Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Любовь к хан@рам обязательна



Жанр: Альтернатива, Юмор, Приключения, Экшн (местами)

Описание: После тяжелого ранения, Шепард на грани жизни и смерти. Одно из самых ярких её воспоминаний о прошлом в эти сложные дни касается друга, которого она повстречала ещё во времена Охоты за Сареном и которого приняла к себе в команду... На место Лиары Т'Сони. Он - лучший боевой учёный в Галактике! Он - суперагент! У него есть дробовик! И он - ханар...

Персонажи: ФемШепард, Собственный, Команда "Нормандии"



Глава первая: «Всё было просто»


Всё было просто.


***


Глава вторая: «Умирая, я смеюсь».


...Пока ещё всё было просто. Потом станет хуже. Сложнее.

Поэтому сейчас лучше молчать и наслаждаться моментом.

«Но как же ты всё-таки попала сюда, а?»


***


Джейн Шепард стоило приличных усилий поднять огромную перекладину, весившую под двести килограмм, над своим полураздавленным телом. Но сил придавали не столько импланты, стимуляторы и биотика, сколько адреналин. 

Он струился по её венам, словно заменяя собой кровь. 

Немыслимая битва была позади. Жнец, точнее, зародыш Жнеца — повержен, уничтожение Базы Коллекционеров неизбежно. 

Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как Протожнец обрушил их вниз, в пропасть, вместе с собой. Обычно, если она вырубалась по какой-то причине, то быстро приходила в сознание, особенно посреди боя. Было что-то в её мозгу, какой-то природный таймер, который не давал просто так лечь и отдохнуть. Как сказал Джейн когда-то давно полковник Кворич из девятой штрафбатной роты: «Если ты настоящий Солдат, то это на всю жизнь».

В общем-то, сейчас подобные мысли не имели ровным счётом никакого значения. Но нужно же с чего-то начинать?

Она подняла балку, присела. С натягом сбросила её вперёд, будто тяжелоатлет, который не смог взять крайний вес. О да, очень верная аналогия.

Тяжело дыша, коммандер попыталась встать. Странные ощущения. Вроде бы голова соображает, но шатает, как после двух бутылок бурбона и секса с турианцем.

О, кстати.

— Гаррус! — она не узнала собственный голос. Сейчас он был осипший и злобный. Впечатление, что она изрядно приложилась к горячительному и инопланетному жилистому телу одновременно усилилось. — Гаррус Вакариан! Сваливаем, чудище моё ненаглядное!

Где-то позади раздалось невнятное бормотание и тихие стоны.

— Ко... Комман... Коммандер... Командировка... Гибкая... Тур... А-а... Анка... Ги-и-ибкая...

— Ну и пошёл ты, — беззлобно прорычала Шепард. — Поваляйся там, мачо недоделанный, повспоминай своих бывших...

Шепард пошаталась туда-сюда, осматривая местность. Тут же она нашла и свой любимый пистолет и второго члена команды, отправившегося на разборку с Протожнецом — Тейна.

Пистолет был в полном порядке. Казалось, на нём даже царапинки не было. С Криосом же было всё наоборот.

Мрачно оглядев останки дрелла, Шепард всё-таки отправилась к Вакариану. Теперь она могла двигаться значительно быстрее, сохраняя равновесие, но боль и кровотечение значительно усилились. Впрочем, плевать. Она чувствовала себя и хуже, а умереть сейчас от кровопотери было бы настолько глупо, что она поклялась продержаться до медотсека в любом случае, даже если прийдётся ползти туда на одних пальцах. 

Турианец распластался под обломками, придавленный арматурой со всех сторон. Вакариан был без сознания, разбитая морда кровоточила, и он жалобно всхлипывал, ворочая головой и бормоча бессвязные слова. 

На автомате, не задумываясь, она разгребла завал. Шепард прикусила нижнюю губу, содрав ужасную помаду из собственной свернувшейся крови, и аккуратно потрясла офицера. Сердце неприятно кольнуло. Вдруг он ранен? Вдруг он не сможет идти? Вдруг удача изменила ей? Нужно было кинуться к нему сразу. Она даже на несколько мгновений почувствовала вину — что случалось с коммандером чрезвычайно редко.

— Эй? Гарр?.. Нам нужно бежать. Эй!

— Шепард! — Джокер, бравый пилот «Нормандии», вышел на связь так резко и неожиданно, что у неё появилось инстинктивное неосознанное желание выстрелить кому-нибудь в голову, лишь бы снизить градус накатившего раздражения. — Шепард? 

— Да, черт тебя подери, дурак кепочный, я тут! Только не ори мне в ухо, ради чего-нибудь!

— Слава богу, вы живы! Нужно немедленно сваливать, до взрыва считанные минуты!

— Спасибо за ценную информацию, — сквозь зубы прошипела коммандер. Она всё пыталась растормошить оглушённого Гарруса, но безуспешно. 

— Все уже на борту! Мы определили ваш сигнал, сейчас подгоним такси, только сваливайте оттуда! К вам бежит целая армия Колле...

Связь прервалась — Шепард даже была этому немного рада. 

Вакариан по-прежнему не подавал признаков дееспособности, поэтому коммандер решила действовать, по привычке, грубо, но эффективно.

— Ладно, приятель, — Джейн вдохнула поглубже, склонившись над Вакарианом. — Тебе будет больновато, а у меня потом может не быть хорошей калибровки пару месяцев, но ты ещё скажешь спасибо.

Она постаралась крепко зафиксироваться на его теле. Вцепилась в помятый бронекостюм офицера, сжала зубы и, скорчив безумную гримасу, схватила его за два гребня на затылке и развела в стороны. Ещё немного усилий и мужская гордость Гарруса была бы сломлена в самом буквальном смысле, но всё-таки он вовремя очнулся. 

Взревев от боли и страха, турианец вскочил так быстро, что даже она не успела среагировать. Отбросив сконфуженную Шепард в сторону, Вакариан с акробатической ловкостью, которую прежде никто за ним не наблюдал, вскочил на ноги.

— ГА-а-а-х! А! Что за?!

Потом он огляделся, тяжело дыша и наклонившись вперёд. Вякнув ещё что-то нечленораздельное, офицер перевёл недоумевающий и полный боли взгляд на Джейн — та снова оказалась на ногах, посылая турианцу недвусмысленные жесты.

— Чего разлегся, идиот?! Спать надо меньше! Сам виноват! А теперь беги галопом, красавчик! 

— Я — Святые Духи свидетели — предупреждал! Ни при каких обстоятельствах не выламывай мне чёртовы гребни! — Наоравшись, Гаррус всё-таки кинулся исполнять приказ — причём довольно резво для его ран. — Я припомню! Я выдеру тебе клок волос в самый ответственный момент!

— Беги уже! — отмахнулась Шепард, радостно отметив, что «Ответственный момент» всё-таки рано или поздно состоится. Ну, он хоть не сильно обиделся.

— Подожди... Тейн...

— Тейн сдох! Как в воду глядел, пучеглазик! Пошевеливайся, я серьёзно! 

Они на спринтерской скорости черепах-инвалидов проносились вдоль дверей, бесчисленных коридоров, больших залов. Шепард не знала, куда направляться — всё это место напоминало дьявольский лабиринт без выхода. Только враги — целые рои врагов (иногда и в буквальном смысле) были вокруг, только голос Предвестника звучал в ушах, только отчаяние накатывало на обоих с каждым шагом. И всё-таки они обречённо бежали, не смотря ни на что.

Когда очередной поворот вывел офицера и коммандера к «Нормандии», только-только показавшейся из-за огромной площадки над немыслимой глубины пропастью, Шепард всё-таки позволила себе сарказм:

— Давай, Гарр! Я их задержу!

Но Вакариан лишь вымученно усмехнулся, махнул рукой и действительно ускорил темп. 

В спину летели пули, чудом не достигая цели, до спасительного борта оставались какие-то метры... И в этот момент госпожа Судьба опять всё перевернула вверх дном.

Ведущий раздал карты.

Партия началась, делайте ваши ставки.*

Платформа под ногами Шепард содрогнулась — и начала разваливаться на куски. 

Гаррус, бежавший рядом, почти потерял равновесие... 

Почти.

— Давай! — Джейн подхватила турианца, серьёзно снизив скорость. Земля буквально уходила из-под ног, и у Шепард уже не оставалось времени на раздумья.

Либо она рискнёт и спасёт Вакариана, либо прыгнет сейчас... Оставив его позади.

Риторический выбор.

Она буквально бросает его вперёд биотикой, придавая необходимое ускорение. И он уже снова бежит, прыгает, оказывается на борту... Повезло.

Игрок номер один выходит победителем. Выигрыш подтверждён.

Время истекало. Силы покидали тело.

Игрок номер два нервничает. Видимо, у неё плохие карты.

Коммандер лишь успела поднять голову, увидев, что — кто бы мог подумать! — в проёме шлюза стоит Джефф Моро и расстреливает из «М-8» нестройными очередями набегающие толпы противников, промахнуться по которым было в принципе невозможно, так много их было. Она лишь успела заметить, как Вакариан выхватывает винтовку и тоже стреляет, даже не целясь, с плеча.


Она лишь успевает подумать, что сможет допрыгнуть и этот ад закончится.

Что, может быть, когда она вскроет карты, её хиленький стрит не наткнётся на фулл-хаус противника.

Она лишь...

Сразу шесть пуль, наконец, находят цель. Броня не выдерживает, разрывается на части, как будто сделанная из хрупкого фарфора, а не из прочнейших пластин. 

Это должно было случиться.

Игрок номер два вскрыл карты. Ничего интересного, господа, проигрыш. Расходимся. И не забудьте свои фишки.

Не невезение — вероятность. Среди сотни пуль, выпущенных «в молоко» была небольшая погрешность, которая обязана была попасть в цель.

Ноги подкосились. Вздох — и кровь начинает заливать лёгкие. Ещё один шаг — и она просто упадёт, а до обрыва гигантское расстояние. Полметра. Пятьдесят сантиметров, разделяющих её жизнь и смерть. А потом ещё два («Километра!») метра полёта до борта.

Гаррус орёт так, что заглушает выстрелы. Он видит неизбежное, опять видит, как она умирает. Опять. Прости, Гаррус, ты был хорошим другом, прекрасным товарищем и страстным любовником. 

«Аминь. Ха-х, даже умирая, я смеюсь. Наверное, это скептицизм — мне ведь не привыкать отбрасывать коньки, верно?» — думает она. Мысли на удивление свежие. Паники нет. 

«Спокойно. Я допрыгну. Случится хэппи-энд, поползут титры, они жили долго и счастливо, бла-бла-бла... Только не смейся в голос, Джейн.» 

Джокер выбрасывает разряженную винтовку, его испуганный, молящий взгляд неотрывно прицепился к её глазам — «Ну же, прыгай! Мы вытащим тебя из Ада в этот мир, мы это уже делали, только допрыгни!»

И она прыгает, используя последние силы. 

Но не так, как нужно, неправильно, в сторону и со слишком слабым импульсом.

Хэппи-энды — они бывают только в сказках. Ей не коснуться ладонями и края.

Шепард закрывает глаза, наслаждаясь свободным полётом. Даже теряя сознание, она борется с улыбкой — безумное чувство дежавю, казалось, победило даже боль.


***


Глава третья: «Подсказка»


Всё было просто — по крайней мере, поначалу.

А начало было очень неплохим. Серая мгла, обхватившая разум со всех сторон. Эдакая атмосфера мозга.

Находиться там было приятно, как находится в утробе матери. Ты защищён от внешнего мира, который был не очень-то гостеприимен. Например, ты однажды проснёшься — а тебе скажут идти спасать Галактику. И ведь придётся. А тут — ничего! Ни просьб, ни проблем, ни страха, ни азарта, ни долга, ни любви. Ни-че-го.

Вот так — всё было просто.

Но когда всё стало сложнее (слава богу, лишь чуть-чуть), здесь явились страшные нововведения — Образы.

Эти заразы так и норовили о чём-нибудь напомнить. О хорошем и плохом. О боли и удовольствии.

Но это были только образы. Невнятные эхо прошлого. Они не могли проступить сквозь мглу и явить свои уродливые (а может и прекрасные) очертания.

Наверное, это к лучшему. Всё, что ни делается, к лучшему.

Когда прошло ещё несколько Часов (Или Дней. Или Лет. Или Столетий. Или Веков) — стало гораздо сложнее. Простота мира испарилась, ведь явились Воспоминания.

Это уже не полупрозрачные и непонятные Образы. Это враг сознания намного страшнее.

Всё начиналось с основ. Воспоминание — я бегу, я прыгаю, я разговариваю, я стреляю, я убиваю. Это просто, в принципе, с этим можно было смириться и жить припеваючи во Мгле и дальше.

Однако коварные мысли становились всё более осознанными, соединялись, образовывали целые комплексы воспоминаний. Воспоминания были разными. Быстрыми. Тягучими. Непонятными. Счастливыми. Ненужными. Важными. Столько слов! Столько имён! Так много сложностей! 

Это было ужасно.

Однако потом, когда комплексы разрослись до целых Метагалактик Воспоминаний, когда уже можно было вновь (О, ужас!) осознать себя, хотя бы частично, всё это внезапно исчезло.

И всё опять стало очень просто. Есть Мгла, есть Спокойствие-Во-Мгле, а больше ничего и не нужно.

Но и тут заявились новые незваные гости. Когда кто-то (Кто бы это мог быть? Кто может заниматься такой ерундой здесь, во Мгле?!) подумал: «О, стоп. А ведь я знаю, почему я здесь нахожусь!», — случилось страшное. Наверное, это был какой-то тайный шифр — и ОНИ явились на этот зов.

Они — Мысли.

С ними пришло и Осознание — едва ли не худшее, что могло сейчас случиться. Теперь можно хотя бы называть вещи собственными именами. Нет смысла более скрываться в жалких остатках Мглы — её эра ушла.

Прощай, простой мир.

Здравствуй, жестокий мир.

Привет, коммандер Джейн Шепард, смертельно раненная в битве на Базе Коллекционеров и каким-то образом до сих пор живущая, пусть и в состоянии комы.

Осознание и Мысли вскоре скооперировались в Личность. Личность та была женщиной человеческой расы, на вид лет двадцати пяти (на деле тридцати двух, будь проклят паспорт), высокой, с яркими рыжими волосами, плавными скулами и порванной бровью (но это было давно, еще до того, как её убили и воскресили), с тонкими бесцветными губами, на которых играла извечная наглая полу-ухмылка, с сияющими энергией глазами посреди задорных веснушек. И с на редкость отвратным характером. Сокрушать, обзывать, унижать — всех. Любить, возвышать, гордится — собой. Ну, иногда своим мужиком. Правда, таких было немного. Не все, видите ли, любили задир по жизни.

О да, Джейн Шепард. Ты натворила много дел в своё время. 

Может, натворишь ещё парочку, когда встанешь с койки?

Встать? Безумие. Долго ей теперь не вставать. Возможно, Жнецы уже уничтожают планету за планетой, а она всё еще без сознания?

Возможно.

А может, и нет.

Скорее всего, нет.

Отрицание ей всегда нравилось больше.

Когда, казалось, Думать и Вспоминать уже стало нечего, как по заказу появились Звуки.

Это были сообщения снаружи. Снаружи её мозга. Всё, что там творилось, она улавливала едва ли. Но это хоть что-то. Было, чем заняться, кроме как Думать и Вспоминать.

Кто-то с кем-то спорит. Потом слова. В них сожаление, страх. Хм, Гаррус? Неужели её ненаглядный уродец пришёл подержать командира за ручку? 

Ну ладно, не важно. Голоса уже другие. Даже несколько. Кто-то смеется, на него шикают. Говорят-говорят-говорят...

О, точно. Это Джейкоб, Миранда и Грант. Странная троица. Но, похоже, они этой странности даже не заметили.

Быстрый говор. Мольбы заткнуться. Мат. Снова быстрый говор, чуть возмущённый. Хриплое ироничное замечание.

Мордин, Джек, Заид. Ну и типы, ещё убойнее предыдущих.

Приглушённый, расстроенный голос. Нервный, чуть дрожащий. Потом — спокойный, выдержанный, глубокий.

Тали и Самара. Вот так бы каждые объединялись, заходя к ней в палату — компенсируя друг друга!

Тихий, сожалеющий, смешно похрипывающий голос. Тейн? Подождите-ка, Тейн сдох.

Ах да, это Гарднер на пару с Чаквас, которая даже не говорит, а просто всхлипывает. Их обоих легко спутать с Криосом, особенно когда они подшофе.

Потом что-то совсем странное. Искусственный голос. Никаких сожалений. Ноль эмоций. Что-то про процентный шанс выжить. 

Это Легион. Привет, дружок, только не свети мне глазом в морду, а то ведь и вдарить могу, чисто рефлекторно. Пятнадцать и четыреста двадцать восемь тысячных процента, говоришь? Что ж, по крайней мере, у меня ещё есть шансы дать тебе в глаз вполне осознанно.

Перерыв. Тишина.

И он.

Он бесшумно появился в палате. С ним не спорил медперсонал, уверяя, что сейчас не лучшее время. С ним никто никогда не спорит. Она почти физически чувствовала, что он рядом. Ей просто хотелось это почувствовать.

Он не говорит слов сожаления, не молит высшие силы, что бы она осталась жива.

Джейн слышит его приветствие: «Коммандер...»

Потом он тихо рассказывает ей...

Стихи.

Она ненавидела поэзию. Когда Эшли на «SR-1» зачитывала ей отрывки Теннисона, Шепард даже морщилась.

Но это совсем другое. Намного более личное.


— Шепард, Шепард, жгучий страх,

Ты горишь в ночных лесах.

Чей бессмертный взор, любя,

Создал страшную тебя?


В небесах иль средь зыбей

Вспыхнул блеск твоих очей?

Как дерзал он так парить?

Кто посмел огонь схватить?


Кто скрутил и для чего

Нервы сердца твоего?

Чьею страшною рукой

Создана была — такой?


Чей был молот, цепи чьи,

Чтоб скрепить мечты твои?

Кто взметнул твой быстрый взмах,

Ухватил смертельный страх?


В тот великий час, когда

Воззвала к звезде звезда,

В час, как небо все зажглось

Влажным блеском звездных слез, -


Он, создание любя,

Улыбнулся ль на тебя?

Тот же ль он тебя создал,

Кто рожденье агнцу дал? **


Молчание. Она не знала, ушёл ли он, или ещё здесь. 

Может быть, здесь.

Но скорее всего нет.

Сейчас отрицание казалось ей самым худшим решением.

Его звали Ханни. И он был одним из первых, кто присоединился к её группе, оказав неоценимую помощь — в войне и науке. А ещё он помог ей.

Но это было позже, перед первой смертью. Тогда, в самом начале, ей казалось нелепостью само его присутствие...

Как же я ошибалась, мой дорогой друг Ханни. Прочти ещё пару стишков? Избавь меня от Воспоминаний...

Но никто не говорит и ничего не происходит. Он ушёл. Жаль.

И всё равно она по-прежнему готова улыбнуться ему при первой же встрече. Дожить бы до этих светлых дней.


***


Стало намного легче.

— Давление падает! Доктора Зельцера, срочно!

Последние Часы (Или Дни. Или Года. Или Столетия. Или Века.) всё только усложнялось. Появилась Боль. Это не самый страшный враг, но иногда Боль могла затмить даже всесильные Воспоминания — а это было нехорошо. Но сейчас всё налаживалось.

— Сердце... Сердце может не выдержать!

— Мы должны сделать хоть что-то! Если мы не рискнём, то просто потеряем её!

О чём они там болтают? Эй вы! Мне же легче, не видите? Я снова во Мгле... И всё хорошо...

— Остановка! Реанимация!

— Начинаем реанимационные действия, время одиннадцать ноль две! Два кубика «Недолома»! Так, держись... Держись...

Исчезли Воспоминания. Постепенно. Словно их стирают с носителя информации. 

Исчезли Мысли.

Исчезли даже Образы.

Теперь только Мгла. Как в старые-добрые...

— Мы её теряем! 

— Разряд! Разряд! Черт! Ещё раз! Разряд!..


***


— Правда, доктор Зельцер отличный врач? Благодаря ему вы ещё живы. А какой у него голос!.. Я не рассказывала вам про его баритон? Когда он реанимировал вас, у меня чуть было оргазм не случился от этого его крика!.. 

Тупая. Визгливая. Медсестричка.

Она готова лично придушить этого Зельцера только за то, что он позволяет этой неотёсанной дуре входить в палату к коммандеру и наводить там уборку. Потом она бы заставила медсестричку восхищаться его мёртвым телом. Погромче, что бы она сорвала голос. А потом она убила бы и её. Как-нибудь изощрённо. Над этим следовало ещё немного Помечтать. И к слову — Мечты были намного лучше Мыслей и Воспоминаний. Полноценный Мыслевоспоминательный заменитель — и даже Боль не помеха. Хм, странно, походит на какую-то рекламу.

Рекламу зубной пасты с мятой.

Что это, чёрт побери? Неужели этот Зельцер вколол ей так много медпрепаратов, что даже в коме мысли начали вязнуть?..

Нет.

Она не будет душить доброго доктора Зельцера. Она заставит его жрать зубную пасту с мятой до тех пор, пока Ханни не прочитает ей стишок.

Ха-ха.

Да. 

Так-то лучше.


***


Когда она вновь смогла собрать Мысли и Воспоминания воедино (и избавится от Мечт и постнаркотического шока), её вдруг осенило — всё началось совсем не так.

Всё началось намного раньше Базы Коллекционеров.

Ханни — неосознанно, но всё же — опять помог ей, подсказал, что где лежало у неё в голове. База была самым финалом её приключений вместе с ханаром по имени Ханни, спецагентом группы ХаНаР***. Хоть он почти всегда оставался вне боя, проводя свои исследования и нравоучительные изыскания на «Нормандии», наверное, именно его она бы поставила в ряд с лучшими боевыми товарищами, такими как Гаррус и Тали. 

Всё дело в том, что он был одним из тех, кто действительно знал, что за человек скрывается под маской Джейн Шепард. Так уж получилось, что она раскрыла ему свои карты.

А он, как подобает джентльмену и спецагенту, спрятал стритфлеш в карман и уступил свои фишки.

Может, это и была двойная игра с его стороны... Но это было не столь важно. Ни сейчас, ни когда-либо.

Пока Воспоминания накатывали с новой силой, она, прикрывая обрывками Мглы свои бесчисленные раны, решила начать с самой первой, нижней полки. 

А первым событием в этой цепочке оказалось Великое Изгнание Лиары Т’Сони.


Продолжение следует.



От автора: *Джейн увлекается карточными азартными играми, отсюда и дальнейший голос «Комментатора». 

**Стихи Уильяма Блейка и заодно отсылка к одному американскому телесериалу.

***ХаНаР — Ханарская Наземная Разведка. Серьёзная организация, между прочим.



Отредактировано: Dreamer



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 11.12.2012 | 1491 | 7 | Любовь к хан@арам, ханары, грибочки, Mercenary, фемШепард | Mercenary
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 42
Гостей: 21
Пользователей: 21

Dredd1875, АР-Гектар, MacMillan, LIGHT_7, Assassin-Tim, Grеyson, Кассус_Фетт, Scrin, Arrana, Nik_Fry, Sifiya, O-Yama, LSD, Zirael, zabanovainna, FallenAngel, Faler92, Oculus, bug_names_chuck, 1stSgt, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт