могли. От тебя, — гневный взор Паллина переместился на Армандо, — А ты куда смотрел, верный Санчо Пансо? Твоего Дон Кихота чуть не намотало на мельницу. Я могу понять горячность Вакариана, как сотрудника, не так давно вступившего в ряды СБЦ, но как мог ты, Бейли, пойти у него на поводу? Ты же не первый год в СБЦ, далеко не первый. 
— Это было единственно правильное решение, — коротко ответил тот, — Холлоуэй мог уйти. Мы не знали, что его помимо нас караулит еще и СпеКТР. 
— И не могли знать, — внезапно успокоился Паллин, — Учитывая то, что даже я был свято уверен, что Сарен находится в «Логове Коры» 
Детективы удивленно переглянулись. 
— Значит, так. Жду отчет по делу завтра к утру. И постарайтесь смягчить все углы, мне завтра предоставлять их Совету. Ты, Вакариан, принесешь свои извинения советнице. Подумай на досуге, что будешь говорить. 
Гаррус согласно кивнул. 
— Тогда проваливайте, пока я не передумал, — Паллин всем своим видом показал, что аудиенция окончена. 
Уже на пороге Армандо вновь повернулся к шефу. 
— Сэр, я восхищен вашим знанием человеческих классиков, — и юркнул за дверь, уворачиваясь от полетевшего в его сторону планшета. 
— Легко отделались, — резюмировал Вакариан оказавшись в коридоре. 
— Да уж, — усмехнулся Армандо, — Представляю, какую ему устроят головомойку завтра в совете. Кстати, Гаррус, кто такие эти Арнийские мстители? 
— На Палавене нет тюрем, — ответил тот после недолгого молчания. — Но каждый провинившийся должен вернуть долг Иерархии. За тяжелое преступление наказание, как правило, смерть. Если же вина не так велика, преступивших закон отправляют на Арнию, самую дальнюю из лун Палавена. Там, на рудниках, они искупают вину потом и кровью, работая на благо общества по шестнадцать часов в сутки. Если кто-то покидает лагерь без веской причины, по его следу отправляют Мстителей. Их задача — вернуть беглеца любой ценой. В восьмидесяти процентах случаев это означает смерть беглеца. 
— Это же спутник. Куда там бежать? — недоуменно спросил Бейли. 
— Если тебя осудили лет эдак на пятнадцать, то после половины срока уже без разницы. А побег — это единственная возможность погибнуть в бою. 
— Жестко. 
— Но справедливо. Как и сама Турианская Иерархия. Встречный вопрос: кто такие этот дон-как-его-там и второй, чье имя я даже не пытался запомнить? 
— Да так, национальные супергерои, — пряча улыбку ответил Армандо, а затем дружески хлопнул Гарруса по плечу. — Не забивай голову. Она тебе пригодится свежей при составлении отчета. 
Бейли пошел в сторону кабинета детективов. Гаррус хотел было последовать за ним, но его отвлек сигнал с коммуникатора внешней связи. Посмотрев на адрес звонящего, турианец нахмурил брови — это была доктор Мишель из окружной больницы. Щелкнув на значок видеоответа, Гаррус постарался сделать серьёзный вид, соответствующий, по его мнению, сотруднику СБЦ. С экрана на него смотрела миловидная девушка с грустными ореховыми глазами. 
— Доктор Мишель, чем обязан? 
— Инспектор Вакариан, я по поводу саларианца, который поступил к нам после сегодняшней аварии... 
— С ним что-то случилось? — встревоженно перебил ее Гаррус. 
— Нет-нет, он в порядке. Бредил что-то насчет СпеКТРов, но мы вкололи ему успокоительное, и он уснул. Тут дело в другом. Мы провели обследование и... В общем, вам лучше приехать и самому все увидеть. 
— Простите, но у меня очень много дел до завтра. Да и не могу же я срываться ко всем пострадавшим. Тем более, что он еще официально находится в статусе подозреваемого. Хотя и крогану понятно, что этот задохлик тут вообще не при делах. 
— Гаррус, помните, две недели назад вы сделали официальный запрос во все окружные больницы на предмет незаконных операций по извлечению внутренних органов? — понизила голос доктор — Так вот, я ОЧЕНЬ прошу вас приехать и посмотреть на ЭТО. 
В конце голос доктора немного дрогнул. 
Турианец задумчиво почесал гребень. 
— Хорошо, буду у вас через двадцать минут, — закончив разговор, он, не мешкая, направился к лифту, ведущему на парковку служебного транспорта. 

***** 
Выпроводив сотрудников, Паллин принялся размышлять. На самом деле он понимал, что детективы действовали по обстановке, и весь раздутый любящими скандалы журналистами фарс не стоил выеденного яйца. Гораздо больше его занимало другое. Это дело плохо запахло еще два дня назад, когда Сарен перешагнул порог его кабинета. СпеКТРов Паллин не любил, ибо они зачастую ставили себя выше любого закона. А этому конкретному еще и не доверял. Именно поэтому Венари Паллин возглавил операцию лично, чего не делал добрых пять лет. Холлоуэй давно им досаждал, а у Сарена была информация на него. Теперь Паллин понимал, что Артериус не открыл всех карт, что, впрочем, было вполне ожидаемо. Чего шеф СБЦ никак не мог понять, так это зачем СпеКТРу вообще было нужно вмешательство СБЦ. Дискредитация Службы Безопасности и его лично? Вряд ли. Слишком мелко для Сарена. 
Ответов не было, но старый сыщик точно знал где их искать. Перед ним на столе лежал блок памяти, найденный рядом с мертвым Холлоуэем. У Венари был отчет экспертов, в котором говорилось о том, что блок защищен восьмиуровневым шифрованием, и на поиск ключа может уйти до полугода. Паллин был уверен, что Сарен оставил блок сознательно, и именно из-за него затеял весь этот сыр-бор. И снова мотив СпеКТРа ускользал от директора СБЦ. Какими бы не были истинные намерения Сарена, у Венари создавалось стоическое ощущение того, что он рискует открыть ящик Пандоры. А идти на поводу у непредсказуемого соплеменника хотелось меньше всего. Оставалась еще малюсенькая надежда, что СпеКТР просто не смог самостоятельно расшифровать послание. Но во-первых, возможности Корпуса Разведки как минимум не уступали возможностям СБЦ в этом плане, а во-вторых, Сарен был слишком хорошим игроком, чтобы ставить себя в зависимость от хода оппонента. Для того чтобы прояснить все это, надо было расшифровать блок памяти. Полгода слишком долгий срок, но у Паллина был другой вариант, как раз на такой неординарный случай. 
Открыв на личном терминале систему мгновенных сообщений, он быстро набрал нужный текст. Пост директора СБЦ давал свои преимущества, и через минуту на всех рекламных баннерах, терминалах Авины, бегущих строках по всей Цитадели выскочило коротенькое объявление: «Скуплю оптом за бесценок шедевры элкорских мастеров наскальной гравюры». В ожидании ответа Паллин принялся выстукивать по столешнице тремя имеющимися в наличии пальцами один из турианских военных маршей. Обратное сообщение не заставило себя ждать. «Через час в Президиуме, напротив покоев Спутницы. К.» Ответ пришел по закрытому каналу связи СБЦ, доступ к которому жестко контролировался. Но для Кейджи Окуды не существовало запертых дверей. 

***** 
Президиум 
Покои Спутницы 
20-30
Понятие времени суток на Цитадели, как таковое, отсутствовало. Всегда многолюдный Президиум был идеальным местом для встреч тех, кто стремится сохранять инкогнито. Паллин сменил форму СБЦ на классический костюм турианского нувориша, но все равно старался не сталкиваться с прохожими взглядом, а посты Службы Безопасности обходил загодя. Дойдя до покоев Спутницы, он осторожно огляделся. Его уже ждали. Обнимавшуюся парочку людей можно было принять за обычных влюбленных. Невысокий крепкий азиат с затемненным модным визором и пробивающейся на висках сединой и стройная девушка в надвинутом на глаза капюшоне черного технического костюма. Казалось, что им нет дела до всей остальной вселенной, но именно рядом с ними остановился шеф СБЦ, облокотившись на перила и уставившись в зеркальную поверхность канала. Он как никто другой знал, что в этом случае внешность чертовски обманчива. Кейджи Окуда... Паллин считался идеальным полицейским. Ставившим закон превыше всего. А еще бытовало мнение, что он недолюбливает людей. И то, и другое, было правдой лишь отчасти. И самое яркое тому подтверждение сейчас стояло рядом с ним, ласково шепчущее что-то на ушко своей подружке. Братья по разные стороны баррикад. Слова Кейджи... 
Это произошло почти двадцать лет назад. Тогда Паллин, будучи еще детективом, расследовал хищение из транспортного блока десяти картин ханарского художника с труднопроизносимым именем. След вывел его на молодого хакера Кейджи Окуду. Имея на руках веские доказательства его вины, Венари уже собирался выписывать ордер на его арест, когда в один из монотонных Цитадельских дней тот заявился к нему собственной персоной. И предложил написать явку с повинной, если Паллин по-прежнему будет считать его виновным после того как он расскажет, почему сделал это. И после его рассказа все доказательства сыщика утонули в санузле его небольшой квартиры. А шедевры ханарской живописи вернулись к своим владельцам. Настоящим владельцам. Праздник в честь находки считавшихся утраченными реликвий даже транслировали по экстранету. Счастью медуз не было предела. Будучи гениальным техником, Кейджи сделал смыслом своей жизни охоту за произведениями искусства. Но он никогда не грабил музеи или картинные галереи. Его жертвами были частные коллекционеры, скупавшие шедевры у контрабандистов и охотников за сокровищами. Чаще всего его добыча возвращалась истинным владельцам. Когда за вознаграждение, а когда и даром, если у тех не было возможности оплатить его услуги. Профиль его работы подразумевал взлом систем любой сложности. А именно это нужно было сейчас Паллину. 
— Привет, Кейджи, — казалось, что турианец разговаривает с пустотой. 
— Привет, старый друг, — одними уголками губ улыбнулся техник, — Как ты догадался, что я на Цитадели? 
— Посмотрел сводку по аукционам. Кто-то два дня назад продал коллекцию волусских каменных шаров, которыми они в древности изображали планеты на пирамидальных стендах. Сразу понял, что это ты. 
— Нашел у себя в закромах, пылились лет пять, не меньше. А хозяин так и не объявился. Но ты же не поэтому меня искал? 
Паллин отрицательно качнул головой, а затем вопросительно кивнул в сторону девушки. 
— Kasumi, watashitachi ni shibaraku o nokosu** — мягко сказал Окуда 
— Anata ga iu yō ni, Keiji*** — девушка с интересом посмотрела на Паллина, а затем отошла на несколько метров. 
— Можешь говорить. 
— Надо кое-что расшифровать, — блок памяти перекочевал из рук турианца к человеку. 
Кейджи запустил программу сканирования на инструментроне. Бегло посмотрев результат, он протянул блок обратно Паллину. 
— Это «Секвойя», многополосное восьмиуровневое шифрование. Использует одна гхм... прочеловеческая организация. Знаю про них мало, но того что знаю, хватает, чтобы с ними не связываться. 
— Можешь взломать? 
— Эту систему взломать невозможно в принципе. Нужен ключ или специализированная программа подбора вариантов сложного множества. Я такую создать не смогу. 
— А кто сможет? 
— Нужно понимать технику на генетическом уровне. Рукастый кварианец смог бы. Но опять же, нужно время и нехилые вычислительные мощности. 
— И все? — Паллин выглядел расстроенным. 
— Еще геты. Но их ты точно не уговоришь, — усмехнулся Кейджи 
— Неужели нет никаких вариантов? 
— Один есть. Нужен ключ к шифру, и я знаю у кого его достать. Только так просто, сам понимаешь, его никто не отдаст. 
— Это очень важно, Кейджи. Иначе бы я к тебе не обращался. Насколько все опасно? 
— Достаточно. А где нынче безопасно? — философски ответил Окуда, — Я думал, ваша задача предотвращать преступления, а не подталкивать к ним. 
— Порой одно с другим стоит рядом, — Паллину позарез нужно было расшифровать блок, и он это не скрывал. Кейджи понравилась его честность. 
— Хорошо, я добуду для тебя ключ и расшифрую его, — блок памяти снова ушел к технику и исчез в одном из многочисленных карманов его костюма, — как закончу, найду тебя. 
Паллин молча кивнул и не говоря больше ни слова, ушел. Их и так могли заметить, рисковать не стоило. Касуми подошла к Кейджи и приобняла его сзади за пояс. 
— Что он хотел? 
— Да так, мелочь... Пора нам нанести визит Доновану Хогу. 
При этих словах девушка радостно вскрикнула и бросилась ему на шею. 
— Можно я заберу у этого жлоба «Мону Лизу»? Ну, пожалуйста!!! Можно, можно, можно? 
— Конечно, любимая. Он ее не достоин, — Кейджи улыбнулся так, как он улыбался только ей. 
Девушка подарила ему долгий страстный поцелуй, и тревога, терзавшая Кейджи с самого начала разговора с Паллином, улетучилась. 


*Интеллектуальная Система Управления.

**Оставь нас ненадолго, Касуми. 

***Как скажешь, Кейджи.


Отредактировано.SVS

Комментарии (18)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

LSD
17   
Долго еще продолжения ждать?
0
Truart
18   
На столе у редакторов со вчерашнего дня.
1
kim225
16   
Великолепно! Просто нет слов... Большое человеческое СПАСИБО автору. Жду продолжения yes
0
Архимедовна
15   
Меня эта история привлекла с самого начала. И сейчас очень радостно видеть, что читателей становится всё больше и больше, планка всё на том же высоком уровне.
Жду продолжения.
2
LSD
13   
В полку ваших читателей прибыло! smile
Долго не решался читать ваше произведение, наверно из-за скудного и одинакового описания всех глав. Но сейчас из-за обилия лестных коментов решил все таки попробовать и уже не смог оторваться! У вас получились очень яркие и интересные персонажи и описания событий.
Записываюсь в ваших постоянных читателей и с нетерпением жду новых глав. Надеюсь больших перерывов как осенью больше не будет? smile
0
Truart
14   
Вроде бы нет. Это было всего лишь стечение обстоятельств, не более того.
3
Joy
6   
Здорово! У тебя очень органично получается вплести разных, уже знакомых нам персонажей, и захватывающе переплести их сюжетные ветки, которые в самой игре давались лишь штрихами и намеками. Получается крайне живое и логичное повествование, которое читать безумно интересно.
2
Truart
8   
Спасибо, Мира) Просто у меня самые лучшие читатели, разочаровывать которых - тяжкий грех smile
2
strelok_074023
5   
Круто. Даже без Шепарда было очень интересно, прямо так живо все представилось, встреча с Кейджи и Касуми была очень неожиданной. Всегда было здорово читать про то, что осталось за кадром, а когда присутствуют знакомые и любимые герои - вдвойне приятно. Но я надеюсь, к событиям на Акузе мы скоро вернемся? А то дюже любопытно, как там дела.
2
Truart
7   
Это последняя интерлюдия первой части, дальше только Акуза. Причем, по моему мнению, самое интересное.
3
S_T_R_E_L_O_K
4   
Чуть не убил в погоне советника Тевос - уже тогда Гаррус начал свой путь к стильности. biggrin
Зачем догонять преступников - их всегда можно пристрелить, высунувшись из окна. biggrin
Вообще, автор - отлично.
Особенно жду продолжения - очень хочется посмотреть на извинения Гарруса перед Тевос.
И, кто знает - может Советница не удержится перед стильностью Гарруса? Навряд ли у Тевос были настолько стильные любовники biggrin
1
Truart
9   
Это же Гаррус Вакариан, на мой взгляд, самый харизматичный персонаж трилогии. У меня вообще на нем много чего завязано. Но только тссс, это секрет wink
3
S_T_R_E_L_O_K
11   
Я раскрыл твою задумку?
Та я просто Шерлок Холмс. biggrin
Ну, ладно, я попробую тебя не спалить biggrin
Хотя насчёт самого харизматичного не согласен - по-моему Призрак лучше. Но повторюсь - это лично мое мнение.
0
strelok_074023
12   
Призрак  - секси!
4
Apeiron
3   
Отлично
0
AZik
2   
Согласен с первым комментарием. Вообще радует, когда историю персонажей рассказывают, до того как они в появляются в игре.
0
SVS
1   
Что-то до сих пор никто не оставил комментариев. Написано очень красочно. Сам по себе эпизод столкновения Гарруса и Сарена интересен тем, что позволяет представить, что же произошло, из-за чего Гаррус уже в начале МЕ1 не доверяет соплеменнику, к тому же герою-Спектру.
Но почему это "история, раздутая журналистами, не стоит яйца выеденного"? Ничего себе - устроили гонку с пальбой, чуть не ухлопали Советницу. История еще какая, живо воображаю себе восторг всех журналюг Цитадели. И вспоминаю польский фильм "Киллер", где комиссар, преследуя главного героя, тоже начал палить посреди улицы и случайно подстрелил прохожего. Потом укорял подстреленного: "По какому праву вы вылезли на линию моего огня? По вашей вине бежал опасный преступник!" Гаррусу при встрече с Советницей Тевос для извинений следует напирать на то же. cool
0
Truart
10   
Именно это темное пятно в истории взаимоотношений Гарруса и Сарена и побудило меня немного пофантазировать. На самом деле, если тщательно разобрать английскую версию диалогов Шепарда и Гарруса в первой части, то турианец как бы намекает, что у него есть веская причина не любить опального спектра. Скорее всего, изначально характеры расписывались чуть больше, но в финальной версии Биовари от этого отказались.
2