Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect: Капкан для героя. Интерлюдия 2



Жанры: Приключения/Экшн;
                                                                      
Персонажи: Джон Шепард, ОС; 

Описание: Путь первого человека, принятого в СпеКТР начался на Акузе. Именно там лейтенант N7 Джон Шепард сделал первые робкие шаги к тому, чтобы стать легендой.

Статус: в процессе.



15 февраля 2183г. 
Станция «Цитадель» 
Бар-Казино «Сверхновая» 
18-15

Когда, несколько лет назад, волус Доран Лус только собирался открывать новое увеселительное заведение в одном из жилых секторов Цитадели, скромный и неконфликтный толстячок столкнулся сразу с рядом серьезных проблем. Во-первых, составлявшие типовые документы азари и подумать не могли, что кто-нибудь захочет построить в одном месте сразу бар, ресторан и автоматическое казино. Поэтому в графе «Специализация» просто не был предусмотрен выбор более чем одного вида деятельности. Надо сказать, что этот вопрос Доран решил со всей истинно волусовской смекалкой: заказал программисту-саларианцу взлом графической формы заявления. За что и был впоследствии оштрафован СБЦ по статье «За подделку документов». Но своего все же добился — соответствующие изменения в заявление внесены были, правда, уже на официальном уровне. 
Следующей головной болью стал выбор места. Помещение, которое он планировал использовать изначально, за две недели до начала отделочных работ ушлые Хранители перестроили в систему утилизации отходов жизнедеятельности. Ходьба по бюрократической лестнице не принесла никаких результатов — законы Цитадели строго-настрого запрещали вмешиваться в работу Хранителей. В конечном итоге, назойливому волусу был отдан на откуп бывший офис компании «Элкосс Комбайн», находившийся во втором жилом секторе, недалеко от технических рынков. Близость самого одиозного заведения Цитадели, «Логова Коры», не добавляла Дорану оптимизма. Хотя ночной клуб и не создавал прямую конкуренцию, большое количество крутившихся там подозрительных личностей нервировало маленького волуса. 
Когда же он наконец с триумфальным видом за неделю до назначенного открытия принес полный пакет документов в отдел по коммерческому планированию, миловидная секретарь-азари, с важным видом просмотрев электронный вариант, указала ему на прочерк в графе «второе имя», что являлось необходимым для налоговой службы Цитадели, в том случае, если «второе имя» или «фамилия», когда дело касалось граждан Альянса, вообще предусматривались расовой принадлежностью. К несчастью для Дорана, у волусов вторые имена имелись. К несчастью потому, что на их языке «Лус» означало «неудачник». И все было бы ничего, если бы не одно но: каждое общественное заведение на Цитадели должно было быть оснащено голографическим плакатом с номером лицензии и именем владельца. Причем с автоматической системой транслитерации. 
Ну скажите, много ли желающих найдется посещать увеселительное заведение, где на входе вам сообщают, что хозяин — полный лузер? Вот и Дорану казалось, что нет. Если бы на голове волуса был хоть один волосок, тот не преминул бы его выдрать, сопровождая этот процесс отборной руганью. Не растерявшись, Доран сделал то, что в подобной ситуации должен был сделать любой уважающий себя уроженец Айруна: попробовал дать взятку. Секретарь в СБЦ сообщать не стала, но за дверь волуса выставила, предварительно все же заставив его заполнить пустую графу. 
Надо сказать, маленький махинатор и тут умудрился выкрутиться. Логично предположив, что первое впечатление гораздо важнее последнего, Доран, не мудрствуя лукаво, разместил приснопамятный баннер прямо над входной дверью с внутренней стороны. Однако и этого ему показалось мало. Заказывая плакат, волус настоял, чтобы второе имя выделили бледно-желтым цветом, а все остальное стандартным черным, благо на этот счет никаких запретов в законах Цитадели не значилось. Прямо напротив голоплаката рабочие-саларианцы прикрутили яркую лампу искусственного освещения. Как вы понимаете, разобрать что-либо стало весьма проблематично. 
В день открытия, когда довольный донельзя Доран торжественно снял электронную печать с дверей, он чувствовал себя абсолютно счастливым. Не омрачал праздничного настроения даже тот факт, что на тот момент он был должен Айрунской торговой палате столько, что ближайшие пять-шесть поколений его потомков становились заложниками предприимчивости своего амбициозного предка. Впрочем, опасения были излишни. Всего за каких-то полгода «Сверхновая» стала одним из самых посещаемых заведений Цитадели. Игроки в квазар всех рас и мастей, любители вкусно поесть и выпить в спокойной обстановке, деловой люд из находившихся неподалеку Президиума и делового района, да и просто туристы, посетившие центр галактической цивилизации — все они оставляли свой денежный след в кошельке хитрого волуса. 
Сейчас, спустя два пролетевших как одно мгновение года, все треволнения казались Дорану чем-то настолько незначительным, что хотелось всласть над этим посмеяться. Раскатываясь вдоль длинной барной стойки на гидравлической платформе, он занимался своим излюбленным делом — приготовлением сложных коктейлей. Палавенский Клиор и Рассвет Тессии, Маргарита и Завет Вдохновителей, даже Слеза Варрена, жуткая смесь ринкола и машинного масла, пользующаяся дикой популярностью у кроганов — список рецептов, осевших в отличной памяти Дорана, был поистине бесконечным. Это стало для него, в своем роде, коллекционированием. Порой он готов был отдать немалую сумму за очередной секрет приготовления алкоголя откуда-нибудь из галактического захолустья. Впрочем, посетители «Сверхновой» от этого только выигрывали. Коих на данный момент было не очень много. Вечер только начинался, и основной наплыв был еще впереди. Заметив, что у миловидной азари на дальнем конце стойки фирменная кружка из кажейского органического стекла почти опустела, Доран легким движением направил платформу к ней. Двигатель мерно загудел, подчиняясь команде инструментрона волуса. Азари что-то негромко говорила, уткнувшись в планшет, по всей видимости, с головой погрузившись в пучину экстранета. Доран остановил свой «Аэротрон», как метко прозвала платформу Рита, одна из его официанток, напротив синекожей девы, и тактично замолчал, ожидая, когда она обратит на него внимание. 
-... на Терум. Я знаю, ты не одобряешь мой выбор, и мы не ладили в последние годы, но... мне не хватает тебя, мам. Я пыталась связаться с «Иолом», но твой корабль не отвечает, хотя два дня назад его видели на Иллиуме. Конечно, дела матриарха не терпят отлагательств, и я не хочу тебя отвлекать, просто... я надеюсь, ты помнишь, что у тебя есть дочь. Если вдруг у тебя найдется время на то, чтобы поговорить со мной, я оставила координаты. 
Экран планшета потух, и Доран понял, что девушка отправляла голосовое сообщение. У него было время внимательно рассмотреть сидящую перед ним азари. А посмотреть было на что. Она не блистала яркой, чисто азарийской красотой, как подавляющее большинство представительниц ее расы, хотя такое впечатление могло сложиться из-за почти полного отсутствия макияжа. Правильные черты вкупе со скромным взглядом придавали ее лицу слегка наивное выражение. Из-за отсутствия татуировки и совсем небольшого количество малюсеньких, похожих на веснушки, пятнышек, кожа ее казалась слегка бледноватой, но это ее отнюдь не портило. Напротив, в искусственном свете азари выглядела по-детски милой. Упрямо поджатая нижняя губа выдавала волевой характер, а в глазах, изумительной красоты ярко-синих глазах, не было и следа тех озорных искр, которые часто видел волус у регулярно посещавших его заведение легкомысленных танцовщиц. Внезапно выражение ее лица сменилось на удивленно-вопросительное и Доран понял, что уже добрых пару минут беззастенчиво пялится на девушку, даже не пытаясь отвести взгляд. Стыдливо выдохнув и проклиная себя за неприсущий ему непрофессионализм, он кивнул на бокал: 
— Вам повторить? Или, может быть, что-нибудь покрепче, чем цветочный чай? Я знаю прекрасный рецепт подогретого вина, один землянин научил... 
— Нет, спасибо, я не пью. Еще человеческий травяной напиток, если можно, — азари глядела на Дорана со все большим подозрением. 
«Ну вот, теперь она думает, что я хочу ее споить», — мысленно хлопнул себя по лбу волус. Но вслух сказал: 
— Как будет угодно. 
Заменив пустую кружку на полную, он максимально вежливо спросил: 
— У вас встревоженный вид, случилось что-то плохое? 
— Так, небольшие семейные разногласия, — коротко ответила азари, осторожно прихлебывая ароматный цветочный чай. 
— О, я вас очень понимаю, — словоохотливый волус обрадовался возможности поддержать беседу, — как-то мой папаша обменял меня на десять упаковок крепкого киэра* и онлайн-трансляцию финала кубка по шорт-болу, и мне пришлось два месяца подметать двор соседского нувориша и выгуливать его ручного пыжака. То еще удовольствие, надо сказать. 
— Какой кошмар, — ужаснулась девушка, — я слышала, что подобный бартер не редкость среди ваших соотечественников, но как-то не задумывалась, что от этого страдают дети... 
— Пустое, — успокоил ее Доран, — если бы не этот случай, я бы сейчас трудился бы за гроши на какого-нибудь Вона или, чтоб им разориться, Хуса. Старикан ко мне проникся симпатией за то время, пока я выгребал фекалии за его крысой, и здорово помог мне после окончании школы. Но это был не самый интересный бартер с моим участием. Как-то мой папаша захотел поставить себе новый имплант со стимуляцией эрогенных зон... 
Что же произошло с его не очень благочестивым родителем, осталось тайной. Доран резко оборвал свой рассказ, увидев в баре высокого турианца в форме СБЦ. Тот, не мешкая, направился прямиком к нему. Волус нервно сглотнул, ибо узнал его. Директор Паллин был не из тех, кого можно было уличить в праздном шатании по барам. 
— Доран, — без приветствия начал турианец. 
— Да, директор Паллин? Хотите небольшую порцию горячего декстро-амино-кислотного шоколада? 
— Записи камер видеонаблюдения за залом и парковкой. Быстро, — глава службы безопасности явно был не в духе. 
Волус без слов опустил платформу на землю и засеменил маленькими ножками куда-то в сторону технических помещений. Через минуту он вернулся, неся небольшой голодиск. 
— Вот, — протянул он его турианцу, — могу я... 
— Нет, — коротко обрезал его Паллин и так же стремительно вышел. 
Настроение у главы СБЦ и вправду было хуже некуда. Блестяще спланированная операция по поимке опасного контрабандиста закончилась почти полным провалом. Преступник отправился прямиком в морг, а имя его заказчика осталось тайной. Уже в дверях турианец нос к носу столкнулся с уполномоченным представителем Альянса, послом Донеллом Удиной. Тот торопился, и чуть не сшиб его с ног. Даже не соизволив поздороваться, он исчез в глубине зала «Сверхновой». Паллин нахмурился и покачал головой. Такие совпадения ему не нравились. Контрабандист — человек направлялся туда, где по счастливой случайности в то же самое время находился глава их дипломатической миссии. Турианец прикрыл глаза. Джозефа надо было допросить. Но трупы по своей природе не очень разговорчивы. Чертов СпеКТР. 
На выходе из длинного коридора, ведущего к заведению Дорана, его ожидал еще один неприятный сюрприз. Растревоженные перестрелкой прямо в центре жилых секторов, к «Сверхновой» стянулись все журналисты новостных сетей Цитадели. Паллин не сомневался, что такое же столпотворение сейчас имело место быть рядом со сбитым в километре отсюда аэрокаром. Турианец порадовался про себя, что успел изъять видеозапись камер наблюдения до того, как ушлый волус кому-нибудь ее впарил. Оставалось надеяться, что он не успел сделать копию. Журналистская братия же, едва завидев добычу, дружно ломанулась к нему, выбрасывая в воздух десяток нелепых вопросов. 
— Директор Паллин, правда ли, что один из ваших сотрудников покушался на советницу-азари? — эту журналистку, Калиссу Аль-Джалани, он не любил, пожалуй, даже больше остальных. Любительница громких скандалов с завидной регулярностью доводила его до белого каления. «Ненавижу журналистов! — подумал Паллин и от злости скрипнул зубам. — Ну держись у меня теперь, Вакариан»... 

***** 
двадцатью минутами ранее... 

— Ну а дальше? — детектив СБЦ Армандо Бейли, невысокий светловолосый человек крепкого телосложения, поудобнее откинулся в водительском кресле аэрокара. 
— А дальше у меня на руках оказалась партия клонированных органов. Человеческие печени, турианские легкие, даже кроганские яйца в одном из термоконтейнеров, штук сорок не меньше. Все это добро до сих пор пылится на складе вещдоков, никто не знает, что с ними делать. И ни одной зацепки. Склад официально зарегистрирован на одного торговца-саларианца, вот только он уже полгода как покинул этот грешный мир. Но не забывал оттуда, — его собеседник, молодой турианец в форме СБЦ, многозначительно ткнул пальцем в крышу аэрокара, — регулярно проплачивать аренду недвижимости. На контейнерах — никаких опознавательных знаков. Опросил владельцев соседних складов, один ханар припомнил, что как-то вечером видел, как из грузового аэрокара двое саларианцев выгружали эти самые контейнеры. 
— Да уж, представляю, чего это тебе стоило. Чертовы медузы кого угодно достанут своими унылыми речами, — усмехнулся Бейли. — Но он их хотя бы описал? 
— Ха, «они были похожи на тех негодяев, которых Бласто во второй части распилил плазменным резаком». Если это описание для фоторобота, то я — турианский примарх, не меньше. 
— А что, по моему, звучит: Гаррус Вакариан, глава Турианской Иерархии, — хрипло рассмеялся Армандо. 
— Ну уж нет, бумажной работы мне и здесь хватает, — с улыбкой открестился турианец, а затем добавил. — Как думаешь, почему старик решил сам выйти на охоту? 
— Видать, сильно зацепил его этот контрабандист. За семнадцать лет службы в СБЦ это второй случай, когда Паллин лично возглавляет операцию. А может быть, он знает что-то, чего не знаем мы. 
— Терпеть не могу слежку, — зевнул Гаррус, — ясно же, что ждать его надо у «Логова Коры», а никак не возле «Сверхновой». Челлику, как обычно, достанется все веселье. И вообще, почему бы не подключить ОСР? Поимка особо опасных — это их задача. 
— Потому что наш бравый спецназ за милю узнать можно, даже если их переодеть в танцевальную труппу элкоров. Да и они сначала стреляют, а потом уже разговаривают. Хватит и нас троих. 
Гаррус скептически посмотрел на напарника. 
— Ты думаешь, Харкин еще на что-то годен? Мы уже два часа здесь торчим, да он, наверное, уже пьян в дупель. Вспомни, как он напрашивался в «Логово Коры». Еще бы, у Дорана-то стриптиза нет. Позорит он вашу расу, Бейли. 
— Да расу ладно, у нас и хуже экземпляры встречаются. А вот то, что он мундир изнутри собой пачкает, это плохо. Ладно, сейчас узнаем, чем он там занимается, — детектив включил передатчик внутренней связи. — Бейли вызывает Харкина, как слышите? 
— Чего тебе, Бейли? — судя по голосу, он и вправду уже был слегка «навеселе». 
— Как обстановка? 
— Никак. Единственный преступник здесь — Доран. Вместо пива принес мне какую-то кислятину. 
— Инспектор Харкин, повторите ориентировку на подозреваемого, — в голосе Армандо прорезались металлические нотки. 
— Чего ты цепляешься? 
— Повтори, я сказал. Иначе будешь всю следующую неделю патрулировать Президиум вместе с постовыми. 
— Ладно, ладно. Ричард Холлоуэй, известный так же как «Скользкий Дик». Контрабандист и пират из систем Терминус. Человек, мужчина, среднего роста, худощавого телосложения, темноволосый, глаза зеленые. Особые приметы... 
Гаррус скривился и отвернулся к окну. Люди вроде Харкина его раздражали. Краем уха он продолжал слышать все, что тот говорил. Фото и описание были двухлетней давности, и преступник давно уже мог изменить внешность. Мог, например, оказаться стоящим в каких-то двадцати метрах от них блондином в коротком плаще с эмблемой инженерного корпуса вооруженных сил Альянса. От нечего делать, Вакариан стал приглядываться к нему, накладывая произносимые Харкиным особые приметы. 
-... отсутствует мизинец на левой руке... 
Бесполезно. Мужчина стоял к нему правым боком и определить количество его пальцев не представлялось возможным. 
-... у основания шеи татуировка «Дракон Терминус»... 
Чуть дальше на парковке приземлился аэрокар. Мужчина повернулся на звук и из под воротника на мгновение показался кусочек красочного рисунка. Гаррус вытянул шею, но тот уже поворачивался назад. 
-... прихрамывает на левую ногу вследствие ранения... 
Мужчина сделал два абсолютно ровных шага, и Вакариан уже было хотел разочарованно вздохнуть, как он неловко споткнулся и припал на левую ногу. От этого его плащ слегка распахнулся, и на поясе блеснула яркая шестиконечная звезда. 
— Использует модифицированный короткоствольный дробовик «Розенков Материэлс» с гравированной звездой Давида, — закончил Гаррус за Харкина, и тут же повернулся к Бейли, — Это он. 
— Кто он? — не понял тот 
Гаррус кивнул на псевдо-инженера и подключился к каналу связи. 
— Харкин, ты видел внутри инженера ВС Альянса в коротком плаще? 
— Я не уверен... 
— Ты мог его проглядеть? 
— Думаешь, встреча уже закончилась, а мы ее проспали? — напряженно спросил Армандо. 
Словно почувствовав наблюдение, мужчина, уже не пытаясь скрыть легкой хромоты решительно зашагал к приземлившемуся аэрокару. Времени на раздумье больше не было. Гаррус дернул ручку двери и выскочил наружу. 
— Служба Безопасности Цитадели, приказываю остановиться! 
В ответ ему грянул выстрел.

*Киэр – волусский аналог пива.


ОТредактировано.SVS 


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.10.2012 | 1700 | 12 | Truart
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 64
Гостей: 57
Пользователей: 7

Dredd1875, Kas, MacMillan, Соловей, attamayte, bug_names_chuck, Goldi
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт